Проза.ру

Стража горного дракона

Этот дракон, притаившийся в горных теснинах Памира, четко виден из космоса. Он родился ровно сто лет назад - в 23 часа 15 минут 18 февраля 1911г., когда «гигантские горы внезапно тронулись с места и с потрясающим грохотом, колебля весь Памир и Афганистан, соскользнули в долину Мургаба. Если бы здесь были огромные города, их больше никто никогда не увидел бы, – писал полвека назад в своей книге «Таджикистан» Павел Лукницкий. - А был здесь только маленький бедный кишлак с полусотней жителей, с их тощей скотиной, с их домами, сложенными из ничем не скрепленных разноугольных камней. Два миллиарда двести миллионов кубических метров камня обрушились на этот кишлак – достаточно было бы и тысячи кубометров, чтобы он бесследно исчез. Шесть миллиардов тонн горных пород образовали стену высотой семьсот-восемьсот метров и шириной восемь километров». С тех пор маленький дракон начал расти, втискиваясь в большие и малые горные ущелья Рушанского хребта, и сейчас дремлет на высоте 3260м. над уровнем моря, вызывая трепет у миллионов людей, живущих по долинам рек ниже по течению.
***
По подсчетам русских офицеров–пограничников, первыми прибывших на место катастрофы с Памирского поста и из Хорога, в ту февральскую ночь в долине Мургаба «погибло 45 мужчин, 56 женщин, 77 детей, всего 180 человек». В самом Афганистане, где и случился подземный толчок, в эту ночь погибло 460 человек.
За образовавшимся завалом, позаимствовавшим свое имя у погибшего кишлака Усой, стало формироваться большое озеро, которое уже в октябре 1911г. поглотило кишлак Сарез, по имени которого и стали называть озеро «Сарезским». Еще через три года на противоположной стороне завала забили родники, слившиеся в реку – воды Мургаба вновь нашли себе дорогу…
С тех пор существует две точки зрения на проблему озера. Первая – образовавшаяся плотина неустойчива и может произойти неконтролируемый прорыв воды из озера со всеми «вытекающими» последствиями. Вторая – Усойская плотина представляет собой естественное устойчивое образование, и озеро будет существовать длительное время, аналогично другим, подобным озерам: Яшилькулю на Памире, Искандеркулю и Маргузорским озерам в Фанских горах. В любом случае, семнадцать (!) кубических километров воды в поднебесье внушают очень большое почтение!
Через несколько дней после землетрясения, когда из района катастрофы начали приходить уцелевшие люди, русским правительством решено было отправить экспедицию для оценки ущерба. Строго говоря, долина реки Мургаб-Бартанг принадлежала не России, а Бухарскому ханству: по разграничению 1895г. между Россией и Афганистаном эта территория была передана Бухаре в качестве компенсации за отошедший афганцам Запянджский Дарваз, по левому берегу Пянджа. Однако несколько лет «хозяйствования» бухарцев на территории Горного Бадахшана, населенного таджиками-исмаилитами ни к чему хорошему не привели: присланного из «благословенной Бухары» бека, пытавшегося собрать налоги с обескровленного двенадцатилетней афганской оккупацией населения,  поколачивали вместе с его нукерами; и бек прятался в гарнизоне русского Хорогского погранотряда. Отсюда он писал слезные письма в столицу о тяготах службы в горных теснинах, а точнее – о невозможности продолжать таковую. В конце концов, расстроенный такими событиями, бухарский эмир вышел с предложением к русскому правительству «забрать подарок обратно» и дать ему в качестве компенсации… Самаркандскую область – и от Бухары недалеко, и население от прежней восточной деспотии пока не очень отвыкло!
Туркестанский генерал-губернатор и МИД России  на это пойти не могли – в Лондоне от такой «торговли» со смеха помрут, международный престиж блюсти надо! Потому, в 1903г. было принято соломоново решение: Горный Бадахшан в составе Бухарского ханства формально оставить, однако… ввести там русскую военную администрацию от Памирского пограничного отряда.
Именно поэтому первым на месте катастрофы появился штабс-капитан русской армии П.Заимкин, оценивший масштабы катастрофы и доставивший материальную помощь пострадавшим. В составе его экспедиции был и Григорий Андреевич Шпилько, по соглашению МИД и Военного министерства командированный в качестве начальника разведывательной партии для обследования пограничной полосы на Памире, а в следующем, 1912г. назначенный начальником Памирского района и Памирского отряда. Накануне этого назначения Г.А.Шпилько заканчивает в Ташкенте школу восточных языков по классу фарси (персидского).   
Исследовательский отряд пограничников сумел подойти к месту катастрофы снизу – по долине р.Бартанг только в октябре, когда спала вода и открылись вьючные тропы. В последнем уцелевшем перед завалом кишлаке Барчидив её участникам пришлось спешиться и продолжить дальнейший путь наверх налегке – все дороги были уничтожены землетрясением. В изолированном от внешнего мира Рушане нелегко было найти человека разговаривающего на дари–таджикском: во всем Барчидиве таковых оказалось только двое - исмаилитский пир Курбонбек и его сын Кабул. Последний и был отправлен отцом в качестве переводчика и руководителя носильщиков с русскими пограничниками к месту катастрофы.
Летом 1913г.  Туркестанский отдел организовал первую научную экспедицию и на Сарез. Небольшой экспедиционный  отряд, двигавшийся в долину Бартанга через Маргилан - Ош – пост Папирский (ныне Мургаб), возглавил горный инженер Отдела земельных улучшений Д.Д.Букинич.  Он впервые сделал описание гигантского Усойского завала, а также общих контуров  искусственного озера, начавшего накапливаться в ущелье Бартанга. 
Было ясно, что и завал, и само озеро требуют подробной инженерной и геологической оценки, что предусматривало наличие специального оборудования и немалый запас  времени. Из-за отдаленности и труднопроходимости района Сарезского землетрясения, такую работу могли взять на себя только военнослужащие Памирского пограничного отряда, постоянно базировавшиеся в Хороге.
  Группа солдат и офицеров Памирского отряда снова двинулась к Сарезу 27 октября 1913г. через перевал Марджаной. Горные дороги и навесные карнизы-путепроводы, так называемые овринги, были сильно разрушены землетрясением, и поэтому с вьюками  экспедиция сумела пройти только полпути. Дальше все грузы группе пришлось нести на себе. Этой экспедиции вновь активно помогали местные жители. Г.А.Шпилько об этом писал: "Я решил организовать экспедицию для обследования завала озера, сконструировал сборно-разборный плот на турсуках (турсук – надутая баранья шкура), взял с собой двух начальников постов, двух солдат, двух местных жителей и запас продовольствия на месяц. Получил из Ташкента разные измерительные приборы.
Сначала плот был рассчитан на 24 турсука, которые были подвязаны к нижней стороне решетчатой рамы длиной 7 аршин и шириной 4 аршина. Плот имел четыре весла для гребцов, руль, мачту с парусом и лебедку с колесом для опускания и поднимания плота (канат его был размечен на сажени). Рама сверху была покрыта камышом, брезентом и кошмами. Грузоподъемность плота достигала 100 пудов (1600кг). Молодые солдаты из озорства дали "Сарезскому крейсеру" имя "Памирец"  и приделали на мачте флаг с "Веселым Рождеством"!
3 октября "памирский крейсер" был спущен на воду. Наряду с измерением глубин Сареза Г.А.Шпилько произвел инструментальную топографическую съемку завала и прилегающих к нему берегов. 29 октября 1913г. экспедиция Памирского отряда завершила работу и возвратилась в Хорог.
На основе произведенных исследований Г.А.Шпилько сделал вывод, что завал, перегородивший путь реке, не может быть прорван, вода из озера будет спускаться равномерно сквозь промоины в теле плотины. Время подтвердило прогноз русского офицера – Сарезское озеро существует и по сей день!
Вскоре после Сарезского землетрясения по инициативе губернатора Ферганской области была открыта подписка по сбору средств в помощь пострадавшему населению.  Пожертвования стали поступать в распоряжение начальника Памирского отряда. Всего было собрано 2276 руб. 83 коп. Большая часть этой огромной  по тем временам суммы была использована на покупку ячменя для посевов. Кроме того, населению пострадавшего района зимой была оказана продовольственная и денежная помощь. Комитет по распоряжению пожертвованиями постановил освободить на два года переселившихся на новые места жителей кишлака Сарез от всех повинностей, а на третий год привлечь их только к работам по ремонту дороги.
На самом озере Г.А.Шпилько был оставлен постоянный пост, наблюдателем на котором был назначен уже знакомый пограничникам Кабул Курбанбеков. Ему по указанию Г.А.Шпилько был построен домик (сохранившейся до сих пор!) и установлено жалованье за счет ежегодного налога, собираемого в долине Бартанга. Вновь назначенный «страж» озера вернулся с экспедицией в Хорог, где прошел обучение в качестве гидрологического наблюдателя, получил мерные рейки и специальный журнал. Ведя свои ежедневные записи, Кабул Курбанбеков  в конце каждого года должен был сдавать заполненный журнал в Хорогский погранотряд.
Первую свою зарплату Курбанбеков получил за год вперед. Интересно, что в смутные годы революции и гражданской войны в Средней Азии, когда новым властям было не до науки, он, а затем его сыновья продолжали самоотверженно вести журнал наблюдений, уже не рассчитывая ни на какую плату! Первую государственную зарплату в качестве наблюдателя гидрологического поста, в 1938г.  получил только сын Кабула – Мамадниёз, когда в одном из заливов Сарезкого озера была построена гидрометеостанция «Ирхт». Здесь он и трудился вплоть до 1951г. В 1961г. в кишлаке Савноб был оборудован пункт наблюдения и связи, который возглавил внук первого наблюдателя – Аёз Ниезов.
В 1989–1991гг. вокруг озера была создана автоматическая система «Усой», до 2001г. отправлявшая через спутник сведения о его состоянии в Москву. С 1994г. начальником эксплуатации системы стал молодой офицер МЧС Республики Таджикистан Кадам Маскаев – правнук Кабула Курбонбекова. В 2003г., благодаря помощи ряда международных организаций Швейцарии, США и Фонда Ага Хана в долине Бартанга было установлено новое оборудование, дающее информацию о сейсмической активности, уровне воды в озере, метеоусловиях и ряде других важнейших показателей в режиме реального времени прямо в штаб таджикских МЧС в Душанбе. Оборудование установлено в населенных пунктах  по всей долине Бартанга. В каждом кишлаке ниже Сарезского озера теперь есть радиосвязь с «большой землей» - ретрансляторы для мобильных телефонов покрывают далеко не всю территорию долины. Теперь Сарез под надежным контролем день и ночь.
В конце июля этого года полковник МЧС Таджикистана Кадам Маскаев отправился в район Сареза с научно-спортивной экспедицией в составе альпинистов МЧС Российской Федерации их коллег и Республики Таджикистан, а также преемников подполковника Шпилько – офицеров Группы погранвойск России в РТ. Их цель – покорение двух безымянных  «пятитысячников» на Рушанском хребте, рядом с озером. Экспедиция посвящается 100-летию появления Сарезского озера и 20-летию независимости Республики Таджикистан. И, конечно, как каждый раз до этого, приходя к пасти «горного дракона», полковник Маскаев, правнук первого «стража», присядет у каменной хижины, пристально всматриваясь в его синюю гладь…


Рецензии
Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру