Гл. 14. Но вновь обдаст горячая волна

                   
                                    «…НО ВНОВЬ ОБДАСТ ГОРЯЧАЯ ВОЛНА.
                                          ЖИЗНЬ —
                                          ВЕДЬ МОГЛА Б ПРЕКРАСНОЙ БЫТЬ ОНА…»


   В заголовке — Валины строчки. Как  и перед каждой главкой в этих моих записках.*

   Треснул горшок — и то впрок…
   Наступает момент, когда жизнь видишь как сверхценность.

   Пока жив, хоть что-то для жизни наверняка можешь сделать.
 
   Хоть сколько-нибудь помочь в трудные месяцы болезни внуку.

   Хоть сколько-нибудь подтолкнуть выход хорошей  книги о Пушкине. Еще к юбилею Пушкина мы с Валей — вместе с рассыпавшейся теперь нашей редакцией— подготовили к печати  книгу Александра Лациса, но выпустить Валя ее не успел: дефолт, Валина болезнь, смерть…
  После этого три года промарьяжилась книга «заботами» Натальи Ивановны Михайловой: она к  Лацису  и при жизни не благоволила,  даже выступать в нашем, московском музее Пушкина ему в последние годы не давала — влияния на умы неординарного слова Лациса о поэте боялась. А он еще и потрясающим рассказчиком был. По чиновничьи  блюдет эта  дама только собственное влияние, даже  малопристойными способами. Примеров и с другими авторами — не один и не два.
 
  Пушкинские дела  требуется подталкивать, начатые  вместе с Валей несколько лет назад… Еще в 99 году Валя организовал в ЦДЛе встречу  специалистов и публики по поводу состояния  усадьбы Пушкиных в селе Синево. Уже было понятно, что для своевременного восстановления  дома М.А. Пушкиной –Ганнибал в Захарове  наша газета и каждый из нас сделал все, что мог, и дом будет воссоздан .А после  200-летия Пушкина, продышавшись,  мы, т.е. «Автограф»  готовились переключиться на проблемы Синево, исторически драгоценного места, прямее прямого — по мужской линии — с Пушкиным связанного.  Но жизнь нашу  в 99 сверх выносимого  залихорадило… А без Вали…
   Прошлым летом получилось съездить в Синево, благо дорога на Истру,  с которой оно соседствует, по нашим понятиям, исключительно хороша для машины, и недалеко это совсем. После поездки трое суток, не отвлекаясь ни на что другое, сочиняла я письмо Громову, губернатору Московской области, поскольку Синево — уже область, и, соответственно,   компетенция Громова.
 Короче — приведу здесь и это письмо, и весьма достойный ответ на него, подтверждающий  дельную репутацию Громова.

————————————
* Кроме  гл. 10 и 13
                                                                                             


103070 Москва, Старая площадь,6.


                                                         Губернатору Московской области
                                                         Громову Б.В.


                              Уважаемый  Борис  Всеволодович!


…Представьте себе:  в часе езды от Москвы, слева от шоссе — обетованная и туристская Истра. На три-пять минут далее  справа — иначе, как владения бывшего совхоза, а теперь АО «Бужарово», — земли, словно ничем  более и никому  не известные. Никто, кроме «узких» и бесправных специалистов,  не желает помнить, сколь судьбоносными были эти земли и для истории Руси, и для культуры России. Не желают  нынешние  здешние граждане и понимать, сколь замечательными          ( « и для духа, и для брюха»)  могут стать эти земли в наши дни.
    Ни  « культурная»  общественность,  ни  «вездесущие»  средства массовой  информации,  ни  властвующая администрация разных уровней  не желают помнить, что много  веков подряд  место это  называлось «Мушков стан»,  что отмечал его еще Иван Калита,  что в том же Х1У веке - в начале ХУ   в течение почти двух десятилетий бывала  здесь с семейством Евдокия, вдова Дмитрия  Ивановича Донского, внука Ивана Калиты, Великого князя Московского, в свои тридцать лет победившего Мамая,  сделавшего Москву белокаменной… А правил  волостями и селами всей ближайшей  Звенигородской округи их сын  — второй по старшинству — Юрий.
   В ста метрах от нынешнего асфальта на холме среди пашни — крошечный островок зеленой поросли— точка, где стояла церковь Святой Троицы — центр древнего  Мушкова стана. И был, конечно, при ней  погост. Мушков погост. А священники этого прихода  знали и Рюриковичей, и …Пушкиных.  Пушкиным отпускали грехи,  отпевали усопших.  И так — века.
   Семью Пушкиных  их «родовое богомолье» — Троицкая церковь—  могла знать  даже раньше, чем великокняжескую. Потому что умер Дмитрий Донской 39-ти лет,  в 1389 году.. А один из потомков Пушки  боярского рода Акинфовичей  ( род восходил к легендарному Ратше), хорошо известного Великому князю Дмитрию, переселился  на эту границу Московского княжества, покинув враждебное  Москве  Тверское, именно в результате разносторонней, укрепляющей Москву, хозяйственной и политической деятельности, начатой Иваном Калитой, продолженной Донским.
    Выходцы  из раздираемых распрями земель привлекались  к  московским  возможностями мирного не притесняемого процветания.
    И понятно, почему  в приправочных книгах  ( до нас дошедших, а сколько — не дошло!) с 1562 года фамильная Пушкинская вотчина обозначается уже как «старинная». То есть переселиться Пушкины сюда могли — самое малое — до 1389 года..
   И…
   Уже и Дом Романовых  историческим становился,  по мужскому корню в очередном колене Пушкиных-москвичей прославился уже юный поэт, похвалу Державина получил,  а владения   «Мушкова стана», прежде всего, центральную усадьбу  и  село Синево  ( «Синее тож»),  все Пушкины держали. Конечно, на тот момент  старший из шестисотлетних дворян Пушкиных. Им был Николай Львович — старший брат Сергея Львовича Пушкина — отца поэта. Иначе сказать:  отец и родные дядья поэта  выросли в  поместье деда поэта. А выросши, не могли  своих детей сюда не привозить.
   Саша, Александр Сергеевич Пушкин,   не мог здешнего места не знать. Во всяком случае, пока бабушка Мария Алексеевна не купила поместья неподалеку от Синева —  в Захарове,  малышню Пушкиных вывозили на лето определенно. И определенно — не в далекое Михайловское, не в далекое Болдино.  В связи с этим (пока ненаучным)  предположением,  также  нельзя не подумать и о том, —хорошо подумать,—  куда, кроме  Захарова,  мог заезжать перед женитьбой тридцатилетний  поэт: от любимого (бабушкиного, по матери) Захарова  до ( дедушкиного, по отцу)  Синева  на лошадях — час езды.

   Не  стану называть имени автора горького четверостишия, которое ходит среди людей:

                          Память о Пушкиных залита жидким дерьмом.
                          Место гробов распахали, засеяли рожью.
                          Милая Родина, думаю я об одном:
                          как же нам жить, если такое возможно?

         Теперь —  помимо «лирики».

   1. Сохранился   регулярный усадебный парк середины ХУ111 столетия, с аллеями, с обваловкой, с затеями в нем.Сохранился  пруд усадьбы («Синево на пруде»), зафиксированный в документах ХУ1 века.Сохранилась планировка  населенного пункта. Парк и пруд — редкостные, уникальные, даже по нынешним развернутым  знаниям о характере русских усадеб.

   2. Площадка в парке, где стоял дом деда поэта,  в1982 году была выделена местной администрацией под частную застройку.  Именно в  мемориальной сердцевине стоит нынче одноэтажный кирпичный домик. Белый камень  от фундамента и цоколя Пушкинских построек использован для устройства погреба-подполья в нем

   3. Только что, в 2002 году (работы еще продолжаются), на  территории парка возник еще один  частный жилой дом — работников фермы АО«Бужарово»  Натальи  и Петра  Москалевых.  Не понятна  при этом роль районного архитектора, отдела культуры, землеустроителей.

   Что нужно сделать в первую очередь?

— Срочно включить усадьбу  Синево в список объектов культурного наследия, охраняемых государством.

— Вывести земли мемориальной усадьбы из современного хозяйственного пользования.

— Аналогично  —  и по Мушкову погосту.

—Срочно создать проект охранных зон комплекса  «Синево, Мушков погост» и соединяющей их древней мощеной дороги.
—  Предложить нынешним владельцам частного дома, поставленного на фундаментах Пушкинского,  Николаю Васильевичу Клементьеву и его сестре  Раисе Васильевне Дорофеевой (инженеру-технологу Истринского филиала ВНИИЭМ)  другой участок земли тут же, в  Синеве, построить им аналогичный дом и  компенсировать труды в саду , в огороде. Объективно  эти расходы даже для бедной Московской области невелики.

— Срочно ликвидировать  новейшую ошибку местных властей, допустивших превращение ветхой деревянной конторы Синевского отделения АО «Бужары» в современный дом  Москалевыми. Компенсировать им  затраты, как и  Клементьевым.

   Расположение Синево  таково, что  здесь  возможно  безболезненно для охранной зоны создать  великолепный  международный   Туристский комплекс, который  быстро окупится.

                    Надеюсь, Борис  Всеволодович,  на Ваше понимание изложенной выше ситуации и на Вашу помощь в нормальном для нормального государства  ее  разрешении.
                    Простите,  пожалуйста, за то, что письмо получилось длинным.

Г.Г. Сорокина,
гл. редактор 
пушкинской газеты «Автограф» (выходит с 1994 г., прилагается №22).   
                                                                                 

    25 августа 2002 г.
    Москва, Можайское шоссе,33, кв.44
    Телефон — 443 48 41.



   Уважаемая Галина Георгиевна!
Министерство культуры Московской области информирует Вас, что в соответствии с Федеральным законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25.06.2002 г. № 73-ФЗ приказом Министерства культуры Московской области от 19.03.2003 г. № 141 объект - Памятное место - усадьба «Синево» - родовое владение Пушкиных, 15-19 вв., расположенное по адресу:
Московская область, Истринский район, д. Синево, отнесен к выявленным объектам культурного наследия.
В соответствии со ст. 18 (п.8) Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25.06.2002 г. № 73-ФЗ выявленные объекты культурного наследия до принятия решения о включении их в реестр подлежат государственной охране.


             Министр культуры Правительства Московской области
                                                                                                        Г. РАТНИКОВА



…Пока жив,  хоть сколько-нибудь можешь отозваться на добро, собрать в горстку физические и душевные силы.

   Без Вали,  но к 70-летию Вали тоже можно пытаться приуготовиться.  Пытаюсь.
Собрала в дискеты прозу неопубликованную: рассказы и повести (восемь сочинений) «Одно к одному», 1-ю часть второго тома «Тезея», серию эссе «Пятое измерение» ( три эссе из серии опубликованы, но Валя целостной видел ее).
Собрала  для однотомника стихи ( опубликованные и неопубликованные). Нормального однотомника он не дождался при жизни. Собрала, конечно, далеко не все, потому что все  бумаги со стихами пересмотреть и все стихи в компьютер ввести — сил не хватает. Перевела на лазерный диск, хоть и плохонькую, и небольшую, но все-таки аудиозапись, чтобы голос Вали, читающего стихи, не утратить.   …Эти записки, какие-никакие,  как-никак тоже делаю:  главная ценность в них —  часть Проталинского дневника; свой дневник 97-98 года в компьютер ввела, там Валина жизнь тех месяцев — на каждой странице.

…Голову сломала, прикидывая, как смочь хоть что-нибудь Валино к ноябрю издать, хотя бы в интернете опубликовать…Денег-то нет и не будет. Настойчиво советовали некоторые знакомые обратиться за помощью ради памяти Вали (который  никогда не перекладывал наших денежных проблем на других!) и в организации, и к состоятельным лицам. Пересиливая себя, создала несколько попрошайнических писем, отправила…
   Из копий этих писем, похоже, и составится эта главка. Попрошайничеством занимаюсь с декабря прошлого года. Вот уж, действительно, не зарекайся от сумы. Но ведь обязана я хоть что-то все-таки предпринимать! До юбилейного  12 ноября всего ничего времени остается, если учесть, что сегодня 25 мая.


                               СПРАВКА  О ПРОТАЛИНЕ


 Валентин ПРОТАЛИН (12.11.1933—21.03. 2001), поэт, прозаик,переводчик, издатель — москвич, выпускник  МГУ им.Ломоносова. В 60-е годы работает в «Московском комсомольце», в 70-е — в журнале «Знамя»,
в «Литературной газете». С 1976 года — «свободный художник».
 В 90-х —2001 г.г. издает журнал «Культура и свобода», Блока, Белого.., «Автограф».Пушкин: неизвестное об известном», пушкинскую  газету «Автограф».
  Изданные сочинения Валентина Проталина: «Из осенней тетради» — «Советский писатель», М. 1972—стихи, «Запоздалый апрель»—«Советский писатель», М.1978,—стихи, «Письма с дороги»—«Молодая гвардия»,М.1978— стихи, «Голоса дорог»
«Язычи»,Баку,1980—стихи, «Завтра двадцатое» — «Советский
писатель»,М.1989—роман, «Лабиринт, или Сказание о Тезее»—«Советский писатель», М.1992—роман, «Как с тенью собственной борюсь…»—РПБ, М.1995—стихи, «Смута в Турусино, или Коробок спичек» — ненаучно-фантастический роман— «Автограф», М.1997.  Книги поэтов Азербайджана, Молдавии  в переводах Валентина Проталина изданы в Москве в 80-е годы.

 Неизданные основные сочинения: «Одно к одному» — рассказы и повести   ( 8 житейских историй, 1975-1989), часть цикла эссе «Главное о главном» (культура, этика, нематериальное, 1990-2001), в целом названный Проталиным «Пятое измерение»; 1-я часть 2-го тома «Сказания о Тезее»(1990-2000 г.г), значительная часть стихотворений (1954-2000), включая 4-й венок сонетов («Мистический венок»), Дневник 70-80 г.г.




Министру по делам печати,      
телерадиовещания и средств
массовых  коммуникаций
М. Ю. ЛЕСИНУ



                                Уважаемый  Михаил Юрьевич! 

           В память поэта, прозаика, переводчика, издателя Валентина Проталина,                  к 70-летию  Проталина,  с которым мы прожили в браке 42 года, я обязана подготовить однотомник его стихов. Гомеопатическими дозами стихи Проталина  печатали толстые и тонкие журналы, «Советский писатель», «Молодая гвардия» и др. издательства. Но до репрезентативной поэтической книжки  муж не дожил.

          С девяностых годов Проталин издавал журнал «Культура и свобода», сочинения Блока, Белого, Жирмунского.., пушкинскую газету «Автограф». № 22  «Автографа» за 2002 год прилагаю к этому письму; полосы 10 и 11 в нем — дань памяти Проталина.
          Предстоит понять: Проталин — уникальная фигура в нашей литературе  второй половины ХХ века.

          Прошу Вашего содействия в издании однотомника стихов Валентина Проталина объемом  в 12—14 печатных листов, пусть —  тиражом хотя бы в пятьсот экземпляров.
          Сама я  из-за полного отсутствия средств могу подготовить только распечатку верстки и диск. 
 
          Прошу Вас также содействовать использованию рабочего и домашнего архива  мужа создателями соответствующих программ на телеканале «Культура».



Галина  Сорокина, вдова Проталина,
гл. редактор  газеты «Автограф»

     121471 Москва, Можайское шоссе,
     дом 33, кв. 44, телефон: 443 48 41

     12.12.02.                   



Театрально-культурный 
Центр  им. Мейерхольда


                                         Дорогие друзья!


              В память поэта, прозаика, переводчика, издателя Валентина Проталина        ( с ним  мы прожили в браке 42 года) я обязана сделать  хотя бы то, что от меня зависит, к его 70-летию.
             
              Посылаю  Центру им. Мейерхольда последнюю поэтическую книжку Проталина  «Семь дней,  четыре ночи и еще один день. Иллюзорный дневник  шестидесятника». Думаю, что эта поэма — богатый материал и для театра одного актера, и для современной сцены иного характера.

       …  О прозе здесь говорить не буду: хотя  рассказы, повести,  эссе (около 30 п.л.) остались неопубликованными, романы «Завтра двадцатое», «Лабиринт, или сказание о Тезее», «Смута в Турусино» успели выйти  в 1987, в 1992 и в 1997 годах.

             Состояние же стихотворных публикаций Проталина — плохое. Пока они в гомеопатических дозах рассыпаны по страницам толстых, тонких журналов, сборников, маленьких и малотиражных  ( по доперестроечным меркам) книжек, давно разошедшихся по тогдашней огромной стране. Дома у нас сохранилось лишь по два авторских экземпляра четырех малоформатных книжечек в мягких обложках ( в отличие, в частности, от его же переводных книжек, выпущенных в твердых переплетах).

             На основе напечатанного и ненапечатанного я готовлю сейчас репрезентативный однотомник  «малых» стихов, сонетов, венков сонетов  мужа, каким Проталин как поэт при жизни не был представлен. Мало надежды, что при отсутствии средств мне удастся такой однотомник в наши дни издать. Но сегодняшняя толика памяти Проталину может быть отдана и иначе.
            Рукопись однотомника (распечатка, диск, даже и часть стихов  в виде фонограммы) может быть предоставлена  Центру им. Мейерхольда, если к  созданному Проталиным  будет проявлен соответствующий интерес.

           В девяностые годы Проталин издавал журнал «Культура и свобода», Блока, Белого,.. пушкинскую газету «Автограф».
         
           Прилагаю к этому письму  № 22 (2002) «Автографа», где 10 и 11 полосы посвящены памяти Валентина.  Существует и распечатка 12-ти  документальных глав  моего «производства»,  первая из них разверстана  на  тех же полосах.
   
           Я готова к любым, сколько-нибудь приемлемым  вашему Центру, формам  сотрудничества, т.к. по-человечески  распорядиться литературным наследием Проталина — моя  теперь единственная  обязанность.

   Тел.: 443 48 41
Галина Георгиевна Сорокина,               
Гл. редактор газеты «Автограф».




                            ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ДОМ ЛИТЕРАТОРОВ


                                 Дорогие друзья!

       Понимая, что  жизнь  ЦДЛ сложна, я не могу не обратиться к  Дому литераторов со следующим.

      12 ноября 2003 года — 70-летие Валентина Проталина.
      Прошу  ЦДЛ  найти способ  публично отметить эту дату.

      Приму все, преложенные  ЦДЛ условия.
      Прилагаю короткую справку о работах  мужа. Мы прожили с ним 42 года.

                                    Галина Георгиевна Сорокина.



9 мая 2003
Москва,  121471, Можайское шоссе, 33, кв. 44

Тел.: 443 48 41
                                           
                                                  *   *   *

     Аналогичные письма отосланы  были и в Международный Литературный Фонд и в Московский Литературный фонд.
     Все — от 9 мая 2003 г.

                                                 *  *  *



                                                             ПРЕЗИДЕНТУ АЗЕРБАЙДЖАНА
                                     Г.А. АЛИЕВУ

                               Уважаемый Гейдар Алиевич!

                   По опыту России, могу понять, что  писательская и  издательская   жизнь в Азербайджане  в переходный исторический период может быть  не проста. Трансформировались, что естественно,  и связи с  русской  литературной жизнью.
И все-таки решаюсь именно теперь обратиться к Вам со следующим,  так как  хорошо знаю, что азербайджанцам свойственно особое отношение к поэзии.

                  Многие  годы русский поэт Валентин Проталин, мой муж ( мы прожили с ним 42 года), дружил с такими людьми чести и блестящих талантов, как нефтяник Исрафил Гусейнов, как поэт Алиага Кюрчайлы…
 
                 Более чем за двадцать лет жизни Проталин перевел на русский множество стихов таких  известных поэтов, как Самед Вургун, Микаил Мушфик, Сулейман Рустам, Мамед Араз, Бахтияр Вагабзаде Фикрет Годжа, Нигяр Рафибейли, Вагиф Насиб, Тофик Байрам, Чингиз Алиоглы, Сабир Рустамханлы, Нусрет Кесеменли, Осман Сарывелли... Стихи более чем двадцати поэтов Азербайджана переводил Валентин.
 
   Переводы напечатаны в Баку и в Москве в виде книг, публикаций в   
толстых и иных журналах, в другой периодике.

               В  последние годы жизни Валентин Проталин издавал пушкинскую газету «Автограф», которая печатала и авторов из Азербайджана,  сообщалось нашей газете и  о том, как отмечалось в Вашей стране и 200-летие Пушкина. Прилагаю экз. «Автографа» №22, вышедшего уже после кончины мужа.

              Валентин скончался 21 марта 2001 года.

 А 12 ноября 2003  — его 70-летие.

             Проталин знал и любил культуру Азербайджана, многие его стихи  посвящены   деятелям  азербайджанской культуры, Баку.
 
             Прошу Вас,  господин Президент,  помочь выпустить в Баку двуязычный стихотворный однотомник  в связи с 70-летием Проталина и как знак  четвертьвекового сотрудничества русского поэта и поэтов Азербайджанского Востока.

             Примите, господин Президент, поздравления  с Вашим Юбилеем.

                                         Галина Георгиевна Сорокина

   9 мая 2003,
Москва, 121471, Можайское шоссе, 33, кв.



Письмо частное и персональное
Председателю правления НК ОАО “ЮКОС”
М.Б.ХОДОРКОВСКОМУ

                             Уважаемый  Михаил  Борисович!
 
                    Обращаюсь к Вам как  частное лицо,  хотя и остаюсь  еще гл. редактором  газеты,  один из номеров  которой  прилагаю к этому письму.  Затем прилагаю, что полосы 10 –11 этого номера  могут дать Вам  некоторое представление о  человеке и писателе Валентине Проталине, с которым мы прожили в браке больше сорока лет, и в связи с предстоящим  (12.11.03) 70-летием  которого я и заставила себя  к Вам обратиться.

                    За полвека  литературной работы у Проталина  при жизни его так и не вышло целостного репрезентативного однотомника “малых” стихов, сонетов, венков сонетов:  гомеопатические объемы  издававшегося  — тоже  проявление  “механизма” жесткой политической цензуры в “прошлой жизни”.

                   А Проталин – поэт — явление в отечественной литературе особое. Чтобы на пальцах этого не объяснять, посылаю Вам распечатку  стихов( собранных из пяти крошечных книжечек, из публикаций в толстых журналах и др.),  которые могут войти в однотомник.
                   Увы,  иного способа справиться с необходимостью  отдать  хоть малую  дань  памяти  Проталина  изыскать нынче  у меня не получается. После дефолта, болезни и кончины мужа наш дом остался без денег. Сама я их теперь не заработаю. При нынешнем  состоянии  и писательских организаций, и книгоиздательства  без частной финансовой помощи мне не расплатиться  с типографией, так  как печатание ( с бумагой) даже  500 экземпляров обходится нынче от 1500 до 3000 долларов.

                    Прилагаю также для информации  о Проталине  его книжки —  стихотворные “Семь дней, четыре ночи и еще один день. Иллюзорный дневник шестидесятника”, ( рекламную) “Как с тенью собственной борюсь”  и прозаическую  “Смута в Турусино, или Коробок спичек”.
                   Других  изданных  книжек ( четыре поэтических, а также романы  “Завтра двадцатое”, М. 1989, “Лабиринт”, М.1992)  прислать не могу — в нашем доме их осталось по одному экземпляру.

                    Осталась в доме неопубликованная “малая” проза Проталина — рассказы, короткие повести (житейские истории),  серия эссе  90 – 2001 г.г. “Пятое измерение”,  вторая часть “Сказания о Тезее” (“Лабиринт”);  Но о судьбе прозы и  говорить  не решаюсь, хотя рассказы и повести,  читались бы даже в электричках . Коммерческий книжный рынок так  туп еще, что собственной близкой выгоды не понимает.

                    В 90-е годы муж издавал Блока, Белого…, журнал “Культура и свобода”, “Автограф” ( единственную, как ни поверни,  в России и в мире газету, посвященную Пушкину; газета, сами  увидите по прилагаемому  № 22, —живая и Пушкин в ней  — живой).  Теперь… Не знаю,  простил ли бы меня  муж за попрошайничество. Скрепляю сердце. Приму  и финансовую поддержку, и все Ваши условия. …

                …Наиболее приемлемым для меня было бы приобретение Вашей стороной созданных в нашем доме и принадлежащих нашему дому 18-ти оригиналов  графической серии портретов Пушкина, неоднократно выставлявшихся в России и других  странах.  Продавать эту  уникальную серию не в частные руки  —  в моем положении — нет смысла. Некоторое представление о  названной серии может дать прилагаемое  к этому письму  издание.
   
              …Не хочется  полагать,  что Вы не откликнетесь.

                  

Галина Георгиевна Сорокина,
тел.443 48 41; 
121471 Москва,  Можайское шоссе, 33, кв. 44                        

3.03.03


Рецензии