Облако

 
       В Заполярье лето. Базальт сопок украшен цветущим мохом, в прибрежных водах  разноголосый гам  чаек, в гарнизонах море астраханских арбузов.
       На Н-ской флотилии ракетных подводных крейсеров стратегического назначения в разгаре боевая работа.
       По ночам, в сопровождении буксиров, призрачно отсвечивая рубочными огнями, в океан уходят мрачные громады ракетоносцев, днем, в серебристых лучах незакатного солнца, база кипит бурной деятельностью.
       Из расположенного на выходе из залива казарменного городка, в режимную зону льются сине-белые строи команд, на лодки грузятся боезапас и продукты, рейдовый тральщик трудится на боновом заграждении*, выпуская в море  уходящий на отработку очередной корабль.
       - В моря, в моря, в моря! - орут в небе парящие над ним стаи чаек.
       - Да-да-да! - вторят им  внизу мощные дизеля атомохода.
       - Хорошо - то как, - щурит глаза от ослепительного сияния залива, стоящий на мостике командир одной из  субмарин.
       - Лево пять, турбина самый малый! - давит он ногой педаль надводного «Каштана».
       -  Есть самый малый! - хрипит из динамика, - есть лево пять! - бубнит стоящий на руле боцман, ракетоносец плавно отходит от пирса, и его тупой нос, расталкивая ультрамариновую синь, ворочает в сторону высящегося вдали портального крана.
       - Подать носовой! - гундит спустя пять минут в мегафон, стоящий рядом с командиром старпом, на причал с лодки с визгом уносится бросательный* и возникшие у крана моряки, с хрипом выбирают следующий за ним стальной швартов.
       Затем то же самое повторяется в корме, натужно гудят корабельные шпили* и туша ракетоносца плотно приникает к причалу.
       Чуть позже над его рубкой взвивается флаг «гружу боезапас», оранжевые швартовные команды исчезают и им на смену появляются облаченные в  костюмы химзащиты, лодочные ракетчики.
       - Равняйсь, смирно! - выстраивает их на причале здоровенный командир БЧ-2 и   проводит  инструктаж по приему боезапаса.
       - Все ясно?!  - закончив,   обводит он,  взглядом подчиненных.
       - Точно так! Ясно!
       - По местам! - взмахивает офицер рукой, после чего одни, шурша бахилами,  снова рысят  на лодку и  возникают на ракетной палубе, а вторые рассредотачиваются   по причалу.
       В это же самое время, с бетонного серпантина базы, сквозь открытые ворота КДП*, со скучающими у них автоматчиками, в сопровождении   «УАЗа», на пирс медленно  въезжает мощный  контейнеровоз, на платформе которого покоится стратегическая ракета.
       Под взметнувшейся в небо стрелой крана он  останавливается, то же делает и следующий позади «УАЗ», откуда выбирается флагманский ракетчик.
       Командир БЧ-2 вскидывает к пилотке ладонь и докладывает ему о готовности к погрузке, после чего капитан 1 ранга сует тому руку и по пружинящему трапу перебирается на лодку, пообщаться с командиром.
       Затем следует начальственная команда, слышится звяк отдаваемых на платформе креплений и шипенье корабельной гидравлики.
       - Отдраена крышка ракетной шахты №1! - следует снизу доклад на мостик.
       -  Изделие к погрузке готово! - следует второй с причала.
       - Есть, -  бросив взгляд в корму, наклоняется командир к «каштану»   и дает «добро» на погрузку.
       Вслед за этим слышится утробный гул электромотора, стрела портального крана оживает и наклоняется к лежащей внизу ракете.
       Спустя непродолжительное время она вертикально зависает над причалом, потом громада крана совершает плавную циркуляцию и удерживаемое моряками за растяжки «изделие» оказывается над  разверзнутым зевом ракетной шахты.
       - Майна помалу! - следует отмашка в сторону крана, и смертельный груз  медленно исчезает в шахте.
       Здорово, - громко шепчет матрос-первогодок Витька Ларин и удивленно хлопает глазами. - Как в фантастическом кино.
       Вместе со своим напарником, старшим матросом Женькой Розановым, он стоит в оцеплении в самом конце причала и с интересом следит   за погрузкой.
       - Подходяще, - солидно отвечает Женька и поддергивает лямку   противогаза. Натянутый поверх робы прорезиненный комбинезон горьковато пахнет тальком и он  чихает.
       - Будь здоров, - говорит Витька.
       - И тебе не хворать, - следует ответ, а на причал, взамен укатившего, тихо урча двигателем, въезжает второй контейнеровоз с ракетой.
       - Слышь, Жень, а сколько вот такая дура может угробить людей? - обращается к приятелю Витька.
       - Ну и темный же ты, - презрительно сплевывает тот. -  Это, между прочим, самая новая межконтинентальная ракета. Так сказать, гений человеческой мысли.  А ну-ка, выдай мне ее характеристики.
      - Ракета Р-27У- жидкостная, одноступенчатая, баллистическая. Дальность полета 3000 километров, забрасываемый вес 650 килограммов, мощность взрыва 1000 килотонн. Стартовая масса 14,2 тонны, длина 8.890, диаметр 1,5, количество ступеней одна, тип двигателя ЖРД,  тип старта  мокрый, - заучено бубнит  Витька и, закончив, вопросительно пялится на Женьку.
       - Молодца, карась, знаешь,- ухмыляется старший матрос. - Не зря на лодке второй месяц. Так скоро и на самоуправление боевым постом сдашь. Ну, а теперь напряги извилины и считай.
       Атомная бомба «Малыш», сброшенная американцами на Хиросиму, сразу же угробила сто тысяч человек.
       Мощность ядерной боеголовки на нашей ракете в 50 раз выше. Их на борту шестнадцать. Так сколько получается?
       Витька морщит лоб, шевелит губами, и глаза у него становятся круглыми.
       - В-восемьдесят, - огорошено говорит он.
       - Чего восемьдесят? - штук.
       -  Миллионов, - сглотнув слюну, выдавливает Витька.
       - То-то же, - назидательно поднимает  вверх обрезиненный  палец Женька. - Считай, третья часть Америки. А ты «дура», понимать надо.
       - Да я понимаю,- покаянно вздыхает Витька. - Слышь, Жень, а ты откуда это  все знаешь? - Нам таких данных в учебке не давали.
       - Само-собой, то учебка, а это действующий флот. Причем атомный. Тут еще  и не такое узнаешь.  Ну да ладно, кончай травить. Гляди, подцепили вторую.
       Вторая ракета также вскоре зависает над причалом, затем в воздухе раздается стеклянный звон, одно из плечей ее крепления перекашивается и, словно в замедленном кадре, многотонная сигара  рушится вниз.
       - Ба-бах!  - оглушительно гремит она о сталь причала, высоко  подпрыгивает и из развороченного корпуса, пузырясь, течет ракетное топливо.
       -А-а-а! - разбегаются оттуда, работавшие внизу, а над местом падения  возникает заполняющий все вокруг туман, постепенно превращающийся в необычной формы, поднимающееся в небо облако.
       В базе тоскливо гудит сигнал тревоги, где-то слышны пожарные сирены, в жилом поселке истошно воют собаки.
       Однако покинуть место аварии удается не всем.
       Разлившимся топливом, Женька с Витькой оказываются отрезанными от других, и бестолково мечутся у причальной кромки.
       Затем, видя накрывающее их облако, Женька трясущимися руками рвет  клапан противогазной сумки и с криком, - включайся в ИП!*, натягивает на лицо резиновую маску.
А спустя месяц, ракетный крейсер уходит на боевую службу в Северную Атлантику. В том же составе. Нет только Витьки Ларина.

Примечания:
- боновое заграждение -  заграждение (как правило, металлическая сеть с буями), охраняющее вход в базу со стороны моря;
-  шпиль - корабельное устройство, используемое при швартовке;
-  ИП (ИП-46) - изолирующий противогаз.


Рецензии
На современной подлодке, как я понял, помимо атомной силовой установки существуют и дизельнные. Последние выполняют какую-то вспомогательную роль, или же для дублирования, на случай отказа реактора?...

Анатолий Бешенцев   08.10.2013 22:43     Заявить о нарушении
На АПЛ два ядерных ректора.
А дизель выполняет вспомогательные функции.

Ванико   09.10.2013 19:48   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 33 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.