Проза.ру

Король ветра и лорд огня. Часть 8 Заключительная

***
   Оставшиеся демоны собрались вместе, решив взять небольшую передышку. Бои утомили не только солдат Хрустального королевства, но также и них самих, и находившихся в их подчинении слуг зла. На округу спустилась тяжелая полуденная дрема.
 - Ральф почти одолел самого короля Хрустального королевства, но тот воспользовался помощью жены и вызвал цунами – энергию ветра и воды. Он размазал Ральфа по стенке, - равнодушно объявил Тиррелл, сидя на перекладине в беседке, где когда-то часто любили бывать Даррелл и Эдан.
 - Да, ты так хорошо все знаешь, потому, что подобрался после этого и стащил все, что осталось после Ральфа, даже не поделился с нами ничем, - рассердился Дериан.
 - Кто первый успел, тот и получил! – насмешливо ответил Тиррелл и игривым жестом поправил спадающую на глаза челку. Леитон стоял рядом с ним и поглаживал его темные волосы, выразительно смотря на него. – Даже не надейся, я с тобой тоже не собираюсь делиться.
 - А если… - демон праздности и лени что-то прошептал ему, и глаза Тиррелла вспыхнули, он на секунду представил себе, что будет, если он согласится на предложение Леитона. По-видимому, перспективы не так сильно его прельстили.
 - Нет, отвали! – Тиррелл отпихнул партнера в сторону и достал из кармана две маленькие черные сферы.
 - Так ты успел не только энергию Ральфа подобрать, но и Келвина! – поразился Леитон. – Ах ты, сукин сын! Я требую, чтобы ты отдал мне хотя бы один!
 - Пошел ты!..
 - Ты надолго вырубишься, если поглотишь сразу оба!
 - Мне все равно, я мечтал о таком экстазе!
   Леитон набросился на Тиррелла, пытаясь отобрать энергетические шары, и они свалились на пол беседки. Дериан с усмешкой наблюдал за ними, и тут рядом с ним материализовался Эдан.
 - Раз ты вернулся, значит, можно тебя поздравить с победой, - сказал демон чревоугодия. – Кого ты прикончил?
 - Молодую королеву.
 - Ого, это здорово! Ты тоже еще не воспользовался ее оставшейся энергией?
 - Я оставил ее.
 - Что?! Ты что, ненормальный? – поразился Дериан. – Тут вон, какая драка из-за энергии, а ты…
 - У меня свои планы, - ответил Эдан. – Тиррелл, Леитон, прекращайте эту свалку!
   Он прошел вперед и положил на скамейку спящую девочку. Тиррелл вывернулся из-под Леитона, поднялся на ноги и спрятал за пазуху сферы. Демон праздности пообещал самому себе, что он все равно рано или поздно отберет их у демона порока силой или хитростью.
 - Так ты, Эдан, все-таки раздобыл трофей! – сказал Тиррелл, мигом подскочив к скамейке. Он окинул девочку странным оценивающим взглядом. – Какая красивая девочка! Это дочь короля?
 - Да, но даже не думай ее тронуть! – резко сказал Эдан. – Я говорю это всем вам. Если хоть что-то случится с ней, я прикончу любого.
 - В тебе проснулась сентиментальность? – насмешливо спросил демон порока.
 - Нет, я сам хочу убить ее на глазах Даррелла.
 - Тогда вопросов больше нет, это вполне по-нашему.
   Эдан сел на скамейку рядом с Амарантой и долго смотрел на нее, пока остальные демоны что-то обсуждали, а затем снова подняли потасовку из-за неразделенной энергии. Девочка неожиданно проснулась и посмотрела на него, молча и не шевелясь. Он узнавал в ее лице черты Даррелла, тот же нос и очертания губ, такие же серые глаза, как небо перед дождем.
 - Привет! – сказала Амаранта, и Эдан вздрогнул. Он не ожидал, что она проснется и захочет поговорить с ним. – Почему ты молчишь? Меня зовут Амаранта. Мама говорит, что мое имя означает “цветок”. А как тебя зовут?
   Для своего возраста и положения ребенка “избранных”, Амаранта была очень развитой девочкой. Ей только-только исполнилось два года, но по своим умениям и рассуждениями она могла соревноваться с пяти-, шестилетними.
 - Сиди молча, - сердито приказал он ей, но та осмотрелась по сторонам и попыталась слезть со скамейки. Эдан подхватил ее на руки и снова усадил на скамейку. Та повторила свои действия, лорд вспылил и крикнул: “Ты что, не понимаешь, что тебе говорят?”
   От его окрика девочка испуганно зажмурилась. Затем она приоткрыла один глаз, косясь на Эдана и думая, что он перестал за ней следить, но тот по-прежнему строго смотрел на нее. Она открыла глаза, в растерянности стряхнула со своего золотистого платья несколько травинок, неизвестно, как оказавшиеся на нем, и, насупившись, села на скамейку, больше не трогаясь с места.
 - Так-то лучше, - усмехнулся лорд. – Слушайся меня, и тогда с тобой ничего не случится.
   Не зная, чем ему заняться в ожидании, когда придет время для новой атаки, Эдан вытащил из ножен свой меч, решив почистить его. Амаранта украдкой наблюдала за ним, но в ее взгляде не было испуга, скорее – любопытство. Так прошло несколько минут.
 - Вот придурок! – воскликнул Дериан, следя за Тирреллом. Эдан подошел к ним и увидел, что юноша сейчас находится под большим кайфом, умудрившись воспользоваться обеими шарами, а Леитон сидит неподалеку и смотрит на него с испепеляющей злобой. – Он теперь часа три не в себе будет, как ни больше…
 - Ладно, хрен с ним, пускай валяется, а нам надо заниматься делами, - сказал Леитон, пнув напоследок Тиррелла. Тот лишь захохотал безумным визгливым смехом, обхватив колени и не трогаясь с места. – Эдан, ты бы немного подождал, выступай последним со своим коронным номером.
 - Да, я знаю.
   Леитон и Дериан исчезли. Тиррелл лег на спину, так, чтобы солнце светило прямо ему в лицо и погрузился в полную прострацию. В эти минуты он единственный упивался полным блаженством и был чрезвычайно доволен собой.
 - Слушай, я есть хочу! – требовательно сказала Амаранта, подойдя к Эдану и ухватившись за его ногу. Он свысока посмотрел на нее, захотел рассердиться и не смог, понимая, что злиться на дочь Даррелла он просто не в силах.
 - Ты что, меня совсем не боишься?
 - Нет. Только я не знаю, как тебя зовут. Мне не велели общаться с незнакомцами.
 - Я – Эдан.
 - Огонек? – улыбнулась девочка.
 - Что за манера понимать имена дословно? Ну да, тебя же мать этому научила, - фыркнул тот. – Ладно, сейчас я посмотрю, есть ли у меня что-нибудь с собой в походном мешке. Но не жалуйся, если тебе не понравится то, что я тебе предложу. У нас не королевская кухня.
   Позже Эдан стоял возле перил беседки и смотрел на погибающий сад, вспоминая свою первую ночь с Дарреллом, бурю и огненный вихрь. Где-то вдали раздавались крики и вспыхивали яркие вспышки. Значит, Леитон и Дериан начали заключительную атаку.
 - Вставай, Тиррелл! – Эдан склонился над юношей и похлопал его по щекам. – Сейчас твоя очередь идти в атаку. Хоть я и думаю, что в таком состоянии от тебя немного толку будет, но ты уж попытайся. Иначе Бригитта разорвет тебя на тысячу кусков.
 - Да, ты прав, - согласился Тиррелл, с трудом открывая глаза. Он был похож на настоящего наркомана, вот только вместо наркотического у него было энергетическое опьянение. Юноша поднялся, цепляясь руками за перила. – Эдан, давай все-таки после нашей победы попробуем с тобой кое-что сделать. Обещаю, что выложусь на полную катушку, ты и думать забудешь о своем светловолосом красавчике. Я ведь такой же ветреный, как он, я тоже владею стихией воздуха, раз тебя так это возбуждает. К тому же, он ведь наверняка будет мертв.
 - Посмотрим, Тиррелл, - неопределенно ответил Эдан. – Посмотрим…
 - Значит, я могу считать, что ты согласен?
 - Поговорим потом. Тебе пора.
   Тиррелл исчез. Эдана дернула за рукав Амаранта. Она держала в руках недоеденный бутерброд с рыбой, открыв в себе вкус к такой простой пище и съев уже штуки три.
 - Вы о чем говорили? Атака? Так это вы все натворили? – с ужасом спросила она. – Я и не думала, что ты такой злой, Эдан! Зачем вы это делаете?
 - А ты спроси об этом у своего отца, - жестко ответил Эдан.
 - Хорошо, я так и сделаю. Когда ты отведешь меня к нему?
 - Уже очень скоро, Амаранта, - ответил лорд и подхватил ее на руки. И тут она сделала то, что очень удивило его – обняла его за шею и прижалась к нему. Такая же доверчивая, бесхитростная, капризная, подвижная, как Даррелл много лет назад. Уже давно его так никто не обнимал. – Амаранта, хочешь, я покажу тебе один фокус.
   И он показал ей, как танцуют маленькие огненные бабочки, осветив темные углы беседки, куда из-за лиан по-прежнему не могли проникнуть солнечные лучи. Она была восхищена и очарована ими, как и ее отец когда-то.
 - Так здорово и красиво! Ты научишь меня этому? – спросила она. Он обещал, но так и не сдержал слова…
   Даррелл заметил что-то странное. В глубине коридора, прямо из пола, произрастали темно-зеленые толстые лианы, которые обычно росли на кладбищах и которые назывались “притяжением мертвых”. По легенде, через эти лианы мертвецы из-под земли прицеплялись к человеку и выкачивали из него силы. Это была атака темной магии, которой также владел Уоррен, но демон Леитон отразил его атаку против него самого. Даррелл поспешно отвернулся, увиденное зрелище надолго лишило его спокойных снов. Лианы произрастали из пола и из самого Уоррена, который уже давно был мертв.
   Быстрым шагом Даррелл прошел в свой тронный зал, сел на трон и оперся локтями на подлокотники, смотря прямо перед собой. Зал был пуст. Даррелл лишился матери, жены, своих лучших бойцов и верных компаньонов, а теперь еще он может лишиться дочери. Король пообещал самому себе сделать все, что угодно, лишь бы его дочь осталась жива, он был готов пойти на любые требования со стороны темных захватчиков. К тому же, его дочь нужна для того, чтобы с ее помощью убить оставшихся демонов.
   Вдруг за окном что-то загрохотало. Это разрушилась восточная башня, которую атаковал огромный огненный дракон! Он был такого же цвета, как феникс, когда-то принадлежащий первому лорду Хрустального королевства. Чешуйки красного огненного дракона мерцали на солнце, как бесчисленные рубины. Длинная шея изгибалась в изящной дуге, а его голова была покрыта острыми шипами, золотые глаза сияли. Дракон выдохнул струю пламени, поджигая деревья, растущие возле башни. Он выражал силу, несокрушимость и ярость огненного темперамента.
 - Эдан! Это он все сделал! – разъярился Даррелл. – Ну, я ему покажу!
   Даррелл сконцентрировался и собрал все свои силы для того, чтобы сотворить что-то, что могло бы победить этот фантом. Он не смог придумать ничего иного, кроме, как ответить тем же – создать своего дракона, только воздушного. У него получился изумрудно-зеленый дракон, с прозрачной, похожей на драгоценный камень чешуей. Он был очень гибок, быстр и парил в воздухе с грацией и величием. Создание грез, живущее в своем измерении - Изумрудном Сне. Даррелл помнил легенды о драконах, которые рассказывал ему отец когда-то. Это красивое воздушное создание, служащее первым королям и королевам Хрустального королевства. Изумрудные грезы, сладкие сны, которые могут быстро стать кошмарами. Так же и поведение воздушного дракона обманчиво и переменчиво, как весенний ветер.
   Огненный дракон заметил приближающегося собрата и взревел, извергая пламя, а затем сорвался с места и ринулся к нему. Драконы сцепились в яростной схватке, но Даррелл не стал наблюдать за ними, потому что почувствовал в зале чье-то чужое присутствие. Он повернулся и увидел Эдана, держащего на руках его дочь. Девочка спала, мирно обнимая его за шею.
   Король давно не видел своего первого лорда. Внешне тот мало изменился, лишь стал мощнее, и волосы были длиннее обычного, почти до плеч. Зато его темную энергетику Даррелл мог почувствовать на расстоянии, в ней уже не было почти ничего от прежнего Эдана.
 - Вот мы и встретились, Даррелл! – сказал тот. Даррелл сделал шаг к ним. – Стой там, где стоишь, иначе я убью твою дочь!
 - Эдан, не надо, отпусти ее! Что с ней?
 - Я усыпил ее на время, ничего страшного. Если только ты сам не наделаешь глупостей, с ней все будет в порядке.
 - Я не верю тебе, ты встал на сторону темных, а им нельзя доверять! – резко ответил король. – Как ты мог так поступить?
 - По крайней мере, они никогда не притворяются. Если они ненавидят кого-то, то не скрывают этого. Здесь я жил в королевстве лжи и иллюзий, где все носили маски. Вместо любви была лишь похоть и страсть, вместо доброты был страх и слабость… Правда, я не могу такого сказать о твоей матери. Она единственная не притворялась, ненавидя меня и не скрывая этого. Я даже хотел бы поблагодарить ее.
 - Моя мать, жена, мои компаньоны – все они мертвы! Их убили вы! Я не прощу тебе убийства Амайи, ублюдок! Я ненавижу тебя! - воскликнул Даррелл и схватился за скипетр, в котором оставалось еще достаточно объединенных сил стихий, чтобы расправиться с одним захватчиком. Он направил его на Эдана, и лучи, вышедшие из наконечника, достигли цели, пройдя сквозь лорда и не причинив ему вреда. Даррелл с изумлением смотрел на скипетр. Почему он не смог поразить Эдана?
 - Как неосмотрительно с твоей стороны, король Даррелл, - покачал головой Эдан. – Тебе надо было лучше учиться, тогда бы ты знал, что нельзя убить человека тем оружием, в которое он вложил часть и своих сил. Ведь сила огня вовсе не твоя, а моя, ты так и не приручил ее до конца за это время. Если бы ты хоть немного соображал, то взял бы огненный элемент от… Ну, хотя бы от Раймонда. Да, он не из вашей семьи, но тогда ты хотя бы попытался проявить сообразительность. Ты не блещешь достаточным для короля умом. Даже не мог придумать что-то оригинальнее в противовес моему дракону.
 - Ты можешь только оскорблять меня, Эдан?! – рассвирепел король. - Отпусти мою дочь, и давай сразимся в честной схватке.
 - А что ты только что сделал сейчас? Метнул в меня эти лучи, а я даже не знал о том, что ты хочешь это сделать. Теперь ты просишь честной битвы… Тебе даже на дочь плевать, ты так стремишься отомстить мне за убийство Амайи. Пока ты метал в меня эти дурацкие лучи, я мог несколько раз убить малышку.
 - Отдай мне Амаранту, я прошу тебя! – взмолился Даррелл. Он пришел в полное отчаяние.
 - Зачем, Даррелл? Скоро от Хрустального королевства ничего не останется. Мой дракон сразит твоего, и продолжит разрушение.
 - Еще неизвестно, кто кого сразит. Ты сам говорил когда-то, что я – твой воздух, твой источник вдохновения, раздувающий твое пламя. Что будет, если я не стану ничего раздувать и поддерживать горение, а задую твое пламя?
 - А ты попробуй! – злобно улыбнулся Эдан, а драконы в небе сцепились друг с другом еще яростней. Ни один не желал уступать. Даррелл и Эдан вкладывали в борьбу все свои силы, посылая драконам всю свою энергию. Не было видно, чтобы кто-то из драконов получил какое-то преимущество над другим. Дарреллу показалось, что его мозг вот-вот расплавится от напряжения. Эдан почувствовал, что его виски как будто стянул стальной обруч. Они одновременно прекратили посылать драконам мысленные команды. Даррелл с ненавистью смотрел на своего первого лорда и не знал, что ему делать. Тот же был поразительно спокоен, давно уже все для себя решивший.
 - Даррелл, ты так ничего и не понял, как и твоя мать, и Адалсон, когда пытались узнать, в чем мой секрет и почему королеве не удалось убить меня. Я безумно любил тебя, и любовь давала мне силы перенести все, - тихо сказал Эдан. – Просто я тогда думал, что она взаимна. Но даже сейчас, я не сдамся тебе, не позволю тебе победить, потому что мои силы я по-прежнему черпаю из чувства любви к тебе.
 - Мне не нужна твоя разрушительная любовь! Ты не вернешь мне тех, кто умер сегодня из-за тебя и остальных демонов! – с отчаянием воскликнул Даррелл. – Отдай мне дочь, я готов встать на колени! Ты мстишь мне за тот случай? Я готов унизиться перед тобой, только верни мне Амаранту.
 - Даррелл, ну почему ты такой глупый? Мне не нужно твое унижение. Почему ты считаешь, что встать на колени и попросить прощения – это унизительно? Ты забыл о том, как часто ты вставал передо мной на колени, чтобы… Ну, ты ведь понимаешь меня. Значит ли, что воспоминания об этом теперь тоже унизительны для тебя? - медленно спросил Эдан и посмотрел на девочку. - Кажется, она просыпается.
 - Так что же тебе нужно? – щеки Даррелла тронул легкий румянец смущения и гнева оттого, что Эдан напомнил ему о том, что раньше играло такую важную роль в их жизни.
 - Папа! – вдруг воскликнула Амаранта. Даррелл бросил на нее успокаивающий взгляд: “Все в порядке, милая, все хорошо... Эдан, неужели ты убьешь ребенка?”
 - Мне нужен ты, Даррелл. Я хочу, чтобы ты покорился мне, чтобы стал моим снова. Я никогда не забывал тебя, все мои мысли были только о тебе, я безумно скучал. Но, прежде ты должен поклясться в том, что так оно и будет, что ты станешь моим навсегда.
   Глаза Даррелла вспыхнули от злости. В короле боролись разные чувства: гнев, ярость, чувство любви и страха за дочь, но, в то же время, он ни за что не хотел подчиняться Эдану.
 - Хорошо, я сделаю все, что ты захочешь, - сквозь зубы ответил он. - Но я тоже не доверяю тебе. Я попрошу, чтобы сюда пришла Фаррин и забрала девочку. Ты согласен?
 - Да, конечно.
   Даррелл послал мысленный призыв Фаррин, и та, спустя несколько секунд, уже была здесь.
 - Юная леди, я рад видеть вас, - сказал Эдан ей и лукаво улыбнулся. Она сурово смотрела на него, остановившись в дверях. – Ты просто великолепна, ты стала настоящей женщиной. Неужели причиной та наша страстная ночь?
 - Отчасти, - спокойно ответила Фаррин, пытаясь ничем не выдать своего волнения при виде него. Однако ее сердце застучало в несколько раз быстрее, когда она увидела знакомый силуэт, его темно-каштановые волосы и незабываемую улыбку. Он стал темным захватчиком и должен вызывать в ней отвращение и презрение, но Фаррин почувствовала лишь сожаление и тоску.
 - Пусть Даррелл объяснит тебе условия нашей сделки.
 - Фаррин, забери у него девочку и уходи, - сказал Даррелл. – Мы не будем сражаться, мы истратили все наши силы на драконов. А они пусть разбираются сами. Когда кто-нибудь победит, вы сами поймете, чья сторона одержала верх, и будет ли для Хрустального королевства шанс выстоять, или все будет кончено… Эдан, я клянусь тебе, что выполню то, что ты просишь.
 - Папа, Эдан! Вы же не причините зла друг другу? – неожиданно спросила Амаранта.
 - Клянусь тебе, малышка, что я ни за что не причиню зла твоему отцу, - прошептал ей на ухо Эдан. – Я клянусь тебе всем, чем захочешь, в том числе, именем Адерета и всех других высших “избранных”.
   Фаррин быстро подошла к нему, и Эдан передал ей ребенка. Девушка старалась как можно скорее сделать все, что велел ей Даррелл. Она не удержалась и посмотрела в глаза лорду огня, но тот отвернулся от нее.
 - Оставь нас вдвоем, Фаррин, - сказал Даррелл. Та вышла за дверь вместе с Амарантой. Девочка весело помахала им рукой на прощание, и дверь закрылась.
 - Ну, что дальше? – злобно спросил король. – Ты хочешь меня прямо здесь и сейчас? А что будет потом? Ведь скоро ты и твои демоны разрушат здесь все, и ничего больше не будет! Или ты решил затрахать меня до смерти?
 - Даррелл, зачем же так грубо? Я не хочу этого. Я хочу вернуть все, что было раньше.
 - Ничего уже не вернешь.
 - Ты сукин сын, Эдан, грязный ублюдок, полукровка! – с ненавистью твердил Даррелл, зная, что этими словами уязвит того до глубины души. – Ты никогда не был достоин нашего общества, я ошибался в тебе.
 - Да, я всего лишь твой бывший любовник из плебеев, но ты позволял мне так много, - грустно улыбнулся Эдан. – А сейчас позволишь мне еще больше… Даррелл, ответь, почему ты говоришь это теперь? Почему ты позволил себе, правителю Хрустального королевства, связаться с таким, как я?
   Внезапно Эдан дотронулся руками до своей шеи и поморщился, словно что-то доставляло ему неудобство. Даррелл с удивлением наблюдал за ним, он только сейчас заметил черный ошейник.
 - Что это? – спросил он и усмехнулся. – Кто стал твоим хозяином, Эдан?.. Я понял, хозяйкой. Это та демонесса?
 - Ей не нравится, что я принял решение играть по своим правилам, - ценой невероятных энергетических усилий Эдан не позволил ошейнику сжаться. Король не смог удержаться от ехидного замечания:
 - Надо же! А ты ведь говорил когда-то, что не потерпишь над собой власти кого-то другого, кроме меня.
 - Так оно и есть, но теперь ты сам скоро окажешься в моей власти, - невозмутимо ответил тот.
   Из-под ошейника потекло несколько струек ярко-алой крови, теперь он уже не пытался сдавить горло Эдана, а старался поранить его острыми шипами, появившимися на внутренней стороне и проколовшими ему кожу. Лорд снова сосредоточился и сконцентрировал остатки своей энергии. Спустя несколько мгновений ошейник расстегнулся и упал к его ногам. Эдан, побледневший и уже совершенно обессиленный, взглянул на Даррелла, которому, если честно, было немного не по себе после увиденного, глубоко вздохнул и сказал:
 - Подойди ко мне.
   Даррелл с неохотой подчинился ему. Эдан порывисто притянул его к себе и крепко обнял.
 - Это все, что я хотел, чтобы ты всегда был рядом со мной, - прошептал он ему и стал покрывать нежными поцелуями его губы, щеки и шею. Даррелл закрыл глаза, отдавшись во власть рук, ласкающих его. Былые чувства и страсть всколыхнулись в нем со страшной силой, но он подумал об Амайе. Нет, он не должен поддаваться этой пьянящей разрушительной страсти. – Даррелл, я люблю тебя, я так скучал по твоей улыбке, объятиям и поцелуям, по твоему чистому дыханию, прикосновениям, по нашим беседам всю ночь напролет. Я не верю во все происходящее, что ты снова со мной, это похоже на сон, и я не хочу, чтобы он кончался… Неужели ты мог так плохо подумать обо мне, что я могу убить твою дочь, Амаранту? Она очень похожа на тебя.
 - Я всегда думал, что она больше похожа на Амайю.
   Но Эдан не слушал его, гладя светлые волосы короля и не отводя взгляда от его глаз. Он был счастлив впервые за долгое время и хотел сохранить в памяти каждое мгновение, проведенное с тем, кого он любит больше жизни. И тут Даррелл кое о чем вспомнил. Стараясь удерживать взгляд лорда на себе и, даже ответив на его страстный поцелуй, король опустил руку к себе на пояс, стараясь нащупать кинжал, который дал ему Марвин. Ему это удалось. Он осторожно вытащил его из ножен и медленно обнял лорда, заведя руку с кинжалом за его спину. В удар он вложил все оставшиеся силы. Ледяной клинок вонзился в спину Эдана до самой рукоятки и вышел с другой стороны.
 - Даррелл… - Эдан широко открыл свои темно-синие глаза, почувствовав ужасную боль и мертвый холод в груди, и чуть было не упал. Даррелл поддержал его и уложил на пол. Все произошло так быстро, что король и сам не до конца осознавал это. Будто во сне он наблюдал за тем, как расплывается на полу ярко-красное пятно, и его правая ладонь тоже была вся в крови.
 - Потерпи немного, Эдан, скоро все закончится, - тихо сказал он, пытаясь унять внутреннюю дрожь. – Честное слово, я не хотел, чтобы тебе было слишком больно.
 - Ты снова… предал меня… - прошептал Эдан. Он больше не выглядел удивленным, не то, что в первый миг после удара и посмотрел на Даррелла с бесконечной грустью, но тот отвел в сторону глаза, упрямо глядя в стену.
   Огненный дракон в тот же миг сдался под натиском воздушного и пропал. Его воздушный противник удобно устроился на вершине другой башни, свившись вокруг нее кольцом и ожидая приказов хозяина.
 - Позови Фаррин, прошу тебя, - попросил Эдан, чувствуя, что скоро потеряет сознание и провалится в бездну. – Я сам уже не могу этого сделать. Окажи мне последнюю услугу.
 - Да, сейчас, - король послал мысленный призыв девушке, а сам мельком подумал, может, стоит вытащить кинжал, чтобы Эдану не было так больно, но все-таки решил ничего не предпринимать. Даррелл до такой степени был убежден в уникальности и мощности магических сил бывшего любовника, что даже не исключал возможности, что у того может оказаться какой-нибудь козырь и на такой случай.
   Фаррин услышала призыв, она находилась неподалеку, вбежала в зал и бросилась к Дарреллу и Эдану, у которого изо рта пошла темная струйка крови. Только тогда король убедился в том, что на этот раз Эдан уже не воспользуется своими магическими силами. Трудно сказать, что Даррелл думал в эти минуты, держа на руках своего умирающего друга.
 - Эдан! – воскликнула Фаррин и опустилась на пол рядом с ним. Из ее прекрасных зеленых глаз полились слезы, она вздрагивала от рыданий. – Я так и знала, что все этим кончится, что кто-нибудь из вас убьет один другого... Я не смогла помочь тебе разлюбить его, Эдан.
   Она прикоснулась к его лицу и попыталась хоть как-то облегчить его боль, вспомнив, как когда-то давно она уже пыталась заполнить энергетическую пустоту, бывшую в нем, но у нее ничего не получилось. Ни сейчас, ни тогда. От этой мысли ей стало еще горше.
 - Не надо, Фаррин, - проговорил Эдан. - Ты простишь меня за то, что я сбежал тогда?..
   Она кивнула, не в силах ответить, и взяла его за руку.
 - Я хочу кое-что подарить тебе. Мой последний подарок. Ты так восхищалась моим даром чтения звезд… Я подарю его тебе… Даррелл, мой король, ты победил. Я все понял, упорствуя в своих заблуждениях, - глаза Эдана уже помутнели, он дышал с трудом.
 - Прости меня, мой лорд, может быть, я в чем-то виноват, - хмуро ответил тот.
 - Может быть, - усмешка тронула губы Эдана. – Ты никогда не признаешь себя хоть в чем-то неправым, но я все равно люблю тебя…
   Даррелл продолжал удерживать его голову у себя на коленях и молил небеса о том, чтобы все это поскорее закончилось. Он почувствовал, как Эдан дернулся в агонии, и тут что-то внутри Даррелла откликнулось на это последнее движение. Большой ярко-оранжевый феникс, который никогда до конца так и не подчинился королю, теперь был свободен. Птица издала жалобный крик, покружила над своим настоящим хозяином, уронив на него несколько хрустальных слез, и вылетела в окно.
 - Он всегда ревновал меня к нему, - тихо произнес Даррелл.
   Спустя несколько секунд все было кончено. Тело Эдана исчезло, как и тело любого “избранного” после смерти, оставив лишь яркую сферу энергии. Фаррин смотрела на нее оцепеневшим взглядом. Мертвая тишина надолго воцарилась в зале.
 - Я не возьму его энергию… - наконец, сказал Даррелл и поднялся с места. Ледяной клинок лежал на полу, окрашенный алой кровью.
 - Я бы и не позволила тебе этого сделать, - резко ответила Фаррин. – У меня есть, кому передать ее.
 - Фаррин, мне очень жаль, клянусь тебе!
 - Твои клятвы ничего не стоят, он был прав, - девушка взяла сферу с собой и ушла, чуть было не столкнувшись в дверях с Раймондом.
 - Король Даррелл, я все приготовил, я успел взять немного энергии Амаранты и сделал новые смеси. Надо спешить, чтобы победить оставшихся четырех демонов.
 - Не четырех, а трех. Я все расскажу тебе по пути, идем!

***
   Прошло два дня. Хрустальное королевство одержало нелегкую победу, осталось лишь найти Бригитту и убить ее, чтобы больше никогда не появлялись темные захватчики. Тиррелла, Леитона и Дериана лично прикончил Даррелл, воспользовавшись сферой с 5 элементом – эфиром.
   Но странное дело, победа принесла не так уж много восторга. Почти все вокруг было разрушено и опустошено. Масштабы разрушений были очень велики и, если вещи и строения еще можно было восстановить спустя какое-то время, то с природой все было не так просто. Должно пройти еще много времени, прежде, чем вновь зацветут сады и зазеленеют поля, реки снова станут полноводными, и в них будет водиться рыба, а в леса вернутся животные и птицы.
 - Я просто не могу спокойно смотреть на все это опустошение, - говорила Фаррин Дарреллу, с безнадежной тоской смотря вдаль. – Это ужасно!
 - Но мы ничего не можем пока сделать… Фаррин, подскажи, как мне поступить? Амаранта все еще сердится на меня.
   Даррелл имел в виду то, что Амаранта сразу поняла, кто убил Эдана, и теперь злилась на отца.
 - Вы же поклялись не причинять зла друг другу! Зачем ты убил его, папа? Я чувствовала, что он был хорошим! Он ничем не обидел меня там, в саду, в беседке, - говорила девочка.
 - Он был хорошим?! Ты еще слишком мала, чтобы что-то понять. Тогда знай, что это он убил твою маму! И, кроме того, я не клялся в том, что не причиню ему вреда! Поклялся только он, сама вспомни!
 - Ну почему вы, взрослые, такие злые и глупые?! – Амаранта убежала в свою комнату и не захотела больше в тот день даже общаться с Дарреллом…
 - Не знаю. Может быть, со временем она тебя простит, - пожала плечами Фаррин, равнодушно посмотрев на него. Дарреллу было как-то не по себе от ее взгляда. Нет, он не ощущал злобы, ненависти и желания отомстить с ее стороны за смерть человека, которого она так любила. Она смотрела на Даррелла, как на пустое место, даже без презрения и осуждения, и это беспокоило его еще больше, чем, если бы она рвала и метала, устраивала бы истерики, ненавидя его.
 - А ты… Ты сможешь меня простить? Я не мог поступить иначе, - едва слышно произнес король.
 - Давай не будем больше говорить об этом, - оборвала его девушка. – Я хотела поговорить с тобой на другую тему. Даррелл, я могу все исправить, я могу исцелить все. Моя сила позволит мне это сделать. Наша земля переродится, все начнется заново. Новое начало, новая весна…
 - Не надо этого делать, Фаррин, ведь ты принесешь себя в жертву, отдав свою жизнь ради этого исцеления! Почему ты не хочешь подождать, пока все не свершится само по себе? Природа сама все исправит.
 - Пройдет слишком много лет. У меня болят душа и сердце, когда я смотрю на все это.
 - И ты хочешь оставить меня, уйти вслед за моей матерью, Амайей и остальными? Бросить меня совсем одного? Амаранта еще слишком мала, чтобы во всем разобраться до конца.
 - Ты эгоист. Да, я не хочу здесь оставаться! Особенно рядом с тобой, - с вызовом ответила Фаррин, смерив его жестким взглядом. – Ты ничего не понимаешь, Даррелл.
 - Ты думаешь, что… там встретишь Эдана?
 - Я не знаю и ни в чем не уверена наверняка. Может, я встречу его в новом перерождении.
 - Но, Фаррин, ведь он не любит, то есть, не любил тебя.
 - Зато я люблю его! Я последую за ним, куда угодно, я знаю, что он – моя судьба, пусть даже он никогда не сможет полюбить меня, пусть я не добьюсь взаимности, но я счастлива оттого, что просто люблю. Возможно, что он также связан с тобой, обреченный любить тебя, но не получать взаимности.
 - А как же Дестин? Ты оставишь его здесь?
 - Нет, но я еще подумаю об этом. Если бы я была в тебе уверена, то оставила бы его тебе, чтобы ты любил и заботился о нем, но ты не держишь слова, и я не могу тебе довериться. Вдруг ты убьешь его? Ведь он так похож на Эдана! – неожиданно сказала Фаррин.
 - Что?! Почему ты так обо мне думаешь? Моя дочь и твой сын с детства дружат, я никогда не имел ничего против. Ну, знаешь ли, Фаррин, это уже чересчур, ты опустила меня ниже всякой планки! Ведь Эдан не убил Амаранту, хотя у него была возможность, так почему же ты думаешь, что я убью его сына? – с горечью спросил король.
 - Я говорю то, что есть, Даррелл. Прости, если я не права.
   Но Даррелл больше ничего не сказал ей.
… Раймонд сидел за столом и описывал главу летописи Хрустального королевства, в которой говорилось о битве с темными захватчиками. Светили свечи, и на стене плясали тени, отбрасываемые предметами. Вдруг кто-то постучал в дверь. Мужчина поднялся с места, отложив в сторону перо.
 - Что случилось, ваше величество? – спросил Раймонд, с недоумением смотря на стоящих в дверях Фаррин и Дестина. – Уже так поздно. Все в порядке?
 - Раймонд, я уверена в том, что могу доверять тебе. Ты окажешь мне услугу? – спросила девушка и подвела мальчика к нему. Тот, насупившись, переводил взгляд с матери на Раймонда.
 - Все, что угодно! Но я не понимаю…
 - Ты сможешь воспитать Дестина настоящим мужчиной, ты поможешь ему открыть и развить его силы?
 - Конечно. Как только он немного повзрослеет, я займусь его обучением. Тогда и приведете его ко мне.
 - Я хочу оставить его тебе, Раймонд, чтобы ты заботился о нем, чтобы ты заменил ему родителей.
 - Фаррин, что вы говорите?! А как же вы? – удивился советник. – Я вас не понимаю.
 - Ты решила бросить меня, мама? – сердито спросил Дестин. Его темно-синие глаза, такие же, как у отца, сияли сейчас злым блеском. – Почему? Куда ты уходишь?
 - Когда ты станешь старше, то все поймешь. Прошу, не сердись на меня, я тебя очень люблю, но я не могу поступить иначе, - девушка опустилась перед ними на колени и обняла мальчика, прижимая его к груди. – Дестин, милый, знай, что мы с твоим отцом всегда будем рядом, мы будем следить за тобой…
 - Но я не хочу, чтобы ты уходила! – мальчик залился слезами.
 - Фаррин, неужели вы решили сделать то, о чем упоминали на днях? – тихо спросил Раймонд. – Долг перед королевством и его жителями – это очень важно, но не менее важен ваш долг быть матерью для этого мальчика.
 - Раймонд, мне и так тяжело сейчас, но я сделала свой выбор. Я оставляю Дестина в надежных руках.
 - Я клянусь именем Адерета, что позабочусь о Дестине, как о собственном сыне, - Раймонд поклонился ей, взял за руку и поцеловал. – Вы – настоящая королева, Фаррин, добрая, мудрая и справедливая. Я очень огорчен вашим решением, но я уважаю ваш выбор. Не переживайте, я сделаю все, чтобы Дестин ни в чем не нуждался.
 - Дестин, дай мне свою ладошку, - ласково сказала Фаррин сыну. – Я хочу передать тебе одну вещь. Твой отец очень любил разговаривать со звездами, и ты тоже сможешь с ними подружиться.
   Девушка подула на ладонь мальчика и на нее упала золотистая искорка, которая вскоре исчезла.
 - Раймонд, задержите его, я знаю, что он попытается броситься вслед за мной, - попросила Фаррин, смахнув непрошенную слезу, и скрылась в ночи для того, чтобы совершить свой последний магический ритуал…
   А наутро, когда Даррелл проснулся и подошел к окну, он увидел рассвет нового Эвалоса, ожившую землю с зелеными полями, лугами и лесами. Небо было яркое, синее и невообразимо далекое, с белоснежными пушистыми облаками и летящими стаями птиц, возвращающимися к себе домой. Все расцветало и обновлялось, реки стали вновь полноводны и глубоки, а горы высоки и величественны. Ветер запутался в кронах деревьев, разговаривая о чем-то с листьями, цветы источали дивный аромат…
   Это была прекрасная картина весны, рассвета новой жизни, и Даррелл был восхищен восстанавливающей, оживляющей и исцеляющей силой земли и природы. Вот только поделиться с кем-то охватившим его восторгом он уже не мог…”

***
   Парень смотрел на девушку пристальным взглядом, как будто видел впервые.
 - Вот и вся история, - сказала она, помешивая ложкой кофе. – Ты все еще считаешь, что потерял время?
 - “Заткнись, пожалуйста, и послушай” – я должен был все понять еще по той фразе, - парень провел рукой по волосам, небрежно, но немного нервно.
 - Узнаю этот жест! – усмехнулась девушка.
 - Но что ты хочешь от меня сейчас? Зачем ты мне все это рассказала? Или…рассказал? Я теперь не знаю, как к тебе обращаться! Ты преследуешь меня во времени и пространстве? Для чего? Если так, то, значит, это лишь одна из многих возможных историй! Неужели всегда все было так трагично?
 - Не знаю, я помню только то, что было на Эвалосе. Но этой планеты больше нет.
 - И что дальше? – в сердцах воскликнул парень, но тут же сбавил тон, потому что на них стали оглядываться люди за соседними столиками. – Лучше бы ты ничего мне не говорила! Я вспомнил, теперь все вспомнил! Как я был счастлив с Амайей, а ты убил ее! Моя мать, моя дочь, Уоррен, Марвин, сражение с демонами, закаты и рассветы Эвалоса… Ты все такой же ублюдок! Ты тоже не меняешься, ты постоянно преследуешь меня! Зачем ты потревожил мой покой, Эдан?!
   Парень с отчаянием смотрел на девушку, но видел перед собой совсем другой образ – образ красивого темноволосого парня, которого, как оказалось, он знал уже давно.
 - Я ненавижу тебя еще больше за то, что ты посмел мне все рассказать! – продолжил он. – Я никогда не буду играть по твоим правилам, и мне все равно, кем я и ты будем, мужчинами или женщинами, но я ни за что не покорюсь тебе!
 - Я знаю это и ничего не прошу у тебя. Вряд ли кто-то из нас может изменить судьбу, - пожала она плечами. – Почему я решил все тебе напомнить? Это было сделано из…вредности, желания отомстить, нарушить твой покой, мой…дорогой король.
   Парень, сверкнув глазами, гневно смотрел на собеседницу, а та невозмутимо спросила:
 - Скажи, а ты теперь сможешь понять, если перед тобой вдруг окажется перерожденная Амайя?
 - Думаю, что я смог бы это понять. Очень может быть, что она уже есть в моем окружении, - задумчиво произнес парень и вдруг спросил: “А ты что, собрался и в этом мире ее убить?!
 - О, боже, Даррелл, нет, конечно, нет! – она тайком скрестила пальцы за спиной.
 - Почему бы тебе не разыскать Фаррин? Кто она сейчас – парень или девушка, это ведь не играет особенной роли? По порядкам Эвалоса, конечно. Вы составили бы достойную пару.
 - Она сама найдет меня, если захочет. Но мне это не нужно, мне никогда не хотелось обижать ее… - ответила она. Как бы ей хотелось услышать от него совсем другие слова, а не эти небрежные фразы, означающие снисходительное участие к ее судьбе, в которой на самом деле он никогда не был заинтересован. - Ты еще жалеешь о том, что все вспомнил?
 - Я не знаю, не решил до конца.
   Они долго молчали, стараясь не смотреть друг на друга. Наконец, девушка поднялась из-за столика.
 - Мне пора идти.
 - Мы… еще увидимся когда-нибудь? – неожиданно спросил парень.
 - Возможно, мы еще увидимся в этой жизни или…нет. А, может быть, мы встретимся уже в другом перерождении. Прощай,…Даррелл!
 - Прощай, Эдан!
   Он еще долго сидел за столиком летнего кафе, глядя ей вслед. Огни ночного города ярко сияли, привлекая шумные толпы народа. Они манили, звали людей за собой, чтобы те встречались и влюблялись, отдавшись волшебству этой неповторимой летней ночи, но молчаливые звезды нисколько не завидовали им. В конце концов, они знали, что все предначертано на небесах, и эту волю победить почти невозможно, как и изменить порядок некоторых вещей.

Апрель – июнь 2011 года.


Рецензии
Очень красивая история... Затронула за живое... Читая эту главу, я даже заплакала. Впрочем, со мной это нередко случается...
Отличное произведение получилось! Читала с большим удовольствием, просто не могла оторваться... Трогательно и романтично...
Чем-то напомнила эта история мою собственную самую безумную любовь... Тому, кто казался мне самым близким и родным, на деле оказались совсем не важны мои чувства; когда он предал меня, мне больше всего хотелось умереть от его рук. Так что я считаю, концовка действительно удачна - умереть от рук любимого. На месте Эдана, я бы с самого начала, после предательства, хотела именно этого.
Ну а моя история описана по большей части в главах про Анну Кошку, в моём романе "Сын Ночи". Я эти автобиографические главы даже отдельно выложила, как мемуары, хотя там примерно 20 процентов художественного вымысла, так как вплетаются вымышленные персонажи книги...

Диана Дикая   04.09.2012 02:34     Заявить о нарушении правил

На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.
Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру