Аланта

                                                                                1. 
                                                                                        
Старая копейка безбожно грохотала и натяжно выла, преодолевая очередной ухаб.
«Да, это вам не автобаны», - подумал Ленька резко выкручивая руль и сбрасывая скорость. – «Сюда бы немца на его шикарном «Мерседесе». Посмотрел бы я на него! Здесь не зевай. Сколько лет собираются починить дорогу от райцентра, но так пока и не починили. Вот и приходится проявлять мастерство. Куда там ралли, что по телевизору показывают. Там одной технической помощи сколько. А здесь из всей технической помощи лишь свояк Димыч. С ним вместе и починяют старенький жигуль».
Машина миновала очередной поворот, Ленька резко тормознул и машинально заглушил мотор.
«Это же надо так! Еще бы немного и влетел в канаву. Пришлось бы идти пешком оставшиеся семь километров за Димычем и его трактором. Тьфу!».
Размышлять о перспективе, которую он только что удачно избежал, дальше не получилось потому как событие, которое отвлекло его от дороги, было таким, что впору вспомнить о своих традиционных корнях и перекреститься. Ленька не был сильно верующим, но когда у тебя на глазах происходит ТАКОЕ! Здесь самый закоренелый атеист может поменять мировоззрение.
Шапка медленно приподнялась вместе с волосами на голове у водителя копейки, открытая челюсть замерла в недоумении, а глаза округлились и увеличились до максимального размера, задуманного природой.
- Тьфу, пропасть! – Ленька выплюнул залетевшего в рот комара. – Свят! Свят! Свят! Сгинь нечистая!
Ленька попытался вспомнить подходящую к случаю молитву, но, по причине незнания, не вспомнил ни одной.
Тем временем минуло минут десять, а он все еще продолжал стоять на дороге целый и невредимый. Спохватившись, Ленька сел в машину и потихоньку тронулся в путь. Его распирало от желания поделиться только что увиденным с односельчанами. Желание это было настолько сильным, что Ленька отказался от заслуженного ужина и сразу по прибытии в село отправился к центру его культурной жизни.
Быстро загнав машину во двор, Леонид пошел вдоль улицы, направляясь к пошарпанному зданию неопределенного желто-зеленого цвета, которое было когда-то поселковым клубом. Именно здесь у клуба и магазина сельпо, куда завозили товары не чаще, чем раз в неделю, собирались люди, чтобы обсудить нехитрые поселковые новости.
- О Линенид! Чего такой всклоченный? – крикнул из-за забора дед Пахом.
- Некогда, - отмахнулся Ленька. – Здесь, дед, такие дела, что не твоего ума дело.
- Ты мой ум-то не меряй, - проворчал дед вслед спешащему парню. – Может, еще всякому сто очков вперед дам.
В другое время Ленька обязательно остановился бы, чтобы переброситься парой слов с дедом, но сейчас ему требовалась большая аудитория, чем одинокий дед Пахом и он поспешил к магазину.
Бабы судачили на крыльце сельпо, мужики курили в тенечке, обсуждая нехитрые поселковые новости и события в стране. Как без того? В самом отдаленном селении обязательно все в курсе того что было, есть и что будет в ближайшем и не очень будущем. Хороша ли политика Центробанка, будет ли год урожайным и как надо играть нашей сборной по футболу.
- А, Ленька, привет.
- Там! Там! – Леонид замахал руками. От массы впечатлений слова оставили его, но его всклоченный вид и выпученные глаза говорили сами за себя.
- Что там то? Ты ясно говори.
- Там такое! В общем, еду я из города! Как раз с Вороньей горой поравнялся! А гора вдруг задрожала, засветилась и поползла!
- Гора? Поползла? Да неужто так сразу и поползла? – переспросил Семен Ильич. Мужчина немолодой и серьезный.
- Ха-ха-ха! – мужики рассмеялись.
- Вот те крест, - Ленчик неумело перекрестился. Как еще подтвердить серьезность своих слов. Раньше было «честное комсомольское», но комсомол давно отменили.
- Ты часом пиво с водкой не мешал? – поинтересовался дядька Савелий. – Оно бывает, когда примешь не в меру…
- За рулем не употребляю! – немного обиженно сказал Ленчик. – А не верите зря! Тряслась гора!
- Так-таки вся и тряслась?
- Ну, может и не вся, а часть точно.
- Не бывает такого, - уверенно заявил Семен Ильич.
- А вот и бывает! – заявил подоспевший следом за Ленчиком дед Пахом. – Грунтотрясение называется! Сам по телевизру видел.
- Землетрясение, - поправил деда дядька Савелий. – Дед Пахом, ты сколько в наших местах живешь?
- Сколько себя помню. Тебя еще и на свете не было, -  авторитетно заявил дед.
- Что было, что не было, не о том речь. Вот ты скажи, было в наших местах хоть раз землетрясение?
- Так-таки не было согласился дед.
- Вот именно. Не бывает в нашей местности землетрясений. Вот и молодежь подтвердит.
- Таких исторических фактов не зарегистрировано, - подтвердил Андрейка парнишка семнадцати лет единственный в поселке пользователь интернета. Потому как со связью в Пантелеевке было неважно. На вся деревню – один телефон, действующий через спутниковую тарелку. Телефон был установлен по программе обязательной телефонизации всех населенных пунктов. Тарелка висела у дома Андрейкиных родителей по причине его удачного географического расположения. Считалось, что они за тарелкой приглядывают. По сей причине на интернет у Андрейки была преференция. Мобильники в Пантелеевке не ловили.
- Тряслась гора, я сам видел! – не соглашался Ленька. - Камни осыпались и стена стала ровной, будто тесаная!
- Не брешешь?
- Пфыр! – возмутился Ленька. – Если хотите, можете сами посмотреть! Здесь ехать-то! Рукой подать!
До Вороньей горы было семь километров, но Леонид был так убедителен, что мужики решили съездить и посмотреть на последствия феномена.
- Ну, смотри! Если набрехал…
- Савелий, твой дом ближе других будет. В твой уазик все поместимся, - предложил Семен Ильич.
- Меня! Меня не забудьте! – засуетился дед Пахом. – Я счас, только до дома добегу.
И дед засеменил к дому. Надо сказать, довольно резво для его возраста.
- Савелий, ты куда это на ночь глядя? – поинтересовалась супруга последнего.
- Какая ночь? До ночи мы с мужиками три раза успеем съездить туда и обратно.
Через пять минут он уже ждал на площади с заведенным мотором. Вскоре подтянулись и все, кто участвовал в разговоре. Даже дед Пахом прискакал. Он успел переобуться в сапоги и прихватить картуз. Андрейка сбегал домой и захватил фотоаппарат. Через минуту все они ехали к Вороньей горе.
- Эт да! – Семен Ильич удивленно почесал затылок. – Ты смотри, чего наворотило!
- Не сбрехал Линенид, - сказал дед Пахом.
- Поднимемся, посмотрим? – предложил дядька Савелий.
Посмотреть было на что: на высоте метров пятнадцати от земли от горы откололся кусок скалы (его обломки сейчас лежали у подножия). Скол был абсолютно гладким. По крайней мере, таким он виделся с того места, на котором стояли односельчане.
- Подняться можно, - согласился Семен Ильич. – Вот там справа склон не слишком крутой, а затем пройдем по уступу.
- Так чего же мы стоим, ек макарек?! – обозначил свою позицию дед Пахом.
- А ты бы, дед, лучше внизу оставался. Немолод уже, чтобы по горам скакать, - сказал Ленька.
- То не молод, то не умен. Я вам, молодым, еще сто очков вперед дам.
На уступ, однако, дед взобрался последним. Как он не бодрился, а возраст давал себя знать. Но, тем не менее, взобрался.
- Тю! Да это и не камень вовсе! – Савелий постучал по гладкой поверхности. – Железо! Как есть железо!
- Точнее металл. Может сплав какой, а может – нержавейка, - предположил Семен Ильич.
Металл был матовым, но на его поверхности не наблюдалось ни одной капли ржавчины.
- Откуда здесь металл?
- На дверь похоже. Вот, смотри, и ручка есть.
- Может это какой-то подземный бункер? Построили во время войны и забыли. Завалило его камнями а сейчас он выполз на поверхность.
- Не строили ничего здесь во время войны, - авторитетно заявил дед Пахом.
- А ты, дед, откуда знаешь? Ты тогда еще совсем малой был, - удивился Савелий.
- Малой не малой, а помню. Такое разве забудешь.
- Ну не в Великую Отечественную, так в гражданскую, - не сдавался Савелий.
- Ты еще про Напольена вспомни, - ввернул дед Пахом.
- Да, с бункером это ты погорячился, - решил Семен Ильич. – И значки какие-то странные. Андрейка, ты в школе языки изучаешь, ну ка посмотри по-каковски здесь написано.
Парнишка с умным видом еще раз осмотрел дверь, в том, что это дверь почти не оставалось сомнений. Точнее, целые врата метра два с половиной шириной и почти столько же высотой. Сверху врата были закруглены и образовывали правильную арку.
- Не, такое мы не изучаем. Это не английский и не немецкий и даже не иероглифы.
- Попробуем открыть? – предложил Савелий.
- А если там мина?
- А если там клад?
Мужики пару минут настойчиво спорили, обсуждая, что можно ожидать от таинственной двери. Конец спорам положил дед пахом.
- Вы как хотите, а я загляну. Я уже стар, минами меня не испугаешь, а посмотреть на клад хочется. А вы, молодежь, отойдите да постойте в сторонке.
Дед Пахом надавил на напоминающий ручку выступ и тот на удивлении легко повернулся. Дверь отворилась без всякого скрипа. Увы, клада за ней не было. Небольшое помещение напоминало грот с гладкими полированными стенами. Все стены были испещрены такими же непонятными значками, что были и снаружи. Метров через пять грот преграждали новые врата, на этот раз – резные. Врата были сделаны из того же непонятного металла, что и входные. Но сколько не дергал за их ручку дед Пахом, а за ним и его односельчане, вторые врата открываться не хотели.
- Эх, лом бы сюда! – вздохнул Ленчик.
- Лом?! Ты посмотри, какой массив! Такой монолит ломом не возьмешь. Толщина первых врат была около семи сантиметров. Вторые врата выглядели внушительно. Вряд ли они были тоньше.
- Может, автоген, - предложил Ленчик.
- А может, по шее? – предложил Савелий. – Ты посмотри, как здесь все сделано! Тонкая работа, а ты с автогеном! Может, это памятник исторический!
- Ученым сообщить надо, - авторитетно заявил Андрейка. – И вообще, поместить новость об этой находке в интернете.
Он защелкал фотоаппаратом, снимаю грот и таинственные надписи на его стенах. Минут пятнадцать мужики еще удивленно рассматривали странную находку, после чего отправились в обратный путь.
Новость об удивительной находке мигом разлетелась по округе. Сначала среди жителей Пантелеевки (почти каждый из них счел своим долгом посетить странный грот), затем новость дошла до райцентра. Райцентр разнообразием достопримечательностей не был шокирован. Край имел свою историю, имел и этнографический музей. Но все это было уже давно. Те, кто хотел, успели познакомиться с имеющейся экспозицией. Некоторые – не один раз. А здесь новинка, странная и непонятная. Поэтому паломничество к вратам было довольно оживленным. Не обошлось и без курьезов: два бомжа хотели с помощью кувалды отломать дверь врат с целью сдачи ее в металлолом, но были сурово осуждены местным обществом охраны памятников старины и наказаны путем выражения им общественного порицания в не совсем корректной форме и реквизирования преступного инструмента. То есть кувалды. Вратам, надо признать, это покушение не причинило никакого вреда, но повлекло за собой появление около них на скале таблички «Памятник старины. Охраняется государством». Врата даже приезжало снимать местное телевидение, чем немало порадовало жителей Пантелеевки и особенно Ленчика, как первооткрывателя грота.
А потом все изменилось. Сначала приехали ученые. Разбили походный лагерь, любопытных к гроту не пускали. Все облазили с какими-то приборами. Вдоль дороги установили ограждение. Жители Пантелеевки же получили новую тему для обсуждения.
История эта получила очень неожиданное продолжение. Но еще до того, как оно явило себя миру, случилось одно любопытное событие: шел как-то Ленька по селу, как обычно, мимо дома деда Пахома.
- Линенид, ты куда спешишь?! – дед выглянул в окно. Против обыкновения, сегодня он в доме, а не на улице возле него.
- Дела, дед Пантелей, - отозвался Ленька.
- Дела не колесо, сами не укатятся. Ты, слышь, глянь че по тельвизру показывают.
- И что там?
- Находка наша, вот что!
Ленька поспешил к деду Пантелею. По телевизору и в самом деле показывали что-то очень похожее на обнаруженный им грот.
- Не, это не наша находка. Слышишь, дед, не по нашему говорят, а затем переводчик рассказывает, о чем речь.
- Так может иностранцы приезжали находку нашу снимать.
Кадр сместился, вместо грота с надписями показывали горы.
- Не, не наши горы, - заявил Ленька.
- Не наши, - согласился дед Пахом.
- Мы рассказывали об удивительной находке в Альпах, - вещал комментатор с экрана телевизора.
- Так это же Альпы. Точно не наши горы.
- Альпы? Енто какая же страна?
- Австрия или Швейцария. Кто сначала смотрел? Надо было слушать, о чем говорят.
- Так ить, пока я с тобой разговаривал…, - оправдывался дед.
- Ладно, может, еще повторят. Это что же получается, такой грот не один?!
Леньке было немного обидно от того, что его находка оказалась не такой эксклюзивной, как он на то рассчитывал. Однако, новость интриговала, будила воображение и добавляла новую тему для всенародного (в масштабах поселка) обсуждения. Но актуальной была она недолго, поскольку за ней последовали события куда более удивительные.


Рецензии
С НОВЫМ ГОДОМ, Валерий!!!

Я желаю тебе улыбок
Самых искренних, добрых и светлых
Столько,
Сколько в небе блестящих снежинок,
Сколько хвои у ёлки на ветках!
Я желаю тебе удачи
И успехов во всех начинаниях,
Чтоб решались любые задачи
И чтоб сердце дружило с сознанием!
Я желаю тебе в доме мира,
Пусть мечты непременно сбываются,
Все обиды, болезни ненастья пусть уходят
Не возвращаются!
Я желаю тебе достатка,
Пусть растёт он и умножается,
Пусть дела твои будут в порядке,
Ну, а жизнь всегда улыбается!
Я тебе желаю здоровья
И конечно же рек вдохновения,
Чтоб любилось.., мечталось.., моглось..,
Открывая пути устремлениям!
А ещё я желаю счастья
Для тебя и для всех твоих близких
Да такого.., чтоб всё искрилось
В ваших душах кристально чистых!
С НОВЫМ СЧАСТЬЕМ!!!

Наталья Колопенюк   31.12.2012 11:35     Заявить о нарушении
Такое пожелание, просто нет слов! СПАСИБО! С Новым Годом!
Читаю Ваш прикрасный стих
Пронизанный приязни тоном
Он как звучанье камертона
Что задает нам позитив!

Валерий Афанасьев   03.01.2013 05:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.