Проза.ру

Тайны Африки. Граф Н. Леонтьев - разведчик или

 
          Среди моих архивов, пожалуй, один из самых богатых по переписке, редким   документам 1890-х годов и один из самых сложных - о путешественнике и государственном муже, смелом до авантюризма казаке Николае Леонтьеве.
          Уж очень противоречивый взгляд несут материалы на жизнь и деяния этого самородка!
         Они удалены от нас временем и пространством, где-то грешат вымыслом и оговором... Но я хочу с их помощью рассказать вам его историю.   
                                                                           
          Это была эпоха жесткой схватки европейских стран за богатую, загадочную Африку.
          В круговорот событий вокруг христианской Абиссинии, а ныне Эфиопии, был вовлечен есаул Николай Леонтьев.
          Да так вовлечен, что стал почти в центре создания и самого существования русско-абиссинских отношений.
          Но начнем все по порядку...

             ВЕЧНЫЙ СТРАННИК
          Какой казак не мечтает о военной карьере?
          Николай с малку бредил кавалерией и стал лихим наездником. Он добился всего, о чем мечтал когда-то в 17 лет! Дослужился до чина поручика и многие завидовали ему.
          Конечно, это породило много кривотолков, но что ему до них!
          Николай заражен новой мечтой — чужедальними странами и путешествиями!

          Его дневники и письма тех лет так и пестрят восторженными откровениями. Послушайте…
          «Наконец–то, я добился своего: еду с экспедицией в экзотическую Индию, к берегам священного Ганга, через буйную Персию и Афганистан. И что ждет нас впереди? Даже дух  захватывает...». Это начало его записей, потом их будет много.

          Закаленный первыми путешествиями в далекие страны, 32-летний  Леонтьев решается на самостоятельную экспедицию в малоизвестную в Европе Абиссинию.
          И он снова в пути-дороге. Теперь уже поддержанный Императорским географическим обществом и известным путешественником  Елисеевым. Не знаю, сколько вложило в эту экспедицию Императорское Географическое общество...
          Но в документах точно известно, что одержимый мечтой Леонтьев вложил все имеющиеся у него средства. Абсолютно все!

          Итак, в октябре 1894 года наш казак отправляется с 11-ю единомышленниками в  Абиссинию! Официально, чтобы собрать различные научные сведения и экспонаты об этой стране.
          Но главной была его тайная цель, о которой мало кто знал и догадывался! 
          Предложить правителю страны  негусу Менелику Второму установить дипломатические отношения между Абиссинией и Россией, и… помочь абиссинцам в создании мощной  регулярной армии.  Так кто же дал ему такое важное международное поручение,но... не официальное.

          Кто же в этом был заинтересован, задумывался я ?
 Император российский?..
 Военное  министерство?..
 Торговое купечество для рынков сбыта?..
 Министерство иностранных дел?..
 Или они все вместе засылали Леонтьева в Абиссинию?..
 
          Фактически, Леонтьев продолжил дело нашего Царицынского казака Николая Ашинова, который ранее на свой страх и риск, с целью установления отношений с Абиссинией, основал в Африке казачью колонию... Однако был разгромлен французскими крейсерами, арестован и этапирован в Россию. Об этом мы рассказывали в другом очерке.
          Но повезет ли сейчас Леонтьеву? Или он тоже будет выдворен силой из Африки, как Ашинов?

          Продуманный Леонтьев и сотоварищ офицер Елисеев в экспедицию в Африку   запаслись солидным рекомендательным письмом из Франции. От Парижского географического общества. Это уже было официальное прикрытие.
           К тому же путешественники собрали для черных христиан большой караван грузов. Для чего открыли свои кошельки купцы-толстосумы, предприниматели и  меценаты. Много церковной утвари и священной посуды, различных подарков для  единоверцев – черных абиссинцев собрала и Церковь. В экспедиции было и духовное лицо. Но в пути вспыхнула ссора и Елисеев уехал. Леонтьев, зубы сжав, опираясь на на  казака Семена Гарбузенко, унтер-офицера в отставке Агапова,  вел экспедицию дальше...

           Что же ждало их в пустынях и дебрях Черного материка?
           Обратимся к документам...
           Вначале экспедиция прибыла в порт Джибути, где французы устроили русским  шикарный прием. Весть о прибытии русских  молниеносно пронеслась по пустыне и достигла столицы негуса Менелика.
           Но это были французы, а  другие европейские государства никак не хотели участия России в судьбе богатой природой, но независимой Абиссинии.
           Их агентура получила приказ. Постоянно мешать продвижению русских вглубь Африки и препятствовать встрече с негусом.   
           Для этой цели натравливались воинственные дикие местные племена. Им внушалось, что экспедиция везет несметные сокровища  «белого» царя и на неё можно смело нападать, так как охрана русских слаба и малочисленна.
           Особое рвение проявляли  итальянцы, давно жаждавшие власти  над непокорной Абиссинией. Они даже объявили крупную награду за голову Леонтьева и его спутников.

           Из воспоминаний участников похода:
            - Экспедиция ощущала невероятные трудности на всем пути: охрана не смыкала глаз днем и ночью, ее несли  все участники. Умело располагались на ночлег: спасали знания военной тактики, умение скрыто вести разведку, даже в чужой стране...
            - Нередко мы  вступали в бой, огнестрельное оружие быстро давало результаты: караван шел и шел упорно вперед… Хотя люди были на пределе возможности... От непереносимого зноя, изнуряющих переходов, нападений хищных зверей.
                                                         
           Да зачем такие муки, скажете вы, какое нам дело до той далекой христианской страны?
           Хочу напомнить, что тогда лишь Абиссиния в Африке сдерживала натиск колонизаторов - и оставалась свободной! Она давала отпор изо всех сил крупным европейским державам, да  вот силы были неравны.
           Потому ей важна была поддержка сильной северной страны, как Россия. Страны единоверной, а не мусульманской, которые огненным кольцом окружили Абиссинию!
           Любая поддержка! И Россия, в соперничестве с мировыми европейскими державами, была не против  обосноваться на Африканском континенте. Надо было здесь не дать закрепиться вечной совернице России Англии, которая подбиралась к русским границам в Крымской войне, старалась"захапать" соседние страны Средней Азии. Были и другие, тайные причины...
           Но вернемся к экспедиции! К тому моменту, когда переход по Африке заканчивался, и отряд Леонтьева с триумфом встречали в столице Абиссинии, Адисс-Абебе.

                 В СТРАНЕ ЧЕРНЫХ ХРИСТИАН
 
            На долгие версты стояли коленопреклоненные, со щитами и саблями,воины-абиссинцы, создавая живой коридор. Как никогда, звонили колокола, громыхали барабаны, сияли диковинные украшения и позолоченные  шиты, красовалтсь львиные гривы на головах вождей и яркие наряды свиты правителя.
           Сам государь, негус Менелик Второй, на белом коне,в торжественном одеянии, был очень рад  смелым русским.                                 
            Вот какие слова негуса сохранили документы;
             - Я знаю, что Россия не может помочь нам непосредственно, слишком далеки мы друг от друга.
            Но мы ничего и не просим, и не ожидаем от России, но горячо желаем, чтобы она всегда относилась к нам с симпатией, верила нам и мы были уверены в искренней дружбе единоверцев.
                                          
           Надо сказать, что Менелик, как и наш Петр 1, стремился объединить свои земли и народы, дабы создать сильную армию и развивать страну. Именно Петр был любимым героем этого мудрого абиссинского правителя.
           Менелик нуждался в сей грозный час в верных друзьях и военных помощниках. Ведь на его страну яро посягали Англия, Германия, Италия…

           А в лице Леонтьева и других россиян он таких помощников и получил. Они проделали коллосальную работу!
           Вернемся к документам. Например, вот книга: «Абиссинская армия», написанная Леонтьевым при обучении им, как  инструктором, огромного абиссинского войска. Здесь все расписано от «А» до Я». Это капитальный труд профессионального военного по усилению армии, с учетом местных боевых условий. 
               
           Благодаря настойчивости Леонтьева и его личным усилиям в Россию было-таки отправлено Первое абиссинское посольство. Леонтьев привез в Петербург собственноручное письмо Менелика.
           Хотя сопротивление тому было огромное по всей Европе, которая не допускала  и мысли об укреплении позиций России в Африке.

           Из дневника императора российского Николая Второго:
           «Год 1895-й. 30 июня, пятница.
           Наконец погода поправилась. После докладов, мы с Алекс поехали в Большой дворец, где приняли абиссинское посольство. Красивые черные люди, в странной одежде. Разговаривали через переводчика по-французски.  Кроме нескольких подарков, я получил орден «Печать Соломона».
            Вот такая коротенькая запись в дневнике, а какая огромная, опасная работа была проделана русской миссией в Абиссинии, чтобы это посольство состоялось!

            В этом, 1895 году, благодаря чрезвычайным, хитромудрым усилиям Леонтьева, состоялась отправка из Санкт-Петербурга на пароходе  Менелику 30 тысяч ружей, 5 мил. патронов и 5 тысяч сабель.

           А когда Италия напала на Абиссинию, Леонтьев выехал на эту войну с отрядом русских  добровольцев и принял в ней участие. Вот они! Молодцеватые урядник Константин Адзеев, унтер-офицер Федор Петров, фейерверкер Василий Коркунов, фельдшер Семен Бузас. Прибытие этой команды произвело огромное впечатление!
           Толковый военачальник, он занял при Менелике совершенно исключительное положение. Тот во всем советовался с Леонтьевым, что вызывало темную злобу приближенных и иностранных представителей. Однако Леонтьева и его русскую команду этим было не запугать!   
           Он редактировал секретную переписку Менелика с иностранными державами. Вел переговоры с итальянским военным командованием в связи с  разгромом ее армии отважными босоногими солдатами   Менелика.                                                
           Негус Менелик был настолько доволен Леонтьевым как военным советником , что   пожаловал ему при парадной церемонии графский титул, впервые созданный для него в Абиссинии! 
       
           Потом у Леонтьева будет много походов вглубь этой неспокойной страны, усмирение местных феодалов-князей, недовольных как Менеликом, так и авторитетом  русского при его дворе.

           Чего стоил его завоевательный марш к озеру Рудольфа, с участием русских военных отставнииков! В нем участвовали и проявили отвагу наши офицеры в отставке, как Бабичев, барон Шедевр,Агапов, знакомые нам Адзеев и Петров.
       В отряде   выделялись в тропической форме наши казаки, 150 сенегальских стрелков и 50 арабов-разведчиков на верблюдах. Дополняли  их 2000 абиссинских конников и пехотинцев.
        Пол батареи пулеметов "Максим" везли на спинах мулы, и их смертоносный огонь  обещал скорое завоевание и добычу. Следом шли солдатские  жены с детьми, готовые создавать новые колонии на захваченных у дикарей землях.   
       По мере продвижения отряд Леонтьева оставлял свои  укрепления и гарнизоны, выдерживал бои с местными племенами, вооруженными луками и отравленными стрелами. Несколько человек утащили людоеды, едва удалось отбить от них одного казака. Его отряд потерял 216 человек убитыми  и несколько раненых, среди которых были Шедевр и казак Гогасов.
       Леонтьев уверенно  сказал Менелику:
      - Поход увенчался полным успехом. Над озером Рудольфа взвился  абиссинский флаг!

           Доклад Леонтьева о этих  труднодоступных экваториальных землях  произвел фурор на заседании географического общества в Париже!   
          Огромнейший труд! Мне перевели его с французского. Леонтьева узнала Франция,  им и его исследованиями заинтересовались другие страны.                      
         
          Но до сих пор остается загадкой, было ли это покушением на жизнь Леонтьева или же произошел несчастный случай?  Он был тяжело ранен в бедро абиссинским офицером на стрельбах. Возникла опасность гангрены. Пришлось ему уехать в Париж на лечение.  Преступление это было совершено при исключительно загадочных обстоятельствах и причины его остались невыясненными.

          Но несмотря ни на что, пытливый Леонтьев находит время для изучения быта и традиций черных христиан. И, конечно же, знакомит их с жизнью и обычаями далекого  русского народа.
           В тоже время он вступает в контакт с парижскими банкирскими домами,  английскими и бельгийскими компаниями  по продаже им экваториальных провинций Абиссинии, образования концессий для разработки недр на территории доставшихся ему земель. Ведь российские власти отвергли его предложение по этому вопросу.
           Наверное, он фактически преступил пределы предоставленных ему явных и тайных полномочий, противопоставил себя государственным структурам...

           Трудно сказать, долго бы оставался на службе крепнувшим русско-абиссинским  отношениям Леонтьев, если бы не грянула в России русско-японская война.
           Он ведь профессиональный военный! Должен в ней участвовать. К этому призывало и сердце, и офицерский  долг!
           Итак, Леонтьев покидает Абиссинию, на прощанье забрав у Менелика перстень, подаренный ему Николаем Вторым.
           Но Леонтьеву не до таких мелочей. Его ждет фронт сражений и Дальний Восток!
 
           Гром русско–японской  войны заставил многих русских прервать свои дела и  службу за границей, потому что «Отечество в опасности». Особенно это касалось военных, отставников.
           После проигранного японцам крупного сражения под Мукденом, сюда, на фронт поспешали  офицеры Максимов и Гучков, прошедшие горнило англо-бурской войны, полковник Генерального штаба Артамонов из африканской экспедиции и многие другие. Все эти имена известны истории.

           Наш  Леонтьев, прибыв из Абиссинии, определяется в полк Кубанского казачьего войска Кавказской дивизии, под начало генерала Мищенко. Леонтьев снова среди своих казаков, которых надо увлечь за собой, в бой, лишь одним движением шашки.
           Перед нами нет уже того Леонтьева - под именем экзотического графа Абая, который командовал абиссинцами в далекой черной христианской стране.
           А есть начальник разведки при Тауладском авангарде - поручик Николай Леонтьев.
 
                   ЗА ТРЕМЯ МОРЯМИ...

            Мы оставили нашего героя Николая Леонтьева в то время, когда он  подъезжал к позициям на фронт русско–японской  войны.
            Но хочу  немного приостановить время, чтобы рассказать, что оставил он,  «за тремя морями» в Абиссинии.

           Итак, к  Леонтьев был правой рукой правителя  Абиссинии Менелика Второго, и при пышной церемонии ему был пожалован высший военный чин в Абиссинии! Особую роль в этом сыграли организаторские способности Леонтьева. 
           Леонтьев прилагал все усилия сформировать регулярное войско.И это ему удалось! В  начале февраля 1899 года  он представил Менелику сформированный регулярный батальон. Ядром его стала рота сенегальских стрелков, привезенных им из Сен-Луи, с русскими и французскими офицерами. К тому же  создал первый военный оркестр духовых инструментов.
           И над дикими дебрями и племенами гремел  марш "Прощание славянки" и разливались над африканскими пустошами "Дунайские волны"...
 
  Леонтьев стал также генерал—губернатором обширных абиссинских земель! Можно много еще перечислять того, чем был отмечен или награжден Леонтьев, или граф Абай - как там его величали.                                                                              
            Представляете в этом тропическом краю, он течение долгих лет, был   фаворитом Менелика! И тот выделил ему  ряд поместий, представляющих собой огромные пространства. Они тянулись на сотни миль к югу, к экватору. Леонтьев, наделенный предприимчивостью, успешно  участвовал  в значительных финансовых  и других предприятиях в Абиссинии. В его команде участововали отставные российские офицеры,крепко  обосновавшиеся здесь, как Бабичев, барон Шедевр и другие... Какова  русская Абиссиния!

            Да, Леонтьев обладал незаурядными дипломатическими качествами.
По личному поручению Менелика он проводит сложные дипломатические переговоры в Риме.
Скажу, что это было специальное секретное поручение... Он сумел завоевать симпатии видных итальянских политиков и только благодаря его усилиям римское правительство пошло на значительные уступки Менелику.
            Будучи в Киеве с абиссинским посланником, Леонтьев представляется государю императору и приподносит в качестве подарка от негуса слона, который участвовал в войне против Италии.

            Леонтьев направляется в северный Санкт-Петербург и добивается для Менелика за счет русской казны изготовления снарядов и частей к 60 орудиям, отбитым в войне у итальянцев.
             И он вновь, с тем же посланником, возвращается Абиссинию ! 
            Он везет   ценные грузы, подарки  владыке абиссинскому, которые по Африке  доставлял   караван в 70 верблюдов и 40 мулов! Преодолевая большие трудности, Леонтьев достиг столицы Абиссинии и все, без потерь,  вручил Менелику!

            Энергия и успехи его на международном поприще были поразительны!
            Через короткое время он выполняет тайное задание Менелика уже в Турции! И добивается у султана важных для подданных Менелика реформ в абиссинском монастыре в Иерусалиме.

            Спрашивается, почему  донесения Леонтьева принимались во внимание нашим правительством, если бы он вызывал подозрения своей мошеннической, авантюрной деятельностью?..
            Ведь он выступал в известной степени как официальный представитель России.
            Что крылось за этим? Ведь в Абиссинии он не был в ранге  аккредитованного российского дипломата, солидного военного атташе, или  имперского гражданского чиновника.... Так кем же тогда был он?   
            Русского Леонтьева, как  активного международного деятеля, стали признавать в Италии, Турции, Франции…

            Скажем откровенно, это не совсем нравилось официозной, дворцовой России. Против него завистники плели сети интриг. И это подтверждают документы.
            Однако даже недруги Леонтьева признавали, что «благодаря его неутомимой энергии, редкой настойчивости и недюжинному уму, он создал для России важную союзницу в Африке - Абиссинию».

           Уникальные материалы обнаружил я в рассекреченных архивах Военного Министерства России, тайно желавшего своего укрепления в Африке.   
           Материалы эти по вопросу вооружения армии черных христиан.
           Николай Степанович  был послан Менеликом в Россию с секретной просьбой о  безвозмездной помощи его армии современным оружием, для защиты против вторжения Англии, Германии, Италии.

           Предствьте, что Леонтьев (он или великий гений или его поддерживает императорская рука), снова заинтересовывает высших мужей российской дипломатии и военного мира абиссинскими делами... 
           В результате из военного арсенала были тайно погружены на  пароход для доставки Менелику 30 тысяч ружей, 3 млн. патронов и артиллерийские снаряды. А может это  предполагалось использовать для развертывания на абиссинской земле русского военного корпуса?.. Может поэтому  оружие и было  задержено Англией, крутой соперницей России в Средней Азии, дабы не допустить влияния русских  в Африке?.. И в прицеле Англии оказался именно Леонтьев!
            Но направление парохода с оружием в Африку  могло быть сделано только на уровне Российского военного министерства с неприменным уведомлением Министерства иностранных дел, дабы "не влипнуть" с этой тайной операцией на мировой арене...
           И порою меня, заваленного бумагами о Леонтьеве, (действовавшем нередко на свой страх и риск, на грани между подвигом и авантюрой), посещают  мысли…
            А не был ли он одновременно одаренным и удачливым, очень крупным индивидуальным АГЕНТОМ Российской Разведки?

           Смотрите, даже не взирая на многочисленные секретные докладные опытного российского дипломата в Абиссинии Власова в Петербург, направленные против русского Леонтьева, тот продолжает  по-прежнему успешно, и не один год, заниматься русско-абиссинскими связями. Да под каким ещё прикрытием!

           Из дипломатической переписки Власова:
«Леонтьев пользуется фактической поддержкой  императорского абиссинского правительства, если и не открыто, то тайно. В чем убеждены также и здешние европейские представители».

           А вот строки из иностранной прессы того же времени.
«Леонтьев умело манипулировал окружением императора Абиссинии, был обаятелен и изворотлив. Многие считают его жестоким аферистом, скорее даже жуликом. Все его крупные финансовые операции граничили с обманом».

           И, если верить последней характеристике, а таких немало встречается в архивных публикациях, особенно зарубежных, то сразу возникает вопрос.       
           Зачем же тогда этот, суперудачливый, как пишут, богатейший аферист, бросил все благополучие - и уехал в неспокойную, воюющую с Японией Россию?

           В  душной теплушке уехал туда, где льется кровь и слышны стоны раненых, где надо  хоронить друзей, делать дерзкие вылазки разведки... Часами, сутками, мокнуть под дождем, в засадах и рисковать своей жизнью! Да разве можно перечислить все суровые, кровавые будни войны!
            Знаете, обидно за земляка, да и за многих других людей, одержимых идей, патриотизмом, а где-то и необычными прожектами, людей, чьи поступки и дела рассматриваются только под черной, своекорыстной призмой-выгодой. 
 
            Но нашему Леонтьеву нет дела до подобных публикаций: его имя, отважного русского в Абиссинии,гремело по всей России и не исчезало с газетных страниц. И их я читал немало.

            А теперь офицера Леонтьева ждали в разведке скрытые рейды в тылы японцев, схватки и горечь утрат.
           В одной из ночных вылазок под ним упала раненая лошадь, он  сам был ранен, но не покинул  разведотряд. Ни на один день.
           Он воевал со своими казаками - вплоть до ратификации мирного договора с Японией. Обратим внимание. В одном документе указывается, что именно « поручик Леонтьев сопровождал  российского генерала Орановского для заключения перемирия с японским уполномоченным, генералом Фушимой».
             Так закончилась для нашего героя русско-японская война, на которую он стремился всей душой и сердцем...  романтик из-за трех морей.

                     ДОМА...
           Вернувшись  в Европу, Николай Степанович недолго оставался бездеятельным. Мысли его снова и снова возвращаются к близкой и такой далекой Абиссинии. Ведь сколько труда было вложено в нее!
           В 19О6 году он возвращается в любезную Абиссинию, но... Менелику  представлен не был! Значит, он потерпел фиаско?..
           Однако Леонтьева не так просто вышибить из седла! 
           Он по-прежнему вхож в русское посольство в этой стране! Не удивительно ли? Отвергнутый правителем Менеликом, но принятый посольством! Да так, что с  советником посольства Л.Скаржинским основывает в Джибути большую сельскохозяйственную плантацию,  ведет еще ряд крупных дел!

           ...Он написал воспоминания по походным дневникам, которые воплотились в  интереснейшую книгу «Император Менелик и война его с Италией». 
            Энергичный  человек, он напрвлял в высшие военные круги обстоятельные  записки.Вот одна из них…
            «Докладная записка в Азиатскую часть Главного штаба генерал-лейтенанту Проценко». В ней Леонтьев выгодно характеризует абиссинскую армию и предлагает учредить постоянные русско–абиссинские торговые связи в Африке. 
 
        Есть в архиве еще один любопытный документ, в котором автор с сожалением отмечает:
            «Леонтьев — бесспорно энергичная, самобытная личность, которая могла бы способствовать еще большему сближению России и Эфиопии, принимая во внимание, что для негуса Менелика Второго, Леонтьевым сделано невыразимо много.»
            А Леонтьев, ее дожидаясь от министерских чинуш ответов на свои деловые предложения, принимает меры для общения с абиссинскими друзьями, оказывает им  помощь.    
    Оказалось совершеннейшей правдой, что он  на свое иждивение, обучает русскому языку молодых африканцев. И что замечательно: учителями становятся русские крестьяне.

            Автор статьи, тогдашней провинциальной газеты с восторгом пишет:
            «Местный помещик Н.С. Леонтьев уже около 10 лет тому назад выехал в Абиссинию. Оттуда ежегодно наезжают к нам абиссинцы. При Н.С. Леонтьевё находятся несколько человек из местных крестьян в качестве учителей русского языка.
            Ныне Н.С. Леонтьев по примеру прошлых лет отправил к нам одного из своих доверенных слуг, Наума Ведьмедева, в сопровождении двух негров. Чернокожие одеты по-нашему, обучены русскому языку, посещают церковь и крестятся. Оба негра богатые люди и отнюдь не простого происхождения. Живут они в доме Леонтьева, вызывая среди крестьян бесконечные толки».
            Здесь же указан адрес: деревня Малая Березовка. Находилась она в версте от центра Косовской волости Александрийского уезда Херсонской губернии.
            В той Косовке и посещали церковь «чернокожие, одетые по-нашему».

           Пришло время нарисовать портрет Леонтьева - противоречивый , как и отзывы о нем.  Вот что писали о нем люди, встречавшиеся с ним в разное время и по разным поводам. 
           Англичанин Джеймс Брукк говорит так.
           «Внешность этого человека была романтической, и в тоже время внушительной. В его голове часто возникали грандиозные идеи. Он сочетал в себе склонность к авантюризму и, представьте, также большую любовь к естественным наукам».   
           Еще высказывания иностранцев...
           «Леонтьев принадлежит к самому очаровательному типу русских. Принял нас с большим радушием. Он высокого роста, со светлой бородой и слегка заикается. Он уже третий раз вернулся в Адис-Абебу из России. Привез много подарков негусу от Императорского Величества. Прелестный рассказчик и неплохой поэт».

           А большинство фотографий того времени запечатлели обыкновенного русского человека, быстроглазого и светловолосого, с длинными усами и бородкой клинышком. Но на одной запечатлён грузный человек огромного роста, одетый в тропическую каску, видимо он собрался на охоту, в экспедицию.
           Но и первый, и второй снимок запечатлели одного и того же человека - нашего Николая Леонтьева.

           Кстати, он собрал во время своих путешествий по Абиссинии громадные коллекции - зоологические и этнографические. Ими был наполнен его дом в Париже.

          Да, жил он последние годы в Париже, не в родной России.
           А почему - это осталось загадкой... Стал там нежелательной персоной?.. Остерегался властных недругов?..
          Он продолжал интересоваться абиссинскими делами, и публиковал в российской газете "Новое время" свои статьи.
          Но свои коллекции  Леонтьев непременно желал перевезти в Россию и пожертвовать музеям, несмотря на самые выгодные предложения зарубежных музеев...
          Он по духовному завещанию отписал свое земельное имущество российскому Императорскому географическому обществу.
          Этот земельный надел, 317 десятин, находился в его родной Херсонской губернии, Александрийского уезда,  Косовской волости, хутор Александровка, то же" Новая Москва".  Он пока находился в пожизненном пользовании супруги Леонтьева.
             Когда же его не станет, чтобы  на доходы от этого  имения могли снаряжаться экспедиции в Абиссинию и другие страны, но неприменно под началом русских ученых.
                      
           А еще... Он завещал похоронить его в России… 

          Умер он в расцвете сил от болезни сердца... Даже незадолго до кончины говорил друзьям: "Скучно без дела. Кажется, мог бы быть полезен, но не нахожу нигде сочуствия".
           И верные друзья его по африканским походам казаки Гарбузенко,  Бузас, Гаюсов, перевезли его прах из Парижа в Россию, где он упокоился на Тихвинском кладбище Санкт-Петербурга, под сенью белоствольных берез.
          Но скажите, почему из представителей официального мира никого не было на его похоронах?..

          Вместе с некрологом газеты опубликовали посвященные Леоньтеву стихи. И назывались они «Шахматы», и есть  в них  такие строки:
           И вижу я, смиряя в сердце боль,
           Как пешки дерзкие проходят в королевы,
           И гибнет в их толпе затерянный Король!
    О каких еще неведомых страницах жизни этого удивительного человека подразумевали они?

Пусть это останется его маленькой тайной, которой я и завершу миниатюру о замечательном путешественнике, военном и исследователе, сыне России... Николае Степановиче Леонтьеве.
    Ведь чтобы рассказать все о нём, нужно написать целый приключенческий роман...

       ПРОДОЛЖЕНИЕ  ТЕМЫ ЗДЕСЬ: http://www.proza.ru/2011/06/22/422
 


Рецензии
Николай,я тоже поддерживаю Владимира в его пожелании,чтобы Вы оформили все эти свои произведения в виде романа. Должно получиться эпическое произведение не хуже,чем у классиков,и читаться оно будет с не меньшим интересом, чем,к примеру,Тихий Дон, Ермак или Степан Разин. С уважением,СЛФ.

Сергей Федченко 3   13.04.2012 18:30     Заявить о нарушении правил

На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.
Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру