Газиев Радик. Деятели Узбекистана

                                   Газиев Р. Р.   


                     Деятели Узбекистана.

                        Воспоминание.


                       Изд.  2012г.


Представлены воспоминания Газиева Р.Р., К.Т.Н., бывшего начальника О.К.Б. на ТАПОиЧ, который, более полувека,  после окончания ТАТ и МАИ, посвятил себя служению авиации. Лектор-международник по линии общества "Знания", автор ряда книг об авиации и жизни родного края, он делится с читателями о роли авиации в развитии родного края.  Газиеву Р.Р. приходилось, часто, встречаться с героями данного произведения: Ш.Р.Рашидовым, В.В.Вахидовым. В добрую память о них, Газиев Р.Р. пишет о жизни и деятельности Ш.Р.Рашидова на ответственном посту, как руководителя республики и как патриота родного Узбекистана, и о великом хирурге, основателе первого Института Хирургии в г.Ташкенте, академике В.В.Вахидове.


                                          Оглавление.

Часть 1. Ш.Р.Рашидов………………………………………….
Часть 2. В.В.Вахидов……………………………………………

                                              Часть 1. Ш.Р.Рашидов.

                                                          Введение.

     Шараф Рашидович Рашидов родился 95 лет назад в Узбекистане, на джизакской земле.
Он унаследовал от своих предков, от отца такие качества, как стремление всегда быть впереди, будучи лично скромным в жизни, уметь потребовать от себя и окружающих полной самоотдачи в деле, всегда оказать помощь нуждающимся в ней. Эти великолепные качества он пронес через всю свою жизнь. Они проявлялись еще тогда, когда он учился в сельской “семилетке”, в Джизакском педагогическом техникуме, Узбекском государственном университете в Самарканде, где он, будучи студентом, начал, работать в областной газете.  На последнем курсе он был выдвинут на должность редактора газеты. Первые шаги Шарафа Рашидовича на жизненном пути убеждали современников в его незаурядных способностях, таланте.
      В 1942 году в составе стрелковой бригады на северо-западном фронте двадцатипятилетний политрук Шараф Рашидов, получив тяжелое ранение в бою, возвращается на Родину. В тридцать лет он становится редактором газеты “Кизил Узбекистон”, это была высокая, ответственная должность для молодого журналиста. Шараф Рашидов начинает писать рассказы, и как писатель, заслуженно, приобретает уважение читателей. Коллектив литераторов Узбекистана избирает его председателем правления своего творческого союза.
      В тридцать три года Шараф Рашидов — Председатель Президиума Верховного Совета Узбекистана. В бывшем СССР никто в столь раннем возрасте не занимал такого высокого поста в структурах власти. Но главный этап в судьбе Рашидова был еще впереди. В 1959 году, когда ему было чуть более 40 лет, он был избран на самый, высокий, в то время пост,  первым секретарем Центрального Комитета Компартии Узбекистана. На этой высокой должности Шараф Рашидов верой и правдой бессменно трудился до последних дней жизни. Он руководил республикой почти четверть века. Эти годы были своеобразным, сложным периодом в истории.
      Говорить о Шарафе Рашидове, рассказывать о его многогранной жизни и деятельности — очень ответственное дело, и нет сомнения в том, что время Шарафа Рашидова и его личность будут, еще, тщательно изучаться историками, учеными, творческой интеллигенцией, с правдивым описанием его заслуг, ибо, правда и справедливость  всегда восторжествуют. К величайшему сожалению, бывает, что справедливость утверждается с опозданием, и только время и потомки восстанавливают истину.
       После смерти Ш.Рашидова развитие республики пошло по новому направлению. Конечно, это можно объяснить и нагрянувшей “перестройкой”, первыми шагами независимости и общим экономическим положением по всему постсоветскому пространству. Однако нам следует признать и то, что все, что было создано в республике при его правлении, помогло узбекскому народу пережить трудное время самостоятельного развития. Имя Шарафа Рашидова присвоено хозяйствам, районам, улицам Узбекистана. Все, это совершено по желанию народа, по велению сердца. Народ никогда не сомневался в оценке личности Шарафа Рашидова. Точно так же, как трудолюбивый, добросовестный народ никогда не был плохого мнения о себе, так же не мог он плохо думать о любимом руководителе.
       Талант Шарафа Рашидова был многогранным. Если мы будем рассматривать его в отдельности как государственного деятеля и как писателя, то, видимо, не поймем беспримерного взлета этого человека. Потому что все грани его таланта сочетались в нем гармонично, составляли единое целое.
       Шараф Рашидов был необыкновенно одаренным человеком. Как и народ, выдвинувший его из своих рядов, он был талантлив во многих областях. Своим глубоким умом и знаниями он поражал государственных деятелей, политиков, дипломатов, хозяйственных руководителей. Многогранным было и художественное творчество Рашидова — он был поэтом, прозаиком, публицистом, и его произведения стоят в одном ряду с лучшими образцами этих жанров.
Именно поэтому, анализируя его творчество, нужно избегать одностороннего подхода, нужно иметь в виду и противоречия его времени. Не следует забывать того, что этот сложный человек, с одной стороны, должен был думать о национальных интересах, а с другой — проводить в жизнь приказы центра, которые, иногда, противоречили коренным интересам народа. Образно говоря, он постоянно находился между молотом и наковальней.
       Шараф Рашидов был верным сыном Родины и народа, он неустанно думал об их завтрашнем дне. Даже в самых трудных условиях Шараф Рашидов не изменял сыновнему долгу. Он стремился сводить до минимума вред, наносимый приказами бывшего центра, добивался необходимых для республики средств и материальных ресурсов. Строительство в республике многих важных объектов неразрывно связано с именем Шарафа-ака. Освоение Голодной, Каршинской, Джизакской, Язъяванской, Сурхан-Шерабадской степей было непосредственно связано с будущим Узбекистана. На миллионах гектарах целины разместились хлопковые плантации, сады, посевы различных продовольственных культур. Все это было результатом дальновидной хозяйственной политики, рассчитанной на далекую перспективу. Вчерашние целинные степи сегодня работают на независимость Узбекистана.
        В период руководства Шарафа Рашидова на карте Узбекистана появились десятки городов, среди которых Навои и Зарафшан, Янгиер и Гулистан. Этот человек неустанно заботился о широкомасштабной работе по строительству и благоустройству, развитии производительных сил во всех уголках республики. Все области и районы Узбекистана были для Шарафа Рашидова одинаково дороги. Однако особой его заботой были окружены Ташкент и его жители. Превратить Ташкент в один из красивейших городов Востока было мечтой Шарафа Рашидова. В поле зрения Шарафа Рашидова находились каждая крупная стройка Ташкента, высотные дома, гостиницы, парки. Народ по праву называет Рашидова главным архитектором Ташкента. Это особенно ярко проявилось после ташкентского землетрясения. Глубокого поклона заслуживает память Шарафа Рашидова, прежде всего за Ташкентский метрополитен — подземные дворцы города.
        Особая заслуга Шарафа Рашидова как государственного и общественного деятеля состоит в том, что при нем узбекский народ стал известен во всем мире. Непосредственно с именем Ш.Рашидова связано ставшее широко известным понятие “дух Ташкента”, характеризующее международное миролюбивое движение, родившееся на земле нашей республики. Достаточно напомнить о ташкентских встречах писателей стран Азии и Африки, международных кинофестивалях стран Азии, Африки и Латинской Америки, подписании мирного соглашения между Индией и Пакистаном. Он хорошо знал настроения людей. Говорил ли он с чабаном, с рабочим, получал ли известия от земледельцев, он для всех умел найти нужные слова, путь к сердцу. Каждый год выступал с речью на курултае хлопкоробов. Эту его речь многие ждали с нетерпением. Курултай всегда проходил на узбекском языке, покойный Шараф Рашидович говорил с дехканами простым и сердечным языком. Чувствовалось, что этот человек, выступая на различных собраниях и заседаниях на другом языке, очень скучал по родной речи.
        Шараф Рашидов был очень интеллигентным человеком, воспитанным в культурной, образованной семье. Получив хорошее воспитание, он и для своих детей был добрым примером. Он оставил нам и грядущим поколениям большое наследие. Суть этого наследия заключается в том, что Шараф Рашидович был скромным, кристально чистым и честным человеком. Эти его замечательные качества гражданина и руководителя служат для нас примером. Он сделал все, чтобы возвеличить доброе имя узбекского народа, показать всему миру его замечательные черты. Поэтому его дела, его планы находили отклик в сердцах людей, поэтому он удостоился всенародной любви.
        Как миг и вечность неразрывно связаны между собой, так и Шарафа Рашидова нельзя отделить от истории узбекского народа, его жизни. Почему имя и образ Шарафа Рашидова воспринимаются во всем мире как символ, как совокупность всех тех добрых качеств, которые присущи узбекскому народу? Почему народ столь высоко ценит его как государственного деятеля? Почему все его чтят как писателя, поэта, тонкого знатока души человеческой? Потому, что Шараф Рашидов отдал всю свою жизнь, всего себя без остатка народу, воспитавшему его! Воистину, если руководитель живет в гуще народа, делит с ним его чаяния и заботы, Всевышний воздаст ему должное, и народ его поддержит, обережет и не предаст забвению, будет помнить всегда.
        В последнее время стали появляться публикации о жизни и работе Ш.Р.Рашидова во время его руководства республикой Узбекистан, уделяя, при этом, большое внимание его деятельности в развитии отраслей народного хозяйства республики и повышения уровня жизни его жителей, причем, в соседстве и окружении других республик бывшего СССР. Авторы используют многочисленные материалы, сохранившиеся в анналах библиотек и архивах страны. Находясь далеко от родной страны и используя материалы мировой прессы, в данной публикации, помимо воспоминаний о встречах с Ш.Р.Рашидовым и личных впечатлений о нем, будет уделено, также, внимание его работе в области международной деятельности на благо СССР.  Этот  период характерен напряженной, «холодной войной», когда требовалось, при поездках и встречах, не только смелость в решении поставленных, страной, задач, но и высокая дипломатия в сложных ситуациях. В средствах массовой информации эти вопросы не полностью освещались, и мы, по мере наших возможностей, постараемся восполнить этот пробел в его биографии.
   
                                  
                                      Предисловие.

        Ш.Р.Рашидов являлся ровесником возникновения социалистического строя и он, как мне кажется, воспринял все добрые помыслы и пороки этого режима. За большое время руководства республикой Узбекистан он сделал многое для его развития, внес большой вклад в решение многих союзных и международных спорных вопросов, но, как у нас принято, недоброжелатели нашли в последний момент в нем отрицательные черты, и многое, что им сделано для страны и республики, постарались перечеркнуть. Его внесли в черный список руководством ныне уже другой, чуждой для жителей, страны, однако, все созданное им для родной республики, останется  в памяти местных благодарных потомков.
        Обычно, так поступают с заслугами и некоторыми промахами других руководителей государства, не оставляя, в истории, положительные стороны их правления и этим, обедняя общее развитие нашего общества. В частности, перечеркнули заслуги И.В.Сталина в строительстве социализма, за грубое гонение интеллигенции, за их смелые  мысли. Забыли заслуги Н.С.Хрущева, разрушившего колониализм в капиталистическом мире, обвинив его в перегибах в сельском хозяйстве и передачи Крыма Украине. Вычеркнули Л.И.Брежнева, инициатора БАМа и сдерживания притязаний США и НАТО к растущей мощи Советского Союза, обвиняя его в  старческих выходках, а, также, М.С.Горбачева, призывающего страну к свободе личности, обвинив его за последующий развал империи и т.д. Трудно предсказать, как поступят в будущем с нынешними руководителями государств за их укрепление строя и сохранения суверенитета.
         Это явление сохранилось в  менталитете союзного государства, осталось в системе взаимоотношений в нашем обществе, и, как обычно, не часто наблюдается в других странах. Там действует старое изречение: "Об отсутствующих либо ничего, либо хорошее".
Можно сказать и о нашем славном предке Амире Тимуре, который вел войны в соответствии с тем временем, в котором он жил, когда в Европе непокорных четвертовали, сажали на кол и держали в железных масках. Вспоминают не его освобождение России и Европы от владычества татаро-монгольского ига, когда против него был заключен зловещий тройственный союз между правителями севера в лице монгольского хана Тохтамыша, запада в лице турецкого хана Баязета и юга, где хозяйничали египетские мамлюки. Вспоминают его наказание упорных защитников высоких крепостей во главе с их князьями, царьками и царицами, потомки которых, впоследствии, сумели возглавить  СМИ (средства массой информации) в центре СССР и влиять на сознание молодого поколения. Возможно, будущие ценности в мире и на Ближнем Востоке, со временем, сотрут это несоответствие в оценке победителей и побежденных.
        Мои воспоминания о Ш.Р.Рашидове основаны на частых наших встречах с ним в различных условиях, в беседах с ним о жизни, истории государства Узбекистан, его писательской деятельности, а самое главное, об авиации, которой он, по моему мнению, уделял больше всего внимания. Он сам чувствовал, что в области авиации он имел, перед собой, профессионального собеседника, и я, незаметно для себя, увлекался рассказами  о самолетах и о нашем Ташкентском авиазаводе, на котором изготавливались самые большие в мире транспортные самолеты. Проектированию модификаций и восстановлению разных типов транспортных военных и гражданских самолетов ТАПОиЧ, я посвятил, в общем, более 40 лет своей творческой жизни.
        Наши встречи происходили в разных местах, в доме Ш.Р.Рашидова, куда он приглашал семью В.В.Вахидова на семейные праздники, в правительственной резиденции в поселке Дурмень и, чаще других встреч, в доме В.В.Вахидова, построенного им в ранние годы его работы в ТАШМИ. Для нас, этот дом, на улице Шпилькова, названной в честь погибшего революционера, во время становления Советской власти в Узбекистане, явился для следующего поколения, как бы, «альма – матер», где мы провели всю свою, творческую жизнь. В этом, еще не достроенном доме была организована наша свадьба, здесь проходили все праздники, на которые собирались, почти, все близкие семьи В.В.Вахидова и его соратники по работе, отсюда мы провожали в последний путь родителей и их старшего сына, талантливого хирурга, Д.М.Н. Адыла.
        В центре небольшого двора дома был сооружен деревянный айван, который обновлялся каждую весну. Также, в течение 30и, с лишним  лет, приводили в порядок двор с тремя, поместившимися здесь, деревьями, которые давали не плохой урожай фруктов осенью. По вечерам мы поливали землю вокруг айвана и располагались на нем на матрацах, где, за ужином, делились новостями дня. Здесь, иногда, посчастливилось беседовать на авиационные темы с Ш.Р.Рашидовым, который удивлял меня своими знаниями в авиации и последними новостями на нашем предприятии. Кажется, что развитию авиации в Узбекистане он уделял внимание больше, чем другим отраслям народного хозяйства.
        После успешного завершения лекторской школы и выступлениях по линии общества "Знания", я имел, не плохой, опыт лекторского мастерства по международному положению, имел серию брошюр и статей, легко разбирался  в международной обстановке. Это позволило мне, в различных встречах и беседах, оценить  большой вклад Ш.Р.Рашидова в развитие общества, авиации в Узбекистане, как кандидата в члены Политбюро Советского Союза и как президента республики. Наш завод ТАПОиЧ, при нем, вошел в пятерку крупнейших авиационных заводов мира, на котором работало свыше 50и тысяч человек и выпускали до 6и крупнотоннажных самолетов в месяц.
         Я не пытаюсь создать хронологию его роста и заслуг, надеясь на опытных писателей, в будущем. Однако, я вправе описать свои личные наблюдения  во время наших встреч и отметить наиболее яркие события, начиная с 70х годов прошлого столетия и кончая его смерти в 1983 году, когда я, в почетном карауле у его изголовья во Дворце Дружба народов  мысленно прощался с ним.  Со мной были мой тесть В.В.Вахидов, а также, мой друг по Московскому авиа-институту, хорошо знавшего Ш.Р.Рашидова, дважды Герой Советского Союза летчик космонавт В.Севастьянов, гостивший в то время у меня. Также, рядом, были близкие  родственники Ш.Р.Рашидова, с которыми мы хорошо дружили и общались долгое время. Попытаюсь выразить свои воспоминание о нем, о его работе в области политической деятельности, а также о его интересе к авиации, ибо здесь я могу оценить искренность его заслуг, как  крупного руководителя страны и в знакомой для меня области, самолетостроении.
         Приношу особую благодарность Свете, младшей дочери Ш.Р.Рашидова, близкой подруги моей жены, Гули Вахидовой, когда, при моем присутствии, в их встречах и беседах, я черпал некоторые сведения из личной жизни семьи Ш.Р.Рашидова. Взгляды наши во многом совпадали, что позволяло нам быть откровенным в разговоре. Мы сторонились разговоры о политике, увлекались чтением мировой литературой, в собрании и издании которой активно принимал участие Ш.Р.Рашидов, как член Союза писателей СССР. Полное собрание мировой литературы до сих пор хранится в библиотеке В.В.Вахидова.  Роль Светы была типична для русской интеллигенции, когда инициативу в поддержке и опеке над  стареющими родителями брала на себя дочь, и, причем, младшая дочь, если их было несколько в семье. В частности, благодаря младшей дочери Л.Н.Толстого мы знаем больше о великом русском писателе, также, благодаря дочерям мы познали жизнь И.В.Сталина, М.С.Горбачева, М.Ганди, Ф.Кастро, У.Черчилля, Дж.Вашингтона, Ф.Д.Рузвельта, Дж.Неру, художников И.Е.Репина, Кустодиева, Гогена и многих, других, известных деятелей науки и искусства.
        Света Рашидова, единственная из 4х дочерей Ш.Р.Рашидовых, с первых дней проводов отца, задумала, также, посвятить, себя, его памяти и стала собирать, по возможности, воспоминания о деятельности отца в семье и в руководстве республики. Возникшие, сложные периоды неустойчивости взглядов и убеждений в политике, а также, роли руководителя в стране, усложнили осуществить, задуманное Светой, но не останавили ее желание, благодаря чему, появились первые попытки отразить в печати память о Ш.Р.Рашидове. Дальнейшая судьба супругов Светы и Алишера, а именно, долгая работа за границей и устройство подрастающих, их детей, в жизни, затруднили сбор материалов для возможности издания полноценной книги, однако желания ее остались прежними. В будущем, надеемся на более полное издание воспоминаний, посвященных сыну узбекского народа, Ш.Р.Рашидову.
        Принято, у нас, в биографических изданиях перечислять только годы роста руководителей и их награды, что, обычно, со временем, или при смене эпохи становится не обязательным. Однако, при отсутствии других источников, приходится воспользоваться и этим. Долгое время не решались писать заслуги Ш.Р.Рашидова, боясь возмездия Москвы, где были обижены на него за его, спровоцированную ими же, некорректность к ним, но в настоящее время, уже, это считается пройденным.  Никому уже не интересно ворошить прошлое, но не все уверены, как будет воспринято  это нынешним поколением. А время уходит, и о хорошем никто, и ничто не должно быть забытым. Мне повезло  просматривать литературу на русском и английском языках в центре мировой цивилизации, в Америке, где со временем отфильтровываются  предвзятые политические взгляды ушедшего руководства и общества, и остается для читателей уже четкая информация о заслугах и промахах выдающихся людей.
Во Флориде, в близости от Кубы и Ф.Кастро, всплыли в памяти наиболее яркие заслуги Ш.Р.Рашидова в его дипломатической деятельности, в предотвращении 3ей мировой войны и в деле сближения двух социалистических государств, расположенных на противоположных континентах земли. Возникшее социалистическое государство в Центральной Америке, Кубы, в какой-то степени, обязано заслуге в политической деятельности Ш.Р.Рашидова.
        Страна Куба, в настоящее время, процветает и возглавляет общее революционное движение развивающихся стран мира. Первые и лучшие годы жизни в Америке мы, после северных штатов, продолжили наше пребывание в г.Майами, штат Флорида, где силен дух революционных преобразований в жизни общества и где ностальгия по славному прошлому больше чувствуется и проситься в повествование. Хотелось принести извинения перед читателями за высказанную восторженность некоторых событий, проходящих в Центральной и Южной Америке, ибо, участники и их жизнь, в публикуемых, здесь, изданиях, связаны, больше, с приятным прошлым и  воспоминаниями, одолевающих нас, в то время.
        О Ш.Р.Рашидове в изданиях здесь упоминается почти, во всех изданиях, связанных с Кубой, а именно, его роль в участии сближения двух стран, его участие в строении и развитии Социалистического государства, о его писательской деятельности как журналиста и писателя, и как организатора освоения неосвоенных земель Средней Азии. Однако, упоминание о нем  оказалось достаточным, чтобы в памяти всколыхнулось то хорошее, доброе, которое я чувствовал на родине, в Узбекистане.
        Мне, как бывшему жителю г.Ташкента, этого материала для составления воспоминаний хватило, остальное было восполнено из памяти, и из прочитанной периодической литературы в книжных магазинах и библиотеках г.Майами.  Воспоминание о деятельности Ш.Р.Рашидова, я связываю с памятью о г.Ташкенте, ибо, я, там, родился и прошел все стадии возмужания, а именно, учился в школе во время войны, затем, в авиатехникуме, где мы познали все трудности роста республики и организации хлопкосеющих районов, где  каждый год, осенью, в течение 3-4х месяцев, собирали хлопок в  совхозах Голодной степи, памятны первые годы работы на авиационном заводе.
         Последующие этапы моей жизни проходили, независимо, от руководства Ш.Р.Рашидовым республикой, но я, как житель Узбекистана, старался быть в курсе всех событий. Коротко перечислю их для читателя, а именно, моя учеба в Ташкентском авиатехникуме, работа на заводе, учеба в Московском авиа-институте,  защита на звание К.Т.Н., работа в Опытных Конструкторских Бюро в г. Киеве и в г. Москве, и завершение своей творческой деятельности на Ташкентском,  родном, авиационном заводе (ТАПОиЧ). Всю свою сознательную жизнь я интересовался и интересуюсь, в настоящее время,  о событиях в родной республике. Раньше, часто выступал с лекциями об истории авиации и жизни в Средней Азии и в мире, причем, не только  внутри родной страны, но и среди интересующихся нашей жизнью соотечественниками в различных  командировках в CCCР,  и за границей.
        В данном повествовании хотелось бы описать  некоторые моменты политической деятельности Ш.Р.Рашидова на благо Советской страны, которые слабо упоминаются в источниках о его деятельности и, со временем, могут быть совсем забыты.  Потомки могут нам не простить за подобное бездушие к организаторам строительства нашей республики и всего Советского Союза. Мой интерес к его жизнеописанию связан не только с его обаянием, произведенным  на меня при наших встречах, но и с необходимостью, хоть немного, восстановить справедливость в истории. Остановлюсь на некоторых моментах политической и личной жизни Ш.Р.Рашидова.
         Просматривая в книжных  магазинах и библиотеках литературу в г.Майами, посвященные Карибскому кризису в 1962г, на Кубе революции в Чили в 1972г, обращаешь внимание на дипломатическую деятельность Ш.Р.Рашидова в этих странах. Здесь, наряду, с поездками советских деятелей в Америку и на Кубу, а именно, поездки делегаций Н.С.Хрущева, Л.И.Брежнева, М.С.Горбачева и др., уделяется большое внимание жизнедеятельности, также, недругам капитализма, таким как, Ф.Кастро, Че Геваро, Сальвадор Альенде, Луис Корвалан и другим славным деятелям стран Южной Америки. Со многими из них, в резиденции их стран, встречался Ш.Р.Рашидов. Америка демократическое государство, и это позволяет быть, на прилавках книжных магазинов, разного рода изданий, посвященные жизни в этих странах. Это позволило и мне, почти в каждом издании о них, найти некоторые сведения о славной роли Ш.Р.Рашидова в дипломатической миссии, действующей от имени правительства СССР.
        В каждом штате Америки, в зависимости от числа эмигрантов из других стран, в книжные магазины поступает литература, и помимо, изданий на английском языке, имеются, также, на языке преобладающего населения в штате, по их национальной принадлежности, которые, по своему, интерпретируют в  своих трудах яркие события. В этих произведениях  упоминаются участвующие лица в революционных событиях стран Центральной и Южной Америки. Мне трудно было с этими трудами знакомиться, из - за не знания языка, однако, по мере своих возможностей, я обратил внимание, что и в этих изданиях, также, упоминается присутствие Ш.Р.Рашидова в странах Южной Америки. Перевод с английского языка помогала мне моя дочь Диара, за что я ей благодарен. Приношу, заодно, благодарность и моей жене Гуле, создавшей мне условия для работы и моему сыну Рашиду, помогавшему опубликовывать мои скромные труды.
Читатель обратит внимание, что основные отзывы в описаниях о Ш.Р.Рашидове относятся, больше, к нынешнему времени, это обычное состояние, когда время кристаллизует события, убирая все наносное, которое диктовалось свыше. Время оставляет те заслуги, которые  были сделано личностью на благо всего общества и республике, которая доверила ему правление народом. Со временем, всплывают и другие факторы, которые, уже, можно отнести к категории мистики. В частности, пришлось обратить внимание на то, что основные, знаменательные встречи Ш.Р.Рашидова происходили с врачами - руководителями возрождающихся, не без его участия, государств. В частности, обращаешь внимание на факты, совершающие через декаду.
        В 1962 г. при поездке на Кубу, Ш.Р.Рашидов познакомился и пригласил в Узбекистан легендарного революционера всей латинской Америки Че Гевары, сподвижника Фиделя Кастро, который окончил, в звании, доктора-хирурга, медицинский факультет Буэнос – Айресского института в Аргентине в 1953г. Че Гевара, вместе с Фиделем Кастро создавал новое социалистическое государство, но волею судьбы, после трех лет своего участия в правительстве республики Кубы, он погиб в лесах Боливии, как патриот всего Латинского континента.
        В 1972г. при поездке в мятежное государство Чили, Ш.Р.Рашидов познакомился с легендарным президентом нового социалистического государства на латинском континенте, Сальвадоре Альенде, который окончил медицинский факультет в г.Сант-Яго и возглавил правительство, после работы в качестве врача-профессора и, затем, министра здравоохранения республики, с 1935г. по 1941г. Сальвадор Альенде, волею судьбы, после трех лет правления государством Чили, погиб на своем посту, защищая правительственный дворец, от  мятежников, напавших на президентский дворец Ла Монде, от их генерала А. Пиночет и наемников ЦРУ, причем, в день своего рождения, в 1973г., на 65году жизни.
        В 1982г., при встречах с Мухаммадом Наджибуллы, будущим 2ым президентом, возрождающего в Азии, социалистического государства  Афганистана, Ш.Р.Рашидов, способствовал укреплению мощи страны и взаимодействию, в помощи и организации инфраструктуры отраслей народного хозяйства государства Афганистан. М.Наджибулла окончил медицинский факультет Кабульского университета, но пошел в политику, став президентом, после Бабрака Кармаля в 1987г. Однако, волею судьбы, М.Наджибулла, после трех лет самостоятельного правления государством, с 1989г. по 1992г, а именно, после ухода советских войск и прекращения помощи со стороны развалившегося СССР, был низложен, и затем, жестоко казнен талибами, через повешение, рядом со зданием ООН, в г.Кабуле.
        Последние годы жизни Ш.Р.Рашидов связал свою жизнь с видным хирургом Узбекистана, академиком В.В.Вахидовым, выдав любимую, младшую дочь Свету за младшего сына В.В.Вахидова, Алишера. Видимо, медицина в жизни Ш.Р.Рашидова, связанная с перенесенными ранениями под г.Москвой, во время Отечественной войны, и последующими болезнями сердца, занимало не малое место в его жизни. Он делал все возможное, что поручало ему партия и правительство, не считаясь с окружающей его обстановкой и угрозами внешних и внутренних сил, но эти силы, в некоторых случаях, оказывались сильнее. Однако, его труды на благо народа и заслуга не оказались напрасными, они вошли в историю, потомки будут помнить его, и не только на его родине, но и во многих странах мира, где народ хотел обрести свободу и процветание своей отчизны.
        До конца жизни Ш.Р.Рашидова сопровождал его соратник по строительству социалистического строя и медицинской отрасли в Узбекистане, академик В.В.Вахидов, директор созданного и возглавляемого им в Узбекистане, Института Грудной Хирургии. За время их совместной жизни, В.В.Вахидов, всегда был рядом и откликался на все запросы времени. Через его руки, с неожиданно возникшими проблемами по здоровью, прошли, и президент Афганистана М.Тараки, и Генеральный секретарь СССР Л.И.Брежнев, и многие другие, нуждающиеся в экстренной помощи и в ответственном подходе к восстановлению здоровья.
        В 1992г., также, через 10 лет, больной В.В.Вахидов  лег в свой институт, после слома шейки бедра, при неудачном падении. После длительного периода восстановления поврежденного места, он, от истощения сил, заболел снова, слег после двухстороннего воспаления легких где, уже, не смог выправиться. Но В.В.Вахидов смог отдать последний долг, похоронить Ш.Р.Рашидова, который ушел из жизни,  в 1983г., на 66 году жизни, завершив титанический труд по подъему республики Узбекистан и возрождению социалистических движений в странах мира.
         В июле 2010 года в центральных сообщениях СМИ было опубликовано сообщение о смерти бывшего Генерального секретаря партии Чили Луи Корвалана, с которым встречался Ш.Р.Рашидов в тревожное время построения социализма в далекой стране Южной Америки, в 1972г. При сравнении их биографий можно, также, найти некоторые сходства в их деятельности на благо народа, с разницей, всего, на один год, а именно, по старшинству, у Луи Корвалана. Он родился в 1916г., на год раньше Ш.Р.Рашидова, окончил училище (или техникум), на год раньше, в 1934г., затем, также, возглавил редактирование центральной газеты в стране, и стал руководителем республики на год раньше, в 1958г.
         Оба, они, являются авторами книг о жизни тружеников своей родины  в жизни, оба, они, имели одного сына, которому не смогли передать свое наследство, оба стали лауреатами Ленинских премий за большие заслуги в деле строительства социализма в своих странах,  тем не менее, оба преследовались новыми руководителями своего  же государства. Ш.Р.Рашидов, не решился, в трудное, для него время, покаяться или покинуть страну, за что был, раньше времени, наказан возникшими обстоятельствами.   
         Так заканчивается наше мистическое отступление, в сравнении дат и событий, сопровождающие деятельность Ш.Р.Рашидова. Переходим к описанию основной нашей теме, международной деятельности Ш.Р.Рашидова, по годам их действий, где я смог проследить в период моей работы в качестве лектора в республике, в обществе «Знание», а также, общения с Ш.Р.Рашидовым, в кругу моего тестя, академика В.В.Вахидова.
        Ш.Р.Рашидов начал расти и проявил свою дипломатическую деятельность, на международном уровне, во времена правления государством Н.С.Хрущева. Об этом хорошо описывается в книге американского публициста Д.Далина "Советская иностранная политика после Сталина", 1961г. издания. В частности, Н.С.Хрущев, перебрав всех руководителей мусульманских республик СССР, обратил внимание на способности Ш.Р.Рашидова и, возможно, не прогадал, ибо, планы и наметки нового руководства страны в лице Н.С.Хрущева и его окружения в завоевании авторитета СССР на международной арене, и особенно, в странах Азии и Африки, были успешно осуществлены. В 1950е годы были налажены добрососедские отношения со многими странами Азии и Африки, в которые Н.С.Хрущев позже ездил со своим окружением или посылал других руководителей страны.
        Ш.Р.Рашидов, совместно с А.И.Микояном, в эти годы посетили Афганистан, Пакистан, Индию, Бирму, Северный Вьетнам, Китай, Монголию. В каждой стране проводилась беседа с руководителями страны, подготавливалась почва для посещения высшего руководства СССР и составлялись протоколы будущих связей. Как пишется в книге, в Нью-Дели А.И.Микоян и Ш.Р.Рашидов возложили венок из красных роз к памятнику борца за свободу Индии, Ганди, чем вызвали всеобщее одобрение всего индийского народа к Советскому государству. В Бирме ими сразу были составлены договоры на строительство гражданских объектов в стране. Наиболее интересные встречи советской делегации были проведены в Афганистане с королем страны Мухамедом Даудом в 1955г. Иностранная печать захлебывалась об экспансии СССР к Индийскому океану через Афганистан и Пакистан, ибо Н.С.Хрущев, после дружеского посещения делегации, решил пожертвовать здесь крупными подарками, а именно, он подарил королю Афганистана самолет Ил-14, 15 автобусов и госпиталь на сто коек. В 1956г. Мухамед Дауд посетил г.Москву.
        В эти годы были организованы Бандунгская конференция в 1955г., Каирская конференция стран Азии и Африки, где присутствовали представители 52 стран, в том числе, делегация из республик Средней Азии во главе с Ш.Р.Рашидовым. Это был важный момент в жизни, ибо взгляды и интересы Египта к Советскому Союзу стали преобладающими. В 1958г. под руководством Ш.Р.Рашидова в г.Ташкенте быа организована "Конференция писателей Азии и Африки", где присутствовали представители 50и стран мира. В 1959г. в Каире была организована конференция по экономике развивающихся стран, на котором, в процессе обсуждений по различным вопросам, представители Сирии выразили полную солидарность с политикой Советского Союза. Страны Азии и Африки поворачивались лицом к СССР.   

     
                   Глава 1.  Карибский кризис.

        Вспоминается 1962 год, начало Карибского кризиса. Импульсивный Генеральный Секретарь СССР Н.С.Хрущев не мог спокойно наблюдать, как американское правительство, во главе с молодым президентом Д.Кеннеди, окружают военными базами Советский Союз. В Италии, Турции и в других соседних странах спешно устанавливались стратегические ракеты с большой дальностью, направленные на Советский Союз. Американский летчик Пауэрс попытался на высотном самолете разведчике У-2, как обычно, в 1960г. перелететь Советский Союз. США чувствовали свою силу и безнаказанность своих замыслов. В своих воспоминаниях Н.С.Хрущев пишет, что он мучительно искал альтернативу американской экспансии на границах СССР.
        Н.С.Хрущев, после поездки А.И.Микояна, который во главе делегации  Советского Союза, впервые, с дружественным, коротким визитом, посетил Кубу в 1960 году, также, был приглашен на Кубу и был принят молодым президентом Ф.Кастро, где пытался выяснить отношение страны Кубы к Советскому Союзу. В то время, Ф.Кастро не был, даже, коммунистом и, необходимо было, повернуть его на рельсы интересов СССР. Многое было неизвестно и, А.И.Микояну, первому, предстояло сделать первый шаг в сближении двух государств. На Кубе действовала крупная, американская военная база Гуантанамо и осторожному представителю СССР трудно было решить все вопросы сближения двух далеких, друг от друга, государств. Вопрос оставался открытым.
        Выбора у правительства СССР почти не было, или окружения нашей страны стратегическими вражескими ракетами с атомными боеголовками и смириться со своей участью, или проявить инициативу на упреждение удара. Советские атомные подводные лодки, которые залегли в океанах вокруг Америки, не решали исход событий, связь с ними была затруднительна и не безопасна. Н.С.Хрущев был готов решиться на вооружение Кубы для устрашения Америки советскими ракетами с ядерными зарядами и самолетами ИЛ-28 с навешенными, атомными бомбами, как он выражался: - «пустить ежа в штаны», но ему противоречили в Политбюро, слишком рискованная была авантюра с непредсказуемыми последствиями.
        Никто в Политбюро не был уверен и в согласии Ф.Кастро, который возглавил страну всего два назад, в 1959 году, он только набирал авторитет в мировом сообществе. Президента Кубы Ф.Кастро окружали его верные сторонники, которые еще придерживались тактики мирного решения спорных вопросов с соседями своего государства. Подставить свою маленькую беззащитную страну под удар, ради безопасности далекой, незнакомой страны, на это не каждый руководитель страны решился бы. Нужна была умная дипломатия.
        Ф.Кастро был женат на дочке министра бывшего диктатора Батиста, которая постоянно жила в Америке с сыном, влияла на политику США и поддерживала переписку с Ф.Кастро. Однако, в нем, часто, пробуждался бунтарский дух, который начал проявляться  еще в студенческие годы в Боливии, в 1948 году. В 1953 году он начал революционную борьбу на Кубе с нападением небольшим отрядом на  казармы Монкадо, против режима президента Батисты, за что получил наказание - 15 лет лишения свободы.
        В то время Батиста превратил остров Кубу в развлекательный центр Америки и имел, также, достаточно сторонников среди населения, они были удовлетворены занятостью и интересами к жизни и не стремились к независимости, тем более с неизвестными для них какими-то социалистическими идеями. Были и сторонники идеи Ф.Кастро, они ждали его возвращения из заключения.
        Через два года, при общественной поддержке, Ф.Кастро был амнистирован, он иммигрировал в Мексику, а в 1956 года с небольшим отрядом начал партизанскую войну против режима Батисты. В 1959 году Ф.Кастро стал премьер-министром Революционного правительства Республики Куба и его президентом. Джону Кеннеди, молодому президенту США было выражено недовольство его сторонниками в правительстве и эмигрантами из Кубы, за его слабую инициативу в поддержке в попытке свергнуть молодое революционное правительство Ф.Кастро. Была проведена самостоятельная высадка десанта вооруженными иммигрантами на Кубу в районе Плая-Херон из г.Майами, штат Флорида, в 1961 году, но она закончилось провалом для иммигрантов. Переборка между кубинцами шла почти старым стрелковым оружием, несмотря на небольшую помощь Ф. Кастро, со стороны Советского Союза. Но тогда никто не предвидел грядущие последствия, чуть не превратившиеся в третью мировую войну.
После долгого обдумывания, Н.С.Хрущев решил идти напролом, сделав ставку на молодую республику Куба, вооружить ее ракетами и самолетами с атомными бомбами на борту, и не прогадал. Забегая вперед, поделимся, что после разборки разногласий между двумя державами, ракеты США были убраны с территории Италии, Турции и др. стран. Снята была экономическая блокада Кубы. Иммигранты из Кубы и другие недовольные не простили президенту Д.Кеннеди. Впоследствии, в 1963 году,  во время посещения  г.Даллас,  штат Техас, президент США Джон Кеннеди был убит. Через 5 лет та же участь постигла его брата, Роберта Кеннеди, который хотел продолжить дело брата, т.е. при выборе его  президентом, он намеревался продолжить курс Джона Кеннеди.
Воинственность руководителя СССР Н.С.Хрущева, еще, в то время подогревалась,  видимо, успешными испытаниями сверхмощной термоядерной пятидесяти - мегатонной "царь-бомбы", на  Новой земле. Под руководством академика А.Сахарова была изготовлена сто - мегатонная бомба, но ученые отговорили Н.С.Хрущева от испытания этой бомбы, дабы не расколоть земной шар или не столкнуть планету с орбиты, и, после спора, сошлись на пятидесяти - мегатонной бомбе. Бомбу, весом 27т., длиной 8м. и диаметром 2м. с трудом удалось подвесить к большому стратегическому бомбардировщику Ту-95. Взрыв решили провести в воздухе, чтобы не нарушить экологию земли. Шар из раскаленной плазмы достиг в диаметре 10км., было выделена энергия, равной 1% мощности  солнца. Зона разрушения  простерлась на 500км в виде опаленной земли, взрывная волна трижды обогнула земной шар. Гриб взрыва достиг космоса.
Отвлекаясь от основной мысли, поделюсь прошедшими делами. Для нас, работников ТАПОиЧ, было интересно наблюдать последствия взрыва на Новой земле, ибо, там располагался полигон для испытания атомных бомб и базировались наши транспортные самолеты, туда, изредка, приходилось выезжать нашим ребятам для ремонта самолетов Ил-76. Впечатление от взрывов было несравнимо с последствиями других, а именно, подземных испытаний атомных взрывов в г. Семипалатинске, которые производились там, в то время. Однажды,  в этом городе, нам пришлось восстанавливать разрушенный самолет Ил-76,  после нарушения конструкции его планера и шасси о крыши встречных домов.  После тщательного осмотра и его дефектации, мы попросили перегнать самолет в г. Ташкент, и, затем, отремонтировали, вопреки, указаниям свыше, предписывающий списание самолета. После подобных, успешных восстановлений самолетов Ил-76, нашему КБ позволяли решать сложные работы по ремонту в любых точках Советского Союза и мира.
       На Новой земле, после приезда группы на базу, нам, конструкторам,  пришлось, срочно, бросить начавшийся ремонт самолета Ил-76, выкатившегося за летную полосу, во время бурана. Неожиданно, поступило указание - покинуть полигон, ибо, начались очередные испытания атомных бомб, и весь состав ремонтной бригады был вывезен.  Так, был потерян почти готовый самолет. Испытания атомных и водородных бомб в годы «Холодной войны» были значительно важнее, чем стоимость самолета.
Вернемся к началу Карибского кризиса. Как упоминалось, Политбюро не был единогласным в размещении ракет на острове Куба. Это было рискованным и не предсказуемым решением, как со стороны Кубы, так и со стороны Америки. Н.С.Хрущев, как пишут в источниках о нем, не спал несколько ночей, обдумывая данную ситуацию. Его более всего беспокоило, как отнесется Ф.Кастро на эти предложения. Сомнениям Ф.Кастро должен был противостоять опытный дипломат и политик от Советского Союза, не очень заметный для широкой общественности. Первый шаг Н.С.Хрущев сделал, поменяв предыдущего  посла на Кубе на нового, энергичного товарища, журналиста по образованию, А.Алексеева, который знал испанский язык и был сторонником сближения с Кубой, чем и понравился Н.С.Хрущеву. Однако, А.Алексеев не был искушен в дипломатии и ему предстояло быть вторым лицом в переговорах.
Н.С.Хрущев, после изучения всех, окружающих себя лиц, остановился на Ш.Р.Рашидове, назначив его председателем делегации и ответственным лицом в переговорах. Подкупало то, что Ш.Р.Рашидов, в один год с Ф.Кастро, также возглавил самостоятельно республику, а именно в 1959 году, хотя был старше Ф.Кастро на 9 лет и опытнее, в вопросах руководства государством, имея за плечами 9 летний стаж, в качестве Председателя Президиума Верховного Совета Узбекской ССР. Работа в Средней Азии не каждому было по плечу, здесь намного сложнее, чем в средних полосах России и это знал Н.С.Хрущев, останавливаясь на Ш.Р.Рашидове. Латиноамериканские страны давно присматривались к жизни республик в Средней Азии, некогда предков своих народов,  растущее влияние в мире республик Средней Азии было небезразлично, для пробуждающегося, далекого континента.
       Вспоминает видный общественный деятель СССР, Д.И.Н., В.М.Фалин, дипломат, известный всему миру, спичрайтер, составляющий темы выступлений , почти всем руководителям страны, начиная с И.В.Сталина и, кончая М.С.Горбачева. Он являлся членом ЦК КПСС, народным депутатом СССР, Заведующим международным отделом ЦК КПСС: – « Н.С. Хрущев, свои планы, на вторжению на Кубу, и посылку туда дипломатический миссий, почти, ни с кем, из членов Политбюро, не согласовывал». Этим было выражено доверие и уверенность в исходе дела членам делегации, во главе, с Ш.Р.Рашидовым.
Поездка делегации Ш.Р.Рашидова в печати скромно, упоминалось, как посещение дружественной Кубы «группой ирригаторов и мелиораторов, во главе  с президентом сельскохозяйственной, хлопкосеющей  республики Ш.Р.Рашидовым». Делегация выехала в мае 1962г на самолете Ту-114, еще не сертифицированным и не принятом в эксплуатацию, в Советском Союзе, что, также, было рискованным случаем, для такой, дальней поездки. Поездка была совершена через Африку, г.Конакри в Гвинее. Подобных дальних перелетов на самолете Ту-114, пока, с пассажирами, в СССР, не пытались совершать.
Ш.Р.Рашидов был одного года рождения с Президентом США Д.Кеннеди, что подчеркивало его значимость держаться на равных, в решении вопросов спора и выбора государственного устройства молодой республики Куба. Оба они начали свой жизненный путь с 1943 года, в частности, с редактора Самаркандской газеты со стороны Ш.Р.Рашидова, и службы обоих деятелей в армии, с их участием  во 2ой Мировой войне. Уверенность миссии на Кубу Ш.Р.Рашидов видел еще в том, что Ф.Кастро, после некоторых колебаний, склонялся в пользу социалистического строя на Кубе, хотя он это отрицал в годы революции в 1957- 1958г. Оставалось его убедить окончательно в выборе правильного пути и согласиться, на предложения Советского Союза.
    К слову, Н.С.Хрущев, близко, столкнулся с дипломатической деятельностью руководителя Узбекистана Ш.Р.Рашидовым, во время их первой, совместной поездки в Индию, в 1957г., на  пассажирском самолете Ил-14, выпускаемом, на нашем, Ташкентском авиационном заводе. Для Ш.Р.Рашидова эта поездка была, как бы экзаменом, не только своей работы в республике, но и самого самолета, ибо, первые пассажирские самолеты начали выпускать в г.Ташкенте.  Самолет Ил-14, не сразу проявил себя, с положительной стороны, во время поездки делегации Советского Союза в Китай, в нем обнаружилась течь в салоне самолета, за что пострадало руководство завода, однако, все было исправлено. Второй случай их совместной работы был связан со строительством авиа-космического центра Советского Союза, в г. Байконуре, в республике Казахстан. Вначале он назывался «Ташкент -90», ибо, успешное осуществление строительства первого в мире космодрома не обошлось без участия республики Узбекистан, все строительное оборудование и материалы, вплоть до цемента и дров, а также рабочая сила, поставлялись из г.Ташкента. Этот случай, наряду с другими, послужило причиной доверия и избрания Ш.Р.Рашидова в состав ЦК КПСС, в 1961г.
В качестве военного представителя и консультанта, в случае положительного политического решения  размещения ракет на Кубе, был назначен маршал стратегических ракетных войск С.Бирюзов, который был представлен инженером Петровым в гражданской форме и с полным подчинением председателю делегации Ш.Р.Рашидову. Н.С.Хрущев с тревогой за судьбу решения вопроса напутствовал делегацию: - "Постарайтесь убедить Ф.Кастро в необходимости установки ракет на их территории, это очень важно для нас",  пишут источники в воспоминаниях о Карибском кризисе. От  решения этого вопроса зависела судьба противостоящих двух держав на мировой арене.
        Многие государства в то время следили за их борьбой, не решаясь, на чью сторону встать и выбрать идеологию в своей стране.
        Миссия делегации была почти незаметной для широкой общественности, даже секретной (операция «Анадырь»), поэтому только в настоящее время раскрывается его значимость и важность в предотвращении третьей Мировой войны. Вопросы для СССР были успешно решены, но осторожность со стороны Ш.Р.Рашидова не позволила сохранить фотографии тех встреч и описание бесед, приходится пользоваться обрывками из различных исторических мемуаров, представленных в книжных магазинах США и в интернете, освещающего историю мира.
        В частности, в хронике операции «Анадырь», напечатанной в издании «Время новостей» №186 от 11окт. 2007г. сообщается – « 27 мая. Для согласования с кубинским руководством вопроса о размещения советских стратегических ракет на Кубу вылетает делегация во главе с первым секретарем ЦК КП Узбекистана Ш.Рашидовым. Военную часть делегации возглавлял главнокомандующий РВСН Маршал Советского союза С.Бирюзов».
Интересно то, что почти во всех изданиях, посвященных Кубе, отводится достойное место дипломатии Ш.Р.Рашидова. По описанию историков переговоры были трудными, несколько раз прерывались для внутренних консультаций, затем снова возобновлялись. Ф.Кастро был воинственен и растерян, за его спиной была маленькая беззащитная республика, он не надеялся на положительный исход событий, и, в конце концов,  все было выполнено, как задумал Н.С.Хрущев. «Светлые, печальные дни» - так назвал эти события революционер Че Гевара.  После возвращения  делегации Ш.Р.Рашидов доложил об успешном выполнении миссии на Кубе, о чем подробно, поделился в своих воспоминаниях маршал Малиновский.
К слову, отмечается в печати случай с внуком княгини Куракиной, А.Бернард, родители которого окончили Сорбонну в 1917 году и уехали на Кубу. А.Бернард, который учился и дружил с Ф.Кастро, вспоминает корреспонденту «Время новостей», как тренер на Кубе горячо убеждал игроков по бейсболу: - «Не связывайтесь, ради бога, с Кастро. Он дерется». Однако, А.Бернард оставил хорошее впечатление о Ф.Кастро, с которым он неоднократно встречался впоследствии в Гаване. С горячим Ф.Кастро, осторожная и опытная дипломатия Ш.Р.Рашидова сыграла  большую роль.
Карибские события 1962г. широко освещаются в советских изданиях. В частности, в книге генерала армии А.Н.Грибкова  - «У края бездны», описываются первые шаги военных специалистов на Кубе, где они, готовил плацдарм для встречи основных контингентов войск. Началу этих действий предписывают делегации Ш.Р.Рашидова на Кубу в мае месяце 1962г. В труде двух авторов, советского и американского журналистов, противоположных по взглядам на дипломатию СССР на Кубе, А.Фурсенко и Т.Нафтали, «Холодная война Хрущева» отводится большое место роли делегации во главе Ш.Р.Рашидова, его роли в убеждении Ф.Кастро в установке ракет на территории Кубы. Делегация внушила мысль Ф.Кастро, что ракеты нужны не только Советскому Союзу, но и Кубе, защите ее государства от посягательства северного соседа. В издании помещена крупная, на всю страницу, фотография Н.С.Хрущева и Ш.Р.Рашидова перед отправкой делегации на Кубу.
В статьях интернета, посвященных годовщинам Карибского (кубинского) кризиса смело описываются события тех времен. В частности, в РИА Новости от 18.10.10. выделяется строки из книги С.Лавренева, И.Попова «Советский Союз в локальных войнах и конфликтах» г.Москва. 2005г.: - «31 мая 1962г. на Кубу прилетает представительная советская делегация во главе с Ш.Рашидовым. Советская делегация вначале вызвало у Ф.Кастро недоумение и даже замешательство, однако, затем, выслушав аргументы Ш.Р.Рашидова, "команданте" Фидель согласился с советским проектом, - «Если это нужно для укрепления социалистического лагеря…». Все начиналось, в дипломатии, с нуля и в этом была видна заслуга Ш.Р.Рашидова. Как пишет Генерал лейтенант КГБ СССР, в отставке, Д.И.Н., профессор кафедры дипломатии МГИМО Н.Леонов: - "Ведь между СССР и Кубой, вначале, не было даже дипломатических отношений».
       Эти мысли подтверждаются в объемном труде Б.Крозиера, основателя Лондонского Института по изучению конфликтных ситуаций в мире, писателя  и консультанта по международным делам, проработавший, более 50 лет, в Комитете по международным стратегическим исследованиям. Заслуженный член ассоциации Института Гувера «Войны и мира» в США, издавший книгу под названием «Подъем и падение советской империи», подробно, описывает встречу Ш.Р.Рашидова с Ф.Кастро. Там пишется, что убеждение Ш.Р.Рашидова в необходимости размещения ракет на Острове свободы, дало возможность Ф.Кастро быть спокойным за будущее государства Кубы.
       В частности, Б.Крозиер пишет: - «Кастро раскрыл, что советская делегация, во главе с руководителем коммунистической партии Узбекистана Ш.Р.Рашидовым, которая прибыла в Гавану в мае 1962г. убедила в необходимости установки баллистических ракет на Кубе». Далее, Б.Крозиер приводит выступление Ф.Кастро перед многотысячной толпой кубинцев: - «Мы видим это, как укрепление коммунистических обществ, и если мы рещились войти в союз социалистических стран и быть готовым к их защите, то не имеем право поднимать вопросы перед кем - либо, за те решения, которые могут представить потенциальную опасность». На Кубе делегация, во главе с Ш.Р.Рашидовым провела 2 недели и завершилась положительно, к концу мая, 1962г. 13 июня 1963г. Ш.Р.Рашидов встречает делегацию из Кубы, как близких, своих  друзей.
      В некоторых изданиях, в шутку, ставшей крылатой, упоминается фраза Ш.Р.Рашидова при его отчете Н.С.Хрущеву о поездки делегации на Кубу: - «Там высокие пальмы и ракеты, установленные между ними, не будут заметны». На самом деле американская разведка четко зафиксировала ракетный полигон, и данные представила на сессии в ООН, при осуждении Советского Союза в агрессии против США. Об этом случае, также упоминается в труде политолога С.Микоян «Анатомия Карибского кризиса».   
К завершению описания победоносной секретной миссии хотелось бы поделиться их решением. В течение 1962 года под прикрытием торговых судов были переправлены и установлены ракеты на севере Кубы, с направлением их в сторону США, на аэродромах были размещены современные советские истребители и реактивные бомбардировщики  Ил-28 с подвешенными атомными бомбами, являющиеся, в то время, грозным оружием СССР. Самолеты Ил-28 были единственными серийными бомбардировщиками с реактивными двигателями в Советском Союзе, поэтому им уделялось особое внимание. С оригинальной их конструкцией и технологией изготовления самолета, пришлось нам интересоваться и изучать во время наших работ над модификациями наших самолетов на ТАПОиЧ, а именно, ремонтоспособность и живучесть планера самолета Ил-28 была  наилучшей  в  СССР. (Так называемый разъем конструкции по хорде, был новым направлением в самолетостроении, и мы переняли многое от них, в проектировании наших транспортных самолетов).
После обнаружения американцами опасности, исходящей из Кубы, как и полагается, поднялся большой скандал с взаимными обвинениями и угрозами. На генеральной ассамблее в ООН американская сторона представила фотографии ракет, установленных на Кубе, чем вызвала бурную реакцию стран мира. Однако, мудрые руководители враждующих государств понимали, что ядерная война может обернуться против них самих.  Накопленное ядерное оружие двух стран при одновременном взрыве, мог бы, расколоть земной шар, что привело бы к гибели всего человечества. Ядерное оружие, может быть, эффективным средством сдерживания, но не средством для нападения. Президент США Д.Кеннеди подвергся общей критике сенаторами и другими представителями Конгресса, особенно, от противоположной его правящей партии. Его обвиняли в том, что Америка своими базами и солдатами заполнила все уголки земного шара, но не может навести порядок под боком своей страны.
       Д.Кеннеди в «Обращении к нации» сам заострил сложившуюся ситуацию в своей речи и, завуалировано, подготовил мир к третьей Мировой войне: - «Если коммунистическое строительство на Кубе будет представлять угрозу нам, и повлияет на нашу безопасность в следующих зонах: нашей базы в Гуантанамо (Куба), нашему использованию Панамского канала (Панама), нашей ракетной и космической деятельности на мысе Канаверал (Флорида). А также, если будет угроза жизни американских граждан в нашей стране, или если Куба попытается экспортировать свои намерения силой и угрозой против других наций в этом регионе. Или начнет расширять базы в пользу Советского Союза, то все ближайшие страны будут нуждаться в защите и я, как президент и Главнокомандующий, воспользуюсь своим  правом к действию».          
       Как пишут в СМИ, Н.С.Хрущев шел смело на атомную авантюру с ядерной державой,  в уверенности в невозможности развязывания мировой ядерной войны, благодаря, поддержке его политики некоторыми советчиками в мистике, в частности, в  предсказании знаменитого «кудесника», В.Г.Мессинга.  Он был в фаворите, еще, при И.В.Сталине, предсказав ему победу СССР во 2ой Мировой войне. В.Г.Мессинг был родом из Германии, был советчиком при Гитлере, чем помог развязать войну, но А.Гитлер, впоследствии, охотился за ним, после его высказывания исхода войны,  в пользу победы СССР.            
Вообще, на Кубе, дополнительно к другой военной технике, Советским Союзом, согласно операции «Анадырь», было установлено 42 ракеты Р-12 средней дальности и новых, СС-7, а также, размещен был 42х тысячный контингент войск. Они обслуживали различные ракетные установки, ракетные катера, подводные лодки, авиаполк торпедоносцев Ил-28, эскадрилья самолетов Ил-28 с подвешенными атомными бомбами, авиаполк МиГ-21, вертолетный полк и транспортные самолеты Ан-12, изготавливаемые на нашем  заводе, что вынуждало нас быть готовым к их восстановлению. В боевой готовности, на полигоне, были спрятаны, около 400 танков, а у прибрежных водах Кубы, дежурили 13 военных кораблей. Согласно данным, подсчитанными военными экономистами, на Кубу было завезено военного оборудования на 250 млн. долл. Однако, это считалось оправданным, во имя сохранения паритета, в период «холодной войны» двух держав.
Как пишут исследователи истории Карибского кризиса, ракетные установки с дальностью 2,5-4,5 тыс. км., способны были уничтожить все военные объекты США, расположенные на западном побережье страны, что настораживало все страны капиталистического мира. Для доставки вооружения, техники и военного персонала, продовольствия и снаряжения участвовало свыше 85 грузовых и пассажирских пароходов, которые совершили около 200 челночных  рейсов. Грандиозные масштабы военной операции, подготовленные СССР, сравнимы с мировой войной в Европе.
  В свою очередь, вокруг Кубы, правительство США сосредоточило 40 крупных боевых кораблей, а именно, 8 авианосцев во главе с атомным авианосцем "Энтерпрайз", около 200 различных надводных военных кораблей, 13 подводных лодок и транспортные суда с 20ю тысячами пехотинцами. На Флориде сосредоточилась 250 тысячная группировка войск в повышенной, боевой готовности. Готовилась вторая волна наращивания войск вокруг Кубы со стороны США, в составе 450и тысячной армии США. Но первый шаг Советским Союзом был сделан, оставался вопрос за дипломатами, по мирному решению проблемы. Как пишут эксперты двух противоборствующих стран: - Карибский кризис подготовил и научил правительства к поискам компромиссов.
После некоторых перебранок между послами и руководителями двух держав, когда Белый дом в США, в полном составе, день и ночь в течении недели обсуждал противостояние  двух стран, а Н.С.Хрущев, и, по его настоянию, всем правительством в это время, демонстративно, ходили в Большой театр, вопрос нервозной обстановки, наконец, решился. Джон Кеннеди через своего брата Роберта Кеннеди обратился с просьбой о встрече к Н.С.Хрущеву. После взаимных встреч и обязательств, ракеты и самолеты с Кубы 2ого ноября 1962г. были убраны, Америкой была снята блокада Кубы и ликвидированы базы в Италии и Турции, которые, до сего дня, не устанавливаются.
Заслуга Н.С.Хрущева состояла в том, что он Америку поставил перед совершившимся фактом, а именно, наличие ядерных ракет под боком США, что было неслыханно дерзко, в то время. Транспортировка вооружения и солдат прошло незаметно, что насторожила правительство Америки, и напугала его общественность. В частности, Генерал-лейтенант ракетных войск СССР  И.И.Куренной, который был в составе делегации на Кубе, вспоминает, как американцы провели следующий эксперимент, сколько могут выдержать времени пехотинцы в закрытом трюме парохода, необходимые для скрытной переброски их через Атлантический океан, чтобы по числу рейсов определить контингент войск, переброшенных на Кубу. Больше трех суток американские солдаты не выдерживали духоты и жары грузовых трюмов парохода. Однако, солдаты СССР заявляли:- «Нам приходилось выдерживать свыше 20 суток».
        Карибский кризис дался Советскому Союзу нелегко. Помимо экономических потрясений для страны, возникли и дипломатические проблемы, многие страны отвернулись от дружественных связей с Советским Союзом, ибо эти вопросы выносились и обсуждались на сессии генеральной ассамблеи ООН. Сам Н.С.Хрущев, ради намеченной цели, шел на большие жертвы и риски, чем привлек внимание всей общественности мира. Достаточно напомнить сбитый американский самолет разведчик У-2 над Кубой, в период наибольшего, кризисного состояния двух стран. В итоге, Советский Союз, нейтральные страны, стали иначе относиться к СССР, и уважать, и побаиваться. Что было важнее, для политики страны, время показало позже. Самое главное, появилась верная социализму, дружественная страна Латинской Америки, которая, уже, в течене 50 лет, держит свое слово в преданности Советскому Союзу.


                     Глава 2. Дружественная Куба.
                            
Третья мировая война была предотвращена, СССР получил под боком Америки дружественную и преданную себе страну, с идеологией социализма в стране. (Разведывательная база СССР на Кубе с небольшим контингентом войск просуществовала свыше 40 лет). Сменивший после убийства президента Джон Кеннеди новый президент США Л.Джонсон издал приказ о прекращении попытки свергнуть коммунистическое правительство Ф.Кастро.
В 1963 году Н.С.Хрущев в Мурманске с радостью встречает самолет Ту-114 с Ф.Кастро и его окружение. Самолет Ту-114 еще не был полностью сертифицирован и, поэтому не был принят на международные авиалинии, однако, "волею судьбы", большой лайнер с 1962 года с завидной, рискованной смелостью опробовался на дальние полеты знаменитыми людьми. На нем впервые на Кубу летел Ш.Р.Рашидов с небольшой делегацией,  а также, Н.С.Хрущев на ассамблею ООН в Нью-Йорк.
        Как мне делились во время моей командировки в г. Самару (г. Куйбышев), где изготавливали самолет Ту-114 и, где мы пытались перенять их опыт, инженеры и руководство сборочных цехов пребывали, в то время, в постоянном страхе. Впервые, в спешном порядке, в салоне самолета были оборудованы отделения для руководителей делегаций, рабочие и спальные кабинеты, что явилось прообразом для будущих президентских самолетов. Интерьер салона самолета был выполнен кустарно, но это были первые шаги выполнения президентских салонов в последующих, больших самолетах, применяемых, в настоящее время, во многих странах мира.
Среди прибывших гостей в СССР были  президент республики Куба Ф.Кастро, министр обороны Кубы Р.Кастро и славный  революционер Че Гевара, любимец всей Южной Америки. Не смотря, на некоторые казусы во время встречи, открытие России и всего СССР прошло для делегации удачно. Как известно, пассажирский самолет Ту-114 был переделан из стратегического ракетоносца-бомбардировщика Ту-95, имеющего длинный фюзеляж и соответственно, высокое шасси, чтобы не задеть землю при крутом взлете. Н.С.Хрущев  старался удивить гостей и мир новым большим самолетом, которому не было равных в мире по габаритам и грузоподъемности.  Во время полета на Кубу пришлось использовать веревочную лестницу, используемую, обычно, экипажем корабля, ибо, высокого трапа, рядом, не оказалось.
Визит делегации Кубы по всей стране проходил в течении 40 дней, что явилось рекордом для пребывания в стране иностранных делегаций. После присутствия на мавзолее в праздничный день 1мая на Красной площади в г. Москве и получения звания Героя Советского Союза, Ф.Кастро вместе с делегацией знакомится с Москвой, получает Международную Ленинскую премию "За укрепления мира между народами" и звание почетного доктора юридических наук МГУ им. М.В.Ломоносова. Затем делегация во главе с Н.С.Хрущевым едет в Узбекистан, где Ш.Р.Рашидов знакомит их с жизнью в городах республики и с построенными совхозами в Голодной степи. Всюду их встречают с хлебом-солью, укрепляя этим дружбу между народами. В американских изданиях, посвященных поездке делегации Кубы по республикам Советского Союза, выделяется фотография Ш.Р.Рашидова и Ф.Кастро, выступающего перед колхозниками в узбекском халате и в тюбетейке.
Делегация Кубы побывала в г. Ленинграде, Сибири, Украине, Грузии и в других местах, знакомилась с армией, с военным морским и воздушным флотом  и, по завершению поездок, Ф.Кастро заявил, что навсегда полюбил Советский Союз. Это было подтверждено им в годы перестройки, когда многие государства отвернулись от идеи социализма, даже, Россия прекратила поддерживать Кубу. Однако, Ф.Кастро не отвернулся от России, не дошел до взаимных обид, а продолжал восхищаться ею, привлекая на свою сторону другие Южно-американские страны, которые поддержали Кубу в трудную минуту. В возрасте 80 лет Ф.Кастро по состоянию здоровья отстранился от управления государством, правление государством он передал брату Р.Кастро, и хотя, тому, уже, было 75 лет, он продолжил начатое Н.С.Хрущевым и Ш.Р.Рашидовым дружбу с Советским Союзом, впоследствии, с Россией.
Во время болезни Ф.Кастро в 2006г. появилось много статей, посвященных его жизни и деятельности на благо Кубы и всего человечества, которое признало его заслуги. Находясь, в то время, во г.Майами, штат Флорида, я смог по периодической печати проследить за сопровождающимися публикациями этих событий.  Хотелось поделиться некоторыми высказываниями, в частности, Доктора исторических наук, генерал-полковника Л.Г.Ивашова, автора многих монографий, члена Союза писателей России. Он окончил Ташкентское высшее общевойсковое командное училище им. В.И.Ленина, вырос до начальника управления делами Министерства обороны СССР и Секретаря Совета министров обороны СНГ. В дни приезда Ф.Кастро в г. Ташкент в 1963г. он стоял в роте почетного караула Ташкентского гарнизона.
      В статье, изданной в 2006г. "Держись, Фидель, ты, очень нужен миру!" он вспоминает о событиях 1963 года: - "На летном поле Ташкентского аэропорта застыла рота почетного караула. Серебристый лайнер подруливает к зданию аэропорта. Открывается дверь - и в проеме возникает громадная фигура в защитно-синеватой форме. Спустившись по трапу, Фидель здоровается с первым секретарем ЦК компартии Узбекистана Ш.Р.Рашидовым и другими руководителями республики... Поравнявшись со знаменем, кланяется воинской святыне и, выйдя на середину строя, здоровается по-испански. В ответ мы гаркнули: - "Здравия желаем!", да так старательно, что, как мне показалось, Фидель от неожиданности вздрогнул... Даже прибытие в г. Ташкент Н.С.Хрущева не вызывало у нас, курсантов, столько эмоций, сколько встреча Фиделя... Так что, моему поколению, Фидель Кастро с юношеских лет запал в сердце... Фидель - пионер социального реформаторства. Президенты Венесуэлы и Боливии - его ученики, продолжатели дела...".
Как сообщают журналисты СМИ, Ф.Кастро признают и представители капиталистических стран. В частности, восхищается страной Кубой и Ф.Кастро миллиардер Голландии Вильям Ван эт Ваут, который понял свой бизнес на организации продажи никеля, чем спас страну Кубу во время кризиса. Он дружит в течение 40 лет с Ф.Кастро, в настоящее время налаживает торговые отношения с Уго Чавесом, президентом Венесуэлы и продолжателем дела Ф.Кастро в латинской Америке, надеясь на протекцию Ф.Кастро.
Характерно, что люди  высокой значимости, по истечению некоторого срока, вспоминают только хорошие, яркие страницы в жизни выдающихся людей, отбрасывая все наносное, искусственное. Этим характерна современная литература, которая открывает для любознательных читателей главные черты и достижения личностей, которые сыграли большую роль в судьбах человечества. Мне приятно отметить дальновидный жест Ф.Кастро к близко мне авиационной промышленности России и Узбекистана (после восстановления дружественных отношений с Россией). Он в числе первых пожелал приобрести  самолеты Ил-96-300М и Ту-204 для своей страны. Этим вдохнул жизнь в простаивавшие в то время от отсутствия заказов Воронежский и Ульяновский авиационный заводы. Это признал сам, бывший, в то время, директор завода «ВАСО» В.Саликов.
Один из самолетов Ил-96-300М, вместимостью в 350 человек был заказан с полным переоборудованием салона для президента и журналистов, чем загрузили почти все цеха и профессии завода. Ф.Кастро также одобрил пожелание для приобретения грузового самолета Ил-76МФ, который изготавливается в г. Ташкенте. Видимо, он останется довольным и этим самолетом, которому я посвятил большую часть своей творческой жизни. Свое первое посещение Воронежского авиационного завода Ф.Кастро совершил в 1972 году, где изготавливали сверхзвуковой лайнер Ту-144. В  2006г., в беседе с журналистами,  бывший посол на Кубе, а затем,  председатель Совета Министров РСФСР, В.Воротников, делится с читателями в очередном труде "Фидель и Куба, неразделимы". Он пишет о посещение салона самолета Ф.Кастро вместе с председателем Совета Министров СССР А.Н.Косыгиным и Генеральным Конструктором ОКБ им. Туполева, А.А.Туполевым, сыном легендарного авиаконструктора СССР, А.Н.Туполева. Ф.Кастро еще тогда был заинтересован в приобретении советских пассажирских самолетов для регулярного авиационного сообщения между Гаваной и СССР.
Оживляется в памяти дни и нашей личной жизни, а именно,  во время посещения  делегации Кубы, во главе с Ф.Кастро, Р.Кастро, Че Гевара и другими членами правительства Кубы. Со стороны Советского правительства,  по улицам г.Ташкента, 8 мая 1963г., проехали, на открытых машинах Н.С.Хрущев с сопровождающимися его лицами, в том числе с Ш.Р.Рашидовым. Здесь, среди встречающих делегацию жителей г.Ташкента, мне посчастливилось познакомиться с будущей моей женой Гулей, что знаменательно и памятно, для меня, в жизни.  Впоследствии, посчастливилось отдыхать всей семьей на гамаке, подаренным Ф.Кастро Ш.Р.Рашидову. Гамак перешел в наше семейное распоряжение, как реликвия.
        Условно, Ф.Кастро и Ш.Р.Рашидов, как бы, явились  нашими духовными отцами в жизни, за что я благодарен судьбе. Пребывая в диаспоре кубинцев, в г. Майами, где  принято говорить, только, на испанском языке, ибо, это в получасе полета до г. Гаваны, я и Гуля, после 40 летней нашей совместной жизни, чувствовали здесь влияние Ф.Кастро и его первооткрывателя Ш.Р.Рашидова. Их влияние отразилось на нашу, прошлую и настоящую жизнь, отчего мы, желаем нашей молодежи помнить о них.
Южная Флорида, выраженная в газетах и по телевидению, чаще демонстрирует повседневную жизнь на Кубе, чем жизнь в США и, причем, больше, чем другие новости в мире,  описывает революционные преобразования на Кубе и в других странах Южной Америки. Видимо, ностальгия, по прошлому и успехи их родины на международной арене не дают им отвернуться от Кубы. Показывают влияние Советского Союза, нынешней России и дружественных к ней стран, поездки делегаций из Кубы по странам мира. Куба явилась примером для многих других стран в борьбе за свою независимость. Ф.Кастро сумел этим завоевать и сохранить уважение к себе, несмотря на годы застоя, во время перестройки в России.
Впоследствии, остров Куба, уже, без опасения, посетили руководители Советского Союза: Н.С.Хрущев, Л.И.Брежнев, который, там же, обмывал, подаренный Ф.Кастро, катер на подводных крыльях. Посетил Кубу и М.С.Горбачев, все они чувствовали дружественное отношение к себе и преданность кубинского населения к СССР и к России.  В частности, в 1973 году на международной конференции в Алжире Ф.Кастро в многочасовой речи убедил  африканские страны поддержать политический курс СССР.  В 1975 году, по просьбе правительства СССР, Куба направила в Африку, в Анголу 200 000 солдат, немного меньше в Эфиопию, чем решила исход междоусобной войны в Африке, причем, в пользу СССР. Будучи в командировке в г. Алжире, мне посчастливилось посетить места встреч правительств развивающихся стран Африки и вспомнить там посещение страны Ф.Кастро.
Со своей стороны хочу отметить, что наш завод ТАПОиЧ активно участвовал в восстановлении авиационного сообщения между СССР и Кубой, мы направляли  и помогали им оснащать технические классы, ремонтные мастерские и базы, а также облагораживать инфраструктуру аэропортов. Через г.Ташкент выезжали представители Аэрофлота, космонавты, военные делегации, с которыми мы вели консультации и решали технические вопросы. Соответственно, здесь же,  встречали представителей острова Куба, с которыми приходилось работать по нашей профессии, согласовывать техническую литературу и выполненные нами оборудование, по их заказам. Связь делегаций СССР с Кубой, шел, в основном, через г.Ташкент, как промежуточной базой для дальнего перелета на противоположный континент земного шара. Это дало ташкентским и кубинским жителям найти общий язык в строительстве социализма.


                                 Глава 3. Память о Кубе.

Жизнь идет по спирали, как говорят философы. История гласит, что первое  дипломатическое отношение России с Кубой, бывшей, когда-то, колонией испанской империи, было установлено в 1902 году  императором Николем 2. Он выразил пожелания: - "всеми силами способствовать укреплению дружбы и доброго согласия".  В центре Капитолия Кубы, построенной по типу Капитолии в США, хранится в инкрустации гигантский бриллиант, подаренный, императором российской империи, Николаем 2. Затем возобновились хорошие отношения России в другой формации, в тревожном 1962 году с участием делегации Ш.Р.Рашидова, ровно, после шестидесятилетнего перерыва, цикловой спирали по восточному календарю. Ирония судьбы, Ф.Кастро и Ш.Р.Рашидов являются средними из трех братьев в семье. Старшие и младшие братья не воспользовались большими возможностями, но сохранили верность курсу средних братьев.
Уже в другой формации в России в 2000г. остров Свободы посетил президент России В.В.Путин, министр иностранных дел С.Лавров и другие официальные лица, которые признали за собой ошибку в охлаждении отношений между двумя государствами. Вспомнили добрые времена, когда торговый оборот между ними превышал 1 млрд. долл. Во время перестройки, Россией были заброшены свыше 600 недостроенных объектов, в том числе крупнейшая атомная электростанция. Это была не их ошибка, а недальновидная политика Б.Н.Ельцина ко всем дружеским странам, которые уважали и признавали Советский Союз и пытались, впоследствии, следовать за Россией в жизни.
Американские газеты писали, что "Куба-это отличное место, где Россия может начать свой путь возрождения великой державы". В настоящее время Президент Венесуэлы Уго Чавес, который повторил путь борьбы Ф.Кастро, вышел на арену через 30 лет, в 1992 году, он также, сидел 2 года за революционную деятельность, был амнистирован и выслан из своей страны, но не смирился с положением народа. Теперь он  ездит по России и странам СНГ, знакомится с жизнью и бытом жителей. Он закупил  военную технику на несколько млрд. долл., подчеркнув ориентацию своей страны. Но, до этого, он неоднократно встречался со своим учителем, который напутствовал его на будущее возрождение страны.
        Уго Чавес  проникся уважением и к России и к Кубе, с которой не прекращает тесное экономическое сближение, начиная с 1998г. Обмен между двумя латиноамериканскими странами происходит  в области экономики, культуры, врачи из Кубы, поднимают здравоохранение Венесуэлы. Оба президента, Ф.Кастро и Уго Чавес посетили Аргентину, родину Че Гевара, давая друг другу взаимные обязательства. «Я всегда рядом с Фиделем, и на стороне кубинского народа» заявил Чавес. Приезд В.В.Путина в Венесуэлу и подписание контракта на 10 млрд. долл., в марте 2010г., подтвердил приверженность к дружбе двух стран и продолжении политики, начатой Ф.Кастро.
Третьей страной в Южной Америке с новой идеологией строительства общества по социалистическому принципу явилась страна Боливия, которая находится, не на окраине Южной Америке, а в самом центре. Его президент Эво Моралес присоединился к Ф.Кастро  и считает, что путь социализма является основным в развитии Боливии. Президент Эквадора Р.Курреа также не скрывает выбранного курса страны, в торговом обороте стран Южной Америки, маленький Эквадор, находится на втором месте после большой Бразилии. Время покажет их результаты, но начатое дело при Н.С.Хрущеве, при участии Ш.Р.Рашидова, дает плоды. Соседняя Колумбия, где погиб Че Гевара в 1967 году, не доведя начатое дело до конца, выдвигает своего кандидата в президенты, который не скрывает желания посетить Москву и установить крепкие дружественные отношения. Пока они строят совместные предприятия с Россией в производстве военной техники.    Все начиналось когда-то, кем-то, первыми, не хотелось, чтобы эти люди были  забыты потомками.
Символично и другое, открытие и последующая дружба Советского Союза с Американским континентом началось с посещения Кубы тремя ответственными людьми Советского Союза в лице 3 ответственных лиц: Ш.Р.Рашидова, С.Бирюзова и А.Алексеева.  Когда-то, ровно 470 лет назад, в это же время года произошло открытие Америки Европой, также через острова Гаити, Кубу, а именно, тремя кораблями во главе с испанцем, по месту жительства, Х.Колумбом. История идет по спирали. Колумб, также, подвергся забвению после его подвигов, окружающими его людьми, в конце его жизни. Так же новой тройкой происходит распространение новой  идеологии на этом континенте,  с проблемами, подобное жертвам первопроходцев. Символичен, еще, случай, который произошел с Х.Колумбом, когда он, чувствуя приближение лунного затмения, предупредил местных жителей, что спрячет Луну, если они не будут лояльны в снабжении его команды провиантом и продуктами. После лунного затмения отношения к нему, со стороны индейцев, резко изменились. Поездка делегации на Американский континент во главе с Ш.Р.Рашидовым также изменило отношение латинских государств, в лучшую сторону, правда, здесь приходилось оперировать в убеждениях, более, существенными атрибутами.
Латиноамериканские страны действуют слаженно, в унисон, благодаря единому языку. Известно, что все разногласия в мире начинаются с языка, как национального символа страны. В Южной Америке этой проблемы нет. Информация здесь распространяется и воспринимается единым языком и вырабатывается единое решение, что позволяет, в будущем, ориентироваться на прогресс в развитии этого континента, сохраняя общую историю его становления, если крупные страны мира не будут подпитывать марионеточные правительства некоторых стран. В этом я убедился, просматривая литературу, посвященную историками  Латинской Америки Кубе, Ф.Кастро, Че Гевара, участию Д.Кеннеди, Н.С.Хрущева, Ш.Р.Рашидова в Карибском кризисе, изданную разными авторами, но в едином ключе.  И приятно отметить, что все начиналось с рискованного шага и умной дипломатии, в убеждении команды молодого Ф.Кастро, делегацией во главе с Ш.Р.Рашидовым, как когда-то Колумбом при открытии Америки.
Посол СССР в США А Добрынин в книге "В доверии" подробно описывает события тех времен, однако он дипломатично упоминает, на равных паритетах, американских деятелей и советских. Видимо, это позволило ему быть нейтральным, пробыть на этом ответственном посту 24 года и пережить шестерых, президентов США. Его воспоминания, широко, изданы в Нью-Йорке. Он подробно описывает перипетия тех тревожных времен на Кубе, оставаясь как бы в стороне от этих событий. Более правдивые издания с указанием действующих лиц мы видим в последние годы, когда время начинает выбирать главное в жизни и истории народов.
Как упоминалось ранее, в 2006 году в США вышла объемная книга "Холодная война Хрущева" с изданием на английском языке двух несовместимых авторов. А именно, политического журналиста и писателя времен СССР и нынешней России, автора многочисленных публикаций на международные темы, историка, члена Российской Академии Наук А.Фурсенко и политического обозревателя США, профессора Университета Вирджинии Т.Нафтали. (А.Фурсенко также описывает эти события в труде «Хрущев, Кастро и Кеннеди. 1958-1964г.г.»).   Авторы подробно описывают встречу "делегации Ш.Рашидова" с Ф.Кастро, который чувствовал подоплеку установки ядерных ракет на Кубе и неохотно шел на соглашения. От его решения зависела судьба СССР, мира на земле и последующее предотвращение третьей мировой войны. Авторы тепло отозвались о дипломатической миссии и поместили фотографии, тех времен, в частности, Ш.Р.Рашидова вместе с Н.С.Хрущевым. Кстати, книга «Холодная война Хрущева» была издана в Нью-Йорке  и оказалась очень раскупаемой в Америке
В 1963 году ушел из жизни президент Америки Д.Кеннеди, не совсем понятый, некоторыми, но не народом, в своей стране, а в 1983г, ровно через 20 лет,  ушел из жизни руководитель республики Узбекистан, кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС Ш.Р.Рашидов, также непонятый, некоторыми, но не народом.  Ровно через 20 лет, президент острова Куба Ф.Кастро, как представитель, из оставшихся в живых борцов в тот тревожный мир, был награжден высшей наградой коренных народов США. Ни один из мировых лидеров не имеет в своей коллекции награду "Орлиное перо", учрежденную североамериканскими индейцами за мудрость, стойкость и верность своему народу. Воспринятая Ф.Кастро, политика советского государства,  далеко и надолго отозвалась в мире.
        Биографии Ф.Кастро посвящены много изданий на различных языках, где упоминаются заслуги Ш.Р.Рашидова, но очень популярной  книгой оказалась написанная  самим Ф.Кастро объемная биография «Моя жизнь», изданная в 4х столицах мира, в Нью-Йорке, Лондоне, Торонто и Сиднее. В этой книге Ф.Кастро уделяет  Ш.Р.Рашидову  несколько страниц. В настоящее время, Ф.Кастро поддержал нового президента США Обаму, хотя, не сразу он воспринял  первые шаги Обамы в смягчении отношений США и Кубы, надеясь, на равные привилегии, с обеих сторон.
        СССР считает, что участие президента Кубы Ф.Кастро в сохранении мира на земле было большим.  Также, принимает во внимание, участие Кубы в предотвращении,  Третьей мировой войны, и в организации первого народного государства в Латинской Америке, где до настоящего времени существует бесплатное образование и лечение. Удивительно, что средний срок жизни здесь одинаков с США. Обидно другое, что в настоящее время,  инициаторов и исполнителей первых шагов в урегулировании во взаимоотношениях далеких стран, в России и странах СНГ, почти, не упоминают. Хотелось бы верить, что наши потомки вспомнят те тревожные годы и участников их решения и опишут более подробно их деяния.
        В 2009г. Генеральная ассамблея организации американских государств (ОАГ) аннулировала резолюцию 1962г. по которой Куба была исключена из рядов этой организации. Однако Куба не торопиться войти в эту организацию, обвиняя ее в непоследовательности своих решений. В этом же году, Генеральная ассамблея ООН проголосовала за полную отмену торгового эмбарго против Кубы, которая была введена по инициативе США, в 1961г. В течение, почти, 50 лет, Куба, в окружении недружественных стран, оставалась убежденной идеям социализма, начатой присутствием скромной делегацией из Советского Союза. Ее избегали, но уважали, за новые порядки в стране: за бесплатное лечение, высокое долгожительство, равное США, поголовную учебу и самое, главное, терпимость к окружающему отношению других стран. Его председатель Ф.Кастро пережил 9 президентов США и 8 руководителей СССР и России, и, в то же время, сохранил верность начатому курсу, чем повысил авторитет страны.
В заключение хотелось поделиться личным впечатлением о семье Ф.Кастро. Мне приходилось видеть президента Кубы Ф.Кастро и его брата Р.Кастро, со стороны, во время посещения их г. Ташкента, и даже, однажды в кругу семьи Ш.Р.Рашидова.  Его сестру моего возраста, Хуанитой Кастро, посчастливилось увидеть в г. Майами. Она боготворила своих братьев Фиделя и Рауля, они дружили в детстве и боролись вместе против диктатора страны Батисты.  Как и некоторые другие соратники по борьбе за независимость Кубы, она не смогла смириться с их планом, а именно, строить социализм путем  национализации всего народного хозяйства в пользу государства и наказания, сопротивляющихся этому решению, покинула страну, переехала в г. Майами, город на юге  США. Здесь, обосновались иммигранты из Кубы и организовали свою "маленькую Гавану". В настоящее время, диаспора кубинцев во Флориде насчитывает около 1 млн. человек, которые поддерживают связь друг с другом и задают тон другим эмигрантам Южной Америки.
Хуанита в г. Майами открыла небольшую аптеку и, в течение 40 лет, живет замкнутой одинокой жизнью, редко выходит к посетителям, старается избегать назойливых журналистов и соотечественников, чтобы не слышать их недовольство ее родными братьями. В 2009г., когда Хуанита освободилась от аптеки, продав ее за небольшую сумму, в возрасте 76лет, она выпустила книгу «Фидель и Рауль, мои братья. Секретная история», где делится своими впечатлениями о революции на Кубе и ее последствиях. Она не скрывает, что не была солидарна с братьями с 1961г. и, даже, пыталась работать на ЦРУ в эти годы., пока в 1964г., не переехала  в США, в г.Майами, штат Флорида.
         Хуанита, также, не поддерживает связь с внебрачной дочкой Ф.Кастро, Алиной, которая также покинула Кубу, в 1993 году, и  здесь, в США написала интересную книгу "Дочь Кастро, воспоминания изгнанницы", где она,  в не совсем приятном тоне, пишет об отце, Ф.Кастро.  Слишком для нее живы воспоминания, трогательные любовные письма отца, к преданной к нему и к революции, ее матери. Когда Ф.Кастро был заточен в тюрьму, он писал любовные письма жене и дочери и, впоследствии, после выхода оттуда,  покинул их. Сейчас все здешние жители Флориды интересуются жизнью оставшихся  на Кубе родных, иногда, сочувствуют их проблемам на международной арене и, видимо, скрытно радуются их успехам.
         Уезжая семьей из г.Майами, мы посетили памятные и любимые места города, знакомых жителей и, этим, сохранили память теплого, дружественного к нам отношения кубинцев и других иммигрантов Южной Америки, которые, благодаря новой политике на Кубе, прониклись уважением и любовью к Советскому Союзу, и к ее жителям, не часто встречающихся, в этих краях. Благодаря их поддержке и помощи, в г. Майами, после истечения 6 лет пребывания в США, я и Гуля, стали гражданами Америки. Отрадно, что после нашей инаугурации в большом зале г. Майами, где собрались тысячи граждан Флориды,  по радио, были перечислены число принятых  в «ситизен» США иммигрантов, из разных стран мира. Из Узбекистана оказалось, только двое. Наше, двухгодичное пребывание в г.Майами, я описал в нашей, семейной книге: - «Флорида. Космодромы, авиация, люди».


             Список используемой литературы глав 1,2,3.

1. Фидель. Критический портрет. Тед Шульк. Вильям Мороу и Компани, Инк. Нью-Уорк. 1986г. (на англ. языке).
2. "Куба". Новая история. Ричард Гот. Нью-Хавен, Лондон. 2004г. (на англ. языке).
3. Куба. Секретно. Анна Луиза Бардач. Нью-Уорк. 2002г. (на англ. языке)
4. Фидель Кастро. Лидеры мира. Джон Д.Вейл. Нью-Уорк. 1986г. (на англ. языке).
5. Моя жизнь. Фидель Кастро. Скривнер. Г.Нью-Йорк и др. 2008г. (на англ. языке).
6. Хрущев. Человек и его эра. Вильям Таубман. В.В.Нортон и Компани. Нью-Уорк, Лондон. 2003. (на англ. языке.).
7. Че Гевара. Жизнь революционера. Джон Ли Андерсон. Гровс пресс. г.Нью-Уорк. 1997 г. (на англ. языке).
8. Хрущев. Воспоминания. Под редакцией Эдварда Кранкшау. Литл, Броун и Ко. Бостон. Торонто..!970. ( на англ. языке).
9. Никита Хрущев и создание сверхдержавы. Сергей Н.Хрущев. Печать штата Пенсильвании. 2000г. ( на англ. языке).
10. История современной России. Р.Сервайс. Гарвард университет пресс. Кембридж. Массачусетс. 2009г. (на англ.языке).
11. Россия и русские. Г.Хоскинг. Белкнар. Гарвард университет пресс. Кембридж. Массачусетс. 2001г. (на англ. языке).
12. Воспоминания очевидцев, отраженных в СМИ.
13. В доверии. А.Добрынин. Нью-Йорк. 1995г. (на англ. языке).
14. Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. С.Лавренев, И.Попов. г.Москва. 2005г.
15. Холодная война Хрущева. А.Фурсенко, Т.Нафтали. В.В.Нортан и Ко. Нью-Йорк, Лондон. 2006г. (на англ. языке).
16. Доктрина Кеннеди. Л.Ф.Симонс. Рандом Дом. Нью-Йорк. 1972г. ( на англ. яыке).
17. Моя жизнь. Ф.Кастро. Скрибнер. Нью-Йорк, Лондон, Торонто, Сидней. 2008г. (на англ. языке.)
18. Высокая луна в холодной войне. Кеннеди, Хрущев и Кубинский ракетный кризис. М.Франкел. Книги Балантине. Нью-Йорк. 2004г. (на англ.языке).
19. Авиация и исторические портреты. Газиев Р.Р.г.Ташкент.2006г.
20. Флорида. Космодромы, авиация, люди. Газиев Р.Р. г.Ташкент. 2009г.
21. Латинская Америка. Мировая серия сегодня. Страйкер – Пост Пабликейшнс. Харпер Ферри. США. 2007г. (на англ. языке).
22. Подъем и падение советской империи. Б.Крозиер. Форум. Г.Роклин. штат Калифорния. США. 1999г. (на англ. языке).
23. Электронные средства массовой информации. В том числе, через интернет: «Коррупция в Политбюро. Дело «красного узбека».
24. Полвека с авиацией. Газиев Р.Р. г. Ташкент. 2006г.
25.     Советская иностранная политика после Сталина. Д.Далли н. Д.Б.Липпикотт Компани. Нью-Йорк, Филадельфия, Чикаго. 1961г. (на англ. языке).

 
                            Глава 4. Кашмирская проблема.

        Государство Индия после долгой борьбы за независимость от колониального владычества Англией  получила сначала статус доминиона, а затем ее разделили в 1947 году на две территории с преобладающим уклоном жителей мусульманской и индийской наций. Возникли два государства, Индия и Пакистан, которые не смирились между собой со дня раздела и вряд ли смиряться в будущем за спорные территории. Индия  осталась в обиде, что за счет ее территории возникла другая, недружественная ей страна, Пакистан получил две разрозненные территории, но уже потерял восточную часть, расположенную по другую сторону Индии. Отделившаяся часть страны стала независимой, под названием Бангла Деш, и почти полностью попала под влияние Индии, ибо Пакистану через Индию невозможно было осуществить сообщение между двумя разнесенными частями страны. Это обычная старая политика Англии: "разделяй и властвуй".
       Разделение между индусами и мусульмананами шло очень тяжко, как пищут в СМИ, беженцев с обеих территорий оказалось свыше 12 миллионов, причем погибло во время переселения свыше 500 тысяч человек. В это время погиб отец индийского народа Махатма Ганди. Попали в тюрьму будущие президенты Индии Джавархарлар Неру и его дочь, Индира Ганди (фамилия будующего мужа). Правитель Кашмира решил отделиться от Пакистана и присоединиться к Индии, что привело к войне двух новых государств и обострению их отношений на долгие годы.
       В настоящее время, северная часть территории индийского полуострова, горная страна Кашмир, заселена народами двух стран, причем, с преобладанием мусульманского населения. Однако, руководство страны состоит из жителей индийской национальности, в частности, оттуда выходец, будущий президент Индии Джавархарлар Неру. Страна Кашмир вызвала  большие трения не только между соседними, враждующими странами, но и захватили Китай, Афганистан и др. страны, некоторые к настоящему времени вооружились, до зубов, не только обычным вооружением, но и атомным.
        Государство Пакистан вооружен Китаем, теперь Китай соперничает с Индией, а также, со странами: Францией,  Англией и Америкой, а Индия, большей частью, снабжена вооружением России и Америки. Эта разноголосица втягивает в междоусобицу крупные державы. Территория Кашмир считается благодатной областью со многими полезными ископаемыми и представляет лакомый кусочек и для других стран, ибо она соседствует с тремя странами с разными, социологическими укладами общественного строя, а именно, с Китаем, Индией, Пакистаном, и почти, рядом, Афганистаном и Таджикистаном.
       В 1954г. Дж. Неру возглавив Индию взял курс на сближение с Советским Союзом. В 1955г. Дж. Неру, вместе с дочерью Индирой посетил несколько городов Советского Союза, в том числе г.Ташкент. Организация встречи высоких гостей легла на плечи руководства Узбекистана, в том числе на Ш.Р.Рашидова, который ехал также с кортежом по улицам города и затем участвовал в организации встречи их в загородней резиденции, поселок Дурмень. Для Индиры Ганди это было первое посещение Средней Азии и оставило оно, как она пишет в своих воспоминаний, большое, неизгладимое впечатление. Последующее ее посещение Средней Азии было через 15 лет, во время ее президентства Индии.
       Н.С.Хрущев, в свою очередь, после их успешной поездки, организовал в этом же, 1955 году, ответный визит правительственной делегациии, причем, сразу в три азиатские страны, а именно, в Афганистан, Индию и Бирму. В качестве подарка, он решил каждому президенту подарить новый, пассажирский самолет того времени, самолет Ил-14, который начал выпускать ТАПОиЧ. Для завода это было почетно, но и также рискованно, ибо, самолет еще не был облетан в эксплуатации, прошло меньше года с начало его производства. Для гарантии, вся правительственная делегация летела на самолете Ил-14 нашего завода. Визит правительственной делегации в три страны прошел успешно, президенты были довольны подарком Н.С.Хрущева. Оставалось только обслуживания самолетов, которые также, были выполнены работниками ТАПОиЧ.
Крупные державы и даже ООН пытаются помирить между собой Индию и Пакистан. Вражда между ними временно затихает, затем вновь возникает из-за стычек населения с разными религиозными вероисповеданиями. И каждая страна начинает бряцать атомными бомбами, что грозит превратить их разногласия в третью мировую войну. Перед мировыми державами задача состоит не только в том, чтобы предотвратить вражду двух наций и создать мир и спокойствие в этом регионе, но и в том, чтобы как можно дольше продержать их мирное сосуществование. И это иногда удавалось. Хотелось бы вспомнить один крупный мирный договор, установивший длительный мир между этими двумя государствами, происшедший во времена моего пребывания в г. Ташкенте.
В 1965 году, через год после смерти вождя индийской нации, основателя партии Индийский Национальный Конгресс, Дж. Неру, который полностью освободил страну от английского влияния и поднял престиж нации во всем мире, началась междоусобная война Индии с Пакистаном из-за разногласий в Кашмире. Президент Пакистана генерал М.Аюб-хан, не смотря на численное преимущество индийской армии, решил прибрать к рукам весь Кашмир. Он был уверен в силе армии Пакистана и в недееспособности индийской армии, которая, до этого, уступила значительную территорию Тибет армии Китая.
Если углубиться в историю, то можно вспомнить ранние вторжения в Индию других народов, в частности, самаркандского правителя,  тимурида Бабура, который, потерпев поражение под Самаркандом от  Шейбани-хан-Узбека в 16 веке, ушел через Ферганскую долину и г. Андижан в Индию.  После завоевания ее, он основал на севере Индии свое государство Моголов, где, впоследствии, была воздвигнута  усыпальница Тадж-Махал, одна из 7и чудес света. Государство моголов просуществовало 300а лет, и была, в то время, могущественной державой. Впоследствии, отделившиеся афганцы  постоянно завоевывали и грабили Индию.
       Страна Индия, своими природными богатствами и историческими ценностями влекла к себе многие государства, начиная с Александра Македонского, некоторым  из них, удавалось покорить народ и награбить ее богатства. В настоящее время население Индии превзошло 1 млрд. человек,  промышленность растет с небывалой скоростью, что предполагает считаться с ней, даже, крупным державам, тем более, что в настоящее время и Америка открыла ей двери в совместном освоении военной и ядерной технологий. А начиналось отстаивание своей независимости Индии почти в одиночку. СССР первый протянул ей руку помощи, причем, через Узбекистан. А Кашмир был камнем преткновения вражды ее с соседними странами.
        Первые связи нашего авиационного завода с Индией началось в 1962г., когда, после успешного запуска в серию самолета Ан-12, Индия первая из всех капиталистических стран заказала партию этих, тяжелых, военно-транспортных самолетов. Оформление продажи самолетов не обходилось без участия правительства Узбекистана. Хотелось бы привести некоторые выдержки из книги Н.Якубовича "Неизвестный Антонов": - "В октябре 1962г. во время вооруженного кофликта с Китаем индийские войска попали в окружение. На исходе были боеприпасы и продовольствие. Казалось, еще несколько дней - и индусы поиерпят серьезное поражение. Однако, этого не произошло, на помощь войскам пришли воздушные грузовики Ан-12, совсем недано освоенные индийскими пилотами. Так состоялось первое боевое крещение самого известного советского военно-транспортного самолета". 
Разразившаяся крупная вражда между государствами Пакистан и Индия из-за Кашмира грозила перейти в третью Мировую войну, ибо страны нуждались в дополнительной военной технике и втягивали в бойню основных поставщиков оружия, а именно, США, Китай и СССР. Посреднические страны и представители ООН не могли остановить кровопролитие. Каждая воющиеся страна избегала вмешательства европейских государств, считая их пособниками враждующей стороны. Желательно, напомнить, что СССР, с 1956г. по 1961г., построил в Индии 8 крупных объектов и оказал народу Индии крупную финансовую помощь. Строительство объектов шло с широким участием строителей Узбекистана.
Республики Средней Азии чувствовали особое волнение, т.к. мы  были расположены вблизи  воющих стран и все обитатели этого региона имели что то общее, в частности,  происхождение и исповедование религий, которые, в отличии от европейских стран, играют доминирующую роль в политике мусульманских государств. Назревало патриотическое движение среди населения Среднего Востока. Со стороны руководителей СССР и Узбекистана, как наиболее развитой в промышленности и в многочисленности по населению республики Средней Азии,  шло круглосуточное дипломатическое прощупывание и поиск возможности заключить мир между Пакистаном и Индией. Руководители Индии и Пакистана также чувствовали, что война может перейти за рамки обычного кровопролития двух стран, но никто из них не хотел сделать первого шага, и каждый считал себя правым. Они ждали инициативы  и помощи со стороны.
Попытку примирения двух воющих сторон решили организовать в городе Ташкенте, в 1965г., под руководством Ш.Р.Рашидова, ибо он уже имел авторитет и опыт в решении спорных вопросов среди различных стран. Отдаленность от больших государств, поддерживающих одну из  воющихся стран, придавала встрече статус нейтральности обстановки. Со стороны Ш.Р.Рашидова были организованы приглашения  на переговоры премьер-министра Индии Лал Бахадур Шастри и руководителя Пакистана генерала Мухамед Аюб-хана. Из г.Москвы прилетел глава правительства СССР А. Косыгин вместе с небольшой делегацией. Переговоры были трудными, каждая воющая страна считала себя обиженной и выдвигала неприемлемые условия.
Между переговорами, для разрядки обстановки и возможности продемонстрировать достижения республик в мирной обстановке, для делегаций были организованы мероприятия с посещением ряда предприятий г.Ташкента. Мне довелось участвовать в сопровождении делегации Пакистана, во главе с генералом М.Аюб-ханом, по сборочным цехам нашего, авиационного завода. С нашей стороны сопровождал делегацию по заводу и давал пояснение директор ТАПОиЧ К.С.Поспелов, с которым мы тогда вместе начали работать над темой моей кандидатской диссертации, ибо он был моим руководителем  и по работе, и по теме над диссертацией. В случае посещения предприятия иностранной делегацией, он иногда, привлекал нас, конструкторов из нашего КБ.
В сборочном цехе завода собирали в то время самые большие в мире военные транспортные самолеты АН-22, которые производили фурор на авиационных выставках Европы. Мощность 4х двигателей самолета Ан-22, с соосными винтами способны были тянуть за собой большой корабль или, другое сравнение, энергией самолета можно, полностью, осветить небольшой город. В случае его использования для гражданских целей, в нем можно было разместить свыше 700 человек, что и предлагал Генеральный Конструктор О.К.Антонов. Однако, аэропорты мира еще не были, в то время, подготовлены к такому большому пассажирскому самолету и, только в 2006 году, ровно через 40 лет, подобный пассажирский самолет А-380, но уже европейского производства, вышел на международные линии.
Самолеты Ан-22 сыграли большую роль в подавлении мятежа в Чехословакии в 1968 году, когда за одну ночь группой самолетов были переправлены в г. Прагу военная техника и армия. Находясь в командировке в г. Праге по ремонту авиационной техники, я видел остатки разрушений и памятники, установленные в честь освобождения г. Праги после второй Мировой войны, и вспоминал эти тревожные дни, и роль наших самолетов в этом сложном, непонятном деле. Впоследствии, в декабре 1979г, самолеты Ан-22, также, вместе с другими транспортными самолетами ТАПОиЧ, успешно решили начало Афганской войны, перебросив за 46 часов, свыше 2х тысяч тонн военных и гражданских грузов, в аэропорт Баграм и г. Кабул
Высокий, крупного телосложения, генерал М.Аюб-хан производил впечатление сильного, волевого руководителя, однако серийная сборка вереницы гигантов-самолетов Ан-22 в сборочном цехе ТАПОиЧ, произвела, на него, слишком, большое впечатление, он чувствовал силу и возможности республики Узбекистан. Видимо, посещение большой иностранной делегации, секретного в то время, завода было предусмотрено заранее, для более, успешного решения спорных проблем, при договоре между двумя соседними государствами. 
Через неделю, после сложных переговоров, было подписано соглашение о завершении войны и объявлении  мира между  Индией и Пакистаном. Присутствие А.Н.Косыгина и Ш.Р.Рашидова придало особый стимул в ответственности подписанного документа и в разрешении всех спорных вопросов в деле сохранении мира. Делегация из г. Москвы с удовлетворением выполненной миссии в Узбекистане, покидала г. Ташкент. Воющие стороны приступили к отводе своих войск со спорных территорий. О роли г. Ташкента и руководства Узбекистана в то время заговорили все средства массовой информации мира.
Однако, не все прошло гладко. С руководителем Индии Л.Б. Шастри случился инфаркт, он, 10 января 1966г., скончался в г. Ташкенте в возрасте 62 лет, оставив добрую память о его уважении к республике Узбекистан. В честь его заслуг и пребывания в г. Ташкенте был установлен его бюст и названа улица его именем. В здании в поселке Дурмень, где проходили встречи руководителей государств, и где останавливался Л.Б.Шастри, была установлена памятная доска о его  пребывании. Мне, с женой Гулей, посчастливилось бывать в этом здании, вспоминается обстановка дома и пруд во дворе с плавающими карасями, где отдыхали делегации после трудных обсуждений и претензий друг к другу.
Впоследствии, это здание, которое еще было построено наместником в Туркестане, племянником  Николая 2ого, Н.К.Романовым, сосланным царем в Среднюю Азию, за революционные взгляды его жены, уже доживало свой век. Старое здание резиденции президента республики было заменено новым, красивым, большим 2х этажным зданием с современным оборудованием и пристройками для иностранных гостей. Сам Н.К.Романов погиб в 1918 году, а его главная резиденция, построенная в центре г. Ташкента, напоминающая герб России - двуглавый орел на виде сверху, была превращена его женой в музей, где были собраны уникальные картины великих художников. После ее смерти и создания музея Искусств, куда перешли все картины, резиденцию переоборудовали во Дворец пионеров, а затем, благодаря его оригинальной  архитектуре и убранством комнат, он был использован, как дом встречи для иностранных гостей.
В поселке Дурмень, в наше время, нам пришлось спроектировать и установить во дворе убирающийся подиум с навесом над трибуной для встречи делегаций, и мне посчастливилось, в течение нескольких дней, ознакомиться с новым, красивым, двухэтажным зданием, и вспомнить старые времена. При посещении индийской делегации  г. Ташкента и при праздновании в дни знаменательных дат, в настоящее время, в программу включается возложение цветов и венков к памятнику Л.Б.Шастри, чем признается заслуга заинтересованных во встрече сторон и их участников в предотвращении войны и сохранение мира на долгие годы.
Индия сумела опередить государство Пакистан в сохранении дружбы и добрососедства с республикой Узбекистан. Дочь Дж. Неру, Индира Ганди, одного года рождения с Ш.Р.Рашидовым, и одного года правления партией, с 1959 года, (год начало руководства республикой Узбекистан Ш.Р.Рашидовым), подняла знамя и партию, возглавляемой Дж.Неру, впоследствии названной Индийский Национальный конгресс. Возможно, ее расширенный интерес к Советскому Союзу, к республикам Средней Азии, начавшийся с дружбы в Узбекистане, способствовал ее карьере. В 1966г. она стала первой в Индии женщиной, премьер-министром.  Став президентом страны, она, с дружеским визитом, неоднократно, приезжала в Среднюю Азию. Совпадений много, она родилась в том же 1917 году, и всего на год, пережила Ш.Р.Рашидова, так же, как Д.Кеннеди и Ш.Р.Рашидов, также, в начале ноября, она ушла из жизни, и не от старости, была убита  подкупленными своими же охранниками, из касты сикхов.
        Индира Ганди училась строить социализм в стране с республик Средней Азии, как наиболее близких, по менталитету, к Индии. Она смогла успешно национализировать банки, организовать "Зеленую революцию" с ликвидацией больших земельных угодих индийских наследников, устранить межрелигиозные противоречия в стране, построить атомную электростанцию и вооружить армию с помощью Советского Союза, сохранить независимость своей страны от блоков, при этом, изгнать Пакистан из Восточной части его страны, создав новую страну Бангла деш, уже, с ориентацией на Индию. В СМИ делятся о посещени Индирой Ганди Средней Азии. При знакомстве с выращиванием хлопчатника в Голодной степи, она попросила кетмень у поливода и, сняв туфли, начала делать арыки для полива кустов.
        В декабре 1970г. в районе г.Калькутты страны Индии произошла катастрофа самолета-гиганта Ан-22 "Антей", который вез гуманитарный груз в Бангла Деш, подвергшийся большому наводнению. Эта была вторая катастрофа самолета Ан-22, производства ТАПОиЧ. Тревога охватила не только авиционных специалистов СССР, но, в первую очередь нас, конструкторов и изготовителей единственного в мире по величине и грузоподъемности самолета. Была создана правительственная комиссия, куда вошли также от ТАПОиЧ Главный конструктор и начальники бригад. Индийское правительство, во главе  с Индирой Ганди, предоставила все возможности для оперативного и беспрепятственого исследования катастрофы, и благодаря совместной работе были определены причины разрушения самолета, причем, было выяснено, что эти же причины привели к гибели первого самолета, летевшего над Атлантикой с гуманитарным грузом для пострадавших жителей Перу от землетрясения. Были проведены организационные работы по предотвращению подобных инциндентов в будущем.   
  Индира Ганди, перед своей кончиной высказала, общую, наболевшую мысль: - «Мир – жестокое место для избранных, особенно, тех, кто умеет чувствовать». Индийский народ, благодаря, начатой Ш.Р.Рашидовым, дружбе с Советским Союзом и Узбекистаном, пользовался заслуженным авторитетом, когда, еще, начинал самостоятельный путь развития. В настоящее время, когда Индия достигла заслуженного успеха, она не прерывает ранее возникшие, дружественные связи. В частности, последний визит премьер министра Индии был совершен, только, в Россию и Узбекистан.   
В память о заключении мира и дружбы с Индией, в нашей семейной коллекции остался большой макет самолета Ан-22, подаренный коллективом  авиационного завода Ш.Р.Рашидову, в знак памяти в его помощи в освоении этого большого транспортного самолета в г. Ташкенте. Среди книг дорога и памятна небольшая книга, написанная Ш.Р.Рашидовым под названием "Кашмирская легенда", на тему об индийском эпосе. На базе этого труда был поставлен балет, с участием артистов Большого театра г. Ташкента, который, в то время, тепло был воспринят любителями искусства.
В заключение, об Индии хотелось бы вспомнить о сложившихся наших отношениях после подписания договора о мире в г. Ташкенте. Дружба, возникшая при Ш.Р.Рашидове, страны обменивались различными делегациями, кинотеатры демонстрировали индийские фильмы и их режиссеры и артисты были постоянными гостями нашей республики. С 1968 г. каждые два года в г. Ташкенте стали проводиться Международные фестивали, где особое место занимали фильмы из Индии, занимающей первое место в мире по выпуску широкоформатных фильмов. Происходили встречи писателей Африки и Азии. Шел культурный обмен и сближение во всех областях искусства и науки.
В настоящее время, о заслугах Ш.Р.Рашидова, в деле организации дружбы между нашими странами, вспоминая прошедшие годы, пишет журналист А.Шерхар: - «Выдающийся политический и общественный деятель прошлого века Шараф Рашидов на протяжении многих лет руководил Узбекистаном и своими делами и заслугами завоевал авторитет не только на территории бывшего Советского Союза, но далеко за его пределами. Благодаря ему, об Узбекистане узнали руководители, политические и общественные деятели, а также простые люди во многих странах мира, в том числе в Индии.
Историческая ташкентская Декларация положила конец военному конфликту между Индией и Пакистаном, о чем жители Индии будут помнить всегда. Между Шарафом Рашидовым и премьер министром Индии Лал Бахадур Шастри, жизненный путь которого окончился в г. Ташкенте, складывались прекрасные деловые и личные отношения. Это также сказалось  на укреплении взаимосвязей между двумя странами…
Не смотря на то, что Ш.Р.Рашидов был очень занят  как политической, та и литературной деятельностью, он никогда не забывал о чаяниях простого народа. Он, верно, служил своему строю. Обидно то, что  строй, который он всю жизнь защищал, предал его. Шараф Рашидов был верным сыном Родины и народа, ведь сам он был выходцем из простой дехканской семьи, а свою трудовую деятельность начинал в качестве простого деревенского учителя ». А.Шерхар выразил в этом послании общую мысль всего индийского народа.
Перестройка нарушила некоторые связи со странами. Наш Ташкентский авиационный завод, как и все авиационные заводы России, не имел заказы на самолеты в течение 10 лет, завод держался на плаву за счет выпуска  товаров народного потребления, а также за счет сферы гражданского строительства.  Нашему коллективу ОКБ на ТАПОиЧ в это время поручали ответственное проектирование и строительство куполов на зданиях и музеях городов Узбекистана.  За неимением крупных заказов, численность работников завода сократилось с 50 тысяч до 10 тысяч. Основные сборочные цехи завода простаивали.
В это трудное для завода время, Индия, одна из первых  иностранных государств, сделала заказ заводу на 6 самолетов - заправщиков Ил-78, вдохнув жизнь в самолетостроение республики. Все это происходило в последние годы моего пребывания на заводе и среди конструкторов завода почувствовалось оживление. Конструкция самолетов заправщиков существенно отличается от обычного транспортного самолета Ил-76, а именно, при варианте заправщика поднимается взлетный вес самолета со 190 до 220 тонн, меняется конструкция крыла, центральная и хвостовая части фюзеляжа, планер самолета начиняется спецоборудованием для заправки других самолетов топливом. Технически это вызывает некоторые затруднения, но работники завода успешно справилась с этими проблемами.
После завершения заказов самолетов Ил-76 из Индии, по их примеру, поступили заказы из других стран на самолеты, уже  в большем количестве, завод стал вставать на ноги, поднимая авиационную индустрию Узбекистана. Индия продемонстрировала доверие в возможности производства самолетов нашим заводом, и в силе и надежности отношений с нашей республикой. Своим  заказом и оценкой исполнения она показала пример крупным странам мира.
Пакистан же, пока, остался верен протворечивой идеологии, он полностью ориентировался на военную технику и технику Китая и Америки. Были единичные случаи принятия на своих аэродромах нашего самолета Ил-76, для нас были случаи командировок для восстановления самолета в г.Пешаваре, но они, тогда, не сделали погоду во взаимоотношениях с государствами СНГ. Случилось худшее, а именно, моджахедов – патриотов из местного населения Афганистана сменили «талибы», выходцы из пограничных зон Пакистана.
       В лагерях, в пограничной зоне Афганистана и Пакистана, созданной Англией при разделе Индии, и названной линией "Дюрандо", обучались молодые местные ребята ведению партизанской войны. Так называемые  "талибы" (ученики ислама), под руководством вскормленного, при помощи ЦРУ США  Усама-Бен-Ладена и пакистанских офицеров, которые впоследствии, сыграли зловещую роль в Афганистане, повесив президента Наджибллу и его сторонников. Они же, подобно змее, которая кусает своего хозяина, под руководством «Аль-каида», наказали США в 2001г., взорвав башни - близнецы в Нью-Йорке. Способствовала, этим событиям, сложная обстановка в Пакистане и Афганистане.
       В настоящее время, Индия и Пакистан тяготеют к России и Узбекистану и к их союзам, однако страны СНГ подходят разборчиво к их желаниям, учитывая ту обстановку, которая сложилась при обострении кашмирской проблемы, во времена решения их спорных вопросов и активного решения в них Ш.Р.Рашидовым. Возможно, сила и политика соседнего государства Узбекистан, на примере решения спорных вопросов в годы «Холодной войны», будет и дальше способствовать сближению двух крупных стран Азии.


                               Глава 5. Переворот в Чили.

       В 70е годы прошлого столетия на американском континенте были две страны, которые активно строили социализм в своих странах и всецело поддерживали СССР в его внешней политике. Это государства Куба и Чили, где управление государством взяли в свои руки патриоты страны, и, конечно, не без активной помощи Советского Союза. Руководители этих стран Фидель Кастро и Сальвадор Альенде были единомышленниками и поддерживали общую дружбу с СССР,  верную в поддержке идей социализма. Они не только дружили  между собой, но также, старались помочь друг другу против ополчившихся на них, экспроприированных владельцев богатства в их странах. Разгоралась революционная борьба и в других странах американского континента, Никарагуа, Боливии, Эквадор, Венесуэла, однако, до полной победы социализма в этих странах, было еще далеко.
       Борьба за социализм в Чили, в отличие от Кубы, шла трудной и долгой. Выпускник медицинского института Сальвадор Альенде, вначале, создал свою демократическую партию, затем, в течение нескольких лет, менял свой курс, ибо его не всегда поддерживали его соратники. Он не сдавался и упорно искал пути строительства социализма и союза единомышленников. И наконец, после полного одобрения и народной поддержки его взглядов на будущую ориентацию государства Чили и поддержки ряда других партийных организаций, Сальвадор Альенде в сентябре 1970г. был избран президентом  государства Чили от партии «Народное единство».
        Сальвадор Альенде добился признания своих взглядов всем народом Чили, и уже, в первые дни своего правления, он провел аграрную реформу в стране, экспроприировал земли у латифундистов и раздал их народу, национализировал банки и крупные предприятия всех отраслей народного хозяйства. В процессе реформ по стране С.Альенде увеличил выплату зарплат трудящимся, создал пособия и льготы для неимущих, обеспечил работой всех граждан государства. В стране было введено бесплатное медицинское обслуживание, а в школах бесплатное питание. Безработица по стране резко уменьшилась, народ поверил президенту. Валовой прирост продукции в Чили, в первый год правления С.Альенде, превысил показатели предыдущих лет. Народ воспрянул духом и свободой, поверил в идеи нового правительства.
        За два года правления этой страной президент С.Альенде добился  следующих показателей:  к 1973г., в Чили был увеличен экспорт продукции страны на 85%, импорт на 60%, а прирост валовой национальной продукции составил 70%.  Народ понял преимущество социалистического пути развития.  Что удивительно, в последующее двадцатилетнее, с лишним, правления государством диктатором А.Пиночета, с заметным, большим ростом экономики страны за счет вливания средств из иностранных государств, народ не был удовлетворен и не простил переворот А.Пиночето, народ наказал его, на исходе его жизни, судебным преследованием за старые дела.
        Со стороны президента США Р.Никсона и Государственного секретаря США Г.Киссинджера, которые старались, внешне, быть в дружбе с СССР, начались тайные потуги по расшатыванию экономики государства Чили. В частности, с помощью работников ЦРУ и латифундистов, был перегнан, почти, весь скот в соседнее государство Аргентину, которая граничит по всей сухопутной стороне Чили. Цены на медь – основной источник дохода страны, резко упали, ибо основной покупатель их был США, все иностранные банки были закрыты, все это вызвало безработицу и спад экономики страны, в последующие годы. Началось брожение среди жителей страны.
         Советский Союз не мог оказаться в стороне, не смотря, на большую отдаленность государства Чили. Нужна была моральная и материальная поддержка народу и руководитель государства СССР, Л.И.Брежнев, после недолгого совещания в Политбюро, направляет партийную делегацию во главе с Ш.Р.Рашидовым в тревожную брожением страну Чили. Выбор руководителя делегации, видимо, был связан с предыдущими поездками Ш.Р.Рашидова, где его дипломатическая выдержка и опыт ведения переговоров подняли имидж  Советскому Союзу в международных кругах. В средствах массовой информации старались не афишировать участие партийных организаций Советского Союза в строительстве социализма в Чили, вследствие, этого, в открытой печати, почти, отсутствуют сведения о подобных поездках. Делегации из Советского Союза были связаны, в основном, с подъемом народного хозяйства возрождающегося государства Чили.
          Начала поступать помощь народу Чили пароходами и самолетами из Советского Союза, при этом, использовались большие грузовые самолеты Ан-22, способные поднять на борт до 100т. груза. Прикрытием служили оказание гуманитарной помощи соседним странам, в частности соседней стране Перу, где произошло землетрясение. Однако, как, иногда, случается, произошел непредвидимый случай, а именно, один из 5 самолетов АН-22, с грузом гуманитарной помощи для жителей г.Лима, страны Перу, неожиданно потерпел катастрофу в 1970г., над Атлантическим океаном, в районе Исландии. Это была большая потеря для авиации СССР, ибо, из 66 изготовленных самолетов Ан-22 на ТАПОиЧ, в строю находилось, около 50 самолетов, причем, все они были на боевом дежурстве, в эксплуатирующихся частях десантно-транспортной авиации Советского Союза, на случай непредвидимых обстоятельств во время «холодной войны».  Их использование в других целях могло подрывать боеспособность армии Советского Союза.
           Как упоминалось ранее, самолет Ан-22 был уникальным и единственным в мире, в то время, благодаря своим размерам и грузоподъемностью. Равные ему, по производительности и обороноспособности, не было ни одного подобного самолета, ни в одном государстве. Самолет Ан-22 воплотил в себя все новости авиационной науки и технологии, и нам пришлось не мало потрудиться, чтобы запустить его в производство.  Потеря самолета в полете стало для всех неожиданностью, начались правительственные разборки, как среди строителей, так и среди конструкторов. Был нанесен удар престижу СССР на международной арене, ибо было прекращены полеты этих больших, рамповых,  грузовых самолетов, способных перелетать Атлантический океан с большим грузом на борту.
           На ТАПОиЧ, на разбор катастрофы, к созданной правительством комиссии прилетела группа конструкторов из г.Киева, во главе с Генеральным Конструктором ОКБ, О.К.Антоновым, а также, начальником отдела прочности Е.И.Шахатуни (первой его жены). В частной беседе, они поделились о, грозящейся, над ними, судебной разборке и огласке. Олег Константинович помнил меня, он, в ранее время, при  организации филиала ОКБ в г. Ташкенте, напутствовал нас и пожелал успеха, направляя группу конструкторов из г. Киева в г. Ташкент. Мы, также, знали, что О.К.Антонов, несмотря на его заслуги в самолетостроении, не всегда пользовался успехом в г.Москве, ибо, его открытые высказывания о бюрократии в авиации, не всем нравилось. В душе, мы восхищались его смелостью и старались быть на него похожими.
           Повторное падение самолета, над сушей, также произошло в 1970г., в Индии, который раскрыл причину 2х катастроф самолета Ан-22. Дело заключалось в том, что многолопастные, соосные винты АВ-90, во время их сборки, покрывались в зоне кромки противообледенительными слоями резины. Края резины, после их укладки на комлевую часть винта подравнивались ножом, что при резком надавливании вызывало возникновение рисок, переходящиеся, при больших центробежных силах при вращении винтов в трещину, это операция  разрушала винт, который в свою очередь, при попадании в фюзеляж, разрушал самолет. Два подобных случаев определило причины разрушения самолетов в воздухе, при полетах на больших высотах.
         После длительных расследований двух катастроф самолетов Ан-22 и их причины, были сняты подозрения с конструкторов ОКБ им. О.К.Антонова, а также с руководства ТАПОиЧ и республики Узбекистан. В свою очередь, руководители моторостроительных заводов, были строго наказаны.  Государству Чили, после падения самолета Ан-22, был, также, нанесен экономический урон, ибо, была ограничена помощь, с доставкой самолетами. Катастрофа самолета произошла перед полетом делегации Ш.Р.Рашидова, где он и его группа намеревалась провести разъяснительную работу о политике СССР, среди интеллигенции Чили и заверить жителей страны о нерушимой дружбе народов двух государств. После этого случая, президент Чили, Сальвадор Альенде,  в декабре 1972г. посетил г. Москву.
         Ш.Р.Рашидову было, нелегко, быть в мятежной стране, где все было проникнуто враждебными взглядами представителей ЦРУ и политике солдат, переходящих, на враждебную сторону. Начиная с аэропорта и кончая дворца президента, все находилось в поле зрения тайной полиции Пиночета ДИНА, а также, военной хунты, готовившиеся провокацию. Делегации предстояла нелегкая задача, а именно, необходимо было вдохнуть струю надежды на правильно выбранный курс Сальвадора Альенде и его правительства, не смотря на угрозы контрреволюции. Ожидались любые провокация в длительном полете делегации через океан и во время посещения далекой страны Чили. Однако, задача была успешно решена.
         К слову, к концу 1972г. численность коммунистической партии Чили, под  руководством Луиса Корвалана и, при поддержке Советского Союза, резко увеличилась и достигла 200 тысяч членов, этим, страна Чили заняла первое место в Латинской Америке и сравнилась с численностью членов партии Кубы. Делегация Ш.Р.Рашидова, в процессе поездки, поделилась опытом строительства социализма в малых странах и помогла организовать поездку руководящих членов коммунистической партии Чили в Северную Корею, куда, впоследствии, был направлен Ш.Р.Рашидов. Государство Чили в 1972г. посетили несколько делегаций Советского Союза, по линии комсомола, министерства Внешней торговли, и других организаций СССР. 
  После возвращения и доклада Ш.Р.Рашидова о положении обстановки в Чили, со стороны СССР была вновь оказана помощь, правда в ограниченном количестве, ибо, понимали, что силы контрреволюции были намного сильнее, т. е. силы в борьбе за сохранение социализма в Чили, были неравные. Помощь СССР государству Чили определялась в размере 30 млн. долл. в виде продовольственных товаров, реструктурирования внешнего долга размером 260 млн. долл., а также договором на импорт меди в СССР в 130 тыс. тонн. Большего Советский Союз не мог дать, ибо чувствовалось положение Чили, на фоне активной деятельности внешних сил и сложность проблем, в связи с отдаленностью государства.
        В г.Москве президент государства Чили С.Альенде был награжден медалью «Ленинская премия». Подводя итоги правления С.Альенде, можно констатировать, что товарооборот между СССР и Чили вырос с 0,8 млн. рублей в 1970г. до 28,6,млн.рублей в 1973г.
В 1973г., в зловещий день 11 сентября, не только для Чили, ближайший ставленник Сальвадора Альенде, генерал А.Пиночет совершил государственный переворот в стране, в угоду ЦРУ США. Солдаты А.Пиночета штурмовали правительственный дворец Ла Монде. Президент С.Альенде, с автоматом в руках, боролся до конца, у своего рабочего кабинета, но был убит ворвавшимися солдатами А.Пиночета. Последняя речь С.Альенде, выступившего по радио, перед штурмом дворца, начинались так: - «Народ Чили! Трудящиеся моей Родины. Я благодарю Вас за верность, которую Вы всегда проявляли, за доверие, оказанную Вами человеку…». С.Альенде призывал народ Чили бороться за правое дело, за светлое будущее страны, погиб он в возрасте 65 лет, в 1973г. ( ровно, за 10 лет до гибели Ш.Р.Рашидова, и в том же возрасте).
        Сторонниками президента С.Альенде был подготовлен самолет и бронированный автомобиль на случай его покидания дворца Ла Монда, но он, категорически, отказался от этих услуг, веря, что его поддержат борющиеся его сторонники в городе. Также, он отказался надеть бронированный жилет и настоял, чтобы его ближайшие, не военные сподвижники по правлению государства, покинули дворец. Силы в борьбе двух противостоящих сторон оказались неравными, ибо генерал Пиночет привлек авиацию к бомбардировке дворца. В ходе боев двух сил: возрождающегося социализма и ставленника империализма, генерала Пиночета погибло свыше 80 тысяч чилийцев. Генерал Пиночет, вскормленный и приближенный к себе, ранее, президентом С.Альенде, после переворота создал свыше 100 концлагерей, где погибло свыше 30 тысяч патриотов Чили.
        К слову, из воспоминаний советского художника И.Глазунова, который там был в последние дни жизни С.Альенде. И.Глазунов заканчивал портрет С.Альенде, когда начался штурм дворца. Кругом грохот разорвавшихся гранат, посыпалась штукатурка, запылали гардины комнат. Портрет остался недоконченным и, впоследствии, сгорел в огне штурма. Этот случай напоминает незаконченный портрет президента США Ф.Д.Рузвельт, который позировал русской художнице Е.Шуматовой. Последними словами его были связаны с предупреждением, что ей осталось 15 минут для работы над завершением портрета. Затем, его голова откинулась назад, и он замолк, навсегда. Незаконченный портрет хранится в музее его дома в «Теплых ключах» штата Джорджия. При посещении музея вспомнился случай незаконченного портрета президента Чили С.Альенде.
        Генеральный Секретарь ЦК КПЧ, лауреат Ленинской премии, Луис Корвалан был схвачен солдатами А.Пиночето и заточен в тюрьму. В 1976 г. его обменяли на диссидента Буковского, и до 1983г. он жил в г.Москве. В этом же году, после разгула в происках врагов в СССР Ю.Андропова, Л.Корвалан покидает г. Москву и переезжает в Чили, где пишет книгу «Крушение Советской власти», оставаясь в рядах коммунистической партии. Как сподвижник и ровесник Ш.Р.Рашидова, возможно, он упоминает, в своем труде, о посещении делегации СССР в Чили и встречах с ним.
        Не смотря, на стабилизацию положения, осуществленного после переворота в Чили, а также, долгого, по времени, правление государством А.Пиночето, равный 17и годам, народ не забыл репрессии простых граждан, организованный его режимом. После уничтожения  тысячи сторонников С.Альенде, А.Пиночет создал деспотический режим в Чили. Его самого, после его президентства, несколько раз привлекали к суду, не смотря, на его старческий возраст. Похоронили его, не как президента, а как военнослужащего армии государства Чили, он умер в 91 год в 2006 году, при этом, с него не были сняты обвинения.
        А.Пиночету было предъявлено около 300 обвинений за его террористические операции, в частности, «операция «Коломбо», где участвовали «Караваны смерти» и др., благодаря которым, в концентрационных лагерях оказалось все прогрессивное население государства Чили. Было уничтожено свыше 40 000 сторонников С.Альенде. Режим А.Пиночето был осужден в ООН. После смерти А.Пиночета, начали привлекать к суду, уже, его сподвижников, причем, следствие вели и в Англии, в Испании, и в Чили. Этими действиями, по истечению срока его правления, выражается любовь народа к благородным делам  Сальвадора Альенде, и поддержке его правления со стороны Советского Союза, и, в первую очередь,  его представителями, которые, в трудное время, не побоялись увидеться с ним и поддержать его.
        Для нас представляют, некоторые трудности, в использовании  материалов, относящихся к эпохе революции в Чили и роли  президента страны С.Альенде. Они являются секретными и находятся в центральных архивах России.  Материалы о поездке Ш.Р.Рашидова в Чили, для простых лиц остается недоступным. Можно собрать информацию через другие каналы, в частности, через лиц, входящих в делегацию совместной поездки, однако, «иных уж нет, други, далече». Известно, что в делегацию входил известный русский художник И.Глазунов, который, некоторое время, был в опале у правительства России. Вариант сбора материала по книжным полкам, подобно материалам о Флориде, тоже не приемлем, ибо, страна Чили находится слишком далеко от нас, пишется о ней на испанском языке и о ней, также, мало пишут. Будем надееться на потомков, которые смогут более подробно описать деяния Ш.Р.Рашидова в далекой стране.


                                Глава 6. Афганские события.

Перейдем к афганским событиям. В 1978 году молодые офицеры во главе полковника афганской армии Х.Амина свергли законное правительство страны шаха М.Дауда, который правил страной с 1963г и привел страну к хаосу, и назначили президентом, председателем ЦК НДПА и ДРА, уже, не молодого поэта и писателя Афганистана Нур Мухамед Тараки. Он был одного года рождения с Ш.Р.Рашидовым, активно занимался революционной деятельностью в Афганистане и, неустанно, следил за ростом социализма в республиках Средней Азии. Он, при старом режиме, обострил свое отношение с королем М.Даудом тем, что проявил свое, недружественное отношение к империалистическим государствам и, к этому времени, перевел на афганский язык ряд произведений, изданных в Советском Союзе. Н.М.Тараки учился революционной деятельности в Индии, и по возвращению, создал в стране Народно демократическую партию Афганистана, за что стал, преследуем правительством.
         После свержения короля Афганистана М.Дауда и избрание Н.М.Тараки на президентский пост, в Афганистане произошли заметные изменения в аграрном секторе, а именно, были экспроприированы земельные наделы у помещиков и розданы мелким фермерам. Были созданы условия для всеобщего, бесплатного обучения детей и занятость для женщин. Также, по следам роста Ш.Р.Рашидова, Н.М.Тараки уделил большое влияние развитию печати в стране, им были созданы типографии для ряда газет и журналов, где освящалась жизнь в Советском Союзе и, особенно, в Средней Азии. Однако, положительные преобразования в стране воспринялись враждебно со стороны религиозных деятелей и в стране начались брожения. Внутри его окружения организовалось противостояние во главе с Х.Амином, назначенным Н.М.Тараки, как вторым человеком в стране.
        Первая  заграничная поездка Н.М.Тараки была совершена в Советский Союз, в 1965г., в том числе, в г. Ташкент, на лечение, еще в ранние годы его деятельности в стране. Он хотел лечиться, только, у мусульманина,  и здесь, по рекомендации Ш.Р.Рашидова, ему успешно провели операцию в г. Ташкенте, в Институте грудной хирургии, под руководством знаменитого хирурга В.В.Вахидова. Встретившись, затем, в г.Москве, с Л.И.Брежневым и окрепший здоровьем, он вернулся в г.Кабул. Советниками у Н.М.Тараки, также, были со стороны военных генерал И.Г.Павловский, от дипломатии В.Сафрончик, посол в Афганистане Пузанов и др., которые удерживали его от скороспелых, революционных решений в отсталой стране Афганистан.
        В 1979г., после Апрельской революции, когда была провозглашена Демократическая республика Афганистан, Н.М.Тараки стал чаще посещать ближайшие социалистические страны. Однако, став во главе государства, Н.М.Тараки, стал, больше, раздражать своим правлением и своей известностью тщеславного Председателя революционного совета Х.Амина и тот ждал момента своей мести.  После возвращения   Н.М.Тараки из Гаваны, где он присутствовал на Конференции неприсоединившихся стран и где он встречался с Ф.Кастро, он проездом, посетил г.Москву и г.Ташкент, где, вновь, встретился с Л.И.Брежневым и Ш.Р.Рашидовым, с надеждами на дальнейшую помощь стране. Х.Амин ждал его приезда и, организовав заговор, убил его, задушив его, с помощью своих соратников. Затем, началась чистка  окружения Н.М.Тараки, верных и преданных людей, политике Советского Союза. Последние слова Н.М.Тараки, при виде приближающего к нему Х.Амина были: – «Это все, это конец…».
Возглавив правительство Афганистан, Х.Амин развил напускную деятельность по строительству развитого социализма в полуголодной стране, не имеющей никакой промышленности. Причем, он обратился к СССР с желанием вооружить свою армию современным оружием, чем вызвал опасения со стороны Л.И.Брежнева, который уважал убитого Н.М.Тараки, к тому же, правительство СССР, зная, что Х.Амин учился в США, с опаской следили за его действиями. В это время в Ираке после революционной борьбы в стране правительство возглавила партия  БААС Саддама Хусейна, он с такой же просьбой обратился к СССР. Обратились и другие государства Востока. В пылу откровений Министр иностранных дел СССР А.А.Громыко с горечью воскликнул: - "На Ближнем Востоке не соскучишься!"
Х.Амин, избавившись от окружения Н.М.Тараки, обратился к миру за вооружением и, после долгих колебаний, и не до конца проверенных сведений о положении в стране, Л.И.Брежнев доверил судьбу страны службе руководителя КГБ Ю.В.Андропова. Предполагалось провести предварительную рекогносцировку и убрать Х.Амина, который, уже, начал шантажировать правительство СССР, предупреждая, что он может обратиться за помощью к Америке. Операцию по захвату дворца Тадж-бек и  уничтожению Х.Амина («шторм-333») поручили спецназу ГРУ, который готовился в г.Ташкенте, а прикрытие спецназа поручили «мусульманскому батальону», численностью 540 человек, который формировался в г.Азад-баш, что под г.Чирчиком, ибо основной контингент состоял из воинов Узбекистана и работников, обеспечивающих батальону всем необходимым, для подготовки операции. Отправку «мусульманского батальона осуществляли из аэропорта Тузель, находящегося в соседстве с взлетной полосой нашего ТАПОиЧ.
         В Афганистане «мусульманский батальон» встретили десантники из Ферганской дивизии ВДВ и спецназ ГРУ. Предстояло взять штурмом дворец Х.Амина «Тадж бек», он находился на вершине холма, был хорошо укреплен и охранялся,  днем и ночью. 27декабря 1979 г. завязался бой, где основную роль в уничтожении Х.Амина и его окружения сыграл «мусульманский батальон», показав хорошую подготовку и преданность стране. Нигде не упоминается о роли Ш.Р.Рашидова в обеспечении основных задач по подготовке и проведению операций в Афганистане, и какая бы война не была, правильной или не правильной, он честно выполнял свой долг перед страной и партией. Командующий Туркестанским военным округом генерал-майор Н.И.Попов, нач. штаба округа генерал-майор Б.В.Гранов и другие руководители дислоцированных в г.Ташкенте, военных соединений, при подготовке штурма, согласовывали планы с Ш.Р.Рашидовым.
         Поделимся, подробнее, некоторыми данными о роли «мусульманского батальона» в захвате дворца Х.Амина, ибо, со временем, секретная информация СМИ становится доступным для читателя. «Мусульманский батальон» начал формироваться приказом от 26 апреля 1979г., в годовщину крупного землетрясения в г. Ташкенте в 1966г., что, видимо, и придало боевой дух организованному коллективу. После тщательного отбора участников «мусульманского батальона», из 5000 военнослужащих, было сформирован Объединенный отряд специального назначения в 540 человек, под командованием генерал полковника Туркестанского военного округа Ю.Максименко. В «мусульманский батальон» вошли представители всех республик Средней Азии, однако, командирами отрядов назначили, в основном, представителей Узбекистана, по преобладающему их количеству в отрядах.  В г.Азад-баше начались учения по приемам ближнего боя и молниеносного уничтожения противника в любых условиях.
         9-10 декабря 1979г. «мусульманский батальон» был переброшен на авиабазу в Баграм в Кабуле в распоряжения общего командования операции «шторм-333» В.Колесника, для этих целей были использованы 50 самолетов: Ан-22, Ил-76 и Ан-12 ВТА, с использованием отправной  базы Тузель г.Ташкента, с привлечением некоторого контингента работников ТАПОиЧ. Снабжение бойцов «мусульманского батальона» осуществлялось с расчетом автономного осуществления военных операций и скромного, независимого существования в течение одного месяца, вплоть, до приложения к транспортируемым самолетами провианта, ограниченного количества воды и дров. Ответственность за снабжение «мусульманского батальона» ложилось на руководство Узбекистана. Все участники «мусульманского батальона» были снабжены афганскими паспортами и словарями.
         На «мусульманский батальон» ложилась ответственная задача, доставить к месту назначения новое правительство Афганистана во главе с его новым президентом Б. Кармалем, который был вызван из Чехословакии и готовился к новой должности в кругах Ш.Р.Рашидова. Правительство Б. Кармаля должно было провозгласить свое назначение в случае  успешной операции по ликвидации  самого Х. Амина и его сторонников.  Однако, в 1986г., своей слабой политикой правления, Б. Кармаль был вызван, на лечение, в г.Москву и заменен главой афганской службы госбезопасности (ХАД), М.Наджибуллой. 
         Свержение правительства Х.Амина предполагалось штурмовыми силами спецгрупп «Гром» и «Зенит», вторым кольцом  был расположен «мусульманский батальон», задачей которого являлось прикрытие первого кольца ударной группы и блокирование солдат «национальной гвардии» Х.Амина в тылу операции. За «мусульманским батальоном», на некотором удалении, были расположены солдаты витебской десантной дивизии из ограниченного контингента войск, которым было дано непонятное предписание - подавлять любые очаги вокруг дворца «Тадж - бек», что сыграло, впоследствии, неприятную роль в операции. Для первого кольца штурмовой группы из «мусульманского батальона» в последний момент были выделены около ста бойцов, ибо разведка доложила, что соотношение сил обороняющихся к наступающим силам соответствует 5 к 1.
        «Мусульманский батальон» был не только детищем Туркестанского Военного округа и правительства Узбекистана. В него входила группа «Чалма», подчиненная, непосредственно, министру иностранных дел СССР А.Громыко, ибо, министерство было заинтересовано в сохранении всей документации кабинета Х.Амина. Также, входила группа «разведчиков», щекотливой задачей которого являлось  обеспечение сохранения драгоценностей дворца «Тадж Бек». Эти группы находились под прикрытием «мусульманского батальона», но действовали, после боя, самостоятельно, в разборе трофеев, что также, по словам очевидцев, сыграли неблаговидную роль, после операции «шторм-333».
        Уже, в первые, минуты начала операции, стало очевидно, что основные спецгруппы десантников спецподразделений «Гром» и «Зенит» не совсем справляются с поставленной им задачей. Необходимо было срочно обезвредить афганскую «национальную гвардию»  и  «офицерскую роту».  Гвардия Х.Амина,  фанатично, боролись за своего хозяина, превосходство сил было не в пользу наступающих.  Штурм мог затянуться на неопределенное время, что могло всколыхнуть город Кабул с непредвидимыми последствиями.         Командиры «мусульманского батальона» приняли самостоятельное решение, вступить в бой и этим, после часового ожесточенного боя,  был решен исход сражения. В бою отличились и были награждены, впоследствии, орденами «Боевого Красного знамени», «Красной Звезды» и другими боевыми наградами командиры рот «мусульманского батальона»: В.Шарипов, Р.Турсункулов, М.Мирюсупов, А.Абдуллаев, А.Ашуров, который, в частности, возглавив группу «Чалма», принял, со своими солдатами, участие в бою и др.
        К слову, участники «мусульманского батальона» гордились выполненной задачей, но, в связи с развалом СССР, после завершения войны в Афганистане, они оказались забытыми обществом и у некоторых всколыхнулись воспоминания незаслуженных обид и забвений. В частности, А.Ашуров вывез знамя с купола дворца Х.Амина, но оно оказалось никому не нужной, другой командир роты предпринял решение в попытке разграбления драгоценностей дворца, но был, впоследствии, отстранен от должности и т.д., но это, только,  к слову. «Мусульманский батальон» с честью выполнил свой долг перед родиной и своими самостоятельными действиями решил исход сражения мирового значения. Он потерял в бою 7 бойцов, было ранено около 50 человек, причем, некоторые пострадали со стороны неумелых действий десантников витебской дивизии, которые приняли бородатых бойцов «Мусульманского батальона» за афганцев.
        Для подготовки переворота в Афганистане в Баграм из г.Ташкента было совершено 343 самолетов - рейса, причем, за 46 часов, что было вторым знаменательным случаем в ВДВ Советских войск, после переброски войск в Чехословакию в 1968г. В Кабул, через аэродром Баграм, было доставлено 7700 бойцов, 900 единиц боевой техники и около 1000 т. различных грузов. Не обошлось и без летных происшествий, связанных с падением самолета нашего самолета Ил-76, с десантниками на борту и вывозом «груза 200», черного тюльпана, из Афганистана. Наш военно-транспортный самолет Ан-22, который, в то время, считался самым большим самолетов в мире, выполнил основную роль в переброске солдат и военной техники в Баграм - аэродром при г. Кабуле. В последующих операциях по переброске войск участвовало свыше 50 самолетов Ан-22.
        Штурм дворца Тадж-бек и уничтожение Х.Амина и его окружение, на следующее утро, всколыхнул г.Кабул.   В Афганистане начались волнения, и правительство СССР,  в конце декабря 1979 года ввело «ограниченный контингент войск», т.е. 40ую армию, чтобы не допустить, в связи с волнениями, проникновения иностранных войск, в бодбрюшье Средней Азии. Ю.В.Андропов, возглавив СССР в 1982г., расширил военные действия в Афганистане, введя крупную военную технику. Началась длительная, заведомо проигрышная война, в Центральной  Азии.
        В настоящее время печать России свободнее публикуют материалы о начале афганской войны. В частности, в статье Шурыгина: «Творцы Афгана. Андропов сознательно вредил СССР» раскрывается интервью бывшего Государственного Секретаря  США З.Бжезинского французской газете «Ле нувель обсервейтер» (1998. 15-21 янв.). Он сообщает, что ЦРУ различными средствами в печати и демонстрацией  сознательно втягивало СССР в Афганистан и Ю.Андропов, возглавляющий КГБ СССР, должен был знать об этом. «Именно Андропов был тем человеком, чье слово окончательно убедило Брежнева решиться на ввод войск. Все руководство Генерального штаба ВС СССР выступали против ввода войск. Опираясь на некие «данные агентуры», он навел «тень на плетень».
З.Бжезинский продолжает: - «Эта операция была превосходно задумана. В результате русские попали в афганскую ловушку. В день, когда СССР официально перешел границу, я написал президенту Картеру: - «Сейчас у нас появилась возможность устроить СССР его собственный Вьетнам» Почти 10 лет Москва должна была вести войну, которая привела к развалу Советской империи». Обозреватель-международник Л.Млечин в своей книге «Загадочный Андропов» пишет, что Ю.Андропов дезинформацию правительства СССР начал в 60 годы, организовав группу пропагандистов в высшем эшелоне власти, которые готовили наиболее удобные документы для общественности. 
После начала Афганской войны средства массовой информации всего мира начали травлю  СССР. Почти все капиталистические страны, а также великий Китай, обиженный, в свое время, на Н.С.Хрущева, и строивший провокации на границе с СССР, все, они, начали снабжать оружием моджахедов Афганистана и начинающих поднимать голову талибов. Пакистан и Саудовская Аравия старались перещеголять друг друга в помощи моджахедам. Новый президент Б.Кармаль, который подготавливался на смену Х.Амина, жил в г.Ташкенте и выступал, по радио, с обращением к нации, но он, до конца своего правления, не смог завоевать доверие народа Афганистана.
Город Ташкент и прилегающая к Афганистану зона республики превратились в прифронтовой район и мы, работники секретного авиационного завода, чувствовали это особенно ярко. Угрозы со стороны моджахедов, подогреваемые иностранными державами, о захвате городов Среднеазиатских республик, раздавались постоянно. На территории завода чуть ли не ежедневно  вылавливали подозрительных людей. Через г.Ташкент шла основная трасса по снабжению войск 40ой армии, в первые холодные декабрьские дни возили, даже дрова, самолетами. Назад поступали раненные и тела погибших. В Узбекистане развернулось строительство госпиталей и перевод поликлиник в госпитали. Основную нагрузку по вводу раненных в строй взял на себя Институт грудной хирургии в г.Ташкенте под руководством В.В.Вахидова и Ташкентский госпиталь под руководством А.С.Борко.
ОКСВА – ограниченный контингент советских войск в Афганистане действовал не как захватчик чужого государства. К началу боевых действий продолжали функционировать около 150 предприятий Афганистана, построенных, ранее, Советским Союзом. Население Афганистана, не разобравшись в создавшемся положении, продолжала сохранять дружественные отношения с работниками Советского Союза, участвующими в налаживании контактов с соседним государством. Большую роль играл, здесь, Узбекистан, активно участвующим, совместно с афганскими тружениками, в строительстве и подъеме их народного хозяйства. Однако война нарушила планы возрождения Афганистана.
        Наше ОКБ почти ежедневно проводила восстановление, поврежденных снарядами и ракетами, самолетов, срочно выпускала ремонтную документацию на продолжение эксплуатации отремонтированных самолетов. На ближайшей авиационной базе, расположенной под г. Ташкентом, станцией  "Тузель", а также, в г. Фергане, мы оснащали самолеты новым оборудованием для отражения атак,    действующих от моджахедов, против самолетов и советской авиатехники. Печально, но не все поврежденные самолеты в Афганистане долетали до наших ремонтных баз. Как упоминалось ранее, первая трагедия нашего самолета Ил-76  произошла в первый день вторжения войск, 25 декабря 1979г., при заходе  на посадку самолет врезался в гору. Погибли 36 десантников и экипаж из 5 человек. Сменивший, тихоходный и управляемый самолет Ан-22, самолет Ил-76, не смог поправить положение из - за уязвимости планера от возникших, позже, ракет моджахедов «стингеров». Позже стали применять навеску специальной аппаратуры, создающие ложные тепловые цели. Постоянно, вплоть до 1989г., на ТАПОиЧ начала поступать, поврежденная от снарядов, авиатехника. 
При сборке, на заводе ТАПОиЧ, тихоходные, летательные аппараты снабжались  бокам фюзеляжа специальными установками: блоки ППС, с многочисленными гнездами для шашек тепловых ракет, которые по команде со стороны пилота выстреливались в разные стороны от летательного аппарата.  Они, своей высокой температурой (до 2000град.), отвлекали, запущенные с плеча, легкие американские ракеты "стингеры", отворачивая их полет от самолета или вертолета, в сторону ракет. Температура газа у выхлопа двигателей была ниже и составляла 600-700 град., что позволяло, в этом случае, уменьшить мишень для "стингеров". Эти ракеты  стали поступать в большом количестве из США, Китая и Пакистана.
Удобные для моджахедов переносные "стингеры", внедренные американцами, с 1986г., обычно не требовали прицельной наводки и запускались вслепую, они летели на тепловое излучение двигателей летательного аппарата. Однако, наши установки, не всегда спасали самолет, в некоторых случаях ракеты в ракетницах были на исходе, в других случаях пилоты не успевали их выстреливать. До последнего времени на аэродроме Баграм под Кабулом и вокруг Афганистана лежали остовы разрушенных советских самолетов, пока их не прибрали пакистанские власти, на переплавку. А сколько их погребено в горах и песках.  Война шла разрушительная, длительная, и не только "ограниченным контингентом войск".
Ремонт самолета заключался в замене поврежденных деталей, узлов и агрегатов самолета и в установке ремонтных накладок на разрушенные зоны обшивок и панелей крыла и фюзеляжа. Нами были выпущены каталоги и ремонтная документация на "Ремонт планера, при боевых повреждениях самолета", которые были распространены в различных войсковых частях, где базировались наши самолеты. Трудно было быстро дефектировать, и проводить восстановление конструкции,  когда чудом удавалось большому 4х двигательному самолету прилететь с одним разорвавшимся двигателем от залетевшего в него "стингера". Он весь был поврежден от горящих осколков ракеты и двигателя, что вызывало опасность нарушения прочности конструкции в ответственных зонах самолета. По официальным данным, потери советских войск по авации, составили 118 самолетов и 333 вертолета.
Нас, инженеров авиационного завода не пускали в зону боя, однако, нам приходилось присутствовать в некоторых пограничных районах республики, участвуя в обслуживании авиационной техники. Я был свидетелем напряженного состояния всего народного хозяйства республики Узбекистан, здесь строились стратегические дороги и мосты над бушующими водами реки Аму-Дарья для связи с центром, откуда поступала военная техника, расширялись взлетные полосы аэродромов.  Поднимались капониры для укрытия современных секретных истребителей от попадания бомб, строились опорные пункты для снабжения войск, рылись бомбоубежища и т.п. Узбекистан превращался в прифронтовой район. Одновременно, шло крупное строительство в Афганистане, обеспечивая проход войск через непроходимые, гористые местности и ущелья, причем, снабжение в строительстве объектов, осуществлялось через Узбекистан.
Местная, затяжная война могла переродиться в мировую. Основная нагрузка на бесперебойное снабжение войск в Афганистане ложилась на руководство республики Узбекистан. Транспортировка грузов шла, в основном, через понтонный и, затем, через железнодорожный мост, собранный из  6и крупных проемов, из города Термез в город Хайратон, на Аму-Дарье, т.е. из Узбекистана в Афганистан. Также, снабжение войск шло с ближайших аэродромов в Карши, Термезе и из других городов республики. Подготовка к вторжению и сама война шла в течение, более чем 10 лет, и все это время Ш.Р.Рашидов считался, одним из ответственных руководителей СССР, обеспечивающим бесперебойное снабжение присутствующего, тридцати тысячного, «ограниченного контингента войск». Мне часто приходилось видеть Ш.Р.Рашидова в, совсем, не торжественных местах. Он видимо, чувствовал некоторую непродуманность войны, но как солдат, подчинялся внешним обстоятельствам и нес свой крест до конца.
Ш.Р.Рашидов, помимо общих обязанностей по обеспечению продовольствием и снаряжением «контингента ограниченных войск», т.е. 40ой армии и армии Туркестанского военного округа, занимался и дипломатической работой с руководителями отрядов самообороны, в прилегающих, к СССР, районах Афганистана. В частности, руководитель узбекских ополчений в Афганистане Р.Дустум имел свою базу в Узбекистане, и возможно, общался с Ш.Р.Рашидовым, по, долгу службы и гостеприимства. Кстати, уход Р.Дустума из лагеря последнего просоветского руководителя в Афганистане М. Наджибуллы, после развала СССР, решил исход противостояния с талибами в 1992г., т.е. поражение Афганистана.
Горестно вспоминать, как много, необученных бороться, в горных условиях,  солдат погибло в бою. Много тяжелой техники попали в засады в ущельях. Много тяжелых транспортных наших самолетов типа АН-22, Ил-76, Ан-12 и других с неподготовленными к условиям войны в Афганистане экипажами, рассыпаны на горных склонах это страны. Война была непредсказуема, условия ведения войны и руководство военного командования менялись постоянно, наконец, Политбюро СССР признало, что война проиграна и, благодаря искусству генерала А.Громова, 40ая армия, в 1989 году, была выведена из Афганистана.
Как сообщалось в сводках Генерального штаба ВС СССР, а также, по данным ООН:- «Афганистан обошелся Советскому Союзу очень дорого. Было убито, умерло от ран и болезней свыше 15000 человек, ранено около 54000 человек, стали больными свыше 400000   человек, через войну прошли свыше 620000 человек. Расходы на войну составляло до 3млрд. долл. ежегодно. Сам Афганистан потерял около 1,5 млн. человек. А главное - духовные последствия этой войны были куда страшнее, она «демонизировала» образ СССР в глазах «мусульманского мира». 
В 1992 году пал режим последнего друга Советского Союза, президента Афганистана М.Наджибуллы. Он остался в одиночестве, против, окружающих его врагов, ибо, с 1991года Советский Союз прекратил помощь Афганистану, моджахеды хозяйничали в стране, разбираясь в своих кланах.  В основном, началась резня между таджиками, во главе с Ахмад шах Массудом и Хекматияром, во главе  пуштунов, каждый мечтал возглавить правительство Афганистана. Узбекский генерал Дустум, на которого опирался  М.Наджибулла в Кабуле, предал его и отвел свои войска на север Афганистана. Он наделся также возглавить страну но, уже, с моджахедами.
        Страна Афганистан оказалась беспомощной от вторжения в 1994 году хорошо подготовленных талибов с пограничных территорий Пакистана. Пакистанские службы безопасности воспользовались этой ситуацией и, не смотря на предлагаемые варианты М.Наджибуллы по урегулированию военного конфликта в стране, руками самих талибов, в 1997г., он был вытащен из здания ООН в Афганистане и жестоко повешен, вместе с братом Ш.Ахмадзаем и его близкими людьми. Были нарушены все режимы экстерриториальности представительства ООН. М.Наджибулла, был родом пуштун, но он отказался признать правительство талибов и их резиденцию «линию Дюрандо», чем разгневал их руководство.
М.Наджибулла был дальновидным политиком и, с помощью Советского Союза, в течение 10и лет управлялся с различными кланами Афганистана. Но в 1992г. его предал и Советский Союз, прекратив поддержку оружием и провиантом, ему было уже, не до Афганистана. Интересны его высказывания, приведенные журналистом М. Калишевским в международном, информационном агентстве «Фергана». В 1992г., военным советникам СССР он заявил следующее: - «Ваш Горбачев нас предает. Да и вас самих тоже. Но запомните – тогда больше союзного вам Афганистана уже никогда не будет. Потому, что пуштуны не забывают предательство». Западным корреспондентам М.Наджибулла заявил следующее: - «В наших общих интересах противостоять фундаментализму. Если он придет в Афганистан, то война затянется на годы. Афганистан станет крупнейшим производителем наркотиков. Афганистан станет центром терроризма».
  Сменяемые в это время президенты Афганистана Бабрак Кармаль, затем, в 1986г. Мухаммад Наджибулла, которые были еще, в правительстве дружественного к СССР, президента Тараки, часто останавливались в  г. Ташкенте, где размещались основные базы снабжения тридцати тысячного контингента войск Советского Союза. (В иностранной печати, с учетом сменности воинского контингента, сообщалось о 100 тысячном контингенте войск). Наиболее часто, они встречались с Ш.Р.Рашидовым, решались  основные вопросы по снабжению войск и работы предприятий, построенных Советским Союзом в Афганистане, а их насчитывалось, в то время, не менее 600 объектов. Успешно работали 150 ранее построенных предприятий, а также, военные городки, их инфраструктура, оборудованные казармы, оснащенные госпитали и большое число гражданских сооружений. При взаимном общении, возможно, они, предвидели будущее Афганистана, однако, не каждому дано высказывать свои мысли вслух.
        Сохранение работоспособности сооружений в Афганистане, участие в бесперебойной смене состава контингента за десятилетний период войны, где участвовало разные рода войск,  а также укомплектование гражданского состава по обеспечению организации и снабжении тыла, когда приграничные города были мобилизованы для фронта,  выпадало, в большей степени, на долю Узбекистана   и его руководителя Ш.Р.Рашидова., ибо основное снабжение контингента шло через г.Термез, через налаженным, позже построенным, железнодорожным мостом через реку Аму-Дарью. Как упоминалось ранее военными специалистами, в средствах массовой информации, через Афганистан прошло около 620 000 человек, разных, по назначению и квалификации, и многим из них приходилось останавливаться в г.Ташкенте, где им были представлены необходимые условия для их деятельности. Все эти заботы ложилось на руководство республики, и не было, ни одного замечания, по их качеству обслуживания.
        Можно констатировать, что порядок и четкая организация снабжения фронта,  восстановление техники и обслуживание личного состава, прибывающего из Афганистана, были успешно решены. За время ведения афганской войны, не было, какого либо нарушения в обеспечении снабжения армии. Однако, политика в решение  оккупации Афганистана и затяжная война, а также, причина поражения в войне, шло, уже, не из г. Ташкента. Если американский народ за проигранную войну во Вьетнаме, а ныне в Ираке, не стесняется критиковать правительство и наказывает его, или импичментом, или перевыборами, то в СССР этого не произошло. Развязанную войну Ю.В.Андроповым, А.А.Громыко, Л.И.Брежневым постарались замять, а Ю.В.Андропову, во время напряженной войны и падения престижа на мировой арене страны, даже, позволили отвлечься и переключиться на  борьбу с коррупцией внутри республик.
Нынешнее состояние жизни в Афганистане, под руководством НАТО желает  лучшего. В стране присутствует свыше 160000 иностранных войск из 44 государств и 400 000 солдат и полицейских регулярной афганской армии и, тем не менее, ежегодное производство опиумного мака достигло 6,2 тыс. тонн, что составляет 90% мирового производства. 80% жилого фонда находится без электроэнергии. Последствия страны непредсказуемы. Руководство НАТО защищает только себя, в окрестности г.Кабула. По данным печати США, стоимость обеспечения одного солдата в Афганистане составляет 1 млн. долл. в год, затрачено, уже, на войну в Афганистане свыше 300 млрд. долл., и война еще продолжается.   В настоящее время, состав и количество солдат в Афганистане, также, меняется, что сопоставимо, со временами участия и ответственности Ш.Р.Рашидова, то можно представить, какие нагрузки ложились, в то время, на плечи республики и его руководителей.
  ТАПОиЧ, в 1981г, взял на себя ответственную задачу в деле участия в Афганской войне. Помимо ремонта военно-транспортной авиации, самолеты которой восстанавливались по нашим чертежам, в нашем КБ была разработана тема «Скальпель» по согласованию с ОКБ им. С.В.Ильюшина. Тема «Скальпель»  предназначена была для операции раненных в воздухе, в военно-транспортном самолете  Ил-76МД, причем, на земле в самолете и в автономном режиме, в стороне от военных действий. Хирургический комплекс состоял из трех, не зависимых друг от друга, модулей на колесах. Модули могли быть соединены между собой воздухо- и влагонепроницаемыми переходами, обеспечивающими общее и частное кондиционирование всех помещений. Эвакуация раненных, при аварийных ситуациях, обеспечивалась крупными проемами из всех модулей.
Функции 3х медицинских, легко транспортируемых модулей были следующими, первый модуль был предназначен для операции, второй модуль для реанимации и третий модуль для интенсивной терапии, который включал в себя 14 коек носилок и место для обслуживающего персонала. В модулях обеспечивалась полная тишина, при 4х работающих двигателей самолета, за счет звукопоглощающих стен помещений и кондиционирование воздуха, по типу наземных, хирургических госпиталей. Наши конструктора, неоднократно, посещали Республиканский Специализированный Центр Хирургии, где академик В.В.Вахидов сам водил конструкторов по кабинетам и знакомил их с системой устройств оборудования и вентиляции его детище. Впоследствии, после постройки первого самолета с темой «Скальпель», в 1983г, об этом упоминали центральные газеты Узбекистана и печать ТАПОиЧ.
Опробование темы «Скальпель» в боевых условиях в Афганистане провела группа медицинских работников из 12 человек, из института им. Н.Н.Бурденко, в 1983г., во главе с генерал – майором медицинской службы, Директором центра института травматологии и ортопедии СССР (ЦИТО), Ю.Г.Шапошниковым, который, неоднократно, приезжал в г.Ташкент, и устраивал среди конструкторов встречу с пожеланиями доработать детали конструкции модулей и их медицинского оборудования.  Ю.Г.Шапошников, в частной беседе, произвел на нас, конструкторов добрые впечатления, мы чувствовали его нелегкую, интересную работу в Афганистане. К слову, он, в то время, был вторым мужем космонавта, Героя Советского Союза В.Терешковой, что усиливало наш интерес к его, незаурядной личности.
Летающий хирургический госпиталь «Скальпель» после афганской войны был передан Главному военному клиническому госпиталю им. Н.Н.Бурденко, где послужил в горячих точках Советского Союза. В частности, он оказал срочную помощь и вывез раненных из г.Спитака, Армения, во время страшного землетрясения в 1988г,, из г.Уфы, во время железнодорожной катастрофы на берегу реки в 1989г, во время войны в Чечне, где смог оказать помощь свыше 3000 раненным жителям и бойцам ополчения. Описывают благополучную помощь и доставку самолетом «Скальпель» в госпиталь в г. Москву раненного генерал – полковника В.Баранова из г.Грозного в 2004г.
        На базе темы «Скальпель», нами была разработана новая тема «Айболит» на базе самолета Ил-76МД, причем, с  более широкими функциями обеспечения помощи раненным и больным. Тема «Айболит включала, дополнительно, мобильные палаты для лечения детей с различными заболеваниями. Тема «Айболит», дополнительно, была снабжена передвижным транспортом, причем, на все случаи катастроф, однако, постройка темы не была завершена из - за перестройки  и развала СССР, в 1991г.
Тема «Скальпель», в свою очередь, впоследствии, была заброшена властями г.Москвы, ибо требовала постоянного внимания к обслуживанию медицинского оборудования, с требованием их замены на более современные приборы. Эти проблемы освещались средствами массовой информации России. В частности, газета «Аргументы недели» в разделе Новости от 26.09.2007г. пыталась определить дальнейшую судьбу темы «Скальпель», но не смогла, ибо эта тема, без новых подпиток в конструкции модулей, «приказала долго жить». Иностранные государства своими летающими хирургическими госпиталями часто заостряют эти вопросы в России, но пока, безрезультатно.
К слову, нами в КБ ТАПОиЧ из состава конструкторов был выделен ведущий темы «Скальпель», в обязанность которого входила продвижение этой темы и в решение всех вопросов в эксплуатации. Во время афганской войны ведущий конструктор Юрий Руденко успешно справлялся с этой задачей, он сумел напечатать несколько статей в центральных журналах, посвященных работе темы «Скальпель». После развала СССР полковник Главного военного медицинского управления Министерства Обороны России (ГВМУМО), видимо другой, Юрий Руденко проявил инициативу в утилизации темы «Скальпель», по его команде самолет разобрали на части для местных нужд. Однако, вернемся к нашей теме. 
Раньше в Афганистане сталкивались интересы крупных государств, которые натравливали народ на, как бы, иноземных захватчиков, то, в настоящее время, против талибов выступают не только государства мира, но и сами местные жители Афганистана, которые устали от правления талибов и, кровно, заинтересованы в освобождение родины от пришельцев.  Это позволяет, легче, решить проблему мира в этом регионе, в ближайшем будущем. Выбранный, повторно, в 2009г., президент Х.Карзай, с поддержкой международных сил, с завидной осторожностью  проводит политику сдерживания талибов в Афганистане, с надеждой сохранить мир в регионе.  Однако, время покажет.
        В заключение описания, хотелось поделиться впечатлением о пограничном городе Термезе, через который проходили грузы в тревожный Афганистан. Мне, по служебной командировке пришлось посетить этот город и осмотреть его окрестности. Он утопал в зелени, и считался надежным тылом для воинов Советского Союза и преданных ему части афганцев, ибо, сюда были эвакуированы их семьи. Нам пришлось ремонтировать старые катера Амурской флотилии, которые отжили свой срок и ждали утилизации. Раньше, катера присылали из г.Казани, но прервавшиеся связи во время перестройки, вынудило руководство республики обратиться с просьбой восстановить списанные катера, которых насчитывалось свыше 30 единиц.
       Вид катеров, рассчитанных на перевозку 10-15 десантников, был удручающий, разбитые и сгнившие палубы и каюты, погнувшиеся и разорванные борта кормы, отсутствие двигателей и систем управления, все наводило на мысль отказаться от их восстановления. Однако, выхода не было, поступление новых катеров не предвиделось. Попросили всю рухлядь переправить на наш завод. Нам помог опыт восстановления разбитых самолетов, ибо, известно, развитие авиации пошло после кораблестроения. Те же шпангоуты, стрингера, бимсы, фитинги и т.д. Рубку мы сделали своим, новым из трехслойного материала, окантованным алюминиевыми полосами из твердого сплава. Палубу катера покрыли авиационными листами с шипами, используемые в грузовых кабинах самолета. Двигатели сняли с КАМАЗов и приспособили к катеру, с новым типом крепления. Доработали водометную систему привода катера. Присвоили имя катерам «Чайка» и окрасили их в цвет национального флага. Предусмотрен  был, также, катер для командующего Амурской флотилии, который имел особую, отличительную окраску.
       Ремонт катеров позволил мне, больше, ознакомиться, на месте, в г.Термезе с Афганской войной. Сам г.Термез богат историей, здесь, когда то зарождалась Кушанское царство, во главе с его предводителем Манишка, здесь процветала буддийская религия и культура. Река Аму - Дарья связывала разные народы древней Согдианы и Бактрии.  Переправа войск на реке Аму – Дарья, в начале Афганской войны в 1979г., была организована на понтонных мостах, затем был построен громадный, с 6ю пролетами, железнодорожный мост, через который и возвращалась вся советская армия из Афганистана, в 1989г. Этот мост служит и сейчас, как перевалочная база для нового контингента войск, НАТО и Америки. В настоящее время, их армии выполняют основную роль безопасности в регионе,  сдерживание натисков талибов в республики Центральной Азии. А наши катера остаются морской опорой Узбекистана, что делает честь нашим, славным конструкторам.

                     
                     Глава 7.  Поиски «рыжих».

СССР вышел из войны в Афганистане настолько ослабленным, что не смог, более, сохранить существующий режим, началась великая бескровная перестройка, приведшая к краху социалистического государства. Этому предшествовал разгул в коррупции в центральном правлении государства и, в ответ, разгул репрессии на его окраинах. Остановимся на воспоминаниях о них.   
         После некоторого молчания руководителя КГБ СССР Ю.В.Андропова, который, согласно содержании книги «Архивы Митрохина», изданной в Англии, тратил миллионы на предвыборные программы в разных странах,  вдруг всплыли неприятные дела в коррупции семьи Л.И.Брежнева. Проведя некоторую чистку в нескольких городах России, взялись за нашу республику. Этим попытались отвлечь мировую общественность так называемым "узбекским хлопковым делом", что видимо, позволило свалить ответственность за проигрыш в войне и развале народного хозяйства страны на своих, когда-то нужных в ответственных в военных условиях войны, помощников. Все шло под лозунгом "бей - своих, чтобы чужие боялись". Также, вспоминаются случаи, когда Ю.В.Андропов, почти один, остался целым, после ленинградских событий, где все его товарищи по работе подверглись репрессиям и ушли из жизни.
А.Стекалкин, публицист-писатель, автор книги "Прерванная революция, политика Москвы", вспоминает в своих мемуарах, что Ю.В.Андропов, начал свою непредсказуемую политику, будучи послом СССР в Будапеште, где убедил в 1956 году правительство СССР ввести войска в город на подавление мятежа. Погибли свыше двух с половиной тысяч венгров и, около тысячи, советских солдат, что открыло страницу неприглядной политики Советского государства по отношению к другим республикам. Однако, этот случай поднял имидж Ю.В.Андропова до руководителя большого государства.
Ф.Бурлацкий, публицист-писатель, возглавляющий в свое время группу советников при Ю.В.Андропове, вспоминает, что, не смотря на сомнения Н.С.Хрущева и протесты А.Н.Косыгина  в дееспособность Ю.В.Андропова, он смог после 15 летнего правления КГБ, с головокружительной быстротой занять  должность  Генерального секретаря  партии СССР. После жестоких подавлений Москвой с участием Ю.В.Андропова недовольства в Будапеште в 1956 году, в Праге 1968 году, ему пришлось участвовать в развязывании позорной Афганской войны. "Тайный, секретный, нераскрытый Андропов...", как пишет Ф.Бурлацкий. Кстати, М.С.Горбачев, инициатор развала СССР, был выдвинут Ю.В.Андроповым.
Как вспоминает В.Болдин, помощник М.Горбачева и зав. отделом ЦК КПСС в журнале «Коммерсант-Власть» от 15 мая 2001г. «Как только к власти пришел Андропов, Горбачев сразу засуетился. Бросился демонстрировать свои успехи. Я помню, как он выкручивал руки главе Узбекистана Рашидову, чтобы тот увеличил сдачу хлопка. Рашидов объяснял, уговаривал: - «У нас прошел дождь со снегом, все смерзлось. Если даже соберем коробочки, это будет мокрятина, которую мы будем сушить полгода». Горбачев говорит: - Все равно сделаете больше».
1й секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев позволил развить коррупцию в руководстве и стране до невиданных масштабов, втянув сюда своих родственников и ближайших помощников из МВД и других министерств. Нам, общественным лекторам, пришлось открыто сталкиваться с распрями и обвинениями в высшем руководстве, и выкручиваться на заданные вопросы слушателей, после прочтения лекции о международном положении. Но мы не ожидали, что оправдание этой неприятной для страны трагедии выльется от Ю.В.Андропова в обвинение одной нашей республики и, впоследствии, сполна ощутили на своих плечах горечь проверок и оскорблений невинных людей. И больнее всего было руководству Узбекистана и Ш.Р.Рашидову.
Ю.В.Андропов пытался бороться с отрицательными явлениями в стране в период правления Л.И.Брежнева, многие приветствовали эту решимость. Но как вспоминают очевидцы тех времен, «изнурительная борьба с диссидентами, коррупционерами, отлынивающими от работы, которых вылавливали в парках, магазинах, в бане и т.п. принесло больше вреда, чем пользы. Никто не может представить будущее страны, если бы, не подкачало его здоровье. В течение 1,5 лет страна подверглась большим потрясениям. В воспоминаниях о Ю.В.Андропове нынешние, сохранившиеся его соратники, сетуют на то, что отговаривали его от чрезмерных действиях против нежелательных проявлений в жизни страны, ибо, это требуют годы и даже десятки лет, слишком глубоко укоренилось в стране.
В настоящее время, в печати России, стали публиковать материалы, когда-то, считавшимися, секретными. В частности, описывается тревожный день 26 сентября 1983г., когда Ю.В.Андропов развил бурную деятельность в другом направлении, в поисках врагов в «хлопковом деле». Пишет Тони Ренн в «Дейли Мейел»:- «Это был пик «холодной войны» между СССР и США. Стороны располагали мощными арсеналами для нанесения удара - сотнями ракет и тысячами боеголовок в ядерном снаряжении, способными стереть противника с лица земли. Все зависело от мгновенных решений.
Все произошло внезапно. Вспыхнула световая сигнализация «ПУСК, ПУСК», оглушительно заревела сирена, означающая, что США начали войну. Дежуривший у пульта подполковник С.Петров побледнел, но не торопился нажать на кнопку. Не все приборы зафиксировали полеты ракет. Впоследствии обнаружили, что произошел сбой в сети и мир был спасен. Роберт Гейтс, который был в то время зам. Директора ЦРУ по разведке, позже возглавлял это управление, а сегодня является министром обороны США, вспоминает:- «Мы были на грани войны, не зная об этом».
В это тревожное время был сбит гражданский самолет корейских авиалиний, который был принят, как американский самолет-шпион. Погибло 269 человек и экипаж самолета. В это время, офицер КГБ, О.Гордиевский, работавший в команде Ю.В.Андропова передавал все секретные данные Англии и США. В это же время, президент США Р.Рейган проводил военные учения на границе СССР, пытаясь запугать правительство страны. Военные силы СССР были приведены в состояние наивысшей боевой готовности. Пилоты советских, ядерных  бомбардировщиков сидели в кабинах, были запущены двигатели самолетов
        Как пишет Тони Реннел: - «Враждебность Р.Рейгана выводила из себя Ю.Андропова, подозрительный характер которого начал портится от серьезной болезни. Почти на всем протяжении кризиса он находился на больничной койке, прикованный к аппарату искусственной почки. Он и его окружение были охвачены не только новым приступом паранойи, но и застарелыми страхами». И в это тревожное для страны время была развернута компания по поискам врагов внутри страны, видимо, считали их виновными в организации будущей 3ей мировой войны.
        Как пишет Шурыгин в статье: «Творцы «Афгана». Андропов сознательно вредил СССР» считался «злым гением» СССР.  Одним из главных виновников Афганской войны был Ю.Андропов. Он действовал сознательно. Его дело продолжил его ученик М.С.Горбачев». Первый Президент Советского Союза М.С.Горбачев, после недолгого правления страной Ю.В.Андроповым, пытался продолжить борьбу с коррупцией до 1984г. Но когда московские следователи Т.Гдлян и Н.Иванов дошли до разбора нечистоплотности самих членов правительства СССР, то руководство страны почувствовало, что они перегнули палку, следователей уволили, затем отдали под суд и, впоследствии, освободив их, не допустили до работы, вплоть до ухода их на пенсию. В настоящее время, всплывают новые факты деятельности Г.Дляна, который, не отчитался  изъятыми, у населения Узбекистана, ценностями. Предполагалось, что они исчезли, где то,   в закромах его сородичей.
«Хлопковое дело» ощутили и мы, в своей семье. Добровольные комиссии из недовольных пенсионеров ходили по домам и осматривали обстановку и мебель на предмет использования их для общества. Нам, в частности, пришлось показывать квитанции на приобретения строительного материала для ремонта квартиры. Работа на заводе, с первых дней моей трудовой деятельности, не останавливало их, но настораживало их на решительные действия. Поднятым  шумом отвлекли обиженных, "навели тень на плетень", и что обидно, после развала большого государства шум о "хлопковом деле" так и остался в истории общественности незавершенным, не раскрыв, полностью, главных виновников неудачной военной и гражданской политики в стране, и этой, наскоро придуманной, некрасивой игры внутри  братской республики. История со временем расставит точки над «и».
        К слову, в настоящее время, по истечению 30 лет, после правления государством Ю.В.Андроповым, все политологи России, при воспоминании Ю.В.Андропова, не могут найти, что либо, положительного, в его правлении. Он сам признавался – «Мы не понимаем общества, в котором мы живем». Он не создал никаких реформ в стране, кроме, как закручивание гаек в дисциплине и призывы к  повышению производительности труда, на 0,5%, без конкретного предложения и т.д., которые, никак, не оправдывали падения системы. В стране усилились преследования и наказания. Продукты в магазинах дорожали, кроме дешевой водки, которую назвали «Андроповка». В международной политике усилились угрозы и обманы.
       В конце концов, Ю.В.Андропов поднял М.С.Горбачева, который завершил развал государства.
       Комментатор Л.Млечин в статье «1982г. – роковой год для СССР. Брежнев не успел передать власть В.Щербицкому (история)», газеты Московский комсомолец, от 3 февр. 2012г., пишет: - «Внезапная смерть первого зама КГБ СССР члена ЦК КПСС и генерала армии С.К.Цвигуна, затем умирает второй человек в партии – член бюро и секретарь ЦК М.А.Суслов и затем Л.И.Брежнев… В кресле хозяина страны остается Ю.В.Андропов. Начинается новая эпоха. Ушедшие люди были преданы Л.И.Брежневу. Шли разные слухи, ничем не подтверждающие. В.В.Щербицкий стоял на пути Андропова… Главная загадка состояла в том, каким образом все эти люди весьма скромных возможностей и способностей, огромный слой чиновников – малограмотных догматиков или предельных циников – вообще оказалось во главе государства и естественным образом довели его до упадка».


               Список используемой литературы глав 4,5,6,7.

1. Индия из ночи к эпохе. Шаши Таруг. Харнел Перенниал. 1998г. (на англ. языке).
2. Индия. Стаплей Волперт. Печать Университета Калифорнии. Берклей, Лос-Анжелес. Лондон. 2009г. (на англ. языке).
3. Мысли Индии. Сунил Килнани. Нью-Йорк. 1997г. (на англ. языке).
4. Тайны ушедшего века. ( Власть, распри, подоплека). Н.Зенкович. г.Москва. "Олма-пресс. 2000г.
5. Первая леди Индии. История Индиры Ганди. Харриэт. Даблдей. Нью-Йорк.1969г. (на англ. языке).
6. Воспоминания очевидцев, отраженных в СМИ.
7. В.В.Вахидов. Дело всей жизни. Р.Р.Газиев. г. Ташкент.2006г.
8. Создатели крылатых машин. ТАПОиЧ. г. Ташкент.1992г.
9. Полвека с авиацией. Р.Р.Газиев. г. Ташкент. 2006г.
10.     Неизвестный Антонов. Н.Якубович. Москва "Яуза" "Эксмо" 2009г.
11.     Записки авиаконструктора. И.Половников. Москва 2010г.
12. Советско-афганская война. Русский Генеральный. Штаб. Университет Пресс.  Канзаса. 2002 г. ( на англ. языке).
13. Джихад. Подъем воинствующего ислама в Центральной Азии. А.Рашид. г. Вашингтон. 2003г. (на англ. языке).
14. Афганистан. Короткая история его людей и политиков. М.Эванс. Библиотека Крнгресса. Хапер Периниал. г.Нью-Йорк, Лондон и др. 2002г. (на англ.языке).
15. Электронные данные в СМИ.
16. Латинская Америка. Мировая серия сегодня. Страйкер – Пост Пабликейшнс. Харпер Ферри. США. 2007г. (на англ. языке).
17. Подъем и падение советской империи. Б.Крозиер. Форум. г.Роклин. штат Калифорния. 1999г. (на англ. языке).
18. Армейские силы СССР. Х.и В.Скотт. Вествью Пресс. Болде. Колорадо. 1979г. (на англ.языке).


                               Глава 8. Гражданское строительство.

После успешного заключения мира между Индией и Пакистаном в г. Ташкенте авторитет Республики Узбекистан и его руководителя Ш.Р.Рашидова поднялся в глазах мировой общественности. Население вздохнуло от тревожного состояния. Успокаиваться пришлось недолго, через 3 месяца г. Ташкент подвергся жестокому землетрясению  по высокой отметке по шкале Рихтера и, затем, в течение полугода было совершено около 1000 толчков с меньшей силой. Стихия разрушила около 2000 зданий и сооружений общественного назначения и множество глинобитных домов трудящихся. Свыше 300 тысяч людей остались без крова.
        Ш.Р.Рашидов сумел мобилизовать не только жителей Узбекистана на восстановление города, но и весь Советский народ. После первых толчков, срочно, в г.Ташкент прибыли Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев  Председатель Совета Министров СССР А.Н.Косыгин, продемонстрировав этим свою солидарность с народом и руководством Узбекистана. После их приезда и обсуждение вопросов по восстановлению города,  началось массовое паломничество строительных отрядов из всех республик Советского Союза. Использовалась и армия, которая построила для жильцов палаточные городки в центре города. Такого большого участия в восстановлении разрушенного города страна не видела за все время своего существования, если вспомнить другие землетрясения с крупными разрушениями в СССР, в г Ашхабаде в 1948 г. и в г. Спитаке в Армении в 1988 году. Здесь немалая заслуга Ш.Р.Рашидова, сумевшего заинтересовать правительство СССР к г.Ташкенту.
        За короткое время было восстановлено свыше 2млн. кв.м. жилья, 38 тысяч различных домов для жилья и общественных зданий, куда вселилось, и продолжили работать свыше 300 000 человек. От строительства глинобитных домов отказались сразу и навсегда. Организация срочного строительства палаточных городков, свыше 600 магазинов и медицинских пунктов позволило избежать голода и болезней, которые, до сих пор, сопровождают разрушенные города планеты, после наводнения или землетрясения. Свыше 15 тысяч детей было отправлено в пионерские лагеря других республик. Также, предоставлялась возможность переселиться многим семьям г.Ташкента в различные города Советского Союза, с предоставлением бесплатной жилплощади. Город вырос новыми жилыми районами: Чиланзар, Сергели, ЮнусАбад , Каракамыш и другими прилегающими к городу районами.
         В Узбекистане шло не только восстановление города, но и крупное строительство новых объектов народного хозяйства. Мне, как авиационному специалисту приятно было вспомнить, что в эти годы наш Ташкентский авиационный завод обновился большими корпусами сборочных цехов, величиной с футбольное поле и удлиненной взлетной полосой, способной принимать все типы военных и гражданских самолетов. Внутри завода открылись филиалы крупнейших институтов  авиационной промышленности, а в центре г. Ташкента, в 1969г., в бывшем штабе ТуркВО, был организован филиал ОКБ им. С.П.Королева по научным аэрокосмическим исследованиям спутника Земли Луны и планеты Марс, названный, впоследствии, «Узбеккосмос». Наш завод вошел в пятерку самых крупных авиационных предприятий мира. Это было признано иностранными специалистами, посетившие его после землетрясения.
Предприятие поднимается не только производственными корпусами, обычно параллельно развивается вся инфраструктура, необходимая  к основным объектам. В короткое время рядом с заводом вырос жилгородок на 300 000 жителей, догнав по численности и по обеспечению выросшие на окраинах г. Ташкента города спутники Чиланзар, Сергели, Юнус-Абад, Янги-абад и другие. Появились новые города в засушливых и горных районах республики, а именно: г.г..Навои, Учкудук, Ангрен, Алмалык, Джизак, Янгиер и другие, которые были расположены далеко от зоны землетрясения. Посетившая делегация из Беларуси громогласно заявила, что "не было счастья, да несчастье помогло". Можно за это осуждать, но можно и оценить дипломатические заслуги руководства республики в строительстве и подъеме народного хозяйства республики Узбекистан. Было построено метро в г. Ташкенте, первое метро в Средней Азии.
Было официально признано, что из 76 городов Узбекистана, почти половина из них возникли после землетрясения. Можно привести некоторые цифры по выпуску промышленной продукции, а именно: тракторные заводы стали выпускать свыше 21 тысяч тракторов в год, а хлопкоуборочный завод – свыше 10 тысяч комбайнов в год, которые, также, шли на экспорт. Наш авиационный завод выпускал свыше 60 больших военно-транспортных и гражданских самолетов в год, что было сравнимо с крупными авиационными объединениями европейских стран. Завод, также, стал изготавливать крылья и центроплан для самых больших в мире, самолетов Ан-124 «Руслан» и Ан-225 «Мрия».
Землетрясение 26 апреля 1966 года мне пришлось перенести сполна, не прерывая работы  на ТАПОиЧ. Прошел год со дня нашей свадьбы, мы ждали квартиру, Гуля была, уже, в положении, мы стояли в очереди на  расширение. Но все пришлось отложить на некоторое время, шла грандиозная стройка в г. Ташкенте, жилье выдавалось в первую очередь пострадавшим. От землетрясения потеряли жилье свыше 300 тысяч жителей города, было разрушено около 40 тысяч зданий. В частности, заводу ТАПОиЧ потребовалось восстановить около 1500 квартир для своих работников. Несколько тысяч детей заводчан были отправлены на отдых и лечение в 15 городов Советского Союза. Такое положение складывалось и в других предприятиях города Ташкента, везде чувствовалась рука Ш.Р.Рашидова. Убеждение и дружба играли большую роль.
В своих мемуарах в 2006г, посвященных 40-летию землетрясения вспоминает  заведующий Лабораторией континентальной сейсмичности Института физики Земли профессор В.И.Уломов, который возглавлял вначале сейсмическую станцию, а после землетрясения Институт сейсмологии в г. Ташкенте. После смерти Ш.Р.Рашидова он переехал в г. Москву.   На следующий день после разрушительного толчка В.И.Уломова пригласили на аудиенцию, где присутствовали Ш.Р.Рашидов, Л.И.Брежнев и Н.А.Косыгин. Этот случай вспоминает В.И.Уломов:
- "В беседе о разрушениях в г. Ташкенте вдруг произошел толчок силой в 4 балла, на что Л.И.Брежнев отреагировал: -"Придется мне теперь взять спальный мешок и лечь где-нибудь под деревом"...( К слову,  в то время Ш.Р.Рашидов уже организовал размещение палаток, открыл временные магазины и предприятия общественного питания, по всему городу). В.И.Уломов продолжает: - "Тогда я обратил внимание на то, что Л.И.Брежнев очень часто обращался к Н.А.Косыгину с тем или иным вопросом, спрашивая его мнение.
        Благодаря Н.А.Косыгину  была поддержана просьба Ш.Р.Рашидова разрешить строительство в г. Ташкенте метрополитена, а также определены объемы сил и средств, которые смогут поставить союзные республики для восстановления г. Ташкента. ТАПОиЧ принял активное участие в строительстве первого метрополитена в Средней Азии, за счет своих средств и строителей была возведена станция «Чкаловская» с подземным переходом на главный вход на предприятие. Другим благоприятным для г. Ташкента обстоятельством, было предложение покончить с глинобитным городом, но и не сооружать чего-либо временного, которое, как сказал тогда Л.И.Брежнев, "может стать постоянным..." .
В книге «50 крылатых лет» посвященной юбилею ТАПОиЧ, обращаем внимание на следующую запись: - «В канун 60летия Великого Октября в Ташкенте состоялось открытие метрополитена – первого метро на Востоке страны. В торжественной обстановке символическую красную ленточку перерезал кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана товарищ Ш.Р.Рашидов».
Комментирует воспоминание В.И.Уломова скульптор-кинооператор А.Кудряшов: - "Многие очевидцы событий апреля 1966 года обратили внимание, что старинные издания из сырцового кирпича и множество глинобитных домов практически не пострадали от подземных толчков. Некоторые сегодня высказывают предположения, что из административных зданий в европейской части г. Ташкента подвернулись сносу не только те, что нельзя было отремонтировать, но, прежде всего те - которые Ш.Р.Рашидов задумал перестроить, засчитав их как урон, причиненный стихией. Старожилы г. Ташкента до сих пор отдают дань выдержке и находчивости тогдашнего первого секретаря ЦК УзССР, сумевшего в критической обстановке продвинуть и осуществить давно вынашиваемый им план генеральной перестройки г. Ташкента".
Далее он продолжает: "Свидетели тех лет помнят, что катастрофическое землетрясение 1948 года в г. Ашхабаде, унесшие сотни жизней, почти не упоминалось в прессе, а из всесоюзного восстановления г. Ташкента советская печать и культура сделала громогласную акцию. Город стал символом братского единения народов СССР - "Столицей дружбы и тепла". Можно рассуждать и спорить по поводу открывшейся возможности отстроить г. Ташкент, но мне кажется, и меня поддержат жители Узбекистана, что все было правильно решено Ш.Р.Рашидовым. К примеру, ровно через 20 лет, день в день, 26 апреля 1986г. произошла авария на Чернобыльской АЭС. До сих пор, уже более 25 лет, жители Чернобыля, выселенные из своих домов, ищут правды у правительства.
Большими темпами развивалось сельское хозяйство республики. Осваивались засушливые районы за счет строительства крупных водохранилищ. Организовано шло переселение колхозников из Ферганской долины в осваиваемые районы республики. Были созданы крупные совхозы в зонах  Сырдарьи, Джизака, Янгиера, Кашкадарьи, Каракалпакии. Если в 1956 году в Голодной степи было 1,5 тысяч жителей, то при правлении Ш.Р.Рашидова выросло до 2х млн. человек. Мне пришлось быть свидетелем освоения Голодной степи, во время хлопкоуборочных компаний, начиная с 1948 года, при учебе в Ташавиатехникуме, когда нас завозили в дальние совхозы в Голодной степи. Пришлось  кончить хлопкоуборочные компании в последние годы работы на заводе, в 1999 году, когда мы уже выезжали, только на короткое время, в ближайшие районы Янгиера и Джизака.
На моих глазах в г. Ташкенте развернулось строительство Академгородка, подобное Академгородку в г. Новосибирске. Во время служебных командировок на родственный авиационный завод и Научно - Исследовательский Институт им. Чаплыгина в г. Новосибирске, я выкраивал время, чтобы посетить рядом построенный Академгородок, где были собраны лучшие умы России и в тенистом лесу возведены корпуса городка. Также, в г. Ташкенте, с восхищением, следил за возведением корпусов научных центров Узбекистана, математики, механики, вычислительного центра, химии и других направлений в науке. При сборе подписей по защите К.Т.Н. и необходимых ознакомлений темы с  руководителями институтов, пришлось посетить эти центры и ознакомиться с оснащением лабораторий этих корпусов. Впечатление и радость за успехи науки в стране, было огромное. Некоторые институты названы  именами первых научных руководителей этих институтов, ибо их руками были созданы научные коллективы, прославившие республику Узбекистан во всем мире.
Как ранее упоминалось, время стирает все недомолвки и высказывания политиков и расставляет все по своим местам. В последнее время стали появляться труды авторов, которые сталкивались с Ш.Р.Рашидовым и, они, теперь, свободно излагают свои впечатления, которые произвел на них, в то время, Ш.Р.Рашидов. В частности, в книге «Двадцать три года на курорте», изданной в 2011г., архитектор В.С.Внуков, посвятивший всю свою творческую жизнь проектам и строительству курортов, делится о нем, при оценке проекта санатории Узбекистана в г.Сочи, в следующей интерпретации: - «Первый, на кого я сразу обратил внимание, был Ращидов. Высокого роста. Красивый. Скорее с европейскими, чем азиатскими чертами лица. Загорелый. В традиционной тюбетейке, но в строго европейском, черном  костюме. Очень внимательные глаза. Белоснежные, почти сахарные зубы. Приятная, располагающая улыбка…»
В.С.Внуков, дальше пишет, что Ш.Р.Ращидов ознакомился с проектом, затем вместе, осмотрели участок, на окраине г.Сочи, под строительство санатории  Узбекистана и через некоторое время двадцати этажный корпус, уже, принимал первых посетителей. Все время их общения оставил добрый осадок у В.С.Внукова.   
Можно вспомнить посещение совхозов в Голодной степи большой делегации в составе Н.С.Хрущева вместе с членами правительства в 1963 году. Среди них были гости в составе Ф.и Р.Кастро, Че Гевара и др. деятелей из Кубы. Посещали, также, осваиваемые земли в 1966 году Л.И.Брежнев, А.Н.Косыгин и другие члены правительств СССР. Все посещения делегаций, их безопасность и организацию Ш.Р.Рашидов брал на себя, обеспечивая имидж растущей республики.  В изданиях США, посвященных поездке этой делегации на поля совхозов Уэбекистана, представлены фотографии Ф.Кастро, Че Гевара, наряженные в узбекские халаты и тюбетейки, выступающих перед тружениками полей.
Узбекистан вышел на второе место в мире по добыче золота, а также, по выпуску хлопка и шелкового волокна, занял достойное место в мире по выпуску промышленной продукции и сельского хозяйства. Можно сослаться на последнее выступление Л.И.Брежнева в 1982г, посвященное вручению ордена В.И.Ленина республике за достигнутые результаты за предыдущую пятилетку. В Узбекистане было введено 67 крупных промышленных предприятий, построены ряд водохранилищ и освоены новые, залежные земли под культуры сельского хозяйства. Основной фонд и оборотные средства превысили 53 млрд. рублей. Республика Узбекистан стала экспортировать свою продукцию в 60 стран Азии и Африки.
     Вспоминает начальник строительства промышленных предприятий в Узбекистане А.Кахаров в своей статье «1000 тонн золота Рашидова Ш.Р.» При обнаружении запасов золота и урана в Узбекистане Ш.Р.Рашидова сумел проявить большую инициативу в их разработке, однако это ему стоило больших трудов. Он, в течение нескольких лет убеждал правительство Советского Союза в окупаемости новых разработок. Для этого он привлек на свою сторону научно-исследовательские институты, массовую печать и везде, как вспоминают очевидцы, удивлял, в дискуссии, энциклопедическими знаниями районов и их природными запасами, как будто, он прожил в этих районах долгое время. Скептиков было много, ибо, построить новые города в безводной пустыне и в горных условиях, отдаленных от центра, обогатительные фабрики было накладно для страны. Он смог заручиться поддержкой министра Среднего машиностроения Славского Е.П., который ведал, в то время, новым направлением в науке по обогащению урана.
Не дожидаясь окончательного решения Совета Министров СССР по развертыванию строительства обогатительных фабрик, Ш.Р.Рашидов начал на свой страх и риск возводить инфраструктуру новых городов Мурунтау и Навои в пустыне Кызыл-кум, Алмалык в горах. Впоследствии, в 1976г, возведение этих городов и их связи с большой землей, было объявлено всенародной стройкой. При жизни Ш.Р.Рашидова республика Узбекистан произвела свыше 1000 т. золота и обогащенный уран для атомной бомбы. Узбекистан вошел в пятерку стран, крупнейших производителей золота, с производством драгоценного металла, уже, в первый год выпуска, равным 50т. Мне пришлось дважды быть, в командировке, в г.Навои и восхищаться многоэтажными зданиями и красивыми, ухоженными улицами и тенистыми площадями города, в центре пустыни. Не верится, что все это было построено за очень короткое время.
Наш врожденный и узаконенный жизнью менталитет обычно ориентируется на  общественное мнение и не всегда готов перестроиться к неожиданной истине. Нам трудно, вначале, было понять Н.С.Хрущева, когда он осудил И.В.Сталина,  солдата-писателя А.Солженицина, когда он писал о ГУЛаге, академика А.Сахарова, когда он выступил против войны в Афганистане  и др. и, только, время, впоследствии, расставляет все по полкам исторической правды. Наступает время, когда начинаешь осмысливать прошлое с иной точки зрения, когда чувствуешь, что осуждение некоторых вопросов, было надуманное и скороспелое.
  Сейчас мы находимся в плену последних дней существования государства СССР, когда растерянное правительство в лице Ю.В.Андропова, М.С.Горбачева, Б.Н.Ельцина искало выход из тупика, из развала большой империи и пыталась найти "рыжих" в управляемой системе, как внутри страны, так и за рубежом. Появились побочные факторы, которые на время отвлекли от главных проблем государства. А проблем было не мало, за которыми с упоением следили западные правительства во главе с президентом США Р.Рейганом. Попробуем вспомнить их.
Советский Союз в погоне за утверждением социалистической системы отдал в долг развивающимся странам мира до 200 млрд. долларов, которые не были возвращены и постепенно прощаются Россией, взявшей на себя все внешние и внутренние долги СССР. Неожиданные расходы поглотили последние запасы страны. Ликвидация аварии на Чернобыльской АЭС, строительство мало эксплуатируемого БАМа, параллельно существующей, дальневосточной, железной дороги обошлось в крупную сумму, ликвидация последствий крупного землетрясения в Спитаке (Армения) и др. непредвидимые расходы. Страна теряла последние запасы, все катилось к коллапсу.
          Развязанная долгая война в Афганистане съела последние запасы богатства страны в удовольствие президента США Р.Рейгана, который громогласно заявил, что оставит без штанов СССР, этого "источника зла", за счет гонки дорогого вооружения. Все это произошло  течение 20 лет и привело к трагедии системы. Конечно, пытались разными методами, шумом о "хлопковом деле" отвлечь народ от этих проблем. В это злосчастное время г.Москву посещали правители развивающихся государств с просьбой помочь деньгами и оружием,  отказать которым нельзя было, иначе, западные страны могли бы обвинить СССР в распаде социалистической системы. В частности, были запросы из Афганистана, Сирии, Ирака, Ливии, Северной Кореи и других стран, которых необходимо было успокоить и сохранить, по возможности, их развитие в социалистическом направлении. Необходимы были опытные дипломаты, желательно из близкой к ним по духу и религии, лучше из Средней Азии.
Вспоминается беседа с Ш.Р.Рашидовым о его поездке во главе делегации в Северную Корею, которая постепенно попадала под влияние Китая, страны, недружественной в то время к Советскому Союзу. Правительство СССР сделало все возможное, чтобы Северная Корея и последующая война во Вьетнаме остались  в зоне влияния СССР. В то время, дипломатические миссии сыграли немаловажную роль в деле сближения независимых  государств.  Возглавляемые Ш.Р.Рашидовым делегации незаметно совершали поездки с дипломатическими миссиями в различные страны. В печати это не всегда освещалось.
Возникали волнения и внутри республики Узбекистан, появлялись так называемые "кланы", с которыми Ш.Р.Рашидов жестко боролся. Первые столкновения элитных семей возникло в 1974г. и, впоследствии, вспыхивали регулярно. На моих глазах ушел на пенсию мой дядя А.Ю.Газиназаров, начальник управления Гражданского воздушного флота Узбекистана, когда почувствовали его принадлежность к клану Я.Насретдиновой, которая курировала авиацию по работе, будучи Председателем Верховного Совета Узбекской ССР. Причины для отстранения от работы были обыкновенные, участившиеся аварии самолетов.
 А.Ю.Газиназаров был одним из первых авиаторов в республике, он поднял и поставил  авиацию Узбекистана на ноги и был одним из первых, внедривший новые реактивные самолеты в эксплуатацию. Благодаря его деятельности была создана сельскохозяйственная авиация в Узбекистане, которая в течении всего года обслуживала поля колхозов и совхозов. В это время механизация выращивания хлопка достигла наивысшего уровня,  убиралось 90% хлопка машинами. Мне, как представителю Киевского ОКБ им. О.К.Антонова, приходилось летать во все районы Узбекистана, где базировались до сотни самолетов Ан-2, которые круглосуточно работали над полями республики. Мне было горестно видеть его состояние. Но я понимал, что твердая дисциплина необходима нашей республике.
Также, на моих глазах прощался с работой Н.М. Матчанов, председатель Совета министров Узбекской ССР. Будучи родственником А.Ю.Газиназарова, он часто посещал его семью, и мы обменивались мнениями на встречах праздничных мероприятий. Когда возникли разногласия между тремя среднеазиатскими республиками из за нехватки воды для развивающихся районов республик и их руководство не смогло найти общий язык, то, в первую очередь, полетели головы Председателей Совета министров республик. Распри между руководителями в то время пресекались на корню. Инициатива руководителей республик в своих направления была, не всегда, оценена руководством г.Москвы, ибо проблемы СССР стали выплывать наружу. Многие полезные начинания со стороны регионов были заторможены центром, они начинают проявлять себя, в настоящее время.
Ш.Р.Рашидов первым из стран СНГ, по типу проверенных жизнью в штатах США, попытался создать в г.Джизаке административный центр республики, который позволил бы разгрузить громадный мегаполис нашей страны г.Ташкент, где возникают и скапливаются все проблемы больших городов. Его примеру, впоследствии, последовал нынешний президент республики Казахстана, Н.А.Назарбаев, создав новый центр г. Астана и освободив, зажатый горами, город Алма-ата от смога выхлопных газов машин и неуправляемого скопления людей. Руководители республик, используя свое положение и влияние на г.Москву, старались не только добиться больших строительств и новых городов в своих регионов, но также, при возможности, присоединить пограничные районы соседних республик. Этому способствовала умелая дипломатия руководителей внутри страны.
         При Ш.Р.Рашидове, республика Узбекистан увеличилась за счет земель Казахстана и Киргизии. В состав Узбекистана вошли земли его родного города Джизак, который, до 1936г. входил в Киргизскую ССР, а до 1956г. в Казахскую ССР. Город Джизак имеет славную историю. В переводе с согдийского наречия, Джизак означает крепость. Он был создан в республике до завоевания страны А.Македонским, и сыграл не малую роль в защите рубежей древнего Согда. В трудах древнегреческих философов Геродота, Страбона, Эферона и др. упоминаются населенные земли Джизака. Также, при Ш.Р.Рашидове, от Казахстана была отделена Каракалпакская Автономная область.
Во время очередной хлопковой компании нашего ТАПОиЧ, где я был представлен начальником коллектива, мне удалось собрать группу энтузиастов и в воскресенье, в свободный от работы день, съездить из ближайшего хлопкосеющего города Янгиера в славный город Джизак, пробродить по его центральным улицам. Главная площадь города, после отчуждения Ш.Р.Рашидова, выглядела опустевшей. Памятник в центре возвышенной площади ему был убран, вместо него стоял киоск с газетами и, забитая досками, будка с мороженным. Основные улицы, веером отходящие от площади, уже не привлекали туристов своими рекламами и вывесками. Единственный книжный магазин был наглухо закрыт. Наши фотографии получились не радостными. В настоящее время, все атрибуты города, в том числе музей Ш.Р.Рашидова, восстановлены, что делает честь новому правительству.   
Для сохранения нормальных, доверительных отношений с ближайшими государствами, Ш.Р.Рашидов предложил ряд мер, упреждающих обострений на Ближнем Востоке, а также в Афганистане. В те времена, через подругу  и тезку моей жены, Гули, мы часто виделись  с бывшим 1ым Секретарем партии Узбекистана, послом СССР в Сирии в период с 1968г. по 1977г. Н.А Мухитдиновым, который рассказывал о напряженной обстановке на Ближнем Востоке и о возможном начале большой войны. В это трудное время, не все ресурсы страны работали в слаженном режиме. Многое, из этой эпохи Н.А.Мухитдинов отразил в своих воспоминаниях.
Строительство моста через реку Аму Дарья, состоящего из 6 крупных каркасных перелетов, во время афганских событий 1979г.- 1989г., позволило Узбекистану решить мечту, о выходе из изоляции в мир, через  южные рубежи  Афганистана и Пакистана. В настоящее время, когда Афганистан переходит на мирные рельсы строительства народного хозяйства, мост Хайратон становится главной жизненной артерией между двумя государствами.
Последняя инициатива, предпринятая Ш.Р.Рашидовым, которая будоражит умы человечества, по настоящее время, была попытка убедить правительство СССР в повороте северных рек России на юг, в Среднюю Азию. Не смотря на яростный шум противников поворота, Ш.Р.Рашидов смог привлечь к этому вопросу свыше сотни крупных проектно - изыскательных и научно-исследовательских институтов Советского Союза, в том числе и АН Узбекистана. В конце 1960х годов пленум ЦК КПСС дал поручению Госплану, АН СССР и другим организациям проработать план переброски рек Иртыш и Обь в сторону Аральского озера. В 1976г., на съезде партии, было принято решение о начале грандиозной стройки, связанной с переброской части воды из рек Оби и Иртыша.
        Идея переброски рек не была новой, еще в 1871г. была опубликована книга Я.Демченко: «О наводнении Арало-Каспийской низменности для улучшения климата прилежащих стран». Тогда не искали виновных в высыхании Арала, но чувствовали, что это будет, необходимо. Впоследствии, этот вопрос поднимался неоднократно, однако такого широкого охвата этой злободневной темы было осуществлено при Ш.Р.Рашидове. После его правления, вопросом переброски рек продолжается обсуждаться непрерывно, но результатов, пока, не видно, ибо нужна твердая воля и убеждения в необходимости этих проектов для всего человечества. Переброска воды, в пределах 3х-4х% не должно было сказаться на экологии Сибири, тем более, что разливы рек, связанных с глобальным потеплением, уже, вызывают тревогу жителей близлежащих поселений.
        Противники поворота рек, в частности, писатели РФ, во главе с академиком А.Н.СССР Лихачевым, преподносили это, как катастрофа для малых народов, населяющих предполагаемые, затопляемые берега рек, хотя, в настоящее время, ради сохранения целостности государства исчезают более крупные народы России. Писатели рассуждали со своей колокольни, и не вникали в жизнь и будущее аборигенов Центральной Азии. Возможно, если Ш.Р.Рашидову удалось бы, довести дело до конца, то в настоящее время, не было бы такого сложного взаимоотношения между Среднеазиатскими республиками, из за воды. А также, не было бы, у них трудных положений, связанные с отсутствием некоторых видов продовольствия. В 1986г. после бурных протестов далеких, от насущных проблем жителей Центральной Азии, лиц, и после ухода Ш.Р.Рашидова из жизни, постановлением Совета Министров Союза ССР, работы по переброске рек с севера на юг, были приостановлены. Последователей, по борьбе правого дела, не оказалось.
        В настоящее время, идею Ш.Р.Рашидова поддерживают, что удивительно, почти, все Центральные азиатские государства, в том числе, Институт океанологии РАН, Институт геологии и геофизики АН России и др. организации страны. Впоследствии, озвучил эту идею бывший мэр г. Москвы Ю.Лужков и глава правительства России, В.Путин, однако, уже, при обсуждении этих планов, не вспоминается его инициатор. Но, сейчас, это не важно, на фоне катастрофического положения стран Центральной Азии, к переброске вод и его пионеров, обязательно придут, не сегодня – завтра. Пока, между недружественными странами идут торги и предложения. В частности, Ю.Лужков подсчитал, что Российская Федерация может зарабатывать на продаже воды до 3-4х млрд. долл., а председатель Государственной Думы России Б.Грызлов, даже, предложил начать строительство с прокладки больших труб, чтобы регулировать, подобно нефти и газа, приток воды.
        До 60х годов прошлого столетия, озеро Арал было 4ым, по величине, озером в мире. В настоящее время, бывшее, крупное озеро Арал, значительно уменьшилось, оно превратилось в узенький водоем.  Из за высокой засоленности  в воде озера, уже, нет никакой живности. Ученые подсчитали, что если возобновить поступление воды от рек Сырдарья и Амударья, которые питали, раньше, озеро Арал, то понадобиться не менее 200 лет для восстановления уровня воды в озере. Необходимо кардинальное решение для спасения экологического равновесия в Центральной Азии и предотвращения гибели всего животного мира, в будущем, в этом регионе. Вина в высыхании озеро Арал лежит на всей политике Советского Союза в период «холодной войны», когда выращиваемый хлопок, почти, полностью уходил на оборону государства, в частности, топлива для ракет, оснащение армии и т.д.
На память приходят грандиозные каналы, построенные, ранее, в мире. В частности, в трудное время для страны, за короткие сроки были построены: Беломоро-Балтийский канал, соединяющий два моря, два океана, на севере СССР, канал Волга-Днепр, Ферганский канал в Узбекистане и Аму-Бухарский канал в Туркменистане. В мире: Эрио - канал в Америке, длиною свыше 1500км, Панамский канал, соединяющий два океана, Суэцкий канал в Египте, построенные, все в позапрошлом веке и в начале прошлого века, против которых, никто, никогда, не пытался возражать, и они оправдали свое назначение. Перестройка в СССР дала право рассуждать и оспаривать всем, даже, далеким от знания и насущности, от Арала, людям, бывшего СССР.
Канал, который предполагался построить, во времена правления Узбекистаном Ш.Р.Рашидовым, должен был, иметь длину около 2500 км, ширину 200м. и глубину 16м. По сравнению с великими стройками СССР и мира, это не самый большой проект, подобный строительству БАМа или восстановления Чернобольской АЭС, в СССР. Однако для Центральной Азии, имеющий свыше 50 млн. населения, этот проект является жизненно важным и, с каждым годом, жизненно необходимым. В то время планировалось затратить на него около 40 млрд. долл., что сопоставимо было, с грандиозными стройками Советского Союза. В настоящее время, когда страны Центральной Азии получили самостоятельность и оказались бедными, вопрос строительства канала превратился, уже, в мечту.
21 век знаменуется, в мире, грандиозными проектами по переброске рек на земном шаре. В частности, начал осуществляться проект поворота рек, с юга на север, в Китае. Началось переселение 330 тысяч жителей с земель, расположенных по пути 3х грандиозных каналов. Стоимость проекта оценивается в 62 млрд. долл. В Америке изучается проект переброски воды с севера с Великих озер, на юг, в Мексику, во Франции поворот стоков воды реки Роны и т.п.
        Развал СССР и создание суверенитета республик Центральной Азии заострил этот злободневный вопрос человечества, но не снял с повестки дня. Повторно он был поднят на высоту выступлениями бывшего мэра г.Москвы Ю.Лужковым, который написал труд, посвященный этому проекту. Он упомянул, что потеря 2-3% воды в  реках Иртыш или Оби не скажется, ни на народы, населяющие берега рек, ни на снижение уровня Ледовитого океана, который сам поднимается, в настоящее время, за счет таяния льдов, в связи, с глобальным потеплением в мире.
        Глобальное потепление высушивает, уже, озеро Балхаш в Казахстане, озеро Чад в Африке и другие водоемы, хотя рядом отсутствуют сельскохозяйственные угодья. В 2006г. президент России В.Путин, поддерживая идею переброски рек Сибири на юг, даже, предложил создать Евразийский водно-энергетический консорциум, где предложил обсудить вопрос спасение озера Арал, не только водами из Иртыша и Оби, но и с полноводной реки Лены. Общее стоимость строительства оценивалось в 30 млрд. рублей. Известно, что 25% всех мировых запасов речной воды находится в России.
         Экономический кризис в мире, в 2009г., снова, отодвинул, на несколько лет, обсуждение вопросов о повороте рек, однако, он остался на повестке дня для всего населения южного СНГ. В настоящее время, ветры от высохшего Арала, начали заносить пыль и песок не только во все республики Центральной Азии, но в южные районы России. Тающие ледники Памира уменьшают приток рек для возрастающего населения Центральной Азии, что способствует, и без того, усложнению их добрососедской  дружбы и борьбы за  здоровье их поколения.
         В настоящее время, поднимаются голоса, уже, на более, высоком уровне, в частности, в ООН, о необходимости спасения Арала.  Спасение озера, возможно, осуществить, только, путем поворота рек, ибо других путей не видно. Однако, таких, крупных масштабов работ в этом направлении, кроме ранее проекта, предпринятого  Ш.Р.Рашидовым, пока, в СНГ, не предпринималось. Видимо, его завещание в попытке спасти Арал и экологию Центральной Азии, будет, еще, долго обсуждаться, и будоражить не только СНГ, но и все человечество.
         Хотелось бы, в заключение, упомянуть заслуги Ш.Р.Рашидова, в развитие инфраструктуры нашего завода и его окрестностей. Приводятся строки из книги «Создатели крылатых машин», изданной редакцией «Узбекистон», в 1993г., в честь 50летия ТАПОиЧ: - «Благодаря содействию и личному вниманию Ш.Р.Рашидова ускоренными темпами возводили такие замечательные архитектурные сооружения, как Дворец Культуры и техники авиастроителей, комбинат питания, поликлиника, больница, строили АТС в городке авиастроителей, детские дошкольные учреждения и ряд других объектов, украшающих сегодня жизнь и быт чкаловцев. Никогда не забудут они и линию метрополитена, подведенную к самому заводу. Достойно отметив полувековой юбилей, душой и сердцем прочувствовав всенародное признание, любовь и уважение миллионов простых людей, чкаловцы обрели свежие силы для новых трудовых свершений».

 
                   Глава 9. Ш.Р.Рашидов и авиация.

Для меня представлял интерес участие Ш.Р.Рашидова в авиации, я с большим вниманием прислушивался к планам развития авиационной и космической промышленности в Узбекистане. Разговоры шли и в доме моего тестя В.В.Вахидова и на даче Ш.Р.Рашидова в поселке Дурмень. После двух наших встреч Ш.Р.Рашидов сумел организовать непринужденную обстановку, где можно  и пошутить, и расслабиться.
В беседах с ним мне, иногда, приходилось краснеть за неполную информацию о последних событиях и положении  в авиации. Все советы и пожелания Ш.Р.Рашидова я старался выполнить, однако за авиацию я держался крепко, в трудное время для меня на работе не поддался на предложения перейти на другую работу.  Киевское ОКБ им. О.К.Антонова давало мне право, как руководителю отдела Ташкентского филиала ОКБ и К.Т.Н. принимать сложные, рискованные решения по модификации и восстановлению самых больших транспортных самолетов в мире, выпускаемых на нашем заводе. Я этим жил и гордился.
Интерес к авиации Ш.Р.Рашидова я почувствовал ранее, когда обратил внимание, что центральная улица при его резиденции Педагогическая обрастает ветвями улиц, имена которых носят первопроходцы-авиаторы. В частности, здесь проходила улица В.П.Чкалова, летчика, Героя Советского Союза, экипаж которого впервые в мире перелетел через Северный полюс в США в 1937г. и этим он открыл международную авиалинию между двумя континентами. Его именем, как шеф-пилота выпускаемых самолетов, назван наш завод по сей день. Следующая улица носила имя С.А.Леваневского, летчика, получившего в числе первых, звание Героя  Советского Союза за спасение экипажа, затертого во льдах  Северного ледовитого океана, ледокола «Челюскин».
Возглавил первых Героев Советского Союза, спасших экипаж ледокола «Челюскин», летчик-полярник  Н.П.Каманин,  впоследствии, он командовал Туркестанским Военным Округом в г.Ташкенте, затем, во время 2ой Мировой войны организовал  дальнюю бомбардировочную авиацию и сам за штурвалом летал бомбить г.Берлин. Завершил Н.П.Каманин свою карьеру организацией Центра подготовки космонавтов в г.Москве и командиром первых космонавтов СССР, Ю.Гагарина и других прославленных открывателей космоса. Он одного года рождения с Ш.Р.Рашидовым, часто посещал г.Ташкент и, видимо, они встречались по старой памяти совместной работы. (Оба ушли из жизни почти в одно и то же время, не понятые до конца своими современниками). 
 Далее, примыкала улица П.И.Баранова, возглавившего Главное управление авиационной промышленности в трудные годы становления Советской власти. Он окончил МАИ, чем мне дорог, и сумел возродить авиационную промышленность в СССР, закупив оборудование в США. Президент США Ф.Д.Рузвельт  отзывался о нем, как об опытном специалисте  и обаятельном человеке. ( Печально и символично, трое пилотов погибли в авиационных катастрофах при загадочных обстоятельствах в 1937-1938г.г.). Впоследствии, в начале улицы Педагогической была создана площадь космонавтов, где был установлен бюст космонавту, Дважды Герою Советского Союза В.Джанибекову, уроженцу Узбекистана и барельефы первооткрывателям космической эры Э.К.Циолковскому и С.П.Королеву.
Гражданская авиация Узбекистана достигла наивысшего прогресса, внедрением первых реактивных самолетов при Ш.Р.Рашидове. Проверка самолетов на дальность всегда завершалась внедрением новых линий в среднеазиатские республики, и, в первую очередь, в г.Ташкент. Хотелось бы отметить и заслуги А.Ю.Газиназарова, возглавлявший ГВФ Узбекистана, в течение 18 лет. Он приходился мне родственником, и я мог, в семейном кругу, слышать достижения Узбекистана в авиации. Действовало строгое правило, а именно, когда присылали административных работников аэрофлота из г.Москвы, они должны были пройти собеседование у Ш.Р.Рашидова и у А.Ю.Газиназарова. Этим обеспечивалось чувство ответственности в работе авиации.
Ш.Р.Рашидов сумел организовать, в 1969г., филиал аэро-космического ОКБ им. С.П.Королева ( названный вначале, Ташкентское КБ общего машиностроения -  ТашКБОМ, затем «Узбеккосиос», ныне «Коинот»), г.Ташкенте с отделением испытательного полигона в урочище Кизил-сай Паркентского района, где с участием московских ОКБ и их руководителя В.Г.Елисеева проектировались и испытывались  оборудования для посадки и исследования грунтов на Луне, Марсе и других планетах. Я был в курсе их работ, поскольку лучшие конструкторы и работники ТАПОиЧ, в том числе, мои товарищи по работе, перешли работать в новую интересную и неисследованную отрасль авиации. В частности, наши конструкторы Ю.Болотин, В.Федоров, М-Н.Хасанов, В.Шарыпин входили в руководящий состав этого филиала ОКБ им. С.П. Королева.
Впоследствии, там, на базе испытательных полигонов была организована Международная аэрокосмическая школа (МАКШ) для молодежи, которую долгое время возглавлял академик Ш.А.Вахидов, последующий руководитель  филиала ОКБ  "Коинот". С Ш.А.Вахидовым нас связывала дружба не только по линии работы, но и его желанием восстановить генеалогическое дерево с фамилией Вахидов, ибо он утверждал, что имеет родственные связи с моим  тестем  В.В.Вахидовым. Активное участие в организации  школы МАКШ принимал бывший наш конструктор И.Р..Якубов, ставший, позже, Д.Т.Н. и возглавляющий, кафедру аэродинамики  Авиационного института в г. Ташкенте. Они часто приглашали меня читать лекции о развитии авиации и космонавтики в мире. Там часто присутствовали космонавты СССР и Узбекистана, с которыми мне посчастливилось видеться и на ТАПОиЧ, при проектировании и изготовлении  серии самолетов Ил-76МК, на которых проводились испытания космонавтов в режиме невесомости. Полигон филиала, после перестройки в СССР,  не полностью функционировал по своему назначению, и, впоследствии, совсем прекратил свое существование.
При Ш.Р.Рашидове  в г. Ташкенте был организован филиал московской вертолетостроительной фирмы Генерального Конструктора в вертолетостроении Н.И.Камова, который построил  в г. Ташкенте уникальный летательный аппарат - винтокрыл Ка-22, способный летать как самолет с двигателями с тянущими винтами и как вертолет с зависанием на работающих лопастях вертолета. Подобного летательного аппарата по грузоподъемности и скорости не было, равного в мире, и его производство опередило самолетостроение на многие годы. Поддержка в производстве и в запуске Ка-22 на ТАПОиЧ, а также изготовление кабин к скоростному вертолету Ка-26 постоянно ощущалась со стороны правительства Узбекистана.
Ш.Р.Рашидов не пропускал ни одного торжественного мероприятия на заводе, нам он уделил много внимания. При нем были построены новые сборочные цеха, завод ТАПОиЧ  стал один из крупнейших авиационных заводов СССР, как было упомянуто, он вошел в первую пятерку авиационных заводов мира. Мы с гордостью водили крупные делегации иностранных правительств по сборочным цехам завода, который в то время давал до 40% стоимости продукции города Ташкента. Решения о производстве новых типов самолетов на заводе и первые взлеты их происходили с  участием. Ш.Р.Рашидова. Также он присутствовал при отклонениях работы завода от нормы, срыве плана выпуска самолетов или при неудачных случаях с самолетами.
На моих глазах Ш.Р.Рашидов с благодарностью поздравлял пилотов  после успешного испытательного полета, в конце 1965г., тяжелого, уникального,  4х моторного самолета Ан-22. Затем, в 1973г., взлетели с аэродрома ТАПОиЧ, первые, грузовые самолеты Ил-76, которые, впоследствии, явились  основными самолетами в транспортной авиации Советского Союза и  зарубежных стран, они летают на трассах мира, обслуживая, почти все, грузовые перевозки,  до настоящего времени. Он также способствовал открытию новых авиационных предприятий в г. Фергане и г. Андижане, где изготавливались агрегаты к самолетам Ан-12, Ил-76 и Ил-114. Отрадно, что по инициативе Ш.Р.Рашидова наш авиационный завод, который, уже, поменял несколько номеров почтовых ящиков, стал именоваться, как Ташкентское авиационное производственное объединение имени В.Чкалова, что открыло его значимость для тружеников предприятия и жителей всего мира.
В 1967г. с активным участием Ш.Р.Рашидова в г. Фергане и в г.Андижане создаются филиалы ТАПОиЧ, которые взяли на себя ответственные работы по производству агрегатов самолета Ил-76, и впоследствии, самолета Ил-114. На Ферганском механическом заводе, дополнительно, создается ремонтная база по обслуживанию и восстановлению самолетов Ан-12, базирующихся во всех уголках Советского Союза и в зарубежных странах. Рядом с авиационными заводами строятся крупные взлетно - посадочные площадки и аэропорты.
Первые полеты на наших самолетах смело осуществлялись президентами Узбекистана, в том числе с Ш.Р.Рашидовым. Юбилей 90летие со дня рождения Ш.Р.Рашидова совпало с 75летием нашего завода ТАПОиЧ, а также с датой взлета первого пассажирского самолета Ли-2, в 1942г., на котором совершил полет в качестве пассажира  вокруг г. Ташкента президент республики У.Юсупов. Также, с Ш.Р.Рашидовым, Н.С.Хрущев повторил первые полеты на другом пассажирском самолете нашего завода  Ил - 14, при посещении делегации Советского Союза Китая, в 1953г. Именно, в годы правления Ш.Р.Рашидова завод перешел на производство крупнотоннажных грузовых и военно-транспортных самолетов, единственных по своей конструкции в СССР и в мире. Они по сложности изготовления намного сложнее, чем пассажирские, чем было определено большое доверие правительства СССР к руководству нашей республики. ТАПОиЧ стал единственным заводом в СССР по производству больших, военных и гражданских, транспортных, траповых самолетов.
В 1959г. взлетел первый транспортный самолет Ан-12, а их было изготовлено свыше 1300 экземпляров и продано за границу в 20, с лишним, стран. Затем завод приступил к более крупным самолетам Ан-22 и Ил-76, увеличив свои сборочные площади до крупнейшего завода в мире. Эти самолеты сыграли большую роль в Афганских событиях и в тревожные дни в Европе. Самолеты Ан-12 и Ил-76 открыли космическую эру в СССР, обеспечивая сброс капсул с парашютами и режим невесомости, для космонавтов. Благодаря этому нам посчастливилось встретиться на заводе и в «Звездном городке» с первыми космонавтами СССР: Ю.Гагариным, Г.Титовым, Г.Береговым, В.Севастьяновым, П.Попович, В.Шаталовым и др. Наши земляки, космонавты, дважды Герой Советского Союза В.Джанибеков и Герой России С.Шарипов регулярно приезжают в республику, на участие в мероприятиях МАКШ.
В 1965г.самый, большой самолет в мире Ан-22 начал изготавливаться в Узбекистане, на ТАПОиЧ. Мне удалось присутствовать во время посещения сборочного цеха делегацией правительства Пакистана, во главе с его президентом Аюб ханом, во время подписания протокола о мире между Индией и Пакистаном.  Делегацию сопровождали Ш.Р.Рашидов и Генеральный директор ТАПОиЧ К.С.Поспелов. Наблюдая за делегацией, со стороны, мы видели какое, большое впечатление произвело на пакистанскую делегацию стыковка  громадных агрегатов самолета Ан-22 в сборочном цехе авиационного завода республики Узбекистан. Возможно, это удивление и восхищение сыграло положительную роль в поиске общего языка с Советским Союзом и Индией.
В книге «50 крылатых лет» издания Узбекистан, посвященной славному юбилею ТАПОиЧ, о самолете Ан- 22 «Антей», пишется следующее: - «В 1966г. на взлетную полосу аэродрома вырулил самый мощный самолет в мире – самолет-богатырь «Антей». Это был радостный, счастливый день для всех чкаловцев. Созданная их руками могучая крылатая машина застыла в ожидании взлета. На аэродром прибыли кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана Шараф Рашидович Рашидов, члены бюро ЦК КП Уз, Генеральный Конструктор Олег Константинович Антонов, представители Министерства. Наступила долгожданная минута. Экипажу дают команду на взлет. Ташкентцы, пораженные небывалыми размерами, парящей над их городом, машины, как завороженные останавливались и смотрели ей вслед».
  Первый взлет нового самолета не всегда бывает удачным, со временем появляются новые сведения, которые, слегка, затушевывают праздничные реляции взлетов новых самолетов, однако, они не снимают всей радости заводчан, за гордость своей продукции. В частности, первый взлет самолета Ан-22 был в январе 1966г. Главный Конструктор ТАПОиЧ И.А.Половников так описывает это событие в своей книге «Записки авиаконструктора»: - « 14 января летчик ОКБ Юрий Курлин, Герой Советского Союза, поднял самолет в воздух, и сразу в воздухе отказал один из двигателей. Самолет делал круг над аэродромом, винты крайнего двигателя были во флюгере. Сбоку полосы ЛИСа собралась большая группа людей. Здесь же были директор Поспелов, Сивец и гости из ЦК КП Узбекистана во главе с Ш.Р.Рашидовым. Все были в смятении… Экипаж передал, что есть еще один отказ – не горит сигнал выпущенного положения передней стойки шасси. Экипаж принял решение садиться на трех двигателях… Самолет остановился, экипаж вышел из самолета. Его восторженно приветствовали все присутствующие на площадке… Поспелов и Сивец расцеловали весь экипаж».   
Созданию нового, самого крупного самолета в мире, Ан-22 уделяли особое внимание на заводе. При ТАПОиЧ были организованы около 20 филиалов разных научно исследовательских институтов, изучающих вопросы материаловедения и технологии сборки летательных аппаратов. Знакомимся с воспоминаниями академика АН-СССР и РАН, Лауреата всех престижных премий, Д.Т.Н. И.Н.Фридляндера, отраженными в книге: - «Воспоминание. Создание авиа космической и атомной техники из алюминиевых сплавов» издание Наука. Описывается использование нового материалов, выполненного из алюминиевого сплава, и впервые примененного на самолете Ан-22.  Упоминается следующее: - «Около 10 часов мы собрались в здании ЦК КП Узбекистана. Ровно в 10 часов входим в кабинет Ш.Р.Рашидова, там находится он и несколько секретарей. Я вижу его в первый раз, он строен, красив и изящен. По - русски он говорит хорошо, но иногда не совсем правильно, производит впечатление человека высокой культуры…».
В другом случае, на совещании всех директоров самолетостроительных заводов Советского Союза в г. Ташкенте академик АН СССР И.Н.Фридляндер, в этой же книге пишет следующее: - «Начинается беседа «директоров», каждый коротко рассказал о своих делах, все отмечают необыкновенное внимание ЦК КП Узбекистана к нашей отрасли. Потом Ш.Р.Рашидов минут 30 говорил об Узбекистане. Страна богата хлопком, газом, золотом. Весь прием продолжался часа полтора…». Директорам была организована экскурсия на вновь организованные филиалы ТАПОиЧ в г.Андижане и в г.Фергане, которые раньше других самолетостроительных заводов Советского Союза начали осваивать новые материалы при изготовлении летательных аппаратов.
Впоследствии, судьба меня сблизила с академиком И.Н.Фридляндером. Он стал одним из руководителей моей кандидатской диссертации и много помог мне, после защиты в г.Ташкенте, в повторной защите в г.Москве. До защиты, мы познакомились и вместе с ним отдыхали на озере Иссык Куль, в пансионате ТАПОиЧ «Золотые пески», лазили по горам и собирали редкие камни. В г.Ташкенте собирались в доме, у другого моего руководителя по кандидатской диссертации, преподавателя ТАШПИ, КТН, хорошего, моего друга А.Я. Черняк, где И.Н.Фридляндер, прекрасно играл на пианино и пел, с собравшимися, песни. В г.Москве, он приглашал к себе домой, я часто бывал у него на работе, в его институте. Прожил он 95лет, интересно и содержательно.
В 1970 году, в честь столетия со дня рождения В.И.Ленина в центре территории завода была сооружена площадь, с его именем и памятником. На открытии памятника присутствовал Ш.Р.Рашидов. Он вручал заслуженным работникам юбилейные медали «В честь 100летия со дня рождения В.И.Ленина». Приятно поделиться, что такой чести был удостоен и я. Сам завод было награжден орденом «Октябрьской революции». А всего, завод имел: два ордена Ленина, орден Красной звезды и орден Октябрьской революции, полученных, в основном, из рук Ш.Р.Рашидова. В следующем году, в его присутствии, был введен в строй новый сборочный цех. Поделимся его габаритами 300м длины, 100м. ширины и 30м. высоты, площадь с прилегающими пристройками составляя 150 000 кв.метров.
В 1973г. у нас был поднят первый самолет Ил-76 заводского производства. На аэродром ЛИСа прибыли Ш.Р.Рашидов, Генеральный Конструктор ОКБ им. С.В.Ильюшина Г.В.Новожилов, Генеральный директор ТАПОиЧ, В.Н.Сивец, гости завода и МАП. За штурвалом самолета был пилот ОКБ, Герой Советского Союза, А.М.Терюмин. Полет самолет Ил-76 прошел успешно, чем открыл новую страницу в освоении нового транспортного самолета. Было выпущено, около, 1000 самолетов Ил-76, причем,  в различных модификациях, вплоть, до 2010г., и для нас, каждый, новый, изготовленный самолет, как бы, напоминает первых испытателей и спонсоров, открывших новую страницу в авиации.
     Представим читателю выдержки из автобиографической книги «Записки авиаконструктора» Главного конструктора ТАПОиЧ, И.А.Половникова: - « Первый Ил-76, построенный в ОКБ Ильюшина в кооперации с Ташкентским заводом, был поднят в небо 25 марта 1971г. На нашем заводе первый самолет был изготовлен к маю 1973г. 8 мая 1973г. на аэродром ЛИСа прибыли Ш.Р.Рашидов, генеральный конструктор ОКБ им Ильюшина Г,В.Новожилов, генеральный директор ТАПОиЧ В.Н.Сивец, главный инженер А.С.Сысцов, другие гости и работники завода. Летчик ОКБ, Герой Советского Союза А.М.Терюмин и заводской летчик К.Г.Кудинов совершили на самолете Ил-76 первый вылет. Полет прошел успешно. Этим полетом завод открыл новую страницу в своей творческой и производственной жизни. Далее были освоены и внедрены в производство многочисленные модификации на базе Ил-76». Приятно заметить, что в данных мемуарах Главного Конструктора отводится значительное место модификациям всех типов самолетов, с упоминанием заслуг нашего ОКБ, а также, автора данного воспоминания.
      Предлагаются выдержки из книги Генерального конструктора ОКБ им.С.В.Ильюшина Г.В.Новожилова "О себе и самолетах".
Решение о серийном производстве самолета Ил-76 в г. Ташкенте должен был одобрить ЦК Узбекистана.
      Когда мы в Ташкенте пришли к Секретарю ЦК КП Узбекистана Ш.Р.Рашидову, был Владислав Викторович Илювиев - заместитель начальника отдела военно-промышленной комиссии, В.Н.Сивец, кто то был из из Совета Министров, по моему, Власенко, я докладывал самолет Ил-76 по плакатам. Секретарь ЦК  должен подтвердить предложенное решение. Существовала определенная форма, которая соблюдалась. П.В.Дементьева не было, были представители из Министерства авиационной прмышленности...
...Закончив доклад, я вновь первым повесил общий вид самолета. Шараф Рашидович, прищуриваясь, внимательно сиотрел на плакат, а пауза продолжается, потом показывает пальцем и говорит:
- А мне нравится этот самолет! Он на беркута похож.
И сказал слова, которые я запомнил навсегда:
- Я уверен, что на серебрянных крыльях этого самолета слава советских и узбекских самолетостроителей будет пронесена по всему миру.
      Это не выдумка, так было. Когда на нашем Ил-18 прилетал в Ташкент, а приходилось бывать там достаточно часто при запуске самолета, всегда вместе с В.Н.Сивцом и с Ануфрием Викентьевичем Болботом, который в это время был заместителем министра по тяжелым транспортным и пассажирским самолетам, нас принимал Ш.Р.Рашидов, а потом все последующие секретари. Надо отдать должное, что они очень внимательно относились к заводу. Ш.Р.Рашидов меня иначе, как наш дорогой друг, не называл. Наконец настал день первого вылета серийной машины.
      Все правительство Узбекистана присутствует на заводском аэродроме. Прекрасный день. Температура градусов 30. Мы с Сивцом едем за Ш.Р.Рашидовым, садимся в его "Чайку" и вместе возвращаемся на завод. Я еду и думаю, не дай Бог, если чего-нибудь случится, двигатели новые, самолет новый, первый взлет, "генеральский" эффект, все проносится в голове. Однако все прошло лучше, чем можно было ожидать. Александр Михайлович выполнил полет отлично, но самой блестящей была посадка. Он посадил машину и остановил ее прямо напротив места, где стояло Правительство, и выстроил весь экипаж. Когда мы подошли с Ш.Р.Рашидовым, Виктором Николаевичем Сивцом и членами Правительства Узбекистана, то экипаж стоял по стойке смирно, Александр Михайлович доложил, что первый полет выполнен, полет прошел отлично, самолет прекрасный. После чего я испытал ощущдение полета, меня качали. Позднее подарили фотографию, где я улыбающийся, а на обратной стороне написано - "Смотри на первый Ила взлет, не забывай свой самолет!". Подпись всех участников этого первого взлета". 
      В 1980г. на ТАПОиЧ началась, впервые в мире, беспрецедентная операция по переброске громадных агрегатов крыла и центроплана самолетов Ан-124 «Руслан» и Ан-225 «Мрия» на спине самолета Ан-22. До этого случая агрегаты самолетов перевозились, в мире, в отсеках, специально спроектированных самолетов, типа «Белуга». Однако, для крыльев самых больших самолетов в мире, никакие «Белуги», в то время, не могли быть изготовлены. Транспортировка длинномерных агрегатов крупных самолетов, с обтекателями, на верху фюзеляжа другого самолета применялось впервые и дало толчок для подобных операций для других авиакомпаний мира. Было совершено свыше ста полетов самолета Ан-22 из г.Ташкента в г.Киев и в г.Ульяновск.  На первом полете, в торжественной обстановке, присутствовал Ш.Р.Рашидов, он внимательно следил за всеми новшествами на заводе.
      На выпуске самолетов Ил -76К, самолета лаборатории  для тренировки космонавтов и исследовании космической техники в режиме невесомости хотелось бы остановиться особо. В 1976г., нашему ОКБ, при ТАПОиЧ, было поручена ответственная задача – спроектировать и изготовить модификацию крупнотоннажного самолета Ил-76 для космонавтов. Ранее, они тренировались в режиме невесомости на самолете Ту-104, салон пассажирской кабины которого, был слишком мал и не позволял выполнять групповые полеты космонавтов, в режиме невесомости. КБ впервые столкнулась с такой ответственной задачей, когда потребовалось усилить конструкцию крыла и фюзеляжа, внедрить в хвостовой отсек спец-парашют, для вывода самолета из штопора, во время неудачной горки самолета. Также необходимо было переделать всю топливную, масляную и гидравлическую систему для их нормального функционирования, при режиме невесомости и создать комфортабельный просторный салон для группы летающих космонавтов.
       ТАПОиЧ, в период с 1980г. по 1991г. построил и испытал 6 модификаций самолета, начиная с Ил-76К и кончая Ил-76МДК, с постоянным улучшением их конструкции и интерьера по замечаниям космонавтов, которые часто приезжали на предприятие и в ОКБ. Наши конструктора, также, часто выезжали в «Звездный городок» на согласование документации, что позволило нам видеть, почти, всех первых космонавтов Советского Союза. Ш.Р.Рашидов проявлял интерес к этой теме и, иногда, участвовал во встречах с космонавтами. Благодаря инициативе Ш.Р.Рашидова, в Узбекистане гостил первый космонавт СССР, Герой Советского Союза Ю.А.Гагарин, который посетил ТАПОиЧ и, охотно, сфотографировался с тружениками завода.
Как упоминалось ранее, ТАПОиЧ зарекомендовал себя, как единственный, крупнейший, авиационный завод мира, выпускающий уникальные военно-транспортные и гражданские, крупнотоннажные, грузовые  самолеты, которые славятся своей безопасностью и долгожительством. Подбор кадров, руководителей завода не обходился без проверки и одобрения руководством Узбекистана. И это оправдывало в жизни завода и республики. Интересно вспомнить один случай из освоения самолета Ил-76, который был успешно запущен в производство, на ТАПОиЧ, в 1973г. Освоение этого самолета началось на двух авиационных заводах в СССР, на Воронежском авиационном заводе – ВАСО, который выпускал сверхзвуковые самолеты Ту-144 и на ТАПОиЧ, освоивший выпуск уникальных транспортных самолетов семейства ОКБ им. О.К.Антонова. И что удивительно, ВАСО, после некоторого времени развертывания работ, отказалось от освоения самолета Ил-76, не смотря на поддержку специалистами ТАПОиЧ и других авиационных заводов, оно признало свое отставание в научном прогрессе и требований к новому самолету Ил-76.
На ТАПОиЧ, к 1970м годам, в отличие от других авиационных заводов, были успешно освоены новые технологии производства, которые только начинали внедряться на европейских авиационных заводах. В частности, была освоена система сборки самолета по КФО – координатно - фиксирующих отверстий, за внедрение которых, группа работников завода была удостоена Государственной премией. Было освоено в цехах завода обработка крупногабаритных деталей на станках с ЧПУ – числовым программным управлением, которые только начинали внедрять в авиации в СССР. Эти новшества требовали внедрения математического подхода к технологии изготовления деталей с применением ЭВМ, отдел вычислительной техники занимал достойное место на заводе. Каждое совещание у директора завода, В.Н.Сивца проходил с обсуждением основного вопроса, внедрение станков с ЧПУ, причем взыскивали за задержку внедрения строго. На заводе, в шутку, признавали, что «сивецкая власть» строже советской власти.
     Конструкторский отдел не должен был отставать от всех новшеств, внедряемых на заводе и от нас, конструкторов, требовали пересмотра конструкции узлов и агрегатов самолета, если они не позволяли внедрить новые методы обработки или сборки. На совместных обсуждениях отрабатывалась оптимальная конструкция планера, не снижающая ее прочность и долговечность. Нашему ОКБ пришлось много уделить внимание внедрению в производство новых, композиционных материалов - КМ, которые уменьшают вес конструкции и повышают его антикоррозионные свойства, однако требуют особого подхода к его обработке. Разброс прочностных характеристик деталей из КМ заставил пересмотреть наше представление о природе используемых материалов в самолетостроении. 
     Работников завода Ш.Р.Рашидов опекал с материнской заботой и выдвигал их на руководящие должности, на другие объекты республики, зная о том, что здесь, на заводе, вопросу дисциплины и ответственности за порученную работу, придавалось, особое внимание. Производство самолетов не допускает халатности и неопределенности, руководители нашего завода  продолжали организовывать производство на других ответственных постах предприятий страны и не допускали нарушений по работе у своих подчиненных. В частности, мои товарищи по инженерной работе, при поддержке Ш.Р.Рашидова,  были выдвинуты на руководящие должности но, к сожалению, впоследствии, пути наши разошлись. Среди них были У.Султанов, У.Умаров, Х.Алимов, П.Кунянский и др.  Каждому из них есть, что вспомнить.
      Прозорливость и внимание к подбору кадров Ш.Р.Рашидова, с упором на производственный опыт в самолетостроении, позволил, впоследствии, вырасти некоторым товарищам до высоких уровней руководящих должностей в республике. В частности, А.У.Салимов, бывший, первый декан самолетостроительного факультета ТАШПИ, вырос до секретаря ЦК КП Уз по идеологии и Председателя Президиума Верховного Совета УзССР. У.Т.Султанов, бывший работник ТАПОиЧ, возглавил партком завода и, затем, поднялся до уровня премьер министра Узбекистана, У.Умаров, бывший работник Конструкторского отдела, возглавил руководство г. Ташкента. Они проявили свои способности в хозяйственной деятельности республики, но не забывали авиацию, ТАПОиЧ и наше конструкторское бюро.
       В 1982г. к 50летию и в 1992г. к 60летию основания ТАПОиЧ были выпущены книги «50 крылатых лет» и «Создатели крылатых машин». Эти книги по настоящее время являются библиями для работников завода, ибо они явились единственными изданиями, посвященные славным подвигам тружеников ТАПОиЧ в счастливое для нас время, когда 50 тысячный коллектив выпускал единственные в СССР и в мире грузоподъемные гражданские и военно-транспортные самолеты. В этих книгах, наряду с перечислением заслуг и побед коллектива часто упоминается участие Ш.Р.Рашидова, почти, во всех торжественных мероприятиях.
В частности, в книге «50 крылатых лет» пишется: - «22 апреля 1980 года состоялось торжественное открытие Дворца культуры и техники в городке авиастроителей. Чкаловцы получили замечательный подарок. Красную ленту у входа в новый Дворец перерезал кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана Шараф Рашидович Рашидов. Глубоко символично, что новый Дворец был открыт в ознаменование 110й годовщины со дня рождения В.И.Ленина». В буклетах, посвященных юбилею завода: «Ташкентскому авиационному 50» помещены крупные фотографии присутствующих на праздновании ТАПОиЧ, с надписью «Первый секретарь ЦК КП Узбекистана Ш.Р.Рашидов, Генеральный конструктор Г.В.Новожилов, Генеральный директор Объединения В.Н.Сивец, главный инженер А.С.Сысцов (1973г) в день первого испытательного полета самолета Ил-76».
Но были и печальные дни для завода, о которых обычно не пишут в таких случаях. Однако, подобные случаи могут влиять на последующую политику вышестоящих  и потому мы решимся на этот шаг. Вспоминается, знаменательный по последствиям, случай на заводе, где Ш.Р.Рашидов взял на себя ответственность за неприятности на заводе с Генеральным секретарем партии Л.И.Брежневым. При приезде руководителя страны в 1982г.в г. Ташкент в честь присвоения республики Узбекистан правительственной награды, ордена Ленина. Было предусмотрено  посещение Л.И.Брежнева наш завод, где мы готовились к встрече в течение месяца. Запланированы были все мелочи движения делегации по цехам завода.
 Этот день для делегации был насыщенным и сопровождающие его лица, зная престарелый возраст Л.И.Брежнева, отменили посещение ТАПОиЧ, с переносом его на следующий день. Однако у Л.И.Брежнева нашлись силы и он, сославшись на обещание посетить нас в этот день, повернул делегацию на завод.  Вечером, когда работники завода стали покидать завод, неожиданно, группа машин приблизилась к воротам сборочного цеха. Народ, беспорядочно, сбежался к делегации гостей, многие полезли на стремянки в сборочном цехе, куда направилась делегация.  Одна из стремянок, с собравшимися, на одной стороне любопытными, не выдержала от односторонней нагрузки, надломилась и начала падать. Этого достаточно было, чтобы люди посыпались, как горох, со стремянки на делегацию, подмяв под собой Л.И.Брежнева, Ш.Р.Рашидова и их сопровождение. Последним упала стремянка, задев женщину и двоих телохранителей.
Л.И.Брежнев упал на правую руку, повредив ключицу и ободрав ухо до крови. Его вытащили из навалившейся, на него толпы и срочно увезли в правительственную резиденцию, куда вызвали дежурных врачей из 4го управления, во главе с  директором Института хирургии В.В.Вахидовым. Поскольку, был уже вечер,  он взял с собой сына Адыла, опытного хирурга в области сердца, который помог сделать рентгеновский снимок и провести перевязку предплечья Л.И.Брежневу. Была обнаружена глубокая трещина в ключице плеча. Они помогли зашить незначительные раны и Ш.Р.Рашидову и охране Л.И.Брежнева. Особенно пострадал генерал А.Рябенко, который потерял много крови от раны в голове, от упавшей стремянки, он получил сотрясение мозга. Мы, в это время, согласно указаниям свыше, находились в стороне от столпотворения, однако, не избежали шока от случившегося. Стоял невообразимый шум и крики о помощи и требований, и угроз очистить проход.
        Л.И.Брежневу предложили уехать в  г. Москву, но он нашел в себе силы, на следующий день, вручить торжественно, награду Узбекистану, орден В.И.Ленина. Рука Л.И.Брежнева, перед вступлением на трибуне, была снята с повязки, и ему было нелегко, держать ее в напряжении, во время 1,5ого часового выступления. Вечером, в этот же день, он улетел в г.Москву.  К слову, в воспоминаниях об иронии судьбы. Адыл, старший сын В.В.Вахидова, одаренный хирург, освоивший, впервые в Средней Азии, сложнейшие операции на сердце, ранее, проходил, в г. Москве, стажировку и подготовку к защите на степень Д.М.Н.  Параллельно, он был назначен своим руководителем, академиком Савельевым, курировать вопросы подготовки кандидатской диссертации Анатолию Вирганскому, зятю М.С.Горбачева. О случае с Л.И.Брежневым, как Адыл рассказывал, на  тему в семейном кругу М.С.Горбачева о Л.И.Брежневе,  велся сдержанно, однако вопросы перестройки обсуждались постоянно.
        В средствах массовой информации, это событие объясняется по – разному, причина поездки дряхлевшего, 76и летнего Л.И.Брежнева в г. Ташкент.  Чаще звучит мысль о том, что он хотел заручиться поддержкой руководителей республик Средней Азии, выступая,  против новой, растущей волны, со стороны западных регионов России, во главе с командой М.С.Горбачева и Ю.В.Андропова. А также, недовольство руководства страной Л.И.Брежневым со стороны Закавказья, во главе с Э.А.Шеварнадзе, хотя, Кавказ был, в то время, более коррумпирован, чем остальные республики СССР. Эта команда взяла курс на прозрачность работы партийных органов и организаций новых структур во власти страны, с оглядкой, на «западников». Л.И.Брежнев сторонился нового и искал союзников. Возможно, по этой причине  он выехал в Среднюю Азию, в поисках солидарности старому курсу, где собрал всех руководителей республик в г.Ташкенте.
       Л.И.Брежнев, не смотря на полученное ранение, снял обвинение с руководства Узбекистана за случившиеся с ним, связанное с падением, но, этим, создал предпосылки на нагнетание страха и преследование, преданных Л.И.Брежневу, руководителей и администрации Среднеазиатских республик. В частности, на ТАПОиЧ,  в этом году готовились к празднованию 50летия завода, где предусматривались большие выступления различных коллективов на стадионе завода и во Дворцах культуры, но падение Л.И.Брежнева на заводе омрачил наш праздник. Всех работников завода, присутствующих в то время в сборочном цехе, опрашивали спецслужбы, но было явно, что это была случайность, никто из присутствующих там не был привлечен к ответственности. 
     Руководство завода во главе с директором завода В.Н.Сивцом и секретарем партийной делегации, которые были ответственны за встречу, ожидало наказание сверху. В.Н.Сивец ходил эти дни «черным», постоянно курил, хотя раньше, не видели его курящим. По приезду в Министерство Авиационной промышленности, в г. Москве, ему был оказан холодный прием и он вернулся расстроенным. Ш.Р.Рашидов принял все обиды за случившиеся на себя, успокоил руководство  в исчерпывании инцидента и на заводе, и со временем, все затихло. Это, видимо, был рискованный шаг  Ш.Р.Рашидова, отношение его к заводчанам не изменилось, работники ТАПОиЧ вздохнули с облегчением, но Москва, на этот инцидент, затаила обиду.
Вот как описывает это событие Главный конструктор ТАПОиЧ И.А.Половников в своей книге «Записки авиаконструктора»: - «Все заводчане глубоко переживали и думали, что Сивца могут снять. При Сталине за такое ЧП можно получить и «вышку», а теперь – в худшем случае потерять должность. Московские подхалимы и приспешники Брежнева требовали именно этого. Но Ш.Р.Рашидов, кандидат в члены Политбюро, отстоял Сивца. Рашидов сопровождал Брежнева и сам видел это происшествие. В общем, Сивец остался на своей должности. Переломанная ключица Брежнева подорвала его здоровье. Брежнев умер 10 ноября 1982г. После смерти Брежнева Сивец как бы раскрепостился от тяжких дум, стал таким же деловым и энергичным, но видимо и ему это происшествие не прошло даром».
     Трудно сказать обо всех последующих перипетиях в руководстве завода, в стране, в республике, вплоть до развернувшегося, в Узбекистане "хлопкового дела", начатым Ю.Андроповым. Со временем, история сможет, шире, открыть "тайны мадридского двора",  загадочные завершения правления и ухода из жизни в этом же 1982 году, пострадавшего Генерального секретаря Л.И.Брежнева, а также, Первого секретаря ЦК Компартии Узбекистана  Ш.Р.Рашидова, в 1983г. Место в Политбюро КПСС занял, сразу, ставленник Ю.В.Андропова, бывший работник КГБ, В.Чебриков. На следующий год, в 1984г, участь пострадавшего постигла Генерального директора ТАПОиЧ, В.Н.Сивец.
       Видимо, кому то, потребовались жертвы, и не обязательно наказанием, возможно, и остракизмом, что иногда чувствительнее, чем наказание. Остракизм известен с древних времен, когда общество или окружение отворачивается от личности, и ему остается покинуть жизнь. В частности, Генеральный директор ТАПОиЧ, Герой Социалистического труда, В.Н.Сивец, при командировке в г. Москву, чувствовал отчуждение стороны работников МАП, и ему пришлось выходить на Министра Обороны Д.Ф.Устинова, для определения своего статуса. Ранее, при организации Ульяновского авиационного комплекса первый заместитель МАП С.И.Кадышев предложил В.Н.Сивцу возглавить грандиозную стройку, состоящую из нескольких, независимых друг от друга, авиационных заводов, с будущим переходом в МАП,в качестве министра авиационной промышленности СССР. В.Н.Сивец отказался и, за поддержкой своего решения, подключил Ш.Р.Рашидова. Вопрос был улажен. После ухода из жизни Ш.Р.Рашидова  В.Н.Сивец остался без опоры, и через год он, также, уходит из жизни.
В.Н.Сивец, автор 5 орденов Ленина, ордена Октябрьской Революции, Лауреат Государственных и Ленинской премии, Герой Социалистического Труда, известен в истории развития авиации, как выдающийся руководитель в области самолетостроения. Он сумел возглавить 50 тысячный коллектив ташкентских авиастроителей и выпустить, за 30 с лишним лет, выпустил до 20и различных типов крупных транспортных самолетов ОКБ им. О.К.Антонова и ОКБ им. С.В.Ильюшина. При нем наш завод вошел в пятерку крупнейших авиационных заводов мира. Мы боялись и уважали его за твердый характер и грамотное решение вопросов. Он никогда не повышал голоса, выслушивал каждого, и его последнее слово было окончательным решением для присутствующих. К нему на прием выходить без подготовки считалось преступлением.
В.Н.Сивец был крупным мужчиной. В Казанском авиационном институте он, будучи студентом, брал призы в боксерских поединках, дома, в г.Ташкенте, занимался, по утрам, зарядкой. Нам нравилось наблюдать, как, в свободное, от работы, время, он работал во дворе своего коттеджа, расположенного в районе г.Ташкента, где жили авиастроители. Ему подвластны были прутья арматуры, которые он крутил для забора, вспоминается, как нравился его далекий заплыв на озере Иссык Куль, где мы вместе отдыхали. Врачи не выражали опасение за его здоровье. Но, вдруг, в 65 лет, через год, после ухода из жизни Ш.Р.Рашидова, который взял на себя всю ответственность за падение Л.И.Брежнева на заводе, В.Н.Сивец, оставшись в одиночестве в кругу вышестоящих, слег в постель и, затем, покинул этот мир. Это происходит с людьми, которые, неожиданно, под влиянием окружения, теряют смысл жизни и желание творить, не находя поддержки и оценки в своей деятельности. 
Со временем появились различные комментарии на происшедший неординарный случай на ТАПОиЧ. Они по - разному, описывают то злополучное событие, которое всколыхнуло весь мир и поэтому можно их опубликовать.. Представим их интерпретации, чтобы не быть одиноким, в описании. В частности,  своей книге (через РИА Новости от 15 дек. 2006г.) телекомментатор Л.Млечин не совсем точно, но правдиво описывает этот эпизод: «23 марта 1982 года Брежнев находился в Узбекистане. В этот день была запланирована поездка на завод, производивший космические корабли «Буран». ( «для «Бурана» мы изготавливали только силовые агрегаты, но не в сборочном цехе, куда был приглашен Л.И.Брежнев»). Но утром решили, что Брежнев туда не поедет и охрану на заводе сняли. Но потом он сказал: «Время до обеда есть. Мы обещали посетить завод. Люди готовились к встрече, ждут нас. Нехорошо…». Первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана Рашидов немедленно согласился: - «Конечно, Леонид Ильич».
«Московская группа из 9-го управления КГБ успела приехать на митинг, местные службы задержались. Когда Брежнев появился в огромном сборочном цехе предприятия, там  было море людей. Чтобы увидеть Брежнева рабочие карабкались по лесам вокруг строящихся самолетов. Малочисленная охрана не смогла сдержать толпу. Люди хлынули на специально сооруженный для встречи деревянный помост («помосты или стремянки, в сборочных цехах изготавливают из металлических конструкций, с деревянными настилами»). Его конструкции не выдержали и рухнули. Никто не погиб, но пострадали и  Брежнев, и Рашидов, и охранники. Встречу с рабочими отменили. В больницу Брежнев ехать не захотел. Его увезли в резиденцию, уложили, сделали рентгеновское обследование и обнаружили, что сломана правая ключица.
Брежнев попросил соединить его с председателем КГБ Юрием Андроповым и сказал тому: - «Юра, тут со мной на заводе несчастье случилось. Только я тебя прошу, ты никому голову не руби. Не наказывай. Виноват я сам. Поехал без предупреждения, хотя меня отговаривали». Ключица у него так и не срослась, и  вообще, после Ташкента, Брежнев стал угасать…». 10 ноября 1982 года Леонид Ильич умер во сне, спокойно и без страданий. Такая кончина во все времена считалась счастливой ». (Видимо, Ю.В.Андропов не внял просьбе Л.И.Брежнева).
Правление страной Ю.В.Андроповым, после ухода из жизни Л.И.Брежнева в 1983г., связано с репрессиями виновных и не виновных, которых вылавливали в рабочее время в магазинах, кинотеатрах и, даже, в банях, с интересом, почему они не работают и на какие средства отдыхают. Возникло «хлопковое дело» в Узбекистане, где молодые московские юристы Гдлян и Иванов с 4000ми сподвижниками из центра начали тормошить всю интеллигенцию Узбекистана. Вспоминается, как пенсионеры и добровольцы из местных фабрик посещали дома и интересовались нажитым добром. Обидно, под эту гребенку попадали и невинные люди, которые не смогли, впоследствии, перенести это унижение. Удивительно, что и работники нашего орденоносного ТАПОиЧ не избежали этой экзекуции. В частности, нашу семью, тоже, посетили контролеры, по их просьбе мы показали квитанции на приобретенные материалы к небольшому ремонту квартиры, но основную роль, видимо, сыграл мой приличный стаж на заводе, и нас оставили в покое.
  Короткое, почти, 15и месячное правление государством Ю.В.Андропова, и скоропостижный уход его из жизни, связано с серией всяких слухов. В средствах массовой информации упоминается и покушение на него жены министра МВД СССР Н.Щелокова, произошедшего в лифте, совместного их, дома. Возможно, повлияло на него действие яда, с замедленным действием, подсунутого ему в соседнем государстве, а также,  вредительство его недругов, проработавших с ним в течение 18 лет в КГБ, обиженные, за его нерусское происхождение, и многое другое. Наиболее отмечаемая причина его смерти связана с действием на него сильного поля от недоброжелателей - экстрасенсов, которое вызывали сильный приступ астмы к его многочисленным болезням. В конце своей жизни Ю.В.Андропов уделил внимание неопознанным летающим тарелкам и влиянию экстрасенса на людей, вызывая беспокойство, у приближенных к нему людей.
Л.И.Брежнев и Ш.Р.Рашидов проработали вместе  весь период 18 летней деятельности Л. И. Брежнева на посту 1 го секретаря партии Советского Союза.  Это были годы развития всех отраслей народного хозяйства СССР и республики Узбекистан. По данным опроса общественного мнения, проведенным ВЦИОМ (Всероссийский центр изучения обществ) в 2006 году Л.И.Брежнев по популярности и уважения занял второе место после В.В.Путина. Бывший, Секретарь Союза журналистов Мэлор Стуруа вспоминает: - «За 60 лет журналистской деятельности самыми счастливыми годами были при Л.И.Брежневе». Счастливые годы при Л.И.Брежневе, видимо, волновали Ю.В.Андропова.
  При опросе журналистами нескольких тысяч пользователей Интернета большое число одобрений из пунктов оценки деятельности правления Л.И.Брежнева было отдано пункту: «Никогда держава не была такой могучей, а жизнь стабильной» (46%). Республика Узбекистан занимала одно из почетных мест в общем списке  15 республик Союза. По данным опроса фонда «Общественное мнение», 61% респондентов считают эпоху Брежнева «благополучным временем для нашей страны», и только 17% - неблагополучным.
Напомним, что за время правления страной Л.И.Брежнева, в г. Ташкенте был подписан долгожданный мир между Индией и Пакистаном в начале 1966г, отстроен и обновлен г. Ташкент после разрушительного землетрясения в 1966 году, который продолжался в течение года.
       Республика Узбекистан взяла на себя бремя прифронтовой зоны 10 летней войны с Афганистаном, через г. Ташкент шло снабжение большого контингента войск и техники, восстановление техники и раненных, а также подготовка сменяющихся президентов Афганистана. Через Узбекистан в Афганистан прошло более полумиллиона солдат «временного контингента» советских войск. Страна потеряла  в войне почти 14000 человек. В это время в республике «на войну» бурно развивались все отрасли народного хозяйства, в том числе наиболее близкие мне отрасли, медицина и авиация.
       Республика Узбекистан принимала активное участие во всех мероприятиях периода правления Л.И.Брежнева, положительных и отрицательных с нашей точки зрения.  Шла интенсивная борьба за отстаивание строя «развитого социализма».  В 1968 году на наших самолетах были за ночь переброшены войска в Чехословакию (операция «Дунай»), чем предотвратили реставрацию капитализма.  В 1970 году на поверхность Луны была совершена мягкая посадка  космическая станция «Луна-17», которая взяла грунт аппаратом, разрабатываемым совместно с филиалом Космического центра в г. Ташкенте, совершен первый выход космонавта в космос. Всесоюзная ударная комсомольская стройка БАМ в 1974 году не обошлась без строительных отрядов республики Узбекистан. Выровнялся военный паритет с США в области ракетных вооружений. В стране было построено 1,6 млн.кв.м. жилья, что составляло 44% всего жилого фонда СССР в 1980 году.
       Символично, что в честь 100летия со дня рождения Л.И.Брежнева по 1ому каналу телевидения России демонстрировалось наиболее яркая заслуга в его деятельности, когда он в 1974 году посетил Кубу и выступил перед бушующей миллионной аудиторией, собравшейся  на главной площади столице Кубы Гаваны. Его долгое выступление на митинге и последующее  посещение нескольких  городов страны продемонстрировало уважение Советского Союза к маленькой смелой стране с населением в то время 8 млн. человек. Там же Л.И.Брежнев получил высший орден Кубы – орден Хосе Марти, революционера и руководителя Кубы во времена  возникновения независимого государства Кубы. Этим незримо выражалась память нашим первопроходцам в Кубе, начатой делегацией во главе с Ш.Р.Рашидовым.
       Наш завод ТАПОиЧ с большим, квалифицированным во всех областях науки и техники, коллективом участвовал почти во всех мероприятиях, организуемым руководством республики, был застрельщиком ответственных задач, начиная с мирного строительства на земле и кончая  отработке систем в космосе. Мы постоянно следили за международной обстановкой и живо откликались на все требования времени. И мы сохранили хорошую память об опеке над нами Ш.Р.Рашидова. В нашей семье, как память, долго хранился его сувенир, макет самолета Ан-22, подаренный коллективом ТАПОиЧ  Ш.Р.Рашидову.
     В заключение, хотелось бы напомнить добрые слова, сказанные Ш.Р.Рашидовым работникам завода на торжественном заседании в честь 50летия ТАПОиЧ: - "Ташкентское авиационное производственное объединение - это современное, оснащенное передовой технологией предприятие с высоким техническим и культурным уровнем производства. Знание и энергия передовиков, их инициатива и творчество воплощается в высоких производственных показателях, являются яркими нравственными ориентирами, на которые держат равнение все труженики Объединения.
Коллектив Ташкентского Авиационного Объединения им. Чкалова много делает для того, чтобы Ташкент - город дружбы и братства народов, город мужества и один из древнейших городов мира, который встречает свой знаменательный юбилей 2000летие его основания, с каждым днем растет и благоустраивается. Он с полным правом может считать себя участником строительства сооружений в г.Ташкенте, Ташкентского метрополитена, дворцов и музеев, высотных зданий и сооружений столицы Узбекистана, новой телевизионной башни, которая украсила город, а также, многими другими, славными объектами".


Список используемой литературы глав 8,9.

1. Афганская война. "Тайны Советской дипломатии". О.Гриневский             Издательство "Вагриус". г. Москва. 2000г.
2. Невидимый мир. Нерассказанная история Афганистана. Р.Фитцжеральд и Е.Голд. Город книги. Сан- Франциско. 2009г. (на англ. языке).
3. Афганистан. Краткая история их людей и политиков. М.Эванс. Харпер Перениал. Г.Нью-Йорк, Лондон и др. 2002г. (на англ. языке).
4. Афганистан. Военная история. С.Таннер. Де Каро пресс. Библиотека Конгресса. 2003г. (на англ. языке).
5. Зов воды. В.А.Духовный. г. Москва. 2006г.
6. 50 крылатых лет. ТАПОиЧ. г..Ташкент. "Узбекистан". 1982г.
7. Создатели крылатых машин. ТАПОиЧ. г. Ташкент. "Узбекистон". 1993г.
8. Записки авиаконструктора. И.Половников. г.Москва.2010г.
9. Узбекистан. Золотая дорога к Самарканду. К.Маклеуд, Б.Майхем. Одиссей 2004г. (на англ. языке).
10. Центральная Азия. Б. Майхем, П.Кламмер, М.Кохн. США 2004г. (на англ.языке).
11. Воспоминания очевидцев, отраженных в СМИ.
12. Воспоминание. О создании авиа космической и атомной техники из алюминиевых сплавов. Фридляндер. И.Н. Изд. Наука. г. Москва. 2006г.
13. Полвека с авиацией. Р.Р.Газиев. г. Ташкент. 2006г.
14. В.В.Вахидов. Дело всей жизни. Р.Р.Газиев. г. Ташкент 2006г.
15. Флорида. Космодромы, авиация, люди. г.Ташкент 2009г.
16. Семья и близкие. Р.Р.Газиев. г. Ташкент. 2010г.
17. Близкие и далекие. Р.Р.Газиев г. Ташкент. 2011г.
18. Советские авиационные конструкторы. А.Н.Пономарев. Военное издательство. 1980г.
19.     О себе и самолетах. Генрих Новожилов. Москва. 2011г.
20. История современной России. От Николая 2 до В. Путина. Р.Сервис. Гарвардт Университет Пресс. Кембридж. Массачусетс. 2005г. ( на англ. языке).
21 Авиация и исторические портреты. Газиев Р.Р. Ташкент 2007г.
22. История больших самолетов. Газиев Р.Р. г.Ташкент 2006г.
23. Россия и федерация независимых государств. Мировая серия сегодня. Страйкер – Пост Пабликейшнс. Харпер Ферри. США. 2008г. ( на англ. языке).
24. Россия. В.Дудлей. Гринхавен Пресс. Сан-Диего. Калифорния. 2001г. (на англ. языке).
25. Россия. Советский Союз сегодня. Дж.Акросс. Библиотека Конгресса.  Вашингтон, Д.С. 1977г. (на англ. языке).



                           Глава 10. Национальный вопрос.

Для Советского Союза и России национальный вопрос является краеугольным камнем в политике государства. Ни одна страна в мире не собрала столько народов, имеющих свой неповторимый менталитет в жизни и исповедующих различные и недружественные друг к другу религии и взгляды на поведение в обществе. Недаром в гербе России представлен двуглавый орел с поворотом головы на Европу и Азию. Всю свою историю Россия увязывает вопросы сближения двух континентов и мира наций между собой.
 Русский народ показал, что он своим характером и самопожертвованием более других наций способствует сближению народов. В истории завоеваний Россией Средней Азии отмечается, что кровопролитных боев почти не было, некоторые народности встречали русские войск, как освободителей от притеснения своих, завоевавших их сатрапов Бухарского, Хивинского, Кокандского ханств, которые также враждовали между собой. Отмечаются в истории перегибы в шовинизме России, но, на фоне общих достижений республик Средней Азии по сравнению с соседними странами, они становятся менее заметными.
Примером российского влияния на республики Средней Азии является новый, начавшийся с 1991 года, период их суверенитета и независимости, когда освободившиеся республики оценили свои возможности в борьбе в этом неспокойном мире и начали опять искать сближения с Россией. Размежевания республик по различным причинам проходило несколько раз, (в 1924г,1929г,1936г и т.д.), однако в настоящее время все являются недовольными и обиженными друг к другу за взаимные притеснения и ищут сильную справедливую руку.
Всю свою сознательную жизнь я интересовался людьми, которые меня окружали. Каждая национальность имела характерные особые черты не только внешне, но и в характерах, в поведении. И мы, воспитанные родителями в духе интернационализма, старались не заострять наши отношения, находить общие взгляды и интересы. Как я делился раньше, отец мой был родом из Туркестана, мать из Оренбурга, татарка по национальности. Она окончила там Педагогический институт и здесь, в Ташкенте, организовала интернациональный детдом с преобладающим воспитанием на русском языке, хотя прекрасно владела русским, татарским, узбекским языками и писала, используя кириллицу, арабский и латинский алфавиты.
В Узбекистане, в частности, у нас, в г. Ташкенте переплелись почти все народности мира, г. Ташкент считался городом "мира и добра" и этим он гордился. Сюда стекались люди разных национальностей во все времена, используя мирный "шелковый путь" и различные войны между странами. В мое время массы людей из России и Средней Азии вливались в местную жизнь узбекистанцев, в частности,  во время голода в 1933-35 годы,  революции 1917- 1918 года,  начала 2ой мировой войны в 1941году, строительства разрушенного землетрясением города в 1966году, а также во время больших новостроек в Узбекистане. Прибывали люди из-за границы, которые, как и все, быстро акклиматизировались благодаря единому русскому языку. Люди не местной национальности составляли до 35 % населения Средней Азии.
Я родился в г. Ташкенте, в этом интернациональном городе, и с детства любил бродить по улицам, изучая быт населяющих район жителей. Мне посчастливилось, начиная с 1945 года наблюдать строительство центра г. Ташкента, Большого театра и других объектов японскими военнопленными, возведение высоковольтных линий немецкими военнопленными. По возможности, я пытался беседовать с ними, а с 1948 года, когда я поступил в Ташавитехникум, видеть скопления обездоленных людей разных национальностей, приехавших из разных мест. Они ютились на вокзалах, при базарах, в поселках, окруженных колючей проволокой, мимо которых приходилось ходить пешком  по несколько десятков км. из поселка " ГЭС Кадырья", где жила семья, в техникум, где я учился в течение 5 лет.
Завершалось мое общение с народами Узбекистана во время хлопковых компаний, вплоть до выхода на пенсию, где, по возрасту и принадлежности к партии, меня обязывали почти каждый год в течение 2-3 месяцев возглавлять команду заводчан. Ее собирали из несколько сотен человек разных национальностей, куда начальники цехов сплавляли всех, кто не очень лояльно относился и к работе, и к руководству. Нам предлагалось выезжать в освоенные земли некогда "Голодной степи", куда съехались люди с других мест почти всего Союза. По вечерам у себя опасно было выходить, и только опыт общения с людьми позволял мне оставаться невредимым. Однако, крупных эксцессов среди людей по  национальному признаку не наблюдались, на это действовало необъяснимое "табу", введенное свыше. Люди пытались разнообразить свой досуг, происходили между ними разборки, исследуемые, впоследствии, нами, но они не были связаны с национальной принадлежностью.
Вечером, после возвращения с полей всех хлопкоробов приходилось идти в штаб правления совхоза, где подводился итог дня, а затем, после изучения карты делянок не до конца собранного хлопка, заниматься поисками домов бригадиров этих полей, которые уже замыкались по своим разбросанным домам и уже ужинали в кругу семьи. Телефонами они еще не все обзавелись, улицы не все были освещены, и нелегко было к ним добираться среди лая собак и запутанных лабиринтов, составленных из арыков и глинобитных дувалов. Однако, попав в их дом,  чувствуешь доброжелательство и гостеприимство. За пиалушкой чая, в дружеской  беседе, обсуждаются планы завтрашнего дня.
В описании некоторых народностей, окружавших меня, хочется поделиться своими мыслями по отношению к ним и дружбе, которая довольно прочно сложилась во время длительного правления Ш.Р.Рашидова страной. Он знал, что для сплочения людей различных национальностей необходим единый язык, сильную руку, авторитетное влияние единой национальности, именно русской, и смог, благодаря этому сплотить все нации для решения больших задач в республике. Единый язык и единое мышление позволили Советскому союзу победоносно завершить 2ю мировую войну и стать великой державой.
Когда-то великий ученый России  М.Ломоносов говорил - "Испанский язык хорош для общения друзей, немецкий - говорить с врагами, французский - с женщинами, а русский удобен со всеми". Видимо, он был прав, я убеждаюсь в общении с людьми и в России, и здесь, в Америке, где в новых условиях приходится мне познавать и английский и испанский, ибо в настоящее время, меня окружают и латиноамериканцы. Немецкий язык я изучал в школе и в техникуме. Французский часто слышал в доме В.В.Вахидова. где его жена Любовь Егоровна готовилась к очередным лекциям, возглавляя кафедру французского языка при Институте Иностранных языков. Она владела 5ю языками и написала с десяток учебников для школ и института.
В то же время каждая национальная диаспора в Узбекистане имела свою печать, культурные центры в некоторых городах, где могли узнать все новости о стране-прародине, парки в городах, где собирались на праздниках. Попытаюсь поделиться  национальными особенностями жителей г. Ташкента. Возможно, я буду не совсем точен в оценке диаспор народов, читатель меня простит из-за отсутствия при себе справочников и, вообще, той богатой литературы, которой пришлось пожертвовать при переезде. Повествование о народах будет проходить по мере уменьшения численности их диаспоры в республике. Русские люди интересны тем, что благодаря их влиянию я познал культуру почти всего мира и смог стать ведущим авиационным инженером-конструктором, чем я буду гордиться, до последних дней своей жизни. У меня была собрана уникальная библиотека на русском языке, я много времени проводил в кабинете В.В.Вахидова на улице Шпилькова, просматривая Мировую литературу, изданную при участии Ш.Р.Рашидова.
   Книги известных авторов узбекской культуры издавались не мало.  Известные люди в медицине, а также поэты, писатели, режиссеры различных национальностей присутствовали в доме знаменитого хирурга В.В.Вахидова.  Часто, из присутствующих гостей, дарили ему на память, свой очередной труд об истории страны. Местная интеллигенция гордилась своими предками и, в то же время, никто не отзывался нелестно о русском языке, все шло параллельно, не мешая друг другу, поэтому больно было смотреть, когда вдруг стали покидать нашу страну русские люди, не находя общего языка с местным населением. В ногу с русскими ребятами шли украинцы, которых было много в Узбекистане. Слегка вспыльчивый, но добрый характер, к которому я привык с детства, помог мне легко освоиться на работе с ними в г. Киеве, куда я был послан после окончания Московского авиационного института. О.К.Антонов часто в ОКБ организовывал выезды на устье Десны и реку Днепр, где общение между собой помогли освоиться и подружиться на все время нашей творческой жизни в авиации. Украинские песни до сих пор не забываются мною, я напеваю их часто в минуты отдыха и воспоминаний. Следующие по численности населения диаспор в г. Ташкенте идут казахи.
Казахи окружали нас в поселке гидростанции "Кадырья", что недалеко от г.Ташкента,  с казахскими детьми я провел все детские годы, вплоть до поступления в школу. Познал их национальные игры, песни, танцы, ибо они часто меня приглашали на праздничные мероприятия и игры с детьми. Были случаи, когда я, с разрешения родителей, оставался у них ночевать. Их простая непосредственность, открытость подкупала окружающих их людей. Все жили не богато, война сравняло общее неравенство,  я жил и питался у них тем, что они ставили на стол детям. Вместе мы пасли овец, вместе ездили на базар продавать картошку и другие продукты, выращенные на огороде. Общение шло на русском языке, но они между собой на родном. Их характер больше похож на русский, чем можно объяснить сближение наций, а именно, меньше думать об обогащении, больше сделать приятное друзьям.
Во время войны я пошел в школу, там я подружился  корейскими ребятами, которых вывезли из Дальнего Востока после столкновения СССР с японцами на Халхин-голе в 1938г., в других местах, в частности в Манжурии, где шла наша железная дорога. Назревала война с Японией, И.В.Сталин решил произвести переселение народов с пограничных зон в Среднюю Азию. Переселение шло быстрыми темпами, они вспоминали со слезами на глазах. В районе Узбекистана их было расселено не менее двухсот тысяч человек.
Корейцы своим прилежанием и трудолюбием смогли освоить хлопководство и другие отрасли народного хозяйства Средней Азии, их колхоз "Политотдел" славился на весь Союз своими урожаями хлопка, а возделывание лука и других трудоемких культур вызывало интерес к обмену опыта у местных жителей. Дружба с ребятами у меня продолжалась до поступления в техникум в 1948г., на заводе по работе я общался с другими товарищами корейской национальности, которые своей дисциплиной и выполнением порученной работы вызывали доверие у работников завода. Однако, они не забывали своей родины и, впоследствии, многие покинули республику.
Местом их встречи в г. Ташкенте был район Куй-Люк, сохранился организованный ими Куй-Люкский рынок (Рисовый базар), где можно было купить дешево хороший рис и другие продукты, а также отведать  корейскую национальную кухню. В этом районе переплелись почти все нации республики и никогда не возникали разборки между ними.
Татары начали заселять Среднюю Азию с незапамятных времен, но наибольший наплыв прошел в послереволюционные годы. В это время приехали  моя мама и ее отец, учитель медресе, из Оренбурга. Татарский язык в своем диалекте схож с казахским языком и относится к отдельной ветви алтайской группы. Похожи они и характером, однако, живут отдельной группой, причем, также имеют разделение по кастам, которое уже стирается в настоящее время. Когда-то Герцен говорил: - "Поскреби русского и ты найдешь татарина". Трехсотлетие господства татар оставило отпечаток в России. Но тяга к знаниям в науке и культуре постепенно сблизило татар с русским народом, которые также черпали культуру в Европе и распространяли ее на востоке, а их доброжелательность к другим народам  позволила создать прочный союз. Кстати, из татар касты "крашен" вышли такие замечательные люди, как ученый М.В.Келдыш, композитор С.Рахманинов, писатели Бунин, Куприн и др.
К нам часто приезжали родственники по материнской линии из разных городов России, мы в первую очередь шли в парк им. А.С.Пушкина, который считался местом встречи всех жителей г. Ташкента татарской национальности, там мы слушали татарские песни и любовались танцами, сопровождаемые играми на гармошках с бубенчиками. В этих встречах вспоминались песни матери, которая пела мне в детстве. Мать много рассказывала о своих подругах, вышедших замуж за местных парней и обогативших этим культуру Средней Азии.
Крымские татары по своим взглядам на соседей были другими, они вместе с кавказскими народами были выселены из Крыма и Кавказа в начале войны, когда И.В.Сталин начал подозревать их в измене. Расселены они были на осваиваемых землях Голодной степи и свободолюбивые кавказские народы, конечно, были недовольны своим положением, и нам, собирающим хлопок в течение 3-4х месяцев в году в этих краях во время учебы в авиатехникуме, было тревожно и небезопасно, некоторых ребят мы недосчитались.  Впоследствии, крымские татары переехали ближе к г. Ташкенту и смогли своим трудолюбием создать зажиточные хозяйства, однако их менталитет беспокоил окружающих. Перед отъездом на родину, в Крым, где они проявили добровольно-принудительную солидарность, они собирались у Голубых куполов в центре г. Ташкента. В Крыму они в настоящее время своими требованиями к самостоятельности вызывают беспокойство у Украины.
  В Фергане турки-месхетинцы, родственная нация  кавказским народам, которых  много переселили в Узбекистан во время войны, смирились со своим бытом.  Они проявили свою воинственность во время перестройки, но были жестоко наказаны натерпевшимися их поведением местными людьми. Это показало всю шаткость совместного обитания  их с дружелюбным местным населением, при погромах они искали защиты у русских, хотя, при случае, не жаловали русских своей агрессивностью. Их тогда бережно погрузили на  транспортные (грузовые) самолеты Ил-76, которые мы готовили в спешном порядке на заводе, и перевезли в Краснодарский край, а оттуда им предложили убежище в США. Турция и Грузия, почему-то, обошли их молчанием, когда турки-месхетинцы просили у них убежище.
Большая диаспора в г. Ташкенте была  из греков, которые при завершении Второй мировой войны были вывезены пароходами из Греции. Некоторые балканские государства боролись в рядах стран освободителей не только против завоевателей, но за сферу влияния крупных государств. В частности, повезло Югославии, которая при активном участии СССР, объединила несколько республик и стала сильным государством в Европе. Европа этого не простила и при случае, через 60 лет, развалила Югославию. Греции не повезло сразу, борющиеся патриоты за влияние России с оружием в руках не смогли отстоять свои интересы и им, в междоусобице, семьями в 1948 году пришлось покинуть родину. Диаспора греков в республике насчитывала около пятидесяти тысяч человек.
В г. Ташкенте было создано 16 жилых греческих городков,  с их культурным центром - парком им. Тельмана в центре г. Ташкента, где мы, заводчане часто проводили свои питейные мероприятия, надеясь на чистоту и культуру служителей-греков парка. Городки заселялись ими после возвращения на родину японских военнопленных, которые в течении 3х лет сумели построить Большой театр в г. Ташкенте, центр с курантами, текстильный комбинат и ряд других объектов в республике. Много греков работало на заводе, их аккуратность и исполнительность поражала нас. Они были настолько непримиримы к беспорядку, что иногда по вечерам возникали на улицах недоразумения с местным населением, которые мирно разрешались путем вмешательства их руководства. Они были преданны не только работе, но и к людям, с которыми они работали. Многие здесь переженились и увезли  близких в Грецию, но сохранили дружбу с г. Ташкентом.  В частности, заместитель академика В.В.Вахидова, главный врач клиники, грек по национальности Франгулиди, приезжал несколько раз из Греции на юбилейные мероприятия в институт, уже потом, после ухода из жизни В.В.Вахидова.
Облюбовала парк им. Тельмана и диаспора армян, которая жила вокруг парка. Их мероприятия в парке чередовались с встречами  греков, иногда можно было видеть их вместе, но чаще всего там застолье проводил наш завод, который своим шумом и весельем перекрывал их скромные встречи, причем никогда не было нареканий друг на друга. На заводе шло выражение на случай спорного вопроса и мирного его разрешения  в работе: - " Давай встретимся в Тельмане".
Большая диаспора в г. Ташкенте была из евреев, которые сумели адаптироваться с местными жителями, опираясь на русский язык. Их дружелюбие и помощь подкупала нас. Впервые мы это почувствовали, когда приютили во время войны у нас  семью из г. Москвы. Жили в тесноте, но не в обиде. Их способность к науке и искусству помогла подняться местным жителям и на предприятиях и в учебных заведениях. Ребятам я обязан своими достижениями в науке, в области авиации и в общественной деятельности на заводе. До последних дней на заводе мы не прерывали наши  связи с ними, которые, впоследствии, покинули республику, разъехавшись по разным городам и странам.
Диаспора бухарских евреев была расположена в части города, где В.В.Вахидов построил дом, они были частыми гостями в его доме. Среди них были   артисты, ученые и другие деятели науки и искусства, чем обогатили  они культуру республики. Их язык, с таджикским наречием, способствовал сближению двух наций в республике. С некоторыми руководителями отделов, нашего завода, я шел длинной дорогой до дома В.В.Вахидова, делясь впечатлениями о работе. С некоторыми из моих друзей я перезваниваюсь здесь, в Америке. Нашу свадьбу сопровождала своими песнями артистка республики М.Шамаева, которая передала свой талант своим детям здесь, в Нью-Йорке. Мой двоюродный брат Женя, был женат на прекрасной женщине Розы, имели трех сыновей, с одним из которых, Артуром, я поддерживаю связь, до настоящего времени.
  Рядом с их районом находился парк им. С.М.Кирова, в котором часто шумела молодежь из общежитий Педагогического института, ближайших техникумов и нашего заводского общежития, что позволяло мне, при  праздничном настроении, посещать лавочки с шашлыками и кафе-столовые, расположенные вокруг парка. В этом парке диаспора бухарских евреев проводила свои праздничные мероприятия. На заводе и позже в Ташкентском авиационном институте я дружил с Д.Т.Н. И.Якубовым, который помог мне в защите на степень К.Т.Н.
Немцы с Поволжья были переселены перед Второй Мировой войны с указания И.В.Сталина, который боялся организации "5 колонны" в стране. В детстве, во время войны, мы часто ходили в "немецкий поселок" за продуктами, которые они искусно выращивали, за рассадами деревьев и молодняком скота для хозяйства. Их не принимали в армию, свободная молодежь по-своему выражала свои потребности, что не всегда нам нравилось. Все здешние признавали, что аккуратности и качеству товаров они уделяли больше внимания, чем люди других национальностей. Впоследствии, им доверили крупные должности в народном хозяйстве страны. В частности, директоры заводов по изготовлению и по ремонту самолетов, которые подняли производство в авиации на должную высоту в республике, были выходцы из поволжских немцев.
Центральный парк им М.Горького считался интернациональным парком и, больше, детским, где размещались открытые и закрытые кинотеатры и театр. Но привлекал он, больше всех, оригинальным зданием кафе-мороженое, куда мы постоянно водили детей и фотографировались, на фоне прыгающих обезьян и щебечущих птиц. Также интернациональным парком считался парк "Победа", где организовывались  праздничные мероприятия и  международные выставки. Этими парками втягивалось местное население в круговорот общественной жизни, сохранял дружбу народов при совместном общении их на русском  языке.
Были диаспоры и других народов в республике, в частности, много было  азербайджанцев, мусульман-болгар, персов и других мусульманских народов, которые благодаря русскому языку свободно общались между собой и пытались мирно решать все насущные повседневные вопросы в жизни. Они часто собирались в Клубе КОР и делились своими проблемами на родном наречии. Они не прерывали свой менталитет, освоенный веками, не мешали взаимному соседству. И это не шло само собой, чувствовалась рука свыше, в лице руководства  республики.     Во время многолетней деятельности Ш.Р.Рашидова на посту руководителя республики ни разу не были замечены недовольства или стычки людей на национальной почве. Все знали, что наши недоразумения будут решены сверху на справедливой основе нашей национальной политики.
Ш.Р.Рашидов своим примером общения подчеркивал равенство всех наций. При нем было издано много литературы на разных языках страны, особенно на русском и узбекском языках. Сам он написал несколько книг о жизни узбекского народа среди других национальностей. В то время в Европе шло объединение европейских народов в единый Европейский Союз с преобладанием английского языка, Ш.Р.Рашидов чувствовал преимущество такого союза среди народов, где можно работать и жить сообща, не теряя связи со своей национальностью. Со временем, видимо, это будет оценено потомками.
В домашней обстановке Ш.Р.Рашидов разговаривал с нами на русском и узбекском языках. Вначале он присматривался к новому человеку за столом, а потом, в простой беседе, создавал непринужденную обстановку, что позволяло новому гостю участвовать в трапезе на равных. Были и не совсем приятные моменты, о которых неловко вспоминать. В частности, однажды я замешкался с открытием бутылки шампанского и нечаянно облил гостей. Но дружелюбие Ш.Р.Рашидова сгладило этот инцидент, потом было забыто. Беседы за столом шли и с дружественным покалыванием, в которых иногда приходилось краснеть за незнание предмета или из-за неудачного ответа.
      После рождения нашего сына мы собрались в доме В.В.Вахидова, где после взаимных поздравлений начали подбирать сыну имя, жена была еще в роддоме, право выбора оставалось за нами. В знак уважения к Ш.Р.Рашидову решили назвать его Рашидом, что было воспринято им с благодарностью. Впоследствии, Ш.Р.Рашидов уделял, по возможности, внимание Рашиду, он в детстве дружил с его внуками. Впоследствии, Рашид ответил взаимностью к дедушкам, благодаря ему было собрано много материала о их жизнедеятельности и создан в г.Ташкенте музей, организованный и посвященный, пока, только ближайшему деду, В.В.Вахидову. Хотелось бы создать музей в г. Ташкенте и Ш.Р.Рашидову.

 
Глава 11. Личные впечатления.

Находясь в больших городах Америки, я, по своей привычке, много времени проводил в книжных магазинах, пытаясь найти что-нибудь интересное из биографий выдающихся людей. Многих я знал раньше в изданиях СССР, причем, с предвзятыми взглядами нашего, бывшего социалистического строя. Ими мы жили и отстаивали наше мировоззрение в беседах со слушателями наших лекций и в многочисленных диспутах в кругу друзей.
Здесь, в Америке, пришлось мне измениться, в своем мировоззрении, многим изданиям в магазинах Америки приходиться удивляться. В частности, биография руководителя Кубы Фиделя Кастро, которого за враждебные взгляды и многочасовые выступления против Америки ЦРУ США пыталась уничтожить различными способами более 600 раз. Здесь ему посвящены книги в различных редакциях, причем, почти столько же, сколько изданий наиболее ярких президентов Америки, таких, как Д.Кеннеди, Р.Рейгана или Д. Буша, не говоря уж об остальных президентах.
Биография сподвижника Ф.Кастро, Че Гевара, который после революции на Кубе хотел совершить подобную революцию в другой латиноамериканской стране, но попал в засаду в джунглях, устроенной ЦРУ и погиб, издана, тоже, в не малом количестве, причем в красивых переплетах и сопровождается фотографиями, с его  детских времен. Их биографии и заслуги печатаются больше, чем о Хосе Марти, Симона Боливара и других борцов за свободу трудящихся Латинской Америки. Много изданий посвящены таким деятелям, как, например, Ф.Д.Рузвельту, У.Черчилю, И.В.Сталину, А.Гитлеру, Н.С.Хрущеву, С.Хусейну, Усама бен Ладену, Николаю 2 и т.д. Видимо, народ интересуется героями, независимо от их мировоззрений и эпохи, в которой они жили. Стремление людей к свободе, счастью, независимости страны и в борьбе за ее процветание, с различными, в том числе трагическими исходами жизни героев, рождают кумиров в обществе.
Мы в Советском Союзе руководствовались другими правилами, а именно, если ты враг, то "чтобы глаза мои тебя не видели", старались не упоминать в печати, чем обедняли нашу культуру и науку. Таким образом, мы потеряли интерес к малознакомым, для нас, выдающимся героям, которые чем-то не угодили нашему строю. Мало того, если страна процветала, но изменился режим, то страдают те же герои, которые жили раньше и отдали жизнь за процветание страны. Больно было видеть, когда в Москве убирали памятник Ф.Э.Дзержинскому, а ведь, благодаря его деятельности была ликвидирована беспризорность и детская преступность в России и в республиках после Октябрьской революции. Мы зачитывались его недолгой, но тяжелой биографией.  Можно много перечислить подобных примеров.
Советский Союз оберегал свои взгляды и мировоззрение железным занавесом, не каждому писателю удавалось собрать материалы и написать биографию местного героя, если он не угодил Кремлю. Только здесь мне удалось шире ознакомиться с взглядами и жизнью Л.Троцкого, М.Ганди, Николая 2ого, Столыпина, А.Сахарова, А.Солженицына и др., а также познать интерес общественности к жизни Чин-Гиз хана, Тамерлана, Ата Тюрка и других, видных деятелей своей эпохи.
Что удивительно, американцы способны изменять взгляды на историю в соответствии с запросом и желаниями своих граждан, и в то же время, не ликвидировать старую литературу, с устоявшимся мировоззрением. Много книг посвящены жизни и борьбе за свободу индейцев, которых первые поселенцы, нещадно, уничтожали и красочно описывали в своих мемуарах, много изданий посвящены борьбе темнокожих за свои права, которых когда-то линчевал Ку-клукс-клан. Вначале об аборигенах и темнокожих складывались нелестные мнения, эта литература сейчас находится вперемежку с новыми изданиями и взглядами, автору предоставляется свобода в выборе интереса своих  мировоззрений. Нам есть, чему поучиться у них.
Наш узбекский национальный герой Амир Темур долго преподносился как тиран человечества и лоббисты в правительстве СССР, выходцы из кавказских народностей, не допускали его возвеличивания, ибо он оставил много разрушений на Кавказе, за непокорность тех народов. Его биографии, как и биография Чин-Гиз хана, здесь посвящено несколько полновесных изданий, в различной интерпретации. Кстати, непокорность, свойственная кавказским республикам, демонстрируется в России и поныне, хотя, к ним применяют такую же силу и дипломатию,  их лоббизм на их взгляды и отрицание победителей, уже, бессилен,  уже, мало влияет на политику и общественное мнение других стран, однако старые их деяния укоренились в народе, остаются в силе. 
В свое время, благодаря М.Муминова, вице президента Академии наук Узбекистана, при поддержке Ш.Р.Рашидова, была издана первая небольшая книга о заслугах Амира Тимура в мире. Но это попытка, видимо, была пресечена, ибо повторного издания не наблюдалось, мне удалось сохранить первое издание, в котором излагается не только его походы, но и его миротворческая деятельность. Только в настоящее время, при суверенитете республики, Амир Тимур занял свое почетное место в истории страны. После этого ему стали больше посвящать издания и в мировой литературе. Пришлось познакомиться с его биографией, составленной, в добром описании его жизни, американскими писателями.
Ш.Р.Рашидов верой и правдой в течение четверти века служил республике Узбекистан, поднимал престиж всей Советской страны  в мире, только последние взгляды сменяющихся руководителей центра  разваливающегося строя, не дали возможности полноценно оценить его заслуги и занять ему достойное место в истории. Суверенитет республики Узбекистан, не смотря на роптание соседних стран, позволил сохранить  память о нем. Именем Ш.Р.Рашидова названа центральная улица в г. Ташкенте и многие районы в республике, бюст его установлен  на одной стороне улицы, его имени.
Как ранее упоминалось, Ш.Р.Рашидов посетил иностранные государства во время, особо, тревожных событий, когда вставал вопрос о существовании завоеванных прав гражданами государства. Посещение Кубы, Чили, Кореи, работа с Афганистаном и другими странами были сложными, где требовались дипломатия и максимальной отдачи сил, в сложной обстановке. Ни один из руководителей республик Советского Союза не посещал столько стран, тем более, в тревожное время. Последний раз, Ш.Р.Рашидов, возглавил правительственную делегацию в Народную республику Мозамбик, в 1981г, где, по их просьбе, пытался поделиться опытом и наладить возведение и уборку хлопчатника на неполивных площадях скудной земли Африки. Опыт освоения хлопка в засушливых зонах  континента не совсем привился, однако, они смогли получить, впервые, не плохой урожай.
Мне нравилось часто заходить и отдыхать на одной из скамеек, расположенных  в тени больших деревьев скверика, где установлен бюст Ш.Р.Рашидова. Место выбрано удачно и наводит мысли на историю и, даже, на некоторую мистику. Лицом он повернут к Музею истории народов, бывшему музею В.И.Ленина и, поскольку, рядом нет никаких других памятников, то можно отожествить его принадлежность и музею, и народу, которому он посвятил всю свою жизнь и возвеличил его среди других народов мира. Это подобно памятнику драматургу А.Островскому у Малого Театра в г. Москве, которому он своими изданиями дал путевку в жизнь.
Сзади памятника Ш.Р.Рашидова находилась когда-то часовня наместника русского царя Николая 2ого князя Н.К.Романова, где он справлял богослужение после праведных и полезных, для сближения 2х народностей, дел. Впоследствии, часовня была переделана в Кукольный театр, куда мы часто водили  своих детей, и затем, из-за своей ветхости, здание было снесено, а кукольный театр переехал на новое место в красивый и просторный дворец для детей, где в фойе мы часто проводили праздничные мероприятия.
Однако, все таки сохранилась память о влиянии русского народа и ее культуры в республике, это рядом расположенный красивый дворец, бывшая резиденция наместника царя Н.К.Романова, где он с любовью украшал свои многочисленные комнаты под различные стили европейским дизайном, на подобии резиденций правителей центральных государств Европы и Белого дома в Вашингтоне, где я, побывав, пытался сравнить вкусы обитателей дворцов. В резиденции была собрана знаменитая коллекция картин, явившейся основой при организации Музея искусств в г. Ташкенте.
Приятно напомнить то, что в тридцать три года Шараф Рашидов — Председатель Президиума Верховного Совета Узбекистана. В бывшем СССР, никто, в столь раннем возрасте, не занимал такого высокого поста в структурах власти. Но главный этап в судьбе Рашидова был еще впереди. В 1959 году, когда ему было чуть более 40 лет, он был избран на самый высокий в то время пост — первым секретарем Центрального Комитета Компартии Узбекистана. На этой высокой должности Шараф Рашидов верой и правдой бессменно трудился до последних дней жизни. Он руководил республикой почти четверть века. Эти годы были своеобразным, сложным периодом истории.
Говорить о Шарафе Рашидове, рассказывать о его многогранной жизни и деятельности — очень ответственное дело. Нет сомнения в том, что время Шарафа Рашидова и его личность будут еще тщательно изучаться историками, учеными, творческой интеллигенцией. Однако, никто и никогда, не должен забывать одной вещи: правда и справедливость в этом мире обязательно восторжествуют. В период руководства Шарафа Рашидова на карте Узбекистана появились десятки городов, среди которых, наиболее значимые, Навои и Зарафшан, Янгиер и Гулистан. За короткое время, было освоено свыше 4,5млрд. рублей, чем, не может похвалиться, ни одна республика СССР. В то же время, организованный Ш.Р.Рашидовым золотодобывающий завод, сразу, дал прибыль государству и выдвинул республику Узбекистан на второе место в мире. Он неустанно заботился о широкомасштабной работе по строительству и благоустройству, развитии производительных сил во всех уголках республики.
Все области и районы Узбекистана были для Шарафа Рашидова одинаково дороги. Однако особой его заботой были окружены Ташкент и его жители. Превратить Ташкент в один из красивейших городов Востока было мечтой Шарафа Рашидова. В поле зрения Шарафа Рашидова находились каждая крупная стройка Ташкента, высотные дома, гостиницы, парки. Народ по праву называет Рашидова главным архитектором Ташкента. Это особенно ярко проявилось после ташкентского землетрясения. Глубокого поклона заслуживает память Шарафа Рашидова, прежде всего, за Ташкентский метрополитен — подземные дворцы города.
Мои воспоминания о Ш.Р.Рашидове основаны на частых наших встречах с ним в различных условиях, беседах с ним о жизни, истории государства Узбекистан, его писательской деятельности, а самое главное, об авиации, которой он, по моему мнению, уделял больше всего внимания. Он сам чувствовал, что в области авиации он имел пред собой профессионального собеседника, и я, незаметно для себя, увлекался рассказами  о самолетах и о нашем Ташкентском авиазаводе, на котором изготавливались самые большие в мире транспортные самолеты, модификациям которых я посвятил, в общем, более 40 лет своей творческой жизни. В своей семье мы выразили признательность Ш.Р.Рашидову тем, что, в кругу семьи, в присутствии В.В.Вахидова и Ш.Р.Рашидова назвали своего первенца - сына именем отца Ш.Р.Рашидова, Рашидом, что было им воспринято с радостью. Впоследствии, при встречах в семье В.В.Вахидова, он уделял Рашиду внимание.   
Я не пытаюсь создать хронологию его роста и заслуг, надеясь на опытных писателей в будущем. Однако, я вправе описать свои личные наблюдения  во время наших встреч и отметить наиболее яркие события в периодах наших встреч, начиная с 70х годов прошлого столетия и кончая его смерти в 1983 году, когда я в почетном карауле у его изголовья  мысленно прощался с ним. Рядом со мной стояли мой тесть В.В.Вахидов, мой друг по Московскому авиа-институту, хорошо знавшего Ш.Р.Рашидова, дважды Герой Советского Союза летчик космонавт В.Севастьянов, гостивший в то время у меня, близкие  родственники Ш.Р.Рашидова, с которыми мы хорошо дружили и общались долгое время.
В своей творческой жизни мне посчастливилось пережить 10 руководителей СССР и России и 5 руководителей Узбекистана. Каждый руководитель интересен своими взглядами, направлениями в экономике страны и на международной арене. Однако, мировой общественностью признается руководитель, который проявил себя, как незаурядная личность в глобальном масштабе, внес наибольшую лепту в мировом прогрессе и в изменениях взглядов в умах миллионов людей. Что удивительно, в книжных магазинах США о руководителе СССР Н.С.Хрущеве представлены до 20 изданий разных авторов и, в то же время, ни одного издания, посвященное Л.И.Брежневу, хотя Н.С.Хрущев махал кулаками и обещал показать «кузькину мать» жителям капиталистической Америки.
Отрадно, что первые шаги в международной дипломатии Ш.Р.Рашидов сделал под руководством Н.С.Хрущева, выехав руководителем делегации в неизведанную страну Куба. Видимо, это наложило отпечаток на его дальнейшую, активную деятельность в решение судеб мира и в укрепление и благостояния своей республики, на благо народа. О нем больше упоминается в книжных изданиях, чем о других правителей мира, не считая любимых президентов США. Крупные события в мире связывают, косвенно, с именем Ш.Р.Ращидова.
Для сдачи экзамена на гражданство, наряду с другими 150ю вопросами, знать жизнь и деятельность некоторых президентов США. Изучая их биографии, я, невольно, столкнулся с некоторой аналогией в жизни и деятельности Ш.Р.Рашидова с президентом США Ф.Д.Рузвельтом. Возможно, это поверхностное сравнение, не подтвержденное научными специалистами, однако, для моего уровня, и общей дани уважения к обоим лицам, считаю допустимым сравнить некоторые данные в жизни у обоих президентов.
Первое, что бросается в глаза, это их рискованные поездки в дальние, тревожные  края земного шара. Ф.Д.Рузвельт, находясь в коляске, посетил Европу, Африку (Марокко) и Азию (Иран) во время 2ой Мировой войны, чтобы, в союзе с Англией и СССР, решить проблемы войны и мира с будущей Германией. Ш.Р.Рашидов посетил не только революционные страны Америки, Кубу и Чили, в тревожные годы «холодной войны», где также решались проблемы на высоком уровне, но и ряд других государств, не упоминаемых в данном повествовании. Оба руководителя государств успешно решали планируемые вопросы прогресса и мира, конечно, на сопоставимых уровнях. Подобных поездок, в тревожные годы, не наблюдались у других руководителей.
Второе, на что можно обратить внимание, это грандиозные строительства своего государства. Ф.Д.Рузвельт в дни Великой депрессии и 2ой Мировой войны, смог объединить народ Америки, построить и возвеличить новую державу мира. Ш.Р.Рашидов, в дни крупнейшего и длительного землетрясения 1966г. в г.Ташкенте, смог организовать возрождение новой республики Узбекистан, мобилизовав не только свой народ, но и народ всего Советского Союза, благодаря которым, появились на карте мира новые города и промышленные центры. История не знает подобных возрождений государств, за короткий период времени.
Здесь напрашивается третье сравнение двух руководителей государств. Ф.Д.Рузвельт, став президентом США, объявил стране «Новый Курс», не свойственный Америке. Партии в США недоумевали, какой партии соответствует его направление в политике страны, они приписывали, друг другу, его взгляды. В частности, удивляло его решение о подчинение банков государству и временное их закрытие, обязательство всем работать по лозунгу «Кто не работает, тот не ест» и т.п. Все это, считалось консервативным, не демократичным, и только, после восстановления порядка, и оживления экономики в стране, после выхода США из экономического кризиса 1929-1933г., народ понял его действия, и оценил по достоинству, выбрав его на следующий президентский срок.
Ш.Р.Рашидов смог убедить Н.С.Хрущева в создании Единого пространства Средней Азии по всем отраслям народного хозяйства, так называемые «Совнаркомы» с центром управления их в г. Ташкенте. Это позволило организовать в республиках Средней Азии, в том числе, в Узбекистане, грандиозные строительства ГЭС, заводов, совхозов, машино-тракторных станций, водохранилищ и т.д. В частности, только, в г. Ташкенте, намечено было строительство метро, которое успешно было запущено в строй при Л.И.Брежневе. Для примера, первая ветка метро в городе Алма-Ате строится до сих пор, и возможно, не будет запущена. В настоящее время, после прошелшего периода, наблюдается в Центральной Азии разрозненные республики, со своими дорогами, мостами, каналами, границами и армиями.
Особое мнение относительно двух государственных руководителей я
сложил в более позднее время, когда, ностальгия,  по прошлой жизни, всецело охватила меня, когда в памяти начинали всплывать все ценное, чему я обязан в своем творческом росте. Возможно, некоторым не понравится это сравнение, однако, я поделюсь своими мыслями. Это, в том числе и мое, уважение к России, ибо, на их долю всегда выпадают самые сложные трудности и проблемы, и Россия заслуживает снисхождение и уважение всех, окружающих ее, народов.
Ф.Д.Рузвельт почти безвозмездно снабжал всем необходимыми материалами и вооружением Советский Союз по Ленд-лизу, т.е. в долг, с оплатой, только, по оставшейся части имущества, которое, конечно, не осталось после войны. Почти все «Катюши» были установлены на американских «студобекерах», знаменитый летчик СССР, Трижды Герой Советского Союза Покрышкин и его команда летали на американских истребителях «Аэрокобра». Всего, необходимого военного имущества, материалов и продовольствия, было передано из Америки в пользу СССР, почти безвозмездно, около 23% того, что было  произведено в СССР, за время войны. В стоимости, как пишут историки, это составило свыше 60 млрд. долл. В этом признались, и И.В.Сталин, и маршал СССР Г.К.Жуков.
 О Ш.Р.Рашидове тоже можно сказать много положительного по его отношению к России, видимо, это не всем нравилось, почему к ним, обоим, отнеслись не совсем честно, после их кончины, стараясь умалить их достижения. Однако, их предшественники, не смогли добиться  уважение народа и быстро ушли со сцены, и остались незаметными в истории.
Для меня, пожизненного любителя авиации, интересно в их биографии такое качество, как их увлечение авиацией и самолетостроением, которым они придавали большое значение. За время правления государством Ф.Д.Рузвельт развил авиационную промышленность до невиданных размеров, что позволило ему получить превосходство в войне над двумя злейшими врагами мира, Германией и Японией. В период, после 2 ой Мировой войны и до настоящего времени, превосходство Америки в авиации является неоспоримым и признанным во всем мире. Благодаря помощи США и президента Ф.Д.Рузвельта в СССР и, в частности, в Узбекистане, с самолета ДС-3 (Ли-2), стало развиваться производство крупногабаритных летательных аппаратов.
      Ш.Р.Рашидов, за 24 года правления республикой поднял авиацию до мирового уровня, заняв республикой 1 место в СССР по освоению всех видов авиационных работ в народном хозяйстве и  рентабельности использования авиации. Он  уделил внимание самолетостроению в Узбекистане больше, чем другим отраслям народного хозяйства. При активном участии Ш.Р.Рашидова, наше авиационное предприятие  ТАПОиЧ вошло в пятерку крупнейших авиационных заводов мира, завод выпускал по 6 уникальных, крупнотоннажных самолетов в месяц, производство самолетов, за короткое время, было освоено в трех крупных городах Узбекистана. Подобных случаев не наблюдалось на других самолетостроительных заводов мира. При Ш.Р.Рашидове в Узбекистане начала развиваться аэрокосмическая промышленность, было создано ОКБ по проектированию и строительства оборудования для освоения планет Марса, Вепнеры и нашего спутника Луны.
      Имеются сравнения и в других областях в жизни Ф.Д.Рузвельта и Ш.Р.Рашидова. В частности, оба руководителя начинали свою творческую жизнь с участия в редактировании местной газеты, оба пережили великие потрясения мира, депрессию и голод 1929-34 годов, причем, на разных континентах мира. Они, участвовали во  2ой Мировой войне против фашизма, оба руководителя начали свою политическую карьеру в возрасте 42-43 лет, оба страдали от недуга здоровья, а именно, полеомелит у Ф.Д.Рузвельта и раны поученные в бою под г.Москвой в 1941г. у Ш.Р.Рашидова. Оба руководителя, при высоком росте, относительно своих сверстников, прожили одинаковое время жизни, а именно, 64 - 66 лет, воспитали одинаковое число детей, 5рых верных последователей их творческого наследия.
Они управляли государствами, больше, по времени, чем другие руководители этих стран за всю историю их существования и т.д. Жены их, преданные их заботам, пережили своих мужей в пределах 20 лет. Эти сравнения не всегда упоминаются при описании их биографий, однако, они вносят свои коррективы в, любимых нами, сериях книг: «Жизнь замечательных людей».
        Для меня наиболее импонирует, при сравнении жизни двух руководителей государств, следующий фактор их общности взглядов. Последние годы президента США Ф.Д.Рузвельта характерны были его, небольшим окружением, он больше держал при себе дочь Анну, с которой не расставался при всех его поездках и публичных выступлениях. Анна заботливо ухаживала за ним, сопровождала каждое его движение, ибо он уже не мог ходить самостоятельно. Все дальние переезды, вплоть до поездки президента на Ялтинскую конференцию в Крыму в 1945г., сопровождались с дочерью.
       Ш.Р.Рашидов, также, больше стал доверять младшей дочери Свете, с которой стал делиться своими проблемами. Она стала его верной помощницей и другом в его сомнениях и переживаниях, она осталась верной его идеям и после его смерти, когда другие, в то время, смогли адаптироваться, с новыми условиями жизни. Благодаря помощи Светы мы обязаны появлению этих оспоминаний. 
       Невольно возникшие сравнения возникли, когда я, в качестве туриста, осматривал кабинет Ф.Д.Рузвельта в «Теплых ключах» под г.Атланта, штат Джорджия. где он провел последние дни своей жизни. С кабинетом Ш.Р.Рашидова  я был знаком при его жизни, где он делился планами на последующие свои литературные произведения, в частности, он собирался писать о начале 2ой Мировой войны, однако, катаклизмы в государстве перечеркнули не только его планы, а о некоторых мы упомянем отдельно, но и его жизнь.  Чем больше я знакомился с биографиями американских президентов, тем больше находил общие черты в деятельности Ф.Д.Рузвельта и Ш.Р.Рашидова. Оспорить эти сравнения трудно тем, кто, не полностью, посвящен в их жизнь, и я думаю, что со мною согласятся многие биографы.
       При воспоминаниях о великих деятелей государства, невольно пытаешься сравнить их участь и участь тех деятелей, которые пытались навести «порядок» после них. О, этих последователей народ не вспоминает или, не всегда, вспоминает  добрым словом, как например, Брута, который низложил и убил Цезаря, или палача великого звездочета мира Улугбека, который, также, долго не смог существовать на троне и исчез, опозоренный народом. Можно назвать и нынешних деятелей, типа, М.С.Горбачева, пытавшегося навести прядок в стране, после правления Л.И.Брежнева и Ш.Р.Рашидова,  а ныне, мыкающегося по странам, в поисках пристанища своей отжившейся идеологии. В Узбекистане, инициатор замаливания заслуг Ш.Р.Рашидова, Усманходжаев, также не смог править республикой и, быстро,  кончил свою жизнь в заточении, осужденный народом. «Время - лучший судья» и с ним приходиться считаться всем, и «сильным мира сего», и слабым.


         Список используемой литературы глав 10,11.

1. Электронные средства массовой информации, в том числе, издание в интернете: «Коррупция в Политбюро. Дело «красного узбека». Ф.И.Раззаков.
2. 50 крылатых лет. ТАПОиЧ. г..Ташкент.1982г.
3. Создатели крылатых машин.. ТАПОиЧ. г. Ташкент.1993г.
4. Полвека с авиацией. Газиев Р.Р. г.Ташкент 2006г.
5. История больших самолетов. Газиев Р.Р. г.Ташкент. 2006г.
6. Авиация и исторические портреты. Газиев Р.Р. г.Ташкент. 2007г.
7. В.В.Вахидов. Дело всей жизни. Газиев Р.Р. г.Ташкент. 2007г.
8. Флорида. Космодромы, Авиация, Люди. Газиев Р.Р. г.Ташкент. 2008г.
9. Семья и близкие. Газиев Р.Р. г.Ташкент. 2009г.
10. История современной России. Р.Сервис.  Гарвардт. Кембридж. Массачусетс. 2005г. (на англ. языке).
11. Россия. В.Дудлей. Гринхавен Пресс. Инк. г.СанДиего. Калифорния. 2001г. (на англ. языке).
12. Русские в Америке. А.Бенке. Лернер Паблишс Ко. г.Миннеаполис. 2006г. (на англ. языке).
13. Новые русские. Г.Смис. Авон букс. г.Нью-Йорк. 1991г. (на англ. языке).
14. Холодная война Хрущева. А.Фурсенко и Т.Нафтали. В.В.Нортон и Ко. г.Нью-Йорк, г.Лондон. 2006г. (на англ. языке).
15. Хрущев. Человек и его эпоха. В.Таубман. В.В.Нортон и Ко. г. Нью-Йорк, г.Лондон. 2003г. (на англ. языке).
16. Хрущев в Америке. Кросскарентс пресс. Г.Нью-Йорк. 1960г. (на англ. языке).
17. Фидель. Критический портрет. Т.Зулк.Переннайл. Харпер Коллинз. 2002г. (на англ. языке).
18. Ф.Д.Рузвельт. Президент США. Д.Нардо.Челсеа Хаус Паблишс. Г.Нью-Йорк, г.Филадельфия. 1995г. (на англ.языке).
19. Традиционные американские лидеры. М.Оласки. Библиотека Конгресса. Кросс-вей букс. Вийтон, Иллинойс. 2000г. (на англ. языке).


                                            Заключение.

       За 74х летний период Советской власти каждый руководитель республики вносил новые веяние в политику страны, но наиболее яркая память, с наиболее большим сроком руководства, осталось у Ш.Р.Рашидова. Он был одним из последних руководителей республики при Советской власти, с ним ушло много памятного. Он был председателем Союза писателей Узбекистана, сам написал несколько книг о жизни узбекского народа и участвовал в изданиях энциклопедий в различных областях науки и культуры, при мне начал писать, и делился со мной о фронтовых буднях и полученных, им ранения,  под Москвой. Он создал плеяду писателей в республике, однако, ему посвящено в республике, слишком, мало изданий. Его сподвижники уже ушли из жизни и будет обидно, если потомкам останутся только обрывки скупых изданий.
Правление, личная жизнь и состав семьи последних правителей государств и эпох также имеют некоторую мистическую аналогию. В 1917 году ушел с семьей Николай 2ой, этот год совпадает с рождением Ш.Р.Рашидова, который имел такой состав  семьи, 4 дочки и сын. К счастью, дети Ш.Р.Рашидова сумели выстоять в жизни и принести пользу отделившейся республике, начавшейся жить заново. В настоящее время о нашей республике упоминается в изданиях во многих странах. Большая роль в сохранении наследия Ш.Р.Рашидова остается за младшей его дочери, Светлане, которая помогла автору в материалах о нем и в надежде того, что потомки будут благодарны воспоминаниям, собранные, по крупицам, отдельными личностями.
Ш.Р.Рашидова помнят почти во всех районах республики, мне вспоминается, когда в его родном городе Джизаке снимали его бюст в центре города, народ не дал сделать это спокойно, пришлось вызвать большой наряд милиции и перенести этот вандализм на ночь. Когда-то, А.Македонский, согласно источникам греческого философа Страбона, в этих краях получил два ранения в бою, копьем в бедро и палашом в голову, видимо, воинственность, борьба за независимость местных жителей сохранилась до наших дней. Будучи в хлопковой компании в этих краях, мы с группой товарищей посетили, в то время, пустующую площадь Ш.Р.Рашидова, где вместо памятника стоял газетный киоск, здесь, же, продавали мороженное. Сейчас все восстановили в прежнем объеме, что делает честь нынешнему правительству Узбекистана. Отрадно, что в последний день своей жизни, Ш.Р.Рашидов, как явствует из секретных материалов КПСС, прошел, в больном состоянии, 12 км по хлопковым полям колхозов, как бы прощаясь с ними.
Восстановлен и Мемориал музея Ш.Р.Рашидова, где наряду с другими экспонатами, хранятся подарки Ф.Кастро, который через год после знаменательных и судьбоносных встреч на Кубе, посетил с делегацией город Джизак, родину Ш.Р.Рашидова. Знаменательно, что сейчас, по истечению 50 лет, появляется много иностранных изданий, посвященных событиям на Кубе, видимо, связанных с 80летием Ф.Кастро и 50летием его правления страной. Часто приводятся заслуги  Ш.Р.Рашидова в сближении двух стран, двух континентов. М.С.Горбачев, который в первых изданиях упомянул проблемы с «хлопковым делом», видимо, желая подчеркнуть трудности, выпавшие на его долю, однако,   в последующих изданиях он, уже, об этом не упоминает, видимо понимая, что этим трудно оправдаться в развале империи.
Большая заслуга в оценке роли Ш.Р.Рашидова принадлежит нынешнему руководству республики, которое решительными действиями сумело освободиться от пут старых мировоззрений, идущих от центра, не успевших пересмотреть историю государства России и входящих в нее республик, выявить то положительное, что было сделано их организаторами, в том числе Ш.Р.Рашидовым. Примером хороших отношений с Ш.Р.Рашидовым является присвоение центральной улицы города Ташкента, центральной площади г.Джизака и многих районов республики его именем, а также установленными, в честь него, памятниками и бюстами на видных местах городов.
Ценной заслугой в жизни Ш.Р.Рашидова являются  ответственные поездки делегаций Советского Союза  в развивающиеся государства мира, где он, как руководитель делегации, должен был представлять республику Узбекистан, с его развитыми отраслями народного хозяйства, как пример возродившегося государства. Одновременно, Ш.Р.Рашидов решал многие, политические вопросы, требующие деликатные подходы и дипломатического решения. Однако, в печати, об этом, очень мало упоминается. Мне, в меру наших возможностей и встреч, удалось быть в курсе, только, его последних поездок на Кубу, Чили, Корею и некоторых других государств. Мельком, в печати я ознакомился с поездками Ш.Р.Рашидова в Африку, в Мали, в Индию и т.п., однако, официальных отчетов не последовали и эти поездки «канули в лету».
         В последний год своего правления, в 1983г., Ш.Р.Рашидов возглавил делегацию, с посещением очередной, горячей точки на земном шаре, страну Эфиопию в Африке. Известно, что промышленно развитая часть Эфиопии, а именно, Эритрея, которая была, насильно, присоединена к Эфиопии в 1952г., решила отделиться от основной, большой и пустынной части страны, что вызвало, в 1962г. кровопролитные столкновения между жителями этих регионов, продолжавшиеся в течение 30 лет. Страны Европы и США заполнили беженцы с Эфиопии, которая еще, втянулась в войну с Сомали (так называемая, Огаденская война). СССР был заинтересован в сохранении мира в этой стране, ибо, наша страна снабжала Эфиопию, строящуюся социализм, оружием и  снаряжением, воздвигала промышленные объекты и старалась сохранить свое влияние в этой зоне Африки. В конце концов, в 1993г. страна Эритрея получила свою независимость.
         Описание встреч Ш.Р.Рашидова с руководством Эфиопии, как всегда, в печати не сообщалось, но поездка делегации Ш.Р.Рашидова происходила, во время, кровопролитных боев, с появление повстанцев в столице Эфиопии.
        Однако, в истории этих государств, обязательно,  упомянуты посещения делегации крупного государства и заслуг СССР в деле сближения народов. По официальным данным средств массовой информации, развивающиеся страны Азии, Африки и Южной Америки, должны были Советскому Союзу, свыше, 180 млрд. долл., которые, впоследствии, после перестройки, под влиянием общественности мира, были списаны Россией. Последний долг, в 12 млрд. долл. Россия простила Афганистану в 2010г., на встрече глав ведущих государств в г.Кабуле. Однако, списание не совсем проходило мирно, ибо, возрождающаяся Россия не меньше нуждалась в притоке средств для восстановления своего народного хозяйства. Вспыхивающие волнения в странах усугубляли это положение, и требовалась не малая дипломатия для улаживания разногласий.
Поездки делегаций во главе с Ш.Р.Рашидовым в горячие точки земного шара могли бы восполнить  описание его биографии и, причем, оценить его заслуги, в не меньшей степени, чем его деятельность на благо развития гражданских отраслей республики и всего Советского Союза. Борьба за сферы влияния между ведущими странами мира происходили всегда и являлись основным фактором в политике стран, ибо от их решения зависело сохранение империй в мире. Дипломатия Ш.Р.Рашидова в этом направлении заслуживает внимание всех дипломатических рангов в Министерстве иностранных дел. При этом, Ш.Р.Рашидов не имел специального образования на дипломатическом поприще, ему приходилось познавать и принимать решение на месте, в пылу вооруженных столкновений между спорящимися сторонами. Однако, более подробно об этих баталиях, может написать писатель, искушенный в тонкостях общения и противоречий в спорах высших руководителей стран.
Для меня, примером в составлении воспоминаний, явился сын Н.С.Хрущева, С.Н.Хрущев, который эмигрировал из СССР и стал гражданином США в 1999г. В Советском Союзе он работал заместителем руководителя ОКБ  ракетостроения В.Н.Челомея, который отделился от ОКБ С.П.Королева и создал самые большие в мире в то время ракетоносители. В США С.Н.Хрущев начал работать в Институте Международных исследований имени Ватсона при университете Брауна. Имея за плечами свыше 250 трудов в науке, истории, экономике, он, здесь в Америке, написал в нескольких изданиях обширную биографию отца, Н.С.Хрущева, и этим пополнил память о деятельности руководителя партии и страны. Его изданиям на русском и английском языках, выставленных почти во всех магазинах США, можно верить, он там, более подробно, описал деятельность Ш.Р.Рашидова на Кубе во время  Карибского кризиса и пребывание Ф.Кастро в стране, ибо пользовался рукописями и рассказами отца.
Случайно я узнал, что С.Н.Хрущев приобрел небольшой домик во Флориде, но найти его адрес не удалось, обычно «желтая» и  «белая» книги с адресами, которые присылаются ежегодно бесплатно каждому жителю Америке, содержат адреса, только, по желанию жителя и не все делятся своими адресами. При возможной встрече, я бы смог пополнить воспоминания более обширной информацией о заслугах Ш.Р.Рашидова в совместной работе с президентом Н.С.Хрущеым. Заслуга его сына, С.Н.Хрущева, состоит в том, что в трех биографических произведениях об отце, он, с доброжелательностью, упоминает о роли  Ш.Р.Рашидова в политике государства СССР.
Также я не смог найти адрес обосновавшегося здесь знаменитого адвоката, К.Ю.Н. Генри Резника, который когда-то раскрутил «хлопковое дело» и дошел до главных виновников в г. Москве, за что был осужден, и он покинул СССР. Во время 2гой Мировой войны и эвакуации он обрел новую родину в Средней Азии, окончил здесь Юридический факультет Университета   и, с душой и памятью ко второй родине, взялся раскапывать причины возникновения «хлопкового дела». К этому времени он имел свыше 200 работ по юриспруденции, затем стал президентом Адвокатской палаты г. Москвы, вице-президентом Международного и Федерального союза адвокатов. Г.Резник сблизился с семьей Ш.Р.Рашидова и тепло отзывался о его заслугах. Здесь во Флориде он нашел свою обитель и отдыхал после многих громких дел по раскрытию коррупции в московских кулуарах. Наверняка у него сохранились материалы, которые бы помогли мне описать более подробно  трагедию узбекских тружеников в инсинуации «хлопкового дела». В интервью московской печати он сказал:- «Главное преступление было совершено не в Узбекистане, оно было совершено в Москве…»
Отрадно, что мне удавалось присутствовать на международных книжных ярмарках, устраиваемых ежегодно в г Майами штата Флориды, где рекламировали свои издания их авторы, в том числе бывший президент Билл Клинтон, Джени Буш (дочка президента Буша) и др. Ярмарки организовывали на открытом воздухе, а пресс-конференции в помещениях рядом. Мастистые писатели с готовыми автографами на обложках своих произведений стояли, рядом с прилавками магазинов и любезно встречали покупателей. Авиационный профиль в произведениях, приобретенных книг на ярмарке, сразу, пополнил мою библиотеку.
 Слабое знание разговорного английского языка не позволило мне  найти общий язык с интересными для меня людьми, в частности, познакомиться с  единственным, оставшимся в живых,  представителем семьи президента США Д.Кеннеди и Ж.Кеннеди, их дочкой, писательницей Каролин Кеннеди. У родителей было двое детей, сын погиб в катастрофе. Приятная в обхождении Каролин, мать троих детей, пишет книги с воспоминаниями о родителях. Наверняка, в ее библиотеке, также, сохранились материалы о роле отца и других лиц в Карибском кризисе, после  которого, на президента Д.Кеннеди было совершено покушение с его смертельным исходом.
В г. Майами штата Флориды ежегодно организуются встречи с известной писательницей Д. Рубиной, которая  путешествует по городам Америки, знакомя читателей со своими новыми произведениями. Ею написано около 20 произведений, они изданы на 12 языках мира. Д.Рубина родилась и выросла в г.Ташкенте,  окончила  Ташкентскую консерваторию и с 16 лет начала публиковаться в центральных журналах СССР. Ташкенту она посвятила свои воспоминания в романе «На солнечной стороне улицы», где на основе собранных ею материалов описывала дружественный уклад жителей Ташкента и их взаимопомощь в трудное время Ташкентского землетрясения. Прославилась она своими хлесткими описаниями коррупций в высших эшелонах власти, в том числе в Израиле («Синдикат»), где она живет в настоящее время.
         Отвлекаясь, хочу напомнить, что штат Флорида и, в частности, г. Майами, в последнее время, стали Меккой отдыхающей элиты России и ищущей успеха русскоязычной молодежи. Достаточно напомнить, что здесь имели и имеют свои дома артисты: А.Пугачева, В.Леонтьев, И.Крутой, Л.Агутин и А.Варум, И.Николаев, Н.Пресняков, Н.Королева, а также спортсмены в лице А.Курниковой, М.Шараповой и другие, которые прячутся в дорогостоящих, изолированных от публики, виллах. Здесь, мы, последний раз, встретились с личным врачом Ш.Р.Рашидова, Главным кардиологом республики Узбекистан, академиком Р.А. Каценовичем, который покинул республику, не достроив новое здание Кардиологического Центра, рядом с Институтом хирургии им. академика В.В.Вахидова. Старожилы, повидавшие на своем веку многое в жизни, готовы всегда к общению, с ними я и пытался встретиться по интересующимся мною вопросам. Ведь скоро и это исчезнет из памяти.
  Последние издания упоминают, но не полно освещают заслуги Ш.Р.Рашидова, и читатели ждут более опытных исследователей его жизни и его четверть вековой деятельности на благо народа и государства. Ему пришлось предвидеть и решать сложные вопросы укрепления государства, перенести  в последние годы своего правления все невзгоды развалившейся системы империи и стрелы, направленные на "отдельно взятую республику", которой больше других республик пришлось пережить наспех собранные обвинения и обиды растерявшихся руководителей Советского Союза перед катаклизмом. Если обратить внимание на хронологию Ш.Р.Рашидова, то можно заметить, что он родился в год рождения нового социалистического государства, в 1917г., а ушел из жизни в начале развала Советского Союза, в 1983г. Он был рожден и жил со всеми проблемами и пороками нового и, не проверенного эпохами, строя, и искать  среди его заслуг, перед отечеством, что то, отрицательное, это значить, не понять и перечеркнуть все то, положительное, что было достигнуто новым строем.
Ш.Р.Рашидов, во время своего руководства самой большой республикой в Центральной Азии, пережил нескольких руководителей Советского Союза, которые начинали свое правление с охаивания предыдущего руководителя. Они нуждались в нем, в его дальновидной политике, в дипломатических миссиях, в разные страны и решениях, направленных на сохранение социалистического строя в СССР. Он чувствовал, что история все - таки, найдет в их правлении что - то положительное, и он не допускал никакой критики в адрес ни ушедших руководителей страны, ни  предшественников. Он больше мыслил о жизни народа, который доверил ему свою судьбу, и выполнял эту роль, до конца.   
Отрадно, что заслуги Ш.Р.Рашидова оценены  не только руководителями СССР, С.Н.Хрущевым, Л.И.Брежневым, а также, президентами развивающихся стран и авторами изданий иностранных государств. В частности, в биографиях, посвященных Ф.Кастро, Че Гевара, И.Ганди и в других изданиях на английском языке, упоминается его имя. Возможно, о его заслугах пишут авторы и в своих странах на своих языках, но, видимо, скупыми фразами, т.к. не имеют больше доступной информации. Хотелось бы надеется, что за этими воспоминаниями последуют  издания наших  местных исследователей, знавших его не только по встречам, а по совместной работе и поднимавших, вместе с Ш.Р.Рашидовым, благосостояние республики Узбекистан.
Русские современные издания, изданные за рубежом, характеризуют Ш.Р.Рашидова, как с положительной, так и с отрицательной стороны, ссылаясь главным образом на его приверженность к России и виновность в запутанном «хлопковом деле». Причем,  мало упоминаются его заслуги полувековой деятельности на благо страны, но это считается традиционно в СССР со всеми его предыдущими руководителями. Однако, в связи с расширением холодной войны между большими державами, в настоящее время, всплывает общая история мира и, в связи с этим,  предстоящие юбилеи Карибского кризиса, Кашмирской проблемы, Афганской войной и прочие сопутствующие  разногласия во времена первого периода холодной войны. В новых изданиях, посвященных  этим периодам, уже чаще, начинают упоминать  бывших участников и их заслуги в сложной дипломатии между странами.   
Ш.Р.Рашидов возглавлял самую крупную по населению и по развитой инфраструктуре республику в Средней Азии, где переплетались все проблемы пограничной зоны СССР. Его заслуги в четком решении этих разногласий с пограничными государствами и сохранении целостности и порядка в стране, в Средней Азии, в средствах массовой информации приписывается, как в то время было принято, общему руководству государства. Однако, дотошные современные писатели докапываются до непосредственных исполнителей и выделяют некогда затененных дипломатов.  История с холодной войной начинает повторяться и «учиться на ошибках» никогда не поздно. Перечислим некоторые издания,  где описываются события тех времен.
Издания на английском языке «Холодная война. История». М.Волкер. Генри Хольт и Ко. Нью-Йорк. 1993., «Холодная война. Военная история». Р.Коунли. Рандом Дан. Нью-Йорк. 2005г., «Холодная война. Новая история». Д.Л.Каддис. Пингвин пресс. Нью-Йорк. 2005г., «Холодная война Хрущева». А.Фурсенко, Т.Нафтали. В.В.Нортон и Ко. Нью-Йорк, Лондон.2006г. и др. подробно описывают заслуги руководителей США в предотвращении третьей мировой войны, описывая  скромно, при этом, и дела участников от Советского Союза. Пока, в России, подобных изданий не очень видно.
Большая заслуга в Карибском кризисе приписывается деятельности Д.Кеннеди, когда день и ночь в течение двух недель шло обсуждение в Белом доме возникшей ситуации, кончившиеся нотами протеста. Однако, со стороны Н.С.Хрущева эта ситуация была предвидима и он, только, ждал этот протест. Он чувствовал, что на развязывание атомной войны не рискнет ни одна держава, ибо, в конце концов, пострадает все живущее на земле, население. Так и случилось, третья мировая война была предотвращена. Здешние издания о этих событиях, во время «холодной войны» освещаются очень подробно.
В воспоминаниях посла Советского Союза в США А.Ф.Добрынина упоминается, что он, во встрече с братом президента США Р.Кеннеди, в ночной беседе, 27 сентября 1962г., уже, начал подготавливать почву к мирному исходу Карибского кризиса. А.Ф.Добрынин был назначен послом самим Н.С.Хрущевым в начале 1962г. и, возможно, они с Ш.Р.Рашидовым, в марте этого года, обсуждали последствия и возможности  предотвращения  кризиса. Он, также как Ш.Р.Рашидов, пробыл на почетном месте, послом СССР в США 24 года, имел за плечами окончание МАИ и работу в конструкторском бюро, что, уже,  этим, мне импонирует в доверенности к нему и его высказываниям. Прожил А.Ф.Добрынин 91 год и оставил после себя серию воспоминаний о своей деятельности, в качестве посла СССР и работы в МИДе.
Проживая  в г. Майами, штат Флорида, где преобладает, в основном, население - выходцы из Южной Америки, я обратил внимание, что количество хорошо иллюстрированных изданий, посвященных жизни героям Кубы Ф.Кастро и Че Гевара, постоянно обновляются. Причем, во всех магазинах и библиотеках их имеются больше, чем издания, посвященные истории, героям или президентам всех стран Южной Америки, вместе взятых.  Пишут о них в доброжелательном тоне, описывая их заслуги перед народом, хотя они должны являться  врагами США. Все местные газеты начинаются  статьями о жизни на Кубе и о других, даже недружественных к Америке стран, о делах и здоровье Ф.Кастро.
Около миллиона кубинцев покинули страну  после революции, им есть что вспомнить и быть обиженным. Кубинская диаспора только в США насчитывает свыше 800 тысяч человек, причем 70% из них находятся в г. Майами. Однако, особой ругани в сторону Ф.Кастро я почти не встречал, видимо, они больше им гордятся. Ф.Кастро, в силу единого языка,  является героем всей Южной Америки, за ним и его деятельностью пытаются следовать другие президенты континента, поддерживаемые народом, которые оценили преобразование в республике Куба и помощь, организованную когда-то Советским Союзом в этом деле.
Во время болезни Ф.Кастро его посетил Генеральный Секретарь ООН Кофи Аннан и пожелал ему скорейшего выздоровления. Ф.Кастро подарил Аннану подписанный экземпляр книги Игласио Рамоне: "100 часов с Фиделем". Столько же часов с ним виделся, когда то Ш.Р.Рашидов. Президенту Венесуэлы Уго Чавесу  Ф.Кастро подарил книгу с посвящением: " Моему другу Чавесу, олимпийскому чемпиону по пропаганде новых социалистических идей в мире". Каждый народ нуждается в своем герое, независимо от того, когда он жил, и каких придерживался взглядов, главное, что он сделал для процветания страны и народа.
        Приятно сознавать, что Ф.Кастро не признает никаких подарков, кроме книг, чем  дорог для меня, интересующимся в настоящее время, в силу возраста, только книгами. Это позволяло мне раньше пополнять библиотеку книгами с дарственными надписями, в частности, с надписями Генеральных Конструкторов в авиации А.С.Яковлева, О.К.Антонова, дважды Героя Советского Союза, космонавта В.Севастьянова, а также руководителей авиационных служб, в частности,  Командующего ВВС транспортной авиации страны Г.Н.Пакилева и др. Приходится тайно сожалеть, что  находясь в 120 км. от Ф.Кастро, трудно получить от него автограф на одном из многочисленных книг о его биографии.
В 2006 году  в Гаване отмечали 80летие Ф.Кастро, на котором  присутствовало 1500 гостей из 76 стран мира. Завершились празднования военным парадом на площади Революции. Сам  Ф.Кастро не смог присутствовать  по состоянию здоровья. Недомогания начались у него, когда после многочасового выступления в честь годовщины Че Гевара, он, неожиданно, отступился и упал с переломом ноги. Ему тогда было 78 лет. Годы не малые, он пережил  6 президентов США, которые пытались совершить на него около 600 покушений. Свое 84хлетие он справил, уже, с выходом на публику и опубликованием новой книги: «Дорогами гор. Стратегическая победа» на 800 с лишним страниц. Хотелось бы ее просмотреть и обратить внимание на его воспоминание о посещении Кубы Ш.Р.Рашидовым.
В сентябре 2006 года в Гаване прошла Конференция глав государств-стран Движения неприсоединения, куда входят 118 стран пяти континентов. Это знаменательное событие интересно тем, что председателем на следующий срок выбрали Кубу, страну, являющейся примером независимости для других стран.  Выступающие президенты и кандидаты на эту должность, как бы отчитывались маленькой стране за свои дела в свободе и независимости от влияния больших соседей. Знаменательно, что на Конференции присутствовали представители Пакистана и Индии, имеющей население свыше одного млрд. человек. Выступали с признанием заслуг Ф.Кастро в деле укрепления дружбы независимых государств, представляющих значительную весомость в мире. На Кубе они чувствовали себя смелее, имея рядом небольшую, но уверенную в своих целях и проверенную временем страну. Все  начиналось с малого, с поездки делегации Ш.Р.Рашидова в трудное время холодной войны, как полет Ю.Гагарина, который оставил добрый след в истории и у нас, в г. Ташкенте, благодаря хорошей дружбе с жителями республики.
        Примечательно, что очевидцы знаменательных событий, видимо, вспоминали на конференциях героев этих дней и, возможно, упомянули в своих литературных мемуарах, о которых, в силу невозможности познать всеобъемлющую информацию, мы этого не знаем, но чувствуем, что заслуга  героев найдет свое место в мире и потомки увековечат их имена.


                                  Послесловие.

       Собирая материалы, посвященные жизни Ш.Р.Рашидова, мне, помимо источников в средствах массовой информации и воспоминаний младшей дочери Ш.Р.Рашидова Светланы, которую он очень обожал, приходилось просматривать литературу на прилавках книжных магазинов, разбросанных по городам Америки. Причем, я уделял внимание, только, изданиям на англйском языке, хотя знаю, что поездки Ш.Р.Рашидова в горячие точки планеты, а именно, на Кубу, в Чили, в Корею и т.п. освещены в печати этих стран, которые не все переведены на английский язык. Достаточно то, что издания, только, на английском языке, где упоминается имя  и дела Ш.Р.Рашидова, уже, достигают нескольких десятков единиц. В период перестройки, где, охаивание предыдущего правительства Советского Союза и республик, с подачи М.С.Горбачева, было упомянуто и раскрученное «хлопковое дело» Узбекистана, которое надолго испортило отношение между республиками. В первую очередь, критика Москвы коснулась руководства союзных республик.  Иностранная печать воспользовалась случаем охаивания своего социалистического государства и, по своему, прокоментировала действия руководителей госуарства.
        В настоящее время, в России и странах СНГ заново пересматривается история развала, некогда могучего, Советского Союза, ибо нынешний строй в России, не совсем удовлетворяет растущее поколение и не одабривается уходящим поколением. Новые издания некоторых авторов становятся более откровенными в повествовании последних дней агонии уходящего строя, который добивали, и недалекие правители и коррупционеры всех мастей, причем это признают, уже, многие  жители СССР.
        В частности, в воспоминаниях В.Калиниченко, бывшего следователя по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР в его произведении «Убийство на Ждановской» рассмотрены некоторые корупционные дела, идущие непосредственно от первого лица Советского Союза Л.И.Брежнева, который не только закрывал глаза не происходящее, но и прикрывал их своими решениями. В частности, неполадки в сельском хозяйстве Узбекистана, связанные с оценкой  сортности хлопка и выходившие, непосредственно, на Председателя Верховного Совета Я.С.Насретдинову, Л.И.Брежнев потребовал закрыть, чтобы оградить ее от  правосудия, что вызвало недоумение и разногласия, даже, внутри республики.
        В.Калиниченко пишет, что, только, раскрытые коррупционные махинации в СССР оценивались в 140 млрд.долл. Первые громкие дела возникли на Украине, в так называемом, «рыбном деле», затем, в г.Москве, в торговых сетях, затем в Казахстане, в «транспортном деле», когда намеревались арестовать  трижды Героя социалистического труда Д.А.Кунаева, но не решились, из за его больного состояния. Эд.Тополь,  в книге «Журналист для Брежнева», пишет о крупном коррупционном деле в Азербайджане, где, Г. Алиев, через правительство СССР, попытался уладить и потушить  раздувающийся пожар на Кавказе.
        В Узбекистане, со слов В.Калиниченко, начали, круто, раскручивать «хлопковое дело», чтобы можно было выдти, непосредственно, на правительство СССР, посылая туда молодых, задиристых следователей Гдляна и Иванова, которые пошли «ва - банк». Однако, когда те добрались, уже, до членов ЦК КПСС, их убрали, уже, сами пострадавшие, как перестаравшихся борзых. Можно сказать, что земля Узбекистана явилась, как бы, последним  полем битвы в руках несговорившихся, между собой, деятелей Кремля.
        В.Калиниченко в своих воспоминаниях, четко раскрывает размах коррупции в республиках Советского Союза. Он указывает, что из 140 млрд. долл. коррупционных денег, действующих в то время, в СССР,  доля Узбекистана составляла, чуть, более, 3х млрд. долл.,  Они были потрачены правительством республики на развитие инфраструктуры городов и поселков хлопкосеющих районов. Некоторая часть средств, отводилась на «бенефит» членам правительства того же, Кремля, в  знак, ими же, оправданными отчетами, по урожайности хлопка. В это время, как пишет В.Калиниченко, Ш.Р.Рашидов, в больном состоянии, ездил по полям республики в сопровождении реанимационного автомобиля, чтобы, как то, наскрести, для отчета, с трудом собранные, под дождем, хлопок. Такое сложное положение не было ни с одним из подозреваемых руководителей республик.  Ш.Р.Рашидов не выдержал травли,  жизнь его оборвалась среди полей, в стороне городов, где он вырос и где начал свой трудный и ответственный путь, в жизни родного Узбекистана. 
       В разных источниках средств массовой информации, по-разному, описывают последние минуты жизни Ш.Р.Рашидова. Мне хотелось бы, поделиться данными близкого друга семьи Ш.Р.Рашидова, моего тестя, академика В.В.Вахидова, замечательного хирурга, услугами которого воспользовались видные деятели страны, в том числе президенты стран: Афганистана - Тараки, Советского Союза - Л.И.Брежнев, которому была наложена повязка на сломанную ключицу после его пребывания на ТАПОиЧ,  также, восстанавливали свое здоровье другие деятели страны. В эти дни Ш.Р.Рашидов возвращался на поезде, в г. Ташкент из г.Нукуса, столицы Каракалпакской АССР, в сопровождении своих близких соратников и членов семьи.
      Ш.Р.Рашидов, часто, ездил по полям колхозов в сопровождении машины «скорой помощи». В этот раз он чувствовал себя не совсем здоровым, ибо обострившиеся болезни: ишемия, атеросклероз и перенесшие инфаркты миокарда дали о себе знать, в частности, после последнего разговора по телефону с Ю.В.Андроповым и беседой с Г.Алиевым, остановившимся в г.Ташкенте, по пути во Вьетнам. Ш.Р.Рашидов, уже, чувствовал свое, незавидное положение, оставаясь в одиночестве, среди новых руководителей страны, пытающихся разорвать  могучий Советский Союз на части, в угоду правителям Европы и Америки.  Ему оставалось использовать последний шанс, и, после выпитого коктейля, из морковного сока, он ушел из жизни.
     Хирург В.В.Вахидов, верный его соратник и лечащий  врач, был, срочно, приглашен на осмотр его тела. Ценой своей жизни Ш.Р.Рашидов хотел предотвратить инквизицию узбекского народа со стороны ополчившихся борзых из правительства Ю.Андропова, однако, это не предотвратило громкое, «узбекское дело».
     Немного мистики, от автора, о жизни Ш.Р.Рашидова. Чем интересны биографии видных деятелей мира, таких, как президента США Ф.Д.Рузвельта, премьер министра Англии У.Черчилля, царя России – Николая 2ого, президента Узбекистана – Ш.Р.Рашидова и других, подобных им, деятелей. Они имели четырех дочерей и одного сына (президент Ф.Д.Рузвельт имел четырех сыновей и одну дочь) от одной жены, все они трагически завершили свою политическую деятельность, а некоторые, и жизнь.
     Премьер министр У.Черчилль, прожил долго, однако, он, после титанических усилий и большой, дипломатической борьбы в победе над фашистской Германией, вдруг, неожиданно, как победитель, не был переизбран на повторный срок в руководстве Англии. Он временно, отлучился в Англию от присутствии на совещании тройки победителей, во Второй мировой войне, на Потсдамской конференции в Германии и, уже, не вернулся. У. Черчилль болезненно переживал свое поражение и считал это своей, политической смертью. Однако, с течением времени, деяния и заслуги данной категории видных деятелей становятся востребованными для человечества и имена их становятся вечными.   
      При выборе и покупке книг, в Америке, для своей библиотеки, я руководствовался, только, положительными отзывами о социалистическом государстве и борьбе Советского Союза за мир, путем дипломатии, где активное участие принимал Ш.Р.Рашлидов. Пасквили, в адрес СССР и союзных республик я, просто, отметал. В результате моих интересов, при отборе материалов, посвященных деятельности Ш.Р.Рашидова на посту руководителя республики, я, в меру своих материальных возможностей, сумел собрать, для своей библиотеки, с десяток книг, которые, мог бы, подарить, в качестве сувениров, будущему музею, организованному в честь памяти Ш.Р.Рашидова.
       Считаю, что наши потомки должны будут помнить и знать славные заслуги их отцов, совершаемые в годы «холодной войны» и противоборства ядерных держав, причем не со слов местных биографов, а по фактам иностранных изданий, которые, в силу своей независимости, бывают объективными и популярными. Возможно, на базе этих книг, наши потомки смогут пересмотреть свои взгляды на события тех дней, в свете новых интересов и требований суверенной страны, и его нового, подрастающего поколения. Хотелось бы перечислить некоторые книги, выпущенные иностранными издательствами и хранящиеся, частично, у меня, в которых упоминаются Ш.Р.Рашидов, его заслуги, а также, отзывы о его международной  деятельности:

1. Холодная война Хрущева. Исторический взгляд американских противников..Александр Фурсенко и Тимоти Нафтали. В.В.Нортон и Компания. .Нью-Йорк, Лондон. 2006г. 670 стр. на англ. языке.
2. Хрущев. Человек и его эра. Вильям Таубман. В.В.Нортон и Компания. Нью-Йорк, Лондон. 2003г. 876 стр. на англ. языке.
3. Моя жизнь. Фидель Кастро. Скривнер. Нью-Йорк, Лондон, Торонто, Сидней. 2008г. (на англ. языке).
4. Че Гевара. Жизнь революционера. Джон Ли Андерсон. Гровс Пресс. г.Нью-Йорк. 1997г. (на англ. языке).
5. История современной России. Р.Сервайс. Гарвард университет пресс. Кембридж. Массачусетс. 2009г. (на англ. языке)
6. Подъем и падение Советской империи. Бриан Крозайер. Публикация       ассоциации национального форума. Библиотека Конгресса США. 1999г. 830 стр. (на англ. языке).
7. Армия и вооружение СССР. Х.Ф.Скотт и В.Ф.Скотт.Западное обозрение. Колорадо. 1979г. 440 стр. (на англ. языке).
8. Фидель. Критический портрет. Тед Залк. Библиотека Конгресса США. Публикация Харпера Коллинза. 2002г. 703 стр. (на англ. языке).
9. Новые русские. Хедрик Смис. Авон Букс. г. Нью-Йорк. 1991г. 735 стр. (на анргл. Языке).
10. Россия и русские. История. Г.Хоскинг. Белкнар пресс. Университет Гарварда. Кембридж. Массачусетс. 2001г. (на англ. языке).
11. Мавзолей Ленина. Последние дни Советской империи. Давид Ремник. Винтач Букс. г.Нью-Йорк. 1994г. 588 стр. (на англ. языке).
12. Партия с иллюзиями. В.Познер. Авонс Букс. Г.Нью-Йорк. 1991г. 346 стр. (на англ. языке).
13.     Советская иностранная политика после Сталина. Д.Даллин. Д.Б.Липпикотт Компани. Нью-Йорк и др. 1961г. (на англ. языке).
14. Советские женщины. Ф.Грей. Дублидей. Нью-Йорк и др. 1989г. (на англ. языке).

     А также, мои издания с упоминанием встреч и влияний на меня Ш.Р.Рашидова, причем, изданных малым тиражом, в г.Ташкенте и в г.Нью-Йорке, а именно:
 - «Полвека с авиацией», «Авиация и исторические портреты», «История больших самолетов», «Флорида. Космодромы, авиация, люди», «В.В.Вахидов. Дело всей жизни», «Семья и близкие», «Близкие и далекие», «Настоящее и прошлое» и др.
 
     Примечание. Как ранее упоминалось, я не пытался приобрести книги, изданные на других языках мира и посвященные своим национальным героям, причем, тех стран, где присутствовал Ш.Р.Рашидов, и где о нем писали. В частности, в некоторых объемных изданиях, посвященных герою Кубы Че Гевары, и изданных на испанском языке, уделяется  внимание участию Ш.Р.Рашидова в становленнии социалистической Кубы. Много книг изданы или переведены во многих странах мира на их национальные языки, которые не попадают на прилавки Америки. В частности, упоминается книга - биография, написанная самим руководителем Кубы, Ф.Кастро, изданная в 20, с лишним, стран, где он тепло отзывается о своем старшем товарище Ш.Р.Рашидове. Это объемное издание было подарено самим автором, с автографом и пожеланием,  члену семьи, младшей дочери Ш.Р.Рашидова, Светлане, и хранится, также, у них, как реликвия. Книга была, неоднократно, переиздана в типографиях городов Америки и Европы.

     Мои старания по приобретению некоторых книг в Америке, посвященных деятельности Ш.Р.Рашидову и последующее составление воспоминаний о нем, являются ответом на его внимание ко мне, к нашей жизни, где, кроме в описанных ранее глав, он передал мне некоторые сувениры, посвященные авиации, которые я, бережно, хранил у себя, в г.Ташкенте. Память о нем и его доброе отношение ко мне будет сопровождать меня всю жизнь.
   

                           Приложение.

             Хронология деятельности Ш.Р.Рашидова.

1917г.- Ш.Р.Рашидов родился в г. Джизаке.
1941г.- окончил Самаркандский Государственный Университет. Являлся ответственным секретарем и зам редактором Самаркандской газеты «Ленин Юлы».
     1941г. – участвовал в Великой отечественной войне, был ранен.
1943г. - редактор Самаркандской газеты.
1944-47г.- секретарь Самаркандского обкома КПУ.
1947-49г.- редактор республиканской газеты «Кизил Узбекистан».
1949-50г.- председатель Правления Союза писателей Узбекистана.
1950-59г.- председатель Президиума ВС. Узбекской ССР.
1959-83г.- 1й секретарь ЦК КП Узбекистана.
1961г.- Кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, посетил ряд зарубежных стран в качестве руководителя делегации.


                                          Оглавление.

        1. Часть 1. Ш.Р.Рашидов………………………………………………..
2. Предисловие. 3. Глава 1. Карибский кризис.................................................
4. Глава 2. Дружественная Куба…………………………………………
5. Глава 3. Память о Кубе………………………………………………..
6. Список используемой литературы глав 1,2,3................................
7. Глава 4. Кашмирская проблема ............................................
8. Глава 5. Переворот в Чили……………………………………………
9. Глава 6. Афганские события…………………………………………
10. Глава 7. Поиски «рыжих»…………………………………………..
11. Список используемой литературы  глав 4,5,6,7............................
12. Глава 8. Гражданское строительство......................................
13. Глава 9. Ш.Р.Рашидов и авиация…………………………………..
14. Список используемой литературы глав 8,9..................................
15. Глава 10. Национальный вопрос............................................
16. Глава 12.Личные впечатления………………………………………
17. Список используемой литературы глав 10,11,12…………………
18.         19. Послесловие…………………………………………………………
20. Приложение…………………………………………………………
            


                                                             
                                     
                                          Часть 2. В.В.Вахидов.

                                        
                                    
                «Тогда, в конце 60 годов в Узбекистане только профессор Васит Вахидович делал операции на легких и пищеводе, сердце и магистральных сосудах. И у него была большая цель – развитие специализированных видов хирургической помощи в Узбекистане».
            Министр здравоохранения Республики Узбекистан, профессор Ф.Г.Назыров.                                                      


   

                           Глава 1. Деятельность В.В.Вахидова.
 
Васит Вахидович Вахидов - известный хирург в бывшем Советском Союзе и в республике Узбекистан, академик А.Н.Узбекистана, заслуженный деятель науки республики был одним из основоположников специализированной  хирургической помощи в республике, организатором первого в республике научно исследовательского учреждения хирургического профиля многоцелевого назначения. С 1946 года, после демобилизации из рядов Советской Армии в звании капитана медицинской службы и до последних дней своей жизни, которая оборвалась в 1994году, он посвятил себя  развитию хирургии в республике Узбекистан.
Он был одним из учеников и соратником широко известных научных деятелей в медицине, таких как С.А.Масумов, один из первых организаторов хирургической школы в Узбекистане, Б.В.Петровский,  создатель и руководитель Российского  научного центра хирургии РАМН, Н.М.Амосов, директор Института  сердечно сосудистой хирургии АМН Украины, А.Ф Черноусов,  руководитель НЦХ РАМН г.Москва, А.М.Прохоров, лауреат Нобелевской премии, директор института общей физии АН. СССР, В.С.Савельев, академик РАМН г.Москва, и многие другие, с которыми поддерживал дружественную связь Васит Вахидович и организовывал совместные конференции и симпозиумы.
При участии Васита Вахидовича были организованы семинары по различным аспектам медицинской науки на уровне МАГАТЕ, ООН и других международных ассоциаций. Сотрудники организованного им Института хирургии проходили стажировку в крупнейших центрах медицины бывшего СССР, что способствовало распространению значимости медицины Узбекистана на международных аренах.
Васит Вахидович детально разработал и внедрил в повседневную практику научные подходы к таким хирургическим исследованиям, как хирургия пищевода, легочные формы туберкулеза, опухоли легких и средостения. Им успешно внедрены оперативные вмешательства при этих заболеваниях, и эти работы отражены в его публикациях  и в трудах его учеников. Были разработаны оригинальные методики применения клеевых композиций и ультразвука в хирургическом лечении эхинококкоза легких, которые были включены в программу Минздрава СССР. В основу докторской диссертации В.В.Вахидова «Плевральное сращение и значение их сосудов в легочном кровообращении», успешно защищенной в 1962г. , легли экспериментальные исследования и многолетний опыт торакального хирурга.
Васит Вахидович первым в республике приступил к изучению вопросов хирургического лечения заболеваний сердца и сосудов. Он явился организатором службы специализированной сосудистой хирургии, при этом был создан центр ангиохирургии, где он проводил операции на аортах, магистральных венах и артериях. Эти работы были включены в комплексную программу АН СССР. Особое внимание он уделял применению лазерной техники, радиоиммунному и радионуклеидному анализам. При нем организуется служба микрохирургии в республике, на базе которой создается Республиканский центр микрохирургии с реплантацией конечностей и других заболеваний, связанных с повреждением кровеносных сосудов, методика разработки которых вошли в программу ГКНТ СССР.
Начиная с 1960 года, Васит Вахидович успешно выполняет самые разнообразные операции на сердце. Им впервые в Средней Азии выполнены операции на открытом сердце с использованием гипотермии и искусственного кровообращения. Под его руководством был создан Республиканский центр кардиохирургии, который проводит работу по выявлению, диагностике и лечению больных с пороками сердца. Его работы в области хирургии сосудов и сердца включены в комплексную программу АН СССР и АМН СССР «Фундаментальные науки – медицине».
Научная деятельность В.В.Вахидова была также направлена на разработку и изучению вопросов гнойной хирургии, хирургической инфекции. Эти работы легли в основу ряда кандидатских и докторских диссертаций, а также публикаций в печати.  Большое число  работ Васита Вахидовича и работ его учеников были посвящены исследованию перитонита, были созданы группы микробиологии, организован Республиканский центр экстракорпоральной детоксикации, где проводятся исследования по разработке новых видов сорбентов в союзе с другими научными центрами.
Большое количество работ Васита Вахидоича посвящено вопросам хирургического лечения заболеваний печени, желчевыводящих путей и поджелудочной железы. Было создано отделение, где разрабатывались лечения циррозов печени, холецистита, желчнокаменных болезней в сотрудничеств с ведущими клиниками Союза и зарубежных стран. Разрабатывались также операции при сужениях пищевода, а также язвенные болезни желудка и двенадцатиперстной кишки.
Васит Вахидович впервые в Узбекистане организует Республиканский центр эндоскопии, где были опробованы и применяются по настоящее время диагностика заболеваний трахеи и бронхов, желудочно-кишечного тракта, брюшной полости и желчных путей. Много работ защищены авторскими свидетельствами.  Много внимание было уделено Васитом Вахидовичем внедрению в республике методов реконструктивной и восстановительной хирургии. Основные современные средства диагностики и лечения брюшной и грудной хирургии, сосудов и сердца  были проверены им самим и затем подхвачены его сотрудниками. На основе проведенных работ был организован  Республиканский центр лазерной хирургии и построен, единственный в Средней Азии, барогоспиталь, с применением ультразвуковой техники.
Многогранна научная деятельность Васита Вахидовича. Под его руководством были защищено 46 докторских и кандидатских диссертаций., проведено свыше 20 всесоюзных симпозиумов, конференций, съездов, ряд из которых с международным участием  авторитетных хирургов. Его перу принадлежит около 300 работ, в том числе монографии, авторские свидетельства, методические рекомендации. В 1986г.Васит Вахидович был избран Председателем Всесоюзного съезда хирургов в г. Ташкенте и заместителем председателя Всесоюзного научного общества хирургов в г.Москве.
При инициативе В.В.Вахидова в Узбекистане стали впервые проводиться международные встречи медицинских работников Советского Союза и зарубежных стран. В частности, в г.Ташкенте, под его руководством, прошли всесоюзные симпозиумы по портальной гипертензии, в 1979г., вспомогательному кровообращению, в 1980г., новым методам радиоизотопной диагностики, в 1981г. , экстренной хирургии сосудов, в 1983г. В 1982г., в г.Ташкенте, был проведен пленум Правления Всесоюзного общества хирургов, а в 1984г. – всесоюзная конференция по гемосорбиции.
В 1967г. В.В.Вахидову было присвоено звание Заслуженного деятеля науки Узбекской ССР, в 1974г. он избирается членом- корреспондентом Ан УзССР, а в 1979г. – действительным членом АН УзССР. Он являлся также действительным членом Всемирной ассоциации хирургов, Председателем Научного совета республиканского научного общества хирургов, заместителем председателя Правления Всесоюзного общества хирургов, главным редактором  «Медицинского журнала Узбекистана». Он был награжден орденом Ленина, орденом Октябрьской Революции, двумя орденами Знак Почета, медалью Н.И.Пирогова за заслуги в медицине.
Под руководством Васита Вахидовича созданный им Ташкентский филиал ВНЦХ АМН СССР стал научным, лечебным и организационно-методическим центром в республике и к настоящему времени достиг больших успехов. Более полные сведения о работе Института грудной хирургии и его сотрудников хорошо отражены в журнале "Хирургия Узбекистана" №2 за 2005 год, издаваемый под редакцией его ученика, Министра здравоохранения Узбекистана Ф.Г.Назырова. Основные тезисы о работе Васита Вахидовича и его творческой деятельности взяты из журналов и из материалов к библиографии об ученых Узбекистана., изданной Академией Наук, к его 70летию.
Институт хирургии, созданный В.В.Вахидовым, разрастался новыми отделами, которые стали охватывать многие, не исследуемые болезни в республиках Центральной Азии. В литературе, посвященной развитии здравоохранения в регионе, при  возникновении нового направления в медицине упоминается имя В.В.Вахидова. В частности, хотелось бы привести некоторые выдержки из описания истории одного из отделов, а именно, отдела кардиохирургии института: - «В октябре 2005г. исполняется 30 лет с того дня, когда в отделе кардиохирургии Ташкентского филиала Всесоюзного научно – исследовательского института клинической и экспериментальной хирургии МЗ СССР была выполнена на первый взгляд обычная операция по поводу наиболее распространенного врожденного порока сердца - открытого артериального протока. Операция была первой в стенах нового института, и выполнил ее профессор В.В.Вахидов – первый директор института. Это была знаменательная дата в истории развития хирургии и, в частности, кардиохирургии, в Узбекистане.
        Однако, этому событию предшествовал долгий титанический труд, огромный научный и организаторский талант одного из родоначальников отечественной хирургической школы, пионера и основоположника сердечно – сосудистой хирургии в Узбекистане, академика Наук Республики Узбекистан, заслуженного деятеля науки, доктора медицинских наук, профессора В.В.Вахидова. Полный энергии, желания и сил молодой Васит Вахидович, обладавший широчайшей эрудицией, был прекрасно знаком с достижениями мировой хирургии, в том числе и только зарождающейся сердечно – сосудистой хирургии. Он, как все незаурядные личности своевременно и дальновидно оценил всю важность нового направления в хирургии.
        Для начала В.В.Вахидов обосновал, доказал необходимость организации и создал при Ташкентском Государственном медицинском институте небольшое отделение на 20 коек, которое очень быстро стало популярным и в медицинских кругах и в простонародье, получив емкой название «грудная хирургия». В неприспособленном старом здании, без наркозной, следящей и диагностической аппаратуры профессор В.В.Вахидов осваивает и внедряет в клиническую практику первые операции на легких и бронхах. Это были пионерские работы не только в нашей республике, но и во всей Средней Азии. Именно эти операции на грудной клетке, выполненные в конце 50 годов, заложили фундамент сердечно – сосудистой хирургии.   
        Старшее поколение знает и помнит – вмешательства в грудной клетке в те годы выполнялись без общего обезболивания, под инфильтрационной новокаиновой блокадой, проходили порой в трагикомических обстоятельствах, продолжались по 6-8 часов и требовали от хирурга терпения, железных нервов, безупречного здоровья, которыми обладал Васит Вахидович».
        Предлагаем другие выдержки из литературных источников, посвященных В.В.Вахидову: - «Обладая большим опытом и знаниями во всех областях хирургии, профессор Вахидов как поливалентный хирург имел особый дар предвидения перспектив развития хирургии, как науки и практики. Он понимал, что без крупной клиники с мощными специализированными хирургическими отделениями, оснащенными современным оборудованием, без крупных диагностических и научно – теоретических подразделений невозможен прорыв в оказании таких сложных видов хирургической помощи, как сердечно – сосудистая и грудная хирургия. Он загорается идеей создать современную специализированную клинику основных приоритетных областей хирургии. В это время Васит Вахидович «становится» архитектором и проектантом. Он ежедневно «как на работу» ходит в проектный институт УзГипроГор, где разрабатывается проект «Клиники грудной хирургии». Впоследствии, когда этот проект будет представлен на соискание одной, из престижной премий Узбекистана, в авторском коллективе, наряду с проектантами – архитекторами была и фамилия хирурга проф. В.Вахидова.
       Проектирование, а потом и строительство отнимает у Васита Вахидовича много сил и времени, но это не отражается на его основной работе – хирургия всегда на первом плане. Строительство института продолжалось несколько лет, но Васит Вахидович уже тогда думает о том, кто же будет работать в отделениях и лабораториях клиники. Уже в последние годы строительства он добивается того, чтобы ведущие хирурги, работающие под его руководством, были направлены в крупные хирургические центры страны и прошли там подготовку. Кроме того он отбирает выпускников, талантливую молодежь и также направляет их в Москву, Ленинград, Киев, где те проходят годичную или двухгодичную подготовку. Это хирурги, анестезиологи, реаниматоры. Не забывает он и про подготовку врачей функциональной диагностики, рентгенологов, радиологов, биохимиков различного профиля.    
        Основная подготовка проводилась во Всесоюзным Научно – исследовательском институте клинической и экспериментальной хирургии МЗ СССР (директор Б.В.Петровский)».
«В 1973г. выходит в свет Постановление Совета Министров СССР и затем приказ Министра здравоохранения СССР, академика Б.В.Петровского об организации филиала Всесоюзного научно – исследовательского института клинической и экспериментальной хирургии МЗ СССР в г.Ташкенте. Директором филиала ВНИИКиЭХ в г.Ташкенте становится зав. Кафедрой госпитальной хирургии ТашГосМИ проф. Васит Вахидович Вахидов».
       «Б.В.Петровский в статье, посвященной открытию филиалов, писал: - «Эти крупнейшие в нашей стране и в Европе учреждения практически взяли на себя существенную долю особо сложной специализированной помощи. Они стали центрами не только медицинской науки, но и практики в весьма широких диапазонах, генераторами идей. Более того, авторитет отечественной медицины на международной арене в определенной степени поддерживался крупными учеными, возглавляющими эти центры и сформировавшими свои научно – клинические, физиологические и гигиенические школы».
       Также пишут другие источники: - «Совпадение стремлений двух великих хирургов России и Узбекистана было не единственным. Они как то сразу нашли «общий язык», так как были высокими профессионалами, требовательными руководителями, добрыми людьми. Это сочетание позволило им  с большим уважением относиться друг к другу на всех этапах более 20-летней совместной работы».
        В 1992г. Ташкентский филиал ВНЦХ АМН СССР переходит в юрисдикцию Минздрава Республики Узбекистан и переименован в Научный центр хирургии. В 2003 году  был подписан Указ о реформировании системы здравоохранения, где было определено создание в республике специализированных клиник и медицинских центров. Одним из главных 4х центров Узбекистана стал Республиканский центр хирургии имени академика В.В.Вахидова. С помощью учеников и продолжателей его дела, Ф.Г.Назырова и Ю.И.Калиш, Институт хирургии оснастился самым современным оборудованием и на основе передовой технологии способен проводить правильное и быстрое диагностирование, что позволяет производить сложнейшие операции на основных органах человека.
Данная глава была составлена на основе официальных источников информации, посвященных ему, и организованному им, Институту хирургии. Возможно, со временем, сведения о его деятельности и работы Института будут освещены полнее, чем в предложенном  повествовании, чему, его почитатели будут весьма признательны энтузиастам этого дела. За 35 лет существования Института хирургии он несколько раз изменял свое название, и трудно воспринять эти изменения, ибо, легче называть принятым в обращении окружающих, как,  Институт хирургии, первоначальное наименование первого, в Центральной Азии.
Названия Института хирургии менялись в связи с обстоятельствами , связанными с расширением прав филиала головного института в г.Москве, а также с учетом влияния перестройки в СССР и суверенитета республики Узбекистан. В частности, вначале он проектировался как "Научно Исследовательский Центр Хирургии", после его образования назывался "Ташкентский филиал Всесоюзного научного центра хирургии Академии Медицинских Наук СССР" (ВНЦХ АМН СССР), затем, после переименования головного института в г.Москве стал называться "Филиал Всесоюзного научно-исследовательского института  клинической и экспериментальной хирургии" (Ф ВНИИК и ЭХ). Перед перестройкой в СССР он стал называться "Ташкентский филиал Всесоюзного научного центра хирургии Академии Медицинских наук СССР" (ТФ ВНЦХ АМН СССР) и после перестройки название поменялось на следующее название: "Научный центр хирургии Министерства здравоохранения республики Узбекистан" (НЦХ МЗ Р. Уз.). В 2003 году на базе Института хирургии был организован "Республиканский специализированный центр хирургии имени академика В.В.Вахидова".


                                 Приложение.
 
        Основные даты жизни и деятельности академика АН УзССР В.В.Вахидова.

        1931-1932г.г. - Учащийся сельскохозяйственного рабфака Ферганской области.
        1932-1934г.г. – Студент планово-экономического техникума г.Ташкента.
        1934-1939г.г. – Студент Ташкентского государственного мединститута.
        1939г.- Аспирант госпитальной терапевтической клиники ТашГосМИ.
        1939-1943г.г. - Врач медпункта пограничной комендатуры.
        1943-1946г.г. - Начальник санитарной службы пограничной комендатуры.
        1945г. – Награжден медалью «За победу над Германией».
        1946г. - Награжден Почетной грамотой Верховного Совета Киргизской ССР.
        1946-1947г.г.- Ординатор хирургического отделения Клинической больницы неотложной помощи.
    1947-1951г.г. Клинический ординатор , ассистент кафедры общей хирургии лечебного факультета ТашГосМИ.
1948г.- Награжден Почетной грамотой Верховного Совета УзССР.
1950г.- Защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата наук на тему: «Функция поджелудочной железы при гнойных заболеваниях».
1951-1961г.г. Доцент кафедры общей хирургии лечебного факультета ТашГосМИ.
1961г. – Награжден орденом «Знак Почета».
1961-1972г.г.- Заведующий кафедрой общей хирургии лечебного факультета ТашГосМИ.
С 1961г. – Член Правления Всесоюзного общества хирургов.
1962г. – Защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора медицинских наук на тему: «Плевральные сращения и значение их сосудов в легочном кровообращении».
1967г. – Присвоено звание «Заслуженный деятель науки УзССР».
С 1968г. – Председатель Правления республиканского общества хирургов.
1969 г.- Присвоено звание «Заслуженный деятель науки».
1971г. – Награжден медалью «За доблестный труд в ознаменование 100летия со дня рождения В.И.Ленина».
        1971г. – Действительный член Всемирной ассоциации хирургов.
        1971г. – Награжден орденом «Знак Почета».
1972-1974г.г.- Заведующий кафедрой госпитальной хирургии лечебного факультета ТашГосМИ.
С 1972г. - Редактор «Медицинского журнала Узбекистана».
С 1974г. – Директор Ташкентского филиала Всесоюзного научного центра хирургии АМН СССР.
1974г. – Избран членом-корреспондентом АН УзССР.
1975г. – Член Научного совета по хирургии АМН СССР.
1976г. – Награжден орденом Ленина.
1977г. – Председатель Научного совета по хирургии при УМСе  МЗ УзССР.
1979г. – Академик АН УзССР.
С 1979г. – Главный редактор «Медицинского журнала Узбекистана».
1981г. – Награжден медалью Н.И.Пирогова.
1981г. – Награжден орденом Октябрьской революции.
1986г. – Председатель ХХХ1 Всесоюзного съезда хирургов, член Президиума и заместитель председателя Всесоюзного научного общества хирургов.
1994г.- имя академика В.В.Вахидова присвоено созданному им Научному центру хирургии. На фронтоне здания института установлен его барельеф. В вестибюле установлен бюст. Организованы международные, ежегодные семинары  «Вахидовские чтения».
2003г. – Награжден орденом «Буюк хизматлари учун». Посмертно.
2003г. – Имя академика В.В.Вахидова присвоено переименованному Республиканскому специализированному центру хирургии. Его имя внесено в энциклопедии мира.
   

                   Глава 2. Из личного дневника.
 
В данной главе описываются мои наблюдения и суждения о жизни и окружении семьи Васита Вахидовича, где возможно, не точны сведения и ошибочны, мои, личные мнения. Надеюсь, что читатели дочитают эти отрывочные воспоминания и оценят заслуги Васита Вахидовича в его жизни, работе, семье.
Изучая по своей профессии жизнь и деятельность знаменитых в мире авиаконструкторов и авиа пилотов, я обратил внимание, что ценность для человечества представляет в первую очередь не объем выполненных работ, хотя это немаловажно, а пионерство, связанное с риском жизни и репутацией своей деятельности. В частности, знаменитый пилот Ч.Линдсбрг первый перелетел Атлантический океан, и с триумфом был встречен Европой. Советский пилот В.П.Чкалов, имя которого носит наш завод, первый перелетел Северный Полюс  с посадкой в Америке и этим поднял престиж страны во всем мире. Или в медицине, врач хирург Бернар первый произвел пересадку сердца и этим завоевал признание всего мира.
Среди авиаконструкторов можно упомянуть Н.Н.Поликарпова и А.Н. Туполева,  только, которых оценили в изданиях мира, посвященных 100летию со дня авиации в 2003 году. В Советском Союзе было много легендарных авиаконструкторов, которые создали крупные ОКБ и интересные самолеты, однако упомянутые авиаконструкторы впервые создали не только интересные самолеты, но и школы конструкторов, сумели организовать побочные институты и производства для успешного развития самолетостроения в стране. Подобные люди признаны всем миром и надолго оставляют память о себе.
Примеров можно привести много во всех областях науки, где первые пионеры прокладывают дороги в неизведанное, получая признание человечества. Васита Вахидовича Вахидова,  по признанию соратников, можно отнести к подобным, он был первым в республике, первым в Средней Азии, причем не только  в новаторстве в медицине, но и в организации школы в различных направлениях медицинской науки, чем заслужил уважение благодарных потомков.


                      Исторический район г.Ташкента.
 
Провожая до дому Гулю, свою будущую невесту и жену, я знакомился и изучал район, в котором они построили дом и начали жить. Семья В.В.Вахидова, за год до моего знакомства, переехала с улицы К.Маркса, где они жили на втором этаже 4х этажного дома сотрудников Ташкентского Медицинского института. По рассказам домочадцев, переезд был связан с представленными возможностями строить дома на земле, с правом выбора района, и конечно, с надеждами на более улучшенные условия жизни.  Васит Вахидович выбрал этот район под влиянием своего руководителя по докторской диссертации профессора С.А.Масумова, а также друзей по медицинскому институту. Рядом с ним находился дом академика Ш.А.Алимова, организатора и руководителя первого туберкулезного санатория под г.Ташкентом. Названный ими тупик Дильшод, после постройки 5-6 домов молодыми семьями медиков, был достроен домами людей других ведомств и специальностей. Рядом проходит большой арык (ручеек), явившийся, видимо, основной причиной заселения этого района. "Где вода, там и жизнь".
Тупик Дильшод выходил на улицу Шпилькова, названной в честь революционера, строителя социалистической республики Узбекистан, погибшего в первые годы Советской власти, от рук недовольных строем местных жителей. На углу тупика Дильшод и улицы Шпилькова стоял небольшой дом с оригинальными воротами, где, по высказываниям соседей, жил репрессированный визир последнего бухарского хана. Он был уйгуром по национальности, владел несколькими языками, а уйгуров, как основателей древнего государства в Средней Азии и Алтае, считали в то время наиболее способными и практичными, почему и привлекали их на высокие должности при ханском дворе.  Бывшему визирю принадлежали все земли по улице Шпилькова, вплоть до реки Анхор. Земли у него были отобраны во время революции и переданы детскому саду, организованному поблизости. Впоследствии, на месте больших площадей детского сада построили дополнительно школу, детясли, а остаток от отобранных площадей стали раздавать для застройки домов.
Улица Шпилькова начиналась с улицы Германа Лопатина, видного народовольца, соратника Г.В.Плеханова. Г.Лопатин  в предреволюционное время переводил труды Карла Маркса "Капитал"  в России и после приглашения его к сотрудничеству К.Марксом переехал к нему в г.Лондон, где занимался переводом  вместе с ним, ухаживая одновременно за его дочерью Лаурой, которая собиралась стать его женой. Но его пребывание в г.Лондоне неожиданно прервалось.  По просьбе друзей из России, ценившие его способности по спасению и возвращению в строй сосланных революционеров, он вернулся в Россию и, после неудачного спасения, из Сибири, революционера-демократа Н.Г.Чернышевского, царское правительство сослало его в Среднюю Азию, где он, изучив узбекский язык, активно занимался оросительными работами под г.Ташкентом. В доме его друга, также сосланного в Среднюю Азию и жившего на улице Шпилькова, ныне находится Музей изобразительных искусств Узбекистана. Этот дом  был построен в восточном стиле и считался наиболее привлекательным для туристов. Возможно, рядом со своим другом, жил Г.Лопатин.
Район становился для меня интересным. Видимо он заселялся в поздние времена, причем разными людьми. Район улицы Шпилькова и Педагогической считался центром диаспоры бухарских евреев, которые не проявляли активного сопротивления Советской власти и проникновению новых веяний со стороны России. Они жили в частных домах, работали в различных организациях, занимались наукой, искусством и мелким бизнесом. Много улиц, в этом районе, были связаны с именами первых поселенцев из России и организаторов Советской власти в Средней Азии. Рядом, на берегу реки Анхор находилась когда-то военная крепость, где размещались гарнизоны российских генералов Кауфмана, Черняева, Скобелева. Впоследствии здесь был организован детский парк Кибальчиш, памятник которому был помещен у входа в парк. Внутри парка были сохранены ворота оставшейся крепости еще со времен Кокандского ханства, когда г.Ташкент был окружен крепостной стеной и имел несколько ворот. Крепость с воротами переходил из одной эпохи к другой. Рядом с парком сохранились жилые дома, оставшиеся от гарнизона.
В настоящее время наименования улиц изменены с учетом суверенитета республики и национальных особенностей района, однако старожилы  вспомнят старые названия. Мне приятно было не только узнать наименование улицы, но и причины, побудившие к их наименованию. Наибольшее внимание в силу своей профессии, я уделил внимание улицам, связанным с авиационными деятелями, на которых я остановлюсь позже. Улица Шпилькова упиралась в улицу Педагогическую, в которую, как ветки развесистого дерева, втягивались другие мелкие улицы с наименованиями интересных и забытых людей. На улице Шпилькова, как я упомянул раньше, находился Музей изобразительных искусств Узбекистана, куда в первую очередь привозили туристов из разных стран. В настоящее время улица застраивается богатыми домами бизнесменов.
Старая Педагогическая улица была, сама по себе, длинной и связывала Воскресенскую площадь, Туркменский рынок в центральной части  города с окраиной, площадью им. М.В.Фрунзе, в центре которого стоял ему памятник, как  полководцу войск Советской России, участвующему в присоединении Средней Азии. В начале 30 годов здесь был построен и находится по настоящее время большой, с красивым фасадом, Педагогический институт им Низами. А также, четырех этажные общежития и учебные корпуса вокруг площади, ради которого, и было присвоено этой улице наименование Педагогическая. От этой площади расходились в разные улицы М.Глинки, Б.Хмельницкого и др.
В 1945 году на месте Воскресенской площади был построен Большой академический театр по проекту архитектора академика А.В.Щусева. Театральную площадь облагородили, разрушив 2х этажную первую аптеку в г.Ташкенте и, такую же поликлинику, стоящие напротив друг друга. Рядом у театра построили гостиницу "Ташкент", а с левой стороны ЦУМ, (центральный универмаг), куда подходила улица Педагогическая. Рядом с ЦУМом сохранился один из красивых и прочных учебных корпусов Политехнического института, построенный для гимназии при царе. По улице Педагогической был пущен троллейбус, который долго приходилось ждать на неприспособленных остановках.
Впоследствии, Педагогическую улицу ограничили площадью Космонавтов, в центре его установили памятник дважды Герою Советского Союза, летчику космонавту В.Джанибекову, которого приютила узбекская семья во время войны, и он считал Узбекистан своей родиной. Рядом с памятником В.Джанибекову барельеф с первопроходцами космических исследований Э.К.Циолковским, С.П.Королевым и др. Здесь же находится станция метро "Космонавтов" с барельефами космонавтов внутри станции.  Площадь космонавтов построили уже при моем присутствии, и это еще больше напомнило мне, что этот район больше других районов связан с авиацией и космонавтикой. Вспоминается, что по роду работы на авиационном заводе, находящимся в другом конце города, мне приходилось встречаться со многими космонавтами Советского Союза, а с некоторыми просто дружить. В частности, с дважды Героем Советского Союза космонавтом В.Севастьяновым я часто встречался у него в г.Москве  и у себя в г.Ташкенте, во время учебы  в Московском авиационном институте, мы сидели за одной партой.
На ТАПОиЧ (Ташкентский авиационный завод им. В.П.Чкалова) на базе самолета Ил-76 мы проектировали лабораторию для тренировки космонавтов в невесомости, где они, в течение 22 секунд, парят внутри оборудованной для этих целей кабины самолета. Присутствие космонавтов при проектировании и изготовлении лаборатории было необходимо, и они часто навещали нас.  Вдоль Педагогической улицы были построены жилые кварталы, центр греческой диаспоры, переделанный после их возвращения на родину  в центр Общества Красного Креста и Полумесяца, напротив центра сохранилась единственная в г.Ташкенте балетная студия и самое главное для меня, прилегающие улицы с именами авиаторов, на которых я остановлюсь подробнее.
Улица В.П.Чкалова, вливающая в улицу Педагогическую, мне была знакома до мелочи, однако я не понимал, почему присвоили его имя этой улице еще задолго до войны. Валерий Павлович был шефом-пилотом на нашем Авиационном заводе, когда завод еще находился в г.Химки, под Москвой, до эвакуации. Он тогда испытывал первые самолеты завода и погиб, там же, в 1938 году, при испытании нового истребителя. Завод переехал в г.Ташкент в 1941 году, при приближении немцев к г.Москве. В честь его перелета через Северный полюс в 1937 году заводу присвоено было его имя, которое сохранилось по настоящее время. Здесь же,  в честь В.П. Чкалова,  рядом с заводом названа станция метро и установлен памятник на территории завода. Здешнее название улицы его имени было непонятно мне, однако было приятно моему самолюбию.
Следующая улица, прилегающая к Педагогической называлась улица им Баранова. Петр Ионович Баранов в первые годы Советской власти был начальником Военных воздушных сил страны, а затем возглавлял Главное управление авиационной промышленности и остался в памяти, как талантливый и мудрый организатор самолетостроения в стране.  Он шел наперекор правящим чиновникам, рисковал своей жизнью, чтобы выручить авиационного специалиста из заточения и помочь обрести уверенность в себе. Благодаря его деятельности, в стране были созданы летные школы, техникумы  и авиационные институты, в том числе и Московский авиационный институт, который я успешно закончил, в 1959г. П.И. Баранов погиб в авиационной катастрофе в 1937 году.
А.Н.Туполев посвятил П.И.Баранову свои печатные воспоминания, где он называл его лучшим другом и наставником. Президент США Ф.Д.Рузвельт проникся к нему большим уважением и подписал выгодные контракты с Советским Союзом в то время, когда другие страны шарахались от революционной страны. Было куплено П.И.Барановым, в Америке, много авиационных моторов и заключены сделки на производство американского самолета в Советском Союзе. Благодаря П.И.Баранову были построены авиационные заводы в стране и выпущены первые отечественные самолеты. Но названа улица в честь его была, видимо, потому, что он начинал свою творческую деятельность с заместителя М.В.Фрунзе, при становлении Советской власти в Средней Азии, и жил, видимо, в г.Ташкенте, где то в этих краях.
Следующая улица, примыкающая к Педагогической улице, улица Леваневская. Летчик-полярник Сигизмунд Александрович Леваневский был в числе первых Героев Советского Союза, участвующих в спасении экипажа ледокола "Челюскин". Ледокол «Челюскин», впервые, открыл северный, морской путь. Однако, он был затерт льдами, в конце пути, у Берингово пролива. В 1935 году на одном из приемов Кремле он попросил разрешения у  И.В.Сталина перелететь в США без посадки через Северный полюс. Это был самый короткий путь в Америку, но и самый рискованный. В этом же году, он во главе экипажа поднял самолет в воздух. Но мелкая причина, а именно, течь масла из трубки заставила экипаж вернуться на землю. Его идею перелета в Америку осуществил В.П.Чкалов. С.А.Леваневскому поручили купить двухмоторный самолет в Америке, чтобы иметь более надежный самолет для перелетов через Ледовитый океан. Где то в районе Чукотского моря в 1937 году он погиб, не долетев до берега.
Район славных героев в авиации приподнимал мое настроение, показывая, что я не отрываюсь от своих интересов в жизни,  авиация сопровождает меня в моих стремлениях и желаниях, помогая мне в моей судьбе,  в том числе, и в этом краю, в чем, я потом, убедился окончательно. Жаль, но в настоящее время, все наименования улиц поменялись и, уже, не напоминают славных героев, авиаторов и историю возрождения авиации в Советском Союзе.
В настоящее время этот район оказался в числе престижных районов, видимо, потому, что здесь организовали, позже,  резиденцию президентов республики и их близких соратников. Реку Анхор облагородили красивыми мостами и зелеными парками по берегам реки. Район стал безопасным и красивым. Здесь сохранили маленькую гидростанцию Шайхантаурская, водонапорную плотину и сбросовый канал в виде небольших каскадов водопада. Это мне напоминало мое детство и родителей. Отец был первым директором первой гидростанции на этой реке, недалеко от Шайхантаурской. С реки Чирчик ответвляется река Боз-су, на которой было построено 14 гидростанций, причем, некоторые, с участием отца, заслуженного энергетика республики.  Гидростанции сыграли большую роль в становлении Узбекской республики и оставили хорошую память среди первых строителей республики.


                           Родословная семьи Вахидовых.

В каждой семье дети спрашивают у родителей, как они познакомились и где. Эти вопросы всегда будут интересовать потомков, но в официальных документах о заслугах знаменитых людей об этих вещах не сообщается, вследствие чего, жизнь интересующихся людей и перечисление их заслуг становится не совсем интересным для читателя. Попытаемся, поделимся нашими воспоминаниями о начале семейной жизни Вахидовых. Родители Васита Вахидовича имели в Туркестане не плохие наделы земли и вели активный образ жизни. Отец ушел из жизни, когда Васиту было 9 лет, в доме он был самым младшим, из 4х братьев, которые заменили ему главу семьи. После смерти матери, в 1930 году, все братья перебрались в г.Ташкент и Васит Вахидович, поступив, с 14 лет, в планово-экономический техникум, начал самостоятельную жизнь.
Мой отец в 20ые годы, также, переехал в г. Ташкент из города Чимкента, Туркестанского края, потянув за собой остальных детей. Г.Чимкент близок к Туркестану, что, возможно, помогло, при сближении наших семей, до сих пор существует в республике клановая система и хотя родители уже меньше участвуют в выборе супруга, район их местожительства представляет интерес, при обсуждении связи молодых в кругу их родственников. В 1965 году я вошел в их семью и часто виделся с оставшимися 3мя братьями, с которыми подружился и непринужденно беседовал на  различные темы. Каждый из них проявил себя в разных областях творческой жизни, начиная с торговли и кончая  юриспруденции. Они, один за другим по возрасту и болезням ушли из жизни, при мне, и Васит Вахидович больше всех переживал за последних братьев Болс-боба и Талип-ака, с которыми долго дружили семьями  г.Ташкенте. С их детьми мы поддерживаем связь, до настоящего времени.
Васит Вахидович, окончив ТашМИ, в 1939 году, был направлен на военную службу в Киргизстан, в г Нарын, где он познакомился с будущей женой, Любовь Егоровной Маллиной. Судьба семьи Маллиных была типична для многих, в то время. Их семья из 4х сестер приехала из Чувашии в Среднюю Азию, во время становления Советской власти,  и поселилась в г.Нарыне. Сестры были привлекательны, пели вместе в хоре и могли заинтересовать многих молодых людей.
Старшая сестра Лиза вышла первой замуж, за чуваша, по национальности, муж ее, пошел добровольцем на фронт и погиб. Вторая сестра Мария вышла замуж за татарина, третья сестра Любовь Егоровна понравилась узбеку, Васиту Вахидовичу и  младшая сестра, Роза вышла замуж за русского, и уехала с ним, в Россию. Чувашия находится рядом с Татарией, их деревни переплетаются друг с другом, языки почти одинаковы, хотя татары приняли мусульманскую веру, а чуваши жили в разной вере, есть и мусульмане, есть и православные. Сын старшей сестры Валера очень похож на В.П.Чкалова, который тоже из Чувашии, что меня, влюбленного в авиацию, в некоторой степени заинтересовало и обрадовало.
Отвлекаясь от повествования родословной семьи В.В.Вахидова, поделюсь с аналогичными случаями того времени. Моя мать, татарка по национальности, приехала в г.Ташкент вместе с своим отцом из тех же мест, откуда приехали Маллины. Мой дедушка по матери был учителем медресе, дружил по профессии с татарским народным поэтом Абдуллы Тукаем, они вместе преподавали в г.Оренбурге, затем разъехались в разные стороны. Дедушка поехал в г.Москву, по приглашению, воспитывать детей татарских вельмож, Абдулла Тукай подался в г.Казань, где, впоследствии, его заточили в крепость.
Во времена становления Советской власти, из Средней зоны России приехало много людей татарской национальности. Причиной смешения наций, по словам моей, матери, был призыв правительства к молодым девчатам - выехать в Среднюю Азию и оказать некоторое влияние на политику раскрепощения женщин,  участием и агитацией. Моей матери, окончившей педагогический институт в Оренбурге, было нелегко бороться против паранджи среди местных женщин, она подвергалась преследованию, не смотря на то, что ее близкая подруга, татарка по национальности, была замужем за президента республики Файзуллы Ходжаева, который опекал  эту инициативу и помогал в борьбе.
Любовь Егоровна, после переезда в г.Ташкент, вместе с мужем и дочкой Гульсарой, позже, смогла закончить институт иностранных языков с уклоном на французский язык и быстро выучить узбекский язык, что помогло ей легко общаться с родственниками и сослуживцами Васита Вахидовича. Киргизским языком все сестры владели в совершенстве, также как, и родном языком Чувашии. Любовь Егоровна, после замужества и окончания Ташкентского Педагогического института, владела 5ю языками, ею было написано около десяти учебников и пособий для студентов и преподавателей институтов и школ. Она, имея на руках трех детей, старалась не отстать от Васита Вахидовича,  в постоянном повышении своих знаний.
Однажды мне, с Гульсарой, удалось собрать трех сестер в нашей заводской квартире, где мы жили со своей дочкой, и, после приятной трапезы, сестры негромко запели песни, которые пели в молодости. Голос их хорошо сохранился, и вечер прошел задушевно и памятно. Они ушли из жизни при нас и оставили в памяти свои добрые дела. С их детьми и внуками, которые разбросаны по всему, бывшему, Советскому Союзу, мы поддерживаем связь, до настоящего времени.
Фамилия Любовь Егоровны пришлась по душе ее потомкам. Находясь, семьей в Америке, ее внучка и наша дочь Диара поменяла длинную, трудно произносимую, чужую для нее и детей, фамилию, бросивших их, первого мужа, на короткую и памятную фамилию Маллин, чем выразила солидарность своим предкам. Через некоторое время, также, поступила вторая внучка Любовь Егоровны, из другой семьи, Нигара, живущая в г. Нью-Йорке и продолжающая профессиональную наследственность дедушки, врача. К фамилии семьи Валеры Маллин, сына старшей сестры семьи Маллин, проживающим, по настоящее время, в г.Москве, добавились фамилии двух семей из Америки. Само слово «Маллин» на древнерусском языке означает «добро» и, видимо, оно связано с профессией их прадедушки, народного учителя в Чувашии.
Национальный вопрос между родственниками семьи В.В.Вахидова не возникал, остро, в их семье, также как, и в нашей семье, где мой отец, по национальности, был узбек, а мать - татарка. Однако, наши семьи были еще, только, на пути, в сталинской политике, сближения наций, а также единого государственного языка для всех народов Советского Союза. Они испытывали некоторые неудобства со стороны клана родственников, здесь в Средней Азии. Это я прочувствовал с детства, когда мы, семьей, навещали наших, многочисленных родственников, в г.Ташкенте, куда приезжали в гости. Приличия со стороны обеих сторон были выражены в полной мере, однако длительных, откровенных бесед не получалось. Позже, я заметил, такое отношение, и в семье Васита Вахидовича. Он пользовался большим успехом у своих ближних, семьи 4х братьев, постоянно, навещали друг друга, однако, чувствовалось, иногда, их настороженность и некоторая отчужденность, по старшинству их клана, к Любовь Егоровне и к детям.
Любовь Егоровна, возглавляя кафедру французского языка, легко, выучила узбекский язык и, как упоминалось, уже, знала в совершенстве 5 языков. Она могла поддержать разговор в любом обществе, однако, старалась проявлять вежливость по отношению к старшим родственникам мужа и скромно держалась при встрече. Дети Васита Вахидовича отвечали, на взгляды, свысока, старшего клана, своей независимостью и замкнутостью, в их обществе. Вспоминается подобный случай у великого писателя М.Шолохова в его произведении «Тихий Дон», когда главный герой привел в свою станицу невесту со стороны. У нас хорошим примером был случай, когда Казик, муж моей сестры Розы, привез ее в Польшу из Узбекистана.
Родственники клана В.В.Вахидова были старше его семьи, ибо, как упоминалось, он был самым младшим из 4х, оставшихся, в живых, братьев. Они опекали его в детстве и, согласно, мусульманским обычаям, имели некоторое право на его поведение в жизни. Не смотря, на дружелюбие и помощь в устройстве, впоследствии, многих их детей, со стороны Васита Вахидовича, их отношение к младшему поколению чувствовалось при каждом, удобном случае. Меня беспокоило их подозрительность, к моей личности, при моем ухаживании за будущей, моей, невестой и женой Гули, их копание в ее белье, после свадьбы, и многие, другие обычаи старых мусульманских семей. Это было выявлено, позже, с годами. В частности, старшими женами клана были распределены будущие мужья и жены среди детей и вторжение чужих не поощрялось. Васит Вахидович сломал эти правила и, только, его дружелюбие и его семьи, позволило, мне, не обращать на это, внимание и, со временем, с помощью дружеских общений, со всеми родственниками, все было стерто.
В семье Васити Вахидовича было, полностью, стерто понятие, известных своей не дружелюбностью, такие слова, как теща, свекровь, сваты и др. До конца жизни он, с уважением, относился и к моим родителям и к родителям Люды, жены Адыла, которые, как и мои родители, были родом из Туркмении, малоизвестными, среди значимой общественности, не только, в г.Ташкенте, но, также, и в Узбекистане. Мои родители отвечали ответным уважением, великодушно принимали их и их друзей на ГЭС Кадырье, нашей «Альма Матер», где жили мои родители и воспитывались наши дети, Диара и Рашид.
Васит Вахидович завоевал  уважение, окружающих, своими новаторскими, демократическими  взглядами не только на работе и в семье, но и в обществе, ему было, нелегко своими действиями, принять вызов и пересуды, уже, утвердившейся элиты республики. В то время, выросла когорта высшей прослойки интеллигенции, которая ревниво следила за связями, между собой, и не допускала, чужеродных пришельцев, в свой круг. Связи высшего общества, между собой, в республике хорошо отражено в сайтах интернета известным товарищем Узбекистана.  Это я прочувствовал, когда обратился за помощью к своим родственникам, помочь организовать мою свадьбу. Они растерялись, не поверили в искренность моих намерений к Гуле и в наши отношения. Они занимали в обществе солидное положение и не хотели рисковать, предложили отложить на год это мероприятие. Я был уверен в себе, и согласился с их предложением. 
  Для меня, тогда, было непонятным их намерение, я был в плену своих интересов на работе, где одним росчерком пера мог решить судьбу самолета, стоившего миллионы долларов, ибо мне уже доверяли со стороны центральных ОКБ самолетостроения и от руководства завода. Но, для всех родственников, я работал на заводе, и этим, все было сказано. Впоследствии, побывав на некоторых приемах, так называемого, «высшего общества, я понял их жалкое мировоззрение, где главным фактором являлось их близость, к «сильным, мира сего», и оплаченные поездки за границу. Они вращались в мире философии и искусства, т.е. не являлись, по Марксу, производителями общества.
Васит Вахидович, сразу, после свадьбы стал меня приглашать на все мероприятия родственников, на встречи с гостями, навещающих его, из центральных городов Советского Союза. Возможно, потому, что я, умело управлял беседою, ибо, мне это было необходимо, как начальнику Конструкторского бюро, возможно, он давал понять окружающим, что все равны перед ним. Так мы, рука об руку, прошли 30летний путь взаимного существования и уважения друг к другу, до последних минут его жизни. Его демократичность была оценена, впоследствии, и Ш.Р.Рашидовым, когда соединили свои судьбы их младшие дети.       
Дом на улице Шпилькова, благодаря Васиту Вахидовичу и Любовь Егоровне превратился в центр встречи всех гостей и родственников Вахидовых и Маллиных. Каждый праздник собирались почти все родственники в доме. Здесь годами жили дети всех родственников, учились и заканчивали высшие, учебные заведения. Васит Вахидович и Любовь Егоровна  заботились о них, также как, о своих детях. Хотелось особенно отметить роль Гульсары,  любовь и уважение к родителям она переносила на тех, кто их окружал. Гости располагались в общем зале за овальным столом, более старшие на диване и креслах, обстановка располагала к непринужденности, в общении. Высокие резные потолки зала, и большая хрустальная люстра придавала торжественный вид встречи. После трапезы гости выходили в небольшой двор, рассаженный, различными породами деревьев и цветами или располагались в кабинете у Васита Вахидовича, чему способствовал интерьер кабинета. Здесь в стены были вставлены до потолка книжные шкафы, с богатой современной, и на исторические темы, литературой.
Васит Вахидович увлекался  садоводством, сам выращивал розы и срезал их, чтобы украсить стол в зале. Вначале он занимался собаководством, но, из за многочисленных приемов гостей, пришлось от этого хобби отказаться. Видимо, и я этому способствовал, они мешали возиться во дворе, не смотря на то, что собаки ко мне быстро привыкли. Во время военной службы в Киргизии он работал врачом, в кавалерийском полку,  ездил верхом, вдоль границы, в госпитали,  к больным и раненным и увлечение к коневодству, не обошло его здесь. На полках его библиотеки имелись книги о лошадях. Множество книг, были с дарственной надписью и наилучшими пожеланиями от авторов. Выделялись книги с пожеланиями  академиков Н.М.Амосова, Б.В.Петровского и других работников медицины, а также деятелей культуры и науки, артистов, режиссеров и многих доброжелателей.
Землетрясение в г. Ташкенте, в 1966г., застал его жителей врасплох. Были разрушены много жилых домов, толчки продолжались в течение года, а их было не менее 800, и они не давали жителям спокойно спать в оставшихся домах. Многие переселились в палатки, которые были распределены от руководства республики. Гульсара была, в то время, в положении нашего первого ребенка, Диары, рисковать жить в палатке не захотелось и мы переехали в дом к Вахидовым. Очередь мою на получение квартиры от завода отодвинули, в пользу пострадавших. Их дом, тоже пострадал, по стенам комнат пошли трещины, однако, жить в нем еще можно было. Васит Вахидович организовал ремонт дома, по периметру были установлены стяжки и снаружи, вдоль стены, контрфорсы. Руководил он ремонтом сам, ибо, он знал слабые стороны строительства дома, который поднял, будучи аспирантом института. Через 40 лет, его сыном, Алишером, был сделан небольшой ремонт, и дом засиял, как новый. 
После ухода  из жизни Васита Вахидовича, дом, без его многочисленных  гостей, как бы, осиротел. В настоящее время, дом занимает семья Алишера, который, после 15 лет службы на дипломатическом посту, в Америке, вернулся в родные пенаты. Его жена Света, своей гостеприимством и добротой, встречает в доме, уже, новое поколение, с более демократическими взглядами и с доброй памятью, о его первом хозяине.  Васит Вахидович обладал не только большим влиянием своего авторитета на окружающих, но и той добротой и непосредственностью, которые привлекали окружающих к нему, многие стремились быть с ним рядом и, чем то, быть похожими на него. Своим дарованием, моральным и материальным, он делился с другими. И это сохранилось в памяти многих. Подобных деятелей ему, пока, не оказалось рядом.


                      Дети семьи Вахидовых.

Дети в семье Васита Вахидовича росли дружно и, независимо от указаний и наставлений, действовали по своим правилам. Оставаясь, здесь, с ночевкой у них, мне интересно было наблюдать за  воспитанием и ростом детей в семье моего тестя, и сравнивать с другими семьями. В частности, я раньше, часто, гостил в семье моего дяди А.Ю.Газиназарова, у которого было в семье пятеро детей, трое ребят и две девочки. Адхам Юлдашевич долгое время работал начальником Управления Гражданского Воздушного флота республики, и его дети  росли в такой же доброй обстановке, как и у Вахидовых, т.е. не нуждались в повседневной, рутинной работе на дому или в огороде.
В семье А.Ю.Газиназарова царила негласная  дисциплина, которая вырабатывала определенный менталитет у детей. Жена была из другой национальности, чем муж, не работала, но имела влияние на мужа и детей. Вечером всем нравилось сидеть вместе с отцом и всем хотелось угодить отцу, при первом его желании, причем чувствовалось любовь и уважение, как принято в мусульманских семьях, на уровне семейного быта. Впоследствии, это проявилось на более высоком уровне, Адхам Юлдашевич расстроил свадьбы некоторых детей из за недоразумений, в их отношениях, между собой и с родителями, причем это было выполнено быстро и беспрекословно детьми. Новые женитьбы детей прошли незаметно и сохранили крепкий семейный уклад пар, до старости.
А.Ю.Газиназарову я обязан многим, он помог организовать мою свадьбу, и опекал меня по мере возможности.  Он был добр, но строг и старался привить порядок в доме. Благодаря его работе, я смог объездить почти все города республики, собирая материалы для диссертации. Все основные праздники мы встречались у него дома, вначале я был один, потом со своей семьей. Мне нравилось, непосредственно через него, быть в курсе авиационной жизни в республике и в стране. На его работе все меня знали и пропускали в его кабинет, не зависимо от его занятости. Впоследствии, мы вместе готовились к защите диссертации, он в области экономики, я в области конструкции летательных аппаратов. Мы, вместе выпустили ряд брошюр, посвященных развитию авиации в Узбекистане. Я присутствовал на проводах его в последний путь, в 2001г. После нашей свадьбы семьи В.В.Вахидова и А.Ю.Газиназарова, также, поддерживали дружбу между собой.
В семье В.В. Вахидова также царил порядок, но основанный на внутреннем уважении к Васиту Вахидовичу, который никогда не поднимал голоса, не просил, и если, что то, хотел делать в доме, то начинал сам, без просьбы, пока дети, иногда, не подключались  помогать. По вечерам все сидели у телевизора, и чувствовалась непринужденная обстановка. После небольшого отдыха Васит Вахидович  садился за большой стол в зале и работал  до 2-3 часов ночи, занимаясь  рукописью или проверяя диссертации своих учеников. Попозже, к нему подсаживался старший сын Адыл и, также, молча, занимался медициной. Позже стала подсаживаться Любовь Егоровна, которая, благодаря мужу, уже имела с десяток, написанных ею пособий и учебников французского языка, для школ и институтов. Везде, Васит Вахидович, пытался воздействовать и привить интерес, только своим примером.
Данная обстановка в доме позволила старшей в семье, Гуле, закончить институт с отличием, хотя, за время учебы, она родила нам дочку Диару, и часто со мной ездила к моим старым родителям за город, чтобы осмотреть их, как медик, и помочь убраться по дому. Я работал на заводе и старался не вмешиваться в ее взгляды на отношениях в семье.  Старший сын Васит Вахидовича, Адыл, после окончания института смог, легко, в 29 лет, защититься на звание К.М.Н., и затем, в 38 лет, он стал самым, молодым Д.М.Н. в республике, защитившись, блестяще, в г.Москве. Младший сын, Алишер, пошел по стопам матери, после успешного окончания Ташкентского Педагогического института, он закончил Торговую и Дипломатическую академии в г.Москве, и как упоминалось, работал длительное время, на дипломатическом поприще, был первым представителем Узбекистана в ООН. Он, как бы,  пошел новым направлением, в жизнь.
Васит Вахидович любил детей, по воскресным дням он брал их гулять по городу или выезжал за город, на природу. Но положение его обязывало быть все время на чеку, ждать телефонного звонка из института и срочного туда выезда, дети это понимали и старались сами создать себе досуг, в доме. Улица их не очень привлекала. Они старались дорожить даже малым вниманием родителей, но развивались по своим внутренним законам, независимо и, не всегда, прислушивались к подсказке родителей, которые молча, это воспринимали, как должное.
 Мне кажется, что свободная обстановка в семье, похожая на американский образ жизни, чревата своими проблемами, с которыми, впоследствии, пришлось столкнуться детям. В частности, мне пришлось ждать решения Гули на мои чувства и признания к ней, более 2х лет, она не хотела расстраивать родителей, пока они не смирились с ее решением и судьбой. Впоследствии, они убедились в искренности нашей дружбы и любви, и старались не вмешиваться в наши отношения, за что я им благодарен. Мы же обращались, иногда, к ним с просьбами, на которые они откликались, по своим возможностям.
Адыл после нашей свадьбы также решил рано, в 21год, жениться, родители, робко, пытались убедить его не торопиться, но не смогли настоять на своем желании, вернее, нарушения своего менталитета. Жена Адыла, Люда, унаследовала привлекательную внешность от матери, украинке по национальности, и отца, таджика, по национальности. Она училась вместе с ним в ТАШМИ, родители ее, имея высшее образование, жили в Туркмении. Адыл, был по настоящему, влюблен. Однако, жизнь молодых не совсем удалась, по гороскопу, оба были скорпионы, слишком независимые, что не рекомендуется в совместной жизни. Когда их семья имела маленьких детей, они держались вместе, по мере возможности, но позже, их запросы и желания стали не совпадать.
 Адыл помог Люде  защититься на звание К.М.Н., пока готовился и сам к докторской диссертации, однако, мир в семье не получался, твердые были люди в характере и тверды были их, взаимные требования, друг к другу. Родители не смогли ничем помочь, доброта и хорошее отношение к невестке и к ее родителям, проявленные Васитом Вахидовичем, не всегда получала ответной реакции, что, также, сказалось на отношениях молодых. Невольно вспомнилось воспитание детей в семье А.Ю.Газиназарова, где все слушались, беспрекословно, отца, главы семьи. Трудно сказать, что необходимо и главное, в семье.
Адыл, возглавляя отделение  в Институте хирургии, работал хирургом, а также, занимался преподавательской деятельностью в ТашГосМИ. Он был признан, в республике, как первоклассный хирург в области сердца, к нему на операцию старались попасть из многих районов страны. В то время, во всей Центральной Азии, не было равного Института хирургии, здесь впервые начали делать операции на сердце, под руководством Васита Вахидовича.
       На работе Адыл следовал за отцом, однако, после работы, семьи жили отдельно, самостоятельной жизнью. Чтобы не расстраивать родителей, он не делился с ними своими проблемами. Родители чувствовали, не совсем, дружные отношения в его семье, но ранние, принятые ими, правила воспитания детей, вкус детей к самостоятельной жизни, не позволял им вмешиваться. Адыл понимал их переживания, но не допускал их в свой мир. Это является особенностью "скорпиона" по гороскопу, скрытность, борьба с собой, до какого то, исхода. С ним случился инфаркт, когда ему исполнилось 50 лет, рядом с ним, никого не оказалось. Васита Вахидовича в жизни, в то время, уже не было.
Находясь на стажировке, в г.Москве, у знаменитого хирурга СССР, академика Васильева, Адыл проводил много времени в операционной института, делал серьезные операции на сердце и одновременно готовился к защите ученой степени доктора медицинских наук. Он имел ряд аспирантов по своей теме, среди которых был зять М.С.Горбачева, Анатолий. Они подружились, и Адыл стал частым гостем у руководителя СССР.  Анатолий успешно защитился на звание К.М.Н., но, впоследствии, разошелся с женой Ириной, дочерью Михаила Сергеевича, по не выясненным обстоятельствам, оставив семье М.С.Горбачева двух внучек. Дочь Михаила Сергеевича, Ирина, после развода, так и не вышла, повторно, замуж, занимаясь опекой над отцом.
 Адыл, после возвращения в г.Ташкент, продолжал заниматься наукой и практикой в медицине, однако, не смог занять правильную линию в личной жизни и это сказалось на его дальнейшей судьбе. Его окружали соратники и друзья, которые, не все, способствовали его продвижению по работе. Он был слишком доверчивым к людям и, слепо, влюблен в медицину. Это, впоследствии, отразилось на его карьере. Как пишут о нем в различных источниках, он был автором 123х научных работ, руководителем 15 кандидатских и 4х докторских диссертаций. Появились приглашения и командировки за границу, в высокоразвитые страны, на симпозиумы и конференции. Ему все давалась легко, встречи со своими подопечными и сверстниками, иногда, сопровождались обильным застольем.
      В источниках, посвященных жизни Института Хирургии так описывается творческая работа Адыла Васитовича Вахидова: - «А.В.Вахидов родился 29 октября 1947г. В 1971г. с отличием закончил ТашГосМИ, прошел клиническую ординатуру, в 1976г. году аспирантуру. После защиты кандидатской диссертации в 1976г., зачислен ассистентом кафедры госпитальной хирургии ТашГосМИ. В 1985г. защитил докторскую диссертацию на тему: «Реконструктивные и пластические операции в хирургии острой непроходимости аорты и магистральных артерий конечностей» в г. Москве.
       С 1990г. Адыл Васитович становится профессором и заведующим кафедрой госпитальной хирургии ТашГосМИ и одновременно руководит отделением хирургии печени до своей кончины в 1997г. Являлся основоположником внедрения в практику методов лапароскопической хирургии в Узбекистане. Был талантливым и разносторонним хирургом, профессионалом своего дела, человек доброго сердца и души, наставником молодежи. Под его руководством работала большая группа хирургов, которые, после окончания клинической ординатуры были отобраны для работы в этом отделении…».
С детьми Васита Вахидовича у меня сложилось доброе, доверительное отношение. Это началось со свадьбы, когда, в его недостроенный дом, ввалилась шумная ватага приглашенных, моих друзей, с завода. Всем родственникам Васита Вахидовича пришлось уступить место в зале и перейти в другие комнаты. Адыл и Алишер, еще молодые, взяли на себя роль, в качестве обслуживающего персонала,  для шумного круга заводских ребят. Впоследствии, когда, на работе, они узнали место работы Васита Вахидовича и Адыла, посыпались просьбы устроить больных в Институт хирургии. Болезнь сердца прогрессировало в мире, однако, операции на сердце, только внедрялось в Институте хирургии. Было неудобно отказывать и часто, приходилось ездить с ними в институт, где их пытались обслужить, вне очереди, или записать на ближайшую операцию. Кто то, пытался, после лечения, предлагать подарок, но я это резко отметал, ибо, Васит Вахидович боролся с этим  явлением и не допускал никаких подарков. Было неловко, но и приятно, слышать благодарности от больных заводчан, тем более, что некоторые операции проводились, непосредственно,  с участием Васита Вахидовича или Адыла.   
Хотелось затронуть философскую сторону многих семейных отношений. Наблюдая за некоторыми смешанными браками, в том числе, и за семьей моих родителей, я обратил внимание, что, не смотря, на любовь и преданность супругов друг к другу, дети незаметно начинают делиться в семье, приобретая  внутренний, накопленный веками, менталитет одного из супругов. Как упоминалось, в семье Васита Вахидовича старший сын пошел по стопам отца, младший сын, Алишер, был похож на мать, он больше получил ласки от матери. У каждого были свои интересы и привычки, унаследованные от предков. Отец проявлял меньше ласки, был строг к себе и детям, чем привил им независимость характера.
        Дети, особенно, если два сына в семье, близкие по возрасту, в течение жизни ревниво следят друг за другом, не допуская открытых разногласий.  Мне вспоминаются аналогичные случаи, у авиационных деятелей, поскольку я, ими, всегда интересовался. Имея одаренных сыновей в авиации, они смогли поднять их до своего уровня, но родителям не всегда удается передать им свое место в жизни, из за соперничества сыновей, между собой, и независимости их мышления. Так не смог передать свое наследство сыновьям авиаконструктор С.В.Ильюшин, А.И.Микоян и др. Только авиаконструкторам А.Н.Туполеву, И.И. Сикорскому удалось унаследовать свое дело единственным сыновьям. Эти сложные отношения наблюдаются у интеллигентных семей, с привитым чувством самостоятельных, независимых  взглядов.
После ухода из жизни Васита Вахидовича окружающие Адылу люди, намекали на его промахи и упущенные возможности, и этим лишний раз задевали его самолюбие. Гордый и независимый, он больше переживал, чем воспринимал добрые намерения к нему. Мы с Гульсарой, своим участием и частым посещением  также пытались восстановить его душевное состояние, но не имели того опыта и авторитета, чтобы могли бы, его убедить. Он почти не жил в семье. Некоторые из его сотрудников, из лицемерия, склоняли его не в лучшую сторону поведения в жизни, чем усугубили его положение. Менталитет человечества действует всегда и везде, и тут нет виновных, слабые люди приспосабливаются к обстановке, сильные пытаются изменить состояние своего положения, и если им не удается, то, как скорпион в борьбе, они жалят себя. Видимо, его инфаркт явился следствием его неудовлетворения собой и напряженных переживаний. Он тяжело переживал смерть отца, Васита Вахидовича, возможно, чувствовал и свою вину.
После смерти Адыла, младший брат Алишер взял под свое покровительство детей Адыла, помог им устроиться на работу и, по мере возможности, опекает их в жизни. Света, своим гостеприимством, заменила им мать. Этим еще раз подчеркивается  доброта и чувство ответственности, свойственное  верным в дружбе членам семьи, за что мы, как родственники, его семье благодарны. Коллектив Института хирургии и ТашГосМИ с добротой помнит Адыла Васитовича, в музеях своих организаций и в трудах, посвященных их юбилеям, с благодарностью вспоминают его заслуги в области медицины. Он числился в составе академии хирургов в США и в Канаде, где, по их приглашению, выступал с лекциями.
       Семья Алишера и Светы были для нас наиболее близки, по взглядам и родственным связям. В 1992г. республика Узбекистан вступила в Организацию Объединенных Наций, и первым представителем республики был назначен Алишер Вахидов, который проработал на этом ответственном посту  свыше 15 лет, что является рекордом для дипломатических работников. Здесь не действуют другие критерия, кроме, как умения вести грамотную, четкую и открытую, для общества,   политику государства.
        За время его работы в представительстве республика Узбекистан сблизилась с такими  институтами, как ПРООН, ЮНИСЕФ, МВФ, ВТО, ВОЗ, ЮНКТАД, и др., которые подняли престиж и значимость республики в мире. В 2002г.  республику Узбекистан посетил Генеральный секретарь ООН К.Аннан, что остается важным визитом, по настоящее время. Узбекистан через трибуну ООН смог решить ряд важных для страны вопросов, как, например, вопросы нераспространения ядерного оружия и безопасность в этом регионе, вопросы спасения Аральского озера, налаживание связи с Афганистаном и с соседними странами Центральной Азии. После его посещения усилилась роль представителя Узбекистана при ООН.
        Алишеру Вахидову принадлежит большая роль в поддержании добрососедских отношений со многими странами мира, в том числе и с их руководителями. На стене его кабинета я обратил внимание на фотографию, где Алишер и Света стоят вместе с президентской четой США, что делает им честь, в сближении двух стран. Хотелось подчеркнуть, что, здесь, большая роль принадлежит Свете, с ее дипломатическим дарованием, драконом, по гороскопу, способности улаживать все конфликтные ситуации. Причем, не только, в семье, но и между разными обществами, и людьми, с разными взглядами, и убеждениями.
         Наши связи, в Америке, с семьей Алишера и Светы уменьшились, когда закончился срок представительства Алишера, при ООН, в декабре 2008г. В памяти остались совместные поездки в гости, в разные штаты и фотографии, сделанные в семейном кругу. Осталось, также, ощущение того, что память о Ш.Р.Рашидове, и его дружеском отношении к семье В.В.Вахидова, в том числе и к нам, больше всех, сохранилось у Светы, которая поделилась некоторыми  материалами для составления его биографии, за что, я благодарен ей. Надеюсь, что ее и наши дети смогут восполнить в будущем, собранные нами данные о заслугах перед государством Ш.Р.Рашидова и В.В.Вахидова, чем  сохранить уважение и память к родине, и народу нашими потомками. В 2011г. семья Алишера отметит свой юбилей -40летия их свадьбы.
Гуля, будущая моя жена, росла в семье старшей, но оставалась, как бы, в подчинении старших двоюродных сестер, которых взяла на воспитание семья Васита Вахидовича, от старшей сестры Любовь Егоровны, Марии Егоровны. Отец их погиб на фронте и мать не смогла бы дать им полное образование и они поселились в доме Вахидовых.  Сестры, Неля и Ася, успешно закончили институты, и вышли замуж, из этого же дома. Гуля, находясь среди них, не отделялась от них, вместе готовили пищу, вместе одевались в новые наряды, вместе проводили досуг. Родители Гули старались быть, ко всем, одинаковы, не выделяя никого, на «своих, и чужих».
Первые годы нашей совместной жизни были нелегкими.  Мы после свадьбы жили на Кадырье, при моих родителях, и Гуля, находясь в положении, после учебных занятий с трудом добиралась до поселка, автобусом, по ухабистой дороге, причем,  2 часа езды изматывали ее окончательно. Однокомнатная моя квартира при заводе стесняла семью, как упоминалось, землетрясение в 1966 году усугубило положение, когда во время беспрерывных толчков, нам приходилось, как и соседям,  иногда, весной и летом, ютиться в палатке, рядом с домом. После рождения дочери завод выделил нам двухкомнатную квартиру в большом доме, но мы не порывали связь с ее родителями, часто гостили у них, "в тесноте, да не в обиде". Впоследствии, мы поменяли квартиру ближе к родителям Гули. Она смогла защититься на звание К.М.Н. и стала врачом-терапевтом.
Гуле, в жизни, я многим обязан, она дополняла наш дуэт, там, где у меня опускались руки, она брала инициативу на себя и завершала начатое дело. Она научилась не только вкусно готовить и красиво шить, но и смогла чинить домашние приборы, производить ремонт квартиры  и копаться в моторе нашего общей машины "Жигули". Когда поджимали сроки моей защиты на звание К.Т.Н., она отложила свою научную работу и стала мне помогать, в оформлении моей диссертации. Впоследствии, из за давности сроков, ей пришлось взять новую тему и, намного позже, защититься самой. Во время моих длительных командировок по восстановлению авиационной техники в Европе, Азии, Африки все заботы в семье она брала на себя. 45летие нашей свадьбы мы отметили скромно, в кругу семьи.
Общительность и доброжелательность Васита Вахидовича передалось и на последующее поколение, сыновьям, внукам. Они бывали в гостях у дедушки и бабушки, смогли успешно закончить школы и институты, но в медицину не все из них пошли, их заинтересовали другие науки. Наши дети, в знак уважения к дедушке и интереса к медицине, пошли по его стопам. В силу, принятой, в нашей семьей, необходимости помощи по дому и во дворе, нам приходилось приезжать каждую субботу или в воскресенье к ним, вместе с детьми, которые боготворили Васита Вахидовича и старались ему угодить во всем. Он это чувствовал и отвечал взаимностью. Наша дочь Дияра успешно окончила Медицинский институт, затем аспирантуру и, уже, в отсутствии Васита Вахидовича, по конкурсу стажировалась в Германии, в Хельдербергском университете, практику проходила в Филиппинах.
Сын Рашид, которому на большом, семейном совете, в присутствии Ш.Р.Рашидова, присвоили имя, в память  прадедушки, свата Васита Вахидовича, Шарафа Рашидова, также, успешно окончил Ташкентский Медицинский институт. Он смог, самостоятельно, защитится на звание К.М.Н., работая в Институте хирургии, под руководством ученика Васита Вахидовича, директора Института хирургии Феруза Назырова.  Можно сказать, что в медицине, из всего рода Вахидовых, он оставался  единственным наследником научной медицины своего великого деда, делая операции в отделении института, в котором начинал работать Васит Вахидович и, затем, Адыл. Там же, после успешного окончания ТашГосМИ и защиты на степень КМН, начинал работать будущий муж Диары, Шухрат. На плечи Рашида легла основная ответственность за сохранение наследия памяти Васита Вахидовича,  Адыла, усилия в организации музея, сбора материалов к сборникам и т.д., за что мы, все, благодарны ему.


                                Кандидатская диссертация.

Хотелось бы остановиться и на моих успехах в кругу семьи В.В.Вахидова. Я был не плохим рассказчиком, любил делиться последними новостями из жизни. Однажды, мне, Васит Вахидович, сделав комплимент моему выступлению, посоветовал подумать о более серьезных вопросах, попытаться защитить на степень К.Т.Н. Я работал начальником КБ ТАПОиЧ, в отделе Главного Конструктора, где работа проектирования модификаций самолетов и их восстановление, после летных происшествий, отнимало много времени. К тому же, среди тысячного коллектива отдела не было, в истории завода, ни одного К.Т.Н., ибо, руководством завода не поощрялось отвлекаться от повседневных вопросов.. Для меня стала проблема отстоять свою честь в глазах В.В.Вахидова и сохранить свое призвание на заводе.
Подготовка к защите стимулировал, также, порядок в доме, который ввел Васит Вахидович. Каждый член семьи, перед Новым годом, отчитывался за столом, своими успехами, достигнутыми за год. Мне, как конструктору, много приходилось составлять и печатать ремонтную документацию на различные типы самолетов, однако, выносить эти труды не разрешалось с завода. Я начал с отвлеченных тем, которые мне помогли, в будущем, при защите. К каждому, Новому году, я мог похвалиться сертификатом на изобретение, число которых достигло с десяток и статьями в центральные журналы авиационного профиля, которых накопилось, в итоге, свыше 30 наименований. Плюс, к этому, различные поощрения от руководства завода. В последние годы перед защитой, я удивил Васита Вахиовича двумя монографиями, посвященными методу ремонта после боевых повреждений самолета.
Васит Вахидович помог мне преодолеть все препятствия, вставшие на пути к защите, а их накопилось не мало. В частности, согласно правилам, необходимо было, перед защитой ознакомить всех членов ВАКа в Ташкенте, своей работой и пригласить их на обсуждение в общий зал института. Найти адреса и объехать всех, стоило не мало труда, тем более, что с работы выехать не всегда удается. Однако с этим я справился, потратив, около недели, времени. Печатать реферат тоже, не обходится без опытных помощников.. Также, проблемы самой защиты и организации, после защитного ужина, потребовали помощников, времени и средств. Самой трудной частью в защите, оказалась борьба с окружающими тебя завистниками и черными оппонентами, в частности,  из г.Москвы, куда были направлены их письма. Пришлось повторить защиту в г.Москве, в присутствии членов  ВАКа, состоящих из Генеральных конструкторов ОКБ и ректоров авиационных вузов. К счастью, все обошлось благополучно, но это стоило времени и нерв.
Степень К.Т.Н. не помогла мне на заводе, ибо, следующая ступень, в карьере, была должность Главного Конструктора, которая являлось номенклатурой г.Москвы и ревниво оберегалась от посторонних. В институт переходить не хотелось, я и так, там читал лекции по курсу «Проектирование и конструкция самолетов» и, еще, ежегодно приглашался возглавить защиту дипломных работ студентов авиационного факультета и затем, института. Пришлось, только, довольствоваться внутренним чувством гордости, что мы «не лыком сшиты», а также продолжать писать книги по работе и чтить свое «хобби» - писать брошюры для общества «Знание». Сама защита стоила мне нервной встряски и массу проблем, о которых хотелось бы поделиться, подробнее.
При содействии  министра образования республики Узбекистан Афанасьева, а также при участии  директора завода К.С.Поспелова в 1963 году был организован факультет самолетостроения при Ташкентском Политехническом институте, вечернее отделение которого, впоследствии, закончил почти весь высший состав руководства завода ТАПОиЧ. Первые лекции по конструкции самолетов начал читать сам К.С.Поспелов, который там же получил звание профессора. Он имел большой опыт в самолетостроении, начинал работать вместе с Генеральными Конструкторами В.М.Мясищевым, Н.Н.Поликарповым, крупным авиаспециалистом Б.П.Лисуновым, в честь которого назван самолет Ли-2 и др. На базе факультета, впоследствии, был организован Ташкентский Авиационный институт.
Факультет самолетостроения подтвердил свое назначение. Это позволило  К.С.Поспелову организовать здесь курсы по подготовке аспирантов для защиты на степень К.Т.Н..  ТАПОиЧ нуждался в квалифицированных кадрах, при заводе действовало около 10 филиалов центральных вузов по различным направлениям, в частности, технология изготовления деталей самолетов, материалы и их обработка. С ними необходимо было заводчанам держаться на равных. При 50 000ом коллективе заводчан, в то время, на предприятии было не более 10 кандидатов наук, причем, в основном, в области экономических и медицинских наук. В Серийном Конструкторском Отделе завода, так называемом "мозге предприятия", где, вместе, с нашим Опытным Конструкторским Бюро было, около 1000 специалистов, но не было ни одного кандидата технических наук, за все время, их существования.
Защита, на степень К.Т.Н., в области самолетостроения, обычно, должна подтверждаться в центральных вузах, что усложняло положение, для местных жителей, особенно для работников ТАПОиЧ, которые работали в стесненных условиях секретного производства и, не всегда, могли отвлечься, для необходимых встреч и поездок. Республика Узбекистан, несмотря на развитую самолетостроительную индустрию, не имела  своих ученых для организации ВАКа по защите на звание К.Т.Н., требовался прорыв в этой области, за который взялись упомянутые выше руководители. После небольшого отбора на курсы аспирантов была организована группа из нескольких человек с завода, но, в процессе работы над темами, многие отсеялись, в результате чего на защиту вышли только два человека, я и Главный металлург завода Н.Н.Черкасов, который, впоследствии, возглавил производство на Ульяновском Авиационном Комплексе. Защита его диссертации так же, как и моя, прошла с проблемами.
Тема моей диссертации состояла из разработки сложных конструкций стыковых соединений разъемов, выполненных из монолитных панелей крыла, используемых частично, впоследствии, на крыльях самолета Ан-124, самого большого самолета в мире, все это требовало участие в консультации и контроле работ квалифицированными авиационными специалистами. С участием их, мною, были произведены оригинальные разработки в конструкции крыла самолетов. В АНТК им. О.К.Антонова, в то время, начинали проектировать самолеты Ан-124 и Ан-225, для транспортировки стратегических грузов и ракет,  по заданию министерства обороны и предполагалось их изготовление на нашем заводе. Мой руководитель темы, директор завода, К.С.Поспелов порекомендовал провести защиту в г. Ташкенте в ТашПИ и, затем, при необходимости, повторить защиту в МАИ в г. Москве.
При подготовке к защите диссертации я обратился за помощью к зав. кафедры "Конструкция самолетов" при самолетостроительном факультете ТашПИ, К.Т.Н. Х.Г.Сарымсакову, но, неожиданно для себя, получил полный отказ. Он не стесняясь, прямо сказал, что кандидатов достаточно в республике, и после своей защиты на степень Д.Т.Н. он, возможно, подумает о моем К.Т.Н.. Через год я поздравил его со званием Д.Т.Н. и, напомнив ему, его слова,  вновь попросил поддержки защититься на кафедре. Однако, я снова получил отказ в помощи кафедры, он, даже, дал открытый намек на мой провал защиты. Видимо, он руководствовался обидой, что когда-то не смог удержаться в нашем коллективе ОКБ при заводе, вынужден был уйти на преподавательскую должность в институт или, просто ревностью к другим, начинающим ученым. Это подтвердилось тем, что он, до конца своей творческой жизни, не выпустил ни одного ученика в степени К.Т.Н., многие аспиранты, начиная работать с ним, переходили к другим руководителям или, вообще, бросали научную деятельность.   
Мне не хочется бросать тень на Х.Г.Сарымсакова, "об отсутствующих либо хорошо, либо ничего", но иначе трудно будет понять мои проблемы с защитой. Я впервые встретился с ним в МАИ, где он защищался, на степень К.Т.Н., а я, будучи студентом, готовил, в то время, дипломный проект. Мы часто встречались, в г.Москве, затем, переписывались и были в хороших отношениях все время. После его возвращения в г.Ташкент мы навещали друг друга, обменивались  книгами и подолгу беседовали о авиации. Но, видимо действовала пословица: "дружба дружбой, а табачок врозь". Многие, здесь, боялись конкурентов.
После его отказа в поддержке, пришлось обратиться на факультет с просьбой помочь выйти на защиту. Шло долгое обсуждение создавшегося положения и, в конце концов, предложили мне оформить материал, как секретную тему, чтобы на защиту можно было, через дежурного,  пропустить слушателей только по списку. Список был составлен без его участия на защите, даже как зав. кафедрой "Конструкция самолетов". Переделка моей темы и согласование по инстанциям заняли не малое время, завод пошел мне на встречу с подготовкой секретных материалов и рекомендаций на защиту.
Но это оказалось напрасным, на защиту Х.Г.Сарымсаков ворвался, оттолкнув с шумом дежурных и, сев в первом ряду, начал записывать что-то в свой блокнот. Несмотря на некоторый шок в зале, защита прошла успешно, вопросы были заданы большим составом ВАКа Академии Наук. Однако со стороны Х.Г.Сарымсакова вопросы и высказывания о работе не поступили. Возможно, он стеснялся присутствующих в лице солидных людей, видных деятелей республики, в частности, В.В.Кабулова, директора Вычислительного центра, А.Т.Уразбаева, директора Института механики и других ученых Узбекистана, которые одобрили работу и пожелали творческих успехов в развитии авиации в Узбекистане.
Послав материалы в МАИ. я стал ждать приглашения, однако, по истечению года получил отказ, черные оппоненты зарубили работу, не объяснив причину. Я упал духом, отчаяние начало преследовать меня. Единственным утешением оставалась увлеченность в работе. Возглавляя ОКБ, мы проектировали крупные модификации самолетов, выпускали ремонтную документацию на все типы летательных аппаратов, производимых на заводе. К этому времени, мною было выполнено свыше тридцати печатных работ, в том  числе несколько монографий на технические темы и с десяток изобретений. Однако время шло, приглашения на объяснение не поступали, ожидался возврат документации. Мой руководитель К.С.Поспелов был озадачен не меньше меня, но конкретных решений не принимал. Неопределенность начала угнетать меня.
Видя мое состояние, когда в отчаянии, я начал злоупотреблять излишеством в спиртном, чтобы забыться, В.В.Вахидов после беседы с Гулей, которая, уже, была беспомощна,  посоветовал поделиться мне с Ш.Р.Рашидовым, предварительно, видимо, поделившись  сам. Однажды, на одном из встреч, за праздничным столом, отвечая на вопрос ШЛ.Р.Рашидова, как идут мои дела, я рассказал о моем положении.  Робко, поинтересовался  возможностью повторного представления моей работу, на  более высокую инстанцию, в г. Москве. Даже у подсудимого есть право на апелляцию на более высокий уровень. Я знал, что это нелегко, ученый мир не подчинялся политикам и всегда имел свое независимое мнение. Впоследствии, я убедился с этим мнением, когда столкнулся с составом ВАКа и Ученым Советом в г. Москве.
В г. Москве, через некоторое время, я представил работы на кафедре МАИ, где, когда-то, окончил учебу, с отличием, и получил приглашение остаться в аспирантуре от председателя экзаменационной комиссии, Генерального Конструктора А.И.Микояна. Тогда, заведующий нашей кафедрой МАИ, Генеральный Конструктор А.С.Яковлев поддержал эту идею и пытался помочь мне. Я долго хранил, подписанное им, мое заявление. Но, обаяние и предложение Генерального Конструктора О.К.Антонова перейти работать в его ОКБ, пересилили предлагаемое место в аспирантуре, и я, с группой энтузиастов, по постройке сельскохозяйственного самолета, поехал работать в г. Киев. При организации филиала ОКБ в г. Ташкенте я вернулся в родные края и, помимо основной работы в ОКБ филиала, занялся научной работой.  На этот раз, моя работа на кафедре МАИ была одобрена, но, по положению, была направлена на рассмотрение в Высший Ученый Совет, который регулярно, раз в полгода собирался и рассматривал спорные вопросы в науке. По памяти попробую перечислить состав Высшего Ученого Совета, который, своей значимостью, слегка напугал меня.
Здесь присутствовали академики, ученые, в области аэродинамики, технологии и материалов, директора различных институтов, в том числе ЦАГИ, ВИАМ, чьи труды имели всемирную известность.  Перечислю их фамилия, по памяти, а именно, аэродинамики Авдуевский, Акимов, Г.С.Бюшгенс, Г.П.Свищев, Белоус, С.М.Белоцерковский и другие. Были, также, Генеральные Конструкторы различных ОКБ,  Р.А.Беляков Ген. Конструктор ОКБ  МиГа, В.П.Мишин Ген. Конструктора ОКБ им. С.П.Королева, Люлька Ген. Конструктор ОКБ двигателестроения и др. Также, были крупные ученые в области механики: Ишлинский, Рощин, Попов и др., проректоры  институтов академик Рыжов из МАИ, академик Николаев  из МВТУ и др., всего, более 30 ученых. Извиняюсь, что не смог упомянуть их полностью, время стерло в памяти всех присутствующих и их инициалы, хотя, когда-то, приходилось использовать их взгляды и труды, в проектировании самолетных конструкций, причем, с некоторыми встречаться по работе.
В течение 20 минут я доложил о своей работе и на диаграммах на листах ватмана показал цель исследования, проведенного в лабораториях завода, ОКБ и института. После моего выступления Генеральный Конструктор ракетостроения В.П.Мишин попросил прочесть мнения черных оппонентов. Секретарь Совета начал зачитывать пункты, касающиеся, не по теме, что представленная работа, почему то, секретная, что аспирант не часто докладывал кафедре, что на защите не было представителя от Головной организации, АНТК им. Антонова О.К. и т.д. Отзывы всех ведущих организаций и в том числе Головной организации, были представлены и были положительными. Академик В.П.Мишин остановил секретаря с вопросом, есть ли претензии по существу. - "Нет" последовал ответ, чем озадачил присутствующих на Ученом Совете. Мне предложили собрать свои разложенные материалы, я почувствовал облегчение.
На Ученом Совете я узнал фамилии 2х черных оппонентов, которые работали на кафедре Конструкции самолета в МАИ. В их числе был С.М.Егерь, Д.Т.Н. Лауреат всех премий, написавший ряд учебников, по которым я занимался и читал лекции в Ташкентском авиационном институте. Он, после смерти А.Н.Туполева, не смог сработаться с новым руководителем, сыном А.А Туполевым в ОКБ  и перешел на кафедру МАИ. Он был руководителем работы у Х.Г.Сарымсакова и не удосужился прочесть мою работу. Я его боготворил, мне было неприятно видеть его в списке черных оппонентов. Потом он чистосердечно признался, что попал под влияние Х.Г.Сарымсакова, с которым когда-то, подружился, здесь. Затем С.М.Егерь пригласил меня, домой на чашку чая, где мы постарались забыть неприятные страницы нашей жизни. Другой черный оппонент был малознакомый мне преподаватель МАИ Казанцев, на котором не хотелось бы останавливаться.
"Все проходит", было выбито на кольце Пифагора. Впоследствии, я, будучи ежегодно, председателем Высшей Аттестационной Комиссии по защите дипломных работ студентов, по кафедре «Конструкция самолетов» в г. Ташкенте, я пытался, вместе с его заведующим, Х.Г.Сарымсаковым, обсуждать и оценивать качество представленных работ студентов, затем, вместе сидели за банкетным столом, организованным студентами и преподавателями, после защиты. Впоследствии, вместе с заводскими работниками, которых я собрал на заводе, по просьбе его жены Леры,  организовывали проводы Х.Г.Сарымсакова в последний его путь, ушедшего из жизни, в возрасте 74 лет.
Впоследствии, с работниками завода мы присутствовали на поминках, организованных, его единственным сыном, рано покинувшим родителей и приехавшим, в и то время, из г. Москвы. Он работал в одном из ОКБ, авиационного профиля. В своих воспоминаниях я тепло отозвался о Х.Г.Сарымсакове, ему досталась нелегкая судьба, которая, видимо, отразилась на его поведении. Он прошел штурманом войну, был сбит и подобран с горящего самолета, находился долго в плену, после возвращения он смог продолжить научную деятельность в авиации. Его биографии была посвящена небольшая книга местного писателя.
В годы утверждения независимости республики к нам в ОКБ часто приезжал Х.Г.Сарымсаков со студентами, где нам приходилось знакомить их с основами проектирования самолетных конструкций. Были и трудные времена, когда он обращался к нам за помощью убедить, воинственно настроенных, местных студентов признать преподавание авиации на русском языке. Мне приходилось выезжать в институт со своими конструкторами, причем, узбекского происхождения, выступать перед студентами с объяснениями, что почти все термины в авиации имеют корни английского, немецкого или французского происхождения, в тех странах начиналось зарождение авиации, за 100 лет до нашего существования.
  Мы, волею судьбы, должны ориентироваться на центр, откуда поступает первоначальная документация на авиационную технику и до 80% комплектующих изделий изготавливаемого нами, самолета. И это оправдывалось на производстве, ибо без связи с центром, без связи с мировым производством самолетов, нам было бы трудно выжить. Авиация, это международное производство. Были попытки организовать в каждом отделе завода кабинеты с переводами авиационной литературы на узбекский язык, но потом все было ликвидировано.
  Не знаю, как повернулась бы моя жизнь, если бы, не помощь В.В.Вахидова, в трудное для меня, время. Видимо, он шел на риск, обращаясь за помощью, а вдруг я не тот, за которого можно поручиться. Не каждый рискнет. Тем более, что это связано с высокими, неподвластными инстанциями. Все эти мысли мне часто приходили в голову после успешного возвращения из г.Москвы. И с этими мыслями я все больше проникался уважением к В.В.Вахидову и к Ш.Р.Ращидову, взявшими ответственность, за качество моей работы, перед общественностью. Авиационная промышленность в Узбекистане была спрятана за семью печатями, о ней очень редко что-либо сообщалась в средствах массовой информации. Даже заводскую нашу газету не рекомендовалось выносить за пределы завода. Управление жизнью завода и заводчан была двусторонним, в области производства со стороны центра, из г. Москвы, а в области быта - со стороны местной администрации, которая проявляла гибкость и осторожность во взаимоотношениях, чем и объяснялось некоторое несоответствие в спорных вопросах.
Васит Вахидович помогал инее не только тем, что обеспечивал тылы моей семьи, во время работы над диссертацией, но и большим, он постоянно звонил в г.Москву, интересовался моим настроением, подбадривал, как только мог. Это свойственно людям, которые сами испытали трудности в достижении намеченной цели. Во время частых поездок в г.Москву на согласование диссертации и предоставления необходимых материалов для аттестационной комиссии, приходилось останавливаться у Алишера, который, занимаясь  в Академии,  семьей снимал комнату. С благодарностью вспоминаю их внимание и заботу.
Для сравнения можно привести медицину, которая еще со времен ученого и мыслителя Авиценны успешно развивалась в этих краях. Крупные наши медицинские институты и научные центры зарекомендовали себя, открытой печатью, во всем регионе Средней Азии и даже в Союзе, для более полного совершенства местную молодежь посылали учиться и стажироваться в центральные ВУЗы. Я попал в медицинскую обстановку, семью В.В.Вахидова, где моя жена Гуля и дети, без проблем, смогли осваивать медицину, защититься на степень К.М.Н. и начинать свою творческую жизнь. Защита на степень К.Т.Н. по самолетостроению, оказалась намного сложнее и не перспективна, ибо, авиация была в руках г. Москвы.
  Медицина в Узбекистане развивалась самостоятельно и успешно, даже президенты соседних стран лечились у нас, соглашались на сложные операции.  К примеру, как упоминалось, Адыл, окончив с отличием ТашМИ, защитился на звание КМН,  и, пройдя стажировку в г. Москве под руководством  известного хирурга, академика Савельева, защитился там же на звание Д.М.Н., и стал самым молодым ученым в медицине. Он самостоятельно вошел в науку и этим открыл новую страницу в медицине Узбекистана, хирургические операции на сердце. В авиации это не получится.

                                                 
                                Институт хирургии.

Институт хирургии создавался при мне и, не смотря на некоторую скрытность в общении, Васита Вахидовича, своими проблемами, мне поневоле приходилось быть в курсе событий и не оставаться безучастным, т.к. я имел возможность быть, иногда, в кругу семьи. Как упоминалось, мы, семьей, по воскресным дням были у них в гостях, крутились по дому, обхаживали двор, и были в курсе их жизни.
Отвлекаясь, хотелось вспомнить, как после завершения строительства и украшения дома на улице Шпилькова, мы неожиданно там проснулись от землетрясения в 12 баллов. Васит Вахидович с горечью оценивал разрушение дома (трещины во всех комнатах) и необходимость срочного ремонта. Но начало ремонта затянулось из за повторных, более слабых толчков ( как упоминалось, их было более 800 ) в течение весны и лета 1966 года. Так как, Гульсара была в положении, мы нуждались в некоторой поддержке родителей и, после начало землетрясения, чаще посещали их. В это время люди, в городе, жили в палатках на улице, боясь заходить домой. Васит Вахидович всецело занимался организацией хирургического отделения в институте.
Впоследствии, когда Васит Вахидович получил добро на строительство Института хирургии, он пригласил меня к чертежам, присланных из г.Москвы, где по типовым проектам, был предложен план расположения операционных отделений предлагаемого института. Он был недоволен этими чертежами, стал возмущаться и  критиковать планировку отделений. Я, по роду работы, хорошо разбирался в чертежах и обратил внимание на штамп чертежа, где был представлен план Тбилисского филиала Института хирургии. В то время, по рекомендации Министра здравоохранения СССР Б.В.Петровского, предполагалось создать филиалы Всесоюзного Института хирургии в г.Ташкенте, г.Тбилиси и г.Иркутске. После изучения планировки Васит Вахидович, предложил свою планировку, которую облагородили и утвердили в ТашГИПроекте.
Хотелось остановиться на истории строительства Института хирургии. Васит Вахидович, работая заведующим кафедрой общей хирургии в ТашГосМИ,  защитил диссертацию на соискание ученой степени Д.Т.Н.. Он был избран в общество хирургов СССР и смог общаться на симпозиумах и конференциях со многими медицинскими деятелями страны. После бесед с ними чувствовалось, что можно увеличить потенциал научной деятельности в медицине, сделать большее в области хирургии  в республике. Но ему не сразу повезло в этом деле. За давностью времени, хотелось бы мне, осторожно, поделиться проблемами, с которыми  сталкивался В.В.Вахидов.  Также, поделиться и об некоторых, их участниках,  которых не хотелось называть по имени, ибо, как говорят: -  "об умерших, либо хорошее, либо ничего".
Кафедра общей хирургии, при активном участии Васита Вахидовича, была оснащена современным оборудованием и стала  выделяться на фоне других кафедр. На кафедре начали расти кадры, которые своими операциями начали завоевывать признание больных во всей республики. Появилась тенденция на кафедре к самостоятельным решениям вопросов в области операций, обсуждений и опубликований, что не могло привлечь внимание руководства ТашГосМИ. Васит Вахидович был, в то время избран, Действительным членом Всемирной ассоциации хирургов и был поглощен новыми операциями на сердце, что ему, успешно, удавалось. В один день ректор приказом по институту перевел его кафедру в свое подчинение, а Васиту Вахидовичу было поручено возглавить кафедру, уже, другой, госпитальной хирургии ТашГосМИ. Васиту Вахидовичу пришлось смириться и заняться, снова, усовершенствованием новой кафедры, но и здесь, после достижения положительных результатов, также, намеревалось все повториться. Помог "его величество - случай".
Можно отвлечься на подобные примеры в авиации, здесь мне легче ориентироваться, анализировать события, сравнивать, ибо я посвятил авиации не менее 50 лет своей творческой жизни. После окончания Московского авиационного института я был направлен в ОКБ им. О.К.Антонова, который опекал нас, молодых конструкторов, приглашал домой и создавал непринужденную обстановку в работе. За свой строптивый интерес к самолетостроению, выдвижению своих идей, О.К.Антонов был направлен из г.Москвы в г.Новосибирск, сменив должность зам.Генерального Конструктора, на должность начальника представительства фирмы на заводе.
В г.Новосибирске, проездом, оказался Н.С.Хрущев, который, ознакомившись с проектом самолета Ан-2, предложил  О.К.Антонову организовать  самолетостроительное ОКБ, с правом выбора города, но с большим пожеланием Н.С.Хрущева, выбрать город Киев. В 1948 году на полях страны появился первый "кукурузник", завоевавший всемирное признание, как неприхотливый пассажирский и сельскохозяйственный труженик. Их было изготовлено свыше 10000 экземпляров, и многие из них, летают до настоящего времени.
Другой случай в авиации произошел с моей попыткой защитить диссертацию на степень К.Т.Н. в области самолетостроения. Я, тогда, работал на заводе, и мне было нелегко пробиваться в науку. Уважаемый в то время заведующий кафедрой самолетостроения ТашПИ, Д.Т.Н., прямо мне сказал, что ученых в авиации в республике, уже, достаточно, и он не будет способствовать моей защите, если не наоборот. Работники ТашПИ из самолетостроительного факультета были растеряны, и здесь помог "случай".
 Кто-то предложил провести защиту темы по режиму высокой секретности, когда на защиту приглашается только ограниченный круг работников института и завода. Работу пришлось переделать, утвердить уровень секретности, составить ограниченный список приглашенных людей, и затем, выходить на защиту. Защита прошла успешно, однако этот товарищ не смирился, его вмешательство оттянуло утверждение К.Т.Н. и пришлось перенести защиту на степень КТН в г Москву. Все, в конце концов, обошлось благополучно, это уже позади, но, нелегко, вспоминать.
Характерный случай в медицине можно привести из жизни офтальмолога С.Н.Федорова, который своими, смелыми, интересными операциями на глазах не понравился столичным светилам, и они его послали в Казань, затем в Архангельск, возглавить кафедру и проводить свои опыты на безнадежных больных. Ему помог случай, к нему приехал крупный специалист офтальмолог из Америки и, вместо намеченных пары часов, остановился у него на несколько дней. После такого случая ему был выделен в г.Москве небольшой домик  для организации глазной клиники, и затем, был организован всемирный институт им.Федорова. Я вспомнил этот случай потому, что С.Н.Федоров был, почти, авиатором, после последнего экзамена в авиационном училище, он поспешил к своей девушке, но после падения с трамвая, ему ампутировали нижнюю часть ноги и списали с авиации. Впоследствии, он увлекся медициной.
       Васиту Вахидовичу, в становлении Института хирургии, помог "случай". На базе кафедры был организован Ташкентский филиал Всесоюзного научного центра хирургии АМН СССР. Его ученик, Д.М.Н. профессор Ф.Г.Назыров, бывший директор Института хирургии, а ныне министр здравоохранения республики, отмечает, что Васит Вахидович пришел на прием к министру здравоохранения  СССР, академику Б.В.Петровскому с предложением строительства клиники грудной хирургии. Цель была большая, "развитие специализированных видов хирургической помощи в Узбекистане".
        Борис Васильевич приметил В.В.Вахидова давно, он сам ждал случая встретиться с ним. Приказом из г.Москвы, от 1973 года, директором вновь организованного Ташкентского филиала ВНИИИКи ЭХ был назначен Васит Вахидович, ибо, только он, со своим коллективом, был способен делать сложные операции на легких, пищеводе, сердце и магистральных сосудах. Не важно, кто первый поднял вопрос об Институте хирургии, важно, что подвернулся "случай", когда две, заинтересованные стороны, нашли общий язык и возможность осуществить задуманное.
Б.В.Петровский, в статье вспоминает о филиалах: "Крупнейшие в нашей стране и в Европе учреждения практически взяли на себя существенную долю особо сложной специализированной помощи. Они стали центрами не только медицинской науки, но и практики в весьма широких диапазонах, генераторами идей. Более того, авторитет отечественной медицины на международной арене в определенной степени поддерживался крупными учеными, возглавляющими эти центры и сформировавшими свои научно-клинические, физиологические и гигиенические школы."
         Филиал института с подчинением Б.В.Петровскому, т.е. г.Москвы,  позволил  Васиту Вахидовичу развернуть, своей командой, кипучую деятельность в научно-исследовательской работе, в здравоохранении Узбекистана. Трудно перечислить  все направления в медицине  республики, осуществленные Васитом Вахидовичем, приходилось часто слышать о съездах, симпозиумах, конференциях в различных городах СССР и направления молодых ученых на участия в них, а также отправка их на стажировку в центральные вузы и за границу, которые раньше не практиковались.
Выставки зарубежной медицинской техники в г.Ташкенте следовали одна за другим, причем, после завершения выставки все представленное оборудование обычно дарилось организаторам выставки, Институту хирургии, иногда, с некоторым, последующим распределением оборудования, по районам. Республика Узбекистан вышла на передовые рубежи в области хирургии в мире. Одновременно были созданы подобные институты в г.Ереване и г.Иркутске, однако о них не было та часто упомянуто что выдающееся, до настоящего времени. Они не смогли завоевать такое всеобщее признание.
Большая заслуга в этом была помощь  Б.В.Петровского, который смог обратить  внимание на организаторские способности Васит Вахидовича. Видимо, "случай" появляется тогда, когда к нему стремятся. С тех пор Борис Васильевич и Васит Вахидович стали друзьями. На встречах в домашних условиях меня часто приглашали за общий стол, и я восхищался непосредственным отношением Бориса Васильевича к окружающим, к его общительности и манере рассказа о дальних путешествиях и, даже, безотказности поддержать дух встречи, очередным тостом. Он прожил 96 лет, не смотря на то, что был участником двух Мировых войн. В некрологе о нем писали, что "он является основоположником крупнейшего, в мире, хирургической школы, существующей свыше 50 лет". В течение 15 лет, бессменно, он был Министром здравоохранения СССР.
Здание Института хирургии им. В.В.Вахидова, в 10 этажей, находится в зеленой зоне г.Ташкента, в стороне от больших дорог. На фронтоне здания издалека виден барельеф, составленный из кистей рук, бережно державшие сердце. Внутри здания перед входом установлен бюст Васита Вахидовича. Перед зданием построен актовый зал с организованным внутри музеем, посвященным работе Васита Вахидовича в Институте хирургии. На переднем плане, перед зданием, расположен крупный памятник основоположнику медицины в Средней Азии, ученому Абу Али ибн Сина, сидящему с книгой в руках. Скромное здание снаружи оказался объемным внутри, где разместились отделения института. Число работников института достигает 1000 человек. Окна палат ребрами выходят наружу, создавая уютность помещению и возможность проветривания помещений.
Освоение Института хирургии, В.В.Вахидов начал со своими главными помощниками, которые начинали работать, с ним, еще в ТАШМИ. Перечислю по памяти, ибо, я сталкивался с ними чаще и считал их силовиками в команде. Это будущие Д.М.Н., руководители первых отделений в Институте хирургии: Гулямов Д.С. узбек, по национальности, Рябухин И.А. – еврей, Хачиев Л.Г. – армянин, Франгулиди Г.Х. – грек. Позже, эстафету подхватили молодые ученые из местной национальности, которые были направлены на стажировку в г.Москву, их руководителем В.В.Вахидовым. Это: Ризаев М.Н., Исламбеков Э.С, Вахидов А.В., Назыров Ф.Г., Хаджибеков М.Х., Акилов Х.А. и др. Впоследствии, некоторые из них, возглавили отпочковавшиеся институты.  Национальный вопрос вообще не поднимался, все общались между собой на едином, русском языке, что создавал интернациональный дух в коллективе.         
Васит Вахидовичу легче было строить Институт хирургии, опираясь на этот сплоченный коллектив сотрудников ("команда Вахидова"), они до последних дней своей жизни, «верой и правдой», развивали под его руководством хирургическую науку в республике. На многих встречах мне приходилось с ними общаться, и они оставили хорошее впечатление в их преданности делу и доброжелательности, в общении. Некоторые из них, оставили добрую память о себе. Одним из старейших помощников  был Рябухин И.А., которому я обязан особо, он первый из окружения Васита Вахидовича пригласил меня с Гульсарой на ужин к себе домой, когда я ухаживал за нею и, как он поделился позже, составил, обо мне, положительное мнение. Он, также, помог организовать нашу свадьбу. Рябухин И.А. был на фронте, с первых дней Второй Мировой войны, как ведущий хирург, затем был направлен в Китай, представителем Красного Креста и, после защиты докторской диссертации, стал с Васитом Вахидовичем поднимать Институт хирургии. Основные, праздничные  мероприятия, в доме  Васита Вахидовича, не обходились без присутствия Рябухина И.А.
Часто виделся с Хачиевым Л.Г., вторым по значимости сотрудником  в Институте, с которым Васит Вахидович делился своими планами и проблемами.  Хачиеву Л.Г. я обязан, в помощи моей кандидатской работе, далекой, от его профессии, работы, области самолетостроения. К его советам по подготовке темы мне приходилось прислушиваться, неоднократно. Преданность его к работе и к Васиту Вахидовичу заслуживает уважение и добрую память.  Васит Вахидович высоко ценил талант Д.С. Гулямова, который был первым из его учеников, и он всесторонне интересовался болезнями сердца и операциями на них. Он был очень разносторонен, с ним можно было беседовать на любые темы, он всегда придавал беседе некоторую иронию, которую воспринимали, по- разному. При встречах с Дарвином Садыковичем, мне нравилось играть в шахматы, ибо он был намного сильнее меня, что вызывал азарт в игре.
Первым Главным врачом клиники института был Г.Х.Франгулиди, который верой и правдой поднимал значимость клиники при институте в течение 20 лет. Нас, представителей ОКБ завода, которые в трудные годы перестройки проектировали медицинские кровати и протезы, он детально знакомил с работой медицинского оборудования клиники. При проведении поминок Васита Вахидовича он был в числе первых, прилетая из далекой Греции. Хотелось упомянуть Э.С.Исламбекова, нашего соседа по дому, на улице Шпилькова, который прошел трудный путь до ученого-хирурга, под руководством Васита Вахидовича, защитился на звание Д.М.Н. и написал несколько монографий. В его скромной палате лежал последние месяцы Васит Вахидович, и он, всеми силами старался создать ему приемлемые условия, для  лечения и спокойствия, при наплыве в палату, многочисленных посетителей.
Незаменимым помощником у Васита Вахидовича в сложных операциях с искусственным кровообращением был Н.И.Хан, с которым я часто беседовал на темы о современной жизни. Он делился успехами своего сына, который пошел в бизнес и создал крупный офис, под Ташкентом. Времена меняли жизнь на глазах. Частым гостем в доме Вахидовых был Артыков Балтабай, который любил делиться работой в Институте хирургии и с которым мы долго поддерживали дружбу.
Хотелось  бы хорошо отозваться и о других его учениках, которые стали впоследствии директорами, отпочковавшихся от Института хирургии отделений, превратившиеся, затем, в крупные медицинские институты и центры, но эти ребята были моложе меня, и я, уже, не мог быть с ними общаться просто, на дружественной ноге.
 В кругу медиков, с помощью доброжелателей к семье Васита Вахидовича,  встал на ноги и полюбил хирургию наш сын, Рашид. После успешного завершения ТашГОСМИ, он, под руководством Д.М.Н. Ф.Г.Назырова,  защитился на степень К.М.Н. и стал проводить самостоятельно операции в отделении хирургии печени и желчных путей, там, где, когда то, начинал свой путь Васит Вахидович. Однако, пути его в жизни, в силу сложившихся обстоятельств, слегка, изменились, в лучшую или в обратную сторону, покажет время.
 
         
                              Окружение семьи Вахидовых.

Если рассматривать старую интеллигенцию России, то можно заметить их открытое, доброе хлебосольство к окружающему миру. Они часто устраивали приемы, двери их домов постоянно были открыты для гостей и встречи гостей с хозяином, оставляли хорошую память, и, иногда, надежды на будущее. Жены великих композиторов, художников, писателей активно участвовали в организации этих мероприятий, пытались разнообразить досуг и создавали уют и доброжелательность для начинающих дарований. На глазах подрастающего поколения семьи, мелькали интересные и талантливые люди. Большие политики также не обходили эти общества, им  нужно было разгрузиться от, надсевшихся на них, забот и проблем, почувствовать себя равным, в окружающем мире.
Семья Вахидовых оказалась подобна этой старой русской интеллигенции. К этому располагало многое, и эрудиция семьи, их богатая библиотека на все виды искусства и науки, доброжелательность и способность приготовить вкусные блюда Любовь Егоровны и ее главной помощницы, Гули. Также, располагала обстановка в доме с большими комнатами и удобным выходом во двор-сад, где, под тенистыми деревьями располагался широкий айван. Все главные мероприятия клана Вахидовых и торжественные встречи гостей проводились в этом доме, и чаще всего, на традиционном, старом айване.
В советское время заработки были у всех строго ограничены, левые доходы преследовались, чему способствовал авторитет уважающих себя и других заслуженных республикой людей. Все надежды на организацию торжественных встреч ложились на домочадцев, и нам с Гулей, также, приходилось иногда крутиться в доме целый день, было интересно помогать готовить и чувствовалось в этом необходимость. Мне нравилось работать на воздухе, двор был в моих руках. Весной подрезали ветки, вскапывали почву под цветы и деревья, чинили и подкрашивали старый айван, прочищали трубы канализации во дворе. В нужный момент подключался Васит Вахидович. Гости, как всегда, после обильного застолья выходили вечером в сад и любовались тишиной и ухоженностью двора. Летом и осенью собирали фрукты, которые складывали в подвал, делали соки к столу, консервировали на запас и готовили двор к зиме.
Васит Вахидович, как я упоминал, часто организовывал конференции и симпозиумы медицинских работников, выводил республиканскую медицину на мировую арену. Своими прогрессивными взглядами и делами в Институте хирургии он привлекал многих медицинских светил страны и мира, которые после длительных заседаний желали ознакомиться с бытом и жизнью загадочного Востока. Они с большим удовольствием принимали приглашения Васита Вахидовича встретиться за ужином в его доме. И, как мне кажется, оставались довольными  встречей. На званые вечера Васит Вахидович, также, приглашал своих близких работников по институту и, иногда, как положено, медицинское руководство республики.
Встречи проходили в непринужденной обстановке, российские гости, не смотря на их положение, быстро переходили на дружественный лад,  и это позволяло вечеру проходить незаметно быстро и интересно. Мне трудно перечислить всех медицинских гостей вечера, но в памяти остались интересные беседы с министром здравоохранения СССР академиком Б.В.Петровским, который всегда поддерживал разговор очередным тостом. Были встречи и с директором Института сердечно сосудистой хирургии АМН Украины Н.М. Амосовым, который дарил очередную книгу Васиту Вахидовичу, академиком Р.С.Акчуриным, выходцем из наших краев, поднявшего на ноги Б.Н.Ельцина, а также, с другими светилами медицинской науки, которых я, просто, не запомнил.
На встречах были и политические деятели, руководители республики, которые лечились у Васита Вахидовича или просто были знакомы. Вспоминаются беседы с президентом республики Н.Мухитдиновым, с которым семья Вахидовых отдыхала в отпуске вместе, были приятные встречи с Ш.Р.Рашидовым, который завораживал и располагал к себе товарищеской беседой, с президентом Академии Наук республики И.М.Муминовым.  С Главным идеологом республики, одним из организаторов самолетостроительного факультета А.У. Салимовым, которого Васит Вахидович дважды вытаскивал с того света за операционным столом, мы встречались повсеместно, были встречи и с другими интересными людьми. Я не мог всех запомнить, ибо моя работа на заводе, с сугубо секретными работами,  побуждала меня к сдержанности, а также, постоянные связи с центральными ОКБ, и выезды отвлекали меня от повседневной жизни в республике. В кругу Васита Вахидовича, встречи с незнакомыми людьми,  несколько, снимала скованность, в общении и в поведении с ними.
Вспоминается такой случай. За столом, после общей, дружественной беседы, Ш.Р.Рашидов обратился ко мне с вопросов, почему я не член партии. Я привел слова К.Маркса, что "Коммунистом можно стать только тогда, когда обогатишь память  знанием тех богатств, которое выработало человечество". За столом наступила тишина, все ждали ответного удара и он мягко отпарировал -"Ну, если ты к 40 годам не обогатил себя знаниями...". За столом раздался смех, стало мне неловко. Так, каждые встречи проходили в подобной, дружественной непринужденной атмосфере и оставили хорошую память о присутствующих.  Однажды Шараф Рашидович за обедом у Васита Вахидовича произносил тосты в честь собравшейся молодежи, двух семей, и каждому предлагал какую либо, научную деятельность в будущем. Я выступил с вопросом, почему не предлагается политическая деятельность, в ответ он поморщился и произнес - "не советую этим заниматься". Видимо, нелегкое это занятие. Как говорят: - "Большая власть, это большое рабство".
Вспоминается и не совсем приятный случай в их кругу, когда я в пылу возбужденного состояния  согласился на спор с солидным, молодым товарищем, родственником Ш.Р.Рашидова, кто больше выпьет. После недолгой борьбы я не смог себя держать на ногах и Васит Вахидович, обняв меня за плечи, повел на кухню пить освежающий напиток. Я не ожидал, что он следил за нами и переживал за мое состояние. Для меня это стало отрезвляющим примером, на будущее. Встречи с Ш.Р.Рашидовым были не часты, они проходили и внутри дома Васита Вахидовича, иногда, во дворе, на айване, под ветвями фруктовых деревьев,  реже, на правительственной даче. В доме Вахидовых, своей неуемностью и общительностью, всех забавлял подрастающий, в семье,  Рашид. Он покорял двух дедушек и оба опекали его.
       Через Васита Вахидовича я познакомился с семьей Ш.Р.Рашидова. Дети Ш.Р.Рашидова, с которыми я вначале поддерживал хорошие отношения, начали свою творческую жизнрь в разных направлениях, в народном хозяйстве. Вначале, мы делились последними новостями науки и техники, однако политику, по возможности, избегали. Во время наших праздничных мероприятий, когда за столом собирались взрослые и молодежь двух семей, политические вопросы, по настоянию Ш.Р.Рашидова, не обсуждались. Он даже не рекомендовал молодежи идти в политику, видимо, чувствовал, сполна, на себе  эту сложную судьбу.
       На наших семейных встречах иногда присутствовала семья моей младшей сестры, Розы, часто приезжающая из г. Варшавы, погостить к нам, в г. Ташкент. Муж ее Казик, был родом из Польши, но прекрасно разговаривал на трех языках, в том числе на русском, ибо он окончил вместе со мной МАИ. Казик работал представителем польской авиакомпании ЛОТ в г. Москве и мог много интересного рассказать о солидарности народов демократических стран, среди которых он внедрял самолеты СССР, в том числе и самолеты нашего завода. Их дочь, Нигара, во время учебы в МГУ вышла замуж за американца, впоследствии, она помогла нам устроиться в Америке, рядом с собой. Солидарность близких  мне людей чувствовалось везде.
Мне приятно было беседовать с младшим братом Ш.Р.Рашидова Насыром, который работал в проектном институте и  разрабатывал многозвенные транспортные устройства. Им была выпущена монография и на базе этой книги защищена диссертация на степень Д.Т.Н., по составлению многозвенных прицепов к тракторам, позволяющим при транспортировке, в частности хлопка, иметь при одном тракторе не одну тележку, а пять-шесть, что обычно затруднялось при сложных разворотах в полевых условиях. Впоследствии, нам пришлось встречаться с родственниками Ш.Р.Рашидова, только, на проводах наших родителей в последний путь, проводы были, как бы, связующими звеньями наших семей в жизни.  Память о нашей прежней дружбе осталось только в нашем общении с младшей дочерью Светой, которая сохранила к нам доброжелательность до настоящего времени, где бы мы ни находились.
К слову, в последние годы моей работы на заводе мне пришлось участвовать в проектировании и установке вращающего флагштока на куполе здания "Олий Мажлис", расположенного в центре г. Ташкента. Мы занимались, в то время, проектированием и установкой куполов в городах Узбекистана.  Самый большой купол, по габаритам и флагшток,  по высоте, были установлены на этом здании. Однажды, в один день, флагшток перестал вращаться, перед нами встала дилемма, как спасти положение. Вертолетом мы сняли флагшток, поменяли подшипник на оси, осмотрели и смазали посадочные места флагштока. Затем вертолетом попытались посадить флагшток на место, однако возникший небольшой ветер усложнил работу и задержал, надолго, установку флагштока, все-таки, он был длиной около 15м. и весом в 1 тонну. Нелегко было загнать сварную трубу в узкое гнездо основания флагштока и посадить его на подшипники, с помощью вертолета.
Воспользовавшись паузой, между полетами вертолета, я решил пройтись по фойе здания "Олий Мажлис",  я бы, не смог в другое время посетить это прекрасное здание современного искусства, хотя приложил немало усилий для его процветания. Прогуливаясь по коридорам зала, я обнаружил табличку на двери кабинета с именем старшей дочери Ш.Р.Рашидова, с которой, как и с другими его родственниками,  мы, постепенно, перестали общаться. Взвесив все, я не решился зайти и пошел дальше. Судьбы членов семей складываются, не одинаково. Если наша семья сохранила хорошую дружбу и приятное воспоминание о.Ш.Р.Рашидове и о его младшей дочери  Светы, то, по стечению обстоятельств, с другими его детьми получилось отношение прохладнее, о чем приходится сожалеть, при составлении этих воспоминаний.
        В памяти остались воспоминания о встречах с сыном Ш.Р.Рашидове, Вове, как он просил себя называть. Мы, вместе с семьей Алишера и Светы, ездили в наше, «родовое имение» по детству, поселок ГЭС Кадырья, бродили по окрестностям поселка, зажатого двумя речками, купались там и загорали. Впоследствии, приходилось, коротко, встречаться с ним на общих, семейных мероприятиях, посвященных свадьбам и поминкам. Впечатление о нем сложилось доброе, хорошее, он не подчеркивал свой статус, вначале, хотя имел большие успехи в некоторых видах спорта, и не замыкался, впоследствии, когда судьба усложнила ему жизнь и он, по инерции, подвергся гонению. Но Вова не перестроился к новой жизни, чем потерял связь с обществом, он остался верен самому себе. Возможно, этот случай, когда человек отступает перед трудностями, оправдан самой жизнью.
        Васит Вахидович и Любовь Егоровна, почти, на все торжественные мероприятия, брали нас, меня и Гульсару с собой. Мы, как бы, дополняли их общество, вступали в разговор с молодежью и разнообразили общество взрослых. Это нам помогало расширять наш круг, в жизни, мы, потом, отдельно, организовывали молодежные встречи и выезды на торжественные мероприятия в городе и путешествия, за пределы республики. Наша квартира, также, была посещаема гостями и родственниками, что способствовала общему сближению, близких, по духу, людей, и, в то же время, вырабатывалось чувство солидарности старшего и младшего поколения.
        Однажды, мы, вчетвером, заняли отдельный стол в столичном ресторане, на свадьбе молодых людей, организованной их родителями, друзьями  и соратниками Васита Вахидовича. Рядом, за соседним столом расположилась знакомая нам семья, когда то, мы дружили, затем, отошли друг от друга, по известным причинам. С ни, мы, одновременно, готовились на степень КТН, однако, он пошел по политической линии, вырос до крупного административного деятеля республики. Я, как технический работник завода, защитился и продолжал проектировать и строить самолеты. Его жена, близкая подруга нашей Гули, еще, со школьной скамьи, также, под сенью мужа, добилась успеха в медицинском мире. Мы встретились взглядом, поздоровались, и я решил подойти к их столу, чтобы поздравить его, с очередным повышением.
       После двух – трех, наших, общих фраз, неожиданно, к его столу подсели два чиновника из правительственного аппарата и, взахлеб, стали славить его высочество, с любвеобильными тостами. Он оказался в их обаянии, отодвинулся от меня, и я оказался в изоляции, с мыслями, как поступить, или ждать их ухода, или встать и вернуться к своему столу, что, привело бы, к неловкому, моему положению. Вдруг, ко мне подошли Васит Вахидович и Любовь Егоровна и предложили идти домой, я растерялся, ведь, не прошло и с полчаса, с начало торжества, но понял, что это спасительный якорь, для моего положения. Они пожертвовали праздником, чтобы  помочь мне и мы, семьей, покинули свадьбу. Подобные благородные действия  я всегда чувствовал со стороны Васита Вахидовича.
      Другая памятная встреча произошла с моим товарищем по работе, у нас на даче, где, мы, Васит Вахидович  и я отдыхали, после удаления лишних, виноградных ветвей. Товарищ работал в другом отделе, имел, также, степень КТН, и это нас сближало, в некоторой степени. После некоторой беседы, с участием Васита Вахидовича, и  приглашения товарища посетить их участок, он вернулся к себе, его дача находилась рядом, с нами. После его ухода, Васит Вахидович посоветовал быть осторожным с ним, он ему показался, несколько, скользким. Я не придал этому значения и через полгода, когда товарищ выдвинулся на руководящую работу, я попал в переплет, устроенный им. Позже мы, совсем, расстались.
      В наших торжествах участвовал, иногда, и муж моей сестры Казик Ржемек, наш ровесник, польской национальности, который вместе со мной окончил Московский авиационный институт, увез сестру, Розу, из Москвы в Варшаву и, они, почти каждый год приезжали к нам, в гости, вместе с детьми. Он боготворил Васита Вахидовича и помогал нам работать во дворе и на даче.  Хотелось упомянуть, что благодаря стараниям К.Ржемек советские самолеты заполнили воздушные линии Восточной Европы, оттеснив западные летательные аппараты. Он возглавлял представительство польской авиакомпании ЛОТ и смог убедить другие демократические страны в необходимости приобретения самолетов советского производства.
       Наиболее часто на торжествах, организованных Васитом Вахидовичем, я видел Р.А.Каценовича, директора Научно-Исследовательского института кардиологии. Рафаель Александрович часто приезжал с женой и матерью, азербайджанке по национальности.  Нам было интересно проводить время в их приятном обществе. Все семейные торжества, свадьбы детей и внуков, при жизни, Васит Вахидович проводил с ними. Последний раз  мы встретились с ним в Америке, во Флориде, где он провел свои, последние годы. На память, мы сфотографировались вместе.
       Васит Вахидович, часто с семьей, приезжал к моим родителям в поселок ГЭС Кадырья, под Ташкентом, где вместе отмечали дни рождения и другие праздники. Когда заболевали наши дети, которые воспитывались некоторое время на Кадырье, Васит Вахидович привозил знакомых специалистов в области медицины данного профиля. Выстраивалась группа машин. Все это оставалось, не незамеченным, для жителей поселка. В последние годы руководство гидростанции вышло с ходатайством перед Министерством энергетики республики о присвоении моим родителям звания Заслуженных пенсионеров Союзного значения. Вдруг, вспомнили, что отец был первым директором первой, единственной гидростанции в Средней Азии в г.Ташкенте, построенной по плану ГОЭЛРО, который был утвержден, еще, В.И.Лениным, а также то, что отец строил и возглавлял затем, на каскаде реки Боз-Су, ответвление от реки Чирчик, еще 14 гидростанций, которые сыграли большую роль, в первые годы становления Советской власти, в Узбекистане.
       Моя мать, после окончания Оренбургского педагогического института, приехала в г.Ташкент, где познакомилась с отцом. Она боролась в республике с ношением паранджи, где много было опасных, для нее, ситуаций, возглавляла первый интернациональный детдом в г.Ташкенте, в который отдавали своих детей, даже, руководители республики, ради познания русского языка и интернационального воспитания, за что она была отмечена правительством страны и принимала награду из рук М.И.Калинина. Они оба, честно, работали на благо родины, сначала в г.Ташкенте, затем обосновались в поселке Кадырья, при строящимся ГЭС, почти, одновременно, вышли на пенсию и посвятили внимание воспитанию детей и внуков.
Интересным моментом в жизни родителей была организация их «золотой свадьбы», при инициативе Васита Вахидовича.
       Руководство поселка ГЭС Кадырья, незамедлительно, откликнулось на его просьбу провести это мероприятие. Перед нашим домом были расставлены столы и приглашены, почти, все старожилы поселка, которые, со времен войны, посвятили свою жизнь гидроэнергетике республики. «Золотую свадьбу» старались организовать неожиданно, для моих родителей. В центре усадили растерявшихся родителей, открытие и торжественную речь взял на себя директор поселка. Было потешно, когда, кто то, из молодых, стал кричать «горько», родители после многих лет успокоения, поцеловались и смутились. Мероприятие прошло торжественно и памятно.   Благодаря Васиту Вахидовичу, я проводил, здесь, в последний путь, своих родителей, причем, он приезжал со свитой, и этим проявил доброе участие в организации похорон.
       Хотелось бы остановиться на библиотеке В.В.Вахидова, в доме, на улице Шпилькова. Где бы, я не был, в командировках, в гостях, на отдыхе, я, в первую очередь, посещал книжные магазины и часами проводил там время. Мне нравилось перебирать и покупать фолианты биографий знаменитых деятелей, занятых в области авиации, а также, в политической деятельности. Моя библиотека, которую я потерял при переезде, насчитывала, свыше тысячи, уникальных книг. Кабинет В.В.Вахидова был для меня святым местом, он сумел собрать не менее уникальные книги, которые я не смог приобрести, при моих возможностях. По книгам, можно определить интересы и желания хозяина и я, с большим удовольствием изучал аккуратно расставленные книги на полках, вделанных в стену, застекленных  шкафов кабинета.
       Большое место отводилось, модному, в то время, Всемирной литературе,  комплекту  из 100 книг, трудов наиболее знаменитых людей мира. Они были оформлены в специальные переплеты и украшали любой кабинет, однако достать их, не каждому предоставлялось возможным. На их изучение я, в основном, тратил свой досуг. Другие полки шкафов заполняли книги по медицине и другим наукам, которые раскрывали интересы В.В.Вахидова. Было обращено внимание на большое собрание трудов по осколочным, пулевым и другим, рванным ранам, что объясняло  его профессию, когда он служил на границе и занимался полным курсом лечения больных и раненных. Часть книг было освящено коневодству и собаководству.
      В.В.Вахидов объезжал заставы на лошади, с собакой, по горным тропинкам Тянь Шаня.  Этим, видимо, он сохранил интересы к ним, в доме семья долго держала собаку. Также, было много книг, посвященных растениям Средней Азии. Двор его дома мог удивить многих гостей уникальными кустами роз и разнообразными, фруктовыми деревьями.
      Библиотека постоянно пополнялась новыми книгами знаменательных людей, начиная с биографии Бабура и Абу али Сина, которому В.В.Вахидов посвятил свои сочинения и кончая автобиографии полководца Г.К.Жукова и других деятелей Советской армии. Здесь, же было много книг с дарственными надписями известных писателей, режиссеров, художников и, более всего, деятелей медицины, которые посещали дом и, с удовольствием, дарили свои творения.   
      Благодаря, библиотеке В.В.Вахидова я смог ознакомиться с жизнью знаменитых  хирургов СССР, таких, как Мешалкина, Юдина, Федорова, Вишневского, Амосова, Петровского и многих других, всех не перечислить, по памяти. Часть из них были с пожеланиями авторов.
Историю Узбекистана Васит Вахидович знал в совершенстве, и мне приходилось, по ряду вопросов, консультироваться с ним. В тумбочках его стола лежали его последние труды, он в последние годы стал уделять внимание истории края и биографиям древних мыслителей. Он отказывался от подарков, подчеркивая этим, свою независимость и принципиальность, чем обеднил, впоследствии, сувенирами музей, при Министерстве здравоохранения, который мы организовали,  при согласии директора музея Ариповой Х.Ш., почитательницы В.В.Вахидова.  Его бюст, вылепленный благодарным учеником их Каракалпакии, был найден вне дома и выставлен на видном месте музея, а фильм, посвященный его деятельности, сделанный его почитателем, хранится в нашей семье.
 

                                Авиационный завод.

Филиал Киевского ОКБ им. О.К.Антонова, где я начал работать конструктором и, затем, начальником КБ, после прибытия из г.Киева, находился на территории Ташкентского авиационного завода (ТАПОиЧ). В то время, время «холодной войны», в силу повышенной секретности, не принято было, говорить и писать в открытой печати о заводе. Это касалось, в первую очередь, нашего ОКБ, проектирующие секретные темы. Все справочники, различные проспекты и путеводители не упоминали о заводе, хотя, по заводским источникам, он давал до 40 процентов прибыли городу. Если спрашивали, то отвечал, что работаю на заводе. Местная молодежь республики, особенно из интеллигентного сословия, не рвалась на завод, там, в основном, преобладало русскоязычное население, приехавшее из центральных районов страны. Не слишком высокой зарплатой и строгой дисциплиной завод, не очень, привлекал местную творческую молодежь.
При знакомстве с Гулей, своей будущей женой, я был уверен в себе. Я мог часами рассказывать о книгах, картинах, художниках и писателей, и, как мне кажется, не был скучным. С другой стороны, меня интересовало, как отнесутся ко мне ее родители, которые должны делиться среди своих знакомых и родственников о женихе своей единственной дочери, тем более, что я был старше ее на 10 лет. По принятому мусульманскому обычаю родители не общаются, с будущим зятем, до женитьбы. Мне нравилось проводить время с Гулей, мы встречались, раза, два-три, в неделю, гуляли по улицам города, наша дружба продолжалась два с половиной года. Она занималась в Ташкентском Медицинском институте, была еще молода и под влиянием, видимо, родственников, не торопилась замуж. Родственники присматривались ко мне, организуя небольшие встречи молодежи. Я делаю выводы потому, что после нашей свадьбы сразу пошли свадьбы племянников и племянниц из многочисленного клана Вахидовых. Мы, своей свадьбой, развязали им руки в свободном выборе будущих супруг.
Семья Васита Вахидовича выдвинулась среди семей 4х братьев своим положением, к ней относились и с уважением и с некоторым предубеждением, принятым в среде близких семей, с разными женами и снохами. Васиту Вахидовичу предстояло принять решение по поводу будущей жизни дочери и этим высказать свои демократические взгляды на устройство будущего своих детей. Как было упомянуто, среди его близких родственников оказались и те, которые не совсем были довольны его решением и демократичностью, поскольку они еще в детстве, своих детей, успели условно переженить между собой, и ждали только их возмужания. Решением Васити Вахидовича и нашей свадьбой все было нарушено, что вызвало их неудовольствие. Это сопровождалось  ими, дежурствами, в первую брачную ночь у постели молодоженов, разными слухами и прочими атрибутами местного менталитета. Многое я не знал и, иногда, ставил своих, близких родственников в неудобное положение.
Свадьба наша прошла дважды, вначале у них, в недостроенном доме, где с моей стороны присутствовали мои сотрудники, по заводу, затем, у нас в поселке Кадырья  ГЭС (гидростанция), где жила моя семья. Мои родственники освободили меня от хлопот, связанных с проведением свадьбы. Семьи наши познакомились и остались довольны свадьбами и сватами. Видимо, уже хорошо узнали друг о друге. К женитьбе, я не допускал каких либо условий и мог нарушить наши связи, если бы, где то, было уронено мое достоинство, в наших отношениях. Но этого не произошло, наоборот я был принят в семью на равных, мало того, Васит Вахидович, с первого дня нашей совместной жизни, опекал меня своим вниманием. Это определило мои отношения к нему до конца жизни. Когда мы гостили у них, то утром мы вместе завтракали за одним столом и вместе шли на работу, до трамвая. Впоследствии, когда была выделена ему машина, он уезжал, позже моего ухода, на работу.
Общей темой нашего разговора была моя работа на заводе, я начинал свою карьеру авиаконструктором в ОКБ, и передо мной было много интересных вопросов. В то время, на заводе, я встречался с О.К. Антоновым, Генеральным Конструктором ОКБ. Благодаря личному общению с ним, я оказался в г.Киеве после окончания МАИ, а также, в г.Ташкенте, выехал в числе первых, из г.Киева, при организации филиала ОКБ им. О.К.Антонова. Тем для разговора было много, и я любил делиться, и чувствовать понимание моих интересов. Что либо, повлиять в моей жизни Васит Вахидович не мог, завод держался независимо от руководства республики и общественности, однако посоветовать, не навязывая своего желания, он допускал, в наших встречах.
В частности, он посоветовал мне начать работать и защищаться на соискание степени Кандидата Технических Наук, хотя на заводе это не очень поощрялось, на 50 тысяч работников завода было около 10 кандидатов, причем, не авиационного профиля. Отличившихся работников, обычно, приглашали на более ответственные работы, в республике. Благодаря его моральной поддержки мне пришлось пройти через все муки ада местной защиты, а также  повторной защиты и утверждения диссертации в г.Москве, на заседании Высшей Аттестационной Комиссии, после того как возникли препятствия от недовольных, местных, черных оппонентов, не связанных с моей темой. Видимо, это удел всех, вырывающихся вперед, из обычной, будничной жизни, при нашем менталитете.
Как упоминалось ранее, в кругу семьи Васита Вахидовича мне пришлось участвовать в традиционном отчете о проделанной работе, при каждой встрече Нового года. Каждый из присутствующих, в том числе и он сам, рассказывал, что он достиг за прошедший год и показывал свои достижения в виде наград или написанных трудов. Это, невольно, подстегивало меня в сознании необходимости работы над собой, и оценивать свои достижения в сравнении с другими членами семьи. Мне казалось, что я не отставал от них, я представлял свои статьи, книги, изобретения и награды завода, и гордился тем, что мною были довольны.
Васит Вахидович воспринял моих сотрудников, по работе, как своих друзей, начиная, с времен свадьбы. Я познакомил его с руководством нашего филиала ОКБ им. О.К.Антонова, которые, впоследствии, виделись с ним на наших, совместных мероприятиях. Среди них был начальник филиала П.В.Балабуев, впоследствии, Генеральный Конструктор  ОКБ им. О.К.Антонова, зам. Начальника филиала Х.Г.Сарымсаков, впоследствии, Д.Т.Н., заведующий кафедрой самолетостроения в Ташкентском авиационном институте, последний киевлянин, зам. руководителя филиала Я.Н.Приходько, с которым мы приехали из г.Киева и жили, вначале, в отдельном общежитии, были и другие работники. С некоторыми из них, я проработал 40 лет в ОКБ им. О.К. Антонова и на ТАПОиЧ, они помогли мне стать полноценным авиаконструктором.
         Особенно, мы сдружились, семьями, с близким учеником О.К.Антонова, начальником филиала Н.А.Погореловым, пробывшим, недолго, в Ташкенте, но оставившим добрую память, в нашей дружбе. Он, своей неутомимостью, часто организовывал выезды за город, кататься на лыжах в Чимган или купаться на Чирчик. Их семья посещала и нашу вотчину, поселок ГЭС Кадырья. Сохранились фотографии наших поездок и память о проектировании, под его руководством, вертикально взлетающего транспортного самолета. Впоследствии, его назначили заместителем Генерального Конструктора ОКБ гидросамолетов Р.Л.Бартини, с которым они создали противолодочную амфибию вертикального взлета, в г.Таганроге. Н.А.Погорелов был назначен руководителем ОКБ, после ухода из жизни Генерального Конструктора В.Н.Бирюлина.
Васита Вахидовича я дважды видел на территории завода. Возможно, он был чаще, но меня не посвящал в эти поездки, видимо, они были деловые и интереса не вызывали. Первый раз я увидел его во главе делегации медицинских работников  во время Всесоюзной конференции хирургов в г.Ташкенте. Васит Вахидович вместе с Б.В.Петровским, академиком Российской академии наук (РАМН) и хирургами разных стран шли по территории завода мимо наших самолетов, стоящих на постаменте. Их фотографировал мой товарищ, который по моей просьбе сделал фотографии и для меня.
       Второй раз я присутствовал на торжественной церемонии по случаю открытия на заводе нового медицинского корпуса и хирургического отделения. Медсанчасть завода обслуживалась более 2000и работниками и представляла большую силу в деле повышения здоровья работников завода. Здесь было свыше 500 высококвалифицированных врачей. До настоящего времени, они считаются с Институтом хирургии им. академика В.В.Вахидова, и не обходятся без консультаций и встреч, в части оборудования кабинетов и организации хирургических операций, для заводчан.
В Институте хирургии, в кабинете у Васита Вахидовича, нам пришлось консультироваться  при проектировании и постройки  лаборатории "Скальпель" -хирургического госпиталя на базе самолета ИЛ-76МД. Для конструкторов были сложны вопросы размещения оборудования в хирургическом модуле, а также обеспечения системы кондиционирования. Заказы на подобную лабораторию было получено из г.Москвы от Главного хирурга города Ю.Г.Шапошникова  (второго мужа космонавта В.Терешковой), который  испытал самолет-лабораторию в Афганской войне и оставил хороший отзыв о проделанной нами, работе.
 Ю.Г.Шапошников подробно рассказывал нам о проведенных операциях в Афганистане, советовал нам дополнить медицинское оборудование в самолете. Возвращаясь с Афганистана, он заезжал на завод и собирал нас, конструкторов, на собеседование. Был построен самолет «Скальпель» и, частично, второй "Айболит", где было добавлено детское отделение. Самолет «Скальпель»  активно использовался, как летающий госпиталь, во время спасения пострадавших при землетрясении в Спитаке (Армения) и в других горячих точках Советского Союза.
Лаборатория "Скальпель" представляет собой летающий госпиталь, состоящий из трех отдельных помещений-модулей, а именно: операционного, реанимационного и модуля для интенсивной терапии. Все три модуля опираются на мягкие основания, соединены между собой герметическими проходами и обеспечиваются обогревом и кондиционированием воздуха. В модуле интенсивной терапии расположены трехъярусные, навесные носилки для раненных и больных.  Операции, возможно, было производить в самолете или в безопасной зоне, после выкатки модулей и организации дополнительных помещений в виде палаток.
При  оборудовании модулей, а также обеспечения необходимых условий для раненных, возникало немало вопросов, и нам приходилось постоянно консультироваться с Васитом Вахидовичем, а иногда, ходить с ним по этажам Института хирургии. Что было удивительно, Васит Вахидович знал все вопросы института и мог объяснить, даже, работу системы кондиционирования до мелочей. Он строил институт не наездом, а активным своим участием. Его помощь в проектировании и строительстве лаборатории "Скальпель" было отражено, с благодарностью, в местной печати города Ташкента, эта заметка хранится в Музее здравоохранения республики.
Интерес Васита Вахидовича к авиации и участие к работе медсанчасти завода позволили  расширить круг его окружения. Многие из работников, стали интересоваться его жизнью, непосредственно, у меня, что мне, весьма, льстило. Он доверился моей работе и нашим работникам, и я пытаюсь это объяснить тем, что последующие свадьбы двух его племянниц, которые жили у него и кончили ТАШМИ, вышли замуж за моих товарищей, работников завода. Организацию их свадеб он взял на себя. Их мужья стали частыми гостями в семье В.В.Вахидова.
Вспоминается памятный случай, связанный со сложной и дорогостоящей операцией на сердце, проведенной Васитом Вахидовичем, одному из старейших руководителей ТАПОиЧ. Ко мне обратилось руководство завода спасти жизнь начальнику производства завода, перенесшего инфаркт миокардия. Я был мало знаком с ним, однако пообещал сделать все возможное, чтобы помочь ему. Васит Вахидович провел обследование больного и сделал ему операцию на сердце, с вживлением, под кожу, внедряемых, в то время, батареек иностранного производства, с выходом через провода на сердце. Находясь в Америке, я узнал, что подобная операция стоит пациенту несколько десятков тысяч долларов.
В это время на завод приехала большая делегация из ОКБ им. О.К.Антонова, во главе, с его Генеральным Конструктором П.В.Балабуевым, которого, я вместе с Генеральным Конструктором О.К.Антоновым считал его своим учителем. Если О.К.Антонов,  своим вниманием, помог мне стать в г.Киеве конструктором, то П.В.Балабуев, будучи начальником филиала ОКБ им. О.К.Антонова в г.Ташкенте, помог мне возглавить самый, ответственный участок ОКБ по проектированию самолетных конструкций, где проработал свыше 25 лет, вплоть, до выхода на пенсию. Им я также обязан тем, что при защите на степень К.Т.Н. они, как руководители головной организации, помогли мне материалами и вниманием.
Причиной приезда делегации из ОКБ им. О.К.Антонова была проста. Они хотели возобновить производство легендарного самолета Ан-12 на заводе. Этот, неприхотливый, грузовой самолет, который изготавливался у нас, на заводе, в 1959г.-1965г., смог завоевать рынок, в 20и с лишним, странах мира и вывести СССР в передовую державу в самолетостроении. Его прекратили перед выпуском следующего, более крупного самолета Ан-22, затем, грузового самолета Ил-76, производства ОКБ им. С.В.Ильюшина. В мире самолетостроения  снова стал напрашиваться, более надежный, недорогой самолет Ан-12, ибо, нишу в рынке сбыта занял американский самолет С-130.
П.В.Балабуев, зная значимость моей работы на ТАПОиЧ, и влияния на руководство завода, попросил помочь, внедрению на заводе, хорошо мне, знакомого самолета. Мы составили докладную на имя директора завода В.Н.Журавлева и провели ряд встреч, с руководством завода. Однако, после его консультации с г.Москвой, проект повторного внедрения самолета Ан-12, был отклонен, по разными, несущественным причинам. Я был озадачен, ибо, был уверен, в свои возможности, и было, неловко, перед киевлянами, за неудачное решение. Позже, я узнал, что здесь была замешана политика г.Москвы, также, как мой рост, на заводе. Как говорят: - «Выше головы не прыгнешь».
Одна из, не совсем, приятных участий Васита Вахидовича в работе завода, является встреча нашего коллектива с Л.И.Брежневым. За давностью случая можно немного поделиться. Ждали приезда Л.И.Брежнева на завод, для чего был приготовлен сборочный цех, где готовые транспортные самолеты Ил-76 приоткрыли грузовые люки и готовы были закатить военную технику. Однако, приезд был отменен и все руководство завода покинуло цех. Но перед концом рабочего дня, когда народ заполнил главные аллеи завода, вдруг появляется группа машин, во главе с Генеральным секретарем. Народ беспорядочно обступил делегацию, ибо дежурных рядом не оказалось. Много народа залезло на стоящие рядом стремянки, не обратив никакого внимание, на надписи, на ограничения их грузоподъемности. Во время прохода делегации между стапелями, одна из стремянок от однобокой нагрузки подломилась и народ, как орехи, посыпались на проходящую внизу делегацию. Л.И.Брежнев упал на руку, помощники с трудом оттащили пострадавших и любопытных, и отвезли руководителя страны в правительственный стационар, который курировал Васит Вахидович.
Был уже вечер и Васит Вахидович  успел захватить с собой Адыла, многообещающего хирурга института. Они сделали рентген повредившегося плеча, была обнаружена трещина в ключице, провели перевязку предплечья и подправили повредившиеся ухо. После соответствующего лечения, на следующий день, во время очередного выступления с трибуны, Л.И.Брежнев поднимал не правую руку, а левую. Все вроде прошло, однако, нашему директору завода стали оказывать холодный прием во время посещения его г.Москвы, а нас, участников встречи, проверили на лояльность, всем, нам, дежурившим в цехе, понемногу досталось. Наш директор завода В.Н.Сивец очень переживал, хотя с него были сняты все претензии, позже он заболел, и через некоторое время его не стало.
Васит Вахидович был предан авиации не меньше, чем я. Ему часто, приходилось выезжать, в дальние районы, на самолетах санитарной авиации. Среди многих сувениров, которые преподносили ему в юбилейные годы, мне понравился макет санитарного самолета Ан-2, с приложением металлической пластинки,  с дарственной надписью коллектива эксплуатационников этого, неприхотливого самолета. Сувенир был передан в Музей здравоохранения республики, вместе с сохранившимися сувенирами и другими, памятными материалами.


                           Дача.

Попав в семью Васита Вахидовича, я продолжал заниматься садоводством во дворе их дома, сохранив свою привычку с детства, когда мы жили в поселке Кадырья, при гидростанции, где во время войны и позже занимались сельским хозяйством. Мне нравилось копаться в земле, и я приводил в порядок их двор, на улице Шпилькова, каждую весну и лето. Во дворе было несколько фруктовых деревьев, что позволяло на зиму заготавливать фрукты и консервировать варенье, и яблочные соки. Под развесистой вишней устанавливали айван, где по вечерам собиралась семья и гости. Но этого было недостаточно, двор был небольшой, хотелось развернуться на большее.
В 70ые годы по республике, в том числе и у нас, на заводе, стали выделять участки под строительство дачных домов. Начался бум строительства. В душе каждого дачника возникали грандиозные планы по строительству своего участка, об этом шли разговоры на работе, на улице, дома. Мне выделили участок на месте заброшенной поймы (сая)  в одном из заводских товариществ в Паркентском районе. Район этот славился тем, что он находился в ложбине двух отрогов гор и поток воздуха с заснеженных вершин охлаждал ложбину. Температура воздуха была здесь на 4-5 градусов ниже, чем в других сельских районах республики.
        Летом здесь было прохладно, почему и облюбовали этот район все руководство нашего завода. Они помогли мне организовать привоз земли и очистить участок от больших камней. Но на строительство дома у меня не хватило духа, и я пригласил Васит Вахидовича на участок, решить эти проблемы. Я вспомнил по рассказам членов его семьи, как он, в трудное время учебы в аспирантуре и работы в Мединституте, живя с семьей, построил красивый дом на улице Шпилькова. В этом доме, еще не готовом, совершилось первое торжество, мы справили нашу свадьбу Видимо, существует в людях особый дар в этом деле.
На месте участка, после моих объяснений в затруднении строительства, он  помолчал, потом предложил подумать над своим вариантом, а именно, отказаться от этого участка, и совместно начать строить дачу в товариществе "Фан" (наука), в поселке Улугбек, где был выделен массив для строительства дачных домов ученым Узбекистана. Возможно, он понимал, что поддержка близких ему людей, никогда не помешает, в этом, я смог, позже, убедиться. Мне пришлось согласиться, выбора не было. В поселке Улугбек распределение участков было завершено, и нам пришлось согласиться на худшее, строиться на вершине холма, там же начали распределять незаполненную землю, по кругу холма, другим, опоздавшим дачникам.
История освоения этого массива интересна. Здесь, еще, в царские времена провели канал «Зах», освоив много, ниже лежащих земель, для дехкан возрождающейся страны. Массив, ограниченный опоясавшимся каналом, долгое время не использовался для нужд сельского хозяйства, он был, выше окружающих его земель, необходимо было поднимать воду, на что не решались живущие, здесь дехкане. Сюда не поднимались даже пастухи со стадами, шли всякие слухи о массиве и, особенно, о холме, который достался нам и опоздавшим. 
Основная задача для освоения высокого участка - это провести воду. Достаточно было Васиту Вахидовичу обратиться к правлению товарищества "Фан" с просьбой, как откликались сразу. Его все знали и старались идти навстречу. Провели трубу, большого диаметра, прямо к нашему участку и вода полилась рекой. Первые годы строительства дома проблем с водой почти не было. Нам удавалось не только поливать фруктовые деревья, но и наполнять водой бассейн. Дом был выстроен небольшой, на три комнатки, но поскольку он стоял почти на холме, его видно было издали. Сиди и радуйся виду, с холма.
Строительство дома провели быстро, "хашаром", каждый родственник, считал за честь, помочь Васиту Вахидовичу. Наиболее ответственные участки в строительстве дома брал на себя муж двоюродной сестры Гули, мой друг и соратник по заводу В.Кривобоков, который с унаследованным талантом в строительстве, от родителей, немецких переселенцев, поднял крышу дома и установил двери. Муж другой сестры, А.Ахмедов, экономист по образованию, подгонял окна. Много сделал и Адыл, но, к сожалению, неожиданно получил травму, ударившись головой о металлическую балку. Эта травма напоминала о себе, впоследствии. Помогали в строительстве, также, мои и Адыла друзья. Во время строительства дачи, Васит Вахидович вникал во все дела, даже посадка фруктовых деревьев не обходилась без его участия. Дети наши шли по пятам его желаний и выполняли любую порученную им работу.
Встала необходимость иметь машину и всей семьей нам удалось приобрести машину "Жигули". Мне пришлось сдать на права, но неумелое вождение бросалось в глаза, и часто, нас, по дороге на дачу, останавливала милиция. Васит Вахидович выходил первым и после некоторых объяснений, нас отпускали. Видимо, его обаяние действовало на милицию, а меня радовало, что он не боится рисковать ездить со мной. Впоследствии, управление машиной занялась Гуля, затем, Рашид.
После перестройки, которая, болезненно, отразилась на научных кадрах,  дачный участок стал переходить из рук работников Академии Наук к бизнесменам. Дикие законы дачных поселений начали действовать и здесь. Урожаи снимались, уже, другими людьми, заборы не спасали. Воду стали давать с перебоями, нужно было нести бутылку водки, с собой, для механиков, обслуживающие насосы. Обидно было другое, к нашей трубе было приварено около сотни насадок, поливающие день и ночь, разросшиеся участки вдоль трубы, вода до нас, почти, не доходила. От нашего участка, в наше отсутствие, стали откалывать куски соседние участники и строить высокие заборы, спорить не решались.
К нашему состоянию примешалась и мистика. Как то, весной, работая, около дома, я отпрянул в сторону от двух больших, сплетающихся в клубок, гадюк, которые, в любовном экстазе, не обращая никакого внимание, катились в мою сторону. Первой реакцией был удар лопатой, за что я потом пожалел. Я повредил одну гадюку, и согласно, преданиям, ждал возмездие. Через день, в воскресенье приехала вся семья и мы, приготовив обед, расположились за столом, в комнате дома. Неожиданно, кто - то крикнул: - «Змея!», мы увидели гадюку под столом. Все, вокруг забегали, и гадюка скрылась в щели комнаты. Был введен карантин на несколько недель, после чего возобновилось посещение дачи. Змеи, издавна, считаются мудрыми животными, охраняющие покой предков, и обижать их не рекомендуется. 
        Старые знакомые Васита Вахидовича, постепенно, продавали свои  насиженные места, они были беспомощны, что либо, изменить. Если, в первые, годы подъема дачных поселков, мы ходили в гости друг к другу, показывая свои достижения, то теперь каждый выживал, по своему. Кому то, при продаже участка удавалось выручить свои деньги, многие отдавали за бесценок. Рядом с нами на холме начали подниматься другие  дома, уже не работников Академии Наук, они уже перекраивали трубу, по-своему. Воды стало не хватать. Потихоньку стали высыхать деревья. Мы приезжали, чтобы успеть собрать остатки урожая фруктов.
Что то, стало происходить и с нашим домом, на холме. Угол дома стал опускаться, по стенам пошли трещины. Предположили, что возможно вода из бассейна подтекает под дом. Но бассейн редко заполняли, а после этого случая, вообще, не стали его заполнять, дно бассейна мы переделали заново. Соседние дома на холме также начали трещать и через некоторое время опустели. Потихоньку их стали разбирать, на слом, другие дачники. Холм зашевелился. Стали искать причину такого хаоса, оценивали ситуацию. Меня охватила паника, поверил в мистику. Стал замечать и другие факторы, а именно, родственники и знакомые ребята Адыла, работавшие с нами на даче стали покидать мир, раньше времени. Сам, Адыл, начал страдать головными болями, после того, как ударился, нечаянно, головой о выступающую балку дома, голова была рассечена, до крови.
        Васит Вахидович пригласил знакомых архитекторов, они осмотрели трещины, обошли холм, источники воды, подтеков воды нигде, не было обнаружено. Предложили залить угол дома бетоном и срубить небольшие деревья рядом с домом. Мы сделали это, и дополнительно, обхватили дом стальными прутьями, но дом продолжал трещать, как то, по особому, летом, трещины, тянущиеся с потолка до пола, расширялись, до толщины руки, зимой сходились, оставляя страшные следы. Стяжки держались на пределе. Пошли слухи: - "кого-то, на холме разбудили".
       Васит Вахидович ходил угрюмый, за его спиной был большой опыт строительства, но здесь, что то, не было учтено. Наш дом еще держался на стяжках, в соседних домах, на холме, уже не было дверей, окон, полов, хозяйничали совы, вечером  было страшно оставаться. Мы стали меньше ездить и, в последние годы, когда родителей, уже, не было, мне приходилось только пилить высохшие деревья, чтобы сохранить, какой то, вид, остатка сада. Воду для питья, я привозил с собой. Продана дача была за бесценок.
Чтобы закончить повествование на оптимистической ноте, поделюсь, что в настоящее время  дачный поселок "Фан" разросся новыми домами и красивыми садами. Хорошо застраивались участки вдоль реки, с видом на фермерские поля. Бизнесмены скупали сразу по несколько участков, объединяли их и окружали высокими заборами. Внутри делали большие бассейны, обложенные мрамором, и закрытые гаражи. Некоторые дачи стали сдаваться иностранцам на лето. Летние банкеты организовывали под музыку, которую можно было слышать, издалека, всю ночь. Видимо, и наш холм достался кому то, который, смог бы, протянуть новую трубу и оживить это место. Он красиво смотрится издалека. Новые времена, новые люди.
Хотелось бы отметить и добрую память о даче, она, в течение 15и лет, занимала наши умы и силы. В хорошие времена, готовились к поездке на дачу, за два дня,  и, после трудовой субботы или воскресенья, привозили, на себе, фрукты, на целую неделю. Васит Вахидович, в добрые времена, не стеснялся приглашать на дачу друзей и родственников, где готовили плов и накрывали стол деликатесами собственного урожая. Собиралось до несколько десятка гостей. Их удивляли виноградные лозы, длиной до 20м., которые опоясывали арку, из железных прутьев, занимая по площади, половина участка. Виноград, различных сортов, свисали вниз, большими гроздьями. Фруктовые деревья были выбраны разных сортов и удивляли гостей своими урожаями. Даже, после ночных налетов, нам оставалось, не мало. Но, это все, было при Васите Вахидовиче, после него, как упоминалось, начался закат нашего садоводства.


                          Последние годы.

Возраст делает свое дело, но большим фактором в нарушении уклада жизни является  внешние обстоятельства. Васит Вахидович боролся с наступающей старостью, и внешне, не было заметно, что он сдает позиции. Утром он занимался во дворе с небольшими гантелями, резиновой грушей, а вечером, вместе с Любовь Егоровной ходили пешком вдоль набережной реки Анхор. К ним часто присоединялся сосед, работник медицины. Однажды я спросил, что дает ему резиновая груша и гантели, и он поделился, что развитие пальцев необходима хирургу, как воздух, он показал, как иногда, во время операции, необходимо раздвинуть ребра и массажировать пальцами сердце. Для меня это было удивительно, работа хирурга, где нужна не только ювелирная работа в аккуратном отсечении лишнего, но сила и терпение,  при их, многочасовом простаивании, за операционным столом.
Помимо своей директорской должности в кабинете Института хирургии, он почти каждый день делал сложные операции на сердце и легких. К нему старались попасть на операцию, и он, не вправе был, им отказать. Причем, он строго следил за тем, чтобы не было никаких подарков и предоплаты, при мне им были уволены некоторые сотрудники, за взятки от больных. Его уважали и боялись. Не в пример нашим заводским условиям, я никогда не слышал его повышенного тона в разговоре, хотя поводов для этого было предостаточно. Однажды, например, при посещении нашего дома высокого гостя, я, открывая бутылку с шампанским, нечаянно облил пенистым вином  гостей. После провода их, Васит Вахидович, тихо спросил меня - "что теперь будем делать?" Я предложил все это забыть, и мы к этому больше не возвращались.
У него шел возраст, когда на его глазах покидают этот мир близкие друзья и соратники. Каждому хотелось, надеется, на что то, и многие искали его помощь, участие. К этому времени он похоронил всех своих братьев и сватов, в том числе, с большими почестями, и моих родителей. Ему необходимо было держаться крепко на ногах, ночные вызовы были непрерывны. На моих глазах он срочно выехал из дома в Институт хирургии на операцию президента Афганистана Нур Мухамед Тараки, который позже  погиб от рук Х.Амина, и этим началась Афганская компания. Он срочно выехал к писателю Узбекистана Айбеку, когда вечером позвонила его жена. Когда упал Л.И.Брежнев у нас на заводе, то привезли его, на лечение, к  Васиту Вахидовичу, он, вместе с Адылом, провел рентгеноскопию, сделал ему жесткую перевязку плеча и дежурил там до утра. Я не могу многое знать, но в присутствии нас, редко мы видели его отдыхающим в доме.
Как упоминалось ранее, дети старались не отставать, по профессии, выбранными ими и посвятивших себя, служению в медицине, подобно В.В.Вахидову. Адыл, после защиты на степень ДМН в г.Москве, стал делать открытые операции на сердце, чем прославился, как первый хирург, в данной области, в Центральной Азии, его дочь, наша Гульсара, после защиты, на степень КМН, возглавила кафедру кардиологии, внуки В.В.Вахидова, наши дети Диара и Рашид, защитились на степень КМН и начали работать, каждый, в своей области медицины. Супруги их, также, работают в медицине. Можно было быть спокойным за сохранение традиции, принятым в семейных кругах.
Первый, моральный урон, по-моему, В.В.Вахидову был  нанесен, во время "хлопкового дела".  По неофициальным данным, были привлечены к уголовной ответственности в республике, свыше 10 тысяч человек. Президент Ю.Андропов, а затем, М.С.Горбачев развернули оскорбительную компанию против жителей Узбекистана. Этим воспользовались, чем то, недовольные и обиженные, в республике, началась чистка виновных и не виновных. Коснулось это и наших семей. К Васиту Вахидовичу приходила, несколько раз, так называемая комиссия, активисты из фабрики и заслуженные пенсионеры, которые ходили по комнатам и искали богатство в доме. При мне, мерили размеры ковров на стенах и висевшую, более 20 лет, люстру в зале. Шел разговор о передаче дома, в пользу детсада.
Мы своей семьей жили отдельно, но и нам пришлось встретить пенсионеров и показать им квитанции на песок, цемент и краски, поскольку мы делали небольшой ремонт на квартире, полученной от завода, где я проработал более 40 лет.  Столько - же лет, каждую осень ездил, с коллективом завода, на поля, собирать хлопок, в этом и есть ирония судьбы. Видимо, кто-то подсказал, что живем не так, как хотелось бы всем. Вспоминается случай с первым президентом Академии Наук Узбекистана Абдуллаевым, барельеф которого висит у входа в здание Академии Наук. Когда он, почему то, не понравился руководству, то к нему пришла делегация работников, требуя, чтобы он, свой дом передал под детский сад, он их резко попросил покинуть его владения, но сам не выдержал, после этого случая, с ним случился инфаркт, с летальным исходом.
В этот период Васит Вахидович, целенаправленно работал над возможностями  расширения учебы молодых  медиков Узбекистана. При его инициативе и участии организуется, в центральных городах  СССР, стажировка и защита диссертаций на степень К.М.Н. и Д.М.Н., в г.Москве строится общежитие аспирантов. Сам он безвозмездно курирует один из 3х стационаров под г.Ташкентом, который, впоследствии, становится стационаром высшей категории. Продолжались консультации с медицинскими учреждениями других городов Узбекистана, где начали создаваться отделения Института Хирургии.
Васиту Вахидовичу предлагали возглавить Министерство здравоохранения республики, но он отказывался, ему не хотелось прерывать свое любимое дело-хирургию, впереди было много новых задач в развитии хирургических исследований и в обеспечении их высококлассными специалистами. Ему постоянно присылали книги медицинского профиля с дарственными надписями, а также, с пожеланиями от его учеников и соратников, и он чувствовал, что усилия его, не напрасны. По просьбе Академии Наук к своему 70летию, он составляет материалы к библиографии. К юбилею ученого Абу Али ибн Сина он пишет брошюру о его деятельности, на базе своей, богатой библиотеки, посвященной ученым СССР, в том числе, Узбекистана.
Второй урон, на мой взгляд, был нанесен во время перестройки и начавшегося хаоса в науке и производстве, когда останавливались заводы и фабрики, из за отсутствия связи между отделившимися республиками и организациями. В частности, наш завод в течение 10 лет не давал основную продукцию - самолеты, и мы жили за счет выпуска товаров народного потребления. Коснулось это и Института хирургии, я видел стол Васита Вахидовича, заваленный письмами от разных институтов с просьбой содействовать в совместной работе и помочь финансами, которых не было у него.  Прерванные связи, особенно с Москвой, сказались на научной деятельности в Институте хирургии. Многие его соратники стали уезжать в другие страны. Появилась тенденция, против которой, долго боролся Васит Вахидович, а именно, открытая и закрытая, частная оплата за лечение. Перестроиться на это, было не трудно.
        Со слов сотрудников института,  часто шли комиссии по проверке штата, который составлял, в то время, около 1000 человек. На основе писем темных доброжелателей о превышении в Институте, какой то, нации одной, над другой, подсчитывали количества работников различных национальностей, причем претензии комиссий постоянно менялись в зависимости от состава комиссий. Васиту Вахидовичу приходилось объяснять причины необходимости  приглашения новых  работников и оправдываться за устоявшиеся, временем, обнаруженные пробелы, в превышении некоторых наций на ответственных работах.
 Большой урон на самочувствие Васита Вахидовича наносило поведение сына Адыла, на которого он возлагал большие надежды. Сыновья жили отдельно, со своими семьями, виделись только по праздникам, и то не всегда. Гордость и самолюбие Адыла не позволяла ему видеться чаще, иначе начались бы дома вопросы и советы, а жизнь его в своей семье, уже,  вызывала беспокойство у родителей. Адыл старался также быть меньше, и с семьей, у себя дома. В дом на улице Шпилькова, приходили их внуки, с которыми все мы коротали вечера. Внук Искандер, сын Адыла, успешно заканчивал ТашГосМИ и подавал надежды, но впоследствии, пошел в модное, в то время направление, в бизнес.
Васит Вахидоич, в ответственных случаях, собирал, иногда, консилиум из врачей -специалистов в необходимой для операции, области. Его знали почти все крупные медицинские институты Союза, и по его просьбе срочно приезжали видные деятели на консультацию или консилиум больного. При мне прилетел академик из Украины, крупный специалист по онкологии, который успешно провел операцию больному и поделился успехом. Когда у нашего сына Рашида  возникла опухоль лица, после неудачного лечения зуба, то, не смотря на уход за ним специалистов из ТашМИ, Васит Вахидович собирался пригласить врача из центра. Он верил отечественным врачам, но опыт и интуиция подсказывали ему, в случае острой необходимости использовать  консультацию, более опытных специалистов. Но это тоже, сыграло, в конце концов, недоброе дело, в его жизни.
В последние его годы работы, при осмотре пожилого больного он почувствовал, что онкологическое заболевание и операцию может лучше произвести специалист из центра, после чего правительству поступило нелестное письмо от недоброжелателей, о его недооценки своих, отечественных врачей. Новые медицинские  руководители республики, которые вдруг, поднялись на сцену из небытия, не сразу разобрались в этих письмах и приняли некоторые меры, чем, ущемили достоинство Васита Вахидовича. Ставили под сомнение его заслуги в деле развития медицины. Впоследствии, все стало на свои места, без приезда специалиста не обошлось, но подобные решения наносили душевную травму. Таков удел пожилых людей, которые уже, не в силах противостоять новым веяниям, причем, не каждый может это спокойно перенести.
Васит Вахидович участвовал во всех торжественных встречах со своими родственниками и близкими сотрудниками Института хирургии, без его участия не проходило ни одно праздничное мероприятие. Чтобы не обидеть своих, близких, он старался придти на мероприятие, не смотря на свою занятость и самочувствие. Однажды, при моем присутствии, он посетил мероприятие, будучи больным, с высокой температурой. Он помогал жениться детям сотрудников, своим родственникам, он чувствовал, что присутствие его на свадьбе повышало значимость торжества.  Ему удалось организовать свадьбы своих детей, причем, некоторые, из них,  женились на лицах других национальностей, по примеру самих, родителей. Также, через его руки прошли свадьбы его внуков, в том числе, нашей дочери Дияры, мужем которой был сын, из узбекско - татарской семьи, а также, его старшей внучки Нигары, вышедшей замуж за сына, из казахской семьи. При нем, на праздничных мероприятиях, уже, танцевали его правнучки. Интернациональные взгляды Васита Вахидовича были продолжены членами его семьи и после его смерти.
В.В.Вахидов активно продолжал работать в общественной жизни новой республики, в частности, был членом президиума исполкома Ташгорсовета и депутатом Ташгорсовета. С 1972 года до последних дней своей жизни он возглавлял выпуск, единственного в Средней Азии, "Медицинского журнала Узбекистана". Был постоянным Председателем Правления республиканского общества хирургов, где продолжал поднимать новые кадры в медицине. Все это помогало ему отвлечься от навязывающих, неприятных мыслей и сделать многое полезное для республики. Отдыхал дома Васит Вахидович, в кругу молодежи.
Однажды, работая во дворе дома, Васит Вахидович оступился и упал, сломав шейку бедра. Врачи травматологи его Института хирургии сделали сложную операцию, заменив сломанный сустав, на искусственный. Он отказался лечиться в центральных институтах, верил в свои кадры. К нему, в палату Института хирургии, ежедневно шли сотрудники решать повседневные вопросы. После выздоровления и выхода из палаты, он, от истощения сил, вдруг заболел воспалением легких, его организм ослаб, после долгого пребывания в палате, к тому же, начиналась, неустойчивая в погоде, ранняя весна. Его снова  поместили в ту же палату и опять к нему потянулись сотрудники и родственники. Каждый хотел побыть с ним, отказываться от приемов ему было неудобно.
В конце мая намечалось празднование дня рождения нашей Гульсары. Васит Вахидович чувствовал себя лучше, но на наше беспокойство, о возможности подняться с постели, он вел себя оптимистично, успокаивал нас,  решил присутствовать на торжестве, в своем доме, на Шпилькова. Чувствовалось, что он желал быть среди молодежи, в обществе родных и близких. Вечер прошел торжественно, было много народа, Васит Вахидович сидел, молча в центре стола, в окружении своих детей и внуков, было видно, что у него большая слабость, но  приподнятое настроение.
       Вокруг стола поднимали тосты за здравицу именинника и главного участника торжества, В.В.Вахидова, шума было много. Он не подавал вида своим состоянием, чтобы не нарушить праздник, и смог просидеть до конца вечера. Я поделился ему о праздновании 80летия нашего соседа по квартире, Героя Социалистического труда, начальника Средне - азиатской железной дороги Кадырова, который отверг ресторан, поставил тент на улице и пригласил на празднование всех жильцов, из нескольких, рядом расположенных 4х этажных домов. Я хотел настроить  на празднование его 80летия, но он только, горько улыбнулся, видимо, не верил в это. Ночью ему стало плохо и его опять увезли в Институт хирургии. На следующий день, 1го июня 1994 года Васит Вахидович не проснулся, его сердце не выдержало. На его похоронах присутствовал, почти, весь город.
       Любовь Егоровна пережила своего мужа всего 7 лет и ушла в мир иной, в том же возрасте, в 77 лет. Она стала замкнутой, после потери опоры, со стороны Васита Вахидовича, чувствовалось ее беспомощность во всех вопросах житейской жизни. Большой удар был для нее - уход из жизни Адыла, который чувствовал свое состояние, но не переезжал в дом, к матери. Гордость, согласно гороскопу на Скорпиона, не позволяло ему показать свою слабость. Мне с Гульсарой, приходилось быть связующим между ним и матерью, ездили к нему, почти, каждый вечер, навестить, и не могли его уговорить быть вместе с нами. Последний год Любовь Егоровна не покидала больницу. До этого, она успела побывать в Америке, у сына, Алищера, в г.Нью-Йорке и у дочки Гуле, и внучки Диары, в г.Херши, штат Пенсильвания. Однажды, из больницы, ее привезли на «скорой помощи» в дом, на Шпилькова, я помог персоналу уложить ее в спальне и позвонил близким родственникам. Все, потихоньку, зашли в спальню и попрощались с ней. 
 

                            Память о Васите Вахидовиче.

Однажды позвонили в дом, на улице Шпилькова, и я поднял трубку. Женский голос  попросил прислать несколько фотографий Васита Вахидовича, чтобы пополнить коллекцию медицинских работников Музея здравоохранения Узбекистана. Я посещал этот музей, он был организован в ранние годы Советской власти и располагался в заброшенном, 2х этажном здании, на улице, бывшего Куйбышева, напротив Винного завода. Район считался окраиной города Ташкента, рядом находился Первушинский мост (в честь купца Первушина, хозяина Вин - завода, построенного еще в царское время). Район  считался не безопасным, еще, в 1948 году, мы, студенты Авиатехникума, располагавшегося на этой же улице в здании бывшей женской гимназии, боялись ходить по вечерам в эти места.
От Первушинского моста начиналась развилка 3х улиц, а именно, на железнодорожный вокзал, в старое ТАШМИ, организованный на месте бывшего Кадетского корпуса, а с третьей улицы начинался Куйлюкский тракт, в дальние края ферганской долины. Кстати, наш Авиатехникум, организованный, во время войны, на базе эвакуированных центральных, авиационных институтов, в настоящее время ликвидирован. В этом здании, бывшей женской гимназии, в настоящее время, после его капитального ремонта, находится Вестминстерский университет, курируемый Англией. Преобразованы и другие старинные здания на этой улице. Набережная реки Салар, у Первушинского моста, где по берегам ютились в тесноте домики опасного района «Шанхай», теперь перекрыт широкой автомагистралью.
Звонок телефона принадлежал директору музея Ариповой Тамаре Уразовне. Она, вместе со своей помощницей Халидой Шукуровной, решили сделать небольшой стенд в музее, посвященный Васиту Ваидовичу, они хорошо его знали и просили представить несколько фотографий для выбора. Наш разговор вылился в более широкое русло, и я начал разбирать архив в доме Васита Вахидовича. Вместе с художником музея, Ренатом, мы, одну из комнат, в течение полугода, преобразили в комнату- музей академика Вахидова В.В.  Дизайнерское мастерство художника помогло придать музею привлекательный вид, и эта комната стала, посещаема всеми студентами  ТАШМИ, которые проводят здесь практические занятия, а также и другими  посетителями республики и зарубежья.
В перечне предметов, размещенных в музее, представлены книги Васита Вахидовича, портреты, а также, различные сувениры, подаренные организациями, в том числе,  макет самолета авиационного санитарного отряда, «золотой скальпель», подаренный международной организации хирургов и многое, другое.  Большие стенды фотографий, занимающиеся две стены комнаты, портреты и бюст, подаренный ему его учениками из Каракалпакии, заполнили помещение. Здесь, интересно представлен стенд с грамотой Васиту Вахидовичу и карта, пика одной из вершин Тянь - Шаня, названного именем Васита Вахидовича.
 Имя пика вершины, утвержденное правительством республики, названо благодарными альпинистами, поднявшимися на вершину Тянь- Шаня в 1970е годы, после завершения строительства Института Хирургии. На одной стороне комнаты размещено красивое освещаемое панно санатории Узбекистана в г.Кисловодске, построенной еще в давние времена, последним правителем Бухары, по согласованию с Российским правительством. Позже он  переделывался, при активном участии  Васита Вахидовича и, в настоящее время, эти здания санатория принадлежат республике Узбекистан. Там, он, часто, отдыхал с женой, Любовь Егоровной, сохранились их фотографии. В стену вделано обрамленное отверстие под установку камеры для просмотра фильмов, здесь, в кабинете. В настоящее время, это оборудование уже устарело, а новые фильмы, посвященные жизни и работе В.В.Вахидова, сделанные благодарными почитателями, представлены, уже, на дисках, которые хранятся в семейном архиве.
Музей вначале предполагали сделать временным, в период его юбилея, но,  он оказался первым и единственным долгожителем в музее, где многочисленные и интересные экспонаты посвящены одному человеку, в Музее здравоохранения Узбекистана.  Подобного оформления другим деятелям медицины не получилось, не смотря на попытку организовать подобные стенды дирекцией музея. Видимо,  из за слабого объема интересных материалов и оцененных работ в республике, других деятелей медицины. Возможно, а хотелось бы, временные экспонаты этой комнаты, характеризующие эпоху возрождению хирургии в Узбекистане, сохранятся и превратятся в постоянно действующий музей В.В.Вахидова. В настоящее время, нашей молодежью, в особенности, его внуком и продолжателем его творческой жизни, Рашидом, стенды постоянно обновляются новыми экспонатами.
При организации музея Васиту Вахидовичу пришлось посетить другие музеи, посвященные медицине республике, чтобы приобрести опыт оформления стендов. В частности, в ТАШМИ музей медицины института, организованный академиком У.А.Ариповым,  представлен большим залом, с фотографиями, под стеклом коллективов различных кафедр, что при однообразии форматов фотографий и их содержания, а именно, ряды медицинских работников в белых халатах, делает экспонаты, слегка, однообразными. Портреты самого У.А.Арипова  в окружении врачей, также, в халатах, развешаны при  входе и внутри зала. Они, также, слабо разнообразят вид музея и не оживляют общего впечатления.
        Постаревшие стенды, посвященные первым деятелям науки и началу организации здравоохранения в республике,  почему то, переместились в отдельный,  затемненный зал. Он открывается, только, дежурным музея, который не всегда присутствует на месте. Однако, приятно было увидеть, в глубине этого, темного зала, первые стенды, посвященные Васиту Вахидовичу и сыну Адылу, Д.М.Н., рано ушедшему из жизни. О них, все - таки, помнят бывшие работники ТАШМИ.
По примеру действующего музея Васита Вахидовича, организованного в стенах  Музея здравоохранения Узбекистана, была попытка организовать музей в Институте хирургии им. академика В.В.Вахидова. Участие в оформлении музея принимал, уже, его внук Рашид, работавший хирургом в институте. Были представлены более богатые материалы, ибо в организации музея участвовали, почти, все сотрудники института, вспоминающие, с теплой памятью и с благодарностью, деятельность Васита Вахидовича на посту директора, построенного им института. В настоящее время, перед входом в институт представлен бюст и барельеф В.В.Вахидова. В зале, развешаны большие портреты, на одном из которых,  Васит Вахидович сидит  в кругу своих, сидящих и стоящих без халатов, соратников, заслуженных деятелей медицины Узбекистана. Уделял внимание в организации местного музея его ученик, директор института, работавший министром здравоохранения республики, Ф. Назыров.
Приятно оценить то обстоятельство, что одному человеку посвящены два музея в городе, пусть небольшие, но посещаемые. В частности, со слов сотрудников Музея здравоохранения Узбекистана, их музей посещают до 11000 студентов в год. Здесь, в одной из комнат представлен основной экспонат музея для учебного пособия младших курсов института, это камуфляж человека в натуральную величину, сделанного из прозрачного плексигласа, с освещаемыми внутренними органами, подарок Дрезденского института г.Ташкенту. Студенты, помимо этого экспоната проходят и в другие комнаты музея, в том числе и в комнату, посвященную Васиту Вахидовичу, что делает честь организаторам музея.
В честь В.В.Вахидова назван единственный в Центральной Азии Институт хирургии, который он организовал. В различных городах Узбекистана проводятся,  «Ежегодные Вахидовские чтения» молодых ученых республики и приглашенных из других стран. Его именем, рядом с его домом на Шпилькове, названа улица в г.Ташкенте. Выбрана была улица его сыном Адылом, который однажды показал нам список улиц, предлагаемых изменить, при получении суверенитета республики. Улицы были не главные в городе, но ценные тем, что они находились в районе проживания семьи В.В.Вахидова. Остановились на улице им. Карла Либкхнета, начинающейся с улицы Шота Руставели и замыкающейся улицей Г.Лопатина (в настоящее время, названия улиц  изменены).
  Не обошлось и без мистики, которую я обнаружил позже. Вильгельм Либкнехт, прогрессивный деятель рабочего движения Германии, основатель демократической рабочей партии и редактор журнала, сподвижник Карла Марса и других деятелей Европы, прожил столько же, сколько Васит Вахидович, который проявил, такую же деятельность, в медицине и в жизни. Сын Вильгельма, Карл Либкнехт, был более активен в политике и, в более смутное время в Европе, погиб, не дожив до 50 лет. Адыл, также, быстро, достиг многого, был оценен такими деятелями, как М.С.Горбачевым, Ш.Р.Рашидовым и др., но, также ушел из жизни,  не дожив до 50 лет. Ирония судьбы проявила себя, в выборе улицы.
Хотелось бы поделиться, также, описанием  этих мест из воспоминания краеведа А.Т.Джаббарова, взятого мною из интернета и посвященного им истории улицы Шелковичной в г.Ташкенте. Как пишет краевед А.Т.Джаббаров, улицы Шелковичные, на заре освоении г.Ташкента царской Россией,  были две, обе улицы начинались в одной точке и, затем, шли параллельно друг другу. После революции они были переименованы на улицу Шпилькова, революционера этих краев, председателя военной дружины г.Ташкента, погибшего в 1918г, и на улицу Г.Лопатина, теоретика революции, переводчика Карла Маркса, члена общества «Народная воля», знавшего К.Маркса, Ф.Энгельса, А.И. Герцена, Ф.Достоевского, В.Гюго, И.С.Тургенева и других знаменитых людей того времени. Г.Лопатин жил на этой улице, некоторое время, в ссылке.
А.Т.Джаббаров пишет о том, что эти, две параллельные улицы соединялись переулком, который не менее знаменит, и нас, больше всего, интересует. Кроме единственного переулка, продленного, впоследствии, до улицы Шота Руставели и названного улицей имени академика В.В.Вахидова, больше не существует. Мне пришлось бывать в этих краях, в течение 40 лет, до отъезда в США, и других переулков, соединяющих две одноименные улицы, я больше не припомню. Вернемся к повествованию А.Т.Джаббарова: -
- «Современное здание Музея прикладных наук, расположенного на Шелковичной – Шпилькова, раньше принадлежало купцу Иванову Н.И., построившему недалеко от своего дома, через канал, пивоваренный завод №2. Дом его находился на углу Шелковичной улицы и Шелковичного переулка. Переулок известен тем, что в нем жила Дарья Евсеевна Часовитина, гражданская жена Великого Князя Николая Константиновича. Именно в этом переулке в ее доме и умер Князь в 1918г., оставив двух сыновей и дочь от этого брака, а также жену, без ничего, так как у него было конфисковано все имущество, и дворец и кинотеатры, земли и два моста через Чирчик и Сыр-Дарью, которые тоже приносили доход. Он завещал свой дворец Университету, проект которого ему очень понравился.
Вернемся к хозяину углового дома, Иванову Н.И. Ему также принадлежали заводы по выпуску минеральной воды, искусственного льда, виноделию, он выращивал фруктовые сады. Иванов вывозил растения сырье, применявшиеся в Германии для изготовления готовых лекарственных средств. Известный химик , профессор В.Пвафф, проживающий в г. Москве, посоветовал ему открыть завод по выпуску сантонина у источника. Речь шла о сантонинном заводе в г.Чимкенте. Раньше сантонин выпускали только в Германии, и Иванов вывозил сырье туда. По совету Пваффа Иванов поехал в Ригу и пригласил лучших выпускников фармацевтического  училища на новую работу в г.Чимкент. Таким образом, он основал завод , носящий теперь наименование: «Щимкентский химфармзавод» и локализовал производство сантонина, вылечивающий население Туркестана, от глистов».
Невольно напрашивается сравнение некоторых данных из биографии В.В.Вахидова, имевшего двух сыновей и дочь и рожденный в день смерти знаменитого жителя на улице его  имени. В.В.Вахидов при поступлении в техникум скрыл дату своего рождения 1918г., он был еще молод и прибавил год, который вошел в его биографию. Также, история этой улицы  напоминает спираль эволюции и прогресс особых случаев в жизни, в науке, медицине и благородному служению отечества.       
        В настоящее время улица «имени академика В.В.Вахидова» украсилась красивыми домами и офисами. Здесь находятся Русский деловой центр Российской федерации (Представительство Федерального агентства по делам Содружества Независимых государств - Россотрудничество), также, здесь, Посольство республики Беларуси, посольство страны Бангладеш, представительство консульства Татарстана, штаб-квартира Узбекского агентства мобильных телефонов, Колледж медицинских сестер,  Красного Креста и Полумесяца,  городской офис по организации туризма и т.д. Завершается улица воротами резиденции Президента республики, Ташкентским театральным институтом и небольшой гостиницей правительства, где, когда то, среди других знаменитостей, отдыхал мой учитель и наставник Генеральный Конструктор ОКБ О.К.Антонов.
Дом на бывшей улице Шпилькова, с тупиком Дильшад, бывшая резиденция В.В.Вахидова, в настоящее время, прошел капитальный ремонт, под руководством его сына Алишера, который, после работы представителем республики Узбекистана в ООН, вернулся в родные пенаты и стал его хозяином. Он, со своей спутницей в жизни, Светой, перестроил залы в доме,  а также сад во дворе, под современный дизайн, придав им праздничный вид. Разбросанные родственники, после большого перерыва, потихоньку, стали собираться на торжественные мероприятия клана Вахидовых, чем делают честь хозяевам, в продолжение его рода, ибо, этот дом собирал всех родственников, в течение нескольких десятилетий. Возможно, они смогут продлить память о великом хирурге своего времени, академике В.В.Вахидова.
         Хотелось бы поблагодарить учеников и последователей его дела Ф.Г.Назырова, Ю.И.Калиш и других соратников В.В.Вахидова, которые сохранили о нем хорошие воспоминания и смогли, своей деятельностью и заботой, сохранить в памяти его имя, для истории. Особую благодарность хочу выразить сыну Рашиду, начинающему хирургу, который помог мне собрать материал и издать эту книгу, а также бережно сохранить наследие великого хирурга Узбекистана В.В.Вахидова в музеях, посвященных его деятельности.
         Большая заслуга памяти В.В.Вахидова принадлежит, также, средствам массовой информации России. В свое время, в 1973г., Министр здравоохранения СССР, Б.В. Петровский, помог организовать В.В.Вахидову филиал Всесоюзного научно-исследовательского института клинической и экспериментальной хирургии МЗ СССР. Долгое время, директором основного Института хирургии был сам Б.В.Петровский. Он постоянно следил и опекал вновь рожденный институт, на окраине Советского Союза, ибо равным, по результатам отдачи, не было подобного, из филиалов центральных,  медицинских институтов в стране.
         Частое посещение Б.В.Петровского г.Ташкента, возрастающая хирургия в Узбекистане и дружеские отношения с В.В.Вахидовым, не оставались без внимания широкого круга общественности. Его последователи, при составлении сведений о деятелях, изложенных в глобальном интернете, в «Большой медицинской энциклопедии» и т.д. смогли охарактеризовать деятельность бессменного директора филиала Московского института и, затем, самостоятельно, развивающегося Института хирурги в г.Ташкенте, академика В.В.Вахидова, как выдающегося деятеля в области  медицины, в международном масштабе.
         Во всех поисковых системах мира, в биографиях и википедиях, а также в других сайтах, посвященных академику В.В.Вахидову, отражена его многогранная  деятельность. В частности, помимо его хирургической деятельности и основания Института хирургии в г.Т ашкенте, указывается, что он является автором 180 научных работ,  им было подготовлено 15 докторов и 60 кандидатов наук. Он был членом Всемирной ассоциации хирургов, бессменным редактором «Медицинский журнал Узбекистана», членом редакционного совета журнала «Хирургия» им. Пирогова, издающегося в г.Москве. Также посвящены ему фильмы и альбомы, хранящиеся в Институте хирургии и в семейном кругу.      
         В заключение о повествовании жизни и деятельности В.В.Вахидова, хотелось бы, поделиться о его близких потомков, которые, возможно, со временем, смогут продолжить его великое дело, в области медицины. Известно, что гены родителей передаются по наследству, причем, старшие дети, обычно, наследуют гены отца, а младшие – матери. Как упоминалось ранее, первый ребенок в семье, дочь Гульсара, смогла стать КМН, доцентом, в ТАШМИ. Старший сын Адыл став ДМН, полноценным хирургом, специализировался на операциях на сердце и сердечно сосудистых заболеваниях, в Институте хирургии. Печально, но ранний уход его из жизни не позволил ему продолжить дело до конца, начатое его отцом.  Жена Адыла, Люда, после защиты на степень КМН, также, работала в ТАШМИ, в должности доцента. Младший сын, Алишер, пошел по стопам матери, Л.Е.Маллиной, заведующей кафедрой французского языка, в Институте иностранных языков. Он, после завершения Педагогического института в г.Ташкенте и двух академий в г.Москве, возглавил, впервые, представительство Узбекистана при ООН, где проработал свыше 15 лет.
         Внуки В.В.Вахидова, также, пошли по линии медицины, однако, не смогли сохранить традицию роста, в родных пенатах. Тогда, уже, В.В.Вахидова не было. Диара, дочка Гульсары, пройдя учебу по линии, ООН, в Германии, и стажировку на Филиппинах, признала, что в медицине необходимо совершенствоваться в развитых странах. Этому, также, способствовало и то обстоятельство, что некоторые руководители кандидатских работ молодежи, после развала СССР, попытались обустроиться в других странах, России, Америки, Израиле.  Помог случай, когда, по Грин Карте, наша семья переехала в Америку, где мы встретились с бывшими однополчанами, в частности, с  С.З.Костко, бывшим руководителем Диары, в г. Нью-Йорке,  с Р.А.Каценовичем, бывшим руководителем Гульсары, в г. Майами, а также, с однокурсниками в разных городах США.  Как и им, Диаре пришлось переучиться и получить новую  квалификацию медицинского работника, по американскому стандарту. Сыну, Рашиду, предстоит поступить, также, в будущем, на что, хотелось бы,  надеется.


                                       Послесловие.

      Эпоха В.В.Вахидова  в развитие медицины не должна была замкнуться на одном этапе жизни, рассыпанные им зерна должны взойти новыми, интересными побегами, как у себя на родине, так и в других странах. Путешествуя по штатам Америки, нам, невольно, пришлось убедиться в доброй памяти о В.В.Вахидове и в продолжение его дела, среди многих медиков, оказавшихся на чужбине. Были случаи, когда, здесь, в Америке, за праздничным столом, собирались, свыше десятка, медицинских работников, окончивших ТАШМИ и хорошо знающих В.В.Вахидова. Некоторые, из них, создали семью в родных краях и переехали в Америку, другие женились здесь, на новой земле. Однако, почти все, бывшие ташкентцы, мечтают попасть на родину, с желанием встретиться с коллегами и поделиться опытом своей, медицинской практики. Тем, которые стали полными гражданами США, это удалось сделать, навестить своих друзей.
       Васит Вахидович, первый из медицинского мира Узбекистана, открыл ворота во внешний мир. Через Институт хирургии он смог организовывать международные съезды и симпозиумы врачей различного профиля, его институт и сложные операции на сердце и сосудах, разрабатываемых в институте, стали признаваться в мире. Институт хирургии стал передовым флагманом хирургии в Центральной Азии. На симпозиумы стали приезжать видные ученые и хирурги в мире, чем поднимали престиж развития медицины в Узбекистане. Известно, что современные медицинские центры явились результатами отпочковавшихся отделений из Института хирургии им. В.В.Вахидова. Однако, без международного общения, своими силами трудно поднять медицинскую науку. Он чувствовал, что без международной связи, медицину не поднять до мирового уровня. Он выучил английский язык и мог самостоятельно, читать присылаемые, ему, медицинские журналы на английском языке, его труды стали издаваться за границей.
      Вторым шагом выхода на международную арену, в медицинском направлении Узбекистана, явилось направление молодых стажеров в центральные медицинские центры Советского Союза, а также, на учебу и симпозиумы за границу. Из семьи В.В.Вахидова, как мне известно, удалось побывать в Канаде, с докладом на операциях на сердце, сыну Адылу. Через некоторое время, он был избран почетным членом медицинской академии Канады. В длительной командировке, в Америке, стажировался на пересадке печени, ученик В.В.Вахидова, нынешний директор Института хирургии Ф.Г.Назыров. Начали стажироваться за границей, также, и другие работники Института хирургии.
      Третьей волной общения с заграничным медицинским миром шло со стороны молодежи, ранее воспитанной В.В.Вахидовым, которая начинала свою, творческую жизнь в Институте хирургии. В настоящее время, ограниченность информации, не позволяет мне охватить все стороны жизни Института хирургии, поэтому ограничусь жизнью, близких мне людей. Как ранее упоминалось, внучка В.В.Вахидова, наша дочь Диара, после окончания ТАШМИ и зашиты на степень КМН, дополнительно стажировалась в Германии и, затем, проходила практику в Филиппинах. Однако, мы всей семьей, после выигрыша Грин Карты, оказались в Америке, причем, не теряем связь с родным краем и Институтом хирургии им. В.В.Вахидова.
       Хотелось бы поделиться делами наших детей, ибо, я явился, не только свидетелем их роста, здесь, в Америке, но и участником всех переездов, связанных с их работой. В каждом штате, я и Гуля, как пенсионеры, вставали на учет и проходили курсы лечения своих, старых недугов. Нам удалось, на льготных условиях, действующих в Америке, а также, с помощью окружающих нас, детей-медиков, сделать некоторые, дорогостоящие операции, которые поправили наше здоровье. Самим детям пришлось заново переучиться и работать по американским правилам, в медицине. Диара прошла курсы и, после успешной сдачи экзаменов, начала работать в области радиологии и, затем, в ультразвуковом исследовании больных.      
      Муж Диары, Шухрат, имевший, также, степень КМН, в г.Ташкенте работал и  специализировался в Институте хирургии на операциях, в отделении хирургии печени и желчных путей. Тема его диссертации была новой в области медицины, а именно, использование лазерного облучения при лечении цирроза печени. Однако, в Америке, он прошел, заново, весь путь американского врача, по мере его роста по врачебной лестнице. Ему и нашей семье, приходилось менять, на 2-3 года, местожительство, причем, детям в учебе пришлось приспосабливаться к новым требованиям школ, в разных штатах.  Сдача вступительных экзаменов у Шухрата проходила в штате Пенсильвания, резидентура в штате Нью-Йорк, клиническая ординатура в штате Флорида и практика в штате Джорджия. Специализация его медицинского направления, не далеко отошла от начального, заложенного направления, в Институте хирургии в г. Ташкенте. Здесь Шухрат начал специализироваться в области нефрологии, с использованием всего спектра рентгенологии.
       Учеба и работа Шухрата проходила в крупных медицинских центрах Америки, которые, не всегда, расположены в больших городах, но известны, всему миру, своими достижениями, в области медицины. В частности, в г.Рочестер, штат Нью-Йорк, Шухрат проходил резиденатуру в знаменитом, на весь штат, крупном, медицинском центре Дженерал госпиталь, которому, в годы Первой мировой войны, доверили лечить раненных американцев в Европе. Госсекретарь США, Хиллари Клинтон, курирует этот центр и часто посещает его, встречаясь с его сотрудниками.
       В г.Майами, штат Флорида,  Шухрат проходил клиническую ординатуру в известном, на весь мир, Госпитале памяти Джексона ( т.е. им. Джексона), который,  в 1918г., основал первый госпиталь в штате Флорида. Этот госпиталь основал серию отделений по всему городу Майами, в том числе, и Госпиталь Милосердия, где работала Диара. В г.Агусте, штат Джорджия, где, после учебы, начал работать Шухрат, находится знаменитый Университет Госпиталь, который своими отделениями основал ряд крупных медицинских учреждений, университет и колледжи. Здесь проводятся операции на сердце и сосудах, не встречающихся, во всем штате Джорджия.
      Как говорят: - «Америка живет на колесах». Общественный транспорт действует, только, в больших городах и не принято ездить на работу на автобусе или трамвае. Среднее время до работы, на автомобиле, при скорости поездки, 80-100км. в час, не меньше часа, ибо, все американцы живут в своих домах, расположенных за городом. Среднее время постоянного местожительства работающей семьи, в Америке, – 4года. Экономический кризис, который задел и нашу семью, уменьшил этот срок, началось движение, в поисках работы и благополучия. Впереди, пока, неопределенность у них, и хотелось бы, надеется на лучшее.   
       Характерно, что сам В.В.Вахидов, его сын Адыл, муж внучки Диары, Шухрат, а также, внук Рашид, по традиции, начинали свой путь в медицине с отделения Хирургии печени и желчных путей. Чувство традиции  живет у всех, в генах. Желание быть похожим и продолжить путь знаменитого хирурга, всегда сопровождает потомков. Возможно,  и то, что заложено было в детстве или в юношестве, легче развить позже, по мере роста и развития знания человека. Приходится мечтать, что когда - то, крупный хирургический центр США, по типу породненных городов, свяжется с Институтом хирургии и представится нам возможность общаться с «Альма матер».   
        Посещение американских клиник вызывало некоторое удивление, у нас, как пациентов. В г.Ташкенте я был частым гостем у В.В.Вахидова на работе, лечился, а также, консультировался по многим, медицинским вопросам, посещал различные отделения Института хирургии. Сложился некоторый стереотип о крупном медицинском учреждении и его работниках. Здесь, в Америке, также, пришлось столкнуться с подобным, на базе которого, я смог сравнить медицину в Америке и в Узбекистане. Вспоминается, что В.В.Вахидов, делая сложные операции на сердце и сосудах, не забывал решать будничные вопросы всего Института хирургии, насчитывающий, свыше 1000, человек. И я считал это, в порядке вещей. Здесь, хирург, делающий операцию на сердце и зарабатывающий более, чем весь персонал, из десятка подобных, в Союзе, слишком далек, от повседневных проблем института. К слову, на моих глазах, Васит Вахидович, с горечью, отказывался от заграничных предложениях, на съезды и симпозиумы, не имея средств к их осуществлению.
        Второе, на что я обратил внимание в Америке, при прохождении очередного курса лечения, это отсутствия заборов вокруг институтов, отсутствия дежурных, внутри клиники. Сами институты или окружены, вплотную, различными зданиями и сооружениями или стоят, отдельно, на пустыре. Вход свободный, с любого конца. После регистрации, тебя приглашает медсестра и обследует, с ног до головы, дежурный врач или хирург не изучает тебя, а просматривает твои данные у сестры. Этим он дорожит время. К слову, вспоминается, когда Васит Вахидович ходил мрачный, хулиганы разбили стекла на окнах, его строящегося Института хирургии. После обнесения высоким забором территории института и введения охраны, хулиганство уменьшилось. А Васит Вахидович начинал строить Институт хирургии по западному образцу, открытый, со всех сторон.
         В Америке, прием больных производится в маленьких кабинетах, размерами 3на4м., где установлена регулируемая, по высоте, кровать для пациента и маленький столик с компьютером для врача. Пациент садиться на кровать и ждет, иногда долго, своего врача, который в первую очередь, смотрит данные по компьютеру и, затем, осматривает больного. После осмотра и назначения лекарств, врач идет в другую комнатку, где его ждет другой пациент. Количество пациентов определяет его зарплату. Операции проходят, также, хирург путешествует по небольшим, операционным кабинетам, где его ждут пациент и малочисленный медперсонал. Общих отделений, по типу в Советском Союзе, где собираются врачи и другие сотрудники клиники, для обсуждения прошедшего дня или возникших проблем, я не видел. Каждый врач или хирург, сам, за себя. Также, не видел белых халатов, везде цветные: синие или зеленые робы, закрытые спереди. Хирург на голову надевает шапочку, а не высокий котелок, как у нас.
      Всех различий, с моей точки зрения, как дилетанта, трудно перечесть, важно главное, это цена хирурга и простота, в обслуживании. Действует, также, и в медицине, высокая конкуренция и многие, хорошие специалисты ждут своего часа, или работают в других отраслях. Никаких партийных собраний, обсуждений, кроме официальных симпозиумов или съездов, где отличившийся медицинский работник может поделиться своими достижениями. Коллектив не играет большой роли, играет мастерство исполнителя. Здесь появляются и отрицательные стороны, это замкнутость и некоторая некоммуникабельность врача, с окружающими тебя, людьми, с которыми иногда необходимо общаться. В СССР уделялось внимание отношению врача к пациенту, здесь все робототизировано. Эти качества, видимо, необходимо, преодолеть и нашим медикам.      
Наши, молодые, медицинские работники, ищут возможности посетить родные края, «Альма Матер», родину медицины, где, свыше 1000 лет назад, великий ученый Востока, Абу Али ибн Сина, впервые в мире, начал осуществлять хирургические операции. Гены человечества «живут и побеждают». Медики жаждут окунуться в воспоминания и  поделиться опытом современной хирургии, с подрастающим поколением Узбекистана. Хотелось пожелать им доброго пути и успеха в этом, благородном деле.


                             Список использованной литературы.

1. Электронные средства массовой информации.
2. Академии наук республики Узбекистан 50 лет. Изд. «Фан». Академии наук. Г. Ташкент. 1993г.
3. Васит Вахидович Вахидов. Академия Наук Узбекской ССР. Ташкентский филиал Всесоюзного Научного Центра Хирургии АМН СССР. Фундаментальная Библиотека. г.Ташкент. Изд. «Фан». 1983г., - 1987г.
4. Вахидов В.В.Узбекская Советская Социалистическая республика. г.Ташкент. 1981г.
5. Вахидов В.В. Энциклопедия. г..Ташкент. 1983г..
6. В.В.Вахидов. Дело всей жизни. Р.Р.Газиев. г.Ташкент. 2007г.
7. Семья и близкие. Газиев Р.Р. г. Ташкент. 2009г.
8. Близкие и далекие. Газиев Р.Р. г. Нью-Йорк. 2010г.
9. Настоящее и прошлое. Газиев Р.Р.г. Ташкент. 2011г.    
10. Хирургия Узбекистана. Республиканский специализированный центр хирургии им. акад. В.Вахидова. №2. г.Ташкент. 2005г.
11. Хирургия Узбекистана. Республиканский специализированный центр хирургии им. академика В.Вахидова. №4.г.Ташкент. 2007г.
12. БеллаТерра. Узбекистан. Окт.2004г.
13. Заметки и статьи из ежегодных Научно-практических конференций: «Вахидовские чтения». (с 1995г., по наст. время) и сборников молодых ученых. г. Ташкент.
14. Выборочные статьи из журнала Медицина Узбекистана, тезисы и труды международных конференций, съездов и симпозиумов.
15. Сборники, отечественные и иностранные медицинские журналы.
16.     Журнал "Изобретатель и рационализатор" №9. 1981г. Активированная вода перспективна.
17.     Спасение страждущих через вдохновение жаждущего. Рамиль Шерланов. Проза ру.
18.     Журналы в России и Америке, посвященные юбилейным датам В.В.Вахидова. 

                    А также, собранные автором труды.

1. Функция поджелудочной железы при гнойных заболеваний. Автореферат  диссертации КМН. г.Ташкент. 1950г.
2.   Эхинококкоз легких. В.В.Вахидов, Э.С.Исламбеков. г.Ташкент. 1972г.
3. Электрокимография в диагностике заболевания легких. В.В.Вахидов, М.Н.Ризаев. г.Ташкент. 1974г.
4. Хирургические осложнения брюшного тифа. В.В.Вахидов, Л.Г.Хачиев. г.Ташкент. 1978г.
5. Хирургическое лечение хронических заболеваний вен. В.В.Вахидов, Б.Л.Гамбарин. г.Ташкент. 1979г.
6. Хирургия в «каноне» Абу Али ибн Сина. В.В.Вахидов. г.Ташкент. 1980г.
7. Отдаленные осложнения реконструктивных операций на аорте и артериях и их хирургическое лечение. В.Вахидов, Б.Л.Гамбарин. г.Ташкент. 1981г.
8. Актуальные вопросы хирургии сосудов. В.В.Вахидов. г.Ташкент. 1983г.
9. Хирургическое лечение осложненных реконструктивных операций на аорте и артериях нижних конечностей. В.В.Вахидов, М.Д.Князев, Б.Л.Гамбарин. г.Ташкент. 1985г.
10. Актуальные вопросы реконструктивной хирургии.  В.В.Вахидов. г.Ташкент. 1985г.
11. Хирургия осложненных аневризм брюшной аорты. Б.В.Петровский, В.В.Вахидов и др. г.Ташкент. 1989г.
10. Редактирование:  Медицинский журнал Узбекистана.
11. И другие, не учтенные автором издания. 


                                               Оглавление.

        Часть 2. В.В.Вахидов…………………………………………………………
Глава 1. Деятельность В.В.Вахидова.........................................
Приложение………………………………………………………….
Глава 2. Из личного дневника...............................................
         Исторический район г.Ташкента.....................................
         Родословная семьи Вахидовых ......................................
                 Дети семьи Вахидовых..............................................
Кандидатская диссертация……………………………………………
         Институт хирургии.................................................
         Окружение семьи Вахидовых.........................................
                 Авиационный завод..............................                                                           Последние                Память о Васите    Послесловие…………………………………………………………..
   Список использованной литературы………………………………..

Отклики почитателей В.В.Вахидова к его 95летию со дня рождения. 2012г.

Кардиохирург — Васит Вахидов. Сердце в ладонях. Tашкентцы. История. 30 мая 2012. | Опубликовал: EC | 
М. Исхакова. Медицина. Ташкентцы
Автор Мастура Исхакова.
 
 
 
Академик Васит Вахидов создал крупнейший в Средней Азии Центр Хирургии, ставший для республики «кузницей кадров». Он основал узбекскую школу хирургов, признанную одной из лучших, в ближнем и дальнем зарубежье.
«Господи! Не допускай, чтобы жажда наживы и славы руководила мною в практической работе… Укрепи силы моего сердца так, чтобы оно реагировало на страдания бедного и богатого, доброго и злого, помогало другу и врагу. Научи меня, Всемогущий, терпеливости и спокойствию. Сделай меня умеренным во всех моих суждениях и действиях, но только не в знаниях. Ибо, в последнем, я хочу остаться ненасытным. И пускай далёкой от меня останется мысль о том, что я всё знаю и умею…».   
               Х11 в. Молитва врача.
На операционном столе хирургического отделения ТашГосМИ лежал мальчик, лет двенадцати. Вокруг стояли врачи, медсёстры. Каждый сосредоточенно выполнял свою работу, доведённую до точности часового механизма. Только слышны были звуки потрескивающего аппарата искусственного дыхания, металлический звон инструментов и тихие, но чёткие команды оперирующего хирурга Васита Вахидова. Врач сквозь очки внимательно  посмотрел на бледное лицо ребёнка, подумав, тихо сказал:
- Я постараюсь спасти тебя.
Операция была тяжелой, так как острый аппендицит осложнился разлитым перитонитом. За дверью в коридоре стоял в оцепенении отец ребёнка, один из ведущих врачей, близкий друг Васита Вахидова. Слишком поздно он обратился к другу. Теперь, потерянное драгоценное время играло против больного. Отец сам это понимал, но не терял надежды, так как оперировал хирург от бога с «золотыми руками». Часы отсчитывали секунды, минуты… Сделав последние распоряжения ассистентам, Вахидов вышел из операционной. Навстречу ему бросился мужчина. Они обнялись.
- Васит, скажи, как прошла операция?  — взволнованно спросил он.
- Я сделал всё что можно было сделать… Ты сам врач и знаешь, какие осложнения могут возникнуть… Теперь многое зависит от степени интоксикации и от иммунной защиты организма твоего сына… Будем ждать…
Ослабленный организм ребёнка не справился с тяжелейшим осложнением… Через несколько дней мальчик погиб. Всю оставшуюся жизнь Вахидов помнил предсмертное лицо мальчика  и обречённые глаза друга…
 
Город Туркестан в Южном Казахстане считался святым местом — третьим после Мекки и Медины. Сюда приезжали паломники мусульмане из многих частей мира. Бытовало мнение, что исход тюрков произошел именно из этих мест, где по сей день, находится мавзолей почитаемого всеми Ходжи Ахмеда Ясави — мудреца, проповедника, поэта, чьи стихи вошли в сокровищницу культуры человечества в одном ряду с Навои, Низами, Хафизом.
         Недалеко от Туркестана, где отец Абдувахид-ата занимался скотоводством и имел небольшой дукан, в небольшом крепком доме жила семья Халметовых. В ведении отца было несколько гектаров земли. В тяжёлой крестьянской работе семеро сыновей помогали ему заниматься хозяйством: пасли скот, косили сено.
Самый младший, Васит, родился 13 декабря 1917 года. Он никогда не отставал от своих старших братьев, и был всегда на подхвате. Мама Хаджар-ая старалась воспитать сыновей в строгости и трудолюбии. Маленький Васит перенял от нее трудолюбие, любовь к порядку во всём и доброту. В 1926 году, когда Васиту едва исполнилось 9 лет, умер отец. Старшие братья работали, заменив главу семьи, младшие дети пошли в школу. В 1930 году похоронили маму Хаджар-ая. В 13 лет Васит остался круглым сиротой, но  братья сплотились и не дали семье распасться. На следующий год все перебралась в Ташкент, где Васит поступил учиться в сельскохозяйственный рабфак, а затем, в 1932 году в планово-экономический техникум,  окончив его в 1934 году.
Уже во время учёбы в техникуме Васит проявил склонность к точным наукам, он увлёкся математикой, физикой и мечтал поступить на физико-математический факультет университета. В Ташкенте с 1931 года действовал Среднеазиатский Государственный медицинский институт, организованный на базе медицинского факультета Туркестанского университета.
        Как-то Васит Вахидов с другом Садритдином Юлдашевым, мечтавшим стать врачом, зашли в Среднеазиатский Государственный медицинский институт, который, проводил день «открытых дверей». Они прошли на одну из кафедр. В результате посещения кафедры анатомии человека мечта будущего врача, после обморока при виде крови, улетучилась, а мечта физика обрела реальный медицинский уклон. Так Васит Вахидов стал студентом лечебного факультета медицинского института, переименованного в 1935 году в ТашГосМи.
          Студенческие будни, учёба, жизнь в общежитии шли своим чередом. Учился Васит лучше многих. Обладая исключительной памятью, он, в первую очередь, освоил русский язык и латынь, без знания которых, невозможно было читать медицинскую литературу и учебные пособия. Анатомия стала его любимым предметом. Анатомия сосудов — его хобби.
          Друзья в шутку называли его «справочником анатомической энциклопедии». В те годы студентов, достаточно хорошо знавших русский язык, было мало, поэтому в общежитиях образовывались небольшие группы из 3-4 студентов разных национальностей Средней Азии, которые вместе готовились и сообща сдавали экзамены. Как правило, один из них знал русский лучше
других и при сдаче экзаменов служил переводчиком -«толмачом». Одним из таких «толмачей» и мог быть студент Вахидов.
Однажды преподаватель из Москвы принимал экзамен у группы 2-го курса. Студенты добросовестно рассказывали домле о своей жизни, братьях и сёстрах, а «толмач» усердно переводил синхронно материал.   Экзамен закончился и преподаватель, к тому времени уже сносно знавший местные языки и наречия, поставил всем соответствующие оценки.
         — Уважаемые студенты, прослушайте итоги экзамена по анатомии, — обратился домла к присутствующим. Он перечислил фамилии студентов и пояснил:
         -  По тройке — отвечавшим. А переводчику четвёрку за «смекалку» и знания.
          Окончив с отличием ТашМИ в 1939 году, Васит Вахидов остался на кафедре терапии. Тогда этой кафедрой заведовал профессор Моисей Ильич Слоним. Еще, будучи студентом последних курсов, Васит начал заниматься научной работой под руководством профессора Ольги Николаевны Павловой. Через несколько месяцев после окончания института молодого врача призвали на военную службу в Киргизстан г. Нарын, близ китайской границы. Вахидова  назначили врачом медицинского пункта 18-ой отдельной пограничной комендатуры, где он лечил всех: как военных, так и гражданских. Ему приходилось быть терапевтом, инфекционистом, офтальмологом и даже акушером.
Однажды в военной части заболела жена одного из офицеров. Молодой врач, осмотрев больную, поставил диагноз: острый аппендицит, но доктор Вахидов не был хирургом. Долгий путь к хирургической помощи в  районный центр закончился трагически для бедной женщины. А врача Васита Вахидова этот случай заставил в дальнейшем сменить специальность. Тогда-то, в горах Тянь-Шаня, в медпункте далёкой пограничной заставы, он решил серьёзно заняться хирургией.
В те годы из Чувашии села Батырово в Нарын приехала семья Малиных, в которой жила девушка по имени Люба. Окончив здесь школу с отличием, девушка поехала в большой город поступать в институт, где, как медалистка, без экзаменов, стала студенткой ВУЗа. У матери не было материальной возможности для обучения дочери в далёком городе и  Любе пришлось  вернуться домой. Город Нарын встретил её с радостью: нашлась подходящая работа для отличницы, комсомолки, — прямо на берегу реки в областном комитете партии.
        Капитан медицинской службы Васит Вахидов давно приметил Любу. Ему нравился весёлый характер восемнадцатилетней девушки и открытый взгляд её лучистых глаз. Как-то вечером, во время праздничного мероприятия в городском парке, где Люба принимала непосредственное участие в программе, капитан, встретив запыхавшуюся активистку, сказал:
- Люба,  я думал, что ты ещё маленькая, а ты уже взрослая. Может, встретимся после концерта? -  Девушка недоумённо посмотрела на молодого человека.
- Боже, это же врач из медпункта! — вспомнила она. — У меня ничего не болит, -  рассмеявшись,  ответила Люба и убежала.
Городок был небольшой. Многие пациенты, побывавшие на приёме у  врача, делились друг с другом о своих впечатлениях: о том, как молодой доктор был внимателен, добр и хорошо лечил больных. Теперь Люба стала замечать своего соседа, высокого, стройного, всегда подтянутого капитана. Однажды девушка пришла в медпункт. Она дождалась своей очереди на приём и вошла в кабинет врача. В маленькой комнате было чисто, уютно. За столом сидел врач и что-то писал. Люба кашлянула. Молодой человек, не поднимая головы, сказал:
- Прошу вас, подождите минутку. Пожалуйста, присаживайтесь. — Люба, подойдя к столу,  остановилась.
Доктор поднял голову и увидел девушку.
        — Вы?.. Ты? Что-нибудь случилось? — испуганно спросил капитан.
 Люба, обворожительно улыбнувшись, сказала:
- Со мной всё в порядке…
 В 1943 году Васит и Люба поженились. Командование выделило молодой семье комнату в военном доме. Началась самостоятельная жизнь. На следующий год у них родилась дочь Гульсара.
После демобилизации Васита из армии в марте 1946 года молодые приехали в Ташкент. Сразу же он  устроился на работу в ТашМИ. Мысль  о хирургии, зародившаяся у молодого врача во время военной службы, никогда не оставляла его. Поэтому Васит Вахидов пришёл к Ольге Николаевне Павловой, своему первому наставнику по терапии, и всё откровенно ей рассказал. Ольга Николаевна выслушала его и вспомнила, как ещё студентом привлекала Васита к научным студенческим работам, потом рекомендовала в аспирантуру по терапии. Она видела его целеустремленность, тягу к знаниям, желание работать с больными, огромную работоспособность. А теперь любимый студент  признался, что его цель — хирургия. Ведь Хирурги – особые люди, которые каждый день соприкасаются с болью, видят кровь, бывают свидетелями самых трагических ситуаций, связанных со смертью пациента.   Поэтому они должны обладать большой силой воли, мужеством принимать неординарные решения и уметь сочувствовать тем, которые в них нуждаются. И Ольга Николаевна поняла, если уже капитан Вахидов что-то решил, то он своего добьётся. Немного взгрустнув, она «взяла его за руку и привела» к ведущему хирургу — Садыку Алиевичу Масумову.
Со временем жена Люба с отличием окончила институт иностранных  языков, факультет французской филологии. Она с лёгкостью запоминала языки  и кроме французского свободно разговаривала на нескольких тюркских языках. Благодаря ей, дом всегда был в идеальной чистоте. Люба старалась приготовить любимые блюда — манты, бешбармак. Понимая, какая психологическая и физическая нагрузка у мужа-врача, она старалась оградить его от бытовых и домашних дел.
Вскоре, вслед за дочерью появились двое сыновей Адылбек и Алишер. Когда дети подросли, Васит Вахидович терпеливо старался приобщить их к труду, к учёбе. Дети хорошо учились, активно участвовали в школьных и спортивных мероприятиях. Все трое, один за другим поступили учиться в Высшие учебные заведения, чему отец очень радовался. Дочь Гульсара и сын Адылбек пошли по стопам отца, стали медиками. Алишер увлёкся дипломатией.
Вахидов был хирургом широкого профиля, он оперировал на пищеводе и поджелудочной железе. С середины 50-ых годов в Советском Союзе впервые начали выполнять операции на лёгких и открытом сердце. Одним из первых, кто в Узбекистане осмелился это сделать, был Васит Вахидов. Он неустанно способствовал дальнейшему развитию кардиохирургии в Узбекистане, готовя кадры по диагностике, анестезиологическому обеспечению, кардиохирургической реанимации и кардиотерапии.
По инициативе и непосредственно под руководством Вахидова началось строительство огромного здания  -  будущего Центра Хирургии.  Эта была грандиозная стройка на семи гектарах площади, здание в десять этажей, плюс 2 этажа в цоколе здания. Конечно, строительство продолжалось несколько лет, но Васит Вахидович уже тогда думал о том, кто же будет работать в отделениях и лабораториях клиники. Уже в последние годы строительства, он добился того, чтобы ведущие хирурги, работающие под его руководством, были направлены в крупные хирургические центры страны и прошли там подготовку, кроме того, он отбирал выпускников, талантливую молодежь и также направил их в Москву, Ленинград, Киев, где те проходили годичную или двухгодичную подготовку. Это хирурги, анестезиологи, реаниматоры.
        Как-то в  середине 60-х годов, во время  дежурства в отделении хирургии клиники ТашГосМИ, Вахидов со своим учеником хирургом Янгиевым оперировали девушку с ножевым ранением в живот. В это время в коридоре послышался топот ног и голоса людей. В операционную стремительно занесли мужчину с ножевым ранением в сердце. Вахидов, временно передав руководство операцией Янгиеву, перешел к соседнему операционному столу.
-        Срочно готовьте наркоз! — крикнул анестезиологам Вахидов.
-  Это невозможно! Нет системы и препаратов!
-        Человек умирает! Поторопитесь!..
Хирурги быстро обработали операционное поле. Тут подключились анестезиологи, затем больному вскрыли грудную клетку (в то время ещё не существовало аппарата «искусственного сердца» и во имя спасения жизни человека, на свой страх и риск, хирурги начали эту уникальную операцию). Врачи приняли все необходимые меры, чтобы восстановить работу сердца. Операцию завершили чётко, не спеша в спокойной обстановке.  Затем возвратились к столу, где лежала девушка, и совместно закончили операцию.
Позже выяснилось, что молодого человека ударили ножом на танцплощадке в парке им. Тельмана. Он оказался «вором в законе». Но в данный момент это было не важно, потому что человек нуждался в квалифицированной медицинской помощи. Через  18 дней больной выписался в хорошем состоянии. Только оперативность и решительность врачей спасли ему жизнь.
Васит Вахидов задумал и создал самую современную клинику, вобравшую в себя передовые хирургические идеи того времени.  В ноябре 1975 году  Научный Центр Грудной Хирургии принял первых своих пациентов. Ежедневно на рабочем столе директора были свежие медицинские журналы. Он знал все работы ведущих хирургов, как СССР, так и зарубежных стран. Со многими учёными медиками академик встречался на конференциях и симпозиумах в Москве и других городах. Под руководством Вахидова  в институте защищено было 43 докторских, 180 кандидатских диссертаций. Многие ученики продолжили его дело, стали руководителями ведущих медицинских клиник Узбекистана и Средней Азии.
Уже будучи академиком, директором института Грудной хирургии Вахидов продолжал придерживаться своим, давно заведённым, принципам: ежедневно перед сном из дома звонил по телефону в институт и дежурный врач каждого отделения докладывал ему о состоянии больных, о ходе операций, и в случае необходимости не зависимо от времени суток, он сам или его ученики приезжали в Институт, чтобы помочь спасти больного.
               31 декабря 1991 год. До Нового года оставалось шесть часов. Васит Вахидович, как обычно задержался на работе. В клинике царила предпраздничная  обстановка. Пациенты, как позволяло их самочувствие, украсили окна своих палат гирляндами и снежинками из подсобных материалов. Доктор прошёлся по всем отделениям, поговорил с больными, пожелал им быстрейшего выздоровления и поздравил их с Наступающим Новым годом.
Уже смеркалось, когда Васит Вахидович стал собираться домой. В этот момент в приёмный покой поступил вызов из городской клинической больницы №15 по поводу осложнения тяжелейшей травмы  ноги у молодого человека.  Дежурный врач, взяв с собой набор инструментов, спустился вниз. Во дворе уже его ждала санитарная машина. У дверей института врач встретился с Вахидовым. Они поздоровались, поздравили друг друга с наступающим Новым годом.
               — Дорогой коллега, куда вы собрались ехать? – спросил Вахидов дежурного врача.
–       Сейчас позвонили из 15-ой гор больницы, вот срочно выезжаю…
- Тогда я с вами! – тут же подхватив инициативу, Вахидов  направился в сторону машины.
– Вы шутите, Васит Вахидович? Через несколько часов Новый год, вас ждут дома! Не беспокойтесь, я справлюсь…
- Что, я даже за санитара не сгожусь? – улыбнувшись, спросил академик и, открыв дверь «РАФА», сел в салон машины.
               В больницу, куда они приехали, изумлению врачей не было предела. Откуда-то принесли бутылку «Шампанского». Васит Вахидович  только лишь укоризненно посмотрел. Он никогда не употреблял спиртного. Обследовав больного, врачи решили его не оперировать. Так что всё обошлось хорошо. И за три с половиной часа до Нового года Васит Вахидович был уже дома.
Ранним февральским утром 1994 года Васит Вахидович зашёл в операционную. Сегодня ему предстояла сложная операция на открытом сердце ребенку 11-ти лет. Как обычно, он улыбнулся мальчику и его маме:
- Не переживайте, всё будет хорошо…  Дай Бог тебе прожить не меньше моего…
Операция прошла успешно. Вахидов перед тем, как пойти домой, зашёл в реанимацию, проведал мальчика. Посоветовался с врачами о дальнейшем наблюдением больного. Он остался доволен результатом операции и послеоперационным состоянием ребёнка. С хорошим настроением пришёл домой, где, как всегда всей семьёй, отца ждали за ужином.
На следующий воскресный день, проснувшись рано, Васит Вахидович вышел во двор дома по улице Шпильковской. Он очень любил свой дом, двор и небольшой сад. По хозяйски оглядел фруктовые деревья, распустившиеся почки. Потом, переступая мостик арыка, вдруг оступился, потерял равновесие и упал. В результате – тяжёлый перелом шейки бедра.
Первое, о чём подумал хирург:
- Как долго я не смогу оперировать?..
В Научном Центре Хирургии лучшие врачи-травматологи сделали Вахидову сложную операцию, заменив сломанный сустав на искусственный. На этом настоял он, для того, чтобы раньше встать на ноги и, как можно быстрее, начать оперировать, в чём видел смысл своей жизни. Даже лёжа на больничной койке, Вахидов продолжал вести активную работу. В его палате собирались врачи и обсуждали, советовались по поводу сложных операций тяжёлых больных. Он всё время торопился, думая о том, сколько людей ждут от него исцеления.
1-го июня 1994 года Васит Вахидов, не проснулся, его сердце остановилось…
       Тысячи людей, спасённых его «золотыми руками и добрым сердцем», запомнили искрящиеся глаза доктора. «Хирург от бога» — Вахидов остался в  памяти, в сердцах и умах людей, знавших и любивших его.
Он часто повторял своим ученикам:
- Относитесь к больному так, как если бы это был ваш самый близкий человек, ваш родственник…
Его детище — Научный Центр Хирургии с честью носит имя –    Академика Васита Вахидова.
                                                                             Мастура Исхакова.


РОЛЬ АКАДЕМИКА В.В.ВАХИДОВА И ЕГО ХИРУРГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ В СТАНОВЛЕНИИ ЭКСТРЕННОЙ ХИРУРГИИ УЗБЕКИСТАНА (К 95-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ)
А.М.ХАДЖИБАЕВ, Б.И.ШУКУРОВ, А.Г.МИРЗАКУЛОВ
The role of academician V.V.Vahidov and his surgical school in the development of emergency surgery of Uzbekistan (the 95th anniversary)
A.M.KHADJIBAEV, B.I.SHUKUROV, A.G.MIRZAKULOV
Республиканский научный центр экстренной медицинской помощи

Васит Вахидович Вахидов родился 13 декабря 1917 года в крестьянской семье вблизи г. Туркестан (Южно-Казахстанская обл.). Когда Васиту едва исполнилось 9 лет, умер отец. Старшие братья работали, заменив главу семьи, младшие дети пошли в школу. В 1930 году похоронили маму Хаджар-ая. В 13 лет Васит остался круглым сиротой, но братья сплотились и не дали семье распасться. На следующий год семья пере-бралась в Ташкент, где Васит поступил учиться на сельскохозяйственный рабфак, а затем, в 1932 году в планово-экономический техникум, который окончил в 1934 году. В том же году Васит Вахидов стал студен-том лечебного факультета Среднеазиатского меди-цинского института, переименованного в 1935 году в Ташкентский государственный медицинский институт.
Обладая исключительной памятью, Васит Вахидов в первую очередь освоил русский язык и латынь. Ана-томия стала его любимым предметом, а анатомия сосудов — его хобби. Друзья в шутку называли его «анатомической энциклопедией».
Окончив с отличием ТашМИ в 1939 году, Васит Вах-идов остался на кафедре терапии. Тогда кафедрой за-ведовал профессор Моисей Ильич Слоним. Еще бу-дучи студентом последних курсов Васит начал зани-маться научной работой под руководством профессо-ра Ольги Николаевны Павловой. Через несколько ме-сяцев после окончания института молодого врача при-звали на военную службу в г. Нарын, близ китайской границы, и назначили врачом медицинского пункта 18-й отдельной пограничной комендатуры, где он лечил как военных, так и гражданских лиц. Ему приходилось быть одновременно терапевтом, инфекционистом, офтальмологом и даже акушером.
Однако, мысль о хирургии, зародившаяся у моло-дого врача во время военной службы, никогда не оставляла его. В марте 1946 года капитан В.Вахидов с семьей возвращается в Ташкент и делится своей меч-той о хирургии с первым и самым близким наставни-ком профессором Ольгой Николаевной Павловой, которая «немного взгрустнув, взяла его за руку и при-вела к ведущему хирургу — Садыку Алиевичу Масумо-ву» (из воспоминаний современников). Необыкновен-ное трудолуюбие, упорство, блестящее знание анато-мии вскоре сделали Васита Вахидова одним из веду-щих хирургов Узбекистана.
В.В.Вахидов был хирургом широкого профиля, он виртуозно оперировал на органах грудной клетки и брюшной полости, сосудах. С середины 50-х годов в Советском Союзе впервые начали операции на лёгких и открытом сердце. Одним из первых, кто в Узбеки-стане осмелился это сделать, был Васит Вахидов. Он
способствовал дальнейшему развитию кардиохирур-гии в Узбекистане, параллельно готовя кадры по диа-гностике пороков сердца, анестезиологическому обес-печению, кардиохирургической реанимации и кар-диотерапии.
По инициативе и непосредственно под руковод-ством В.В.Вахидова началось строительство огромного здания — будущего Центра хирургии. Эта была гранди-озная стройка на семи гектарах земли: здание в десять этажей, плюс 2 этажа в цоколе здания. Конечно, строи-тельство продолжалось несколько лет, но Васит Вахи-дович уже тогда думал о тех, кто будет работать в от-делениях и лабораториях клиники. В последние годы строительства он добился того, чтобы ведущие хирур-ги, работающие под его руководством, были направле-ны в крупные хирургические центры страны и прошли
там подготовку. Кроме того, он отбирал выпускников, талантливую молодежь и также направлял их в Моск-ву, Ленинград, Киев, где те проходили годичную или двухгодичную подготовку. Это были хирурги, анесте-зиологи, реаниматологи, которые в последующем со-ставили основу коллектива Центра.
Васит Вахидов создал самую современную клини-ку, вобравшую передовые хирургические идеи. В но-ябре 1975 году Ташкентский филиал Всесоюзного научно-исследователь-ского института клинической и экспериментальной хирургии (ВНИИКиЭХ) принял первых пациентов. Ежедневно на рабочем столе ди-ректора были свежие медицинские журналы. Он знал все работы ведущих хирургов как СССР, так и зарубеж-ных стран. Со многими учёными-медиками академик встречался на конференциях и симпозиумах в Москве и других городах. Под руководством В.В.Вахидова в институте было подготовлено и защищено 43 доктор-ских и 180 кандидатских диссертаций. Многие учени-ки продолжили его дело и в последующем стали руко-водителями ведущих медицинских клиник Узбекиста-на и Средней Азии.
Уже будучи академиком, директором института хирургии Вахидов продолжал придерживаться своих принципов: ежедневно перед сном из дома звонил по телефону в институт и дежурный врач каждого отде-ления докладывал ему о состоянии больных, о ходе операций. При необходимости независимо от време-ни суток он сам или его ученики приезжали в Институт для оказания экстренной хирургической помощи, что-бы помочь спасти больного.
Академик В.В.Вахидов был основоположником специализированной экстренной хирургии в Узбеки-стане. Еще в 70-х годах он совместно со своим учени-ком Л.Г.Хачиевым изучал вопросы хирургического лечения ургентных осложнений брюшного тифа, впер-вые в Узбекистане стал применять радикальные вме-шательства при перфоративных и кровоточащих язвах желудка и двенадцатиперстной кишки. В 80-х годах акад. В.В.Вахидов, профессора Л.Г.Хачиев и Ю.И.Калиш одними из первых в республике успешно стали применять органосохраняющие и органосбере-гающие операции с ваготомией у этих больных.
Под руководством академика В.В.Вахидова профес-сора А.М.Хаджибаев, И.М.Байбеков и В.М.Мир-захмедов на ультраструктурном уровне стали изучать патогенез хронизации язвенных поражений слизистой желудка и двенадцатиперстной кишки, что было при-знано как научное открытие в 1991 г.; выявили основ-ные факторы риска гастродуоденальных язвенных кро-вотечений, предложили оригинальные методы профи-лактики и лечения подобных ургентных осложнений.
Академик В.В.Вахидов сформировал исследова-тельскую группу в составе Л.Г.Хачиева, Ю.И.Калиша, А.М.Хаджибаева и др., которая провела масштабные и глубокие исследования распространенности, морфо-логии, патогенеза, особенностей клинического течения язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, заболеваний оперированного желудка во всех регионах нашей страны, разработала и внедрила в клиническую практику ряд новых, усовершенствован-ных методов хирургического лечения ургентных осложнений язвенной болезни (кровотечение, перфо-рация, пенетрация и др.).
Пионером внедрения операций на пищеводе в Уз-бекистане был В.Вахидов. Именно им в конце 50-х го-дов была выполнена первая операция на пищеводе по поводу рака. В дальнейшем восстановительные опера-ции на пищеводе при его доброкачественных сужени-ях и злокачественных поражениях начали широко внедряться в практическую деятельность руководимой им клиники. В силу этого Институт хирургии, возглавля-емый академиком В.Вахидовым, обладал приорите-том в хирургическом лечении травматических и ятро-генных повреждений пищевода, гнойных медиастини-тов. Наиболее тяжелый контингент больных с этой па-тологией со всей страны концентрировался в отделе хирургии пищевода Института, где разрабатывались оптимальные методы санации и дренирования гной-ных медиастинитов, эмпием плевры и перитонитов, широко и эффективно использовались методы эффе-рентной терапии.
Дальнейшее развитие хирургии пищевода было связано с деятельностью учеников академика В.В.Вахидова — профессорами А.Х.Янгиевым, А.М.Хаджибаевым и З.М.Низамходжаевым, которые активно внедряли одномоментные реконструктивные операции и разрабатывали различные усовершен-ствованные варианты гастроэзофагопластики.
Как проницательному хирургу-клиницисту, чутко улавливающему перспективные направления разви-тия хирургии, Васиту Вахидовичу Вахидову всегда уда-валось предугадать и одним из первых внедрять в клиническую практику самые современные инноваци-онные решения и лечебно-диагностические методы. В частности, «рождение» эндоскопической службы Уз-бекистана фактически произошло в 1972 году на ка-федре 1-й хирургии ТашГосМИ, которой руководил профессор В.В.Вахидов. Первые эндоскопические ис-следования с помощью приборов с волоконной опти-кой на кафедре проводили молодые кандидаты меди-цинских наук А.В.Вахидов и Ю.И.Калиш, передавшие свой небольшой, но ценный опыт первому и бессмен-ному заведующему отделением эндоскопии Л.П.Струсскому. Уже в течение первого года работы эндоскопического отделения здесь были освоены и регулярно проводились плановые и экстренные эндо-скопии: эзофагогастродуоденоскопия, колонофиброс-копия, поднаркозная ригидная бронхоскопия. В конце 1976 года в республике были внедрены эндоскопиче-ская ретроградная панкреатохолангиография (Л.П.Струсский), инжекционная вентиляция легких при поднаркозной ригидной бронхоскопии (А.Я.Фок) и бронхофиброскопия под местной анестезией.
Отделение хирургии печени, желчных путей и под-желудочной железы Института было законодателем передовых взглядов в вопросах хирургического лече-ния ургентных осложнений желчнокаменной болезни, механической желтухи и холангита, деструктивных панкреатитов. В становлении и развитии отделения приняли активное участие известные профессора И.А.Рябухин, П.М.Хамидов, Ф.Г.Назыров и А.В.Вахидов.
В частности, профессором А.В.Вахидовым выпол-нены первые в Узбекистане лапароскопические опе-рации при холециститах, в том числе — деструктив-ном холецистите. Институт хирургии, руководимый академиком В.В.Вахидовым, был пионером в респуб
лике по внедрению методов эндоскопической деком-прессии желчевыводящих путей.
Институт также обладал наибольшим опытом по ведению больных с пищеводными кровотечениями. В отделении цирроза печени и портальной гипертензии под руководством профессора Ф.Г.Назырова были разработаны и внедрены в клиническую практику но-вые способы остановки кровотечений из варикозно расширенных вен пищевода, оригинальный метод хирургического разобщения гастроэзофагеального коллектора. Впервые показана целесообразность чре-спеченочной рентгеноэндоваскулярной эмболизации варикозных вен и эндоскопического тромбирования перед традиционной гастротомией и перевязкой вен у больных циррозом печени с крайне высоким риском оперативного вмешательства.
Неоценимы заслуги акад. В.Вахидова в создании службы экстренной сосудистой хирургии и микрохирур-гии. При его Институте круглосуточно дежурила выезд-ная специализированная бригада ангиохирургов, кото-рая обслуживала ЛПУ республики при травмах маги-стральных сосудов, острых и критических ишемиях ко-нечностей, острых акушерско-гинекологических крово-течениях. В отделение микрохирургии, где успешно выполнялись реплантации, со всех концов Узбекистана и из соседних республик доставляли пострадавших с травматическими ампутациями сегментов конечностей. В связи с резким увеличением потока больных и коли-чества выполняемых вмешательств в 1986 году на базе Городской больницы №6 было решено выделить груп
пу микрохирургов в качестве самостоятельного Центра экстренной микрохирургии, который обеспечивал бы экстренную хирургическую помощь в масштабах Рес-публики. В настоящее время отделение перебазирова-но в РНЦЭМП и работает в круглосуточном режиме, оказывая экстренную помощь больным, поступающим из всех регионов страны.
В.В.Вахидов стоял у истоков развития анестезиоло-гического обеспечения и реанимационного послеопе-рационного выхаживания больных. В.В.Вахидов пони-мал, что для выполнения больших операций на орга-нах брюшной полости и грудной клетки необходимо внедрение интубационного наркоза с использовани-ем миорелаксантов. С 1958 года начали внедряться методы эндотрахеального наркоза с управляемым дыханием. Вот как описывает проф. Д.С.Гулямов пер-вые интубации трахеи: «Вместе с доцентом Новико-вым (оториноларинголог) Васит Вахидович в темной комнате после анестезии гортани и трахеи раствором дикаина под контролем ларингоскопа проводили эн-дотрахеальную трубку через голосовую щель в тра-хею. Затем больной переходил в операционную, где ему проводился наркоз смесью эфира и закиси азота и кислорода без управляемого дыхания на стадии наркоза. В последующем, с внедрением релаксантов, эндотрахеальный наркоз проводился под управляе-мым дыханием».
Сформированная в институте хирургии современ-ная школа анестезиологов и реаниматологов, в лице профессоров Г.Н.Гиммельфарба, И.Н.Зимона,
Л.А.Назыровой и др., внесла неоценимый вклад в раз-витие экстренной хирургии органов грудной клетки и брюшной полости. Значительно расширились показа-ния к выполнению экстренных радикальных вмеша-тельств при кишечной непроходимости, желудочно-кишечных кровотечениях, легочных кровотечениях и спонтанном пневмотораксе.
Методические основы экстренной торакальной хирургии в Узбекистане были заложены в отделении хирургии легких и средостения, которым долгие годы руководил сам В.В.Вахидов. Интересен случай, описан-ный В.Вахидовым, который может служить примером в экстренной торакальной хирургии: «Как-то в сере-дине 60-х годов, по дежурству в первой хирургии кли-ники ТашГосМИ, мы с А.Х.Янгиевым оперировали больного с ножевым ранением в живот. В это время шум в коридоре, топот ног и в операционную заносят труп с ножевым ранением в сердце. Мы приостанав-ливая свою операцию (благо ранение было брюшной стенки) и я говорю анестезиологу: «Интубируйте и начинайте наркоз срочно». Ответ: «Еще не готовы наркотики, нужно развести гексенал или теопентал, приготовить систему и еще не принесли миорелаксан-ты, и ведь он же мертвый». Я: «Тем более, у него все открыто, зияет, интубируйте без миорелаксантов». Далее мы быстро обработали операционное поле и по 4 межреберью (там же находилась рана 3х2 см), вскрыли грудную клетку. Перикард заполнен сгустка-ми крови, напряжен. Вскрыли перикард, удалили сгустки крови, сердце не сокращается, на левом желу-дочке рана 3х2 см. Массаж. Внутрисердечно адрена-лин. Появились сокращения, из «дыры» струя крови, пальцевое прижатие, рана зашита узловыми швами. Сокращения сердца нормальные, кровотечения нет. Пульс и артериальное давление в норме (за это время анестезиолог ввел больного в наркоз). Операцию за-канчивали в спокойной обстановке. Затем возврати-лись к первому больному, и там закончили операцию. Через 18 дней пациент выписался в хорошем состоя-нии. Только оперативность врачей спасла жизнь этому больному».
При В.В.Вахидове был собран огромный клиниче-ский материал по хирургическому лечению закрытых повреждений и ранений органов грудной клетки, спонтанного пневмоторакса, ургентных осложнений опухолевых и кистозных образований легких. В отде-лении активно разрабатывались эндоскопические и эндоваскулярные методы остановки легочных крово-течений, оптимизирована тактика хирургического ле-чения деструктивных и объемных поражений парен-химы легкого, осложненных кровотечением.
Васит Вахидович был инициатором создания пер-вого в республике центра экстракорпоральной деток-сикации, деятельность которого не ограничилась толь-ко стенами института хирургии – сотрудники центра (профессора А.Х.Касымов, Ш.З.Касымов и др.) регуляр-но выезжали по линии санитарной авиации в регионы страны, где активно внедряли методы гемосорбции, в том числе биогемосорбции, плазмафереза, у больных с септическими состояниями различного генеза, при механических желтухах и других эндотоксикозах.
Долгие годы при Институте хирургии функциони-ровала специализированная хирургическая бригада скорой медицинской помощи, которая стала настоя-щей школой для развития навыков клинического мышления и оказания экстренной медицинской помо-щи больным с ургентными хирургическими заболева-ниями для целого поколения хирургов.
Заветной мечтой академика В.В.Вахидова было создание в г. Ташкенте мощного современного центра экстренной медицинской помощи по типу научно-исследовательских институтов скорой помощи в Москве (им. Н.В.Склифосовского) и Санкт-Петербурге (им. И.И.Джанелидзе). Как крупный организатор здра-воохранения и поливалентный хирург, ежедневно оперирующий и консультирующий пациентов с жиз-неугрожающими состояниями, Васит Вахидович пре-красно понимал важность и преимущества создания специализированного центра, предназначенного для оказания круглосуточной стационарной экстренной медицинской помощи населению при острых заболе-ваниях, травмах, несчастных случаях и отравлениях. Многие его коллеги помнят — у него в кабинете на видном месте стоял макет громадного многопрофиль-ного медицинского учреждения, где, как он планиро-вал и забвенно рассказывал, специалисты широкого спектра круглосуточно будут принимать больных со сложной и сочетанной ургентной патологией, будут функционировать соответствующие профильные отде-ления и диагностические службы. Кроме того, этот центр, помимо лечебно-диагностических функций, занимался бы научно-исследовательской деятельно-стью и научной разработкой вопросов оказания экс-тренной медицинской помощи.
Этой мечте Васита Вахидовича было суждено сбыться в годы независимости Узбекистана. В конце 1998 г. был издан Указ Президента Республики Узбе-кистан И.Каримова №2107 «О государственной про-грамме реформирования системы здравоохранения Республики Узбекистан», согласно которому в стране была создана новая служба экстренной медицинской помощи с головным центром в г. Ташкенте — Респуб-ликанским научным центром экстренной медицин-ской помощи (РНЦЭМП). Именно представители хи-рургической школы академика В.В.Вахидова во главе с профессором А.М.Хаджибаевым — одним из его талантливых учеников — ныне составляют костяк РНЦЭМП. Этой команде единомышленников и после-дователей своего Великого Учителя удалось под непо-средственным руководством и поддержкой Мини-стерства здравоохранения реализовать идею руково-дителя страны и создать уникальную и эффективно функционирующую систему экстренной медицинской помощи, где были воплощены в жизнь мечта и виде-нье академика В.В.Вахидова.
1 июня 1994 года не стало нашего Учителя Васита Вахидовича Вахидова. Светлая память о Васите Вахи-довиче – мудром и обаятельном человеке, крупней-шем ученом и талантливом педагоге, величайшем хи-рурге навсегда сохранится в сердцах людей, которые имели счастье быть причисленными к его многочис-ленным ученикам, коллегам, друзьям и пациентам.

Спасение страждущего через вдохновение жаждущего
Рамиль Шерланов
"ПАЛАТА № 13"
(истории из неизвестной жизни врачей и пациентов).

История 1. Спасение страждущего через вдохновение жаждущего.

Дорогому учителю – Герою Узбекистана, доктору медицинских наук, профессору, академику АН Узбекистана Вахидову Васиту Вахидовичу посвящается!


     Было ещё тёплое октябрьское утро теперь уже далёкого 1982 года. Утренняя конференция врачей Ташкентского филиала Всесоюзного научного центра хирургии (ВНЦХ) АМН СССР как обычно начиналась в 8 часов 30 минут по местному времени.
     Как подобается в крупных клиниках, все сотрудники центра в ожидании шефа уже давно заняли свои места в конференц-зале: в первых рядах – заведующие и старшие научные сотрудники отделов, главный врач клиники и заведующие отделениями, средних – младшие научные сотрудники и больничные ординаторы и задних (на галёрке) – клинические ординаторы и студенты.
     Утренний гул, создаваемый оживлёнными деловыми и личными беседами отдельных групп сотрудников, то уменьшался, то усиливался, заполняя всё пространство невысокого, длинного помещения, расположенного на шестом этаже десятиэтажного здания и временно приспособленного под конференц-зал.
     Последним в зал зашёл директор Ташкентского филиала ВНЦХ АМН СССР доктор медицинских наук, профессор, академик АН Узбекистана Васит Вахидович Вахидов и сразу же направился к кафедре на место председательствующего утренней конференцией.
     Это был сутуловатый, худощавый пожилой мужчина среднего роста симпатичной восточной внешности, с прищуренными, необыкновенно добрыми карими глазами и коротко стриженными редкими тёмно-коричневыми волосами с проседью и лобно-теменными залысинами. Может быть, не только из-за своего имени, но и из-за этого необычайно доброго прищура он получил среди своих друзей прозвище "Вася"?! Все его ученики знали об этом и в разговоре между собой втихаря называли его по-доброму "дядей Васей". Несмотря на свой возраст, он шёл всегда быстро, по привычке широко размахивая левой рукой и держа правую руку в кармане своего халата.
     Шеф одевался всегда очень просто и скромно. Я никогда не видел на нём броской модной одежды и, конечно же, дорогих золотых украшений. Единственным предметом, занимавшим его запястье на левой руке, были наручные часы, так необходимые в повседневной врачебной работе.
     Как всегда, он был аккуратен, подтянут и прилежен: в отутюженном, чистом белом медицинском колпачке и халате, в белой рубашке и бежевых брюках, непременно, при галстуке и в своих светло-коричневых кожаных тапочках. Он всегда строго следил за своей формой и требовал её соблюдения от своих сотрудников, наказывая неприлежных врачей отстранением от курации* пациентов сроком на один месяц. Опрятность сотрудников, чистота и стерильность помещений клиники для него были превыше всего – "святая святых". Во время обходов отделений он частенько обращал внимание на врачебную форму сотрудников, а также на чистоту помещений, иногда даже проводя пальцем по стенам палат, процедурных, коридоров и туалетных комнат. И, не дай Бог, если видел пыль на своём пальце! В этом случае очень доставалось всем провинившимся а, особенно, тем, кто отвечал за соблюдение чистоты в клинике и отделениях: главному врачу, заведующим отделениями, старшим медсестрам и старшим сёстрам-хозяйкам.
     Опоздавшие обычно не заходили в конференц-зал, а если и заходили, то старались делать это не заметно, не привлекая внимания присутствующих, а тем более внимание шефа. Он не терпел опозданий сотрудников и в этих случаях в спокойном тоне делал им замечания. Шеф умел делать так свои замечания, что после них уже нам, его ученикам, не хотелось опаздывать во второй раз.
     Присутствующие на конференции приветствовали своего директора, встав со своих мест. И это, скорее всего, был не культ, а дань уважения учеников своему мудрому пожилому учителю…

     Из биографии. Васит Вахидович Вахидов родился 13 декабря 1917 года в многодетной дехканской семье в древнем городе Туркестане на территории бывшей Алашской автономии (ныне Республика Казахстан, Южно-Казахстанская область). Окончив в 1939 году Ташкентский медицинский институт МЗ УзССР, свою трудовую деятельность он начал с работы рядового врача-терапевта. По иронии судьбы в годы Великой Отечественной Войны он становится хирургом, причём не простым, а незаурядным профессионалом с глубочайшими познаниями топографической анатомии и оперативной хирургии, диагностики хирургических заболеваний и травм. Скольких пациентов спас этот скромный человек за годы военной и гражданской хирургической практики и скольких – на глазах своих учеников! Кроме того, за спиной этого человека были успешно защищённые в 1950 году кандидатская диссертация на тему: "Функция поджелудочной железы при гнойных заболеваниях", а в 1962 году докторская на тему: "Плевральные сращения и значение их сосудов в легочном кровообращении". Прежде, чем стать директором центра, он долгое время работал заведующим кафедрой госпитальной хирургии Ташкентского государственного медицинского института МЗ УзССР. В 1973 года согласно Постановлению Совета Министров СССР № 70 и Приказа Министра здравоохранения СССР академика Б.В. Петровского № 970 "Об организации филиала Всесоюзного научно-исследовательского института клинической и экспериментальной хирургии (ВНИИКИЭХ) МЗ СССР в городе Ташкенте" Васит Вахидович Вахидов назначается директором данного центра, на посту которого остаётся уже до конца своей жизни. С самого начала он сам организовывает строительство Ташкентского филиала ВНИИКИЭХ МЗ СССР (будущего ВНЦХ АМН СССР) и принимает самое активное участие в этом, внося коррекции в генеральный план уже в ходе строительства центра. За время работы в Ташкентском филиале ВНЦХ АМН СССР он подготовил 15 докторов и 60 кандидатов медицинских наук, публикует более 180 своих и совместных со своими учениками научных работ, посвященных изучению почти всех разделов хирургии – заболеваний легких, органов средостения, желчных путей, печени, желудка, сердца, магистральных сосудов нижних конечностей, неотложных хирургических заболеваний органов брюшной полости и др. К тому же он заслужено становится действительным членом Всемирной ассоциации хирургов, главным редактором "Медицинского журнала Узбекистана" и членом редакционного совета журнала "Хирургия имени Н.И. Пирогова". Впоследствии В.В. Вахидов заслужено получает почётное звание "Герой Узбекистана"

     Поставив с самого начала всю работу своего центра на принципах строгой субординации младшего медицинского персонала старшему, младших врачей старшим, а также ответственности старших хирургов за младших, ему удалось сплотить замечательный интернациональный молодой трудовой коллектив, который пользовался большим уважением не только в Узбекистане, но и за его пределами.
Он сам подбирал в клинику молодых хирургов, помогал им с трудоустройством и жильём, учил их, при этом никогда не ругал, а, тем более, никогда не позволял себе оскорблять, унижать и бить их по рукам инструментами. В то время во многих известных клиниках работа врачей строилась в основном на принципе: "Мясо ученика – учителю, а кости его – родителям!" Унизить, оскорбить и, даже, ударить своего ассистента в присутствии студентов, младшего и среднего медицинского персонала было нормой поведения многих знаменитых хирургов того времени.
     Чуткое отношение, я бы сказал, тёплое отеческое внимание шефа к своим ученикам не забываемо никогда.
     Вспоминается, как он ратовал за создание нормальных человеческих условий жизни для своих сотрудников во время сельскохозяйственных работ (сбора хлопка, овощей и фруктов). Всегда сам следил за этим, и если надо было, то не боялся "биться" за это даже с партийными чиновниками и боссами.
     Также вспоминается и то, как я, будучи врачом-интерном, ассистировал ему на операции – резекции желудка. Когда я, не рассчитав свои силы, грубо потянул желудок, шеф спокойно сказал мне:
     – Детка, не тяни желудок, это ведь – не мешок!
И этого было достаточно, чтобы потом я исправил свою ошибку.
     Приветствуя научно-технический прогресс в хирургии, заставляя своих учеников постоянно совершенствовать макрохирургическую и микрохирургическую технику оперативных вмешательств на основе последних достижений науки и техники, шеф, тем не менее, всегда оставался верен своей, казалось бы, "первобытной" технике оперативных вмешательств. В то время, когда все его ученики уже давно пользовались различными модификациями сшивающих аппаратов при резекции* желудка, Васит Вахидович при наложении первого ряда П-образных швов на культю желудка использовал обычную прямую швейную иглу. Интересно, что эта игла в его руках становилась волшебной. Я не помню ни одного случая несостоятельности желудочно-кишечного анастомоза* после его резекций желудка. При этом он всегда работал с тканями максимально аккуратно, бережно и атравматично.
     Шеф не терпел нерадивых и зазнавшихся учеников. Помниться, как однажды во время клинического разбора шеф отреагировал на бравое заявление одного из самых лучших его учеников Янгиева А.Х. сделать резекцию желудка пациенту со стенозом* привратника без всякой предоперационной подготовки (а именно, трёхдневного промывания желудка), тем самым пренебрегшего святыми канонами классической хирургии.
     – Жаль, Ахмад Ходжаевич, что я безрезультатно потратил столько времени на вас! – сказал ему Васит Вахидович.
После чего хирург понял, что этим пренебрегать нельзя, и извинился перед всеми. Может быть, Ахмад Ходжаевич и сделал бы эту операцию удачно (он был, как говориться, "хирургом от Бога") один раз, но в другой раз, пренебрегая основными принципами хирургии, мог бы получить тяжёлое послеоперационное осложнение и убить больного.
     И всё-таки замечательно, что в этот день председательствовал, именно, он – Васит Вахидович! Все врачи, особенно молодые, знали как живо, интересно и поучительно проходят конференции с его участием и поэтому старались не пропускать их. Скучно проходили конференции, на которых не присутствовал шеф из-за своей занятости в операционной или же в связи с отбытием в командировку, ведь он был настоящим хозяином клиники, опытным авторитетным вожаком и величайшим эрудитом для всех хирургов центра. Каждый врач старался подражать и во всём походить на своего шефа.
     Поприветствовав своих сотрудников, Васит Вахидович присел и начал утреннюю конференцию, попросив ответственного дежурного хирурга подняться на кафедру и доложить о прошедшем ночном дежурстве. Сообщив о вновь поступивших пациентах и операциях, проведенных за время дежурства, ответственный начал доклад о пациентах, переданных палатными врачами дежурным для динамического наблюдения в связи с нестабильностью их состояния или в связи с затруднениями в диагностике их заболеваний или повреждений. Доклад его был краток, лаконичен, максимально точен (искажать факты, а тем более врать в хирургии нельзя, за каждым словом врача стоит жизнь больного). Иногда доклад прерывался вопросами шефа, которые касались всяких анатомических, диагностических, клинических, оперативных особенностей и тонкостей хирургии. То, что понятно простому врачу, то никогда не понять простому смертному человеку. Уж очень специфичны медицинские термины и медицинская фразеология, уж очень точен и скуп врачебный язык, в нём практически нет места для лирических отступлений, а если они и бывают, то – крайне редко!
     Затем на кафедру поднялся ответственный дежурный реаниматолог. Лицо его выглядело несколько утомленным, веки были припухшими от бессонной ночи, склеры глаз были слегка пожелтевшими. По его внешнему виду было видно, что он провёл трудное, беспокойное ночное дежурство и чем-то был очень озабочен и озадачен. Как всегда, его доклад начался с сообщения о состоянии самых тяжёлых пациентов в реанимационном отделении центра.
     Одним из них был двенадцатилетний пациент, доставленный накануне по линии санитарной авиации из Областной клинической больницы (ОКБ) города Бухары. Из истории болезни было известно, что подросток попал под трактор, в результате чего получил травму – множественные разрывы печени, осложненные тяжёлой гемобилией* и тяжёлым травматическим шоком. Врачи Бухарской ОКБ, сделав всё возможное и невозможное (лапаротомию*, ушивание и тампонаду* разрывов печени, неоднократные гемотрансфузии*), направили пациента в экстренном порядке в Ташкентский филиал ВНЦХ АМН СССР в связи с продолжающимся тяжёлым кровотечением. В центре уже два маститых хирурга (руководитель отдела хирургии печени и желчевыводящих путей, доктор медицинских наук, профессор Рябухин Израиль Абрамович и руководитель отдела хирургии желудочно-кишечного тракта, доктор медицинских наук, профессор Хачиев Лев Григорьевич) провели две безрезультатные релапаротомии*. Кровотечение не останавливалось, пациенту в реанимационном отделении постоянно проводились гемостатическая*, гемотрансфузионная и противошоковая терапия, но, несмотря на это, его состояние прогрессивно ухудшалось.
     После доклада ответственного дежурного реаниматолога всем сотрудникам центра стало ясно, что шансов на спасение этого маленького пациента практически не осталось. Мальчик был обречён на смерть.
     Молча выслушав доклад ответственного дежурного реаниматолога, шеф с глубоким сожалением заключил:
     – Да, мальчика мы теряем… Жаль, всего двенадцать лет…
     Было видно, как в эти минуты он переживал со всеми присутствующими на конференции врачами за судьбу этого маленького пациента…
     Последовала минута томительного молчания председательствующего и присутствующих сотрудников. Шеф погрузился в глубокие размышления, тяжко выдыхая каждый раз воздух из груди, иногда казалось, что он впал в прострацию, в транс…
     Вдруг глаза шефа блеснули живыми огоньками в вновь появившемся добром его прищуре, он заметно оживился и сказал:
     – А что, если мы попробуем сделать ему эндовазальную эмболизацию* собственно печёночной артерии?!
     – Что Вы думаете по этому поводу, Владимир Александрович? – вдруг он обратился к высокому, худощавому, тёмно-русому, молодому сотруднику отдела ренгенологии и радиологии, специализирующемуся в области селективной ангиографии* и эндовазальной хирургии.
     – В данном случае эндовазальный метод остановки кровотечения более предпочтителен, чем оперативный, так как менее травматичен, а, следовательно, и менее опасен для пострадавшего! Мне, кажется, задача технически выполнима! Конечно, вам будет очень трудно, ведь придётся катетеризировать и эмболизировать саму собственно печёночную артерию. Если вы не сможете выполнить это вмешательство, тогда я пойду на релапаратомию и перевяжу эту артерию. Не надо забывать, что, согласно статистическим данным, летальность при выключении из кровообращения (перевязке или эмболизации) собственно печёночной артерии составляет 50% в связи с возможным послеоперационным некрозом печени. Но надо рисковать, может быть, так и только так мы сможем спасти жизнь мальчику! – продолжил шеф, обращаясь ко всем присутствующим в зале сотрудникам.
     В этих словах чувствовалась вера учителя в своего ученика и готовность прийти к нему на помощь в случае отрицательного результата.
     Ранее молодому врачу не приходилось делать таких сложных эндовазальных вмешательств, поэтому ответ его прозвучал несколько неуверенно:
     – Надо попробовать, Васит Вахидович!
     – Тогда быстро берите больного в телерентгеноперационную, для его спасения у нас остаётся совсем мало времени! – скомандовал шеф!
     Конференция на этом была завершена, все врачи направились на свои рабочие места, у каждого из них были свои дооперационные и послеоперационные пациенты, которых надо было лечить, готовить к операциям или перевязывать. Ну, а свободные от работы сотрудники, а также клинические ординаторы и студенты пошли в телерентгеноперационную, посмотреть на новую, ранее не производившуюся в центре операцию – эндовазальную эмболизацию собственно печёночной артерии.
     Отдав последние свои распоряжения операционной медсестре, Владимир Александрович быстро помылся. К этому времени пациент уже был доставлен из реанимации в телерентгеноперационную, и ему уже анестезиологом проводились премедикация и наркоз.
     Под общим наркозом, под контролем телерентгеноскопа через прокол правой бедренной артерии пациента Владимир Александрович профессионально катетеризировал брюшную аорту, а потом и чревный ствол, тяжелее было с катетеризацией общей, а затем и собственно печёночной артерии (чтобы понять всю сложность данного эндовазального вмешательства, попробуйте, не вынимая из мешка, сначала найти, а потом нанизать нитку в ушко иглы). Риск попасть и эмболизировать ветви артерий соседних органов был велик, что неминуемо могло привести к их некрозу, ну, и, конечно же, к смертельному исходу и без того уже тяжёлого пациента. Молодой специалист от напряжения сильно вспотел, свободная от ассистенции операционная медсестра то и дело протирала тампоном его широкий лоб, покрытый большими каплями испарины и пота, а также запотевшие стёкла его очков. Было сделано несколько отчаянных попыток, прежде чем ему удалось катетеризировать общую, а затем и собственно печеночную артерию. И всё же последняя попытка удалась! Все присутствующие облегчённо вздохнули, остальное уже было делом техники: эмболизация проходит успешно и кровотечение у пострадавшего останавливается прямо на операционном столе.
     Сразу же после операции Владимир Александрович доложил об этом шефу, Васит Вахидович очень обрадовался и поблагодарил его за успешно проделанную работу.
     Состояние двенадцатилетнего пациента после эндовазальной остановки гемобилии быстро пошло на поправку, и в скором времени он выписался домой. В день выписки улыбающийся, смугленький, худенький, долговязый подросток со своим отцом обошёл всех своих спасителей. Все сотрудники радовались вместе со своим маленьким пациентом. Была большая гордость за Ташкентский филиал ВНЦХ АМН СССР, за его директора академика Вахидова Васит Вахидовича, молодого эндовазального хирурга Владимира Александровича Гросса* и других сотрудников, отчаянно боровшихся за жизнь этого маленького пациента. Твёрдо знаю одно, если бы тогда молодой эндовазальный хирург не выполнил свою миссию, Васит Вахидович пошёл бы на операцию и спас бы этого маленького пациента. Это было в его характере – до последнего бороться, не теряя веры в спасение больного или пострадавшего…
     Как иногда человеческая жизнь, самое дорогое, что есть у него, может зависеть от какой-то одной нелепой случайности.
     Умер бы великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин в возрасте тридцати семи лет от касательного пулевого ранения прямой кишки, осложнённого гемоперитонитом, случись чудо и окажись на месте всех лечащих врачей поэта хотя бы один хирург с подготовкой, соответствующей уровню рядового хирурга нашего времени?! Думаю, что нет!
     Умер бы этот маленький пациент, если бы в тот день не было на работе шефа, если бы он не председательствовал на утренней конференции, если б тогда его не посетила эта опережающая время врачебная мысль, и если бы шеф просто смирился с этой безысходной ситуацией?! Конечно же, мальчик бы умер так называемой "законной, должной смертью": "законной", потому что за эту смерть не пришлось бы отвечать перед законом врачам, до последнего боровшимся за жизнь пострадавшего; а "должной", потому что бывают случаи, когда уровень накопленных современных базовых врачебных знаний ещё не достаточен для решения некоторых настоящих медицинских проблем.
     Но, к великому счастью, произошло настоящее чудо – спасение страждущего умирающего юного пациента через какое-то необъяснимое, озаряющее, чудотворное, волшебное, божественное вдохновение жаждущего помочь ему старого мудрого хирурга.

     Прошло много времени… Развалившийся Союз Советских Социалистических Республик переименован в Союз Независимых Государств, Ташкентский филиал ВНЦХ АМН СССР – в Специализированный центр хирургии МЗ Республики Узбекистан. В 1994 году на 77 году жизни перестало биться сердце Героя Узбекистана – директора центра доктора медицинских наук, профессора, академика АН Узбекистана Вахидова Васита Вахидовича. В 1995 году указом президента Республики Узбекистан Ислама Абдуганиевича Каримова Специализированному центру хирургии МЗ Республики Узбекистан присвоено имя академика Васита Вахидова.
     Но до сих пор память о дорогом учителе продолжает жить в моём сердце! Всякий раз, когда принимаюсь за лечение тяжёлобольного или тяжело пострадавшего, я всегда вспоминаю об этом удивительном, уникальном случае исцеления – спасении страждущего через вдохновение жаждущего, и это меня одухотворяет, обнадёживает и окрыляет, как врача-хирурга.
     Я очень благодарен судьбе, что когда-то мне довелось учиться и работать под руководством этого Настоящего Человека, Доброго Учителя и Великого Хирурга!
     Светлая Вам память, дорогой Васит Вахидович!

  Бабаджанов Б.Д., Охунов А.О.
Выдержки из учебника "Общая хирургия" для медвузов Узбекистана.
 Глава.
"ИСТОРИЯ ОРГАНИЗАЦИИ И СТАНОВЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКАНСКОГО СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОГО НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОГО ЦЕНТРА ХИРУРГИИ ИМЕНИ АКАДЕМИКА В.В. ВАХИДОВА".
Развитие хирургии идет по пути узкой специализации. Выделяются направления, проблемы, создаются проблемные комиссии по различным разделам хирургии. Определяются новые специальности. Узкая специализация дает возможность резко повысить эффективность и результаты хирургического лечения. В это время в Москве, Киеве, Новосибирске и других крупных городах союза открывались научно-исследовательские институты хирургического профиля, особенно бурно развивалась хирургия в Москве, где под руководством видных советских хирургов акад. А.Н. Бакулева, А.А. Вишневского, Б.В. Петровского, Н.Н. Бурденко, П.А. Куприянова, Е.Н. Мешалкина развивались известные хирургические школы. Васитом Вахидовичем овладевает новая мечта — строительство клиники грудной хирургии, по специальному проекту, где можно было бы развернуть не только специализированные отделения торакальной хирургии, хирургии сердца, хирургии сосудов, но и диагностические отделения и лаборатории, фундаментальные исследования которых будут направлены на решение проблем хирургии.  Васит Вахидович зорко следил за развитием хирургии в мире, и особенно в Москве. Ему импонировала поливалентность Петровского Бориса Васильевича как хирурга, он вообще уважал только тех, кто своим хирургическим мастерством доказывали ежедневно у операционного стола свое превосходство.  В.В. Вахидов знал работы всех учеников Б.В. Петровского, ежедневно на его рабочем столе были «свежие» журналы «Хирургия», «Вестник хирургии», «Грудная хирургия», «Клиническая хирургия». Он знал все работы ведущих хирургов как СССР, так и зарубежных стран. Со многими он встречался на конференциях и симпозиумах в Москве и других городах Советского Союза. Поэтому, когда он задумал строительство специализированной клиники грудной хирургии, он создал себе образ самой современной клиники, вобравшей в себя передовые хирургические идеи того времени. При этом во многом он пошел дальше, об этом не раз говорил Б.В. Петровский, когда приезжал в Узбекистан в конце 70-х — середине 80-х годов. Он высоко ценил Васита Вахидовича, как хирурга и ученого, и всегда отдавал должное его таланту создателя первого в Узбекистане научного учреждения хирургического профиля. Но это будет позже, а пока Васит Вахидович загорается идеей создать современную специализированную клинику грудной хирургии.  Таким образом, к завершению строительства, клинические подразделения могли быть укомплектованы врачами, прошедшими школу ведущих хирургических центров Союза. Конечно, основная подготовка проводилась в Научно-исследовательском институте клинической и экспериментальной хирургии (директор Б.В. Петровский), который к тому времени стал называться Всесоюзным Научно-исследовательским институтом клинической и экспериментальной хирургии МЗ СССР (ВНИИКиЭХ МЗ СССР). И вот, то, о чем мечтал Васит Вахидович, начинает осуществляться и организационно оформляться. Его многократные поездки в Москву, беседы в Минздраве СССР, крупных научных учреждениях Москвы, поддержка его руководством Узбекистана, Советом Министров и Министерством здравоохранения Узбекистана, руководством Ташкентского медицинского института не остаются без результата. Об этом времени , так пишет в своей статье, посвященной 90летию со дня рождения Академика Б.В. Петровского, проф. Ф.Г. Назыров: «Все началось с того, что заведующий кафедры госпитальной хирургии Ташкентского Государственного медицинского института проф. В.В. Вахидов, приехав в Москву, пришел на прием к министру здравоохранения СССР, академику Б.В. Петровскому. Дело было неотложное. Строительство клиники грудной хирургии в Ташкенте. Тогда, в конце 60-х годов в Узбекистане только проф. Васит Вахидов делал операции на легких и пищеводе, сердце и магистральных сосудах. И у него была большая цель — развитие специализированных видов хирургической помощи в Узбекистане.
Совместно с академиком Борисом Васильевичем Петровским, опираясь на методическую и консультативную помощь ученых Всесоюзного научно-исследовательского института клинической и экспериментальной хирургии, Васиту Вахидовичу Вахидову удалось создать коллектив ученых и врачей, сплоченных идеей создания научного и лечебного учреждения самого современного уровня — филиала Всесоюзного научно-исследовательского института клинической и экспериментальной хирургии в Ташкенте. В дальнейшем они были переименованы во Всесоюзный центр хирургии и его Ташкентский филиал. С 1992 года это НЦХ РАМН Российской Федерации и НЦХ МЗ Республики Узбекистан, поддерживающие творческие научные контакты и по сей день». В 1974 г. началось организационное оформление научных подразделений и отделений клиники ФВНИИКиЭХ. Так, были организационно оформлены отделения хирургии легких, хирургии желудочно-кишечного тракта, лаборатория анестезиологии и реаниматологии, а также рентген-радиологический, клинико-лабораторный и экспериментальный отделы. Заместителем директора по науке становится ученик В. Вахидова проф. Ризаев М.Н., ученым секретарем, на общественных началах также ученик Васит Вахидовича к.м.н. Ю.И. Калиш. Лабораторией анестезиологии и реаниматологии руководит д.м.н. Г.Н. Гиммельфарб, отделением желудочно-кишечной хирургии — д.м.н. Л.Г. Хачиев, отделением хирургии легких и средостения — проф. Т.М. Кариев, зав. отделением рентгенологии — проф. Н.Т. Адамов, отделением биохимии — д.м.н. Абидов А.А. 3 мая 1974 г. д.м.н. А.Х.Касымов переводится в порядке служебного перевода в филиал ВНИИКиЭХ в г. Ташкенте на должность руководителя экспериментального отдела. С 1 марта 1976 г. начали функционировать отделения хирургии сердца, функциональной диагностики, патологической анатомии, а также группа хирургии сосудов и группа хирургии печени. 12 марта 1976 г. избирается руководитель отдела патанатомии к.м.н. Б.Ф.Фролов. 28 мая 1976 г. избирается руководителем отделения функциональной диагностики к.м.н. М.Т.Туленов, а на должность старшего научного сотрудника (руководителя группы) хирургии сосудов к.м.н. Б.Л. Гамбарин. Определено основное научное направление «Разработка и усовершенствование методов хирургического лечения при заболеваниях сердечно-сосудистой системы, органов дыхания и брюшной полости в условиях жаркого климата», оптимизированы планы научных исследований. Научные работы выполнялись по 6 проблемам союзного значения: «Хирургия органов брюшной полости», «Грудная хирургия», «Хирургическое лечение сердца и сосудов», «Анестезиология и реаниматология», «Рентгенология и радиология», «Биохимия и патохимия обмена веществ». Следует подчеркнуть, что Васиту Вахидовичу Вахидову в короткие сроки удалось создать дееспособный коллектив единомышленников, большинство из которых являлись его учениками и готовились целенаправленно для работы в специализированных отделениях научно-исследовательского института. Они прошли подготовку в крупных клиниках страны по конкретным направлениям хирургии. Поэтому, с первых дней функционирования, институт начал давать печатную продукцию, организовывать конференции, проводить пионерские научные исследования не только прикладного, но и фундаментального характера. Эта идея Бориса Васильевича Петровского по времени совпала с идеей Васита Вахидовича Вахидова о создании специализированной клиники Грудной хирургии — а фактически о создании специализированного центра, оснащенного современным оборудованием и подготовленными кадрами, владеющими самыми современными хирургическими технологиями. Это совпадение стремлений двух великих хирургов России и Узбекистана было не единственным. Они как-то сразу нашли «общий язык», так как были высокими профессионалами, требовательными руководителями, добрыми людьми. Это сочетание позволило им с большим уважением относится друг к другу на всех этапах более 20-летней совместной работы. И на протяжении более 20 лет творческая дружба руководителей Головного института и его Ташкентского филиала стала творческой для обоих коллективов. Это творческое сотрудничество продолжалось и когда директором, теперь уже Научного центра хирургии АМН СССР и его Ташкентского филиала, стал проф. Борис Алексеевич Константинов, которого Васит Вахидович и его ученики кардиохирурги уважали за его блестящие операции на сердце и многому у него учились.

                  
Журнал: «RUSSIAN TOWN». 1(113) январь 2013г. Атланта. США.
Автор. Газиев Радик, КТН, более полувека посвятил себя авиации. После окончания Ташавиатехникума и Московского авиаинститута, работал в ОКБ им. О.К.Антонова в г.Киеве, и затем, возглавил КБ на ТАПОиЧ, в г.Ташкенте. В 2002г., по Грин карте, вместе с семьей переехал в Америку и увлекся воспоминаниями о жизни известных деятелей Узбекистана, которые отражены в альманахе Порт-фолио №187 за 2012г, а также в сайтах «Проза ру» и «Письма о Ташкенте».
                               БЛАГОДАРНАЯ ПАМЯТЬ.
            К 95летию со дня рождения хирурга В.В.Вахидова.
Ностальгия всегда и долго преследовала иммигрантов, она коснулась и жителей славного города  Атланты, где мы нашли пристанище , после скитаний по штатам Америки. Статистика подсказала нам, что в городе свыше 50 тысяч русскоговорящих жителей, в том числе есть приезжие и из Узбекистана. Также, статистика утверждает, что число приезжих на учебу в США и по линии Грин карты Узбекистан занимает второе место среди остальных стран мира. И возможно, они помнят знаменитого хирурга , основателя единственного в свое время, Института хирургии в Средней Азии, академика АН Узбекистана, Васита Вахидовича Вахидова.
В.В.Вахидов , после окончания Ташкентского медицинского института и службы в армии, обратил на себя внимание своим особым дарованием в медицине. Он успешно защитился на степень кандидата и затем доктора медицинских наук. В этом году, 13 декабря, исполнилось 95 лет со дня рождения В.В.Вахидова. Не смотря на то, что прошло 18 лет после его кончины, память о заслуженном деятеле науки Узбекистана, докторе медицинских наук, профессоре, академике АН Узбекистана В.В.Вахидове – замечательном враче и педагоге, прекрасном организаторе, человека большой души, навсегда останется в сердцах его родных, учеников и всех, кто общался с ним.
Детство и жизнь В.В.Вахидова не были легкими. Его семья жила в небольшом городе Туркестане, на юге Средней Азии. Когда ему было 9 лет, умер отец, а в 13 лет умерла мать. Рос он в семье старшего брата, но рано ушел из семьи и начал самостоятельную жизнь, закончил рабфак и поступил в техникум экономии, где увлекся точными науками: математикой, физикой и т.д., он намеревался поступить на физико-математический факультет Ташкентского университета.
Однажды, Васит, в сопровождении своего друга, мечтавшего стать врачом, посетил медицинский факультет Ташкентского университета. При посещении кафедры анатомии хирургии другу стало плохо, что изменило его жизненные планы, в то время, как Васит, оценив свои возможности и интерес к медицине, решил поступать в Ташкентский медицинский институт. Трудная жизнь в общежитии, ночные дежурства на «скорой», не помешали ему стать лучшим студентом на курсе.
В те годы студентов, хорошо знающих русский язык,  было мало, а без знания русского языка невозможно было одолеть медицинскую литературу. Обладая исключительной памятью, Васит, уже, в первые месяцы учебы освоил русский язык и латынь. Его избрали «толмачем» - переводчиком на экзаменах в институте. На курсе друзья, в шутку, называли его «анатомической энциклопедией». Его любимым  предметом была анатомия, а на старших курсах он «читал» мазки крови лучше многих педагогов.
Васит был любимым учеником у О.Н.Павловой, заведующей кафедрой терапии.  Преданная науке Павлова, вместе со своим мужем Компанцевым, заведующим кафедры фармакологии медицинского института, которые, в числе 50тысячников, приехали в Среднюю Азию поднимать науку, в 1920г. Она обратили внимание на даровитого студента и преданного к медицине Васита, и предложили ему остаться на кафедре терапии.
  Однако, после трех месяцев работы, Васита призвали в армию, где в качестве служащего погранвойск направили на границу с Китаем. Он, как военврач, стал заведовать мед.пунктом, приходилось лечить там и военных и гражданских лиц, причем, быть не только терапевтом, но и офтальмологом, инфекционистом, акушером и хирургом. Часто приходилось сталкиваться со случаями, когда из-за отсутствия коек, инструментов, больным необходимо было отправиться в районное отделение, но это было, почти невозможно, из за плохих дорог. Приходилось убеждать местное руководство о расширении медицинского пункта, с расчетом больных на десяток  коек.
Со временем, медицинский пункт превратился в госпиталь и Васит Вахидович, став его начальником, начал делать самостоятельно хирургические операции. В эти военные годы он познакомился со своей будущей женой Любовь Маллиной, приехавшей вместе с семьей в г.Нарын из Поволжья.  Вместе они прожили полвека и вырастили троих детей. В 1946г. семья В.В.Вахидова приехала в г.Ташкент, где он уже твердо решил стать хирургом. Его первый наставник по терапии О.Н.Павлова не была обижена, она понимала, что хирургия- это дарование особой касты людей и Васит Вахидович был именно таким. Ему посоветовали набираться опыта у С.А.Масумова, ведущего хирурга института.
Васит Вахидович много оперировал в клинике, одновременно вел научно исследовательскую работу в виварии, оперируя и выхаживая собак. Им были сделаны первые операции в Средней Азии, на поджелудочной железе, при гнойных заболеваниях, которые легли в основу его кандидатской диссертации в 1950г. Следующей ступенью явилась легочная хирургия, где Васит Вахидович обосновал и доказал о необходимости организации отделения на 20 коек, при медицинском институте. Это отделение в неприспособленном старом здании, без диагностической и следящей аппаратуры, стало популярным среди больных и получило емкое название «грудная хирургия».
Васит Вахидович осваивает и внедряет в клиническую практику первые операции на легких и бронхах. Это были первые, пионерские начинания не только в республике Узбекистан, но и во всей Средней Азии. Операции длились по 6-8 часов, под новокаиновой блокадой. Учитывая недостатки местного обезболивания, Васит Вахидович вместе со своими учениками осваивает и успешно внедряет в клиническую практику эндотрахиальный наркоз ,в частности, при операциях на грудной клетке он только становился методом выбора в немногих, ведущих клиниках центра.
  Но помимо работы в отделении «грудной хирургии», Васит Вахидович, являясь доцентом, читал лекции и проводил практические занятия со студентами, а по вечерам работал над докторской диссертацией, где необходимо было перелопатить массу отечественной и иностранной литературы, изучить методы ведущих хирургов мира. К этому времени им самим было уже написано и опубликованы работы по хирургии печени, поджелудочной железы , легких и средостения.
В 1961г. Васит Вахидович становится заведующим кафедрой общей хирургии при Ташкентском медицинском институте. Он защищает докторскую диссертацию и приступает к первым операциям на открытом сердце, в условиях гипотермии.
В.В.Вахидов, как поливалентный хирург имел дар предвидения перспектив развития хирургии, как науки, так и практики. Он понимал , что без крупной клиники со специализированными хирургическими отделениями, оснащенными современным оборудованием, без диагностических и научно теоретических подразделений невозможен прорыв в таких сложных направлениях медицины, как сердечно- сосудистая и грудная хирургия. Он загорается идеей создания современной, специализированной клиники основных, приоритетных областей хирургии.
Начались годы борьбы за создание специализированного центра хирургии, нужно было доказывать, обосновывать необходимость его создания в министерствах, в Госплане, отработка документации в проектных институтах и строительство центра хирургии в стороне от города. Сыграла большую роль поддержка Министра здравоохранения СССР, академика АМН, хирурга  Б.В.Петровского, который обратил внимание на достижения В.В.Вахидова в области развитии  хирургии в Узбекистане и, в 1973г., включил строящийся Институт хирургии в г.Ташкенте в число 3х филиалов Центрального института в г.Москве.
Впоследствии, 10 этажный филиал Центрального института хирургии,  отпочковался в самостоятельных институт, с численностью сотрудников, превышающий 1000 человек. Ученики Васита Вахидовича возглавили  вновь открывающиеся, самостоятельные центры в Узбекистане. Медицина республики заняла достойное место среди крупнейших центров науки как, в СССР, так и за границей. С  Института хирургии начались международные съезды и симпозиумы, куда приглашались ведущие специалисты в области хирургии со всего мира, в том числе с Америки. Также, в Ташкенте, с него начали организовываться выставки медицинской аппаратуры мира. При его инициативе, в г.Москве, был построен многоэтажный дом аспирантов, куда он направлял отобранных им студентов стажироваться в центральные медицинские институты
В.В.Вахидов основал журнал «Медицина в Узбекистане» и был бессменным редактором журнала до конца своей жизни. В честь его заслуг, в Узбекистане, ежегодно, проводятся международные, «Вахидовские чтения», с изданием публикаций уже, в нескольких, медицинских журналах Узбекистана и за рубежом. Его именем названы основанный им Институт хирургии и, прилегающая к дому, улица г.Ташкента. Его бюст украшает центральный вход, пока единственного, крупного в Средней Азии, Института хирургии. Дополнительно, к предыдущим наградам от правительства СССР, в 2003г., посмертно, ему было присвоен орден республики Узбекистан. В этом, 2012г., были проведены очередные 17е «Вахидовские чтения»,  посвященные его юбилею, в г.Самарканде.
Васит Вахидович Вахидов навсегда останется в памяти его учеников, возглавивших медицинские центры Узбекистана, его соратников по работе, а также всех его родственников, бравших с него пример служения любимому делу в жизни. Его юбилей, 95летие со дня рождения, мы, также, встречаем в г.Атланте, в семейном кругу его потомков.

ХИРУРГИЧЕСКИЕ ШКОЛЫ УЗБЕКИСТАНА

Кафедра общей и детской хирургии ТМА
 
ОХУНОВ А.О. - доктор медицинских наук, профессор

 ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ХИРУРГИИ В УЗБЕКИСТАНЕ

 ВАСИТ ВАХИДОВИЧ ВАХИДОВ
(1917—1994)
хирург, учёный, основоположник школы специализированной хи-рургической помощи в Узбекистане.
Доктор медицинских наук, профессор, академик АН Уз-бекистана.
С 1946 года, после демобилизации из рядов Советской Армии в звании капитана медицинской службы и до последних дней своей жизни, кото-рая оборвалась в 1994 году, он по-святил себя развитию хирургии в республике Узбекистан.
Он был одним из учеников и сорат-ником широко известных научных деятелей в медицине, таких как С.А. Масумов, один из первых организа-торов хирургической школы в Узбеки-стане.
При участии Васита Вахидовича были организованы семинары по различным аспектам медицинской науки на уровне МАГАТЕ, ООН и других международных ассоциаций.
Сотрудники организованного им Инсти-тута хирургии проходили стажировку в крупнейших центрах медицины, что способствовало распространению зна-чимости медицины Узбекистана на международных аренах.
Васит Вахидович детально разработал и внедрил в повседневную практику научные подходы к таким хирургиче-ским исследованиям, как хирургия пищевода, легочные формы туберкулеза, опухоли легких и средостения. В основу доктор-ской диссертации В.В. Вахидова «Плевральное сращение и значение их сосудов в легочном кровообращении», успешно защищенной в 1962 г. , легли экспериментальные исследова-ния и многолетний опыт торакального хирурга.

 
Васит Вахидович первым в республике приступил к изучению вопросов хирургического лечения заболеваний сердца и сосу-дов. Он явился организатором службы специализированной сосудистой хирургии, при этом был создан центр ангиохирур-гии, где он проводил операции на аортах, магистральных венах и артериях. Особое внимание он уделял применению лазерной техники, радиоиммунному и радионуклеидному анализам. При нем организуется служба микрохирургии в республике, на базе которой создается Республиканский центр микрохирургии с ре-плантацией конечностей и других заболеваний, связанных с повреждением кровеносных сосудов.
Начиная с 1960 года, Васит Вахидович успешно выполняет са-мые разнообразные операции на сердце. Им впервые в Сред-ней Азии выполнены операции на открытом сердце с использо-ванием гипотермии и искусственного кровообращения. Под его руководством был создан Республиканский центр кардиохирур-гии, который проводит работу по выявлению, диагностике и ле-чению больных с пороками сердца.
Научная деятельность В.В. Вахидова была также направлена на разработку и изучению вопросов гнойной хирургии, хирурги-ческой инфекции. Эти работы легли в основу ряда кандидат-ских и докторских диссертаций, а также публикаций в печа-ти. Большое число работ Васита Вахидовича и работ его уче-ников были посвящены исследованию перитонита, были созда-ны группы микробиологии, организован Республиканский центр экстракорпоральной детоксикации.
Большое количество работ Васита Вахидоича посвящено во-просам хирургического лечения заболеваний печени, желчевы-водящих путей и поджелудочной железы. Было создано отде-ление, где разрабатывались лечения циррозов печени, холеци-стита, желчнокаменных болезней в сотрудничеств с ведущими клиниками Союза и зарубежных стран. Разрабатывались также операции при сужениях пищевода, а также язвенные болезни желудка и двенадцатиперстной кишки.
В 1967 г. В.В. Вахидову было присвоено звание Заслуженного деятеля науки Узбекской ССР, в 1974 г. он избирается членом - корреспондентом Ан УзССР, а в 1979 г. – действительным чле-ном АН УзССР. Он являлся также действительным членом Всемирной ассоциации хирургов, Председателем Научного со-вета республиканского научного общества хирургов, замести-телем председателя Правления Всесоюзного общества хирур-гов, главным редактором «Медицинского журнала Узбекиста-на».
Под руководством Васита Вахидовича созданный им Ташкент-ский филиал ВНЦХ АМН СССР стал научным, лечебным и организационно-методическим центром в республике и к настоящему времени достиг больших успехов. В 2003 году на базе Института хирургии был организован "Республиканский специализированный центр хирургии имени академика В.В. Вахидова".

  Воспоминания Главного инженера Ташкентского строительного треста Г.М.Саркисова. "Двадцать лет из двадцати столетий". 1995г.

          Глава 9.
  История Главташкентстроя настолько интересна и поучительна, что еще привлечет внимание ученых исследователей и будет написана глава о всех тех, кто работал на стройках Ташкента в те годы. Надеюсь, что на меня не будут в обиде мои друзья, чьи имена не смог привести здесь.
  Делясь своими впечатлениями о работе в Главташкентстрое, нельзя не сказать о роли Заказчика, ибо многие из них шли в ногу со строителями, понимая, что от их усилий в решении вопросов освобождения площадок под застройку, открытия финансирования, поставок оборудования зависит срок завершения и сдачи объекта.
  Одним из таких заказчиков был директор филиала Всесоюзного научного центра хирургии академик В.В.Вахидов. Отличный организатор, хирург, что называется "от бога", замечательный человек, он умел добиваться поставленной цели. Частенько навещая Главк, о решал все, нужно для дела. Введенный в эксплуатацию в 1975году коллективом треста №153, этот комплекс стал одним из лучших в городе.
  Вскоре после открытия комплекса в Ташкент прибыл министр здравоохранения СССР академик, директор ВНЦХ Б.В.Петровский. Выступая перед активом медработников республики, он сказал, что "загорелся белой завистью", осмотрев филиал своего института в Ташкенте, поздравил и строителей, и заказчиков со столь замечательным сооружением. Недавно я посетил этот комплекс и был приятно удивлен: спустя почти двадцать лет он выглядит как новый, в таком порядке он содержится и эксплуатируется...

   Журнал: Крылья Родины. №1-2. 2013г. К 80летию ОАО "Авиационный комплекс им. С.В.Ильюшина". Авиационный "спецназовец" Ил-76. Сергей Дроздов.

     Самолет Ил-76 М.Д.Т. "Скальпель".
  ...Одновременно с "антоновцами" создание медицинского самолета на базе Ил-76 начали с 6 января 1976года и в ОКБ Ильюшина (изделие "576"). Важную роль в создании машины сыграл коллектив ОКО ТАПОИЧ. Работы затянулись более чем на 6 лет, в основном, из-за проблем с выбором комплектации медицинского оборудования. Руководителем проекта от Минздрава был директор ЦНИИ травматологии СССР Ю.Г.Шапошников. А при компоновке оборудования привлекались консультанты из ташкентских госпиталей и медицинских институтов, в т.ч., директор Института хирургии В.В.Вахидов, сыгравший немалую роль в создании "Скальпель"...
  В грузовой кабине самолета находится три специальных модуля (на базе контейнера УАК-5): операционная, реанимационная, палата интенсивной терапии. В первом модуле находится операционный стол, шкафы и полки для медикаментов, аппараты искусственной вентиляции легких и другое оборудование для проведения хирургических операций. В реанимационном модуле размещается барокамера и 6 лежачих мест. Третий модуль используется для размещения на носилках и в сидячем положении до 16 раненых и больных, здесь же расположен и туалет.
  Состав медицинского персонала - 12 человек. Имеется возможность разворачивания на базе "Скальпеля" и полевого госпиталя с использованием палаток и пневмоконструкций.
  Машина привлекалась для перевозки раненых из Афганистана, горячих точек на территории СССР, Чечни, при ликвидации последствий землетрясения в Армении (1988г.) и железнодорожной катастрофы в Уфе (1990г.). Кроме того, в период вывода российских войск из ФРГ в 1992г.- 1994г."Скальпель" на своем борту вывозил медицинское оборудование и медицинский персонал.
  С учетом опыта, полученного в 1984-89г.г., на базе "Скальпель" начали работы по созданию более совершенного летающего госпиталя Ил-76 Т.Д.- С "Айболит", на котором было бы возможно проводить сложные операции. Кроме того, на нем предполагалось увеличить количество перевозимых раненых или больных до 24 человек...
 
Из рассказов А.Ш.Шакирова (директора Института травматологии г.Ташкента), писатель Н.Н.Красильников: Весной 1982 года в Ташкент приезжал Л.И.Брежнев. Когда он посетил ТАПОиЧ, на него упали люди (подробности этого случая можно найти в Интернете). Адыл Шариповича срочно отвезли по приказу Ш.Рашидова. Когда он прибыл на место, он увидел там академика Вахидова и др. знаменитых медиков, конечно и руководству государства. Брежнев жаловался на сильные боли в области груди и никто из присутствующих медиков не мог поставить правильный диагноз. Когда Адыль Шарипович зашел в помещение, он увидел в узком столе (операционный стол) лежащего совершенно голым Л.И.Брежнева, накрытого простыней. Они поздоровались и Шакиров сказал Брежневу, что это их не первая встреча. Брежнев спросил, когда же они раньше встретились. Адыль Шарипович рассказал, что в Великой Отечественной Войны на Малой Земле. Тогда Шакиров оперировал раненых Брежнев подъехал и поинтересовался с состоянием раненых солдат. (Проф. А.Ш.Шакиров во время ВОВ прооперировал более 20 тыс раненых). Брежнев спросил: «А тебя сюда для этого вызвали?» Тогда Шакиров приступил к осмотру генсека. Он попросил поднять ноги поочередно, затем и руки. Брежнев не смог поднять правую руку. Шакиров определил, что у Брежнева ушиб правой плечи и поставил без гипсовый лангет. Когда он закончил процедуру и вышел наружу, на лестничной площадки сидел Ш.Рашидов с опущенной головой и были еще несколько человек. Шакиров сказал Ш.Рашидову: » Урток Шароф Рашидович, Леонид Ильични кулини синдириб куйибсизку?!» ( Товарищ Шараф Рашидович , вы же сломали руку Леонида Ильича). Ш.Рашидов выскочил и спохватив обоими руками за голову произнес: «Вой ман шарманда булдим!» (Вот я опозорился!). Шакиров успокоил Рашидова и сказал, что никакого серьезного перелома у Брежнева нет, у него ушиб плечевой кости. Тогда Рашидов попросил Шакирова не писать об этом в диагнозе Брежнева. Адыль Шарипович ответил, что он врач и не может скрывать диагноз пациента и тем более самолетом из Москвы летит лечащий врач генсека некий Максимов и он будет оценивать диагноз и процедуру лечения Брежнева. Стоящий рядом Секретарь ЦК Салимов поддержал Адыль Шариповича и Рашидову пришлось соглашаться. На следующий день после этого Брежнев прикрепил в знамя Узбекистана очередной Орден левой рукой. На официальный прием по этому событию был приглашен и Шакиров. Л.И.Брежнев лично поблагодарил А.Ш.Шакирова. Шакиров передал через лечащего врача генсека мумиё. Спустя всего чуть больше месяца, во время Первомайской демонстрации по телевизору Адыль Шарипович Шакиров увидел Генерального Секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева приветствующего демонстрантов с поднятой правой рукой. Эту историю рассказывал мне сам Адыль Шарипович Шакиров, когда он поехал со мной на такси(!) в 6-Городскую больницу на Бешагаче осматривать моего брата, получившего травму ноги. Он поехал со мной совершенно бескорыстно, как будь-то у друга случилось беда надо выручать. Я предварительно предупреждал лечащего врача моего брата. Персонал 6-болницы был категорически против. Я сказал об этом Адыль Шариповичу, а он ответил, что запретить посещение родственников в больницах никто не имеет право и поехал. Мы с моим отцом его забрали с Алайского, по обратной дороги он заехал на почту, чтобы отправить большой конверт, а потом довезли до Детского Мира, где он жил. Мы хотели угостить его в Ресторане, он категорически отказал, сказал, что обидится. Мой папа был подавленный, поскольку мой брат получил травму из-за прыжка со второго этажа в не трезвом состоянии. Адыль Шарипович сказал ему, что в молодости всякое бывает, что мой папа поступает правильно обучая своих детей в Вузах, что я ему как сын и он благодарит его за мое воспитание. После этого папа немного пришел в себя. Кто нибудь может привести хоть один пример,когда знаменитый ученый, да и в преклонном возрасте на такси и совершенно бескорыстно поехал с бедным студентом разрешить его проблемы?! Кстати, мой брат лежал тогда в коридоре, сразу после его осмотра проф. Шакировым его взяли в палату и создали элементарные условия для лечения. А его лечащий врач полчаса читал мне лекцию, что я студент и любой профессор с улицы не может зайти в мою аудиторию и читать лекцию. Тогда я ответил ему словами Адыль Шариповича, что «…Никто не может запретить посещение больного со стороне его родственников.». Низкий поклон Человеку с добрым сердцем и посвящавшим себя ради счастливой жизни других людей Адыль Шариповичу Шакирову! Я горжусь, что судьба свела меня с этим прекрасным Человеком!   

Памятные встречи хирурга В.В.Вахидова.  К 100летию со дня его рождения.
В сайте «Письма о Ташкенте» в заметках, посвященных 95летию знаменитого хирурга Узбекистана В.В.Вахидова , были представлены фото  из его жизни и, благодаря почитателям его профессии, собраны и описаны некоторые его характерные черты, а также коментарии его сподвижников при их совместной работе и становлении нового направления в медицине Узбекистана, а именно: хирургии легких, сердца и сосудов. Более подробные сведения о нем были отражены в стенах музея Института Хирургии им. академика В.В.Вахидова, а также в печати (журналы:  «Медицинский журнал Узбекистана»,  «Хирургия Узбекистана», сайте «Проза .ру» и др.издания).
Данная заметка коснется некоторых, дружеских, памятных встреч В.В.Вахидова с деятелями медицины, запечатленных на фото в разные периоды его жизни, а также его хобби в свободное от работы время.  К сожалению не все фото и заметки о видных,  медицинских деятелей Узбекистана, особенно в области хирургии, с которыми приходилось учиться и работать  В.В.Вахидову, отражены в данной статье. В.В.Вахидов  с первых дней своей учебы и углубления  медицинской науки старался общаться также с ветеранами Отечественной войны, медицинскими работниками ,  дорожил их вниманием и дружбой. Он видел их громадныий вклад в науку и чуствовал их влияение на свое становление в области медицины.
Представим некоторые фото, сохранившиеся в архивах В.В.Вахидова:
Фото 1.  Молодая семья В.В.Вахидова в гостях у семьи Компанцевых, г.Ташкент, 1946г.  Н.Н.Компанцев, заведующий кафедры фармакологии ТАШМИ (1933-1969г.г.), его жена  О.Н.Павлова, терапевт ТАШМИ,  а также,  В.В.Вахидов, окончивший военную службу в г.Нарыне, врач ТАШМИ, его жена  Л.Е.Маллина , студенка Института Иностранных языков г.Ташкента.
Николай Николаевич Компанцев  был одним из первых, русских врачей, начавший работать в Узбекистане вместе с прибывшими ранее поездом с учеными из России в г.Ташкент в 1920г. Здесь он вырос до проректора ТАШМИ по учебной работе.  В 1917г. он окончил физико-математический факультет Петербургского университета, однако медицинское образование получил в г. Ташкенте, в САГУ. Имел звания:  Заслуженный врач УзССР и Заслуженный деятель науки УзССР, был награжден орденами Ленина и Трудового Красного Знамени, а также медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».
Т.А.Вавилова, бывшая студентка ТАШМИ, пишет о Н.Н.Компанцеве. - «Компанцев – это легенда. Он ходил в синей сатиновой блузе на кокетке, толстовке, как говорили. Бородка клинышком, высокий, сухопарый интеллигент!!!  Настоящий профессор, хоть в кино снимай. Практику не вел, так что близко  не знала, но лекции великолепно читал. Он так художественно описывал воздействие морфина, что все наши парни считали его наркоманом. О каждом препарате Компанцев знал все наизусть, память была отличная, несмотря на возраст. Но и от студентов требовал строжайше. С первого раза мало кому удавалось сдать, поэтому у нас он стал принимать экзамены сразу после окончания лекций,  не дожидаясь начала сесии. Бывало по три раза ходили, пока не поставит в зачетку.
 Компанцев ведь и человек был хороший. Жили они с женой, профессором , терпевтом Ольгой Николаевной Павловой на улице Льва Толстого, если память не подводит. Свой дом у них был, по нищим временам послевоенным хорошо жили. Детей не было. Жили аскетично, как и было положено ученым того времени. Это сейчас стыдно быть бедным, а тогда стыдно быть зажиточным, не то что богатым. Так они людям помогали. бедных студентов содержали, больным лекарства носили».
Студент ТАШМи В.В.Вахидов ,  отличался прилежностью к учебе и, видимо, любознательностью к предмету фармакологии , на что мог обратить внимание Н.Н.Компанцев и приблизить его своим вниманием. После окончания ТАШМИ в 1939г., Васит Вахидович был призван в армию и был направлен служить на границу в г.Нарын  Киргизской ССР, откуда он вернулся после войны уже с женой и дочкой, имея за плечами опыт работы врача и руковолителя организованного им небольшого, фронтового госпиталя на границе СССР. Первыми из старых друзей и наставников в Ташкенте была семья Компанцевых, что и представлено их вместе на фото 1.
Фото 2,3,4,5.  Спустя 30 лет. В.В.Вахидов, академик АН УзССР, основатель и директор Института Хирургии в г.Ташкенте среди видных деятелей медицины Узбекистана, в том числе сподвижника, Р.А.Каценовича, академика АН УзССР, основателя и директор НИИ Кардиологии. 
В.В.Вахидов с первых дней своей работы в ТАШМИ  стал задумываться о создании хирургического кабинета при кафедре, имея уже 4хлетний опыт в организации и работы хирургического госпиталя во время службы на границе (фото2). Он начал усложнять операции при лечении больных на кафедре ТАШМИ и, заодно, подбирать команду единомышленников (фото3). Пригодился также опыт его смело вторгаться в трудноизлечимые болезни.   В большом, с иерархией медицинских работников, городе это была трудная и рискованная затея, некоторые из руководства института не поощряли самовольные решения, переводили В.В.Вахидова на другие участки и должности, но терпеливость и упорство его брало вверх. Часть  медицинских работников, достигших  высоких степеней в медицинской науке, морально поддерживали его начинание, он стал обрастать надежными соратниками (фото4).
Дружба В.В.Вахидова и Р.А.Каценовича семьями начались в ранние годы совместной работы в здравоохранении Узбекистана, их вместе приглашали на консультации  перед сложными операциями и им приходилось совместно обсуждать болезнь клиентов. Вместе они защитились на степени  Д.М.Н., вместе отдыхали в кругу сверстников, медицинских деяетелей (фото 4), часто бывали вместе семьями в туристических поездках (фото 5), а также на семейных, праздничных мероприятиях (фото 6). На фото представлены восьмидесятые годы, когда уже можно было расслабиться в кругу друзей или за столом.
 После нашей свадьбы с Гулей, в том чиле и мы, уже приглашались в гости у Рафаилу Александровичу, а их семья почти все торжественные мероприятия была в доме семьи В.В.Вахидова.  Взимные интересы и поддержка сопровождала их все годы жизни, сложные лечения и операции больных не проходили без взаимных консультаций двух светил медицины Узбекистана. Развал СССР разлучил их семьи, однако, семейном архиве В.В.Вахидова сохранились совместные фотографии жизни двух семей.
Интерес В.В.Вахидова к организации госпитальной хирургии при проведении операциий на легких, сердце и сосудов привлек внимание  знаменитого хирурга, академика Б.В.Петровского, который намеревался организовать филиалы в городах СССР от головного Института Хирургии г.Москвы. После нескольких их встреч был подписан приказ в 1973г на организацию филиала Центрального Института хирургии в г.Ташкенте с назначением его руководителем В.В.Вахидова. Академик Б.В.Петровский курировал строительство филиала, стал чаще приезжать в г.Ташкент, где позже, при участии В.В.Вахидова, начал проводить  проказательные операции в уже введенным в строй  в г. Ташкенте филиале Центрального Института Хирургии. В Ташкенте они сблизлись на семейном уровне, Б.В.Петровский и В.В.Вахидов (Фото 7, 8).
 Позже, по долгу службы, к Министру здравоохранения СССР Б.В.Петровскому и руководителю филиала Центрального Института Хирургии в г.Ташкенте В.В.Вахидову присоединились руководители здравоохранения Узбекистана, том числе  У.А.Арипов, который хотя и был моложе В.В.Вахидова на 10 лет, однако их взаимное уважение к друг другу в стремление поднять медицину Узбекистана  до мирового уровня помогли обеспечить прочные их связи в совместных организациях  международных и республиканских конференций и симпозиумах. (фото 9).
Интересным моментом  для меня, как работника авиации, явилось совместное посещение Б.В.Петровского, В.В.Вахидова, У.А.Арипова, разработанного на ТАПОиЧ модификации транспортного самолета Ил-76 «Скальпель»,  где в трех модулях самолета размещался полномасштабный госпиталь, где возможно было проводить различные операции и восстановление раненных после операций. Самолет «Скальпель» проявил себя в горячих точках СССР и за рубежом: в Афганистане, Спитаке (во время землетрясения), в Чечне и т.д.  Курировал оснащением модулей медицинским оборудованием,  в том числе, и В.В.Вахидов, это освещалось в центральном органе печати г.Ташкента и в спецальных, авиационных изданиях. Показана делегация медиков на ТАПОиЧ в сопровождении директора В.Н.Сивца и интерьер первого модуля -операционная (фото 10, 11,12)).
Институт  Хирургии  в г.Ташкенте явился флагманом в хирургии всего региона, где на современном оборудовании проводятся операции почти на всех органах человека.  (фото 13) До сего дня нет подобных институтов во всей Центральной Азии. Впоследствии, филиалу Инстиута Хирургии  присвоили имя «Республиканского специализированного центра хирургии им. В.В.Вахидова», от него отпочковались и были созданы другие центры в республике, которые возглавили ученики В.В.Вахидова.  Сам центр уже более 20и лет возглавляет ученик В.В.Вахидова,  Д.М.Н., профессор Ф.Г.Назыров, который продолжает наследие своего учителя. В частности, проводятс я ежегодные «Вахидовские чтения» в различных городах республики, издаются книги и журналы по хирургии и др. (фото 14, 15).
В заключение о его деятельности в области становления и развития хирургии в Узбекистане, хотелось бы привести выдержки из книги Г.М. Саркисова, Главного инженера строительного треста Узбекистана , «Двадцать лет из двадцати столетий», год издания 1995г. (фото 16). В.В. Вахидов, хирург, оставивший след в жизни, навсегда останется в памяти всех, кто был ему близок и благодарных за его вклад в медицину Узбекистана  (фото 17).
Увлечения (хоби) у Васита Вахидовича в начале сочетались с его служебной воинской обязанностью, а именно, он научился ездить на лошади по горным дорогам во время переездов воинских частей и посещения больных на дальних участках границы. Также он увлекся разведением и воспитанием сторожевых собак, которые отвечали ему взимной верностью и любовью (фото 18).  Эти интересы он сохранил до конца своей жизни, в его билиотеке можно встретить книги по разведению и воспитанию этих преданных к человеку животных.
В г.Ташкенте, в более поздние годы, когда появилась возможность приобрести небольшой участок земли, Васит Вахидович собственно ручно нарисовал проект своего дома и лично участвовал в его строительстве. Строительство дома слегка затянулось по времени из за затруднительного положения в финансах семьи, несмотря на то, что он дополнительно работал дежурным по палате в ночных сменах. Однако, впоследствии в доме постоянно собирались не только близкие и родственники на праздничных мероприятиях, но и оказывали честь такие видные деятели медицины, как Министр здравоохранения СССР Б.В.Петровский,  Дирктор Института хирургии Украины Н.М.Амосов и другие, которые обогащали большую библиотеку Васита Вахидовича  своими книгами с дарственной надпсью. (фото 19).
Во дворе Васит Вахидович в свободное время любил сажать разные сорта роз, также здесь росли различные фруктовые деревья, урожай с которых осенью собирала молодежь, поднимаясь на складных лестницах. Впоследствии, в более поздние годы, был приобретен участок в Кибрайском районе, где всей семьей построили небольшой домик и посадили фруктовые деревья и виноград. (фото 20).  К сожалению, во время работы на участке Васит Вахидович оступился , была сломана шейка кости, а после операции и продолжительного лечения он покинул наш мир.
   

Примечание: Сюда не вошли материалы (статьи и фото), посвященные 95летию В.В.Вахидова, помещенные в сайте: "Письма о Ташкенте".


Рецензии
Скопировала, прочту на досуге. Люди очень интересные, много сделавшие для страны.

С уважением,

Анастасия Павленко   16.10.2012 21:06     Заявить о нарушении