Я полюбила киллера

Впервые в жизни мне стало страшно, когда я увидела дуло пистолета у твоего виска.
Отчаяние, хлынуло наружу, и ты решил, что больше не в силах справляться. Боялся проиграть. Глупый, думал, что я брошу тебя, если почувствую в тебе, хоть какую-то слабость. Хотя твоей единственной слабостью оказалась я.

С самого начала я подозревала, что смогу стать причиной краха твоего собственного мира. Но я не думала, что когда-либо увижу тебя в таком состоянии. На самом же деле, это ты разрушил мой мир.

Ты отчужденный. Ты жесткий. Ты властный. Ты порочный. Ты холодный.
 
Ты нежный. Ты заботливый. Ты надежный. Ты бесстрашный. Ты восхитительный и только мой.

До этого момента, все эти качества сочетались в тебе причудливым образом. Но в твоей жизни произошел «перелом» и им стала я. Сейчас, я уверена, что моя жизнь  - твое наказание. Началось все 4 года назад, когда мне было 18. Я должна была унаследовать компанию отца, и хотя эта перспектива меня не радовала, потому что я всегда мечтала стать архитектором, я знала, что это моя обязанность -  продолжить дело моей семьи.

Моя внешность никогда не выходила за рамки идеальной красоты. Я была более чем обычной, и, зная это, отдавала уйму времени учебе и самосовершенствованию. Одним словом книги потолще – пребывание в этом мире покороче. Но в один прекрасный день я увидела тебя, стоящего у входа в библиотеку, небрежно прислонившегося к входной двери. Когда я попыталась обойти тебя, ты перекрыл дорогу, и я осмелилась взглянуть тебе в глаза. Их синий цвет сразу отвлек меня от всего, что происходит, и я просто молча, стояла и смотрела на тебя. Когда я опомнилась от твоих бездонных, как океан глаз, то тут же «наткнулась» на губы, бороться было бессмысленно.
- Вы Симона?
-Да,- застенчиво ответила я. Твой голос был такой обволакивающий, стальной, но приятный, внушающий доверие.
- Вас было не просто найти. – После этого я все-таки обрела способность мыслить и «оторвалась» от твоих губ.
-Кто Вы? И зачем я вам нужна?
- Меня зовут Габриэль Янгблад, и я заинтересован в вас, потому что вы наследница компании «Memento Mori». – да это было практически омерзительно, потому что меня давно раздражали все, кто смотрел на меня как на богатенькую, избалованную девчонку, а не как на человека, достигшего успехов, своими мозгами и огромными усилиями. После этой фразы, я решительно вздернула подбородок и взглянула на тебя. Ты не казался мне человеком, нуждающемся в деньгах. Твоя одежда говорила сама за себя, впрочем, как и часы за десятки тысяч долларов. От тебя шла какая-то аура власти, и я не могла заставить себя думать, что ты столь же мелочен как и остальные, окружающие меня люди.
-Заявка, конечно, отличная, но что конкретно вы от меня хотите? – огрызнулась я, во мне почему-то снова вспыхнула ярость.
- Похоже, вы не такая послушная девочка, какой я вас представлял. – Твое заявление, что я ребенок, еще больше меня вывело, и я готова была уже развернуться и уйти, как вдруг я услышала твой волшебный голос.
-Простите, я был груб. Но мне нужна ваша помощь, пройдемте со мной в мой офис и мы обо всем поговорим.
 
Я не знаю, почему я согласилась пойти в офис с совершенно незнакомым мне человеком, это было как наваждение, и мои мозги словно отключились, и я решила поверить в сказку.  Что ж надежды мои разбились как только, я переступила порог твоего кабинета. Вообще мне было сложно представить себе, чем может заниматься твоя фирма. Сам офис находился на подземных этажах, и больше походил на бункер, хотя было видно, что денег сюда вложено не мало. Одна система безопасности чего стоит, со сканированием  сетчатки глаза и прочими «наворотами», которые мне не суждено понять. И вот я добралась до кожаного кресла в твоем кабинете и решилась, наконец, задавать вопросы.
- Чем вы занимаетесь мистер Янгблад?
- Мы дойдем до этого, Симона – произнес ты и впервые улыбнулся.
- Ну, тогда может, вы уже соизволите мне объяснить, что происходит?
- Как я и сказал, я заинтересован в вас, как в особо важной персоне.
- Это, конечно, приятно, но такие объяснения меня не устроят. Поэтому либо вы мне говорите, для чего я вам нужна, либо я незамедлительно покидаю это «чудесное местечко».
- Мне нужно, чтобы вы отказались от компании вашего отца – без тени смущения произнесло воплощение наглости.
- Отлично, мистер Янгблад, а мне нужно чтобы вы слетали на Марс, и привезли мне оттуда кусочек земли, что скажете?
В ответ я получила нагловатую ухмылку, впрочем, я и сама ели сдерживалась, чтобы не засмеяться, столь абсурдным казался наш разговор.
- Что ж, тогда мне пора объяснить, чем занимается моя фирма, Симона. Вы, неверно оценили ситуацию. Это, вы, сейчас у меня в руках, причем в прямом смысле. Если не вдаваться во все тонкости моего ремесла, то я вам скажу, что я киллер. – Произнес ты и снова улыбнулся, на этот раз слегка встревожено.
- Смею вас расстроить, но у вас скверное чувство юмора, мистер Янгблад.
- Я похож на человека, который шутит? Или мне для пущей убедительности, стоит приставить пистолет к вашей очаровательной головушке?
Пока я пыталась «переварить» выданную тобой информацию, ты оказался у меня за спиной, и я почувствовала, как холодная сталь прикоснулась к моему затылку. Не понимаю почему, но я вообще не испугалась. Наверное, это было что-то нервное, но я продолжала размышлять о том, как мне выбраться, вместо того чтобы трястись от страха.
- Впечатляет, ты совсем не боишься меня. Помни, внешность обманчива.
- И кто меня заказал? – внезапно спросила я.
- Какая разница, через пару минут тебя не станет. Может, хочешь оставить папочке послание или еще какую-нибудь сентиментальную чепуху?
- Нет, не хочу. И ты не ответил на мой вопрос. Я хочу знать кто.
- Оливер Фергюссон, довольна?
- Господи, этого не может быть. Оливер не смог бы, да ему же 18 лет! Он мой лучший друг с детства! Ты врешь! – наконец я сорвалась.
- Прошу прощения, Оливер Фергюссон старший. Ему давно мешает компания твоего отца.
Это было хуже, чем то, что я сейчас могу умереть. Предательство самых близких, вот уж не думала, что мне доведется почувствовать это на себе. Я надеялась на то, что Оливер младший не знает о делах своего отца. Господи, да я верила этому человеку всю свою жизнь, я в конце концов испытывала романтические чувства по отношению к нему. А оказалось, что его отец хочет убить меня, чтобы разрушить все то, что мой отец строил долгие годы.
- Почему вы не стреляете мистер Янгблад? Вообще к чему все это? Вы могли бы убить меня, когда я бы не знала о вашем существовании. Если я не ошибаюсь киллеры должны работать «чисто».
- Вы молоды Симона, и по сути дела ни в чем не виновны. А я привык расправляться с негодяями, но никак не с 18-летними девчонками. Я предлагаю Вам еще раз, откажитесь от компании вашего отца. Для всех так будет лучше.
- Я не могу. Это все что осталось от папы. Пусть компания лучше достанется заместителю отца, он порядочный человек и я ему верю. Чем Фергюссонам.
- Вы совершаете ошибку, Симона.
- А вы, чертовски, много говорите, вместо того, чтобы выполнять свою работу. Отца тоже вы прикончили?
- Нет. Он умер от сердечного приступа, это правда.
Через секунду я перестала ощущать холодный металл у себя на затылке. Как потом ты мне говорил, ты стал моим целиком и полностью в тот самый момент.
- Вам лучше идти, Симона, пока я не передумал.

Я не стала терять время, я молниеносно выскочила из твоего кабинета и бросилась на улицу. Еще через час я оказалась дома. Нужно было срочно думать, что делать. Я позвонила вице президенту компании, Полу Найту. Он был, единственным кому я доверяла и по сути дела, только он мог мне помочь сейчас. Я рассказала ему все, что произошло и мы отправились с ним в полицию. Спасибо Полу и его связям, через несколько часов полиция поехала в «офис» мистера Габриэля Янгблада. И, конечно, же, никого уже там не было. Да и «офиса» то не стало. Нам с Полом пообещали, что его будут искать, но спокойней на душе не стало, потому что Фергюссона «прижать» мы не могли. Мне пришлось переехать к Полу, хотя бы сейчас его холостяцкая жизнь помогла нам. Он очень хороший человек, и я очень благодарна ему до сих пор, за все, что он сделал. Не смотря на то, что он не был стар, он вел себя, действительно, по – отечески.
  В свои 36 лет, он был образцом истинного сердцееда. Со своими почти черными глазами, смуглой кожей и роскошной гривой цвета янтаря, он был похож на Апполона. К тому же богат и умен. Что еще, как говорится, нужно? Он знал себе цену, точнее не знал, поэтому считал, что никто из женщин его не достоин, по крайней мере, пока он никого не встретил. Но его отношение ко мне было совершенно иным, и я была рада, что после смерти моих родителей у меня остался хотя бы один близкий мне человек, который меня ценит, любит и заботиться обо мне.
Прошло почти полгода, дела окончательно наладились, потому что Фергюссона арестовали, и думаю, он либо выйдет 89- летним стариком из тюрьмы, либо не выйдет вообще. Оказалось, он был причастен к 4 убийствам. Я решила, что пора вернуться домой. Хотя после того, как я пожила с Полом, не хотелось оставаться одной в огромном доме, но злоупотреблять гостеприимством было больше нельзя. К тому же пару раз мне довелось застать его за самым «интересным времяпровождением» после чего он отшучивался, а я чувствовала себя крайне неловко.
Я зашла в холл своего дома, осмотрелась и приняла решение, что стоит подыскать себе жилье поменьше и поудобнее. Я была снова одна, и мне ни к чему было 390 кв. метров. Неделя выдалась не самая простая, потому что мне все чаще нужно было совмещать учебу с работой, хотя пока я только смотрела, что и как делается в отцовской компании, приходилось мне нелегко, если учесть, что я училась на архитектора, а компания была торговой.
Я поднялась наверх, в свою спальню и замерла в дверном проёме. На кровати сидел человек, одетый в черный свитер с воротом и черных брюках. Он повернулся, и я увидела уже знакомое мне лицо.
- Мне кажется, или ты не рада меня видеть? – произнес ты и одарил своей обезоруживающей улыбкой. Моя реакция была незамедлительной, я бросила сумки, которые держала и бросилась вниз по лестнице, но ты был сильнее, быстрее и умнее. Ты смог перехватить меня на половине моего пути, схватил за руку и с силой толкнул, так что я отлетела к стене. Затем ты прижался ко мне всем телом, и когда я попыталась ударить тебя, ты схватил меня за руки. Твое лицо оказалось в опасной близости от моего. Мне было тяжело дышать, а ты улыбнулся и потерся носом о мою шею. Мурашки тут же предательски забегали по спине.
- Ты замечательно пахнешь, Симона. Как и тогда, при нашей первой встрече, этот аромат. Я никак не мог его забыть.
- Что на этот раз мистер Янгблад? Снова решили меня убить?
- Нет, я пришел к тебе не по работе.
- Тогда смею вам сообщить, что вы незаконно проникли в мой дом, и напали на меня.
- Я? Напал? – не смеши, я пришел поговорить, но если я тебя отпущу, ты меня не станешь слушать и сбежишь.
- Я вся во внимании.
Ты наклонился еще ближе, и твои губы оказались на моих. Я пыталась отвернуться, но ты не давал мне этого сделать. А потом сердце екнуло, и я поддалась твоему очарованию. Поцелуй казался длится вечно, я уже начала задыхаться, но ты все-таки отступил.
- Ты нужна мне, Симона.
- Опять? – произнесла я и усмехнулась. – Вы повторяетесь, мистер Янгблад.
- В этот раз ты нужна мне не из-за того кто ты, просто я хочу быть рядом с тобой. Хочу защищать, хочу целовать, хочу любить, хочу быть любимым.
- Вам придется нелегко, потому что, прежде всего вам нужно защитить меня от себя!
- Прекрати мне выкать.
- Габриэль, что ты несешь? Ты себя слышишь? Что ты предлагаешь? Я тебя абсолютно не знаю! Точнее я знаю одну, самую важную вещь. Ты убийца. И почему я должна верить тебе?
- В этом вся проблема? В том, что я киллер?
- Аахахах, действительно, это такая мелочь!
- Значит,  ты меня любишь, тебе не нравится моя профессия? Я брошу свою работу.
- Что? Ты издеваешься? Ты убивал людей!
- Только плохих, и я тебе это уже говорил.
- Ну, конечно, а убийцы не умеют врать!
- Я хочу быть с тобой. Позволь мне. Дай мне немного времени. Я заслужу твое доверие, я брошу то, чем я занимался.
Ты провел своей теплой ладонью по моей щеке. Та нежность, которая исходила из тебя все быстрее и быстрее меня окутывала. В твоих глазах я видела любовь и искренность. Мое сердце колотилось так, что становилось тяжело дышать. Ты ослабил хватку. Одного твоего прикосновения и теплого взгляда хватило.
- Господи, Габриэль… - произнесла я, обняла и продолжила наш поцелуй.
Стоит ли мне говорить, что я так тебя полюбила, что смогла заставить себя переступить через принципы, и поверила в тебя? Ты, в свою очередь, перестал заниматься своей «работой». Эти четыре года, которые я провела с тобой, казались мне раем на земле. И не, потому что мы жили в красивом доме, и не, потому что ты дарил мне подарки, и не, потому что моя компания процветала. Я уверена, что если бы ничего этого не было, я все равно бы купалась в лучах счастья, лишь потому, что ты рядом. Каждый раз, когда ты произносил «я люблю тебя» мое сердце вздрагивало, и мне казалось, что оно медленно пробирается к твоей душе и остается с тобой.
Медленные поцелуи. Томные взгляды. Страстные объятия. Искренние слова.

Чувство эйфории, не проходило никогда. И чем больше ты был рядом, тем сильнее  я тебя любила. Возможно, я впервые в жизни, так безгранично и целенаправленно отдалась человеку. Даже если бы я могла обнимать тебя всю жизнь, мне бы не хватило этого времени.

Все это было до нынешнего момента. Сейчас я стояла рядом с тобой. Ты держал пистолет у виска, и у меня впервые в жизни возникло желание, смириться. Раньше я готова была бороться до последнего, но не сейчас.
- Гарбриэль, убери пистолет.
- Только, если ты пообещаешь меня простить. Я не смею просить остаться со мной. Но я умоляю тебя, подари мне хотя бы прощение.
Я знала, как должна поступить. Но мой разум сопротивлялся с сердцем.
- Я прощаю тебя, а теперь отдай мне пистолет – медленно проговорила я. Пистолет выскользнул из твоей руки, и упал, разрушив тишину в комнате. Сделав пару шагов вперед, ты вздохнул и потянулся ко мне.
- Симона, выслушай меня. Когда я убивал его, я и понятия не имел, что полюблю его дочку сильнее, чем собственную жизнь! Откуда мне было знать, что карма сыграет со мной в злую шутку!?
- Ты врал мне все эти 4 года, ты знал, что я не приму тебя, если выясню, что ты убил моего отца. Ты отравил его, а врачи списали это на сердечный приступ. Не ты ли мне говорил, что не убиваешь порядочных людей? И не смей даже заикаться о том, что мой отец плох. Господи, тогда, когда ты пришел за мной, я правильно сказала, ты обыкновенный убийца. А меня, глупую, просто было заполучить. Я простила тебя, но себя я никогда не прощу. Я люблю человека, который убил моего отца. Это неслыханно.  Я больше не хочу тебя видеть, слышать, даже знать о твоем существовании. Ты не сможешь мной играть. И фокус с пистолетом у виска больше не сработает.
Когда я развернулась и вышла из комнаты, то поняла, что потеряла ту единственную нить, которая держит меня на земле. Мое состояние нельзя описать словами. Эта безграничная боль в груди, этот комок в горле, эти трясущиеся руки. Но я даже заплакать не могла, настолько мне было плохо. Казалось, что я не почувствую ничего сейчас, даже если меня искромсают на кусочки.
Через десять дней я получила письмо от тебя. Сначала, я хотела сжечь его, не раскрывая, но так и не смогла это сделать.
«Я люблю тебя.
        Люди всегда уходят.
             Обещаю, я не вернусь.
                       Твой Габриэль»


Рецензии