Чудодейственное средство

Белая дверь в кабинет терапевта приоткрывается, и в помещение заходит грузный утомлённый сердитый пожилой мужчина.

Июль, на улице – за тридцать. Посетитель долго шёл по душным раскалённым кварталам, устал и вспотел.

– Добрый день, Анна Семёновна, – весомо и громко приветствует он молодую докторшу.

– Здравствуйте, Прохор Ильич, – немедленно откликается та, – присаживайтесь.

Но напоминать Прохору Ильичу о необходимости присесть никакой надобности нет. Он уже устроился на стуле и прищуренными глазами хозяйски окидывает взглядом обстановку, впрочем, давно и хорошо ему знакомую, поскольку посещает он доктора с завидной регулярностью – пару раз в месяц – и каждый раз без видимых на то оснований.

– Ну, как мы себя чувствуем? – профессионально вопрошает Анна Семёновна, предощущая долгий и обстоятельный рассказ.

Она устала от жары. Приёмная пуста. В такую погоду пациенты предпочитают пребывать в иных местах. Завтра у неё начинается отпуск, и после работы ей надо собрать вещи и отправиться наконец на дачу отдыхать. Кондиционера в кабинете нет. Вентилятор позавчера сломался, и завхоз не выдал ей нового, а также ничего не сделал, чтобы починить старый.

В кабинете жарко и душно. Не спасает приотворённая створка окна, закрытого светло-салатовыми жалюзи. Анна Семёновна мужественно выполняет свой врачебный долг в труднопереносимых условиях.

– Да, вот какие дела, голубушка Анна Семёновна, – начинает Прохор Ильич.

Он делает паузу и собирается с мыслями.

– Невозможно, какая жара! – наконец со значением восклицает он.

– Да-да, – сочувственно откликается доктор, ощущая ползущую по спине под белым халатом большую каплю пота.

Она не перебивает пациента, готовясь выслушать дальнейший рассказ.

– Ну так вот! – продолжает он на повышенных нотах. – Проводил я, значит, дочь с зятем в отпуск.

  Прохор Ильич делает паузу.

Анна Семёновна сочувственно угукает.

– Проводил, остался с внучкой в городе, – обстоятельно продолжает пациент, – на дачу-то мы с ней завтра поедем… Там моя Наталья Сергеевна нас заждалась… А как иначе? Хозяйство-то не бросишь! А я целую неделю с внучкой в городе провёл… На день рождения к подружке Симочке ходила, в зоопарк её водил, в кино, а потом – она ведь у меня актриса, – загибает он по очереди четыре пальца и демонстрирует получившуюся конструкцию доктору.

– Да Вы что! – притворно ахает Анна Семёновна и ждёт пояснений.

– Актриса, – продолжает Прохор Ильич, разгибает пальцы и убирает кулак, – танцует в ансамбле «Малинка»… Так я её на выступление возил – в парке танцевала в день города.

– А-а-а, – припоминает Анна Семёновна виденный вчера в новостной программе сюжет с пляшущими на солнцепёке девчушками в соломенных шляпах.

– Да… А завтра наконец – на дачу. Там у меня сад – десять яблонь, три груши, две сливы – синяя и жёлтая!

Анна Семёновна послушно внимает рассказчику, зная, что перебивать Прохора Ильича нельзя, а приёмная всё равно пуста.

– А вишни не растут! – продолжает он со значением.

– Да что Вы говорите?

– Да, почва не та.

– Ну, так с чем пришли? – направляет-таки Анна Семёновна словоохотливого Прохора Ильича в нужное русло.

– Жарко! – живо  продолжает тот. – На следующей неделе до сорока градусов обещали.

– Да-да, – терпеливо ждёт доктор.

– А я что-то жару стал плохо переносить.

Со словами «А давайте-ка померим давление» Анна Семёновна достаёт манометр и закрепляет манжету на предплечье пациента. Тот вышколенно замолкает.

– 120 на 85, – объявляет Анна Семёновна.

– Утром было на 80, – тут же озабоченно откликается Прохор Ильич.

– Это ничего, – успокоительным голосом говорит Анна Семёновна, – прошли по улице, по жаре. А вообще-то, Вам с таким давлением только в космос лететь.

– Я каждый вечер  по четвертушечке таблеточки от давления, как Вы прописали, принимаю.

Под этот текст Анна Семёновна нащупывает и считает пульс, смотрит зрачки и язык, слушает сердце и лёгкие.

– Всё в порядке, – констатирует она, – спите хорошо?

– Хорошо сплю, – говорит Прохор Ильич, – вот только в жару потею очень. На улицу выйти спокойно не могу – сразу весь мокрый. И зарядку стало трудно делать. Ласточку больше минуты не выстаиваю!

Анна Семёновна вытирает платочком каплю пота со лба и осторожно говорит:

– Ну, с зарядкой в такую жару можно было бы и повременить. Не нужны тяжёлые физические нагрузки, – она окидывает взглядом синтетическую рубашку  пациента, – и попробуйте носить одежду полегче. Купите себе шорты, футболку – лучше из чистого хлопка.

– Не-е-ет, – тянет Прохор Ильич, – шорты – это для дачи. А здесь, в городе, – нет. Это не для моего возраста. Вы мне, дорогая Анна Семёновна, таблеточку какую-нибудь выпишите! А то утром, не поверите, встаю с постели – мокрый как мышь!

«Почему мышь? – думает Анна Семёновна, доставая из кармана халата носовой платок и вытирая мокрое лицо. – Какое нелепое сравнение!»

Она ещё долго говорит, призывая Прохора Ильича не увлекаться без нужды приёмом медикаментов, носить одежду полегче, не бывать на солнцепёке и в душных помещениях, почаще принимать душ, не выполнять тяжёлой работы и вести спокойный и размеренный образ жизни. Прохор Ильич внимательно выслушивает рекомендации, затем упрямо демонстрирует свои мокрые подмышки и настоятельно требует лекарств.

Тоже мокрая и ошалевшая от жары и назойливости Анна Семёновна милосердно и терпеливо созерцает мокрую ткань и выслушивает рассказ о влажных простынях.

«Отправить бы его сдавать анализы, да вот неделю назад он их посдавал. Всё у него в норме. И что мне делать с этим ипохондриком?»

– Знаете что, – наконец говорит она, – давайте-ка попробуем одно народное средство.

Она прописывает Прохору Ильичу микстуру, содержащую малую толику валерьянки в воде, и советует принимать её после еды по вечерам.

Удовлетворённый Прохор Ильич уходит, следует в аптеку, заказывает чудодейственную микстуру и, получив её на следующий день, упоённо принимает в точно назначенное время и в точно определённых дозах. Через какое-то время погода меняется, жара спадает, лекарство заканчивается, и он понимает, что народное средство подействовало. О чём он немедленно спешит сообщить доктору, преодолевая нелёгкую дорогу: час пешком до железнодорожной станции и столько же в вагоне электрички. Но Анны Семёновны, к своему великому сожалению, не застаёт. Та всё ещё пребывает в отпуске.

Прохор Ильич в деталях докладывает молодому ординатору, выпускнику института, заменяющему Анну Семёновну, как он регулярно пьёт прописанную микстуру, констатирует чудодейственный эффект народной медицины и довольный отправляется домой – проверить что да как, чтобы к вечеру успеть на электричку и опять поехать на дачу к яблоням и грушам.

("Коллекция характеров. Sequel". Рига, "Gvards", 2010.)


Рецензии
Чаще такие мужики-истерички пополняют ряды долгожителей! Потому что обращаются к врачу без малейшего на то повода. Чтобы выполнить план презика и довести среднюю продолжительность жизни до 80 лет, надо воспитывать из мужиков вот таких истеричек. Тётки и так по 80 живут.

Стар618   17.03.2018 17:51     Заявить о нарушении
И правильно делают!
О здоровье надо заботиться!)))))

Спасибо за отклик!

Светлана Данилина   18.03.2018 01:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 47 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.