Итак - она лгала

   Вся эта история, как любая другая "любовная", может быть изложена в двух словах: он сочинял ей стихи, она рисовала ему картины.
   Десятилетняя "идиллия". Измен и обмана.
   Тривиал? Standard love story? Может быть. Но каждый считает себя исключением. Чаще всего, напрасно...                                                                              
   Столь избитые слова: итак - она лгала...                                                                            
Всегда... Всем... Подругам. Родственникам. Друзьям. Мне... Мужу... Любовникам остальным...
   Кстати, "от имени и по поручению" последних мне еще несколько лет назад звонили прилично, с матом, обещая оборвать руки, чтоб не писал.
   Но вот - пишу. Что же еще остается делать? В этом "честном" и "радостном" мире "непреднамеренных" и "невинных" недомолвок, передергиваний и оскорблений.
   В этой "идиллии" нет ничего удивительного. Все женщины так делают. А те, кому лгут, не хотят знать об этом. Не верят. Оправдания находят. Как и я не хотел.
   Ну, ладно. Где-то, с кем-то. ОК. Я не вижу, не знаю.
   Но когда вся эта грязь происходит в моей собственной квартире, пока я - в Германии, такое ни с чем нельзя уже сравнить. Уродство моральное...
   При этом она приезжает в Германию. Мы были в Париже праздновали 10-ти летие наших замечательных искренних отношений, я мечтал зто устроить именно так. Мои друзья стараются, показывают ей Бонн, Нормандию, Луксембург, Мангейм, надеясь на то, что она - со мной, что мы - вместе.
   В то время, как любовник еще один ждет ее в моей постели! Вот это женщина, правда?
   Нужно бы преклоняться, но почему-то не хочется этого делать, а - наоборот - тошнит.
   Она играет (безупречно, как ей кажется) почти девочку (в ее то года). Кокетничает, как в детском саду. Не понимая, что доходит до неприличия. И - смешно становится. От примитивности ситуации. От безысходности чувств. Да о каких чувствах может быть речь...
   Почему же я так кричу? Потому, что пространство, называемое квартирой моей - было не просто местом встреч, это было святое место творчества нашего, ее мастерской (см. одноименное стихотворение). Теперь понятно, что в святость этого места верил один только я. И - напрасно...
   И наконец - все предано, и люди все, и творчество. А последнее - это самое страшное и непрощаемое...                                                      
   Так вот, сегодня - день свободы. Я отправил ей письмо. Я знаю, что это еще не все.      Что предстоит еще - и внутреннее выздоровление, и очищение. От этой беспросветной грязи, бессовестной лжи и... тщетных надежд...                                    
   Так не хочется исчезнуть бесследно. Истратить безответно, впустую чувства, время, жизнь...


Рецензии
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.