Всё заново. Часть 1. Главы 1 - 54

Все заново.

Пролог.

Не люблю людей с нетрадиционной ориентацией, но я не гомофоб. Точнее сказать, я их не понимаю, то есть не понимал…
Неправильно выразился. Вернее не с  того начал…совсем не с того.

Здравствуйте.
Меня зовут Андрей Пополин. Для друзей и близких просто Попо. Идиотское прозвище, знаю. Но только для одного человека я Эндрю и только он знает мой секрет. Мой маленький кусочек  другого мира. Наверное,  до конца своей глупой жизни буду улыбаться, думая о нём.
Мне 35. Брюнет, среднего роста с глазами цвета «фиг пойми», то ли зелёные, то ли карие. Повезло с телом и  стараюсь держать его в форме. Вполне успешен и, наконец,  по-настоящему счастлив. Но лучше обо всем по порядку. Не зря же достал старую мамину пишущую машинку.

Часть первая.

Глава 1. Я

Из родного города уехал в 16 лет, едва успев закончить школу. Сбежал от армии, дальнейшей учебы и своей сумасшедшей семейки.
Повзрослел, блин.
Решил не мелочиться и рванул сразу в Москву. 16-й сопляк, мечтал о лучшей жизни, но вляпался в ещё большее дерьмо. «Москоу невер слип» - это точно. «Хочешь жить, умей вертеться», я сбился со счета, сколько раз вспоминал мамины любимые слова.
16 лет. 16 лет! В этом возрасте детей нужно дома держать, чтобы они горячку не пороли. Но я был в Москве. Без денег, без жилья, без цели, но с огромным желанием не возвращаться домой.
Жил на вокзале, спал в зале ожидания рядом с такими же «умными», бездомными, наркоманами, проститутками, психами и т.п. Как заразы никакой не подхватил, понятия не имею.
На работу никто не брал. Без прописки, да и лет маловато, поэтому хватался за всё,  что предлагали. Таскал чемоданы приезжих, выгружал ящики в кафэшках, мыл полы в сортирах, платили, конечно, крохи, а иногда просто давали еды и всё.  Но мир, как говорится не без добрых людей.
Мария Васильевна. Бабуличка. Она торговала жареными пирожками не далеко от кафе, где я подрабатывал и ей заодно помогал, был зазывалой так сказать. Вот она меня к себе и забрала.
- Нечего такому смышленому на вокзале гнить, - говорила Васильна, запихивая мои скромные пожитки в свою сумку с пятнами жира от пирожков. Я не возражал. Скоро зима.
Да! По поводу моей первой фразы.
Когда я только приехал, весь такой на позитиве и с чувством, что мир непременно падет к моим ногам, я познакомился с парнишкой. По внешности и манерам ему не дашь и 15, но на самом деле ему было уже 25. Макс. Максимилиан. Все любил делать по максимуму. Рассказал мне о вокзальной жизни, многому научил (в основном наглости)  и не дал отчаяться, когда я понял, что совершил большую ошибку, уехав из дома.
Я всё впитывал, как губка, но одного не мог понять. Когда мы попрошайничали, было и такое,  Макс бегал только за мужиками.  Это было странно, но я не обращал внимания, пока у Макса были деньги и мы нормально питались, мне было всё равно.
Но потом он пропал. Не на вокзале, не в забегаловках не знали где он,  Макс просто исчез. Я до последнего надеялся, что с ним всё в порядке. Он был единственным, кого  я знал,  и остаться одному не очень хотелось.  Но один из нариков, что всё  время терлись около нас, убил последние надежды.
- Ты про Максимилиана? – тянул он буквы, тупо улыбаясь. – Так его же грохнули.
- В смысле?
- Пристал не к тому кавалеру, - нарик заржал, я ничего не понимал.
- Ты четче мысли можешь выражать?
- Так ты, малец, не в курсе??? – он заржал ещё громче. – Твой Максик, пидорок!
- Что? В смысле кто?
- Да ты, малец, вообще профан? С мужиками твой Максик развлекался. Вот и затрахали его до смерти.
Нарик ржал без остановки. Я молчал, пытаясь уложить в голове услышанное.
Макс мертв и он…спал с мужчинами. Не знаю, от какой мысли меня тогда больше коробило. Фу, блять!!! до сих пор не по себе.
- Тебя ждет та же участь, - подмигнул мне парень и провел рукой по спине. – Мой сладкий.
Я пулей вылетел из здания вокзала, дав себе зарок, что ни одной волосатой руке не позволю к себе прикоснуться.   
А потом у меня появилась Мария Васильевна. Ну, или я у неё. В общем, я перебрался из холодного вонючего вокзала в небольшую  чистую и отапливаемую двухкомнатную квартирку.

Глава 2. Мария Васильевна

Таким людям ставят памятники.
При жизни.
Бойкая, живая женщина. На тот момент ей только исполнилось 50. Кормила, одевала меня, потом ещё в квартире прописала, чтобы я смог устроиться на нормальную работу. Курьером в службу доставки. Так прошел год, потом ещё один, ко мне даже родители приезжали. Всё не могли нарадоваться, что я не сгнил.
Мне был почти двадцатник, а я всё таскал письма.
- Тебе нужно учиться, - трепала нервы мама.
- Прогуляешь мозги, потом не заведутся, - поддакивала ей Васильна.
Да и я сам понимал, что нужно двигаться дальше. Домой возвращаться по-прежнему не хотелось.
Чему-то учился пять лет. Точнее учился управлять персоналом. Наверное, хорошо учился, потому что диплом красный. Я прям гордился собой. После окончания, по распределению, оказался в фирме продающей женскую одежду. Я был одним мужчиной на сорок женщин. За год чуть с ума не сошел, но зато получил гигантский опыт. Спасибо им. И после них, попал в «Амрекс». Продаем - покупаем. Дерево. Опилки.
Да. Я не умер, не сгнил, я шёл вперед.
И с этого момента, пожалуй, можно и начать...

Глава 3. Работа.

Утро. Будильник. Не хочу. Вчера отмечали моё повышение и чьё-то день рождение. Нужно было разделить эти события, ну или хотя бы не смешивать напитки. Открыл глаза. Хоть в своей квартире и то хорошо. Пошарил рукой по кровати, её нет. Наверное, уже в офисе, кофеварит. Ну и слова  богу. Не ладится у нас что-то.
Кое-как стащил своё тело с кровати и отнёс в ванну.  Душ. Холодный. Нужно взбодриться. Смотрю на своё отражение. Мужчина в самом рассвете. Слегка не бритый (решил, что ещё один день можно так походить) хорошо подкачен (ни лишнего жира, ни «пивного живота») прямо мачо. Улыбнулся своим мыслям и выполз, наконец,  из ванны. Кофе, голова обойдется без аспирина, а то я на нём уже, как на антидепрессантах. Пора ехать, получать поздравления от не пьющих и узнать, у кого было день рождение.
Машина на месте.
«Сам приехал что ли? Или Анжела за руль села, - думал, осматривая свою тойоту. – Всё цело. День начался хорошо».
Правда, когда добрался до офиса, меня ждал неприятный сюрприз. На парковке. Моё место было занято чьим-то ламборгини. Какого черта? Пришлось встать на место Игорька, нечего на работу опаздывать.
- Доброе утро, Андрей Сергеевич! – охранник поймал мои ключи и повесил на крючок.
- Привет, Палыч, - я направился к лифту. – Не знаешь, чей драндулет на моё место припаркован?
- Нет, - тот пожал плечами и шепотом добавил. – Но он вместе с Никифором Петровичем приехал.
- С Петровичем? – я обернулся. Охранник утвердительно кивнул. – Это интересно.
Нажал кнопку лифта, двери открылись, и я вошел внутрь.
- Хорошего тебе дня, - подмигнул Палычу и нажал кнопку последнего этажа.
- И Вам Андрей Сергеевич.
«Никифор нашел новую жертву? Ещё и на машине его катается. Интересно, интересно».
25. Загорелись красные цифры. Я прибыл. Боготворите меня.
- Андрюша! – не успел выйти, как на шее повисла Анжела. – Я так счастлива!
- Я тоже, радость моя, - ответил на автомате, перебирая в голове возможные варианты её счастья.
- Я уже всех обзвонила. Даже Маргарите Ивановне, - она продолжала щебетать. – Она так обрадовалась.
- Ты звонила моей маме?
- Да.
- Зачем?
- Не надо было, да? Ты, наверное, сам хотел сказать?
Я напрягся.
«Я что-то САМ должен сказать своей маме?»
И тут, словно вспышка ночного кошмара, промелькнул фрагмент вчерашнего банкета. 
«Я ей сделал предложение! ОЙ, БЛЯ!»
Во рту моментально пересохло. Я чувствовал, как кровь покидает лицо, но продолжал улыбаться.
- Нет, ты молодец, что сообщила.
«Господи Иисусе!!! Какого хрена вообще?»
Анжела что-то ещё говорила, вроде про платье, торт, гостей, но я уже не слышал. Лишь мечтал быстрей добраться до своего кабинета, остаться один и…удариться головой обо что-нибудь очень тяжелое, желательно металлическое.
«Чья-то машина на моем месте? Да насрать! Я сделал предложение женщине, которую не люблю! Вот это «неприятный сюрприз»!»
- Андрей, можно тебя? – голос начальника, как соломинка.
- Да, конечно! – и обернувшись к Анжеле с улыбкой (с подобием на неё) добавил. – Мне работать надо, давай вечером всё обсудим?
- Хорошо, любимый!
Её поцелуй, мои мурашки отвращения, снисходительная улыбка Петровича, когда я заходил в его кабинет.
- Попался? – прошептал он, хлопнув меня по плечу.
- И не говори.
- Крепись.
Я уже собирался было ответить, что нужно дозировать выпивку и речь, но заметил парня, сидящего в его кресле.
- Да! – Петрович увидел направление моего взгляда. – Познакомьтесь. Андрей это Александр Сушин. Саша это Андрей Пополин.
- Андрей, - протянул руку вперед.
- Саша, - бархатный голос и ручка, скорее подходящая девушке.
- Он будет помогать тебе во Франции.
А день ведь так хорошо начинался.

Франция. Моё повышение связанно с ней. Я долго разрабатывал фирму «Паркенес». Переманил их за бешеные деньги, но предполагалось, что мы выручим в три раза больше. Предполагалось. Все переговоры, собрания, презентации я вел отсюда, из Москвы. И теперь мне предстояло лететь в страну лягушатников, чтобы утрясти последние пункты договора и подписать, наконец- то, контракт.
- Хорошо, - натянуто улыбнулся. – Две головы всегда лучше.
Никифор говорил, что я поеду не один, но я не рассчитывал на мужскую компанию. И тем более такую… Александр Сушин…
Латентный педик – первое, что пришло в голову, когда я его увидел и услышал этот бархатный голосок.
Голубоглазый блондин, ниже меня ростом, с пухлыми губками и небольшим носиком. Отличная бы получилась из него девка, сложись судьба при зачатии по-другому. Но он мужик, по крайней мере, я на это очень надеялся, и он едет со мной.
- Никифор Петрович, мне пора, - Саша направился к двери. – Надо решить ещё пару вопросов.
- Да, конечно, - Петрович открыл перед ним дверь, у меня открылся от удивления рот.
- Билеты я уже купил, - он мило улыбнулся и взглянул на меня. – Так что за это можете не волноваться.
- Хорошо, - улыбнулся ему в ответ. – Спасибо.
- Всего доброго.
- Всего доброго.
Как только дверь за ним закрылась, я тут же обернулся к начальнику.
- Это кто?
- Александр Градский-Сушин.
- Это я понял. Я имею ввиду кто он ВООБЩЕ такой???
- Он…- Петрович замолчал и уселся в своё кресло. – Он любимый племянник нашего многоуважаемого…
- Хорошо, - я был немного удивлен, если не сказать большего. – Тогда второй вопрос… Какого хера он едет со мной?
- Распоряжение руководства.
- И с чего мне такая честь?
- Если во Франции всё удачно сложиться и тебе удастся, выгодно для нас, подписать контракт, - Петрович улыбнулся. – Ты останешься там, а Саша…будет твоим приемником, так сказать и будет работать вместо тебя здесь…
- Эээ…
- Посмотрит, как ты работаешь, наберется опыта… присмотрит за тобой…
- Ага! – воскликнул я, поднимаясь с кресла. Новости всё шикарней и шикарней. – Ты его телосложение видел? Присмотрит он за мной.
- Внешность обманчива.
- Это точно, - я вздохнул. Что ж за день то сегодня такой? - Ладно, я тоже пошёл. Надо паспорт забрать, да и бумаги ещё раз проверить и вообще…я женюсь, оказывается.
- Ах, да! А я чуть не забыл, - шеф поднялся и протянул руку. – Поздравляю.
Я лишь тяжело вздохнул, сжимая его кисть. Петрович явно смеялся надо мной, но хоть открыто этого не делал и на том спасибо.
Только вышел из кабинета и сразу услышал:
- Пополин! Ты козлина! Ты знаешь об этом?
Игорь приехал. Вообще не опоздал.
- Ага, в курсе, напоминают периодически.
Пожал его наманикюренную руку. Тот ещё говнюк, но для «выпить» парень что надо.
- Ты с похмела места на парковке путать начал? – продолжал он наезжать.
- Моё занято было, вот и встал…где нашёл! И вообще, чё разорался? Голова, не болит что ли?
- Мне даже думать больно, - прошептал Игорек, потерев виски. – Есть чем подлечиться?
- Кефирчик подойдет?
- Процент маловат…
- Пить надо меньше, - произнес и громко хлопнул в ладоши около его уха.
- Козлина, она и есть козлина.
Наконец-то один. Наконец-то добрался до своего кабинета и могу подумать.
«Мой язык, без костей, который при попадании в организм алкоголя, становится неудержимым, довел меня  до того, что я БЛЯ женюсь! Блин, блин, черт, вот дерьмо! Это же надо было так вляпаться!? Ещё и педика этого на хвост посадили! Вообще круто! Его только мне не хватало. Оёёй! Как мне мама ещё не позвонила…»
И только я о ней подумал, как тут же, по всем законам жанра, раздался телефонный звонок.
- Господи, спаси меня… пожалуйста…, - пробормотал прикрыв глаза, и снимаю трубку. - Привет, мам! – типо радостный.
- Андрюша, солнышко мое, - что-то мне нехорошо. – Что за фигня у тебя происходит?
- Мам…
- Погоди! Мне утром звонила какая-то девушка и интересовалась, может ли она называть  меня мамой?
Здорово, блин!
- Андрюша, ты можешь это объяснить?
- Эээ…
- Андрей!
- Только не кричи,- как некстати голова заболела или, наоборот, вовремя. Никогда не умел, да и не любил её обманывать. – Так получилось…
- Беременна?
- Нет, что ты!
- Опять язык за зубами не держится?
- Ну…что-то вроде того…
- Андрюша, солнышко моё, я всё понимаю…тебе почти 30, у тебя хорошая работа, приличный заработок и всё такое, и что пора задумываться о семье, детях, но…я поговорила с ней десять минут… я не хочу глупых внуков…
- Ма…
- Неужели у тебя в офисе нет достойной девушки?
- Мааа…
- Мне очень нравится Ники.  Почему вы с ней не поженитесь?
- У неё, вообще то, есть молодой человек.
- Они женаты?
- Нет.
- Тогда это не проблема.
- Ма! Ты сама понимаешь, что говоришь?
- Да, сыночка! Узнать в четыре утра, что ты в пьяном бреду сделал кому-то предложение! Я понимаю, что говорю… можно называть вас мамой… прости Господи…
- Ма, давай я тебе позже позвоню, и ты меня ещё поругаешь?
- Хорошо, сыночка…
- Привет, семье… Люблю тебя…
- И мы тебя. Звони.
Поверхность стола холодная, очень кстати. Мне нужно с кем-нибудь поговорить, просто срочно.  Не выпуская трубки из рук, набираю её номер.
- Привет! – её голос, лучшее лекарство.
- Ники, я дурак.
- Это всем известно. Что случилось?
- Пообедать на халяву не хочешь?
- Всё так серьезно?
- Пока сам не понял.
- Окей. В час устроит?
- Я тебя люблю.
- Это тоже всем известно. До скорого.
Так, с «психологом» договорился, теперь нужно эти два часа грамотно потратить, так чтобы успеть сделать и не опоздать. Паспорт! Надо же загранпаспорт забрать. Отличный повод. По делам же мотаюсь и Анжеле лишний раз  на глаза не попадусь.
Какой же я всё-таки придурок!

 Глава 4. Ника

Бюрократия! Вот что всех ровняет.
Возьмите справку там, поставьте печать здесь,  отнесите её туда, да не сюда, а в другую дверь. В какую, блин?  Они у вас все одинаковые!  И духота, в любое время года, и толпа, в любое время суток.
Я чувствовал, как с потом и злобой выходят остатки алкоголя, так что к Ники я приехал абсолютно вменяемый.
Ники. Самый светлый человек в моей жизни, учились вместе управлять персоналом. Девчонка из деревни, с выдающимися  формами, косой до попы, с соответствующим говорком, да ещё и в очках. Она никогда не обращала внимания ни на шутки, ни на подколы над собой. По большому счету это и стало толчком для нашей дружбы.
А потом было лето, после третьего курса, когда мы все разъехались, а собравшись осенью… я был в шоке и не только я…у нас в группе была своя королева красоты.
Волосы прямые, стриженные под карэ, вместо бабушкиных гигантских в роговой оправе очков,  маленькие аккуратные, в белой оправе. И фигурка, и ножки, и одежда.
Месяц тупо пялился на неё, не веря глазам. Она была шикарна.
И, как часто бывает в таких случаях, те, кто её гнобили, теперь пускали на неё слюни и открыто мне завидовали. Жаль, только завидовать было не чему.  Я мучился, я не реально мучился.
Во-первых, каждый раз, когда видел такую красоту, приходилось бороться с «последствиями», а во-вторых…совесть…я боялся, что секс может всё испортить, что обижу её этим. А потерять Ники, как друга, для меня было намного хуже, чем отказаться от секса с ней.
И я терпел. И сейчас терплю, а она как всегда летит ко мне на выручку.
- Привет, - сладкий аромат её духов и такое же сладкое ощущение от её объятия.
- Привет.
- Ну, рассказывай, что натворил, - она устроилась на стуле напротив, облокотившись на сложенные перед собой руки. – Я одно большое ухо.
- Ты сейчас одна большая грудь…
- Андрей!
- Прости, - виновато улыбнулся. – Давай я тебе сначала закажу что-нибудь, а потом расскажу.
- Давай.

- Андрей, не томи! Рассказывай уже, - требовала Ники, сворачивая лист салата.
- Меня повысили, - решил начать издалека.
- Поздравляю! – воскликнула она, пожевывая еду для кроликов. – Но это явно не то  из-за чего стоит меня кормить. Колись, Пополин!
- Я женюсь! – вилка Ники зависла, не добравшись до цели. – И ещё завтра лечу во Францию, тебе что-нибудь привезти?
- И кому повезло? – после небольшой паузы, вилка продолжила путь.
- Аааанжела…
- Не разочаровывай меня…
- Воот…а сейчас самое главное…я сделал ей предложение, будучи не очень трезвым…
- А сейчас мучает совесть…
- Она хорошая.
- Отличный аргумент, ничего не скажешь.
- Мне помощь твоя нужна, а не сарказм.
- Помощь?
- Ну, да. Совет. Как мягко ей намекнуть о том, что я не хочу на ней жениться. Так чтобы она не обиделась.
Никогда раньше не слышал, чтобы Ники так смеялась.
- Андрей, в этом вопросе твоя дипломатичность вряд ли поможет.
- Вот поэтому я и прошу у тебя совет. Ты же всё-таки женщина.
- Ой, ну надо же…
Но, видимо я действительно выглядел очень жалким, потому что Ники, смахнув слезинку, перестала смеяться и серьёзно спросила:
- Что ты про Францию говорил? 
- Лечу завтра днём. А что?
- Нуууу….пока можно сыграть на этом, - она почесала мизинцем свою выщипанную бровь, первый признак её задумчивости. – Уезжаю. Дорогая, столько дел, контракт века! Как вернусь,  мы всё обсудим. А пока будешь сыр с плесенью трескать, всё обдумай, может твоя головешка и придумает что-нибудь.
И, правда! Я же улетаю! Какая свадьба?
- Ники,  ты всё- таки умница…
- Ты самое главное не забудь, - она снова облокотилась на стол, выставив свою грудь на моё обозрение. – Просто в приказном порядке запрети ей готовить свадьбу…
- Ага…- блин Анжела по сравнению с ней доска с гвоздями.
- А то вернешься и тебе сразу штамп в паспорт.
- Ага…
- Ты понял меня?
- Вроде того…Ты специально это делаешь? – я в открытую посмотрел на её бюст.
- А ты как думаешь? – она слегка улыбнулась. 
Ответить не успел. Ники поднялась, поправила свою юбку и, обойдя стол, обняла меня за плечи.
- Андрюша, не волнуйся. Всегда ведь можно развестись…
- Твоя попытка меня успокоить, не очень срабатывает…- она поцеловала в щеку. – Ну, а так немного лучше…
- Мне надо бежать, - она взяла свою сумочку. – Было очень вкусно. Спасибо.
- Тебе спасибо, что согласилась меня выслушать.
- Ты же знаешь, тебя послушать я всегда первая…
- Знаю, - попытался улыбнуться. Не хотелось, чтобы она уходила, а у меня была кислая мина вместо лица. Но получалось как-то не очень.
- Андрей, послушай, - она взяла меня за подбородок и развернула к себе. – Сейчас самое главное для тебя не облажаться во Франции, а со свадьбой потом разберешься…
- Это я уже понял…
- Вот и замечательно! А мне, правда, пора бежать, а то я уже опаздываю, - снова её легкий поцелуй, от которого меня всегда хочется разделиться надвое и пару слов на прощание. – Да, позвони мелкой! Кто-то должен её переубедить, что ты не на мне женишься…
Отличный сегодня денёк! Просто замечательный! И это ещё только полдня прошло.

 Глава 5. Игорь

Маше звонить не стал. Если и моя младшая сестра начнет причитать о том, какой я дурак и что надо меньше пить, я точно куплю веревку. Тем более в пятнадцатилетнем возрасте даже я считал себя умнее других, не говоря уж о ней.
Расплатившись за обед, по-моему,  даже и не поел, вышел на улицу.  Я понимал, что нужно ехать в офис и ещё раз пересмотреть документы, чтобы  и правда не опозориться, но мысль о том, что там Анжела, меня тормозила.
«Пополин! Не будь придурком! – уговаривал себя. – Сядь в машину и езжай на работу! Помнишь, что говорила Ники? Для тебя главное «Паркенес», а остальное рассосется!»
- Да уж конечно! – вырвалось вслух.
- Простите? – проходящая мимо женщина, подумала, что я обращался к ней.
 Дядюшка Фрейд, похоже, у тебя скоро появится новый клиент.

«Как бы ни заметно добраться до кабинета? А там можно и запереться, - думал, поднимаясь в лифте на этаж. – Иногда и, правда, пожалеешь, что  не обладаешь супер способностями. Хождение сквозь стены мне явно бы сейчас не помешало».
Когда открывались двери лифта, я ожидал чего угодно, но никак не Игорька и его мольбы.
- Андрюха, спаси!
- Давно стоишь?
- У тебя есть заначка, я знаю!
- Игорь, ты алкаш!
- Мне совсем чуть – чуть надо…
- Игорь, опохмел – это первый путь к запою!
- А есть что-нибудь, чего я не знаю?
- Ты долго у лифта стоял?
- Прилично…
Я не сдержался и засмеялся. Но Игорю было настолько хреново, что он никак не отреагировал, а лишь продолжал идти за мной по коридору и скулить.
- Спасиииии….
- Ты Анжелу не видел?
- Она отпросилась и убежала куда – то.
«Вот, черт! Не успел маленько».
Только мы зашли в мой кабинет, как Игорь сразу рванул к заветной дверце.
- Бебеаи…- промямлил он что-то с пробкой во рту.
- Чё сказал?
- Повторяю «Тебе налить»?
- Нет. Я за рулем.
- Я тоже, - он пригубил из стакана, и его лицо расплылось в улыбке наслаждения. – Не волнуйся, домой поеду на такси…
- Я надеюсь на это…
Он уселся на диван, точнее улегся и, постукивая льдинкой о грани стакана, уставил на меня свои любопытные глаза. Я старался этого не замечать. Но в голове крутилось слишком много мыслей, а вчерашний вечер продолжал периодически давать о себе знать и я не выдержал.
- Тебе работать не надо?
- Нет. У меня выходной сегодня.
- И ты приперся сюда…ждал пока я вернусь…чтобы пить у меня в кабинете? Тебе заняться нечем?
- Что-то вроде этого…- он снова приложился к стакану. – Отличный коньяк, кстати.
- Я и без тебя это знаю.  Игорь, говори, что тебе надо и вали. У меня дел много.
- Ты чё нервный такой?
Что я нервный такой? Хороший вопрос!
Я лечу во Францию, для того чтобы заключить контракт от которого, как выяснилось буквально  несколько часов назад, зависит моя дальнейшая карьера. Причем лечу с каким-то педиком, о котором, знаю лишь то, что он племянник гендиректора. И ещё вчера сделал  предложение девушке, с которой меня связывает лишь секс и которая уже сбежала в какой-то магазин, непонятно зачем среди рабочего дня. По отдельности, это всё, не так трагично, а вот вместе… вместе это заставляет изрядно понервничать.
Я глубоко вдохнул, стараясь хоть немного успокоиться, и поставил, наконец, папку на место.
«Что же со мной на переговорах будет, если я уже листаю пустую папку!?»
- Как-то всё сразу навалилось, вот и дергаюсь, - сел в кресло и повернулся к Игорю. – Ты чего хотел–то?
- Тут слух прошел, что ты во Францию перебираешься?
Что ж за фигня сегодня творится?!
- Не перебираюсь, а всего лишь лечу на переговоры…
- Это почти одно и то же, -  он залпом осушил полстакана и даже не поморщился.  – А с твоими мозгами я вообще не понимаю, почему ты ещё не там?
- Люблю растягивать удовольствие.
- У кого-то остринка проснулась?
Игорь поднялся, подошёл к шкафчику с выпивкой и налил ещё одну порцию.  Я, отталкиваясь то правой, то левой ногой, крутился в кресле и ждал, когда же он закончит свою мысль.
- В общем, - он снова плюхнулся на диван. – Что тянуть кота за разные места…Я хочу твоё место.
- Не понял? – аж коленом ударился от такого неожиданного заявления.
- Ты же знаешь, что я давно на  него мечу. Но, так как ты, похоже, бессмертный, мне приходится ждать вот таких вот твоих заграничных поездок и надеяться, что когда-нибудь кто-нибудь предложит тебе остаться…
- И?
- Ты остаешься с французами, а я хочу твой кабинет.
- Хорошо, - он меня уже прям раздражает. – Но до тебя дошли не все слухи.
- В смысле?
- На моё место уже нашли работника…
- В смысле?
- В прямом, ё-моё…племянник гендиректора…Сушин вроде фамилия.
- Сушин? – Игорь чуть не подавился. – Александр Сушин?
- Да. Ты с ним знаком?
- Не дай бог! Он же гомик.
- И, тем не менее, ты его знаешь…
- Я знаю о нем и про него, но лично не знаком. Не путай эти вещи.
- Ну, тогда вот тебе ещё порция информации: он летит со мной, а после возвращения, Петрович ставит его на моё место.
- Хаааххахаа…
- По поводу чего такая радость?
- По поводу того что, Андрей Пополин – известный на всю компанию ловелас  и дамский угодник, летит в самую романтичную в мире страну…с гомиком! Это просто шикарная новость!
Игорь трясся от смеха, выплескивая содержимое стакана на пол.
- Ты это точно знаешь? – меня охватил ступор, просто с ног до головы.
- Что именно?
- Что он голубой!
- Сто процентов.
- А что ещё ты знаешь?
- Нуууу…Он единственный ребенок во всем своем клане, то есть после смерти нашего многоуважаемого, фирма, со всем её внутренним дерьмом, отходит ему.  Но он терпеть не может своих родителей и поэтому делает всё возможное, чтобы им наговнить, - Игорь приложился к стакану. – Про школу не знаю, а универ, какой-то америкоский, точно бросил. Ну и ещё он гей…Это наверное самое главное дерьмо, что могло ожидать его родичей…
- Ты в туалет хочешь?
- Нет. С чего ты взял? Я вроде не пердел.
- Спасибо за откровенность, но я только и слышу что – дерьмо.
Игорь на время призаткнулся и у меня в голове сразу забегали мысли. Не приятные мысли!
- И что тогда он здесь делает?
- Это тебе лучше  у него спросить…во Франции…Андрюша…
- Можешь ржать сколько угодно, Игорюня, но этот парень в любом случае уже сидит в этом кресле, - я похлопал по ручкам и постарался сделать лицо, как можно саркастичней. – А ты снова в пролете.
- Козлина ты, Пополин, бездушная козлина, - снова  одним глотком остатки коньяка. Ей богу, он его как воду хлещет! – Друг просит о помощи, а ты скорее педику поможешь, чем мне.
- Успокойся! Если он и, правда такой, каким ты мне его тут расхваливаешь, то эта должность ему и даром не нужна! И ты в раз получишь мой кабинет и весь запас коньяка в придачу.
-  А если ты поднажмешь на кое-кого, то моё повышение будет намного вероятнее, - Игорь поставил стакан на пол и, вытащив из него полурастаявшую  льдинку, закинул себе в рот. – Холодненькая.
- Если бы ты столько не пил, то и моя помощь не нужна была бы.
- Гены. Я ничего не могу с ними поделать, - он поднялся, стакан остался стоять на полу.  – Ты поможешь?
Я очень хотел, чтобы Игорь ушел, поэтому сказал именно то, чего он больше всего ждал. Согласился, хотя понятия не имел что делать.
- Отличный коньяк, - вместо слов благодарности.
- Тебе такси вызвать?
- Я не настолько пьян, чтобы не попасть по кнопкам телефона.
- Как знаешь.
- Удачи.
- И тебе, - но последнего Игорь не услышал, дверь  уже закрылась за неровно идущим телом.

 Глава 6. Анжела

Игорь ушел, оставив меня с  чугунной головой, полной разных мыслей и связанных с этим воспоминаний, и я сидел, подперев голову руками, стараясь всё привести в порядок. Не получалось. И маме позвонить очень хотелось. Но я сидел, уставившись в одну точку на полу, повторяя про себя свою мантру:
«Всё, что не делается, всё к лучшему».
Только лучше не становилось. 
Закрыл глаза, досчитал до десяти, вроде себя успокоил, и стал собираться. Кое-как нашел все бумаги, документы, договора, сложил всё это в кейс и ушел, убежал из кабинета. Нужно срочно домой.
- Андрюша! – голос Анжелы остановил меня у самого лифта. Я чуть не заплакал. Про неё я совсем забыл.
- Да, дорогая? – как же часто мне придется ходить с псевдоулыбкой?
- Ты уже домой? – она подошла медленно, еле переставляя свои стянутые юбкой ноги.
- Да, - обхватил её за талию и притянул к себе. – Поеду, сегодня пораньше, не хочу быть вареным яйцом в самолете…
- Я тоже домой хочу, - Анжела надула свои губки. – Попроси Никифора Петровича, чтобы он меня отпустил.
- Он и так тебя отпустит, - поцеловал эти губки. – Он же знает, что у нас теперь много дел…
Она  улыбнулась своей плотоядной улыбкой, повисла на моей шее и защебетала:
- Андрюшенька, я такая счастливая!
- Я тоже, рыбка моя.
- Мне уже не терпится колечко на тебя одеть.
А, вот это настораживает!
Стараясь не показать виду, что напряжен до чертиков, я тихонечко отстранился и, поцеловав её в ушко, сказал:
- Всему своё время.
Она снова надула губки.
- Ты лучше беги за вещами,  а я тебя в машине подожду.
- Окей.
Надо же, иногда она всё-таки  не как черепаха.

- Андрюш, а на какое число мы свадьбу назначим?
- Не знаю, дорогая.
- Андрюш, а сколько гостей мы пригласим?
- Не знаю, дорогая.
- Андрюш, а сколько ярусов у торта мы будем заказывать?
- Не  знаю, дорогая.
- Андрюш, а куда мы поедем в свадебное путешествие?
- Не знаю, дорогая.
Похоже, что она вообще не обращала внимания на мои односложные ответы и продолжала сыпать свои вопросы. Даже когда мы, наконец, добрались до квартиры, она всё спрашивала и спрашивала, хотя я уже давно замолчал и лишь пожимал плечами.
- Андрюш, а давай ты тоже в белом будешь!
Так,  это уже утверждение! Нужно её останавливать.
- Анжела…
- Андрюш, а давай поженимся на Гаваях…
- Стоп, дорогая! Притормози немножко.
- Слишком разогналась? – похлопала своими длиннющими ресницами и захихикала. – Я такая у тебя болтушка.
За последние два часа, она сказала больше, чем за два года нашего знакомства.
«Да у тебя прям понос словарный открылся!»
- Нет, милая, просто слишком много информации. Я всё сразу не запомню.
- Ой, и правда! – она так неожиданно и громко воскликнула, что я вздрогнул всем телом. – У тебя же важное дело с этими…как его…
- Паркенес… - неужели сама про мой отлет заговорила?
- Да, да…французы…Никифор Петрович про них говорил сегодня…
- Надо же?!
- Ага, сказал, что мой пупсик скоро будет зарабатывать большие деньги.
Она бросилась в мои объятия. Я еле удержался, когда Анжела подняла ноги и всем своим телом повисла у меня на шее. Нужно выкручиваться, иначе я с ума сойду. По крайней  мере, уговорить её не думать о свадьбе до моего возвращения сто процентов нужно именно сегодня.
Ужин она вызвалась приготовить сама, но я настоял на том, чтобы  заказать еду в ресторане.
- Моя будущая жена не должна готовить, - произнес я, чем вызвал неописуемый восторг с её стороны. Но на самом же деле проще заплатить, чем полночи мучиться с изжогой.
Слегка приглушенный свет, свечи, шампанское и ужин из ресторана – обстановка более чем романтичная. Но в моей голове проходил такой мыслительный процесс, что я не замечал, как ем, пока Анжела не сказала:
- Андрюша, ты хоть пережевывай.
- Прости, - виновато улыбнулся и положил вилку на пустую тарелку. – Задумался немного.
- Ты весь вечер где-то летаешь. Спустись ко мне хоть на минуточку, - снова надутые губки и хлопающие ресницы. Если бы она периодически не ковыряла вилкой в зубах, то выглядела бы очень мило.
- Я и так с тобой дорогая.
- Твоё тело со мной, а мысли явно в облаках.
- Ты преувеличиваешь.
- А вот и нет!
- Анжела…
- А вот и нет!
- Анжела прекрати! Мне надо с тобой поговорить! – выпалил и тут же поджал губы.
Слишком высокий тембр голоса и напряженные за весь день нервы, дали совсем не тот окрас вылетевшей  фразе.  Реакция Анжелы последовала незамедлительно.
- Ты не хочешь на мне жениться? – что помешало сказать мне ДА? – Я так и знала! Это всё твоя Ники! Конечно! У неё и титьки больше и задница, что два стула надо! И мозги есть! Куда мне до неё!
- Ты чего кричишь? Опять услышала то, что захотела? – стараюсь не сорваться до конца и залпом выпиваю бокал шампанского. – Я лишь сказал, что хочу с тобой поговорить, а ты снова  Ники, зачем-то приплела.
- О чем ты хочешь поговорить?
- О том, что хочу помочь подготовить свадьбу, - и, пользуясь её замешательством, быстро продолжил. – Но ты же знаешь, что я завтра улетаю и поэтому прошу тебя всё отложить, пока меня не будет. А когда вернусь, мы вдвоем этим займемся.
Анжела молчала и даже не моргала. Минуты через две я начал волноваться, дышит ли она.
- Рыбка, ты чего молчишь? Шампусика ещё налить?
- Андрюша, прости меня! – еле расслышал, что она сказала.
- Ты о чем, дорогая? – иногда полезно дурачка включить.
- Ты у меня такой заботливый, внимательный, - она поднялась, обошла вокруг стола и села мне на колени. -  А я у тебя такая глупенькая.
- Это от волнения. Не каждый же день замуж предлагают, - растянул губы в самой обворожительной свое улыбке. – Ты сделаешь то, о чем я тебя прошу?
- Конечно, любимый! – она обняла меня за шею, но я отстранился.
- Пообещай, мне!
- Обещаю!
- Иначе я обижусь!
- Не волнуйся, Андрюшенька, я даже думать об этом забуду, пока тебя не будет, - она захихикала. – Надо же, маленький стишок получился…Андрюшенька, ты такой смешной!
Как это было взаимосвязано, я так и не понял. Но я был действительно смешной. И даже больше. Я был смешон.

 Глава 7. Саша

«Объявляется посадка на рейс  СУ259 Москва – Париж…"
- О! Это за нами, - Саша сложил газету и взял свой чемодан.
- Андрюша, веди себя хорошо, - Анжела поправила мой галстук.
- Обязательно, милая, - снова расслабил узел. Она же не собиралась ехать с нами! Какого черта поперлась?
- И не обращай внимания на мимов, - продолжала она, пока я искал паспорт. – Они хотят всего лишь тебя насмешить.
- Я это уже понял, - поправил пиджак и поднял на неё глаза. – Мама?
Передо мной, вместо Анжелы, стояла моя мама. Но я даже удивиться, толком не успел.
- Что с тобой?  Почему ты плачешь?
Она открыла рот, но вместо слов, раздалось:
- ДиньТиньДилинь…
- Что происходит?
- ДиньТиньДилинь…
- Какого…
- ДиньТиньДилинь… - все громче и громче.
Открыл глаза. Всё ещё лежу в кровати, а около уха разрывается телефон. Схватил трубку. Три попущенных вызова с одного и того же незнакомого номера. Время 10-00.
- Я уже должен ехать в аэропорт,  – остатки сна улетучились сразу. – Ну, Анжела! Опять отключила будильник, чтобы я поспал подольше.
Снова зазвонил мобильный,  я тут же взял трубку.
- Андрей, здравствуйте это Александр. Вы в порядке?
- Да, всё хорошо. Совсем забыл вчера про будильник.
- Ну, слава Богу, а то я уже волноваться начал. Я заеду за вами? Вы не против? Чтобы такси не ждать.
- Это будет просто замечательно.
- Вот и отлично, только адрес скажите.
На сборы было всего десять минут. Принимал душ, чистил зубы и брился одновременно. Скакать по квартире в одной штанине, надевая рубашку и завязывая галстук, пришлось впервые.
Вылетел из квартиры, кубарем слетел по лестнице, подгоняемый чемоданом и кейсом с документами, остановился только перед дверьми парадной, глубоко вдохнул  и вышел на улицу.
«Десять минут, десять минут!  Чуть шею не свернул, пока спускался, - искал глазами ламборгини, но не одной желтой машины во дворе вообще не было. – Избалованность во всей красе! Никакого чувства пунктуальности!»
- Андрей Сергеевич, - раздался знакомый бархатный голосок, где-то слева от меня. – Я к подъезду не смог подъехать, пришлось тут встать.
Через несколько рядов припаркованных, как всегда где попало, машин, стояла абсолютно примитивная для людей его статуса тойота.
- Я прошу прощения, - начал с извинений. Как же неудобно получилось!
- Ничего страшного, - Саша открыл багажник и помог закинуть туда мои вещи. – Время позволяет даже в пробке постоять.
- Правда? Можно тогда попросить об одной наглости?
- Попробуйте.
- Можем по дороге заехать кое-куда? Для меня это очень важно…
Не знаю, что он увидел или прочитал в моих глазах, но в какой-то момент он слегка улыбнулся и произнес:
- Говорите адрес.
Перед вылетом мне необходимо увидеться с Марией Васильевной.

Почти всю дорогу ехали молча, иногда улыбались услышанному по радио юмору и украдкой поглядывали друг на друга.  После рассказа Игоря у меня сложилось совсем другое мнение об  этом человеке. Любимый сын у не любимых  родителей, избалованный до костного мозга,  со спорным образованием и воспитанием, плюс ко всему его гейская натура и связанная с этим манерность, которую ему, скорее всего, приходится сдерживать, когда он находится в обществе не тех людей, к которым привык.   
Но рядом со мной сидел абсолютно другой человек. Спокойный, без замашек богатенького мальчика, вполне милый парень и вообще я, как дипломированный работник с персоналом, дал бы ему положительные рекомендации.
Добрались очень быстро. Сразу видно, что Саша столичный человек. Знает где свернуть, в каком дворе проехать. Я за эти двенадцать лет, так и не смог разобраться.
- Я не долго, - произнес, выбираясь из машины. – Проведаю, как дела и сразу обратно.
- Я бы с Вами сходить не отказался, - Саша виновато улыбнулся. – Мне бы клозет посетить, а то боюсь не дотерпеть…
А он ещё и с юмором!
- Пойдемте, конечно, нам ведь не нужны коллапсы в пути.
Залетел на второй этаж, как молоденький, Саша неспешно, держа руки в карманах брюк, поднялся следом. Постучал дверь, но ответа не последовало.
«Ну, нет, неужели она не дома?" – расстроился, но постучал еще раз наудачу.
Раздался звук шаркающих по полу тапок.
- Кто там?
Странно, она ведь никогда не спрашивала.
- Андрюха!
- Ой! – по ту сторону двери радостно воскликнули. – Сыночка, мой!
Щелкнул замок, зазвенела цепочка и дверь открылась. В проеме стояла моя Мария Васильевна в своих  гигантских, не помню уже каких годов очках, разноцветном мохеровом халате и тапочках-собачках.  Ники как-то решила повеселить нашу бабушку и сделала ей такой презент, Васильна до сих пор от них в восторге.
- Андрюшенька! Сыночка, мой! Как я тебе рада! Я тебя совсем не ждала!
- Знаю, - улыбался во все зубы, что имел, обнимая её. – Прости, что не предупредил.
- Да, ты ещё и не один! Совсем бабку опозорить хочешь? – она резко развернулась и убежала по  коридору в свою комнату.
- Проходите, - жестом пригласил, слегка удивленного Сашу, войти – Вам прямо и налево.

- Чего же ты не позвонил? -  Васильна выплыла из комнаты в красном платье, которое одевалось по исключительным случаям.  – Я бы хоть чаю накипятила или…борща сварила. Худющий-то какой! Деваха, твоя, не кормит тебя что ли?
- Дел очень много, не успеваю просто.
- Ну, ниче, - Васильна  направилась на кухню, я следом. – Сейчас я тебя покормлю.
- Ба… я ненадолго…
- Ни че не слышу!
- Я улетаю на две недели по делам, а как вернусь сразу к тебе, прямо из аэропорта.
Она остановилась, но не обернулась. Я поджал губы  и ждал её реакцию на мои слова.
«Раз вырос можно и про бабку свою забыть? – крутились в голове её любимые слова  упреков. – Если не кровные родственники, то и чаю теперь не попить?»
Но ничего этого не прозвучало. Она лишь глубоко вздохнула и повернулась ко мне.
- ТЫ в порядке? – столько грусти в её глазах никогда не было.
- Да, солнышко, - она улыбнулась. – Просто опять борщ пропадет.
- Ники позвони.
- Ты чего? У неё же фигура!
Мы засмеялись.  Я уже стал забывать, как мне здесь хорошо.
- Андрей, извините, - раздался голос Саши у меня за спиной. – Нам пора ехать.
- Да, да…я уже иду.
- Пора, так пора, - Васильна достала из под стола сумку, в которой таскала пирожки на вокзал и вытащила целый пакет  только что нажаренных. – Это тебе на дорожку.
- Ба, ты чего? – слегка покраснел от смущения.
- Ты не один…- она перевела взгляд на Сашу.
- Это  Саша…то есть, Александр – мой компаньон на эти две недели. Саша – это моя бабушка Мария Васильевна.
Он слегка поклонился, в знак приветствия и взял протянутый ему пакет.
- Спасибо большое, - улыбаясь, поблагодарил он  и посмотрел на меня. Я покраснел ещё больше.
- Ладно, мальчики, самолет ждать не будет, - Васильна обняла нас обоих одновременно, тот  еле успел убрать пакет, чтобы пирожки между животами не зажало. – Счастливого, вам, пути.
Не понравились мне нотки звучащие в её голосе, но спрашивать не стал. Всё равно не скажет, да и самолет…он правда ждать не будет.
- Если что понадобится, - я поцеловал её в щеку и направился к двери. – Звони Ники.
- Обязательно, Андрюшенька. Береги себя.
- И ты…
Странное чувство засело внутри, когда дверь закрылась, но время…его всегда не хватает.

- У вас милая бабушка, - Саша открыл заднюю дверь и положил пакет на сидение. – Такая…интересная…
- К этому просто надо привыкнуть, - я всё ещё был в своих раздумьях. 
- Но вы не очень похожи.
- Она мне  не родная, - снял пиджак и бросил его рядом с пакетом. – Мы не родственники.
- Понятно, - Саша слегка улыбнулся и захлопнул дверцу. – Ну что, едем?
- Конечно!
Пополин вернись на землю!  Сосредоточься!

Теперь ехали, вообще молча, даже не улыбались. Я не очень жаждал общения, и Саша видимо это понял. Правда, когда запах от пирожков стал совсем невыносимым, его желудок всё-таки нарушил тишину и многозначительно заурчал.
- Вы не завтракали? – поинтересовался я.
- Простите, - он впервые смутился. – Не ожидал таких попутчиков.
Я улыбнулся и потянулся за пакетом.
- Тогда надо их съедать, - протянул его Саше, чтобы он первым выбрал. – А то они не доживут до нашего возвращения.
- Фафыба, - он тут же откусил половину. – Офен фуфно.
Да он ещё совсем пацан! Нужно меньше доверять слухам!
Пирожки оказались с квашенной капустой, мои любимые и, судя потому как уплетал их Саша, они нравились не только мне.
- Можно спросить?
- Конечно, - он облизнул пальцы, я подавил смешок.
- А сколько вам лет?
- …23…- ответил тот как-то напряженно.
- Вы только ничего не подумайте… просто я столько про вас слышал…но вы совсем другой.
Саша, молча, съел ещё один пирожок, снова облизал пальцы и спокойно спросил:
- И что же вы обо мне слышали?
- Нуууу…например…про вашу ориентацию ходит много всяческих разговоров, - осторожно подбираю слова, мне ещё две недели находится рядом с этим человеком.
- Не волнуйтесь, - он улыбнулся и посмотрел на меня. – Вы не в моем вкусе.
- Ой, ну надо же! Я в любом случае сильнее, так что не надейтесь…
Саша засмеялся.
- А о чем ещё говорят?
- Много о чем, - пожал плечами. – Большая компания, много женщин…сами понимаете…
- О, да! Завидный жених с приличным наследством, но живущий во грехе, ибо продается мужчинам с целью опозорить родителей.
- Ого! Такого я не слышал.
- Это формулировка моей матери, - Саша глубоко вздохнул. – Она умеет искусно всё преувеличить.
- Извините, - мне стало очень неприятно за свои слова. – Наверное, не стоило затрагивать эту тему.    
- Всё нормально, - он слегка улыбнулся, но выражение глаз так и осталось с грустинкой. – Можно сказать, что вам меня просто навязали, и вы имеете полное право знать кто я. Не лететь же вам в чужую страну с незнакомцем?
- Вы правы, - согласился с ним. – Но и вы в не лучшем  положении. Я хоть слухи слышал, а вы?
- Знаю только ваше имя…ну и с бабушкой познакомился, - он снова улыбнулся и посмотрел на меня. – Но вы не расслабляйтесь…
- Ээээм...
- Мне ведь тоже про вас хоть что-то нужно знать.
- Знакомства с Марией Васильевной не хватает?
- Боюсь, что нет…
- Тогда я готов отвечать на любые каверзные вопросы.
- Но для начала я хочу предложить перестать друг другу ВЫ-кать.
- Согласен, а то это напрягает немного, - протянул ему руку.
- Александр, но можно просто Саша, - он протянул мне свою.
- Андрей. Приятно познакомится.
Мы пожали руки. Саша ещё пару раз повернул руль, обгоняя машины, и мы, наконец, прибыли в аэропорт. Регистрация уже началась.

Глава 8. Аэропорт

Не люблю  уезжать на такой длительный  срок, столько возни с этим багажом. Один только таможенный контроль может меня с ума свести! Но в этот раз всё прошло намного быстрей, я даже не заметил, как мы в кафешке оказались.
- Надо что-нибудь…запить, - попытался пропихнуть, прилипший к небу, кусочек пирожка. Безуспешно.
- Я тоже об этом подумываю, - Саша скинул свой пиджак и повесил на спинку стула.  – Официант!
Мы уселись. Снова молчание.
Саша листал меню, я листал страницы договора, надеясь, что в последний момент найду лазейку, из-за которой ничего не получится.
- Андрей…Андреей…Эндрю!
- А!? – я так увлекся, что не сразу понял, что зовут именно меня. – Что случилось?
- У тебя телефон мигает и мурлычет что-то.
Это была моя мама, точнее всё мое семейство на громкой связи.
- Аллёй?!
- Привет, столица! – первой услышал Машу.
- Привет, провинция!
- Ты там шибко не выброжай, - раздался бас моего отца. – А то мы быстро эту столицу прикроем.
- Начинается, блин, - сейчас мама скажет своё веское слово. – И вообще, это я позвонила, вы чего телефон отобрали?
- Андрей, Ан-дрей, Анд-рей, Андррей!! – писк младших звучал то близко, то далеко, как эхо. Опять носятся по квартире.
- Пацаны научились рэкать?
- О, да! – протянула Маша. – А, особенно нам удаются два слова. Женя, скажи, как мы вчера учили.
- Андррей подарррок!
- Какая прелесть! – аж слезинка потекла от смеха. – И что ты хочешь?
- Тигла!  Тигла! Л-л-л-л, - голос снова удалился.
- Ладно, будет ему тигр.
- Сыночка, ты ещё не улетел? – спросила мама.
- Нет. В аэропорту сижу.
- Ты поосторожнее там.
- Хорошо.
- Ты хоть не один летишь?
- Нет, ма. У меня компаньон есть, - посмотрел на Сашу, тот улыбнулся в ответ.
- Пусть поздоровается.
- МАМА?!
- Маргарита, у тебя мужик вырос или что? 
- Пусть поздоровается. Это не так сложно!
Я глубоко вздохнул, сдержав вырывающийся мат, включил громкую связь и положил телефон на столик.
- Теперь мы оба вас слышим.
Несколько секунд полного молчания, Саша вопросительно смотрел то на меня, то на сотовый, я лишь пожимал плечами.
- Здравствуйте, - он заговорил первым.
- Здравствуйте, - поздоровалась мама.
- Ой, какой голос приятный, - Машка тут же замурлыкала. – А сколько вам лет?
- Малая, посмотри где пацаны!
- Машка, глянь, где хлопцы, а то затихли! – произнесли мы с отцом почти в голос.
- Сатрапы, - забубнила та, но всё-таки ушла.
Нам, наконец, принесли кофе, я залпом саданул почти пол чашки. Во рту и так всё пересохло из-за съеденных всухомятку пирожков, а тут ещё мама со своими расспросами. Вообще губы чуть вовнутрь не свернуло.  Но Саша так спокойно на всё отвечал, что мне начало казаться, будто он знает моих родителей.
- Ладно, Андрюшенька, нам закругляться пора, - но по маминому голосу было отчетливо слышно, что она не хочет прощаться.  – Гаврикам спать пора, да и тебе, наверное, есть чем заняться…
- Не слушать же целый день свою семейку, - закончил за неё отец.
- А почему бы не послушать, - Машка, язва малолетняя, но вдруг её голос изменился. – Пооо?!
- Что хочет моё солнышко? – сердце начало  учащенно биться. Когда у неё такой голосок, несомненно, что-то случилось.
- Я соскучилась.
- Я тоже принцесса, - блин, домой хочу! – Но, вы же ко мне приедете в следующем месяце, потерпи немного.
- Слушаюсь, босс! Ааааа! Рома, ты чего кусаешься?
Писк младшего, топот старшей, общий крик где-то вдалеке.
- Тааак, - папа пошел на разборки.
- Теперь точно всё, - мама еле сдерживала смех. – Надо идти, пока они квартиру не разнесли. Счастливого вам пути мальчики.
- Спасибо, - ответили мы с Сашей в голос.
- Будьте осторожны. И берегите себя.
- Обязательно. Вы тоже. Я напишу или позвоню, когда приземлимся.
- Хорошо, сыночка. Любим тебя.
- И я.
Мама положила трубку, я отключил громкую связь и, подперев голову рукой, уставился в никуда.
- Ты в порядке?
- Да, всё отлично, - убрал телефон.
- Точно?
- Вполне, -  улыбнулся, посмотрев на Сашу. – Просто переоценка ценностей, происходит именно в такие моменты.
Он явно не понял о чем я.
- Начинаешь сильнее ценить дом, когда возможности туда попасть, практически нет.
- У тебя замечательная семья, - Саша улыбнулся. – Я понимаю, почему ты так по ним скучаешь.
- Вот об этом я и говорю. Мне нужно было уехать к черту на рога, чтобы понять, что они лучшее, что у меня есть.
Залпом допил остатки кофе, убрал бумаги обратно в кейс и, снова достав телефон, откинулся на спинку стула.
- Я бы хотел с ними познакомиться, - как то мечтательно, произнес Саша, смотря куда-то на пол.
- Об этом можешь не волноваться, - он поднял на меня глаза. – Если я теперь  не познакомлю тебя  с моей младшей сестрой, то она меня съест без хлеба и кетчупа.
- Как мило звучит, - он засмеялся. – Я буду очень польщен знакомством с ней.
- Ты только Машке об этом не скажи.
Мы заказали ещё по одному кофе. Саша столько расспрашивал меня о моей семье, сколько не один из близких знакомых. Даже Анжела обходилась минимумом информации. Имена, возраст и даты рождения. Да я и распространятся, о них не шибко любил, чем меньше посторонние люди знают о моей семье, тем крепче мои спят.
Но Саше…мне хотелось ему рассказать.
Я давно уже ни с кем так легко не общался.
Только вот что было странно, он из разряда тех персон, с которыми я бы и заговорил…да вообще бы никогда не заговорил, тем более сам.
Парень с женственной внешностью, с наследством, что всю оставшуюся жизнь можно не работать и нетрадиционной ориентацией. В общем именно с тем набором качеств, которые меня всегда отталкивают. Но видимо не в этот раз. Скорее всего, именно сейчас сработало то исключение, которое всегда подтверждает правило.
«Первое впечатление оказалось обманчивым».

«Объявляется посадка на рейс СУ 259 Москва - Париж…»
- О, это наш! – сказал Саша, услышав объявление, и посмотрел на часы. – Ни фига!  Мы полтора часа здесь просидели.
- И нас ещё не выгнали? – я и сам удивился.
Собрали свои вещи. Я с этим кейсом, как кот с мышкой, и в багаж не сдашь и таскаешься с ним, как бы где не оставить. Расплатились по счету и уже собрались уходить, как меня вдруг будто замкнуло.
- Какой у нас рейс?
- СУ 259. А что такое?
- Не знаю, - опять это чувство  непонятного волнения. – Такое ощущение, что я уже слышал эти цифры.
- Дежавю?
- Похоже на то.
- Ох, эта, Франция!
Я в ответ лишь улыбнулся.

- Ты точно в порядке? – не унимался Саша, когда мы подходили к трапу самолета.
- Да, вполне, а что?
- Ты просто молчишь и как - будто думаешь о чем-то.
- Есть немного. Я позвоню? Буквально три минуты.
- Конечно. Можно было и не спрашивать.
Нужно ей позвонить. Не нравится мне всё это. Набрал номер, раздалась пара гудков.
- Salut, grand coquin (привет, большой негодник – фр.)
- Я ещё в России.
- Ну, ёмоё. А ты чего такой грустный? Анжела вчера окольцевала всё-таки?
- Не дай бог! Последовал твоему совету и на время получил отсрочку.
- А что тогда случилось? Попутчик – гнида?
- Нет, нормальный…вроде. Не совсем конечно…но я это пережить смогу.
- Он нормальный, но не нормальный, - Ники захихикала. – Проблемы с ориентацией?
- Ну, вроде того...
- Хахаха... встрял ПОПО!!!
- Никанора, прекрати! – пытался звучать серьезным, но когда слышу, как она смеётся, сделать это просто невозможно. – Я тебе вообще по делу звоню.
- Я слушаю.
- Ты если где мимо пролетать будешь, к Васильне не заглянешь?
- Ладно. У неё что-то случилось?
- Выглядит она не важно, а мне как обычно фиг что расскажет.
- Хорошо, Андрей, я поняла. Заеду к ней сегодня вечерком, чайку попьём.
- Спасибо.
- Да, ну, ты брось. Счастливого пути тебе и ни пуха с контрактом.
- Скучать будешь?
- Уже, - звук поцелуев в трубке. – До скорого, мой мальчик.
- До скорого, моя девочка.
Вроде немного отлегло.
Поднялся на борт, кое-как нашел свое место, Саша уже устроился у окошка и, подперев голову кулаком, смотрел на взлетную полосу.
- Что показывают? – закинул кейс на полку.
- Серую Москву.
- Надо срочно переключить канал.
Саша улыбнулся и обернулся ко мне.
- Всё уладил?
- Да. Я почти даже спокоен, - плюхнулся в кресло. – Теперь можно и о работе думать.
- Но только когда приземлимся, - я удивленно  на него посмотрел. – Я просто собирался подрыхнуть.
- Поддерживаю коллега.
И мы спали до самого приземления. И даже сквозь сон я почувствовал, как на моё плечо опустилась его голова. Но я лишь улыбнулся.

Глава 9. Поезд.

Приземлились. Опять эта беготня с багажом. Мало того что его нужно забрать, так его ещё нужно  успеть снова сдать. В Париже лишь пересадка. Конечная точка – Марсель. Крупнейший портовый город Франции и ещё многое другое бла-бла про этот город.
Почему бла-бла? Да потому что рейс задерживается. А нас уже ждут! А мы вылететь не можем, потому что угораздило попасть в сезон забастовок. У них забастовки по сезонам, блин, как у нас сезон ягод или грибов.
Отлично, больше ничего не скажешь!
И совсем не важно, что буквально через три часа я уже должен быть в гостинице и отзвониться Петровичу. Это вообще никакой роли не играет, у них же сезон забастовок.
Я, конечно, имею такую злостную привычку периодически куда-нибудь опаздывать, но не в этот раз!
И поэтому мы носились по аэропорту, пытаясь найти хоть что-то.
- Свободных мест нет…
- Посадка уже закончилась…
- Следующий рейс через три часа…
- Рейс задерживается…
Ещё немножко и я закричу.
- Слушай! – Саша вдруг резко остановился, я по инерции пролетел ещё пару шагов вперед. – А что мы мучаемся? Поехали на поезде?
- На поезде?!
- Ну, да! Опоздаем всего минут на двадцать, - он рванул с места, я еле за ним успевал. – Поехали.
Сдали билеты, выбежали из аэропорта, отобрали у кого-то такси.
- Простите, мы спешим.
Жаль что я не силен в матерном французском, вслед летело явно что-то обидное.
Полчаса по закоулкам и мы на вокзале. Опять бегом до окошек регистрации. Последние билеты в последний момент. Выдохнул, по-моему, только в купе.
- А ты откуда знаешь, что до Марселя поезда ходят? – произнёс, стараясь успокоить дыхание.
- Путешествовал, со своим бойфр…пар… - Саша запнулся и как-то виновато на меня посмотрел. Странно даже.
- Да, ладно! Карты все равно уже раскрыты, - попытался его подбодрить. – Рассказывай как есть. Нужно уравнивать объём информации.
Саша улыбнулся, но взгляд так и остался грустным.
- История с не очень счастливым концом, - он опустил глаза.
- Александр, вы меня интригуете.
- Точно хочешь, чтобы я рассказал?
Я снял пиджак, немного поерзал в кресле, типа устраиваюсь поудобнее, закинул ногу на ногу, поправил задравшуюся брючину, и без тени улыбки посмотрел на попутчика.
- Всё, готов. Излагай.
«Мне определенно нравится, когда он так смущенно улыбается, - молнией пронеслось в голове, успев слегка задеть мозг, и я нервно сглотнул. – Что за "нравится"? Откуда это блин?»
Хорошо, что Саша в этот момент смотрел не на меня, а на свои руки. Вот бы он удивился изменениям на моем лице.
- Лет семнадцать мне было,  - начал он так и не подняв взгляд. -  Я только понял свою сущность. Набрался смелости, точнее, надрался смелости и рассказал родителям…
- Ого! – вырвалось у меня. – Действительно смело.
- Юношеская  блажь, - он облокотился на спинку кресла. – Правда, теперь не надо мучиться, как бы рассказать.
- Вот видишь, всё не так плохо.
- Это сейчас вроде всё нормально, а тогда был не понят, выгнан из дома, жаль средств не лишили, может  свобода так в голову не ударила и не нашел бы так быстро приключений.
Молчу.
- Подцепил меня парень…мужик, любитель молоденьких…я даже обалдел сначала! Такие ухаживания! Цветы, конфеты, шампанское…романтика не дать, не взять…я аж парил!
- Представляю, - улыбаться не хотелось. Совсем.
- Я влюбился…прямо с ума сходил, когда его не было…а он пользовался этим…тянул из меня деньги, пока я летал в розовых облаках… и не очнулся в Риме, один, с пятью баксами на счету…
- ****ец, простите.
- Да, ладно, - он ухмыльнулся и первый раз, за всё это время поднял на меня глаза. – Спасибо дяде.  Он меня вытащил, покрыл все мои долги. Он меня просто спас. Родители до сих пор думают, что я заграницей оказался лишь потому, что он меня туда учится, отправил и что в фирму пошел, потому что стал весь такой правильный, а я всего лишь хочу вернуть ему долг.
- А с родителями помирился? – единственное, что пришло в голову.
- Да. Приехал к ним весь в слезах, в соплях, и им ничего не осталось, как поплакать вместе со мной и простить, - он поджал губки, похлопала ресницами  и тихонечко произнес. – Вот такая вот история…
- Даааа…- выдохнул немного в шоке. – Тут что и сказать, сразу не придумаешь.
- А ты ничего не говори, - его улыбка снова исчезла. - Просто постарайся не рассказывать об этом…
- Саша?!
- Слухов и так хватает…
- Ты фигню мне тут всякую не неси! Я похож на человека, который трепится о том, что его не касается? 
- Нет, поэтому и рассказал.
Я был польщен тем, что моя персона вызывает такое доверие. Даже смутился немного.
- Ты только не забывай, что я не в твоем вкусе.
- Я помню, - Саша улыбнулся. – Можешь  спокойно спиной поворачиваться.
- Ээээ…
В ответ раздался такой звонкий смех, что я и сам не сдержался и расхохотался.

Глава 10. Марсель

Два слова из истории этого города: «Основан ок. 600 до н. э. фокейцами — греками из Малой Азии — и назывался тогда «Массали;я» (Massilia или Massalia на латинском).»
Город и крупнейший порт Франции и всего Средиземноморья. Административный центр департамента Буш-дю-Рон. Расположен на берегу Лионского залива, близ устья реки Роны, с которой город связан каналом.
А вообще, Марсель очень тихий, спокойный и не торопливый город и, да, он ОЧЕНЬ красивый. Я влип в окно такси, рассматривая мелькающие  домики.
«Нужно будет прогуляться здесь с фотиком», - мои глаза бегали от здания к зданию.
- Ты чего затих? – Саша пихнул меня коленом.
- Кайфую.
- Любишь такие старые строения?
- О, да!
Он ухмыльнулся и посмотрел на меня, словно заботливый родитель смотрит на своё чадо, когда тот ляпнет что-нибудь забавное.
- Тогда нужно будет погулять.
- Я уже подумал об этом.
- Только сначала до гостиницы доберемся.
И тут меня словно ударило.
Я не знал, куда именно мы едем. Билетами и бронированием номеров занимался Саша, а я из-за всей этой нервотрепки, не удосужился спросить хотя бы название отеля или гостиницы или где там мы жить собирались, не говоря уж о том, что бы хоть что-то узнать. Вообще расслабился блин!
Но до чего же сильно было моё удивление, когда выяснилось, что Саша сам ничего  толком не знал.
- Это точно New Hotel Bompard? – обратился он к шоферу.
- Да, сэр.
- Вы адресом не ошиблись?
- Сэр, я за баранкой уже больше двадцати лет и знаю Марсель…
Так, понятно, пора сваливать!
- Спасибо,  - быстро расплатился с таксистом и выпихнул своего попутчика на улицу.
- На фотографии был другой отель, - продолжал он возмущаться.
- Хуже или лучше? – спросил, вытаскивая наши вещи из багажника.
- Хуже…
- Тогда не понимаю твоего беспокойства, - мы направились к отелю. – Сейчас всё узнаем.
Но мы даже до дверей дойти не успели, как из моего кармана заиграла музыка.
- Да?!
- Андрей, ты, где пропал? – Петрович волновался.
- Я в отеле уже…
- В каком отеле? – на заднем плане отчетливо был слышен чей-то смех.
- В Бонапарта…или как его?
- New Hotel Bompard, - поправил меня Саша.
- Ну, да, как то так. А что случилось-то?
- Тебя в аэропорту ждут придурок! – смех принадлежал Игорю.
- Сулаев иди, работай, - крикнул Петрович. – И заодно скажи Анжеле, чтобы она мне кофе принесла…
- Это просто невероятно!!!
- Иди, работай, я сказал!
Смех удалился и затих. Игорь ушел. Мы уже были внутри и стояли у ресепшена.
- Здравствуйте, - обратился Саша к угрюмой девушке, которая тут же заулыбалась, будто её в розетку включили. – У нас номера забронированы на имена Сушин и Пополин.
- Андрей?!
- Ааааа, - я офигел, Саша так чисто говорил по-французски, что я забыл  о Петровиче, висевшем на ухе.
- Ты меня слушаешь вообще? – начальник злился.
- Конечно. Только вопрос повторите.
- Ты…как…прошел…мимо…встречающих?
- Обычно. Мы в Париже  на поезд сели, потому что рейс до Марселя задерживался. Они вообще в курсе, что у них тут забастовки? – отошел в сторону, потому что начал кричать и все стали оборачиваться.  – И меня никто не предупреждал, что сопровождение будет.
- Ладно, не кипятись, наверное, забыли. Ты же добрался?
- Да.
- Вот и хорошо. У меня для тебя новости.
- Какие ещё новости? – что-то мне не нравится эта фраза последнее время.
- Всё перенесено на послезавтрашний вечер…
- Не понял? С каких?
- Я и сам толком не знаю. Позвонили, предупредили…
- Давно?
Петрович пару секунд помолчал и произнес:
- Часа два назад.
- Какого? - сжал телефон и постучал им себя по лбу. – Что мне здесь делать два дня? Это входит в сумму неустойки?
- Да. Они очень извинялись. Что-то с юристом у них случилось.
- Я же говорил фирма гнилая.
- Андрей, считай эти два дня маленьким отпуском.
- Только, как рабочие оплатить не забудь.
- Ладно, - по голосу было слышно, что Никифор улыбнулся. – Если, что звони.
- Так точно.
Я положил трубку, убрал телефон в карман и, сцепив руки в замок, опустил на голову.
«Это какой-то ****ец, - других мыслей, кроме этой, не возникло. – Причем полнейший».
Но  я ошибался.
- Андрей, - Сашин голос раздался за моей спиной.
Я обернулся. На его лице были вперемешку и испуг, и удивление, и что-то ещё, но я не стал разбирать, он хотел что-то сказать.
«Хватит новостей на сегодня», - молил про себя.
- Что случилось? – произнес вслух.
- Сказали, что бронь на твое имя не была подтверждена… - он вытянул  вперед руку, в ней был ключ. – У нас один номер на двоих.

Спокойствие, только спокойствие.

Глава 11. Отель

- Твою мать! – меня распирало от злости, и неизвестно какой из факторов влиял на это больше.
- Через пару дней у них освободится номер, -  выпалил Саша, продолжая стоять с вытянутой рукой. – Я пока могу спать на диване.
- Да не в этом дело, - от его последней фразы вся моя злость куда-то испарилась. – Ладно, пойдем. Я бы уже съел что-нибудь.
- Согласен.
Несмотря на эту историю с номером, отель оказался вполне уютным. Расположен на холме, в прибрежной зоне, по всей территории сад. Мало того что рядом море, так ещё и бассейн внутри.
«А я смогу здесь пару дней балду попинать», - думал, подходя к номеру.
Спать кому-то на диване не было необходимости, номер оказался более чем люксовый.
Две не большие комнаты, в каждой по отдельной двуспальной кровати и шкаф для одежды. Друг с другом соединялись  залом, с плазмой моей мечты, висевшей на  стене.  Единственный минус: ванна и туалет, совместные, и есть только в одной комнате.
- Не плохая квартирка, - сказал я. 
«Не вижу смысла искать другой номер», - вслух этого не произнес.
Судя по тому, как Саша озирался, он тоже всё видел впервые.
- Блин, я даже про отель такой не знал.
Сыграв  на камни – ножницы, как дети ей-богу, выяснили, кому какая комната достанется.  Душ, мой! Да! Закинув свои чемоданы, решили, что пора бы ресторан посмотреть.
- Надо же опробовать место будущего банкета, - с такими словами мы вышли из номера.
Скажу одно. Если бы средства позволяли, жил бы только в гостиницах. Сервис. Обслуживание.  И нет необходимости мыть посуду. Шикарно! А тут за меня ещё всё и оплатят! Это же просто  великолепно!
Если не считать пирожков, то последний раз я ел вчера вечером, а сейчас вечер уже следующего дня и ещё плюс присоединившиеся представители «Паркенес» и нас можно было просто выкатывать из ресторана. В номер мы вернулись уже поздней ночью.
- Так есть нельзя, - подавив вырывающийся рык, произнес Саша.
- Меня сейчас разорвет, - я расстегнул пуговицу на брюках и опустился в кресло.
Уставшие, объевшиеся, расплывшиеся в креслах я со своим попутчиком, пытался собраться с силами, чтобы уползти в свои комнаты, но единственное, что получилось:
- Саш, я не знаю, как тебе, а мне жарко.
- Здесь должна быть либо лоджия, либо балкон, - он, с трудом поднявшись, подошел к окнам и отдернул штору. – О! Ничего себе!
- Ты чего там увидел? – я уже задремал.
- Посмотри, какой вид! – он открыл дверь и его восхищенный голос раздавался с улицы. Мне ничего другого не оставалось кроме, как подняться и последовать за ним.
Вид и, правда, был изумительный.
Небо чистое, а столько звезд я видел только когда ездил на дачу с родителями. Поверхность воды едва колебалась от теплого прибрежного ветерка и это словно гипнотизировало.  Я стоял и, впервые за очень долгое время, вдыхал полной грудью и чувствовал, как спокойствие растекается по венам, артериям и дальше по всему телу. И даже не смотря на то, что рядом стоял человек одного со мной пола, но другой при этом ориентации, не портило ощущений. Мне было хорошо, как никогда до этого.
- Сааш!? – протянул, вынуждая тем самым обратиться к себе.
- Мммм?
- Выпить не хочешь?

 Глава 12. Ночь

Ночью Марсель оказался ещё красивее.
Свет от витрин магазинов, гирлянды, висевшие повсюду, даже на деревьях и переливающиеся  всевозможными цветами, подсветка зданий и памятников. Вся эта иллюминация – просто великолепно.
Поблагодарив юриста, который неожиданно  заболел, за то, что могу два дня наслаждаться такой красотой, я вышел из отеля в сопровождении своего попутчика.
- Ну что? – обратился к Саше. – Куда поедем или пойдем?
- Я бы показал тебе одно заведение, - он задумчиво почесал лоб.- Но думаю, тебе там не шибко понравится.
- Так! Не надо твоих заведений! – Саша виновато улыбнулся. – Давай лучше просто погуляем, а там посмотрим, куда занесет.
- Согласен.
- Да! Самый главный момент. Ты  хорошо знаешь адрес отеля?
- Ну, да. А что такое?
- Просто…я даже трезвый его не выговорю, не то чтобы…
Саша засмеялся.
- Не волнуйся, на этот случай у меня есть визитка.
- Тогда я спокоен.
Кайф. Не больше, не меньше.
Чужой город. Шанс встретить знакомого минимален. Шанс встретить хорошо знакомого – ничтожен. Никакой суеты и нервотрепки. Всё размеренно и спокойно. И как-то…убаюкивающее. Хотя может мне всего лишь так казалось.
В отпуске не был почти шесть лет и любая смена обстановки для меня праздник. А тут просто подарок. Я бы конечно не отказался провести эти дни в другой компании и уж точно не стал бы шататься в два часа ночи по пляжу с пивом, спрятанным в пакет, но я об этом даже не думал. Мне было слишком хорошо.
Забравшись на какие-то валуны, в надежде, что нас там не будет видно, мы, наконец, открыли по бутылочке.
- Редкостное дерьмо, - произнес, сделав первый глоток. – Сладкое какое-то.
- Это поначалу так, кажется, - напитки выбирал Саша, поэтому я решил довериться, хотя по вкусу это было далеко не пиво.
Мы молчали больше часа. Каждый думал о чем-то своем, смотря куда-то вперед себя. Выпивка и правда оказалась довольно не плохой. Я захмелел плавно и не заметно.
Саша глубоко вдохнул и звякнул бутылкой.
- Ой! – тоже уже пьян.
«Он интересный, - думал, рассматривая сидевшего рядом паренька. – Даже симпатичный. Глазки голубенькие, носик хорошенький, большеват конечно, но какой-нибудь другой смотрелся бы совсем не к месту. И губки пухленькие, наверняка мягкие и теплые и ручки аккуратные…и губки пухленькие».
Что у трезвого на уме – у пьяного на языке. Тем более у меня.
- С мужчинами приятно целоваться?
Пиво летело даже из носа.
- Ты об этом думал всё это время? – произнес Саша, откашлявшись и вытерев лицо.
- Нет, - я отвернулся. – Сейчас почему-то в голову стукнуло.
- Интересные вопросы бьют тебя в голову после третьей бутылки.
- Четвертой.
- Это всё объясняет.
- Ну, а всё-таки? – почему меня это так интересует?
Саша смотрел на меня, я чувствовал, но сам не решался на него взглянуть. Я был пьян не настолько, насколько хотел. Действия контролировались, но язык нет. Самое поганое состояние.
Саша сделал два больших глотка, глубоко вдохнул и, опустив глаза, ответил:
- Я не заметил особой разницы.
- Тебе есть с чем сравнивать?  - я был удивлен такому ответу.
- Ну, да, - он слегка улыбнулся. – Я же не сразу весь такой гей родился.
- Были подружки?
- Немного. Думал, что они меня просто не возбуждают. В смысле что, пока не нашел ту единственную. Пока не понял, что на женщин вообще у меня не стоит.
Я улыбнулся.
- Но и на парней я тоже не на всех реагирую, - он, то ли смутился, то ли застеснялся.
- А на меня? – что я несу?! – На меня ты как реагируешь?
Повисла тишина. Напряженная. Впервые чувствовалась неловкость. Но мне нужен был ответ. Только не знал зачем. И это не алкоголь. Это трезвые остатки разума. Они останавливали меня, чтобы я не сменил тему.
Саша молчал. Тихонько водил большим пальцем по горлышку бутылки и смотрел куда-то перед собой.
- Скажу честно, - он поднял на меня глаза. – Ты мне нравишься, Андрей! Очень! Ещё тогда когда ты залетел в кабинет, взъершенный как чертенок, у меня дыхание перехватило и я, наверное, карман себе оторвал, стараясь вытереть ладонь, прежде чем пожать тебе руку.
Молчу. Он смотрит. Из-за темноты, которая становилась всё гуще, я видел лишь как блестели его глаза. Он ждал моей реакции, а я ждал, чем это закончится.
- Мне завтра будет стыдно, - Саша снова заговорил. – Но желание поцеловать тебя просто сводит с ума.
Охуеть! Но как же мне это льстило. Я пользуюсь спросом у представителей обоих полов.
- Не молчи.
- Я в ахуе!
- Прости! Я не…
- Ладно, успокойся, - залпом допил остатки пойла. Это была последняя бутылка. – Мне даже приятно.
- Черт! – тихо выругался он, но я всё равно расслышал.
Я уже собрался сказать нечто ободряющее, но не успел. Голос, мужской и довольно грубый, раздался откуда-то снизу.
- Эй, вы, что там делаете?

Глава 13. Утро

05-14...
Светились цифры на  стене, когда мы вернулись в номер.
- Спокойной, ночи, - почти одновременно, но, так и не посмотрев друг на друга.
Алкоголь постепенно выветривался и то, что произошло, начинало приобретать совершенно другой смысл в моей трезвеющей голове.
«Я и, правда, живу в одном номере с педиком! Дождался твою мать! – пульсировала мысль, вытесняя всё положительное, что было до этого. – Симпатичный парень! Тьфу,  блять!»
И Саша это чувствовал.
- Приятных снов, - полушепотом обронил он и скрылся в своей комнате.
- Нужно перерсп…по-спа-ть, - пробормотал сам себе, плюхнувшись на кровать лицом вниз. – Переоденусь потом…утром…когда встану. 
Четыре бутылки то ли пива, то ли коньяка плюс вес моего спящего тела, создали приличное давление на мочевой пузырь.  Мне снился туалет, поэтому пришлось срочно просыпаться. Ещё чуть-чуть и я окунусь в свое глубокое детство.
Забежал в ванну и только расстегнул ширинку, как в дверь кто-то поскребся. Именно поскребся!  Потому что еле расслышал. Я промолчал. Сначала дело.
- Андрей? – в комнате раздался его голос. – Ты в туалете?
Свело скулы и захотелось послать его к черту, но что-то остановило.
- Ответь, а то я войду.
- Вряд ли у тебя это получится, - застегнул брюки и открыл дверь. – Закрыто.
Он тут же протиснулся мимо, даже не взглянув.
- Доброе утро, - раздалось уже за хлопнувшей дверью.
- Доброе, - прошептал я, глубоко вздохнув. – Черт!
Приняв холодный, до  дрожи, душ, протрезвел окончательно, и самому за себя стало стыдно.
«Сам  же начал этот разговор, а теперь всю злость на себя, вымещаю на нем, хотя он совершенно не причем! Какой же я придурок всё-таки».
Погода испортилась, как специально.  Дождь, больше похожий на сырую пыль, стоял просто стеной и не намека на просвет. Куда-то идти не было ни настроения, ни желания. И Саша никуда не ушел. Он сидел со мной в номере, изучал договор и фирму «Паркенес».
- Дядю не хочу подвести, - произнёс он, не отрываясь от бумаг.
Я сделал вид, что поверил.
Переговоры должны начаться уже завтра, но если я ещё раз взгляну на документы, то сойду с ума. Честно.  Хорошо, что  Саша оказался на много умнее, чем я мог рассчитывать. Вопросы только по делу. Никаких глупых или неуместных замечаний.  С ним приятно работать.
Я смотрел на своего попутчика, умудрившегося в позе лотоса втиснуться в кресло, обложившегося бумагами и понимал, какая это всё-таки дурость.
Нужно извиниться.
- Саш, - сердце бешено забилось.
- Ммм?
- Посмотри на меня, пожалуйста.
Он поднял глаза. Молча. Захотелось провалиться.
- Прости.
- За что? – он улыбнулся. Лучше бы он этого не делал.
- За вчера. Не стоило начинать тот разговор.
- Так же как и этот.
- Я не хотел тебя обидеть…я просто…
- Андрей, послушай, - он почесал мизинцем левую бровь, я невольно улыбнулся. - Ты,  в первую очередь нравишься мне как человек, без половой принадлежности, а таких людей очень мало в моей жизни…и я не хочу, чтобы из-за вчерашнего…неудачного скажем так, разговора ты начал относится ко мне также как все…
Теперь молчал я.
- … я себя и так ненавижу за то, что не сдержался, а если ты ещё все оставшееся время будешь молчать и избегать меня, то…
- Так же как все – это как? Как к тебе относятся?
- Как к отбросу.
Не знаю толком, что произошло, может его слова, так подействовали, но что-то изменилось, и передо мной сидел совершенно другой человек.
Ведь действительно самое простое это быть нормальным, как все. Тебе не надо ничего доказывать или отстаивать, за тебя уже всё решили.  И совсем другое – это быть не таким! А тем более набраться смелости и признаться в этом, как себе, так и остальным – это заслуживает минимум уважения.
- Ты далеко не отброс, - говорю и не узнаю свой голос, всё пересохло. – И как человек, ты мне тоже нравишься и это сильнее, чем неприязнь к…
- К геям?
- Саш…я не…
- Андрей, - он поднялся с кресла и подошел ко мне. – Дерьмо случается и не стоит на нем зацикливаться.
Он протянул руку.
- Забудем?
- Постараемся, - пожал его аккуратную ладошку.
Стало легче. Немного. По крайней мере, теперь, когда я к нему обращался, то видел его глаза, а не опущенную голову.

Глава 14. Le spectacle commence

Подстава.
С первых же минут переговоров. Со мной все говорят исключительно по-французски. Подстава. Даже в Москве мы общались на английском. А тут здрасьте, блин, приехали. Я понимаю то его через раз.
- Тебе помочь? – прошептал Саша, услышав мои жалкие блеянья.
- Спасай,  - процедил сквозь зубы, продолжая улыбаться.
Но это оказалось ещё полбеды. У них новый юрист. Лукас Саливан. Из-за этого и была такая задержка. Щуплый парень в очках и с длинными, кривыми, тощими пальцами. И он этими пальцами так вцепился в договор, что иногда хотелось врезать ему промеж стекол.
Каждый пункт, подпункт и даже запятые, его не устраивало все!
- Да кто он такой? – Саша швырнул свою папку в кресло.
Прошло уже четыре дня, а мы дальше их обязанностей не продвинулись. Это раздражало всех. Петрович рвал и метал и собирался прилететь. Кое-как удалось его отговорить, но чувствую ненадолго.
- Очкарик недоношенный! – ворчал Саша, устало потирая глаза.
На завтра был запланирован выходной.
- Чтобы ещё раз пересмотреть условия договора, - перевел Саша.
- Чтобы найти и убить Лукаса Саливана, - добавил я, растянув губы в подобии улыбки.
Но мы спали, пока спина не начала ныть. Находиться столько времени в напряжении! Легче вагон сахара разгрузить.
Проснулся часа в два, от того что кто-то снова поскребся.
- Александр, вы либо громче стучитесь, либо просто заходите, - произнес, не открывая глаз.
- Не хотел Вас будить.
- Ты своим шкарябанием меня  больше пугаешь, чем будишь, - открыл всё-таки один глаз и проводил им Сашину фигуру в ванну.
«Жаль что ты не девушка, - натянул покрывало на голову. – А может, наоборот, всё как никогда удачно».
На ту тему мы больше не говорили. Времени не было, да и желания провалиться, больше испытывать не хотелось.
- Эндрю!? – Саша старался перекричать шум воды и закрытую дверь.
- Что? – кричу в ответ.
- Ты телефон вчера оставил на кресле и тебе какой-то Никита звонил…
Никаких знакомых Никит у меня нет.
- …довольно странный выбор рингтона у тебя к этому товарищу…
- Потому что это не Никита, а Ники…
Я соскочил с кровати, чуть не упал, запутавшись ногами в покрывале, и вылетел из комнаты.

Глава 15. Ники

Телефон лежал на аккуратно собранной стопке бумаг.
«Он даже черновики мои вместе сложил", - я невольно улыбнулся.
Набрал её номер и долго слушал гудки, прежде чем она взяла трубку.
- Привет, большой негодник.
В голосе звучали странные нотки, но я не обратил внимания. Слишком обрадовался.
- Я тебя разбудил?
- Нет.
- А ты чего звонила?
- Хотела узнать, как дела твои?
- Средней паршивости…
- А ты когда возвращаешься?
А вот это насторожило!
- Через неделю. Плюс минус пару дней. Ники, что случилось?
- Ничего. Всё хорошо, - затараторила она. – Просто хочу банкетик организовать к твоему возвращению. Вот и решила узнать на какое число планировать.
- Ты пока ничего не делай. Тут сволочь одна портит всё. Я позвоню, когда точно знать буду.
- Хорошо.
- Ники, что случилось?
- Ничего. У тебя трафик или как эта хрень называется? Брякни, когда домой соберешься.
Она положила трубку. Я даже попрощаться не успел.
Что-то произошло, так просто она бы не стала звонить. И слишком уж быстро она говорила, будто на ходу придумывала.
- Всё нормально? – я вздрогнул, услышав за спиной Сашин голос.
- Я так и не понял, - ещё раз посмотрел на потухший экран и положил телефон обратно на бумаги. – Нужно заканчивать эту мышиную возню и вал…Ты чего так смотришь?
Какое-то мгновение. Практически доля секунды, но скорее всего именно такие ощущения испытывает девушка, переборщившая с вырезом. А это даже приятно.
- Трусняк у тебя отличный, - Саша залился краской и это точно не последствие приема душа.
- Мама подарила, - старался не рассмеяться.
Смотреть на то, как он пытается не опустить глаза вниз и от чего они становятся ещё больше,  было весьма забавно.
- Я пожалуй пойду… оденусь, - он прошел мимо, красный как помидорка-черри и совершенно смущенный.
«Интересно, долго он стоял у меня за спиной? – думал, надевая шорты поверх микки-мауса на причинном месте. – Блин, Пополин, что у тебя за мысли, ё-моё?»
После  звонка Ники ощущение чего-то не хорошего навалилось с новой силой и с каждым днем становилось всё сильнее.
Нужно закругляться!

 Глава 16. Spectacle continue

Они держали нас за клоунов. Эта гребанная деревянная компания. Если бы не Саша и его знание языка, в который раз спасибо за то, что он со мной, я бы провалился ещё на самом старте. А их юрист явно имел садистские наклонности. В конце каждого, неудачно сложившегося для нас дня, он улыбался как хищник.  И тот факт, что я полгода убил на этот контракт, а сейчас из-за него переделываю всё заново, только подливал масло в огонь моей неприязни к этому человеку.
Времени до конца нашей командировки оставалось совсем ничего, буквально несколько дней, а клиент был скорее мертв, чем жив. Я практически не спал.
И из-за этой нервотрепки, забыл о самом главном. Номер. Мы так и жили в одном номере.

Очередной наполовину  удачный день закончился. Нам было уже все равно на запреты, и мы вытащили  оба кресла на балкон. Хотелось получить хоть немного настоящего света, а не искусственного освещения.
- Всё нафиг! – закрыл папку и бросил её на пол. – Достали они меня!  Я сто процентов не останусь тут работать!
- Мне кажется, что Петрович теперь сам тебя не оставит, - Саша потер переносицу и, закрыв глаза, прошептал. – Такое чувство, будто я уже месяц не спал.
- Ты ещё помнишь это слово? – опустил голову, подперев её кулаком, и смотрел на волны. – Они меня достали…
- Как ты думаешь, а твоим бы здесь понравилось?
- Ну, Машка точно была бы в восторге, - я улыбнулся и посмотрел на него. – А почему ты спрашиваешь?
- Просто их фото у тебя вместо заставки, - он тоже улыбнулся. – И когда ты о них думаешь, то большим пальцем по экрану водишь.
Надо же, а я и не замечал.
- Саш?
- Мммм?
- Прогуляться не хочешь?
- Эээм…наша послед…
- Без алкоголя…просто конечности размять. Я ведь подарки своим так и не купил, а когда время ещё будет?
Я пойду один, если Саша не согласиться, но бродить одному не очень хочется. Поэтому строим жалобную мордочку.
- Хорошо! – он не выдержал. – Только не смотри на меня так, тебя сразу с ложечки покормить хочется!

 Глава 17. Шопинг

- Я вообще поспать собирался, - Саша зевнул.
- Ты ещё и ворчун?!
- О, да, с недосыпа я ещё та зануда, - он сощурил глаза, пытаясь казаться грозным, но я лишь улыбнулся. – Куда пойдем? Пока я, стоя не уснул…
- …как боевая лошадь…
Я понятия не имел куда пойти и не потому, что не знал город, мне хотелось просто отдохнуть, остудить свою закипающую от напряжения голову, и другого выхода не нашел.
- Знаешь, где игрушечный магазин?
Саша даже не удивился.
Поймали такси. Когда он назвал адрес, водила, сначала покосился, потом улыбнулся и, буркнув что-то себе под нос,  тронулся с места. Не думаю, что прозвучавшие слова были обидными, Александр немного смутился.

- О чем мечтаешь?
Мы бродили по супермаркету в поисках отдела игрушек или сувенирной лавки.
- Ни о чем особенном, - Саша улыбнулся. – Так, призадумался просто.
- А что тебе таксист сказал?
Он снова начал превращаться в помидорку, чем заинтересовал меня ещё больше.
- Колись давай, я же видел как ты засмущался.
- Сказал, что мы вместе отлично смотримся.    
- Да ну? – попытался сделать удивление искренним.
- Иди ты...
Он улыбался, и я в который раз поймал себя на мысли, что мне это нравится.
Нравится его улыбка. Нравятся его плавные, почти кошачьи движения. Нравится, как он смотрит на меня, думая, что не вижу и то, как потом смущается, когда все-таки понимает это. И мне действительно нравится его голос. Безумно нравится. Безумно.
«Ой, да ну на фиг! – от осознания этого, у меня волосы дыбом встали. – Пополин, не может этого быть! Ты не мог!»
Я влюбился!!! В парня!!! В Александра!!!
Спасибо тебе, Петрович, блин большое!!!
 - О, вот они! – воскликнул Саша и, схватив меня за руку, потащил внутрь, неизвестно, кому из нас хотелось сюда больше.
Не успели мы войти, как к нам подлетела девушка и, улыбаясь хищной улыбкой, стала предлагать всё подряд, даже не узнав, что мы действительно ищем. Предыдущая мысль тут же улетучилась и на её место пришла другая, как отвязаться от этой барышни.
- Если нам понадобится ваша помощь, мы вас позовем, - почти по буквам произнес Саша уже в третий раз.
- Окей, - улыбалась та и продолжала идти за нами.
После часа блуждания по магазину, с прилипалой на хвосте, я всё-таки нашел что искал. По крайней мере, пацанам должно понравится. Расплатившись и поблагодарив нашу помощницу, мы пошли дальше. У меня же ещё куча не одаренных родственников.
Вернулись в гостиницу, когда окончательно стемнело. С головы до ног обвешанные пакетиками и сумками. Шопинг отличная вещь оказывается! И голова просвежилась, и настроение поднялось, и мысль осталась всего одна.
«Не может быть, чтобы я начал западать на парня!»
И проблемы с контрактом уже не так волнуют.
Только вот попутчик мой совсем затих. Может мысли услышал?
- Саш, ты чего молчишь опять?
- Сплю.
- Тебе бы только подрыхнуть! – я рассмеялся, но он и правда так медленно моргал, что того и гляди уснет на ходу.

 Глава 18. Первый

Вот интересно, какого черта мы поперлись по территории бассейна?
Так до нашего номера идти в три раза дольше, чем напрямую через холл. И самое главное, на кой хер я его пихнул?
Но он шел почти у самого края и всем своим сонным видом, просто напрашивался на то, чтобы его искупали.
Саша летел очень красиво, даже пару раз успел взмахнуть руками, чтобы не рухнуть в воду вместе с пакетами. Я сначала испугался, что он может не успеть сгруппироваться и ударится о дно, но когда он вынырнул и убрал с глаз налипшие волосы, на его лице была улыбка.
- Почему-то я так и подумал.
- А не надо так громко думать, я бы и не услышал.
Хоть я и улыбался, но в голове проходил такой процесс, что толком не мог разобраться, что из этого главнее. Мне было и смешно, и стыдно, и я был чертовски напуган, думая, что мог не рассчитать силы. И было ещё одно чувство, которое почти забылось, от которого начинаешь учащенно дышать, будто воздуха не хватает, но от которого по всему телу, из самого нутра,  растекается наслаждение.
Я возбуждался! Да, черт возьми!
От вида его намокшего тела, облепленного и так не шибко широкой футболкой.
От того, как просвечивала через мокрую ткань, его грудь, с затвердевшими от холода сосочками.
Я непроизвольно сглотнул.
- Твоё счастье, что я телефон в номере оставил, - Саша подплыл к бортику, но выбираться не стал, а лишь облокотился на него.- Я, конечно, могу сейчас попросить твою руку, но ты лучше прыгай сам.
Он смотрел на меня снизу, закрыв один глаз, и я только сейчас понял, что фонарь освещения находится за моей спиной и он, всё это время, не видел моего выражения. Мысленно поблагодарив архитекторов, я сиганул в бассейн.
Немного остыв, всплыл. Теперь мы поменялись местами, и уже я не мог видеть Сашиного лица, зато он мог рассмотреть меня во всей красе. Он всё ещё стоял в воде, опираясь спиной о стену бассейна, и смотрел на меня. Я чувствовал его взгляд. Это заводило ещё больше, чем когда я его разглядывал, а его молчание лишь подтверждало мои догадки.
Он тоже сейчас не шибко ровно дышит.
«Нужно проверить, - эта мысль двигала меня вперед. – Это всё из-за напряжения с контрактом. Мне не на ком разрядиться… »
Я приближался. Медленно. Стараясь осознать, стоит оно того или нет. И когда подошел, почти в плотную прижавшись в нему, Саша у вдруг произнес:
- Ты точно этого хочешь?
Шепот. Обжигающий, дико волнующий, в нем чувствовалась просьба, а не вопрос, и последние сомнения сами собой испарились.
- Да.

Глава 19. Пополин, ты, идиот!

Коснулся его губ… осторожно …словно целую крылья бабочки, которая может тут же улететь. Мягкие, теплые, такие нежные. Саша ответил... слегка разомкнув свои губы, … и я не смог больше сдерживаться… меня просто накрыло. Я вдавил его в стену, стараясь языком проникнуть как можно глубже, и Саша сразу отреагировал, обхватив меня руками и прижав к себе.
«Я сошел с ума!» – последняя моя здравая мысль.
Вода в бассейне выплескивалась за бортики…я не мог остановиться, а Сашины руки… забравшиеся под мою мокрую майку и с таким трепетом ласкавшие спину…заводили ещё больше и больше…и этот тихий стон…вырвавшийся из его горла…ноги просто подкосились  и я вцепился обеими руками в стену, чтобы не упасть…его тело…я чувствовал  жар своей кожей, даже через две футболки…и в бедро всё сильнее упирался его приличный орган. Мне не хватало воздуха, я задыхался, но не хотел его отпускать…
«ОСТАНОВИСЬ! Мы же на улице!»
Только после этого я, наконец, оторвался от него и, тяжело дыша, уперся лбом в его лоб.
- Господи… - шептал в припухшие Сашины губы. – Прости меня…
- Чуть не кончил, - прошептал он в ответ, пытаясь восстановить дыхание. – Андрей, зачем ты это сделал?
- Не знаю, - я боялся открыть глаза. – Прости.
- Ты идиот, Эндрю…какой же ты идиот, - он не отстранялся и по-прежнему обнимал.
Это было настолько приятно, что сам себе не верил.
«Господи, что я наделал?! Пополин, ты придурок чертов!»
Я чувствовал его мягкие  руки на своей спине, чувствовал, как он смотрит на меня и до сих пор ощущал его губы на своих. Мне стало плохо. Мне было стыдно. Я себя дико ненавидел. Нужно вылизать из воды и бежать. Но я стоял и не мог отдышаться.
«Я его просто поцеловал, и мне снесло крышу, а что если мы…- от этой мысли стало ещё хуже. – НЕТ! НИКАКИХ ЕСЛИ!!!»
Медленно отошел назад, всё ещё не решаясь открыть глаза и взглянуть на него. Я вспомнил тот разговор и то, как он тогда смотрел на меня, и новая волна стыда накрыла с головой. Снова захотелось провалиться, прямо здесь, в этом гребанном бассейне.
«Я сам его спровоцировал! Теперь он меня возненавидит! – судорожно сглатывал, пытаясь смочить пересохшее горло. – Я свинья! Чертов придурок!»
- Эндрю… - его пальцы коснулись моей руки. – Посмотри на меня.
Я не хотел, не мог, но всё-таки открыл глаза. Только на него смотреть всё равно не решался и уставился на воду. Его ручка, в свете прожекторов, выглядела крошечной и такой милой, что я улыбнулся.
- Я не хотел…
- Я хотел, - Саша стоял так близко, что я чувствовал его дыхание.  – Поэтому позволил…я идиот, не меньше, чем ты…
- Это всё равно не делает мне чести…
- Эндрю…- его голос такой ласковый, такой успокаивающий. -  Прекрати…
Он коснулся ладонью моей щеки, как же это было приятно. Я снова закрыл глаза.
- Не вздумай себя накручивать…
- Я постараюсь.
Саша подошел совсем близко и, приподнявшись, прошептал в самое ухо.
- Иначе я тебя укушу, Попо…
Когда он произнес моё прозвище, да ещё таким томным голосом, я почувствовал, как снова начинаю учащенно дышать.
- Нужно выбираться, а то отстудим себе что-нибудь…
Его рука, так и была в моей.   

 Глава 20. Утро

Почти всю ночь пялился в потолок.
Каждая попытка закрыть глаза, оканчивалась тем, что я видел перед собой мертвого Макса и ржущую рожу нарика.
«Это происходит не со мной!»
Всё повторилось, как в тот вечер. Тихо произнесенное «Спокойной ночи»  и не одного взгляда друг на друга. Как же тошно и противно.
«Сам его опять спровоцировал, сам же во время  не остановился и снова пытаюсь сделать его в этом виноватым. Нужно что-то делать, ведь нам ещё вместе работать. А если кто заметит, что мы друг друга сторонимся? Это  будет ещё хуже!»
Опять пытаюсь закрыть глаза, но в голове звучит его стон и по телу бегут мурашки.
«Просто финиш! – перевернулся на бок, натянув одеяло на голову. – Я ведь его даже не вижу!»
Слабый стук в дверь ознаменовал приход утра.
- Саш, я же тебе уже говорил, - произнес, не вылезая из одеяла. – Заходи, если нужно.
- Я просто не знал, спишь ты или нет.
- Не сплю.
Молчание. Он стоял в дверях. Я чувствовал, как он смотрит на меня и ждет, когда я вылезу из своего укрытия. Но мне было настолько стыдно перед ним, что я лежал, стараясь  не шевелиться, хотя воздуха уже катастрофически не хватало.
- Ты там живой? – его голос раздался так близко, что я вздрогнул.
- Вроде того.
- Вылезай давай, - он легонько толкнул меня в бок. – Нужно додавить этих клопов и валить отсюда.
С этим я не мог не согласиться. Франция как-то странно на меня действует.

Глава 21. Всё равно будет, по-моему!

Моя нервозность плюс серьёзный недосып и нежелание оставаться здесь ещё хотя бы на день, сделали своё дело.
Каждый пункт контракта теперь отлетал как щелчок пальцами и всё больше в нашу пользу. Саливан скисал всё сильней, и его улыбка выглядела совсем жалкой.
- У него нервный тик что ли? – прошептал Саша.
- Затикаешь тут, когда всё пошло не так, как запланировано, - прошептал в ответ и, услышав Сашин смешок, невольно улыбнулся.
Контракт получался очень выгодным для нас и французов  это не устраивало. Теперь нервничали они, но мне слишком надоело перед ними лебезить, и я продолжал гнуть своё. И это помогло  отвлечься от других мыслей.
- Гребаные русские, всегда выигрывают, - прошипел Саливан в конце дня.
- Они всегда медленно раскачиваются, - поддакнул ему один из менеджеров. – А потом лучше им не попадаться.
Саша улыбался, слушая их ворчание.
- Правильно, бойтесь нас, - сказал он, еле сдерживая улыбку. – 1812 год был не так уж давно.
- Мы и напомнить можем, если что, - улыбался в открытую, смотря на горе юриста.
Тот, придав ещё большую скорость своим рукам, сгреб бумажки и выбежал из зала.
- Истеричка какая-то, - Саша рассмеялся.
Но стоило нам выйти в холл, как его улыбка сразу исчезла и он, молча, шел рядом со мной, опустив голову. Эйфория от такой долгожданной победы сошла на нет, когда я заметил, как он украдкой смотрит на меня.
«Будто я зверь какой-то!»
И снова стыд  вперемешку с растерянностью.
- Ты в порядке? – кое-как выдавил из себя эти слова.
- Вроде того, - он слегка улыбнулся.
Хотелось сорваться с места и убежать, чтобы никто не видел  и не смог найти. Но это было настолько примитивно и слишком легко, чтобы я подчинился.
«Сам вляпался! Теперь сам и выбирайся!»
Как же это всё неромантично.

 Глава 22. Последний день

Мы так и не поговорили.
Когда он очень нужен, язык будто немеет и, кроме: «Саша я не…Саша я не…» ничего путного не выдал.
- У нас завтра очень трудный день, - он говорил так тихо, что я еле расслышал. – Сейчас нужно об этом думать. Доброй ночи, Эндрю.
- Доброй ночи.
«Это точно происходит не со мной!»

Утро началось, как обычно. Тук-тук, больше похожее на шкряб-шкряб, мое ворчание по поводу того, что:
- Ты можешь сразу войти или нет?
И Сашино, как обычно:
- Я не знаю, спишь ты или нет?
- Александр, вы меня с ума сводите, - брякнул, даже не подумав.
- Взаимно, дорогой, - ответил он и замер в дверях ванны.
Я и сам замер, уставившись в стену. От его слов стало так приятно, что я заулыбался.
- Вставай лежебока, нас буратины ждут, - в его голосе тоже слышалась улыбка.
- Сейчас встану, - сказал, а про себя добавил: «Родной…»
За эти две недели, Саша действительно стал для меня родным. Я не боялся выглядеть глупым и от этого тянулся к нему ещё больше. Но чувство стыда не давало возможности заговорить о нашем поцелуе.
«Знакомый сценарий, - размышлял, ожидая, когда все соберутся. – Прям, как под копирку».
Ники. С ней было точно так же. Только я был моложе, чем сейчас и времени, чтобы влюбиться потребовалось больше.
« Но тогда я не хотел потерять девушку, а сейчас…»
- Смотри, кто пришел, - Саша толкнул меня в бок. – Сам Бостьен!
- Только его не хватало…

Жан Луи Бостьен. Глава фирмы. Тучный мужик с дикой отдышкой и неизменной сигарой во рту.
- Господин Бостьен,  - Саливан подскочил со стула, тот чуть не перевернулся. – Мы вас не ждали.
- Нежданчик для всех, - тихо произнес я.
- Поэтому я и приехал, - Бостьен шумно опустился в кресло, так любезно отодвинутое юристом. – Хотел посмотреть, чем вы тут занимаетесь.
 - Но, сэр…мы почти закончили…
- Четыре дня…- он затянулся и выпустил клуб дыма. – Я дал вам четыре дня на заключение этого контракта. Прошло уже четырнадцать…я хочу лично познакомиться с этими русскими.
С приездом главы переговоры закончились сами собой. Бостьен прочитал всё, что мы насочиняли за эти две недели и, не слушая возмущенных возгласов Саливана, сказал:
- Меня всё устраивает, подписываем.
- Но как же…- юрист чуть ли не плакал.
- Вы вдесятером не смогли справиться с двумя русскими, один из которых практически не говорит по-французски, - он выпустил очередную партию дыма и посмотрел на меня.  – Я смог бы сэкономить половину времени, будь у меня хоть один из них.
Я гордо поднял голову. Говорить хоть и не говорю, но похвалу понимаю на любом языке.
- Спасибо, сэр, - Саша ответил за нас обоих. Ни капли смущения и лишь довольная улыбка.
Мы наконец-то едем домой.

 Глава 23. Вечер

Я собирался рвануть сразу, как только Бостьен поставил точку, но  его:
- А теперь отметим!
И Сашино:
- Билеты только на утро…
Перевернули всё с ног на голову.
Расслабиться после такого напряжения, конечно, хочется, но на сердце почему-то очень не спокойно и это не из-за Саши.
-Ты сколько можешь прихорашиваться? – я давно был готов и ждал, когда он выйдет из ванны. – Для Саливана стараешься?
- Так смешно, что я аж плачу, - раздался его голос из моей комнаты.
 Пока он торчал в ванной, я успел всех обзвонить и написать Ники время вылета.
- Саааш!
- Да, я иду! – его фигура появилась в дверях, очень симпатичная фигура.
В светло-серых брюках,  белоснежной с голубым отливом рубашке, его фигура была более чем симпатичная.
- Сойдет? – он покружился на месте, давая возможность себя осмотреть.
- Вполне, - улыбаюсь. – Саливан будет доволен.
Саша скорчил не довольную мордочку, сощурив на меня глаза, но взгляд все равно остался веселым.

- Мистер Пополин! Мистер Сушин! – не успели мы войти в ресторан, как нас сразу заметили. – Я подумал, что вы улетели!
Юрист был уже навеселе, он подбежал к нам с двумя бокалами шампанского и такой лучезарный, что я немного стушевался. Зато Саша чувствовал себя явно в своей тарелке.
- Как мы можем улететь, не отметив свою победу, - он так улыбался и хлопал ресничками, что я залпом осушил весь бокал.
- Пойду еще возьму, - сказал и направился к бару.
Услышав в спину:
- Андрей, ты куда? – лишь поднял пустой бокал над головой и не стал оборачиваться.
Что-то кольнуло внутри, когда я увидел, как Саливан смотрит на Сашу и как тот в ответ улыбается, и кулакам так захотелось познакомиться с лицом юриста, что я решил отойти от греха подальше.
- Ещё шампанского, сэр?
Что ж вы все улыбаетесь?
- Никакого шампанского, Анри, - Бостьен, не смотря на всю свою тучность, подкрался совсем не слышно. – Для нашего гостя только самое лучшее.
- Конечно, сэр, -  официант, продолжая улыбаться,  скрылся куда-то под стойку.
- Вы без своего друга? – Бостьен обратился ко мне, протягивая сигару.
- Нет, он тоже здесь, - жестом показал, что не курю и обернулся в зал. – Был где-то.
Саши не было. Пробежав глазами по присутствующим, я понял, что и Саливан тоже исчез. А я не хотел пить. 
- Прошу, - перед моим лицом появился бокал красного вина темно-рубинового цвета.  – Очень интересно ваше мнение насчет этого напитка.
Я взял бокал. Теплый. Слегка пригубил. Вино тоже оказалось теплым, но на вкус просто изумительным. Аромат земляники, вишни и ежевики  дополнялся вкусом перца и лакрицы.
- Восхитительно!
- Значит, я угадал, - Бостьен расплылся в довольной улыбке.
- А что это?
Официант протянул мне бутылку. Увидев этикетку, на  голове зашевелились волосы. Шатонёф-дю-Пап "Кюве Спесьяль". Вино не коллекционное, но стоит порядка тридцати тысяч за бутылку.  Бостьен заулыбался ещё шире, заметив моё удивление.
- Анри, организуй нам бутылочку на вынос, - произнёс он, даже не обернувшись.
- Конечно, сэр.
Интересно, он может перестать улыбаться?

Бостьен познакомил меня почти со всеми присутствующими. Промышленники, адвокаты, виноделы и другие, непонятно для чего собравшиеся личности, но после третьего бокала очень крепкого напитка мне стало уже все равно. Я искал эту чертову парочку.
- Андрей, скажите, вам нравится ваша работа?
Мы стояли на террасе, обдуваемые прохладным ночным ветерком. Я, Жан Луи и наполовину выпитая бутылка. Выпитая мной. Бостьен лишь макал  кончик сигары в свой бокал и снова затягивался. 
- Я даже не знаю, что и ответить, - хорошо, что он говорил по-английски, по-французски я вообще уже не соображал. – Скорее да, чем нет.
- А что так? – его интерес подкупал.
- Работа должна нравится, но не всегда везет с этим.
- Ну да, бывают такие моменты, когда хочется всё бросить, но потом появляются такие персоны, как вы с вашим компаньоном и ты понимаешь, что правильно выбрал профессию.
- Спасибо, - я был смущен, мне было чертовски приятно.
- А вы давно с ним вместе…
- Мы не вместе!
- …работаете?
Ой. Как не удачно вышло! Но залиться краской не получилось, я был уже пьян. Бостьен не понял или сделал вид, что не понял моего всплеска и продолжал мирно посасывать свою сигару, ожидая ответ.
- Мы познакомились за день до того, как прилетели сюда.
- Не может быть?
- Так и есть, -  кивнул и налил себе очередной бокал. – Просто он очень хотел мне помочь, вот мы и сработались.
- Русские, вы уникальные люди, - он положил руку мне на плечо. – Я никогда не перестану вам удивляться…
Бостьен говорил что-то ещё, но я не слышал. На берегу, около самой воды сидела фигура, даже отсюда я мог различить его белую рубашку. Сердце, разогретое алкоголем, забилось с такой бешеной скоростью, что я чуть не задохнулся.
- Жан Луи, - обратился к Бостьену, не отрывая глаз от Саши. – С вашего позволения, я отлучусь?
- Конечно, мой дорогой! О чем речь! Вы только осторожней, гроза надвигается...
Я выбежал в зал, потом из ресторана, унеся с собой остатки великолепного вина.   

 Глава 24. На песке

Пьяному море по колено!
Да уж, до этого моря пьяному ещё доползти нужно.
Ты и так идешь, не очень держа равновесие, а тут ещё и ползет всё под ногами, но бокал донес не расплескав.
«Сколько же градусов в вине? – подумал, опускаясь рядом с Сашей».
- Привет, - башка кружится, капец просто. – Я тебя потерял.
- Не хотелось последний вечер тратить на треп с непонятными людьми, - резко ответил он и, поджав под себя ноги, приложился к бутылке.
- И ты решил уединиться и нажраться в одиночку?
- Другого выхода не было, - он сделал большой глоток и слегка поморщился. – Ты сбежал, этот придурок Саливан нес какую-то пьяную чушь, я кое-как от него отделался…
- Ага, видел, как ты старался. Глазки так и хлопали.
Странный разговор у нас получался. Совсем не дружелюбный какой-то.
- А ты решил не размениваться по мелочам, - Саша обернулся, и я увидел, каким гневом горели его глаза. – И сразу начал с босса.
От таких слов быстро трезвеют.
- ТЫ не охренел ли часом? Следи за тем, что и кому ты говоришь! – поднялся на ноги, отряхнул брюки от песка и одним глотком допил остатки вина. – Держи фужер, не пристало поди с горла то лакать?
Бросил бокал ему под ноги и хотел уйти,  но, услышав, как он шмыгает носом, остановился.
«Зашибись поговорили…»
Я снова опустился на песок. Саша глубоко вздохнул и, подобрав брошенный бокал, прижался  к моему плечу.
- Прости, - прошептал он и снова шмыгнул носом.
- За что? – я потерся щекой о его макушку.
- За мои слова. Я когда увидел, что ты с Бостьеном разговариваешь и, что он тебе вино протягивает, меня как - будто заклинило…
- Ревнуешь? – вырвалось.
- Похоже на то…
Я не выдержал и усмехнулся.
- Ни фига не смешно, - Саша толкнул меня в бок, чем рассмешил ещё больше. – Так хотелось по роже ему съездить…Андрей прекрати ржать!
Я не мог остановиться.   
«Надо же было такую  кашу заварить? – думал, опустив голову на руки и продолжая смеяться. – Кто бы раньше сказал, ни за что не поверил!»
- Андрей прекращай ржать! – Саша сам уже улыбался не сдерживаясь.
- Не могу…- пропищал в ответ.
- Хватит, - он ущипнул меня за бок. Я лишь дернулся, но продолжал заливаться. – Чем он тебя напоил?
- Чем-то сухим и очень крепким…
Он снова меня ущипнул, я не справился с кружившейся головой и упал на бок, и тут же был придавлен его весом.
- Ооооо…у меня ноги свело, - прошептал он, скатившись с меня на песок. – Ой, блин…
Теперь я начал просто заливаться. Саша лежал рядом, растирая затекшие ноги и с трудом выговаривая сквозь смех то, как ему больно.
Я не знаю, что такое ревность. Ко всем своим пассиям я относился так:
«Есть, значит, есть, хочешь уйти – тебя никто не держит».
Мне было всё равно где они, с кем, что делают.  Но Саша. Он подобрал очень точное описание моим ощущением. Заклинило.
«Одно то, что Саливан просто посмотрел на него, разбудило во мне зверя. А что будет, если его коснется кто-нибудь? – по телу пробежала волна, и у меня свело скулы.  – Пополин, а я и не знал, что ты такой собственник!»
Я снова усмехнулся.
- Хватит…смеяться, - Саша подполз и пристроился головой на моем животе. – Странно…звезд не видно.
- Грозу обещали, - вспомнил слова Бостьена. -  Может, в гостиницу вернемся?
- Ага. Надо бы.
Но мы так и продолжали лежать, смотря на черное небо. Даже когда усилился ветер и стал накрапывать  мелкий дождик, никто не решился тревожить другого.
- Андрей, можно спросить?
- Конечно.
- Помнишь, ты говорил, что познакомишь меня со своей семьей? – Саша перевернулся на живот и посмотрел на меня.
- Конечно.
- Ты ещё не передумал это делать?
- Чего ради? – я был очень удивлен такому вопросу.
- Не знаю, - он дернул плечами. – Может потому что я гей?
-  Ну, вообще то, я тебе говорил об этом, уже зная о твоей сущности, - поднялся и оперся на локти. – Тебя что-то другое беспокоит, по-моему…
Саша опустил глаза, стал бегать ими, то по пляжу, то по моему телу и нервно покусывать губы.
- Саш, что случилось?  - я и сам начал нервничать, но ответить он не успел.
Молния. Пролетевшая полосой через всё небо и вонзившаяся в воду. Гром. Похоже сотрясавший не небосвод, а землю, на которой мы лежали. И дождь. Как поток воды, обрушивающийся из внезапно сорванного крана. Мы рванули с места, невзирая на всё ещё кружащиеся головы, и побежали к гостинице.  Одежда промокла моментально, ветер пронизывал насквозь, и тело покрылось гусиной кожей, но почти у самых дверей я схватил его за руку и потянул за угол.

Глава 25. Вода

Саша не сопротивлялся.
Я прижал его спиной к стене и, не говоря ни слова, впился в губы. Он ответил с такой страстью, что большего допинга и не надо. Пуговицы на промокшей рубашке не хотели слушаться и он сам её разорвал. Губы, нос, глаза. Я покрывал поцелуями его лицо и, слушая, как он  учащенно  дышит, возбуждался ещё сильнее. Вода стекала по его телу. Мои губы следовали за ней. Шея. Каждый сантиметр. Я не мог насладиться, не мог оторваться, я хотел заставить его дрожать.
Кончиком языка медленно провел от самого уха до плеча и услышал:
-…о, Господи…- его стон отозвался во мне ещё одной волной возбуждения и таким неудобством, что ремень с силой впился в живот. Мне нечем было дышать, но я не хотел останавливаться.
Его руки забрались под мою рубашку и притянули к себе, разгоряченные ладони обжигали холодную спину, но это лишь усиливало ощущения. Я просто вминал его в стену. Алкоголь выветрился, остался лишь разум, затуманенный наслаждением и требующий продолжения. И я продолжал.
Пуговицы опять не слушались взволнованных рук, но мне нужно ощутить его тело своей кожей.
- Дай, - он оттолкнул их и дернул за ткань, пуговицы с треском разлетелись.
- Любишь рвать рубашки? – прошептал ему в ухо.
- Люблю смотреть, как ты удивляешься…- таким же шепотом ответил он, запустив свои пальцы мне в голову и схватив за волосы.
Его кожа. Нежнее бархата. Я прижимался к его животу и чувствовал, как он дрожит от волнения.
Его губы. Я просто не мог оторваться. Настолько жадные, страстные, горячие.  Каждый поцелуй просто сводил с ума.
Его руки. Мое тело плавилось под их прикосновениями.
Его дыхание. Разгорячённое, просто обжигало, я задыхался, слыша как он стонет.
«Сашенька!!!» – единственное, что крутилось у меня в голове, но не могло вырваться наружу. Мои губы были заняты. Каждый кусочек его тела был мокрый от не прекращающего ливня и моих поцелуев. Мои руки исследовали его тело, но не могли решиться спуститься вниз, пока я не услышал шепот:
- Эндрю… пожалуйста…- и  почувствовал, как его рука легла на мою и стала потихоньку опускаться ниже. У меня чуть не остановилось дыхание, когда я прикоснулся к его ширинке. Саша застонал ещё громче и ещё сильнее впился в мои волосы, но мне и этого было мало.
Я резко отстранился и схватился за его ремень.
- Ты что делаешь? – он вцепился в мои руки.
- Хочу посмотреть на твое удивление, - сбросил их, расстегнул и вытащил ремень.  – Не волнуйся, я не стану делать того, что не хочешь.
- Хочу, - прошептал он и коснулся моих губ своими. – Только и ты должен этого хотеть.
- Если бы не хотел… - провел ладонями по его груди, опускаясь ниже. – Мы бы давно были в номере…- живот, от прикосновения к нему Саша закрыл глаза и стал покусывать нужную губу. – Собирали вещи… - мои руки опустились ещё ниже. – И готовились к завтрашнему вылету…- снова впился в его губы, сжимая его ширинку.
Чем больше я его целовал, тем быстрее двигались мои руки и сильнее лил дождь. Ноги подкашивались, и мне пришлось убрать одну и упереться ею в стену, чтобы не упасть. Саша прижимал меня к себе, и я чувствовал, как его ногти впиваются мне в спину.  Я сам был на грани.
И когда он поднялся на носочки, поддавшись всем телом вверх, во мне что – то щелкнуло, и по всему организму пробежала волна, а в глазах потемнело. 

 Глава 26. Ночь

«Нужно…расстегивать…ремень… - стою, уткнувшись носом в Сашино плечо, и стараюсь восстановить дыхание. – Чуть в обморок не грохнулся…»
Дождь прекратился так же внезапно, как и начался, смыв песок, пот и последствия нахлынувшего на меня безумия. Саша прижимался ко мне всем телом и что-то шептал, но, из-за шума в голове, я не мог разобрать что именно, вроде извинялся.
«Что я наделал? – молнией носилось в голове.  – Зачем я это сделал? ЗАЧЕМ?»
Но из-за этих мыслей я лишь сильнее обнимал его дрожащую фигурку.
- Прости меня, - прошептал на выдохе. – Прости.
- Мы так старались закончить  всё как можно быстрее, - он отстранился, но смотрел куда-то мимо меня. – Чтобы улететь... но я не хочу возвращаться.
Его голос. От него кольнуло. Внутри. Но сейчас не то место и не то время, чтобы говорить об этом. Саша  уже вовсю отбивал чечетку зубами, а припухшие губы начали синеть.
- Пойдем в номер, не хватало, чтобы ты простыл из-за меня.
Но он продолжал стоять, покусывая свои губы и смотря на асфальт.
- Всё хорошо будет, - я обнял его, целуя в шею. – Должно быть.
В ответ раздалось лишь шмыганье носом и стук зубов.

- Завтра всё будет болеть, - Саша трясся, закутанный в покрывало.
Никто и внимания не обратил, когда мы завалились в гостиницу. Ночь. Пьяные русские в разорванных рубашках, грязные и мокрые, здесь видимо обычное дело.
- Ни у тебя одного, - протянул ему кружку с чаем и, поправив сползающий плед, забрался в кресло напротив. – Я тоже там был.
Чай. Горячий. Согревая легкие  и теплом по всему телу, но никакой ясности в голове.
- Я ремень там оставил, - Саша держал кружку двумя руками. – Должен будешь.
- А ты мне тогда новую рубашку. Все пуговицы оторвал.
Он ухмыльнулся, но согласился.
Молчание. Каждому есть что сказать и спросить, но не один не мог решиться. Единственный звук, нарушающий тишину, это наше прихлебывание из кружек, стараясь заткнуть рот, чтобы не вырвалось то, что не нужно и не стало ещё хуже.
«Зачем?» - повторял это снова и снова, надеясь, что ответ придет сам собой. Результат – ноль. Только голова ещё больше разболелась.
- Что мы будем в Москве делать?
Вот, блин, только не это!
- Работать, - стараюсь отшутиться, а у самого ком в горле.
Саша как-то странно усмехнулся и почти полностью спрятался под покрывало. Только макушку его блондинистую видно.
- Ты понял про что я, - раздался его приглушенный голос.
- Понял.
Я отлично всё понимал. Головой. Только это никак не хотело связываться с тем, что чувствовал.
«Это всё блажь! Наваждение какое-то! Я нормальный! Я всегда был нормальным! – голова разрывалась от моего же собственного крика. – Это чушь! Только девки, самые лучшие, самые красивые! Какого хрена на пидора этого потянуло?»
Я сжимал кружку с такой силой, что пальцы начали белеть.
«Это просто невыносимо! Как же я родителям об этом скажу?»
- Саша, я не гей…- вылетело помимо моей воли, и больше ничего добавить не успел.
- Ты понимаешь, что я не могу уйти из фирмы? – сказал он, не вылезая из-под покрывала.
- Да.
- А ты понимаешь, что нам придется работать вместе?
- Да.
- И видеть друг друга каждый день, - Саша откинул край и посмотрел на меня. – Видеть и хотеть…
Я глубоко вздохнул, но не стал ничего говорить и просто опустил глаза.
- Проходить мимо и не иметь возможности хотя бы прикоснуться. Ты понимаешь, что я даже руку тебе пожать спокойно не смогу?
Не надо! Не продолжай!
- Я смогу думать только  о том, что произошло сегодня, - он поднялся с кресла и направился в мою сторону. – О том, как ты меня обнимаешь и вжимаешь в стену так, что ребра трещат и дыхание перехватывает, – покрывало тянулось за ним, как шлейф платья. -  О том, как ты меня целуешь, и я слышу биение собственно сердца. О том, как ноги подкашиваются от твоих прикосновений… - он склонился ко мне так низко, что я чувствовал его учащенное дыхание на своих губах, а внизу живота всё начало шевелиться. - И хотеть этого…снова и снова…
- Саш, не надо, - смотрю на его приоткрытые губы и чувствую, что начинаю задыхаться. – Не надо усложнять…
- Сложнее уже некуда, - прошептал он. – Тебе так не кажется?

 Глава 27. Утро

Тело не просто  ныло, я чувствовал каждую косточку.
Я психанул, и Саша ушёл в свою комнату, бросив, чтобы разбудил его через два часа.
- Хорошо, - мой ответ заглушила хлопнувшая дверь.
«Я – идиот! Я – идиот! Я – идиот!»
Остаток ночи так и просидел в кресле, а теперь слушал, как тело выражало мне за это глубокую благодарность.
Саша со мной не разговаривал. На все мои попытки начать первым, звучали односложные ответы и смысла, что-то продолжать не было.
- Всё что произошло здесь, - он подошёл ко мне в дверях номера. – Здесь  и останется.
- Саша, я…
- Интрижка! – его указательный палец оказался перед моим носом. – Не более! Я справлюсь с этим, и ты постарайся.
Он взял свой чемодан, поправил сумку на плече и, стараясь не смотреть на меня, вышел из номера.
«Зашибись, блин, съездили!»
Я взял свои вещи и, захлопнув дверь, поплелся за ним, вспоминая всевозможные ругательства в свою сторону.
- Вот и всё, - я сдал ключ, Саша расписался о закрытии счета и мы вышли на улицу, ожидая такси.
- Вот и всё, - повторил он шепотом и вздохнул.
Я еле сдерживался, чтобы не схватить и не прижать его к себе. Все губы искусал.
- Ты не станешь возражать, если я…иногда…буду называть тебя Эндрю? – спросил он, подняв на меня взгляд.
- Нет, - улыбнулся в ответ. – Даже наоборот, мне будет очень приятно.
- Спасибо.
- Андрей, Саша, - за нашими спинами раздался гнусавый бас Бостьена. – Как хорошо, что вы ещё не уехали.
Он подошел и обнял каждого из нас так, будто мы знакомы уже много лет.
- Доброго утра, Жан Луи, - выдохнул я, сдавленный как прессом.
- А вы что так рано? – Сашин голос прозвучал примерно так же.
- Вчера вы так внезапно исчезли, и я волновался, не случилось ли чего?
- Нет, всё в порядке, - Саша бросил на меня резкий взгляд и снова обратился к Бостьену.  – Дождь поймал нас, когда мы возвращались с пляжа, пришлось идти сушиться.
- Понятно, - Бостьен уже заправился сигарой и просто сверлил меня глазами. Я нервно сглотнул. – Вас подвезти?
- О, нет! Спасибо! – произнесли мы в один голос. – Такси уже скоро подъедет.
- Зачем такси? Есть же нормальный транспорт, - он указал рукой на стоящий неподалеку лимузин. – Довезем со всеми удобствами.
Возражения не принимались, и мы потащили свои вещи к машине Бостьена.
- Ты заметил, как он на тебя смотрел? – прошептал Саша в самое ухо.
- Да, - шепотом ответил я.- И что?
- Ничего, блин! Думаешь, он просто так тебе вино предложил?
Водитель открыл багажник, но я сам стал утрамбовывать наши вещи.
- Саш, моя башка сейчас не способна на разгадывание ребусов, говори прямо…
- Жан Луи – гей! – моя голова встретилась с крышкой багажника. – И, похоже, он положил на тебя глаз.
- Не понял? – поглаживаю ушибленный затылок. - ТО есть…ты хочешь сказать, что он меня вчера напоить пытался…и если бы я не…
- Всё может быть, - Саша захлопал ресничками и улыбался во все зубы что имел.
- А ты-то чего довольный такой? 
- Картину себе эту представляю, - его улыбка стала ещё шире.
Я замер. На мгновение.
- Фу, блин! Извращенец!
Его смех. Как же я всё-таки запал...

 Глава 28. Домой

Всю дорогу до аэропорта Бостьен не сводил с меня глаз, впрочем, как и я с него. Сашу это зрелище сначала забавляло, но когда Жан Луи сказал, что ждет нас в следующем году, чтобы продлить контракт, он как то сник, и меня так и подмывало спросить:
«Как тебе такие картинки?»
Марсель явно хотел, чтобы я его покинул.
Ни пробок, ни заторов, ни очередей, даже забастовщики притихли, и мы могли нормально улететь, а не носиться по вокзалам. Сдав багаж и распрощавшись, наконец, с Бостьеном мы отправились на посадку.
- Я не полечу…- первое, что произнес Саша, когда мы вошли в салон.
- Не понял? – чуть не сшиб впереди идущую старушку. – Простите…
- Продлевать контракт я не хочу.
- Бостьена боишься?- хотел улыбнуться, но Сашино выражение лица меня остановило. – Или что-то случилось?
- Не знаю, - он устроился в кресле у окна и посмотрел в иллюминатор. – Странная фирма на самом деле.
Я опустился на свое место, прокручивая в голове его фразу. Двум людям казаться странным одно и то же, вряд ли может, и это немного начинало волновать.
- Как ты вообще на них вышел? – Саша обернулся.
- Эту фирму Игорь нашел и начал  с ними работать, но…- я глубоко вздохнул. – Чуть всё не похерил и Петрович меня назначил. Не хотел их терять.
- Интересно.
- Но я полгода перед ними плясал… не должны сорваться…- что-то я сам себе не поверил.
- Посмотрим, - Саша снова отвернулся в окно. – Но продлевать контракт дяде я явно не посоветую.
Я с ним согласился. И совсем не из-за того, что Бостьен ущипнул меня на прощание. Мне самому что-то подсказывало, что мучения с «Паркинес», так же как и наша, как Саша выразился, интрижка, ещё далеко не закончены.
«Всё будет хорошо! Всё будет хорошо! – моя любимая мантра снова зазвучала в голове. – Всё что не делается, всё к лучшему! »
Нервы и бессонная ночь дали о себе знать сразу, как только самолет взлетел. Я не уснул. Я провалился в сон. Даже подумать ни о чем не успел, как увидел квадрат Малевича.

- Эй, сопящий…- чей-то шепот. – Ты обратно в Марсель хочешь?
Нет! Резко открываю глаза и вижу перед собой довольную улыбку.
- Просыпайся, спящая красавица, прилетели уже.
Правое ухо болит. Отдавил о Сашино плечо. Очень здорово! Почти ничего не слышу.
Беготня по аэропорту, похоже, превратилась в хроническую. Без неё спокойно уже просто не улететь. Посадка на рейс до Москвы объявлена, а мы ещё багаж свой не получили.
- Ещё один пункт за то, чтобы не перезаключать договор, - Саша тоже был не особо рад. – Если нужно, пусть сами летят в следующем году.
Мы возвращались домой победителями, но я чувствовал себя хуже проигравшего, и чем ближе мы были к Москве, тем сильнее это чувство начинало давить.
В голове каша. Полная.

 Глава 29. Аэропорт

В Москву транспортировался тоже во сне,  с Сашиной головой, лежащей на моем плече, и ощущать её мне нравится всё больше и больше.
«Это точно наваждение!»
- Ты чего совсем замолчал? – спросил, когда мы спускались по трапу.
- Всё нормально, - Саша слегка улыбнулся. – Не обращай внимания.
Но не обратить внимания на его грустные глазки просто невозможно, только спросить что-то ещё я не успел. Во внутреннем кармане заиграла музыка. Судя по мелодии, это была Ника.
«А вот сейчас, ты совсем не во время», - пронеслась мысль, и я взял трубку.
- Привет, а мы уже здесь!
- Мы тоже, - раздался её голос на том конце.
- МЫ? Ты и гориллу свою притащила?
- Придешь, увидишь. Мы ждем.
Положила трубку. И чувство каких-то неприятностей снова засосало под лопаткой.
- Всё в порядке? – Сашина ладошка коснулась моей спины.
- Надеюсь, что да. Пойдем.
Голос Ники звучал совсем не радостно, а услышать от неё всего четыре слова это вообще нонсенс.
«Что-то случилось!»

Никогда не проходил таможню, досмотр и всю прочую аэропортную чушь так быстро.
- Простите, извините, - стараясь сильно не наступать на ноги и не потерять Сашу.
- Я здесь, - раздавалась сразу, стоило только обернуться.
- Хорошо, - и снова лечу вперед.
- Такое ощущение, что багаж умножился, пока летел, - Саша почесал лоб. – Даже на две тележки не помещается.
- Точно на всем этом наши бирки?
- Да.
- Значит и правда наше, - пожал плечами, закинул сумку за спину и покатил к выходу. Некогда разбираться что мое, что чужое.

Толпа встречающих. Слезы. Сопли радости. Ахи, вздохи от того что не разбились и все живы, даже больше, чем от самой встречи. И во всем этом мне нужно найти всего одну мелированную  голову. Если она за эти две недели опять с собой что-нибудь не сделала.
- Андрей! -  четко слышу своё имя, но не вижу кричащего. – Андрей!
- По-моему тебя зовут, - Саша тоже озирался по сторонам. – Вон там.
Я обернулся в направлении, котором он указывал, и рот сам открылся от удивления.
- Мама?!

Глава 30. Сюрприз, Сюрприз!

Удивление – не совсем то чувство, что я испытал, когда увидел маму.
- Какого? – вырвалось раньше, чем визг младшего брата заполнил здание аэропорта.
- Андллей!
Ромка сидел на руках Ники и, заметив меня, заерзал, чтобы она его отпустила.
- Романыч! – не сбавляя скорости, он оказался в моих объятиях. – Привет, здоровяк!
А возвращение из командировки может быть вполне приятным. Только знать бы ещё, почему они здесь!
Я видел, что Саша улыбается, наблюдая за мной, но выражения лица все равно говорило, что он расстроен. Перехватив братца на одну руку и подняв свои пожитки, я шепнул ему на ухо:
- Пойдем…
И сразу направился к встречающим, чтобы он не успел возразить.
Мама оказалась на моей шее прежде, чем я поздоровался.
- Сыночка! Я так рада!
- Я тоже, - ответил ей, куда-то в плечо.
- Привет, большой негодник, - объятия Ники, теперь я действительно дома.
- Ма, Ники, познакомьтесь, - обернулся к стоящему за моей спиной. – Это Александр Градский-Сушин…
- Здравствуйте…- Саша слегка поклонился.
- …о лучшем компаньоне можно только мечтать.
Его щеки начали напоминать помидорку, и я невольно улыбнулся.
- Если бы не он, то неизвестно когда бы я вернулся.
- Андрей! – Саша в упор посмотрел на меня, заливаясь краской ещё больше. 
Сделав вид, что не заметил его небольшого возмущения, я продолжил:
- Саша, а это моя мама, Маргарита Ивановна.
- Очень приятно. Андрей много про вас рассказывал.
«Мама, пожалуйста, воздержись от комментариев!»
- Надеюсь ничего такого, за что мне следует краснеть? – это фраза, скорее всего, была направлена в мой адрес. -  У  вас замечательная фамилия. Вам очень идет!
«Не сдержалась всё-таки!»
- Спасибо, - Саша улыбнулся. – Только мне она всё равно кажется великоватой, и я пользуюсь всего лишь половиной.
- И какой же?
- Мама?!
- Маминой.
- Ой, это так мило…
- А это Никанора, - прервал её умиление. -  Моя подруга.
- Просто Ники и про меня Андрей, похоже, не рассказывал.
- Не особо, - Саша вопросительно взглянул на меня.
- Случая не было.
Его недоумение было слишком явным. Мой взгляд на него был слишком откровенным. Единственное, о чем я подумал:
«Пусть никто этого не заметит!!»
- Мошет мы пайдем уже, а? – Ромкино нетерпение прозвучало очень вовремя.
- А этот головорез, – опустил его на пол. – Романыч!
- Ломан Селгеевич, - он протянул свою маленькую ладошку с абсолютно серьезным лицом.
- Александр Алексеевич, - ответил Саша, стараясь не улыбаться. – Весьма  польщен знакомством с вами.
- Мне тоже очень плиятно.
Они пожали друг другу руки.
- Ну, надо же, - раздался шепот Ники.
 Сколько же достоинства в этом пятилетнем человечке?
- И теперь самое интересное, - снова поднял брата на руки и обратился к своим женщина. – Вы что здесь делаете? И где остальные?
Мама посмотрела на Ники, та, почесав мизинцем бровь, взглянула сначала на Сашу, а потом, как-то осторожно, перевела взгляд на меня. 
- Андрей, ты только не волнуйся…
Так! Что здесь нахрен происходит?
- Я постараюсь…
- Мария Васильевна…она в больнице…

 Глава 31. Сказка о потерянном времени

- Не…не…не понял сейчас, - что-то мне дышать стало нечем. – Как это в больнице?
- Инфаркт…- Ники говорила так осторожно, что я сразу понял, что есть что-то ещё.
- Ром, постой пока на ножках, - а то мои что-то подкашиваться стали. – С ней всё в порядке?
Мама и Ники снова переглянулись. Терпеть не могу, когда они начинают так делать.  Придумывать, что мне сказать, чтобы не расстраивать.
- Прекратите переглядываться!!!
- Андрей, - раздался Сашин шепот, и его рука коснулась моей спины.
Глубоко вдохнув, стараясь хоть немного успокоиться, я снова спросил:
- Что с ней?
- Она…в коме…
Как же душно в аэропорту. Это, наверное, из-за большого количества людей. Прилетевшие, собирающиеся улететь, встречающие, провожающие. Снуют туда-сюда со своими чемоданами, сумками, пакетами, только я не вижу никого. Лишь чувствую четыре пары глаз, смотрящие в мою спину.
«Какого черта? – эта фраза с такой силой билась о черепную коробку, что заглушала гул в здании. – Какого, блять, черта?»
- Врачи говорят, что мозговая деятельность у неё в порядке, - голос Ники звучал, словно из другого измерения. – Так что…вероятность того, что она выйдет из комы…более чем…положительная….
«Более чем положительная, - повторил про себя и, сложив руки в замок, опустил их на голову. – Вероятность…»
- Когда это произошло? Почему вы мне не позвонили? – произнес не оборачиваясь.
- С неделю, - ответила мама на первый вопрос. – Примерно.
- Я хотела тебе позвонить, - голос Ники раздался рядом со мной. – Но у тебя был такой важный контракт…
 - Не один контракт, - обернулся и прошептал так, чтобы слышала действительно только она. – Не одна гребанная сделка не может быть настолько важной, чтобы я не знал, что здесь происходит.
 - Прости… я просто не знала, что делать…
 - Мама, почему здесь?
 - Я ей позвонила…
 - То есть, - новости то всё шикарней. – Ты решила не тревожить меня, но при этом притащила сюда мою маму.
 - Андрей, пойми, я не знала что делать!
 Шок постепенно проходил, и я смог, наконец, успокоить дыхание и обернуться. Сашины глаза. Они бегали по мне с безумным беспокойством, и он еле сдерживался, чтобы ничего не сказать.
«Молчи, - умолял его мысленно. – Пожалуйста».
И он сильней закусил нижнюю губу.
- Ладно, - всё ещё слышу стук собственного сердца. – Поехали. Нужно вещи забросить, да и вас отвезти.
Мама и Ники снова переглянулись.
- Что ещё?
- Добивать так до конца, - прошептала Ники.
- Мы с Ромой живем у Никаноры, - произнесла мама спокойно и даже с каким то вызовом. – Твоя суженная, будущую свекровь и на порог не пустила.
С каждым разом новости всё приятней и приятней!
То, что я забыл про Анжелу – это одно. Но то, что после такой её выходки, она может забыть про меня и свадьбу – это 100%
- Поехали.
Меня не было всего две недели, а тут бедлам какой-то!

 Глава 32. Саша

Такси ловить не пришлось. Сашина машина до сих пор была на стоянке, и он предложил нас подвезти.
Мои женщины и младший брат уже сидели в салоне, а я всё ещё не мог справиться с чемоданами. Руки не хотели слушаться. Меня трясло от волнения и злобы. 
- Ты как? – спросил Саша полушепотом.
«Дерьмово", - подумал про себя и продолжил закидывать вещи в багажник.
- Андрей…Анд…Эндрю!?
- Нормально, Саш, - кейс с документами со всей дури полетел внутрь. – Всё нормально.
Он промолчал, я продолжил утрамбовывать пакеты.
Не такого я ждал возвращения! Совсем не такого.
- Стой, - он схватил меня за руку. – Дай лучше я, а то ты тигру голову оторвешь.
Очень хотелось посоветовать ему, отвалить, но подняв взгляд, кроме как вздохнуть ничего не получилось. Глаза закрылись сами собой, и я опустился на край багажника.
- Андрей…
- Ничего не говори…пожалуйста.
Слышу, как он тихонько вдохнул, стараясь не дать словам вырваться на волю, и подошел ещё ближе, продолжая держать меня за руку. Я не хотел открывать глаза, чтобы не встретиться с его сочувствием.
«Только не надо меня жалеть…»
Его ладошка потрепала волосы на моем затылке, а ухо почувствовало дыхание губ.
- Хотя бы то, что «всё будет хорошо», мне можно сказать? – прошептал он и поцеловал в висок.
Я только слегка улыбнулся. На большее моих эмоций не хватило.

В машине стояла такая тишина, что казалось, будто все слышат мои мысли. Кроме Ромки. Он начал пускать слюни сразу, стоило нам только тронуться.
«Васильевна в больнице. Анжела выгнала маму и брата из моей же квартиры…командировка закончилась более чем удачно…командировка…ЧТОБ ЕЁ!»
Посмотрел на Сашу. Он, подперев голову рукой, потирал виски и не сводил глаз с дороги.
«Всё будет хорошо…»- его шепот звучал в моей голове  вперемешку с другими мыслями.
Только как так сделать, чтобы всё хорошо-то было?
Мне сейчас нужно быть в трех местах одновременно. В больнице, дома и кабинете Петровича с докладом о проделанной работе и подписанным контрактом.
«И где же волшебная палочка, когда она столь не обходима?»
Отвернулся от него и посмотрел в зеркало на сидящих сзади и замер. Мама, о чем то задумавшись смотрела в окно, а Ники. Она всегда взглядом могла сказать больше, чем словами. Губы плотно сжаты и глаза просто прожигают дырку у меня во лбу.
«Это ещё что значит? – теперь я уставился на неё. – Ты чего на меня так смотришь?»
Она перевела взгляд на Сашу и снова посмотрела на меня.
«Ой, блять, нет!»
Сашино недоумение в аэропорту, из-за того, что я не рассказал ему про неё! Я надеялся, что Ромка своим возгласом успел отвлечь от этого внимание. Но видимо настолько обрадовался, увидев их, что перестал контролировать другие чувства.
«Для полного счастья мне не хватает только того, чтобы Ники что-то заподозрила и начала задавать вопросы».
Хорошо хоть мама до сих пор молчит.

 Глава 33. Дома

Анжелы дома не было. Тем лучше для неё, может отделаться всего лишь испугом. Интересно, что она придумает себе в оправдание? Ники продолжала смотреть на меня своим выпытывающим взглядом, но от этого моё лицо становилось лишь более спокойным. Уроки концентрации, которые я проходил в юности, когда пьяный старался незаметно проскользнуть мимо Васильны не прошли даром.
Загрузив на себя все вещи сразу и, попросив Сашу остаться на улице, я поднялся домой, и, бросив всё на пороге, сказал:
- Побудьте здесь. Я  сейчас вернусь. Нужно кое-что уладить.
Спустился вниз. Саша стоял там же, облокотившись на машину и смотрел на дверь подъезда.
«Черт! Возвращение получилось настолько дерьмовым, насколько это вообще возможно».
- О чем ты хотел попросить? – он подошел, пряча руки в карманах брюк.
- Ты не мог бы отвезти документы Петровичу?
- Конечно. Без проблем.
- Просто хочу в больницу съездить, да и мамины вещи надо забрать, - затараторил, стараясь не смотреть на него напрямую.
- Не волнуйся насчет этого, - он коснулся моего плеча и почти сразу одернул руку. – Я ему всё объясню.
Его интонация и взволнованный вид. Ещё немного и он меня обнимет. Я поднял глаза и воспоминания сами всплыли в голове.
…дождь…потоком стекающий по его лицу, шее…руки…разрывающие на мне рубашку и с трепетом касающиеся моего тела…его полуоткрытый рот и слегка закушенная нижняя губа….его учащенное дыхание…его стон…
«О, черт! Не об этом же сейчас нужно думать!»
- Скажешь, что я приеду сразу, как только всё улажу? – стараюсь быть спокойным.
- Хорошо, - Саша просто не сводит с меня глаз.
- Спасибо тебе, - протянул ему руку.
Он посмотрел на неё и снова поднял свои голубые глаза. Мне не осталось ничего другого.
- Окна квартиры выходят на эту сторону.
Он вздохнул, едва заметно улыбнулся и сжал протянутую кисть.
- Не волнуйся.

Саша уже уехал, а я всё ещё стоял на улице. Мне не хватало воздуха, а мысли в голове путались, задевая нервные окончания.
«Я обещал навестить её, но не рассчитывал, что для этого придется ехать в больницу… черт!...Анжела ещё тоже…сука блондинистая! Какого хера она о себе возомнила? И ведь никто же не позвонил! Сюрприз сюрприз!»
Сел на скамейку и опустил голову вниз, подперев её рукой.
«Саша…блин! Я на него, как железо на магнит. Кто бы знал?! - усмехнулся. – Да, Пополин, ты конченный ловелас».
Как ни странно, но мысль о Саше подействовала  успокаивающе, а его желание помочь, от него стало как-то…приятно.

Вернувшись в квартиру, я нашел спящего на моей кровати Романыча и маму уже что-то готовящую на кухне.
«Быстро, однако», - подумал и захлопнул дверь.
- У тебя совсем нет продуктов, - раздался с кухни мамин голос.
- Меня не было две недели. Не хотелось вернуться к протухшему холодильнику.
Дверь на балкон была открыта, за шторой мелькала тень Ники.
- А дама твоя, не ест что ли? – под звон кастрюль спросила мама.
- Она не умеет готовить, - ответил ей, направляясь на балкон.
- Замечательно, - прошептала она, но я всё равно слышал. – Просто замечательно.
Ники, скрестив руки на груди, смолила сигарету.
- Последний раз, когда я видел тебя курящей, - встал рядом, спрятав руки в карманы брюк. – Ты весила почти тонну, а у меня были длинные волосы.
Она улыбнулась и, не оборачиваясь, снова затянулась.
- Не могу остановиться…после того как позвонили…из больницы…и тебя рядом нет…
Она обернулась. Губы дрожат, по щекам текут слёзы.
«Ну, отлично, блин!»
- Андрей…прости…я не уследила.
- Успокойся, - притянул её к себе.
- Я приехала…но никого не было дома, - Ники плакала, уткнувшись носом в мое плечо. – Я даже не подумала, что она опять на вокзале…а потом…ночью…мне позвонили…сказали, что нашли мой номер у неё в кармане…
Я просто вжимал её в себя, стараясь успокоить. Если бы меня не половинили все те чувства и эмоции, что я испытывал, то и сам бы разревелся, слушая, как она шмыгает носом.
- Ники,  - поцеловав в ушко, я прошептал. – Пиджак испачкаешь.
- Ну, ты и сволочь, - хмыкнула она, продолжая тереться.
- А ты перестань реветь, - взяв её лицо в ладони, я развернул его к себе. – Она выкарабкается. Ты же знаешь какая у нас Васильна?
И снова обнял, чувствуя, как глубоко вдохнув, Ники опять зашмыгала носом.
«Она выкарабкается, - думал, целуя подругу в макушку. – По-другому просто не может быть…не должно быть… »
- Голубки мои, - мамина голова появилась в дверном проёме. – Не хочется вас прерывать, но сказка «Каша из топора» всё-таки всего лишь сказка, а готовить у тебя действительно не из чего.
- Мам?!
- Золотце, ты можешь вообще не есть, но Рому мне, чем кормить по-твоему?
И, не дав ответить, ушла. Как и всегда в принципе.
- Проверила, что мы делаем? – прошептала Ники.
- Ещё бы.

 Глава 34. Ники

Пока Никанора приводила себя в порядок, я получал наставления от мамы. Было такое чувство, словно мне снова 16 и я собираюсь свалить.
- Сначала съездишь в больницу, врач говорил, что нужны какие-то лекарства, - она стояла передо мной, помахивая указательным пальцем. – Потом заберешь наши вещи и заедешь в магазин. Написать, что нужно купить?
- Соображу, - пытаюсь не улыбаться.
- Обязательно купи манку, а то…
- Папа без неё день не начнет…я помню.
- И прекрати уже ухмыляться!
- Я не ухмыляюсь, я стараюсь не засмеяться, - не выдержал.
- Андрей! Я тебе серьезные вещи говорю вообще-то…
- Я готова, - Ники вышла из моей комнаты. – Можем ехать.
Без всей той косметики, что она вечно на себя накладывает, эта была снова та деревенская девчонка, в которую я был безумно влюблен…когда-то.
«Нда, а дело-то совсем хреново!»
Я не испытал практически никаких чувств и эмоций, кроме радости, что она здесь.
- Что смотришь? – она подошла к нам. – Забыл, как я выгляжу?
- Типо того, - даже не знал, что ответить.
- Ну, поезжайте уже, - мама практически вытолкнула нас из квартиры. – А если кобыла твоя заявится, даже не думай, что я её впущу.
Я вообще сейчас ни о чем не думаю.

Машина на месте. Даже с колесами. Одним головняком хоть меньше. Ники молчала пока мы спускались, пока я проверял свечи и даже когда пытался выбраться из двора никого при этом не задев, она не проронила ни слова. Я нервничал, потому что единственное, что может означать её молчание, она спросит о нём.
Только начала она совершенно не с того.
- Я говорила, что люблю твою маму?
- Сегодня ещё нет.
- И что я очень признательна ей за всё то добро, что она для меня делает?
Такая постановка фраз напрягает ещё больше.
- Нет, такого я ещё не слышал.
- А о том, что хочу отплатить ей тем же?
- Ты можешь прямо сказать, что ты хочешь и не заставлять мою задницу напрягаться?
Я посмотрел на неё. Снова губы одной линией, а глаза не отрываются от дороги.
- Ники?!
- Ты, конечно, можешь сказать, что это не моё дело, - она обернулась. – И что я могу отвалить и всё остальное, но…- она глубоко вдохнула и просто выпалила: - Если бы я тебя так хорошо не знала, то могла бы поклясться, что между тобой и этим Сашей что-то произошло, пока вы были во Франции.
«Хорошо, что мы стоим в пробке…»- это первое о чем подумал.
- Ты вместе с макияжем немного мозгов себе смыла? – пытаюсь выглядеть возмущенно-удивленным, а не испуганным.
- Только не надо таких глаз, я знаю каждую твою фальшивую эмоцию.
- Так если ты всё знаешь, зачем задаешь такие вопросы?
- Чтобы удостовериться…
Я обернулся. Вот кто сейчас действительно испуган, так это она. Ники смотрела прямо в глаза, слегка покусывая нижнюю губу, и ждала моего ответа. Но сказать ей я ничего не успел. Во внутреннем кармане завибрировал телефон.
«Спасибо тебе, кто бы ты ни был!»
- Не говори ерунды, - хмыкнул, достав сотовый. – И прекрати разгадывать мои эмоции…Пополин.
Это был Никифор Петрович. По всей видимости Саша уже добрался до офиса.

 Глава 35. Никифор Петрович

Единственное что скажу про своего начальника: не каждый подчиненный может похвастаться тем, что его босс, практически заменил ему отца. Но это действительно было так. Петрович запросто может дать подзатыльник стоит мне только где-нибудь накосячить и похвалить, если получается заключить выгодный контракт, и не потому, что это принесет кругленькую сумму, а просто потому что у меня это получилось. И даже сейчас, слыша его встревоженный, но сдержанный голос, я знал, что это не наигранно, он действительно переживает.
- Андрей?!  - судя потому, что его очень хорошо слышно, Петрович не включал громкую связь.
- Приветствую, - стараюсь не замечать недовольных вдохов-выдохов с пассажирского места и смотрю только на дорогу.
- Александр поделился со мной твоими новостями…
- Ага…
- Ты как?
- Средней паршивости…
- Был в больнице? Что врачи говорят?
- Нет, ещё не был, - смотрел вперед и чуть не пропустил поворот. – Мама с Ромой приехали, не успел…
- Дать тебе денек другой?
- Не стоит, - действительно не стоит. – Но есть не большая просьба.
- Говори.
- Можешь Анжелу задержать в офисе?
- Надолго?
- Часика на два, чтобы все уйти успели.
- Хорошо.
У нормального начальника и подчиненные будут нормальными. 
Петрович  больше ничего не спрашивал и, пообещав, что загрузит Анжелу до моего приезда, отключился. Но стоило мне только убрать трубку, как Ники сразу активизировалась.
- Ты мне не ответил, - она практически вся обернулась в мою сторону.
- Тебя это так волнует? – глянул на нее. - Именно ЭТО для тебя сейчас самое главное?
Ники промолчала.
- Я ездил в командировку…я там работал…- говорю очень медленно. – И у меня всё получилось.
Она отвернулась в окно и молчит. Я знаю, что ей не нравится, когда я начинаю так говорить, но другого выхода не было.
- Приехали. Надеюсь, гориллы твоей дома нет, - и первым вышел из машины.

Глава 36. Больница

Мне вдруг стало совершенно все равно, что думает Ники, и она, похоже, это поняла. Молча поднялись, молча собрал Романовские разбросанные вещи и молча утрамбовал их обратно в чемодан.
- Ты сейчас к бабушке? – она первая нарушила тишину.
- Да.
- Знаешь куда?
Обернулся к ней.
- Если я две недели не знал, что здесь происходит, как ты думаешь, я знаю куда ехать?
- 64 Городская Клиническая, - Ники стояла, подперев косяк. – Врача зовут Кушаков Семен…дальше не помню. Мне поехать с тобой?
Вместо ответа, покачал головой.
«Нафиг. Мне сейчас никого не надо. И уж тем более тебя с твоими подозрениями», - думал про себя, застегивая замок на чемодане.
- Сам справлюсь.
- Андрей, - она подошла, пытаясь заглянуть мне в глаза. – Прости,я не хотела обидеть.
- Забудь, - посмотрел на неё. Ники, правда, сожалела. – Я позвоню…вечером…если сил хватит.
Перекинув сумку через плечо и взяв чемодан в руку, я поцеловал её в щеку и потащился на выход.

Машины скорой помощи, медики, инвалидные коляски, носилки, больные и запах стерильности. Только переступив порог я понял, что это действительно правда. Мария Васильевна в больнице.
«Оооо, черт!»
- Здравствуйте, не подскажите, где  можно найти Кушакова? – медичка за столом регистратуры даже не взглянула, продолжая читать. – Девушка?!
- Что?! – она резко подняла голову, но увидев меня, улыбнулась. – Чем могу помочь?
- Мне Кушаков нужен, - произнес так медленно насколько смог, наблюдая за тем, как улыбка сползает с её лица. – Где его можно найти?
- Он на обходе, скоро будет, - отчеканила она и снова уткнулась в журнал.
«Курица тупая!» – еле сдержался, чтобы не сказать это вслух.
Ненавижу больницы. Приходишь подлечить насморк, а уходишь с головной болью и испорченными нервами. И эта хлорка, которой здесь всё обрабатывают, и пол, и пинцеты с зажимами, её вкус даже во рту чувствуется.
«Это всё нервы», - сам себя успокаиваю. Но запах действительно отвратный.
Врач объявился минут через двадцать. Лет пятидесяти, с козлиной бородкой, седой и в идиотских очках. Батан батаном. Он долго объяснял, что произошло, а я стоял у окна палаты и, молча, смотрел, как она лежит. Там. Подключенная ко всем этим приборам. Просто лежит. Тихая. Спокойная. Бледная.
- Мы ничего обещать не можем, но будем стараться сделать всё, что в наших силах, чтобы…
Я слышал только бла-бла-бла-бла…
- Деньги не проблема, - произнес не оборачиваясь, но всё равно почувствовал, как он улыбнулся.
«Услышал свою любимую фразу?» – подумал, взглянув на довольного врача.
- Какие у неё шансы?
- Очень хорошие. Мозговая деятельность в порядке, сердечный ритм в норме…
- Если у нее все так хорошо, - смотрю на Кушакова. - Тогда почему она в коме?
- Возраст…сами понимаете…мы не хотим рисковать.
Так и хотелось развернуться, схватить этого придурка за его халат и тряхануть, чтобы его мозговая деятельность и сердечный ритм пришли в норму.
Будь на месте моей бабушки кто-нибудь из его родственников, он носился бы по этой клинике как умалишенный и фраза: «Мы делаем всё возможное», вряд ли бы его успокоила. Но в палате ни его родственник или хотя бы знакомый, в палате, с сердцем подключенным к мониторам, лежит моя бабушка. Женщина, которая приютила пацана с вокзала и помогла стать тем, кем я сейчас являюсь. А я стою и не знаю, блять, что делать.
Глубоко вдохнув и медленно выдохнув, прогоняя ком в горле, я сказал:
- Позвоните, если что-нибудь изменится или будет нужно.
- Обязательно.
Я смотрел на неё, как спокойно поднимается и опускается её грудь и не произнес больше не слова.
- Повезло вашей бабушке, - прошептал Семен Как-там-его-дальше. – Редко сейчас встретишь таких заботливых внуков.
Да  уж, повезло. Везет так, что до сих пор не остановиться.
В палату зайти я так и не решился.

Почти час просидел в машине, поглаживая брелок от ключей зажигания и уставившись в одну точку. Было так тошно, что я боялся о чем-либо думать, чтобы не стало ещё хуже.
Ты прекрасно знаешь, что твои родные и близкие, так же как и ты сам, когда-нибудь умрут. Знаешь и понимаешь это, но когда происходит нечто подобное, ты просто отказываешься верить и надеешься, что они всегда будут рядом.
Детские мечты.
Я дышал очень медленно, стараясь вдыхать полной грудью, чтобы успокоиться, но перед глазами то и дело возникала картина, лежащей в палате Марии Васильевны и ком снова подкатывал к горлу.
«Вот и навестил, - думал, потирая глаза рукой. – Слишком занят…слишком много дел…слишком мало времени… Теперь его вообще может не быть… Как же это всё замечательно».
Глубокий вдох. Апатия и желание не двигаться. Хочется сесть и сидеть рядом с ней. Но было ещё одно дело, которое заставило меня завести машину и уехать с больничной парковки.

 Глава 37. Анжела

Добрался до офиса, когда на улице уже совсем стемнело. Из всего здания, свет горел только на нашем этаже. В кабинете Петровича и рядом с моим.
«Интересно, - именно второе меня удивило больше всего. – Там  почти год никто не убирался, не то чтобы свет зажигать».
Но увидев в окне знакомый силуэт, я сразу об этом забыл. Анжела. Надеюсь, она быстро придумает себе оправдание, и я смогу, наконец, поехать домой.
- Вы что это так поздно Андрей Сергеевич, - охранник на входе удивленно улыбнулся. – Или наоборот рано?
- Ненормированный рабочий график, Лень, - пожал его руку. – Сам понимаешь.
- Ещё бы.
Лифт для посетителей. Сто лет в нем не поднимался и даже потерялся в пространстве на какое-то мгновение, когда двери открылись.
«Налево….вроде».
Анжела сидела на диванчике у кабинета Петровича, перекладывая бумаги из папку в папку. В любой другой раз, увидев это, я бы её пожалел и сказал какая она бедная несчастная, но не сейчас.
- Здравствуй, дорогая, - подошел тихо, но поздоровался громко.
Она вздрогнула и подняла голову.
- Андрюшенька! – тут же подскочила, рассыпав уже сложенные папки и повиснув на шее, стала целовать, куда попало. – Ты приехал, чтобы меня спасти?
«Отцепись! » - еле разжал её клешни.
- Я так хотела тебе сюрприз сделать…
«Да уж, блять, ты мне просто офигенский сюрприз устроила!!!»
- …но Никифор Петрович работой загрузил на ночь глядя, - не обращая внимания на то что я молчу, она продолжала тараторить. – У меня прям сил нет уже эти бумажки перебирать, - Анжела ползала по полу подбирая разлетевшиеся листочки и запихивала их обратно. – Сказал, чтобы я нашла страницы, на которых плохо текст видно и перепечатала.
- И как успехи? – пытаюсь казаться заинтересованным.
- Нашла только одну и то это оказался просто чистый листочек, - она хихикнула.
- Анжел, поднимись, пожалуйста.
Но, даже выпрямившись, она не смотрела мне в глаза.
- Ты ничего рассказать не хочешь? – наклонился, заглядывая под её опущенные ресницы. – Или объяснить?
Она помотала головой.
- Не во время ты дурочкой решила прикинуться.
- Я не прикидываюсь, - ляпнула, не подумала.
- Правильно! Потому что ты она и есть, - и, не дав ей даже воздуха набрать для ответа, спросил. – Ты на что  надеялась, когда решила мою маму не пустить в мою же, блять, собственную квартиру? А?
Она стояла, опустив голову, ковыряя маникюр.
- Анжела, - взяв за подбородок, я развернул её к себе. – Ответь.
- Я не знала, что она твоя мама…
- Это настолько бредовое оправдание, что я даже внимания на него обращать не буду!!!
Лучшая защита – это нападение.
Анжела одернула мою руку и, подойдя ближе, зашипела:
- А как я должна была догадаться, что это она, если ты нас до сих пор не познакомил?
- Она тебе не представилась что ли? – наклонился и, почти касаясь её губ, прошептал. – Или у неё паспортные данные должны быть на лбу написаны, чтобы ты её словам поверила?
Как же я её ненавидел. С каждым вдохом аромата её духов, с каждым взмахом накрашенных ресниц, с каждым её вздохом и попыткой мне что-то сказать, я чувствовал, как закипаю всё больше и больше.
- Анжелаааа????
- Андрюшенька, прости, - смена тактики. – Я так виновата.
- Вот сейчас ты права, - отступил назад, она плавно шагнула за мной.
- А как я могу искупить свою вину? – указательным пальчиком по пуговицам на рубашке.
Я дал ей подойти к себе, прижаться телом, даже приобнял и почувствовал, как губы коснулись моей шеи.
- Скажи, - томный шепот и медленно трется о мою ширинку. – Что ты хочешь, чтобы я сделала, чтобы вымолить у тебя прощение?
Мне даже думать не пришлось.
- Собирай свое дерьмо и вали нахрен из моей квартиры…
От её визга у меня уши заложило.
- ЧТО??
Вот поэтому я и хотел, чтобы в офисе никого не было.
- Ты плохо слышишь? – она отскочила, как мячик от стены, хватая ртом воздух. – Тогда читай по губам…ВА...ЛИ…НА... ХРЕН…
«Ещё чуть-чуть и я начну капать ядом…»
Выражение на её лице менялось быстрее, чем я мог догадаться, о чем она думает, пока не остановилось на одном, и она прошептала:
- Как же свадьба?
- А ты сама как думаешь?
Анжела опустилась на диван и, закрыв лицо руками, зашмыгала носом. Это был бы отличный трюк…месяца три-четыре  назад.
- Твоя попытка надавить на мою жалость, не сработает.
Несколько раз издав звук на подобии плача и, сообразив, что я действительно ничего делать не собираюсь, она подняла голову.
«Сейчас получу по лицу…» - читалось в её глазах. Но мне было уже все равно. Я спокоен.
- Это все из-за неё, да?  - щурясь и растягивая губы в гневной ухмылке, она поднялась и медленно подошла ко мне. – Это всё твоя Никанора, да?
- Ты опять слышишь только то, что хочешь слышать? – мне даже её жалко, наверное. – Или у тебя в голове какой-то особый фильтр?
- Андрюшенька, - блин, я не успеваю за сменой её настроения!
- Что Андрюшенька? Что? – отстранился, уворачивась от её объятий. – Тебе хватило ума порыться в моем телефоне, найти номер и позвонить среди ночи сообщив радостную новость… - ещё одна попытка ухватиться за пиджак. – Прекрати…но стоило маме оказаться на пороге, так ты её не впустила. Хорошо, что они только вдвоем приехали…Успокойся, я тебе сказал!!!
За моей спиной раздался такой грохот, что я вздрогнул и резко обернулся.
Саша, не замечая нашего присутствия, пинал вперед себя картонную коробку, подтаскивая следом здоровый мусорный пакет. Увидев его, в полурасстегнутой рубашке, закатанными по локоть рукавами, взъерошенного как чертик, я замер.
«Свет, горевший в окне рядом с моим кабинетом…Там был он. Почему именно он? В это время здесь вообще уже никого не должно было быть!»
- Андрюша, – шепот Анжелы раздался совсем близко.
- Что??? – не ожидал, что получится так громко.
Саша остановился, удивленно уставившись в нашу сторону. Улыбка, появившаяся на его лице, когда он увидел меня, медленно исчезла, когда он заметил трущуюся об меня Анжелу.
«Да, отцепись…ты…», - кое-как высвободил пиджак.
- Простите, что помешал, - он перевел взгляд с Анжелы на меня. – Не думал, что кто-то может быть здесь в столь позднее время.
«Черт! Только не Саша!»
- Не стоит извиняться, - Анжела защебетала, как ни в чем не бывало. – Мы всё равно уже домой собираемся. Правда, милый?
Милый? Даже волосы на затылке зашевелись от возмущения.
Я вдохнул и, повернувшись к ней, с улыбкой произнес:
- Правда, дорогая, - и в очередной раз отцепив от себя её руки, добавил. – Но ты едешь к себе, а я к себе…
- Анд…- похоже, только сейчас она начала что-то понимать.
- Вещи твои завтра сам привезу, Рому, наверное, уже спать положили, не хочу его будить.
Анжела беззвучно открывала и закрывала рот. Таких больших глаз у неё никогда не было.
- Да, как ты смеешь? – этот вопль раздался уже за моей спиной.
- Смею, родная, - бросил не оборачиваясь, подходя к Саше. – Ты сама мне подарила такое право.
И подняв с пола коробку, направился к лифту.   

 Глава 38. Саша

Стою. Держу коробку. Тяжелая. Смотрю, как цифры, медленно сменяя друг друга, говорят о том, что мы спускаемся вниз. Молчим. Оба. Мне неловко и я дико смущен оттого, что именно Саша стал свидетелем моей разборки с Анжелой.
«Скажи уже что-нибудь!» - заставлял себя открыть рот.
Похоже, что и Саша говорил себе тоже самое.
- А ты чего здесь так поздно?
- Был у бабушки? Как она?
Мы заговорили одновременно и тут же замолчали, посмотрев друг на друга. Я не то чтобы не ожидал, что Саша спросит про Марию Васильевну, но услышать просто бабушка…
- Капельницы, вентиляция легких, двадцатичетырехчасовое  наблюдение,  - вдохнул, прогоняя из головы возникшую картину. – Они делают всё что могут…- вспомнив довольную физиономию врача, после своих слов, что деньги не проблема, я усмехнулся. – И даже больше…
- Ясно…- ни тени улыбки, лишь взволнованный взгляд, с беспокойством бегающий по-моему лицу.
- ТЫ то, что здесь делаешь так поздно? – нужно сменить тему.
- Да, вот, - Саша слегка приподнял пакет и кивнул на коробку у меня в руках. – Пытаюсь отыскать кабинет, в том, что сейчас больше смахивает на свалку.
- Ну, для этого вообще-то уборщицы есть.
- Ага! – он ухмыльнулся и посмотрел на меня. – Забыл? Мне почти год предстоит работать бесплатно! Так что услуги уборщиц пока не по карману.
- Да и труд, всё-таки, делает из обезьянки человека.
- Ах ты…
Я похлопал ресничками, отведя глаза в сторону и почувствовав легкий толчок в бок, улыбаясь, вышел в открывшиеся двери.

- Господи…ты…боже…мой…- выбросив коробку, мы вдвоем кое-как подняли мешок. – Ты что туда наложил?
- Бумага, пустые папки и тряпки какие-то, - ответил Саша, отряхивая брюки.
- Золота Колчака, случайно, не нашел?
- Не удивлюсь, если оно там тоже есть, - он одернул рубашку и, улыбнувшись, посмотрел на меня. – Ты чего?
- Ничего, - тут же ответил и, развернувшись, побрел к выходу. Я спиной чувствовал, как он улыбнулся.
Нужно валить домой!

Снова молчание и не решительность.
«Я боюсь заговорить!» - и настолько четко это осознавал, что невольно улыбнулся.
Саша шел рядом, отряхивал рукава, хотя они давно уже были чистыми. Он тоже думал, а выражение, проскальзывающее на лице, ясно говорило о чем.
- Спроси уже.
- Это была твоя девушка?
«Что-то мы вместе говорить начинаем».
- Невеста, - уточнение вырвалось просто автоматически.
Он даже не повернулся. На мгновение, прикрыв глаза и выдохнув почти обреченно.
- Но мы расстались, - откуда эта необходимость его успокоить?!
- Да? А потому, как она на тебе висла, этого не скажешь…
«Ой, ой, Александр?! Что это за тон в вашем голосе?» - еле сдержался, чтобы не произнести вслух.
- После её выходки, она может делать что угодно, - я ответил спокойно, но улыбка так и просилась наружу. -  Никакой свадьбы не будет.
Мы оба прекрасно понимали из-за чего эти вопросы и неловкость. Только Сашины слова «всего лишь интрижка», они всплыли совершенно не вовремя.
«Да, - подтвердил сам себе. – Всего лишь…»
Теперь моя очередь обреченно вздохнуть.
- Ладно, Сань, - протянул руку. – Я поеду.
- До завтра, - он легонько сжал мои пальцы и тут же спрятал свою руку в карман.
«…не смогу даже руку пожать…»
Мне и так тошно, а тут ещё воспоминания очень кстати решили дать о себе знать.
«А, на ***!»
Резко развернулся и, так и не посмотрев на него, пошел к своей машине.
«Всё будет хорошо…»
По-моему, мне пора сменить мантру.

 Глава 39. Мама

- Андрей, а зачем тебе телефон вообще? – я ещё даже в квартиру не успел зайти, как услышал мамин шепот.
- Чего? – протянул ей сумки с продуктами и тихонько закрыл входную дверь.
Если мама кричит на меня шепотом, значит, Романыч точно спит.
- Я тебе уже вся обзвонилась!
- Батарейка, наверное, села, - похлопал себя по карманам. – Походу вообще в машине оставил.
- Вместе с головой!
- Мама, блин, а?
- Не ругайся!
- Я ещё даже не начал!
- Тссс!!
Пошел за ней на кухню и просто рухнул на стул около  обеденного стола.
«Как же я устал…» - тело сразу начало просить предать ему горизонтальное положение. Но мне настолько было лень шевелиться, что я всего лишь подпер голову рукой и смотрел, как мама складывает продукты в холодильник.
- Вещи забрал? – раздался её, приглушенный холодильником, голос.
- Да.
- В машине остались?
- Да.
- Утром, перед работой занесешь?
- Да.
Голову приходится поддерживать уже двумя руками, и моргать начинаю всё медленнее и медленнее.
- Что врач сказал?
- Не думаю…что ради меня…- так зевая можно и челюсть вывихнуть! – Он стал бы подбирать какие-то особенные слова. Сказал, что они стараются.
- Будем молиться…
- Мам?!
Приоткрыв один из полузакрытых глаз, я посмотрел на суетящуюся по кухне женщину.
- Что с Анжелой?
- На ***…
- Андрей!!!! - она чуть в голос не заговорила.
- Я имею ввиду, можешь на ее счет не волноваться, - на руке так удобно лежать оказывается.
- Ты ей нагрубил?
- Нет, - попытка открыть глаза оказалась не удачной.
- Что-то мне её даже жалко.
Я ухмыльнулся.
- Когда остальные приедут? – заставляю свой мозг не спать.
- Через пару дней. Как Машкины результаты экзаменов придут.
- Понятно, - похоже на этом всё. Кто бы до кровати донес?
- Андрюш, а ты почему про Сашу не рассказывал?
«Кто-нибудь, пристрелите меня…пожалуйста!»
Глаза открылись сам собой, словно в голове включили свет.
- Про Сашу?
- Его же так зовут? – мама стояла, опираясь о плиту. – Мальчика, с которым ты в командировку летал.
«Мальчика? Господи, ма, ты меня поражаешь…»
- Мы знакомы-то чуть больше двух недель и сразу уехали, - сон, как рукой смахнуло. – Когда бы я успел? А ты чего это интересуешься?
- Просто, - пожав плечами, ответила она и потянулась за тарелкой. – Я очень мало встречала твоих знакомых и тем более друзей, чтобы они были так хорошо воспитаны.
- Ну, да конечно, – снова опустил голову на руки. – Смотри,  папа приедет, я ему все расскажу.
В ответ раздался только её смешок.
Я слышал, как передо мной звякнула тарелка, и почувствовал запах свеже сваренного супа. Дом.
- Ма…
- Что, золотце?
- Я очень рад, что ты здесь…
Прикосновение её губ к макушке и тихий, нежный шепот:
- Кушай и откатывайся спать.


Утро начинается, начинаааается!
И сегодня оно начинается с того, что я подскакиваю в постели от дикого крика:
- Андлллей!!! – и тут же падаю обратно, придавленный сверху тушкой младшего брата.
«Отличное, доброе утро! Мало того, что пришлось спать на диване, так ещё чуть остановку сердца не заработал!»
Но Романыч, заметив, что глаза я так и не открыл, стал щипаться и всё мое недовольство тут же испарилось.
- Вставай соня, ты мне тигла обещав! – пищит прямо в ухо.
- А ты будто ещё в сумку не лазил? – уворачиваюсь, стараясь не зашибить. – Рома! Заканчивай, а то я тебя в узел завяжу!
- Можно, можно? – умоляющий голосок и такие же глазки. – Ну, пажавста, пажавста, пажавста.
- Конечно, - ему даже и просить не надо было.
Услышав заветное слово, Рома тут же убежал.
Как же мало нужно, чтобы человек был счастливым. И ещё меньше, если человек сам ещё маленький.
Я точно помню, как ставил вчера будильник, потому что телефон остался в машине, но не помню чтобы он звонил, значит братишка… Что ж, ребенок в доме, забудь про сон. Хорошо, что он пока один.
Еле отыскав часы под диваном, я посмотрел на время.
- Так и есть, - уткнулся лицом в подушку. – Еще два часа… Ладно, кто рано встает тому обычно везет….или как там?
Стащил себя с кровати и, переступая через разбросанные игрушки, побрел в ванну. Душ, иначе я так и не проснусь. Запах варившегося кофе, звук шипящих на сковороде блинчиков и разложенный по тарелочкам омлет, завершил картину моего пробуждения.
«Они и, правда, здесь», - подумал, зайдя на кухню.
- Доброе утро.
- Доброе, золотце.
Мама. Мне иногда кажется, что у неё сто рук. Помешивает кофе, снимает со сковороды готовый блинчик и тут же наливает новую порцию и, не дав пенке подняться, снова помешивает кофе. Моя кухня, с её приездом всегда словно оживает.
Анжела не умеет готовить, я, вечно опаздывающий, просто не завтракаю, обедаю на работе, а ужин, либо ресторан, либо заказ на дом, так что, я не удивлюсь, если на кастрюлях обнаружится паутина.
- Завтрак, - перед моим носом проплыла кружка с дымящимся кофе и опустилась на стол. – Рома!!!!
- Да иду я, иду, - послышалось недовольное ворчание и на кухне, с торчащей подмышкой головой тигра, появился Романыч. – Плям поиглать не дадут.
Как же я это всё обожаю! Других слов даже искать не стоит!
Я, наверное, и  с Анжелой сошелся, только потому, что не могу быть один. И не из-за домашней еды, а просто, потому что мне необходимо ещё чье-нибудь присутствие.
- Садись, ешь, пока не остыло!- мама кивнула на стол. - Чего стоишь?
Я улыбнулся. Именно по таким моментам скучаю больше всего, когда их нет рядом.
Пока Рома хвастался своей новой гигантской, по сравнению с ним, игрушкой, я быстренько закидал в себя завтрак, залил всё это кофе и, поблагодарив маму, пошел собираться.

Меня ждет ещё один нелегкий день…

 Глава 40. Конверт

Вещей Анжелы было просто уйма. Я и не подозревал, что она настолько захватила мою квартиру.
- Весь комод своими трусами захламила, - вырвалось вслух, когда, открывая уже третий ящик, снова обнаружил её нижнее белье. – Какой кошмар!
Я не разбирал что куда и просто запихивал всё в сумку.
- Сама разберется…ай…черт! – загребая очередную порцию, ткнул пальцем во что-то острое. – Это ещё что за фигня?
Конверт. Это оказался обычный, белый, без адреса и марок, почтовый конверт. Только содержимое оказалось не обычным.
Фотографии. Анжелы в обнимку с Игорем. Я знал, что они встречались до того, как я вообще с ней познакомился, но это, как говорят было сто лет назад и не правда. А тут, судя по снимкам, обнимашки довольно свежие и вообще… костюм Игоря, платье Анжелы…
- Да это же на вечеринке по поводу моего повышения…- ещё раз перебрал фотографии. – Какого? Хотя…мне и раньше было до фени, а сейчас, тем более, - засунул конверт в карман пиджака и продолжил утрамбовывать сумку.
«Я спокоен. Я совершенно спокоен, - говорил сам себе, стараясь замедлить дыхание. – Сука! Нашла, где хранить! Андрюшенька, что я могу сделать…блять!»
Сумка полетела в стену, оставив за собой след из нижнего белья, а я стоял по середине комнаты, стараясь перестать учащенно дышать.
«Это всего лишь ещё один отличный повод послать её к чертям собачьим, - мысли бились друг о друга. – Игорь, паскуда! Кабинет мой захотел! Не кабинет тебе нужен! Тоже друг называется…»
- Золотце, у тебя всё в порядке? – моё мозговое буйство прервал мамин голос.
- Да, всё хорошо, - собрал разлетевшиеся вещи и сунул их в сумку. – Пойду, чемоданы ваши принесу.
«Кого я так достал, что дерьмо прям, сыпется и сыпется?»

Я должен был чувствовать облегчение. Эти снимки, её поступок – это даже лучше, чем просто «отвали, ты мне надоела». Но никакого облегчения и в помине не было. Наоборот, я был в таком бешенстве, что чувствовал, как желваки играют, а вены на висках пульсируют.
«Вот тварь!»
Желание разбить кому-нибудь голову было настолько сильным, что мне пришлось минут пять тупо стоять у машины, прежде чем ключ смог таки попасть в замок багажника.
«Глаза-то какие честные у обоих! Овцы, блять, невинные», - поменял мамины и Ромины вещи на шмотки Анжелы и, захлопывая багажник, прищемил край пиджака.
- Да, твою ж мать!
«Спокойно. Дышим через нос, - медленно открыл капот, высвободил пиджак и с силой захлопнул. – Идиот! Как-будто не замечал ничего…»
Поднялся домой на каком-то автомате, практически не видя и не слыша ничего вокруг. Мама мне что-то говорила, я даже кивнул в знак согласия, но так и не понял, что она хотела.
- Ты точно в порядке? – она рукой коснулась моей щеки.
- Да, мам, всё нормально, - поцеловал её ладошку. – Мне свал…то есть…идти пора. Ты позже позвони, что хотела, ладно?
- Хорошо, сыночка. Будь осторожен.
- Буду.
Так на работу хотелось, кто бы знал!   

 Глава 41. Ники

Только сначала в больницу и решиться всё-таки зайти в палату.
Конверт прожигал сквозь ткань, и я убрал его в бардачок.
«От греха подальше…»
Я не мог понять, что со мной происходит. Это не ревность. Нет. Ни фига подобного. Мне было глубоко плевать с кем она обнимается. Но снимки. Они были сделаны именно тогда, когда я сделал ей предложение, и они выглядели не разу не дружескими.
«Ладно, надо успокаиваться, - заехал на больничную парковку. – Ей нужны положительные эмоции, а не внук на грани нервного срыва».
Чем ближе подходил к палате, тем сильнее меня начинало потряхивать.
«Я не смогу зайти!»
Мне казалось, что открыв дверь, её там не окажется и от этого охватывал ступор, и я снова просто стоял у окна, наблюдая, как она дышит.
- Попо?!
Обернулся, услышав своё прозвище.
- Ники? – что-то я не очень рад её видеть.
- Ты чего весь такой не доступный?
«Черт! Я же телефон так и не зарядил!»
- Батарейка села, - резко ответил и снова отвернулся в окно. – Я тебе нужен был?
- Просто хотела узнать как ты, - она тяжело вздохнула и встала рядом. – Ты вчера так и не позвонил…
- Я же сказал, если сил хватит…
- Мне мама твоя сказала, что ты спишь уже…
- Так и что за вопросы тогда? – даже не взглянул на неё.
- Ты чего кричишь сразу? Я же просто спросила, - тон обиженный или расстроенный, я так и не понял. – Андрей?!
- Что??
- Тише молодой человек, вы в больнице все-таки, - тут же получил нагоняй от медсестры.
- Что? – повторил уже шепотом.
- Да ничего, блин, - вот теперь Ники точно обиделась. – Дебилом каким-то приехал.
- Спасибо, - глубоко вдохнул и уткнулся лбом в стекло. – Всегда мечтал от тебя это услышать.
Она выругалась. Очень тихо. Я не хотел ей грубить, но и сказать, что это просто вырвалось, тоже не мог.
- Андрей, что случилось?
- Это, - кивнул головой в сторону Марии Васильевны.
- А кроме этого?
Ещё не так давно, мы бы уже сидели в какой-нибудь кафешке, и я рассказывал про Анжелу, фотографии и…может быть…Сашу…но сейчас мне хотелось только чтобы стекло было похолоднее.
- Ни-че-го…- произнес по слогам и закрыл глаза.
- Да, конечно, - я почувствовал, как она коснулась моей руки. – Мало того, что ты стоишь, руки в карманах, так ты их ещё и в кулаки сжал. Андрей, ты же знаешь, что я не отстану.
- Анжж…Ники, успокойся, - эта сволочь у меня в мозгах засела! – Я же сказал, что всё нормально.
- Как знаешь, - буркнула она и, обойдя меня, открыла дверь палаты. – Ты идешь?
- Мне ехать надо, - я, наконец, отклеился от стекла. – Позже зайду.
В ответ она лишь слегка повела плечами и скрылась в палате.
«А дерьмо всё сыпется и сыпется…»

 Глава 42. Саша

К офису подъехал совершенно опустошенным и каким-то вымотанным. Ещё сидя в машине на парковке два раза вынимал телефон, чтобы позвонить Петровичу и отпроситься на пару дней, но покрутив его в руках, снова прятал в карман.
«Соберись! Нашел из-за чего кваситься!» - я уже просто кричал сам на себя, заставляя выйти из машины.
Каким бы ни было моё состояние, работать за меня никто не будет. Да и зарыться в бумаги, хороший способ, чтобы отвлечься.
Глубокий вдох, вытащил конверт и, поскрипев зубами, сунул в карман.
- Андрей Сергеевич, - охранник кивнул в знак приветствия, поймав мои ключи.
- Доброго дня, - кивнул в ответ и нажал кнопку лифта, двери сразу открылись.
«Поехали…поработаем», - подумал и вошел внутрь.
Первый этаж. Почтовая служба. Парень в наушниках, с активно двигающейся нижней челюстью и огромной тележкой с письмами.
- Здравствуйте, - он улыбнулся, припарковавшись рядом.
- Привет. Есть что для меня?
- Ща, глянем, - он зарылся в конверты. – Только чек.
- Это самое лучшее из всего, что ты мне приносишь…
- Рад стараться, - парень смущенно улыбнулся, я покосился на его бейджик.   
«Дима. Я когда-нибудь запомню, как его зовут или нет?»
Зарплата это хорошо. Наличие денег всегда поднимает настроение.
Второй этаж. Два хмыря, абсолютно одинаковых, из фирмы «фиг знает, как называется, фиг пойми чем занимается». Легкие кивки в знак приветствия. Я их в первый раз вижу!
Третий этаж.
«Сегодня прям ажиотаж какой-то! Или в честь зарплаты и перед выходными, все решили сделать вид, что, правда, работают?»
Улыбнулся двум девчонкам из отдела маркетинга, какого-то дамского журнала, которые, вошли на третьем этаже. Те, оглядев нас четверых, что-то прошептали друг другу, захихикали и отвернулись. Переглянулся со стоящими рядом парнями и, пожав плечами, пытаясь скрыть улыбку, снова уставился на дверь.
Чем выше мы поднимались, тем лучше становилось мое настроение, пока на седьмом этаже в лифт не зашел Саша.
Уткнувшись носом в какие-то бумаги, он даже не заметил, что в этой толпе, зажатый между тележкой и братьями близнецами, стою я.
- Простите, - он протиснулся вперед. – Мне на самый верх.
И повернувшись спиной, снова погрузился в свои бумажки.
- Александр, - тихонько его окликнул, реакция – ноль. – Саша…- опять ни какой реакции. – Сань!
Он поднял голову и медленно обернулся, покосившись на меня.
Всего лишь кусочек его улыбки, всего лишь мгновение радостного удивления, промелькнувшего в его глазах, и мне  плевать, что я с утра борюсь с диким желанием разбить кому-нибудь голову.
- Привет, - он захлопнул папку и, обернувшись, поздоровался. – Я думал, тебя сегодня не будет.
- А отчет ты один будешь сдавать?
- Издеваешься? Я вообще не знаю, что это за бланки, - он потряс папкой.
- Вот я и спешу тебе на выручку.
Он снова покосился на меня, широко улыбаясь.
Девятый этаж. Небольшая рокировка. Парень с тележкой, дико извиняясь, но было видно, что он делает это специально, протискивался к выходу.
- Простите…пропустите…извините…
Саша, пытаясь его пропустить, отошел в сторону, но братьям близнецам из неведомой фирмы, тоже захотелось выйти.
«Раньше не могли подготовиться», - подумал и, схватив его за подол пиджака, потянул на себя.
- Иди сюда, а то так и будешь болтаться.
Мой жест был совершенно спонтанным, я не собирался делать что-то предосудительное, тем более в лифте с кучей свидетелей. Но, почувствовав, как Саша напрягся, всем телом прижавшись ко мне, понял, что в следующий раз надо думать.
Двери закрылись. В кабине лифта значительно поредело. Только Саша не торопился от меня отходить, продолжая держать мою руку у себя на животе.
«Вот, черт!» - я и сам не шибко торопился её отдергивать.
Все стоят к нам спиной. Нас никто не видит и даже не услышит. Все слишком заняты своими делами и проблемами.
Он ниже меня почти на целую голову, поэтому приходится наклоняться, не сводя глаз с двери, чтобы прошептать:
- Ты что делаешь?
Он лишь слегка пожал плечами, продолжая медленно опускать мою руку.
- Саша, - моё дыхание заметно участилось. – Ты…что…делаешь?
Двери открылись. Мы замерли. Никто не зашел, только вышли.
Попытался воспользоваться заминкой и высвободить руку, но Саша лишь сильнее сжал её и ещё настойчивее стал опускать вниз.
«Поиграть захотел? – пронеслась мысль. – Ладно…»
Я подчинился. Сделал вид. Его ладошка на моей руке, была холодная и вспотевшая, а ширинка набухала всё сильнее.
Это действие было осознанным.
Обхватив второй рукой, прижал его к себе и, проведя кончиком языка по краю уха, сжал через ткань набухшую плоть.
Я слышал, как он глубоко вдохнул, пытаясь сдержать вырывающий стон, и почувствовал, как его спина прогнулась назад на встречу явно не моим рукам или языку.
«Что я делаю?» - это единственное о чем успел подумать, прежде чем дверь открылась, и я снова вспыхнул.
Игорь. Я увидел его первым, хоть он и стоял за спиной у Никифора Петровича.
Мне все говорят, что единственное, что четко читается на моем лице – это ненависть, и он сразу перестал улыбаться, встретившись со мной взглядом.

Глава 43. Игорь

- О! Надо же, как удачно, - Петрович, пропустив дам, вошел в лифт. – Сразу оба.
- Приветствую, - пожал его руку.
Всё моё возбуждение тут же испарилось, стоило увидеть физиономию Игоря.
- Здоров, брат, - он, как ни в чем не бывало, протянул свои наманикюренные пальцы.
- И тебе долго жить, - процедил сквозь зубы, стараясь хотя бы выглядеть спокойным.
Он покосился на Сашу, стоявшего за моей спиной. Я даже не заметил, как тот юркнул, прикрыв папкой низ живота, когда двери открылись.
Брезгливость. Мне хватило еле заметно дрогнувшей верхней губы, чтобы понять, о чем он подумал. Потрогать  его лицо кулаком, хотелось просто адски.
- Тут такое дело, - голос Петровича отвлек меня от мыслей об убийстве. – Я только что пересекся с нашим многоуважаемым, - молча, посмотрел на своего начальника. - Так вот… он хочет, чтобы Саша отчет подготовил.
За моей спиной послышался нервный вдох и напряжение.
- Не понял? А я куда…то есть… - мне снова не хватает воздуха, а ногти впиваются в ладони. – Я, получается, полгода херней страдал?
- Андрей…
«Блять! Так и думал, что неспроста мне его навязали!»
- Ты раньше времени-то не кипятись…
- Раньше времени? – я удивленно вскинул  брови. – Да я уже опоздал, по-моему.
- Вы лучше оба после обеда ко мне зайдите, и мы всё спокойно обсудим, - ровный тон Петровича раздражал ещё больше. – Понял меня? Андрей?
- Да, понял я, - буркнул в ответ и, сунув руки в карманы, уставился на цифры.
«Спасибо, всем. Огромное, человеческое, блять, спасибо!»
В нашей фирме, если ты ведешь какой-то контракт, то обязан вести его до конца, вплоть до окончания сроков. Но если вместо тебя перед вышестоящим руководством  отчитывается кто-то другой, то можешь забыть, что твоя подпись стоит на контракте.
Мне плевать на проценты, которые светили от этой сделки. Мне жалко времени, потраченного на разработку этой гнилой фирмы.
"Черт!»
Двадцать пятый этаж.
«Наконец-то! Никогда ещё так долго не поднимался в этом гребанном лифте!»
- Александр, можно вас на пару минуточек? – Петрович вышел первым.
- До скорого, – виновато взглянув на меня, Саша вышел следом.
Я уже забыл о присутствии Игоря, пока шепот, раздавшийся у самого уха, не напомнил.
- Лихо тебя этот пидор обставил, даже я бы на такое не осмелился.
Его смешок. Он не успел выйти из лифта. Схватив за галстук и рубашку, я пригвоздил его к стене и нажал кнопку, чтобы двери просто закрылись.
Зрачки расширены, на лице застыл испуг вперемешку с неожиданностью. Я слышал, как часто бьется его сердце. Теперь я знаю, что чувствует хищник, почуяв страх своей жертвы.
- Андрей, ты чего? – прошептал он и нервно сглотнул.
- Уебать бы тебе…прямо здесь…да свидетелей много, - зашипел и, ударив кулаком в стену около его уха, ослабил хватку.
- Пополин, ты двинулся что ли?
- Закрой пасть и иди за мной.
Нажал кнопку этажа и двери открылись.

Кисть пульсировала. Если срочно не приложу к ней что-нибудь холодное, то её разнесет как две прежних. Но мне нужно было хоть немного спустить пар, иначе точно прошелся бы по лицу Игоря.
- Заходи, - открыл дверь своего кабинета и впустил его первым.
- Слушай, Сергеич, ты меня пугаешь до истерики, - он прямиком направился к бару. – Говори, что случилось?
- Только попробуй…- он остановился и медленно обернулся. – Я серьезно.
- Ладно.
Игорь не сводил с меня непонимающих глаз, а я толком не мог решить с чего именно начать.
«В голове прям каша какая-то..»
- Ещё раз, при мне назовешь его пидором, - сам не понял как, именно эта фраза первой сорвалась с языка. – Получишь по роже без предупреждения.
- Андрюха, ты чего, в самом деле? – он попытался улыбнуться.
- Ты понял? – резко спросил и заметил, что он вздрогнул.
- Да.
- А теперь объясни мне это, - вынул конверт и, швырнув в него, сам направился к бару.
«Мне нужен холод!»
Поглаживая льдинкой опухающие пальцы, я наблюдал за тем, как Игорь рассматривает снимки. Очень внимательно. Словно фотограф, выбирающий лучший кадр. Но эта тщательность объяснялась очень просто. Он придумывает, что сказать.
- И? – не выдержал.
- Слушай, Андрей, - он сложил всё обратно и бросил конверт мне на стол. – Это была всего лишь шутка…
- И почему ты не ржешь?
- Ты должен был…
- Даже так?
Льдинка растаяла, оставив не большую лужицу у моих ботинок. Кисть продолжала пульсировать, но я уже не обращал на это внимания. Меня снова начало потряхивать.
«Пойду-ка присяду...»
- И как понимать? – я опустился в кресло. – Вашу шутку…
- Это была Анжелкина идея, - Игорь, видимо почувствовав, что угроза миновала, затараторил, как из пулемета. – Она постоянно скулит, что ты ей вообще перестал внимание уделять. Работа, работа, работа. И с родителями до сих пор не познакомил, хотя вы уже год вместе живете. А тут ещё и в отпуск без неё собрался ехать, - он присел на стул напротив, - Вот она и решила, сделать что-нибудь, чтобы заставить тебя обратить на неё внимание.
Молчу. Смотрю в упор на распалившегося Игоря и думаю:
«Если резко схватить дырокол, который так удачно стоит под левой рукой, и врезать ему, он успеет испугаться?»
- Вот мы и сфотографировались на вечеринке, - он кивнул на конверт. – Что мы типа снова вместе…но ты ей потом предложил пожениться…я и забыл про них вообще…откуда они у тебя? 
- Из трусов…
- В смысле?
- Манатки её утром собирал и нашел…
- В смысле манатки собирал? Из-за этого что ли? – он потянулся к конверту, но, получив увесистый шлепок, одернул руку. – Ты однозначный псих…
- Просто шутки у кого-то дурацкие …
- Блин…серьезно…я не хотел, чтобы так получилось.
- Да пошли вы…оба…
Мне так хотелось, чтобы он исчез из кабинета, но Игорь продолжал сидеть, вытаращив свои опухшие глаза.
- А ты вещи-то зачем собирал? Переезжаете что ли?
- Она…обратно к себе…- ответил, как можно спокойней. – Я её выгнал.
- В смысле?
- В прямом…
- А как же св…
- Слушай, а давай сделаем вид, что работаем? – я поднялся с кресла и, убрав конверт обратно в карман, пошел к двери. – И, может быть, потом как-нибудь, поговорим…
Игорь ушел с таким видом, словно был разочарован не услышав подробности, но мне даже гадать не нужно, чтобы узнать у кого Анжела провела эту ночь.
«Как же меня это всё достало!!!!»

 Глава 44. Анжела

Не успела дверь закрыться, как снова распахнулась.
- Андрюшенька, нам надо поговорить.
- Вещи в машине, обедать пойду, принесу.
Я думал, что увидев Анжелу не смогу сдержаться и что если не рукой, то словами точно приложусь, но…мне было так спокойно, так легко.
«Действительно, словно гора с плеч…»   
- Что ты ухмыляешься? – она ходила за мной по кабинету. – Тебе это доставляет удовольствие?
- В кои-то веки я получаю от тебя хоть какое-то удовольствие, - мысль сорвалась вслух.
Я не заметил, как она оказалась передо мной, но успел заметить приближающуюся руку. В последний момент. Схватив за запястье опухшей кистью.
- Анжела, - глаза сами закрылись от резкой боли, а голос превратился в шепот. – Разговора не будет…мне работать надо…
- Я от тебя не отстану! – она выдернула руку.
- И сделаешь хуже только сама себе.
- Кто она? – теперь она скачет передо мной. – Если это не Ники…в чем я очень сомневаюсь…Ты с НЕЙ летал в командировку? Да?
Я молчал, стараясь не растерять остатки спокойствия и добраться до своего стола.
- Ответь! – она толкнула меня в плечо. – ОТВЕТЬ МНЕ!
- С НИМ!!!! – не выдержал.
Анжела даже бровью не дернула. Именно этого она и добивалась, чтобы я кричал.
– Я летал С НИМ! Я работал С НИМ! С мужчиной! Понимаешь? Может твоя куриная башка, принять тот факт, что я ПРОСТО не хочу быть с тобой?
- А как же твоё предложение?
- Пьяный был…
Повисло молчание. Судя по морщинам на лбу, она усердно о чем-то думает. А я пытаюсь успокоиться. Похоже, мой крик слышал весь этаж, поэтому такая тишина.
- Это всё твоя Ники…- выдала она через какое-то время. – Точно…
- Думай, как хочешь, - разговаривать или кричать сейчас  бесполезно. – Мне работать надо.
Развернулся и вышел из кабинета. Все документы, которые мне нужны у Саши, так что Анжела может просидеть здесь хоть весь день. А фотографии пусть пока побудут со мной. Аргумент, на тот случай, если ей снова захочется поговорить.

Не дожидаясь обеда, спустился вниз, и почти час просидел в машине, уставившись в одну точку.
У человека есть одно удивительное свойство. Он сам придумывает себе проблемы, когда всё, по его сугубо личному мнению, слишком хорошо.
У меня были замечательные родители и младшая сестренка и никогда не было разделения, что Машеньку любят больше, потому что она девочка, да ещё и младшая. Нет. Я никогда не чувствовал себя лишним, как у некоторых моих тогда одноклассников. Только понял это уже здесь, когда придумал себе проблему, что не пойду в армию, втянув попутно и родителей. Молодой, не опытный и шибко умный.  Еле выкарабкался, благодаря абсолютно постороннему человеку. Образование, хорошая работа, приличный заработок, так что мама спокойно сидела в декрете с пацанами. Квартира. Собственная. Для меня всё снова стало слишком хорошо, и я нашел себе проблему в лице Анжелы. Истеричная, недалекая, совершенно стереотипная блондинка. Два года не вдохнуть, не выдохнуть. И, вместо того чтобы избавиться от неё, я делаю ей предложение.
Но мне и этого оказалось мало…
«Саша…он просто не идет из головы…»
Карман завибрировал, заставив вздрогнуть.
- Да?
- Андрей, ты, где ходишь? – услышав Петровича, очнулся окончательно. – Я уже всё здание обыскал.
- На парковке, забрать нужно было кое-что, - вылез из машины. – А что за срочность, что ты сам меня ищешь?
- Поднимайся и дуй ко мне…умник!

 Глава 45. Никифор Петрович

Анжелы не было. По всей видимости, она действительно собралась весь день просидеть у меня в кабинете.
«Ну и хрен с ней…»
Бросил её вещи у стола и постучался в кабинет Петровича.
- Не заперто… - раздался не шибко радостный голос моего начальника. Я вдохнул и вошел внутрь.
- Что случилось?
Петрович один, сидит в своем кресле-троне, дергает колпачок у ручки и смотрит куда-то мимо меня. Разговор намечается явно не о погоде.
- Присаживайся, - он кивнул на стул.
- Как прикажите.
Он не посмотрел, не улыбнулся, даже не прокомментировал.
Кисть продолжала пульсировать, и я мог спокойно сосчитать, сколько ударов в минуту выдает мое сердце.
- Андрей, постарайся меня до конца дослушать, - я ещё не сел, как он заговорил. – Прежде чем начнешь возникать.
- Хорошо.
Я старался. Правда, старался. Пару глубоких вдохов и стиснутые до скрипа зубы и я молчу. Только фраза «он же племянник, как я могу прикрепить его к не профессионалу?» меня доконала и я заржал. Не засмеялся,  а именно заржал.
- Петрович, ты меня за идиота держишь что ли? Нашел, блять, профессионала.
- Андрей, не преуменьшай свои заслуги.
- Не преуменьшай? – удивленно посмотрел на начальника. – Это всего лишь мой пятый контракт, который принесет нам хоть какие-то деньги... Так что, похоже, это вы преувеличиваете…
- Ты думаешь, что я такая законченная сволочь и мог вот так тебя кинуть? – он произнес это спокойно, слишком спокойно.
- Ты не привел ещё ни одного аргумента против, - ответил в таком же тоне и добавил, поднимаясь. – Я только одного понять не могу: почему ты мне сразу всё не рассказал? Когда я спрашивал, кто он и почему едет именно со мной…
Петрович выдохнул, по-моему, первый раз за всё время нашего разговора и, откинувшись на спинку кресла, произнес:
- Боялся.
- И чего же? Что я взбрыкну или как Игорь всё брошу и свалю в последний момент?
- Что-то вроде этого.
- Слушай, я работаю на вас почти пять лет, - чувствую, как начинаю заводиться, нужно заканчивать этот пустой треп. – Я хоть раз что-то подобное делал?
- Нет.
- Тогда, что за бред вообще?
Молчание.
- Помнишь из-за чего я взял «Паркенес»?
- Из-за отпуска.
- Вот именно! – стою прямо перед своим боссом, нас разделяет только письменный стол. – И что мне теперь делать? Мама с Ромой уже приехали, остальные будут через пару дней. И что я им скажу? Извините родные, но он же племянник! А я, блять, гребанный профессионал! Так что валите-ка вы обратно и, может, встретимся как-нибудь…
- Извините, я опоздал? – я не слышал, как он постучал, но услышав его голос, вздрогнул, и медленно обернулся, произнося конец своей фразы.
-…если повезет.
«Черт! – пронеслось в голове. – Как давно он за дверью? И что именно успел услышать?»
- Заходите, - Петрович махнул рукой. – Я как раз хотел за вами послать.
Саша встал рядом со мной, папка по-прежнему была в его руках, и он до сих пор держал её внизу живота.
«Неужели всё ещё стоит?» - подумал просто на автомате и тут же забыл, заметив, как они переглянулись и Саша поджал нижнюю губу.
«Это ещё что за на фиг?»
- Понятно, - как-то совсем приуныв, пробубнил Петрович и, потерев переносицу, продолжил. – Андрей, я могу дать тебе два дня, чтобы утрясти все свои дела и снова вернуться к работе.
- Считать с сегодня?
- С завтра.
- С вашего позволения.
Нужно уйти. Срочно.
Не дождавшись ответной реплики, развернулся и вышел из кабинета.
«Это что-то! Это, блять, просто что-то невероятное!»

 Глава 46. Саша

В глотку ничего не лезло.
Спустился вниз, надеясь, что обед сможет хоть как-то меня успокоить, но в горло упорно ничего не хотело пропихиваться. Даже кофе нормально не смог выпить. Обжег и губы, и язык.
- Андрей? – виновник моего торжества, опустился на стул напротив. – Ты чего убежал?
- Чтобы по лицу не заехать ни ему, ни тебе, - ответил честно и сразу, надеясь, что мой резкий тон избавит от его дальнейших расспросов. Ан, нет!
- Но кому-то всё-таки перепало, - он кивнул на мою опухшую кисть.
- Не твоё дело, - буркнул в ответ и убрал руку под стол.
- Естественно, - прошептал Саша, но я сижу слишком близко. – А ты когда в отпуске последний раз был?
- Безработный считается?
- Нет.
- Никогда.
Его глаза стали просто глазищами.
- А в фирме сколько уже работаешь?
- Пять лет, - отложил вилку и в упор посмотрел на него. – Допрос?
- Нет.
- А что пристал тогда?
- Андрей, - он поддался вперед и заговорил шепотом, хотя кроме нас двоих никого не было, официанты не считаются, заняты подсчетом чаевых. – Я не знал, что дядя Герман так поступит. Он мне вообще сказал, прокатись, глянь, что да как делается. Сказал что парень ты толковый, с башкой и всё такое, - и тут Саша окончательно скис. Опустив голову и разглядывая руки, он сказал. – Я, видимо, слишком рьяно описывал какой ты замечательный наставник, что он решил  на деле проверить…
- Язык твой – враг мой, - выдохнул и выбросил, наконец, измятую салфетку.
- Андрюш, прости…
«Что-то эти извинения, меня уже доставать начинают…»
- Я поговорю с дядей…я не справлюсь один, - акцент, сделанный на последнее слово, явно был рассчитан привлечь моё внимание, но я ковырял вилкой в тарелке и молчал. – Андрюш…Эндрю…
- Ты знал? – именно это сейчас интересует меня больше всего.
- Нет! – он немного придвинулся. – Честно! Как бы я тебе в глаза потом смотрел?
- Хм…зная, хоть и не так сильно, твоих милых родственников, я думаю, ты бы справился.
Язык мой – враг мой. Бескостный орган, действующий всегда быстрее, чем мозг успевает обдумать правильность мысли.
Я догнал его только у лифта.
- Саш…
- Если ты не хочешь, чтобы я с ним разговаривал, так и скажи, - он не обернулся, продолжая смотреть на закрытые двери лифта. – Только не сравнивай меня с ними. Я – не они.
«Твою ж мать!»

 Глава 47. Вечер

Чтобы хотя бы выходные провести спокойно и со своим пока не полным семейством, сегодняшний день я решил добить до конца. На работе. В кабинете Саши. Потому что к себе я так и не сунулся.
- Ты дверью не ошибся? – удивленно озирался.
- Не должен, - он пожал плечами, но я заметил, как он довольно улыбнулся.
- Здорово всё сделал, - правда, здорово!
- Спасибо, - смущение, которое не получилось скрыть. – Хотя, конечно, работы ещё до фига и больше…
Я улыбнулся.
Из свалки, на что раньше было похоже это помещение, у Саши вышел вполне симпатичный кабинет. Стол, шкаф, стулья и даже небольшой диванчик, всё в одной цветовой гамме. Темно-коричневые. Но из-за большого окна здесь было столько света, что они не казались каким-то темным пятном, а смотрелись очень органично.
- Ну, что, приступим? – всё ещё смущаясь, спросил он.
- Ты здесь начальник, - пожал плечами и посмотрел на него.
- Нууу…тогда присаживайся, где больше нравится и расскажи уже, что делать с этими бумажками.
Неважно, поговорит Саша с Германом Игнатьевичем или нет, и кто из нас все-таки будет отчитываться, бумаги в любом случае нужно подготовить. Да и совесть, в кои-то веки давшая о себе знать, не позволит мне вот так запросто загубить полгода работы.
«Из него выйдет отличный маркетолог», - в который раз поймал себя на мысли, что не сержусь.
Не сержусь, что всё вышло именно так. Меня бесило только то, что я до сих пор не заслужил доверия у своего же собственного начальника. Правда, тот факт, что сам Герман назвал меня парнем с башкой, всё это немного сглаживало.
- Всё нормально? – третий раз заметил, как Саша украдкой поглаживает свой живот.
- Да, всё хорошо, - слегка улыбнувшись, он снова зарылся в бумаги. – Мутит немного, пройдет.
Но только и десяти минут не прошло, как он, извинившись, выбежал из кабинета.
- Саааааш??? – я побежал за ним.
Звуки, встретившие меня в туалете, заставили судорожно открывать все дверцы подряд, прежде чем я его нашел.
- Сашенька, - он стоял, тяжело дыша и опираясь головой в кафель. – Что случилось?
- Знаешь кафешку «У Джефри»?
- Отвратное место…
- Вот именно…- его снова стошнило.
Я испугался. Я был испуган так, что меня самого прошибал холодный пот, когда он практически выполз из кабинки и, добравшись до умывальника, ополаскивал лицо холодной водой. Бледный, с трясущимися руками и хватающий ртом воздух. Как же мне хотелось его обнять!
- Не смотри…на меня, - прошептал он, не открывая глаз.
Я не успел ответить, даже рот открыть. Саша снова скрылся в кабинке.
«На сегодня мы закончили…»

- Может всё-таки вызвать скорую? – я стоял за закрытой дверью и слушал, как его рвет. – Саш?
Он не разрешил мне войти, и я стоял, уткнувшись лбом в холодный пластик кабинки, и слушал все эти звуки.
- Нет. Не стоит.
- Блин, тебе желудок прочистить надо, - легонько толкнул дверцу. Заперто. – Мало ли чем ты траванулся.
- Рыба.
- Тем более!!! – я зажмурился и стиснул зубы, его снова рвет. – Саш! Давай я тебя домой отвезу? Не сидеть же в толчке всю ночь… Саш?
Он молчал. И вообще всё вокруг вдруг как-то стихло. Я слышал только своё сердце, учащенно бившееся в груди/ голове/ушах.
- Саш? – постучался к нему. – Ты в порядке? Да какой там на хрен в порядке… - тут же шепотом ответил сам себе. – Пожалуйста, открой дверь...
Молчание.
«Я её сейчас, блять, выломаю!»
Щеколда щелкнула. Я замер.
- Мне так сдохнуть хочется, - он ещё и улыбается! – Ты бы только знал…
- Закончил? – поддерживая за талию, помог дойти до раковины.
- Пока, да, - его всего трясло, а рубашка на спине прилипла к телу. – На сегодня, думаю, с меня хватит.
- Тогда поехали.
- Куда?
- В задницу провода резать! – машинально оторвал полотенце и стал вытирать его мокрое и испачканное лицо. – В больницу, куда же ещё.
- Я же сказал, что не поеду, - он не отстранился и не забирал его из моих рук, а просто ждал, когда закончу.
- Тогда домой. Есть кому таблетки в тебя закинуть и марганцовкой залить?
- Только Морис…
- Морис? – я остановился.
- Кошак мой. Но не думаю, что он шибко разбирается в медицине и пищевых отравлениях.
- А, родители?
- Андрей, - Саша забрал всё-таки полотенце и, отвернувшись к зеркалу, стал вытирать рубашку и галстук. – Езжай домой, я сам справлюсь.
Вариант родителей был отвергнут довольно странно и как-то…безнадежно что ли…
Я смотрел на Сашу. На то, как он старается очистить галстук, хотя было очевидно, что его уже можно выбросить. На то, как он медленно моргает и почти ежесекундно сглатывает, стараясь подавить очередной рвотный позыв. Я слышал, как тяжело и учащенно он дышит.
- Поехали.
- Куда?
Повторное предложение и повторный вопрос.
- Ко мне.
- Ан…Ан… - он стал хватать ртом воздух.
«Стоять!» - подошел ближе на тот случай если ему ещё и в обморок приспичит грохнуться.
- В больницу ты ехать не хочешь, дома за тобой присмотреть не кому, а тут я тебя не оставлю, - он смотрел вытаращив свои голубые глазки. – Так что поехали, пока ты опять блевать не начал.
- Ан…Ан…
- Ан-Ан… АН-24…самолет такой, - выключил воду и, развернув к двери, вытолкнул Сашу из туалета. – Пошли.

Оставив его у лифта, специально, чтобы до туалета было ближе бежать, я вернулся в кабинет. Весь этаж казалось вымер, и я только тогда посмотрел на часы.
«Полдесятого…ненормированный рабочий график во всей красе…»
Собрав все бумаги, что были на столе, не разбирая что надо, что нет, я запихал их в папку и, прихватив Сашин пиджак, вышел в коридор.
Дверь в мой кабинет приоткрыта. Внутри горит свет.
«Да ну на фиг?!» - подошел очень медленно, до последнего решая, стоит или нет.
Тихонько толкнул дверь и заглянул внутрь. Никого. Облегченно выдохнул, но потянувшись к выключателю, краем глаза заметил листок, лежащий на столе.
«Я не отстану!!!»
Люди сами создают себе проблемы, когда начинают считать, что всё слишком хорошо.
Выбросив записку в мусорное ведро и потушив свет, я захлопнул дверь и зашагал по коридору.

Глава 48. Дома

Никогда так быстро не добирался до своих апартаментов. Оказывается я очень даже не плохо знаю город. Саша лежал на заднем сиденье, сложившись в позе эмбриона, и  стараясь не смотреть на мелькающий транспорт, дома, деревья.
- Только не блевани, - наблюдал за ним в зеркало.
- Я стараюсь, - ответил он и свернулся ещё плотней.
Он дотерпел до самой квартиры, даже с мамой успел поздороваться и разуться, прежде чем скрылся в ванной.
- Андрей? – мама перевела удивленный взгляд с захлопнувшейся двери на меня.
- Я тут не причем!
- Да, конечно!
Я вдохнул, открыл рот, но встретившись с её глазами и с тем, что в них читалось, выдохнул и закрыл рот.
«Не спорь – нарвешься на поражение…»
- Вот именно, - подтвердила она, словно услышала, о чем я подумал. – Иди, посмотри, как он, а я пока таблетки поищу.
- Хорошо.
- Рому не разбуди, он на диване твоём уснул.
- Ладно.
- Иди.
- Пошел.
Погрозила пальцем, чтобы рожи ей не корчил, и ушла на кухню, готовить своё магическое зелье.
Я разулся, подправив ногой ботинки, чтобы стояли ровно, повесил и свой и Сашин пиджаки на вешалку и побрел в комнату. Романыч дрых в обнимку с тигром и чему-то улыбался.
«Какой же он всё-таки прелестное создание, - думал, накрывая его голую попу одеялом. – Когда спит».
Стараясь не шуметь, положил папку с документами на столик и подошел к ванной. Кроме шума воды, никаких звуков.
- Ты живой? – легонько толкнул дверь и заглянул внутрь.
- Сомневаюсь, - Саша сидел на крышке унитаза, опустив голову вниз и запустив пальцы в волосы.
- Гюльчитай, открой личико… - подошел и присел перед ним на корточки.
Он ухмыльнулся и убрал руки.
Бледный, как лист бумаги для принтера. С синяками под глазами, из-за чего они казались просто огромными. Я слышал каждый его осторожный вдох и выдох, видел, как его пробивала мелкая дрожь.
«Чудо ты в перьях», - придвинулся ближе.
Обхватив его тело, сцепив руки за холодной и мокрой спиной, я положил голову ему на колени и прошептал:
- Ты напугал меня до усрачки просто.
- Я знаю, - Саша ответил очень тихо. – Прости. От меня у тебя одни неприятности.
- Переживу.
Напряженные нервы постепенно расслаблялись, и я почувствовал, как самого начало малость потряхивать.
«Он мне не безразличен!»
Я понял это настолько четко и ясно, что даже не удивился.
- Можно спросить кое-что? – Сашина ладонь коснулась моей макушки.
- Попробуй.
- Ты храпишь?
- Нет, - удивленно улыбнулся и посмотрел на него.
Он выдохнул и, закрыв глаза, прошептал:
- Почему ты такой хороший?
Я засмеялся.
- У тебя, походу, жар начинается, - коснулся его лба, тыльной стороной ладони. Правда, горячий! – Ты чушь какую-то несешь. 
Я не расслышал, что он прошептал, потому что в ванну зашла мама.
- Ну как вы тут?
- С переменным успехом, - поднялся и отошел в сторону, дав ей подойти к Саше.
- Давай, рассказывай: что, сколько и когда ты ел?
- Ма, я выйду? Ники позвонить. А то в больнице только утром был.
- Хорошо. Халат принеси.
Я вышел. Теперь можно почти не волноваться.
Почти.
«Нет. Она слишком занята, чтобы что-то заметить…»
Открыл шкаф и достал свой халат.
«Всё равно не ношу…»
Поправил, снова сползшее с Ромы одеяло, отнес халат, взглянув на Сашино всё ещё бледное лицо, и только потом ушел на кухню.
- Привет, - лишь после четвертого гудка, раздался в трубке её голос. Ни живой, ни мертвый. Безразличный. Было такое чувство, что я в чем-то виноват.
- Привет, - ответил очень осторожно и замолчал.
- И?
- У тебя всё в порядке?
- Более чем, - теперь она замолчала.
«Я спокоен. Я совершенно спокоен…»
- Была в больнице?
- Да. Всё без изменений.
- Понятно.
- А тебя, почему не было? – знакомый тон. Я точно в чем-то виноват!
- Работал.
- Неужели твой график настолько плотный, что ты и десяти минут найти не можешь, чтобы в больницу заехать?
- Ты чего кричишь?
- Да, ничего Андрей! ТО в палату зайти не можешь, то вообще не появляешься!
- А от того, что я там буду торчать все двадцать четыре часа и смотреть, как машина заставляет биться её сердце, она очнется что ли?
Ники молчала, а я стоял, уставившись в окно, но ничего не видел.
- Я завтра съезжу, - прошептал на выдохе.
- Хорошо.
Никаких ласковых и нежных прозвищ. Просто сухое «Доброй ночи» и я отключил телефон.
- Всё в порядке? – за моей спиной раздался Сашин голос и я обернулся.
«Головастик…» - первое, что пришло в голову, когда увидел его, закутанного в мой халат.
Я не стал ничего говорить.
- Ты чего улыбаешься? – он опустился на стул, не сводя с меня взгляд. – У меня на лице что-то?
- Я смотрю, кому-то полегчало? – убрал телефон в карман и подошел к нему. – Ты как?
- Спасибо, - вместо ответа на вопрос.
- За что?
- Я бы на твоем месте, даже разговаривать со мной не стал, а ты меня к себе привез…и мама твоя замечательная просто.
- Ну, во-первых, ты не на моем месте, - потрогал его лоб. Уже не такой горячий. – А, во-вторых, мама моя и, правда, замечательная.
Саша улыбнулся. Едва подняв вверх уголки губ. Он молчал, но в глазах читалось всё, о чем он сейчас думал.  Извинения, благодарность, нежность и то, с чем я не мог и не хотел соглашаться…
«Нет! Это не любовь! Это всего лишь интрижка! Флирт! Влечение! Всё что угодно, но не любовь!!!» - носились слова в голове, когда я наклонился и коснулся его губ своими.

 Глава 49. Мама

Я сразу отстранился, услышав шаги, и отошел к раковине. Саша, немного ошалевший, развернулся к столу и ударился коленом о ножку.
- Вы чего шумите? – мама зашла на кухню.
«Если бы ты знала, чего мы тут шумим!»
Я, старался выглядеть, как можно спокойней, пожал плечами и сказал:
- Саше место мало, вот он и буянит.
- Смотрите, разбудите пацана, сами не рады будите, - она открыла холодильник и скрылась за дверцей. – Андрюш, ты ел что-нибудь?
- Вроде, - ответил, смотря на Сашу.
Он смотрел на меня. От его взгляда ни бабочек, ни мурашек, ни ватных ног, ничего. Почти.
Черти, которые казалось, вымерли за два года общения с Анжелой. Те, которые щекотали меня изнутри, когда я прижимал его к стене в переулке, те из-за которых меня и называются все ловеласом, снова дали о себе знать. Я это понял потому, что Саша, поджав губы, чтобы скрыть улыбку, отвел взгляд в сторону.
«Е-моё! Что я делаю! Мама стоит практически рядом! А я строю глазки, мало того что парню, так ещё и тому, что только что…чуть кишки свои…в ванной не оставил! Какой кошмар!»
- Ты чего глаза закрыл? – мамин голос раздался, у самого уха. – Болит что-то?
- Нет, всё хорошо, - посмотрел на её обеспокоенное лицо и улыбнулся. – Всё отлично, ма!
- Смотри, а то я и тебя под шумок залечить могу.
- Я знаю, - отошел от раковины и, кивнув Саше, вышел из кухни. – Где ему постелить?
- В большой комнате, - ответила она, и я услышал, как щелкнула плита. – До ванны бежать ближе.

- Андрей, прости, пожалуйста, - Саша стоял в дверях комнаты, пока я разбирал и стелил диван.
- Так! – бросил подушку и развернулся к нему лицом. – Ещё раз извинишься, я тебя отшлепаю!
- Прости…- произнес он и поджал губы, даже не пытаясь скрыть улыбку.
- Ложись, - указал на диван.
- Что? Вот прям так сразу?- удивление настолько искреннее, насколько возможно. – И без предварительных ласк?
- Кто-то сейчас договорится, по-моему, и ночевать отправится в больницу! А там тебе и оральные и анальные ласки устроят.
Саша подошел к дивану и, как был в халате, забрался под одеяло.
- Нет уж, нафиг, я лучше тут.
- Шибко не укрывайся, перегреешься, и снова тошнить начнет.
- Хорошо.
Говорят, что от простой улыбки, может стать тепло в самый лютый мороз. Говорят, что один взгляд может заставить свернуть горы. Говорят, что одно прикосновение может изменить то, что казалось, никогда не изменится.
- Если, что, я на кухне.
Я редко прислушиваюсь к советам и чужим словам. Привык полагаться только на свои эмоции и чувства. Но Сашина, едва заметная улыбка на губах и, такая ясная в его глазах, что мне не нужно никаких прикосновений, чтобы понять… всё меняется.
Всё, черт возьми, меняется!

- Ты точно в порядке? – мама даже не взглянула на меня, когда я зашел на кухню, продолжая что-то нарезать.
- Да, вполне, – сел на стул и, подперев голову рукой, уставился ей в спину.
«Сейчас сказать, что отпуск, возможно, накрылся или подождать пару дней?»
- Об кого костяшки опять разбил?
Вопрос не то, чтобы неожиданный. Просто она ведь на меня не смотрит, да и голова другой рукой подперта.
- Муха, сволочь назойливая, по стене ползала, вот и прибил первым, что подвернулось.
- Андрей, что ты как маленький в самом деле? – она повернулась и протянула мне большую кружку, со свежезаваренным чаем.
- Спасибо… Я нечаянно.
- Что ещё умное скажешь? – вот и тарелка с бутербродами. Без масла. Я один такой, из всего нашего семейства, кто на дух не переносит сливочное масло.
- Мам?!
- Что? Артрит в старости, как прохватит, сразу вспомнишь все стены, рожи и носы…
- Я не доживу до старости…- прошептал, еле слышно.
- …лучше бы в мирных целях силу использовал.
Она взяла свою кружку и присела на стул напротив.
- В мирных целях? – спросил, сделав глоток. С мятой. Один из её рецептов, чтобы успокоить мои нервы. – Гвозди кулаками забивать?
- Хотя бы, - мама пожала плечами и придвинула тарелку ближе ко мне. – Ты знаешь, что у тебя щеколда в ванной сломана?
- Её там вообще нет!  Я же холостой, зачем она мне?
- Приделай хотя бы на время, что ли? – взяла бутерброд и поводила им у меня перед носом. – А то Рома сегодня ломанулся…хорошо хоть трусы успела натянуть.
- Ладно, - улыбнулся и взял протянутый кусок хлеба с колбасой. – Завтра прикручу.
- На работе всё нормально?
Я кивнул.
«Лучше потом расскажу, когда точно знать буду...да и рот занят, не плеваться же в неё крошками».
- Точно?
- Фповне…
- Ладно, фповне, так фповне…- она улыбнулась и встала из-за стола. – Я пойду, прилягу. А то Рома один ещё хуже, чем вы все вместе.
Я снова кивнул. Оказывается, я так есть хотел!
- Присматривай за напарником своим. Ему вроде полегчало, но мало ли.
- Хорошо.
- Вот марганцовка, там таблетки. Если уж совсем плохо будет, меня разбудишь.
- Хорошо, - отодвинул пустую тарелку, засунув в рот последний кусочек.
- Интересный он парень, - произнесла как-то задумчиво, заставив меня перестать жевать, и проглотить всё что было во рту.
- В смысле? – пробасил.
- Смотрит на тебя странно…
- Мам?!
- Ни одна из твоих девок на тебя так не смотрела…
- Что??? – я засмеялся и в упор посмотрел на неё. – Ты бы, правда, ложилась спать, а то галюны ловить начинаешь.
- Ой, ой, ой, - мама состроила недовольную рожицу. – Раз такой умный, сам всё уберешь.
- Уберу, всё равно ещё поработать надо.
- Ладно, работничек, - она погладила меня по голове. – Спокойной ночи.
- Спокойной ночи.
- Долго не рассиживайся, - раздался её голос уже в коридоре. – И буди, если, что.
- Хорошо, - ответил шепотом, на автомате, для самого себя.

 Глава 50. Ночь

Поел и полчаса просидел на кухне. Ждал, когда все точно уснут и можно будет спокойно, привидением, побродить по квартире. Мамины слова про Сашины взгляды не шли из головы. Да я и сам всё прекрасно видел, тут даже говорить ничего не надо.
Я в себе разобраться не мог.
«А что Я испытываю к этому человеку?»
Слишком много событий произошло за такой короткий промежуток времени, и выделить среди каши в голове одну, именно ту одну эмоцию, что сейчас волнует больше всего, практически невозможно.
«…ни одна твоя девчонка на тебя так не смотрела…»
Забавно звучит. Только кто бы смеяться научил.
Помыл кружки, тарелку, убрал крошки со стола и, выключив свет, побрел в потемках из кухни. К черту работу! Душ и спать!
- Что-то случилось? – мама сразу поднялась, стоило мне зайти к ней с Ромой.
«Даже я своих шагов не слышу! Как ты-то догадалась?»
- Всё нормально! – прошептал в ответ. – Я бумажки свои забрать. Спи.
- Ладно, - и тут же снова засопела.
«Большой ух, блин!»
Убрал документы со столика, чтобы Романыч утром их случайно не почитал своими любопытными ручонками и, повторяя про себя:
«Я мышка, меня никто не слышит!»,  - вытащил здоровое  пуховое одеяло из шкафа и побрел дальше.

Саша спал, тихонько посапывая, подложив ладошку под голову и притянув одну ногу к животу. Без халата. Без одеяла. Освещенный лунным светом.
«Был бы без трусов и вообще картина маслом… -  ухмыльнулся, бросив своё одеяло на кресло. – И что же мне теперь делать с тобой? Саша, Саша».
Я и не замечал, что у него настолько светлая кожа. Словно его в сметане валяли. И ноги, при его росте, длинные, прямые…
«Как у девушки…», - подошел ближе.
И фигура совсем не мужская. Узкие плечи. Широкие бедра. Талия.
Саша зашевелился, видимо почувствовав на себе мой взгляд, но глаза так и не открыл. Повернулся на другой бок, снова притянув к себе одну ногу и положив ладошку под голову.
«А вот теперь вообще, чистой воды издевательство,- я подошел к дивану. – Ты ещё и задницей своей повернулся».
Накрыл одеялом и, стараясь на него больше не смотреть, подошел к балкону. Что-то жарко в комнате стало.
Чтобы не шуметь льющейся водой, быстренько набрал ванну и опустил в неё своё уставшее тело.
"Сейчас главное не уснуть», - подумал, откинув голову на край.
Закрыть при этом глаза была не лучшая идея. Я не уснул. Нет. Но лучше бы, ДА!
Весь сегодняшний день замелькал обрывками фраз, лицами, картинками. Фотографии, больница, испуганная рожа Игоря, истеричные глаза Анжела, виноватый голос Петровича. И Саша…держащий мою руку своей холодной ладошкой…выгибающийся…прижимаясь к паху…его вдох…
«Черт! - набрал в легкие воздуха и скользнул под воду. – Черт! Черт! Черт!»
Неправильно всё это. Неправильно! Так не должно быть. Не может!

Лежал до тех пор, пока кровь не начала пульсировать в висках, а сердце биться так, что поверхность воды заколыхалась. Вынырнул, отплевываясь и хватая ртом воздух. Вроде полегчало. Немного. Ненадолго. Надо всплывать, а то Романыч не даст утром поспать.
«Андрюша, запомни! Ты теперь не один в квартире! И даже не с Анжелой! – говорил себе, оборачивая голые бедра полотенцем. – Бери белье сразу!»
Вышел в коридор и прохладный ночной воздух, залетевший в комнату с балкона, стадом мурашек пронесся по моему телу, и я невольно поежился.
«Ооооо…бодрячком!» - прошел через комнату в направлении балкона, и даже не заметил, что диван пуст. Ни Саши, ни одеяла. Только когда тихонько, стараясь не звенеть кольцами, отодвинул штору, увидел его сидящим на подоконнике.
- Всё в порядке? – выглянул на улицу.
Саша в ответ лишь кивнул, отпив из кружки.
- Эй, ты чего это? – я вышел на балкон. – Живот заболел? Тошнит?
- Андрюш, всё в порядке, - он посмотрел на меня, слегка улыбнувшись. – Честно.
- А чего не спишь тогда? Только что же слюни на подушку пускал.
Он снова промолчал, отведя взгляд в сторону.
- Саш, что случилось? – на улице темень полнейшая, я плохо вижу его лицо, но слишком хорошо слышу голос.
Он молчал. Вертел в руках пустую кружку. И смотрел куда угодно, но только не на меня.
Совершенно забыв, что недавно вышел из ванны и на мне всего лишь одно полотенце, я подошел и встал перед ним  и, взяв за подбородок, заставил на себя посмотреть.
Его глаза, как маленькие кусочки летнего голубого неба. Сколько же в них нежности, волнения и…
«Он меня боится что ли?»
- Что случилось? – снова повторил свой вопрос, продолжая держать его за подбородок.
Саша глубоко вдохнул и, смотря прямо мне в глаза, спросил:
- Ты никогда не жалел, что родился именно в это время, именно в этой семье и вообще, что ты именно тот, кто ты есть?
- Бывает иногда, - ответил, так и не поняв к чему это он.
- А я постоянно об этом думаю, - он высвободился, но продолжал смотреть на меня. – Что если бы я родился в другой семье? Что если бы у меня были другие родители, был бы я геем?
- Саш…
- Да, даже пусть всё так и будет, - его понесло. – Мама, папа, дядя…вся моя чертова семейка…но почему я именно тот кто есть?
- И кто же это? – говорил серьезно, хотя улыбка так и вырывалась наружу.
- Парень. Особь мужского пола.
- Так. Особь, - я улыбался в открытую, не сложно догадаться к чему он клонит. – Быть женщиной тоже не просто. Одни месячные чего стоят.
- Зато одной проблемой было бы точно меньше, - прошептал он и опустил голову.
- Какой?
- Я бы тебе понравился… наверное…
- ТЫ мне нравишься… - чуть не задохнулся, когда эти слова слетели с губ.
- Правда? – он медленно поднял голову.
Слово не воробей.
Я молчал, чувствуя, как от его взгляда внутри снова начинают копошиться черти, а губы расползаются в плотоядной улыбке. Я молчал, когда забрал из его рук кружку и поставил в самый угол подоконника. Я молчал, когда встал, прижавшись полотенцем к одеялу на его коленях. Я молчал, когда смотрел в его удивленные глаза, медленно  стаскивая одеяло. Я молчал, когда коснулся ладонями его ног, скользя вверх по бедрам. Я молчал, когда Саша сам раздвинул их в стороны и коснулся пальцами моих коленей. Я молчал, когда запустил руки под резинку его трусов и сжал совершенно не мужскую упругую попку. Я молчал, когда услышал его вдох и увидел, как он выгибается вперед. Я молчал, когда дернул его на себя, заставив обхватить свои бедра ногами. Я молчал, когда почувствовал, что полотенце упало и, увидел, как Сашины глаза стали ещё больше, потому что он понял, что стою не я один. Я молчал, когда стал медленно тереться о ткань его трусов и услышал, как  его дыхание участилось. Но я не молчал, вплотную приблизившись к его лицу и касаясь губ.
- Правда…- я шептал, чувствуя кожей, какой он горячий. – Ты именно тот, кто должен быть и именно таким, каким должен быть.
Саша отстранился. Его ладошка коснулась моей щеки. Его взгляд, неверие сменяющееся любопытством, бегал по моему лицу. А я снова молчал и смотрел только в его глаза.             
- Ты не можешь быть настолько хорошим, - прошептал он, целуя и, прижимаясь ко мне всем телом.
Это не правильно! Так не должно быть!
Но я никогда не слушал советов и чужих слов, полагаясь только на свои чувства и эмоции.

 Глава 51. Разговор

В комнате раздался звук шлепающих по полу босых ног и скрип дивана. Мы замерили.
- Кто это? – Сашин шепот обжег кожу на шее.
- Рома. Он иногда ходит во сне.
Сердце забилось ещё сильнее.
«Что я делаю? Не хватало, чтобы мама застала нас тут, стоящих, таких красивых».
Больше ни слова. Поддерживая за поясницу, помог Саше сползти с подоконника и накинул на него одеяло.
- Пойдем, мама может следом встать, - взял протянутое им полотенце и обмотал бедра.
«Черт! Я себе всё натер!»
Романыч спал, раскинув свои конечности в позе звездочки в самом центре дивана. Я встал, вслушиваясь в тишину в квартире. Кроме моего бешено бьющегося сердца, никаких звуков.
- Андрей?!
Стыд. Первое, что почувствовал, обернувшись и посмотрев на Сашу.
- Не думай ни о чем, - он подошел ближе. – Я прошу тебя…
Его голос. Его нежный ласковый шепот. Но от него становится только хуже.
Я себя просто ненавижу!
Но произнесенных слов уже не вернуть обратно и эту сцену на балконе не отмотать назад.
«Кто бы мне объяснил, что вообще происходит?»
Ни на какой сон уже можно не рассчитывать.
Перенес Рому на кресло. Хорошо ему, его ростик позволяет спать практически на одной подушке. Очень не хотелось будить маму, потому что расспросов, почему не спим и что с моим лицом, точно не избежать. А на нем сейчас можно прочитать абсолютно всё. От любви до ненависти.
Надел на себя шорты и, снова пошел на кухню.
«Лучше бы и не уходил…»
Саша почти сразу убежал в ванну. Остыть. А я себя накручивал так, что само всё упало.
Не включая свет, подошел к окну и, спрятав руки в карманы, уставился в темноту.
«Я до сих пор ладонями чувствую его кожу. Я чувствую, как он дрожит. Чувствую, как его ноги вжимаются в мои бока, словно он боится, что я развернусь и уйду».
- Блять! – вырвалось вслух.
Я не слышал, как он подошел, но ощутил его присутствие.
- Скажи, - прошептал не оборачиваясь.
- Чего ты боишься? – он стоит за моей спиной.
- Когда не вижу землю под ногами.
- Я серьезно.
- Я и не шучу, - обернулся к нему.
Одного взгляда хватило, чтобы снова всё почувствовать. Я отвернулся.
Молчание. Я хочу, чтобы он ушел и оставил меня в покое. Я хочу, чтобы он обнял меня и никуда не отпускал. Меня разрывает на две части. С какой стороны останется разум?
- Не молчи, когда хочется что-то сказать, - прошептал, надеясь хоть как-то разрядить это идиотское гнетущее молчание.
- Ты боишься, что ты гей?
- Нет. Потому что я определенно не он.
- А как тогда ты объяснишь то, что сейчас было?
Он встал рядом, повернувшись ко мне лицом.  Я смотрел на него и видел, как блестят его глаза и этот блеск точно не от счастья.
Язык мой - враг мой.
- Интрижка…флирт…ты же сам это так назвал.
Саша вдохнул, его взгляд замер на моем лице.
«Как же я себя ненавижу!!!»
Но он ничего не сказал, только выдохнул, опустил глаза и отвернулся.
- Спокойной ночи, - эта фраза, произнесенная таким тоном, как ножом по сердцу. Мы снова во Франции и завтра нам улетать.
- Саш...подожди…
Он остановился, но не обернулся.
- Я не боюсь, что я гей, - начал тихо, но так, чтобы он слышал каждое моё слово. – Я люблю женщин, я действительно их люблю. Со всеми их безумствами, не понятными тратами и стервозностью. Да и, кроме тебя, меня не тянет ни к одному парню. Дело не в этом…Просто есть одна вещь…которая всё портит…
Он обернулся.
Вся кухня озарилась светом въехавшей во двор машины и по моему телу пробежала волна, заставившая невольно сглотнуть и закрыть глаза. Он после душа. Волосы мокрые и по лицу и телу медленно, до невозможности медленно, стекают капли воды. Я старался дышать как можно ровнее, чтобы не выдать своего состояния.
- Слухи? – спросил он, делая шаг ко мне.
- У нас слишком большой коллектив, а у стен есть уши…
- Ты так сильно дорожишь репутацией дамского угодника, - он подходит всё ближе, руки скрещены на груди, а глаза прищурены.
- Нет. Не дорожу. Потому что никогда им не был, - от того, что он так на меня смотрит, мне хочется улыбнуться! – Одной помог мебель в квартире передвинуть, другую домой пару раз подвез, третьей пирожное её любимое уступил. Улыбнулся там, пропустил здесь и всё…все считают, тебя супер обаятельным, галантным и т.д. и т.п.
- А что тогда?
Была бы на его месте Анжела, давно уже что-нибудь улетело в стену.
Но сейчас я стою, стараясь не улыбаться.
- Ты же прекрасно знаешь, кто ты и можешь представить, что будут говорить…
- Что ты тр…сп…вс, - он не смог произнести ни одного слова, чтобы определить то, что между нами происходит и просто выдохнул.
- Да да...то, что я делаю…все эти…согласные…с племянником генерального директора.
Саша хотел что-то сказать, но я не дал. Лучше высказаться сразу:
- Да и хрен с ним, если бы просто племянник. Ты, Сашенька, прямой наследник. Стоит дальше мысль развивать?
Он помотал головой, отрешенно смотря куда-то поверх моего плеча и усердно кусая нижнюю губу.
- Вот и я о том же, - я снова отвернулся к окну. - Репутация. Пополин полюбил мальчиков. Это всё такая чушь, Саш, по сравнению с тем, что будет, если узнают, что между нами что-то происходит. Никто не станет слушать про совпадения, так получилось и тем более никто не поверит во взаимную симпатию.
- Почему ты уверен, что именно так всё и будет? – его дыхание на моем плече, он стоит так близко, что я чувствую, как бьется его сердце.
- Потому что уже проходил через такое…
- Проходил?
- Да, - ухмыльнулся. – Я же обычный сопляк из отдела кадров, который вдруг, ни с того ни с сего, стал здороваться и обращаться на ТЫ с замом гендиректора. Ты даже представить не можешь, как всех интересовало «и как же это у него получилось»?
- И как же?
Я повернул голову. Большие  голубые глаза замерли в ожидании. Я помедлил всего пару секунд, обдумывая с чего правильнее начать, и спросил:
- Тебе официальную версию или как действительно было?
- Андрей?!
- В лифте, - продолжал смотреть на Сашу. – Я встретил Петровича в лифте. Он возвращался с совещания и орал на кого по телефону, а я тащил к себе очередную кипу резюме с желающими устроиться к нам на работу, и стоял просто охреневший, потому что первый раз, вот так столкнулся с замом за весь год работы.
- Могу представить, - Саша улыбнулся.
- Это был, наверное, единственный раз, когда я во время открыл рот. Когда он положил трубку, я просто прошептал «Плохой день?».
- И всё?
- Нет, - развернулся к нему лицом и оперся о подоконник,  но руки из карманов так и вынул. – Потом было «Пополин, ты до****ишься когда-нибудь!», когда Петрович посмотрел на меня как на придурка, а потом щенячья радость, когда он вдруг ухмыльнулся и ответил «Да уж, плохой не то слово…»
Саша улыбался. Я никогда не чувствовал себя таким спокойным.
- В общем, пока поднимались, выяснилось, что у него встреча, а тот с кем он должен ехать то ли опаздывал, то ли вообще исчез и он предложил мне его сопровождать.
- Да ну?
- Ну, да! – уголки губ так и ползли вверх. – Я ещё помню, как вздрогнул и всё, что было в руках, полетело на пол, и я потом ползал, собирал.
- Ты согласился?
- А ты как думаешь? Тем более, когда тебе обещают заплатить половину твоей зарплаты просто за то, что ты сидишь и с умным видом всех слушаешь.
Саша промолчал.
- Мама  беременная, в её возрасте это вообще был риск, а у неё ещё и двойня. Мне были нужны деньги и тут всё так удачно сложилось. Ты бы отказался? Вот и я нет. Съездил раз, потом он позвал ещё раз. Я ничего не делал, просто сидел за его спиной и смотрел. Не знаю, что Петрович во мне увидел, но в третий раз он уже знакомил меня с какими-то шишками из своего окружения. Так всё и завертелось. Потом вообще перетащил к себе, прикрепив к Сереге, нашему старому главному менеджеру.  Я смотрел, учился и вот…пять лет…и я тот, кто перед тобой стоит.
- Дядя Герман говорил, что его зам хороший мужик, но я не думал, что настолько, - произнес слегка удивленный Саша. – А что говорили про твое продвижение?
- Эскорт.
Улыбка тут же исчезла.
- То есть?
- То и есть…сопровождение с предоставлением сексуальных услуг. Но тогда меня это мало волновало…я был никем…парень с вокзала, который пытается чего-то добиться…и такую возможность подняться наверх я ни за что не упустил бы.
Мы молчали, стоя один напротив другого. Я ждал Сашиных слов. Было такое чувство, что именно сейчас всё должно решиться. Его руки скрещены на груди, он смотрит на меня, но не видит. Ладони в карманах уже порядком вспотели, когда он, наконец, глубоко вдохнул и заговорил:
- Ты думаешь, что сейчас всё могут обыграть так, словно ты опять предоставляешь эскорт услуги?
- Боюсь что в этот раз может быть гораздо круче, с учетом того на каком месте я сейчас нахожусь.
Он вопросительно на меня посмотрел.
- Что я сам тебя соблазнил, чтобы пробиться дальше и занять кресло одного из членов совета директоров.
- Да ну?
- Ну, да. На половину из тех, кто на нас работает, я сам составлял характеристики и поэтому я не думаю, я знаю, что будет именно так.
- Тебя это действительно так сильно волнует? Что о тебе скажут другие?
- Честно? – Саша кивнул. – Мне по херу, что обо мне говорят. Но есть люди, которые от меня зависят…а это…эти разговоры..о нас…они просочатся и дальше…А доказывать снова, что я всего добиваюсь сам, я не хочу.
Он поцеловал меня. Просто качнулся вперед и впился в мои губы. Я даже глаза не успел закрыть.
- Сааш, - пробормотал ему в рот.
Он остановился, но так и остался стоять, прижавшись сложенными руками к моей груди.
- И вообще это не правильно, - выпалил, совершенно не подумав.
- Что не правильно? Что я тебя люблю или то, что тебя тянет ко мне.
Сердце ухнуло вниз, словно прокатилось на американских горках, а желудок подперло к самому горлу. Саша смотрел на меня с диким испугом в глазах. Он тоже не подумал.
- Ты когда блевал, мозги случайно не выплюнул? – я говорил так тихо, что сам еле слышал.
Он лишь помотал головой.
«****ец приплыли, только этого мне не хватало…»
- Ты серьёзно? – произнес, шевеля губами.
Саша снова только кивнул.
- Я насчет первой части второго вопроса.
- Более чем, - он нервно сглотнул.
- Саш, - меня пробивало на «посмеяться», хотя сейчас совершенно не до смеха. – Ну и дурилка же ты.
Я вытащил руки из карманов и обнял, прижимая его к себе. Он расслабленно выдохнул, и я почувствовал, как его пальчики заскользили по моей спине.
- Саш, что мы творим? – шептал, закрыв глаза, перебирая волосы на его макушке.
- Не знаю, Андрюш, - он уткнулся носом мне в шею и ещё сильнее сжал объятия. – Не знаю.
Мы сейчас лезем в такое болото, из которого чистыми уже не выбраться.
- Ты прав, - он глубоко вдохнул и немного отстранился. – В чужих глазах это и, правда, будет выглядеть так, словно ты меня используешь…- молча, посмотрел на него. – Но ведь им не  обязательно  знать…что между нами…что мы…в общем если не афишировать и контролировать свои эмоции, никто не узнает…
Его глаза были просто умоляющими. Последняя преграда, вопившая о благоразумности, я слышал, как она разбивалась вдребезги.
- Хм…контролировать эмоции говоришь? – он кивнул. – Вспомни сегодняшний лифт… - он поджал губы. - Моя мама спит в соседней комнате…- я наклонился и прошептал, касаясь его уха. – А я чуть не изнасиловал тебя на балконе…- он нервно сглотнул и я почувствовал, как его дыхание начало учащаться. – И сейчас… - медленно опускаю руки по его спине, запуская указательные пальцы под резинку. – Мне приходится стискивать зубы, чтобы сдержаться…- касаюсь подушечками ложбинки между его ягодиц. – И не завалить тебя на пол…- он выгибается назад, заставляя мои пальцы скользить дальше. – Чтобы испытать всю прелесть однополого секса.
Саша не дал мне убрать руки, накрыв их своей ладошкой.
- Я приму и соглашусь с любым твоим решением, - его шепот и не моргающий взгляд. – Но я в фирме только чтобы отработать долг.
- Знаю, - во рту пересохло, и я лишь беззвучно шевелю губами.
- Год. Всего лишь год, - он опускает мои руки ниже, стягивая следом плавки. – И о том, кому всё-таки достанется фирма, не знает никто даже в моей семье.
В бедро всё сильнее начинает упираться его плоть. Его попа в моих ладонях, придавленная сверху его рукой. Он смотрит прямо в глаза, ожидая именно моего решения.
«Я сошел с ума! Не иначе!»
Дернул пальцами, скинув с рук его ладошку, и притянул ещё ближе к себе. Нос к носу. Заставив встать на носочки и обхватить себя за шею.
- Ты меня не знаешь, - шепчу ему в губы.
- Как и ты меня, - он медленно и плавно двигает бедрами из стороны в сторону. – Но привез к себе, а не в больницу.
- Ты сам захотел, - он целует мою шею, шорты всё теснее и теснее.
- Я не просил тебя забирать меня к себе, - шепот, маленькие отрывистые поцелуи, едва касаясь кожи.- Я просто сказал, что не поеду в больницу.
- Ах…ты…маленький…негодник…- глаза закрыты и я наклоняю голову, подставляясь его влажным губам. – Ты специально гадости наелся?
Мои пальцы совсем близко. Его плоть, между нашими животами, я чувствую каждую возбужденную венку. Саша двигается очень плавно, его дыхание глубокое и порывистое. Ещё немного…
- Саш…
Но он меня уже не слышит. Мне кажется, что я вообще не произнес его имя.
Его губы на моей шее, оставляя влажный след, поднимаются вверх. Щеки, нос, глаза. Он целует медленно, осторожно. Кончиком языка касается моих губ и я пускаю его. Не задумываясь. Жар. Волной. Из самого нутра. По всему телу, заставляя прижать его к себе ещё ближе и забыть об осторожности. Я касаюсь его. Пальцем. Легонько надавливая и он сжимает руку, запустив пальцы мне в волосы. Поцелуй глубже. Дыхание отрывистей. Нас прервали в первый раз, и поэтому не хотим, не можем, останавливаться сейчас. Пока не передумали. Пока не очнулись.
Я отстранился. Мне не хватает воздуха. Сашин взгляд затуманен, он дышит так, словно бежал стометровку. Его сердце бьется с такой силой, что я чувствую его своей кожей. Он смотрит на меня, покусывая нижнюю губу и не решаясь спросить.
- Лучше молчи, - шепчу на выдохе, не сводя с него глаз.
И он молчит.  Пока я смачиваю слюной палец и опускаю руку вниз. Когда касаюсь и неспешна проникаю внутрь. Он только прогибается и закрыв глаза, наклоняет голову назад. Я целую его шею. Кончиком языка провожу по мягким отросшим волосикам. Он дрожит сдерживая стоны. А я двигаюсь. Медленно. Плавно. Проникая глубже.
- Тебе не больно? – почувствовал, как он вздрогнул.
- Нет, – от его взгляда у меня перехватило дыхание. – Не останавливайся.
Глубже. Не задумываясь. Он двигается мне на встречу. По моей спине катится ещё одна капелька пота. Я держу его второй рукой, продолжая заставлять дрожать. Он кусает губы и я вижу, как часто дергается его кадык. Ещё немного…
- Андрей…
Я что-то задел. Внутри. Его глаза широко распахнулись, а пальцы впились мне в плечи. Ещё движение и он выгибается дугой, но я притягиваю его к себе и целую, стараясь заглушить стон.

Липкий живот. Мокрые в одном месте мои шорты. Мы стояли обнявшись, стараясь восстановить дыхание.
- Ты сможешь выдержать год? – я шептал ему на ухо, поглаживая вспотевшую спину.
- Только если ты будешь рядом, - ответил он, вжимаясь в меня всем телом.

 Глава 52. Утро

Падаю. Не помню, откуда и не вижу куда. Падаю. Раскинув руки в стороны, но не чувствую ветра. Всё замерло. Всё вокруг замерло. Я не могу оглядеться. Не могу открыть глаза, чтобы увидеть, где нахожусь. Я только слышу. Слышу чей-то ласковый шепот…
«Люблю тебя…»
Знакомый голос…
Всё пришло в движение. Резко. Сердце не успело отреагировать,  ударилось о ребра, и я вздрогнул, открыв глаза.

Дома. На диване. По пояс прикрытый одеялом. Один. В комнате слишком много света из-за открытой шторы. Снова закрыл глаза и перевернулся, уткнувшись лицом в подушку.
«Гребаные сны…Мне уже 28, а я всё ещё умудряюсь падать во сне».
И тут же поднимаю голову, щурясь, уставившись на открытое окно. 
«Какого хрена штора не задернута? И почему я на диване опять?»
Сегодняшняя ночь вспышкой возникла в голове, и сердце ещё раз сбилось с ритма.
«Саша…он же у меня…мы же с ним ночью…ой, блять!»
Тихо матерюсь в подушку, улыбаясь, как дурак.
«Милый мой мальчик…куда же мы с тобой лезем?»

Романыч опять лежал в центре дивана, когда мы, наконец,  добрались до комнаты. После такого выброса адреналина, я засыпал просто на ходу, и, переносить его ещё раз, не рискнул. Запросто мог уронить. Сашу потряхивало, но на его лице сияла довольная улыбка.
- Ты чего дрожишь, Кот мартовский? – шепнул ему на ухо, коснувшись лба ладошкой. Холодный.
- Ппроосто, - ответил он, дернув плечами и, ещё крепче стиснул сложенные на груди руки. – Нннервы, даа и ппроохладно ччто-то.
- Нормально себя чувствуешь?
- Ззааммечательно, - Саша улыбнулся ещё шире.
- Блевать не собираешься? – он отрицательно помотал головой. - Ладно, тогда, - взял его одеяло. – Пошли.
В очередной раз мысленно хвалил себя, расправляя кровать в спальне, что не пожалел денег на квартиру. Просторный зал и две не большие комнаты, спокойно вмещали всё мое семейство, и не нужно было ломать голову, где их расположить, когда они приезжали в гости. Только на присутствие посторонних никто не рассчитывал.
- А ты где будешь спать? – просил Саша, кутаясь в одеяло.
- На диване, - ответил и не узнал свой голос.
Быстро задернул штору и уже собрался уйти, как услышал его шепот.
- Подойди ко мне.
Снова стискиваю зубы. Я не хочу спать в зале.
- Что случилось?
Он хватает меня за руку и тянет на себя. Я упираюсь коленом в кровать, иначе встать не захочу. Его губы. Мягкие и такие теплые. Он целует с такой нежностью, что внутри что-то сжимается…
- Люблю тебя…- он шепчет осторожно и очень тихо.
- Саш…
- И мне всё равно, что об этом будут говорить…
«Адские муки какие-то…»
Спал всё-таки на диване. Обложив Рому подушками, чтобы он опять куда-нибудь не свалил и просто уткнулся рядом, не помня, успел накрыться или нет.

- Кто бы сказал, сколько сейчас времени? – сполз на край дивана, озираясь по сторонам в поисках «чего бы надеть».  – И почему в квартире так тихо?
То, что ещё только утро, я понял по заводящимся под окнами машинам и то, что ходить придется в трусах, потому что шорты грязные и лежат в ванной, замоченные в тазике.
«Хорошо хоть догадался водой залить…», - думал, ополаскивая лицо, прогоняя остатки сна и быстренько почистив зубы.
Приглушенные дверью голоса на кухне и аромат завтрака. День начинается вполне замечательно.
- Андллей! – чуть не оглох от визга младшего брата, когда вошел.
- Доброе утро, - поздоровался со всеми сразу.
- Доброе, солнышко, - мама крутилась у плиты, переворачивая блинчики.
- Ну, ты и фпаать, - протянул Романыч, облизывая масляные пальчики и пританцовывая сидя на месте. – Мы с Сашей уже щас фсе седим.
- Скорее ты, чем я, - ответил Саша и, улыбаясь, посмотрел на меня. – Доброе утро.
- Доброе, - он снова это делает, он снова заставляет моих чертей копошиться.
- Так! Я что-то не поняла! – мамин возглас заставил меня вздрогнуть и уставиться на неё. – Ты чего в одних трусах? Забыл, что у нас гости?
- Наши гости сами в трусах, - кивнул в сторону Саши. – Халатом еле прикрывшись, - он тут же запахнул, сползший  с колена угол халата. – И вообще я не думаю, что чем-то смогу его удивить. У самого такой же набор.
Мамины глаза подозрительно сузились. Рома и Саша молча прихлебывали чай из кружек.
- Садись завтракать, умник, - мама поставила ещё одну тарелку с блинами на стол. – Набор у него…такой же…
Опустился на стул и всё тело передернуло. Холодный. Перед моим лицом тут же возникла кружка с чаем, я даже не заметил, когда Саша успел её налить.
- Папа звонил, когда ты спал, - мама разговаривала, отвернувшись к плите.
- И что хотел? – я смотрел на улыбающегося Сашу, зная,  Рома не поймет наших взглядов.
- Они завтра вечером прилетают…
- Женя, Женя, Женя, - Рома ещё активней запрыгал на стуле.
- Сиди не дергайся, - положил руку ему на голову, пытаясь утихомирить. – Они уже билеты купили?
- Да, - сковородка зашипела под струей воды. – В семь часов должны быть.
- Андлей! Ну, ты мне уже говову ласдавишь! – не довольный писк малого и не удачные попытки скинуть мою клешню. – Пусти, эксгибиционист!
Молчание. Практически секундное. Просто чтобы понять, что сейчас позвучало. Сашин смешок в кружку и взгляд на меня. Мамин, то ли усталый, то ли обреченный выдох, и мои, расширенные от удивления, глаза.   
- Хватит баловаться! – она отдернула мою руку и вытащила Рому из-за стола. – Иди, собирайся. И где ж ты слов таких нахватался?
- Вы куда?
- На улицу. Роману Сергеевичу, видите ли, приспичило животное свое выгулять, - она убрала пустую чашку в раковину и обернулась. – Тигра прогулять хочет, а то, говорит, ковер Андрею испачкает, убирай потом за ним.
Я ничего не ответил, только улыбнулся, поворачиваясь лицом к столу.
- Не забудь убрать, - раздался её голос уже в коридоре.
- Ладно! – крикнул в ответ, подперев голову рукой и посмотрев на Сашу.

- Доброе утро…- прошептал он и легонько, пальчиками,  коснулся лежащей на столе моей руки.
Я промолчал. Мне так не хотелось сейчас говорить, и я молчал, смотря на это, немного смущенно улыбающееся, светлое чудо. А Саша перебирал мои пальцы и улыбался. Улыбался и губами и глазами.
- У тебя всё в порядке? – спросил шепотом.
- Да, - он тоже ответил шепотом, потому что понял, что меня интересовал не его живот.
Спокойствие. Я чувствовал себя таким спокойным, просто от того что сижу рядом с ним, вижу его не бритое и сонное лицо, касаюсь его тоненьких пальчиков.
«Бывает же такое…» - невольно ухмыльнулся.
- Ты чего не завтракаешь? – он опустил руку на стол и положил на неё голову.
- Не хочу.
- Чай хотя бы выпей, - кивнул на кружку.
- Живот не болит?  - спросил я и послушно отпил.
- Нет, но мне рекомендовано сегодня питаться сухариками.
Всё так мило и трогательно…  Могло бы быть, если бы я не прислушивался к шагам и шорохам за своей спиной.
- Андрей! – мамин голос из зала. – Поди сюда, на минуточку!
Я знаю, что она зовет меня просто что-то сказать, но сердце всё равно начинает бешено колотиться, когда я поднимаюсь из-за стола.
- Ты чего кричишь? – Рома уже в сборе, голова тигра торчит подмышкой, кепка на бок.
- Вот, - она протягивает мои старые брюки. – Одень, а то не культурно всё-таки.
«Ох, мамочка, - кое-как натянул их на попу. – Если бы ты знала, какой у тебя сын культурный и воспитанный… »
- Довольна? – развел руки в стороны.
- Да. А то ходишь, светишься.
Они ушли. На час. На два. На десять минут. Пока Роме не надоест. Мы в квартире одни. Я в коридоре, закрываю за ушедшими дверь. Саша на кухне, притих. Он думает. Он тоже сейчас думает.
Зашел на кухню. Он стоит у окна, повернувшись спиной, плотнее укутавшись в мой халат и сложив руки на груди.
- О чем мечтаешь? – подхожу и шепчу ему на ухо.
- Ты всё равно не поверишь, - ухмыльнулся.
- Проверь.
Он поворачивает голову, смотрит и, не произнеся ни слова, снова отворачивается. Подхожу ещё ближе и обнимаю, обхватываю его руками и прижимаю к себе. Его выдох. Его судорожный выдох и я сильнее сжимаю объятия.
- Саш…ты чего?
- Скажи, что тебе тоже страшно…- он говорит так тихо, словно боится, что нас кто-то может услышать.
- Ты даже не представляешь как, - шепчу в ответ и целую в макушку.
«Ты даже…не представляешь…»

Глава 53. Саша

Мы молчим. Стоим, обнявшись и, молча, смотрим в окно.
Всё происходящее кажется таким не реальным, что я боюсь думать, чтобы случайно, слишком громко произнесенной мыслью, всё не испортить.
Саша затылком уперся мне в плечо и задумчиво, пальчиками, гладит мои руки. Я знаю, какое у него сейчас выражение на лице. Смотрит, но не видит.
- Андрей, - он заговорил первым. – Можно спросить?
- Конечно.
Саша медленно повернулся, продолжая оставаться в моих объятиях. Ни тени улыбки, а в глазах такая решительность, что мне стало как-то не по себе от его взгляда.
- Всё то…что произошло между нами…сегодня ночью, - он говорил тихо, взвешивая каждое своё слово. – Это всё…действительно для тебя что-то значит?
- Да, - ответил спокойно и уверено, хотя сердце бешено забилось ещё, когда он только произнес моё имя.  – Ты сомневаешься в чем-то?
Он пожал плечами и отвел глаза в сторону.
- Саш? – наклонил голову, пытаясь поймать его взгляд. – Ты лучше сразу всё скажи, чтобы не было потом не приятных сюрпризов.
- Это из-за твоей мамы, - он посмотрел на меня.
- А что с ней? Она тебе что-то сказала?
Зная мою маму, я просто не сомневался, что они успели утром поговорить. Что-то обидное, она вряд ли скажет, но её прямолинейность меня всегда поражала.
- Нет, - он улыбнулся. – Просто…
- Что просто? Александр не молчите! Меня сейчас кандратий хватит!!
После моих слов он улыбнулся ещё шире, но в глазах блеснула грусть и какое-то отчаяние.
- Ну?!
- Она у тебя такая…заботливая и внимательная…- молчу. – А что если она узнает? Что ты ей скажешь? А что если твоя семья не поймет? А что если…
Я поцеловал его. Не дав произнести этих слов до конца. Его сложенные на груди руки, давили на ребра, вминая их глубже в тело, но я всё равно прижимал его к себе. И слышал, как он шумно вдыхает, вбирая носом воздух.
Я не знаю, что скажу родителям. Я вообще не уверен, что им необходимо об этом знать.
- Саш, - отстранился и, тяжело дыша, взял его лицо в свои руки.- Вот если узнают, тогда и будем думать, а сейчас постарайся не забивать, свою светлую голову лишними вопросами.
- Хорошо, - прошептал он и накрыл мои руки своими ладонями. – Я постараюсь…
«И я постараюсь...»

Саша всё-таки заставил меня позавтракать. Остывшими блинами и горячим чаем.
- Не пойму, кто тут гость вообще? – застыл с вытянутой рукой, из которой он только что забрал кружку.
- Я не гость, - Саша налил в неё заварку и закипевшую воду и поставил на стол, пихнув меня попой, чтобы садился.- А больной на реабилитации. Ешь, твоя мама их всё утро пекла.
Я прищурился и посмотрел на него. Сама невинность. Глаза большие. Голубые. И столько в них удивления и не понимания, от чего это я на него так подозрительно уставился.
Он кивнул на стул и поджал губы, скрывая улыбку.
- Смотри, я так и привыкнуть могу, - сел.
- Ну, ты шибко губу-то не раскатывай, - он придвинул второй стул ближе и, подобрав халат немного вверх, сел лицом ко мне. – Нам же нужно делать вид, что между нами всё чинно благородно.
Я ухмыльнулся.
- Можно ещё кое-что спросить? – его явно смущенный тон в голосе, заставил меня перестать жевать и посмотреть на него.- Ничего если…я ванну у тебя приму? – я только моргнул. – А то ведь когда мы…она же на мне…просто высохла.
Я почувствовал, как мои щеки начали наливаться красным, а в районе ширинки брюки неумолимо натянулись.
«Я не думаю. Я не вспоминаю».
- Можно, почему нет, - проглотил наполовину пережеванный блин и закинул ногу на ногу. – Если вода горячая ещё есть. Сколько времени кстати?
- Одиннадцать почти, - Саша сам сидел лиловый, как помидорка. – И…маматвоямоивещипостирала…
- Фто? – переспросил, потому что не расслышал, но он смутился ещё сильнее.
- Маргарита Ивановна мои брюки и рубашку постирала… мне идти не в чем…
"Шустро она", - меня пробрал такой смех, что я чуть чаем не захлебнулся.
Вытер губы полотенцем и повернулся к совершенно смущенному парню.
- И чего ты ржешь?
- Видел бы своё лицо, тоже поржал.
Он улыбнулся, хоть и прикрыл рот рукой.
Не знаю, чем всё это может закончиться, а представлять и строить догадки, я не хочу. Становится, ****ец, как страшно.   

 Глава 54. Вода

- Я уже третий раз за утро слышу какое-то бормотание, - Саша, подперев голову рукой, сидел, вытянув ноги мне под стул, и смотрел, как я ем. Меня это дико смущало, и нравилось одновременно.
- Какое бормотание? – повернул к нему голову.
- Вот это…слышишь?
Замер, вслушиваясь в тишину.
- У кого-то Nine Inch Nails играет …О, блин! Это же у меня, - он сразу убрал ноги, дав выползти из-за стола. - Не вздумай прибираться! 
- Ладно, - ответ, подтвердивший мои догадки.

Звонила Ники. И помимо этого, было ещё семь пропущенных вызовов. Все от неё.
«Всё хорошо. Всё хорошо, - повторял про себя, набирая её номер и слушая гудки. - Там ничего не случилось…»
- Интересно узнать, чем же так сильно занято Ваше Величество? – облегченно выдохнул, услышав раздраженный, но не плачущий голос.
- Спало, уставшее. Ты звонила, что-то хотела?
- Да, хотела, - Саша прошел мимо, показав жестами, что пошел в ванну.- Увидеть тебя в больнице.
- Там что-то случилось?
- Нормальный вообще?
- Не кричи! Я только встал, - Саша снова оказался передо мной. – Мама с Ромой вернуться и я сразу поеду, - и, прикрыв трубку ладошкой, спросил: - Ты чего?
- Полотенце…
«Что ж ты краснеешь постоянно?»
- Андрей?! Ты меня слушаешь или нет? – голос Ники всё больше срывается на писк.
- Слушаю, - и прошептал, отстранив телефон. – Они в шкафу…где-то…я принесу…
- Ладно, - прошептал он в ответ и ушел.
Она молчит.
- Ты здесь? – посмотрел на экран. – Ники?
- Здесь! – резкий ответ. Что происходит с этой девчонкой? – А у тебя там кто?
Мозг крикнул: «Не говори!», но с языка уже сорвалось:
- Саша.
- То есть?
- Так вчера получилось…
- Он у тебя ещё и ночевал??? – я не сразу осознал, кого мне напоминает этот писк. – Андрей, что с тобой творится?
- А что такого? – прижал телефон ухом к плечу, пытаясь вытащить свежее полотенце. – Ему плохо стало, не мог же я его  бросить?
- К себе, зачем потащил?
«Анжела…блять…я говорю с Анжелой…»
- А куда б я его дел?
- У него своего дома нет?
Подошел к ванной. В одной руке махровое полотенце, в другой телефон с негодующей подругой. Дверь не закрыта. Случайно. Специально. Я вижу зеркало.
«Нужно…повещать…щеколду…»
- Есть, - мой голос превратился в шепот. – Просто так получилось… - не вижу Сашу, но вижу его отражение.
- Интересно получилось!
- Прекрати истерить! – отвернулся и, спокойней произнес. – Я позже перезвоню…
- Анд…
Сбросил звонок и, отключил телефон совсем. На всякий случай.

Я стоял у приоткрытой двери и смотрел в зеркало, не задумываясь, видит он меня или нет. Мысль вообще была всего одна:
«У меня слишком…узкие…брюки…»
Вода, как тогда ночью, во время дождя, в том переулке, стекает по его телу. Только сейчас не ночь и на нем нет ни брюк, ни даже рубашки без пуговиц. На нем вообще ничего нет. И я вижу, как каждая струйка, катится по его изгибам. Шея, плечи, спина и ниже. Я невольно сглатываю и закрываю глаза. Ниже. Теряясь в ложбинке между его ягодиц.
Саша опирается обеими руками о стену и почти не шевелится, подставив лицо водным потокам. Полотенце падает на пол, телефон бесшумно летит сверху. Я делаю шаг и толкаю дверь. Он не шелохнулся, но я знаю, что он меня услышал.
Замедленная съёмка. Киношный термин. Банально. Но всё происходит именно так.
То, как подхожу, то, как он опускает и поворачивает голову, смотря на меня и хватая ртом воздух. То, как я протягиваю руку и, молча, касаюсь его мокрой щеки. То, как он улыбается и разворачивается всем телом. Всё это происходит так медленно, что сердце пропускает несколько ударов.
- Ты что делаешь? – теперь он задает это вопрос.
- Смотрю, - губы пересохли, но я не хочу, чтобы он заметил, как я волнуюсь. – Можно?
- Да, - шепчет в ответ.
Смотрю. При свете. На его мокрое тело, прислушиваясь к своим ощущениям.
«Хочу…»
Хочу прикасаться к нему. Хочу ощущать его кожу своей. Хочу ласкать и чувствовать насколько ему это приятно. Хочу…
Саша взял мою руку и осторожно, не сводя с меня глаз, положил себе на живот. Мягкий, теплый, нежный. Язык сам провел по пересохшим губам, когда я стал подниматься вверх. Нечем дышать. Пуговица уже просто впилась в живот, только я ничего не замечаю. Лишь чувствую. Чувствую, как он начинает учащенно дышать, и вижу, как его взгляд меняется. Я останавливаюсь и слышу короткое:
- Да.
Мы оба знаем, чем это закончится. В квартире никого кроме нас. Никто не помешает.
- Уверен? – могу лишь шептать.
- Более чем, - Сашин голос не отличается от моего.
Делаю шаг. Касаюсь его тела своим, и сердце снова пропускает удар.
«Боже…»
Сашины движения плавные и осторожные, когда он расстегивает пуговицу на моих брюках и касается молнии.  Он не сводит с меня взгляд, расстегивая ширинку и стягивая эти чертовы брюки вместе с плавками. Я жду, затаив дыхание, когда он решится.
Его ладони горячие, но тело вздрагивает, когда он берет и, сдавливая кожу, медленно двигает рукой. Одно прикосновение, а у меня уже почва уходит из под ног.
- Саша…- выдыхаю, притягивая его за шею и целуя. Нежно. Глубоко. – Что же ты со мной делаешь?
- Люблю…- отвечает он, всё так же осторожно двигая рукой у меня в паху.
Страх, волнение и дикое желание. Одни чувства на двоих.
Делаю шаг, выбираясь из белья. Второй, забираясь в ванну. Третий и я чувствую, как он дрожит, прижимаясь ко мне всем телом. Ещё шаг и вода накрывает нас обоих. Я чувствую, как она испаряется, едва попав на наши тела.
Сумасшествие! Такое безумное желание кем-то обладать, я испытываю впервые! Мыслей нет. В голове полнейший вакуум и звук его учащенного дыхания.
- Эндрю… - шепот, около самого уха, когда я обхватываю его одной рукой за поясницу, а второй поддерживая под попой, поднимаю вверх. Его ноги скрещиваются у меня за спиной, и я чувствую, какой он горячий. -… о, господи, - его стон, разливается по всему телу и я прислоняю его спиной к кафелю, продолжая целовать шею, плечи. Его пальцы в моих волосах, а ноги с каждым прикосновением всё сильнее вжимаются в мои бока. Губы. Он тянет меня за волосы и впивается в губы, слегка прикусывая нижнюю, и тут же проводит по ней языком. Резкое движение бедрами вверх и его стон, заставляет меня сделать глубокий вдох.
- Не кусай, - шепчу, слегка приподняв уголки губки.
- Хорошо, - тихо произносит он и нежно касается их кончиком языка.
Это не сон и не реальность. Каждое его движение, каждое моё прикосновение к его телу и дрожь проносится по всем органам, заставляя продолжать.
- Я хочу…- снова его шепот. -...тебя…- поднимаю на него взгляд, ожидая конца фразы. -…чтобы ты был во мне…
- Саш…- как холодной водой окатили.
- Пожалуйста, - опускаю его вниз, но он смотрит, прикусив нижнюю губу и обхватив руками за шею.
- Я не…- его губы, его горячее дыхание на моей коже. Сопротивляться бесполезно. Это всё равно будет. Рано или поздно.
Он медленно поворачивается, я обхватываю его руками и прижимаю спиной к своему животу.
- Сашенька, - шепчу на ухо и чувствую, как он вздрагивает всем телом, когда провожу языком по краю. – Мальчик мой, - он улыбается и ещё теснее прижимается ягодицами к паху. Мои руки скользят вниз и последние сомнения улетучиваются, когда он громко стонет и прогибается от моего прикосновения.
Все эпитеты и хвалебные речи. Все слухи и осторожные разговоры. Чушь. Ничто. В сравнении с истинными чувствами и ощущениями, которые испытываешь, обладая, проникая, двигаясь в желанном тобой теле.
Не сдерживая стонов. Пальцы рук переплетены до боли в суставах. Он вжимается в меня, заставляя проникать глубже. Пот смешался с водой, а в ванной, от нашего горячего дыхания практически нечем дышать. Кроме:
- Скажешь, если будет больно.
Ни слова больше и только мысль:

«Хочу…быть…»

Всё, в чем я себя убеждал, всё, во что я клятвенно верил и уверял, что такого никогда не произойдёт, рухнуло. Но никакого чувства сожаления не возникло. Всё заново. Мне всё придется осознавать заново. 


Рецензии
Потрясающе.очень понравилось, не могла оторватся. блезницы прелесть

Наталия Кан   03.01.2013 02:46     Заявить о нарушении