Демографические изменения при Сталине и Ельцине

Литвиненко В.В.

Сталинский "тоталитаризм" и ельцинская "демократия" в демографическом измерении
 

 С подачи Михаила Федотова, бывшего ельцинского министра пропаганды (министерство стыдливо называлось министерством информации и  печати), а ныне советника Президента по правам человека либеральная общественность в очередной раз озаботилась "десталинизацией".  На заседании Совета по  правам человека эта тема была развита Сергеем Карагановым (Сергей Караганов с 1994 г. занимает пост Председателя президиума  Совета по внешней и оборонной политике, но до сих пор у России нет внятной внешней политики, а оборонная  вообще отсутствует). Он призвал осудить не только Сталина, но и весь 70-летний советский период, назвав его "античеловеческим и варварским".


Случайно или нет, но упомянутое  заседание проходило в Екатеринбурге 1 февраля 2011 г. – в день открытия памятника  Б.Н.Ельцину. Такое знаковое совпадение просто взывает к сравнению сталинского "тоталитаризма" и  ельцинской  "демократии" по критерию  "человечности".
 

Барометром отношения власти к населению служит демография. На действия или бездействие власти демография реагирует ростом или спадом  рождаемости, смертности и продолжительности жизни населения. Все эти изменения отражаются в интегральном демографическом показателе, называемом "потери населения". К потерям населения относят преждевременно умерших (сверхсмертность) и недобор до "нормального" числа родившихся (дефицит рождений). Оценка потерь населения страны за какой-либо период производится путем сравнения двух величин: "гипотетической" численности, которой достигла бы страна при "нормальном" ее развитии, и фактической, дающей реальную численность населения в рассматриваемый период. Строго говоря, потери населения есть везде (во всех странах) и  всегда (во все времена): от «ненормальностей» жизни никто не застрахован – люди гибнут в результате природных катастроф и аномалий, несчастных случаев, убийств и самоубийств.
Нужно сказать, что на рубеже 60-70-х годов прошлого века попытку оценки потерь населения СССР в 1917-1958гг. предпринял эмигрант, профессор Курганов И.А. "Гипотетическую" численность населения СССР к 1959г. он рассчитал, взяв в качестве "нормального" прирост населения России в 1913г. - 1,7%. При этом у него получилось,  что численность населения СССР в 1959 году должна была быть равна 319,5 млн. чел., а реально в стране согласно переписи было 208,8 млн. чел., т.е. по Курганову И.А.  потери населения "от социалистического строя" составили 110,7 млн. чел. Это цифра очень понравилась тогдашним «десталинизаторам», но в  ней была одна несуразность – она включала в себя  и людские потери страны в Великой Отечественной войне, в которых, как ни крути,  виновен не социалистический строй, а немецкий фашизм. Поэтому большинство «десталинизаторов»,  все же постеснялись возложить на советскую власть вину за потери населения СССР в Великой Отечественной войне и остановились на более "скромной"  цифре "уничтоженных советским режимом"  -  60 млн. чел. (такое число "жертв тоталитаризма" называли писатель Антонов-Овсеенко, правозащитница Зоя Крахмальникова, актер Олег Басилашвили, журналист Александр Минкин  и др.).


На самом же деле расчеты И.Курганова ошибочны и дают чрезмерно  завышенные оценки потерь населения. Дело в том, что используемый им для расчета людских потерь прием в прикладной математике и теории прогнозирования называется «линейной экстраполяцией» и применим он только в простейших линейных случаях: с его помощью, например, можно определить (и то приблизительно) величину урожая картофельного поля по урожаю, собранному с единицы этого поля. Демографические же процессы сугубо нелинейны.  Эта нелинейность объясняется явлением так называемого "демографического перехода", в соответствии с которым любая страна по мере своего социально-экономического развития проходит три демографических этапа: на первом население растёт медленно, поскольку высокая рождаемость компенсируется столь же высокой смертностью; на втором этапе прирост населения резко возрастает за счет снижения смертности благодаря  развитию медицины, а  на третьем этапе в результате  перехода основной массы населения к городскому образу жизни, эмансипации женщин и других социально-экономических изменений уменьшается рождаемость и соответственно снижается прирост населения. Именно в третий этап вступил СССР в конце 20-х годов прошлого века с началом коллективизации и индустриализации.


Таким образом, процедура сравнения потерь населения СССР и ельцинской России должна учитывать нелинейный характер демографических процессов в советскую эпоху. При этом необходимо выделить периоды оценки потерь населения, определить фактические численности населения в рассматриваемые периоды и рассчитать гипотетические численности населения в конце рассматриваемых периодов.


Поскольку "десталинизаторы" считают, что практически все людские потери СССР от голода, репрессий и других "ужасов тоталитаризма" приходятся на  "сталинский" период советского государства, то временные рамки оценки потерь населения СССР ограничим эпохой Сталина: с 1927г., когда власть окончательно перешла к нему после завершения борьбы с Троцким, и по 1952г. - последний год нахождения Сталина у власти.


Потери населения современной России оцениваются за период правления Ельцина - 1991-1999гг.
Данные фактической и "гипотетической" динамики населения СССР в 1927-1952гг. приведены в табл. 1., а в табл. 2 представлены реальная и "гипотетическая" динамики населения России в 1991-1999гг.


Цифры фактической динамики населения СССР в 1927-1952гг. приведены в двух вариантах: по данным ЦСУ СССР (1964г.) и по данным книги Андреева Е.М., Дарского Л.Е. и  Харьковой Т.Л. "Население Советского Союза. 1922-1991" (М.: "Наука", 1993г.). Книга Андреева Е.М., Дарского Л.Е. и  Харьковой Т.Л. (далее - АДХ) -  последнее подробное исследование динамики населения СССР,  выполненное профессионально и добротно, но оно было проведено в 1991-1993гг. - в период "истерического демократизма". Атмосфера злобного антисоветизма того времени сказалась на позиции авторов. В частности, их отношение к 30-м годам прошлого века четко характеризует следующий фрагмент из книги: "Кроме непосредственных смертей от голода 1933г. и расстрелов в 30-х годах, к потерям следует отнести сокращение продолжительности жизни людей, поставленных в ужасающие условия. Надо учесть ухудшение жизни всего народа, снижение потребления, а также нагнетание всеобщей подозрительности и страха, постоянного состояния стресса. Огромные массы людей: ссыльные, заключенные в тюрьмах и лагерях – находились в особо тяжелых условиях, и их смертность была очень высокой".


Предвзятая оценка ситуации в стране в 30-х годах прошлого века привела авторов книги "Население Советского Союза. 1921-1991." к тенденциозным подбору фактов и их интерпретации: из всех известных оценок размеров эмиграции из СССР в 30-х годах принята минимальная оценка, использованы завышенные уровни недоучета умерших в период с 1927г. по 1936г., завышены, как показали последующие исследования, более чем в 2 раза данные о числе смертей среди репрессированных в 1937-1938гг.


В результате отрицательный рост населения СССР в голодном 1933 году у АДХ составил 5,9 млн. чел. Нужно сказать, что и в предыдущих исследованиях прирост населения СССР в 1933г. был отрицательным. Но его величина по данным расчета, проведенного ЦУНХУ (Центральное управление народно-хозяйственного учета) в конце 30-х годов составляла 1,5 млн. чел, а по расчетам ЦСУ 1964г. – 2,64 млн. чел. Следует иметь в виду, что расчет ЦСУ проводился почти сразу после ХХ съезда КПСС, и его авторы тоже были озабочены разоблачениями "ужасов сталинизма". Поэтому, по моему убеждению, цифра отрицательного прироста населения СССР в 1933г. в книге "Население Советского Союза. 1922-1991." завышена (примерно на 4-4,5 млн. чел.). Более соответствуют действительности, на мой взгляд, данные ЦСУ СССР 1964г. (хотя, возможно, и их цифры отрицательного прироста населения СССР в 1933г. конъюнктурно завышены). Но, чтобы исключить обвинения в игнорировании последнего исследования динамики населения СССР, в табл. 1 наряду со статистикой ЦСУ СССР 1964г. помещены данные книги "Население Советского Союза. 1922-1991" (АДХ).


Для учета нелинейного характера демографических процессов временные рамки оценки разбиты на шесть периодов (продолжительность каждого периода не более 5 лет), и расчет гипотетической динамики населения СССР в 1927-1952гг. произведен при следующих "нормальных" уровнях естественного прироста населения:
• для 1931-1934гг. - среднеарифметический из реальных уровней естественного прироста населения 1930г. и 1935г.;
• для 1936–1939гг. - среднеарифметический из реальных уровней естественного прироста населения 1935г. и 1940г.;
• для 1947-1949гг. - среднеарифметический из реальных уровней естественного прироста населения 1946г. и 1950г.;
• для остальных периодов - в соответствии с коэффициентами реального естественного прироста населения соответствующих лет.


Цифры фактической динамики населения России в 1991-1999гг.  взяты по данным Росстата,  а гипотетическая динамика российского населения в этот период рассчитана при уровне естественного прироста населения 1990г. 
                                                                                                                                                               
            
  По данным табл. 1 и 2 рассчитаны показатели потерь населения (сверхсмертность и дефицит рождений) в рассматриваемые периоды (см. табл.3). При этом из потерь "сталинской эпохи" исключены потери населения
в период Великой Отечественной войны. 
 



Сухие цифры таблиц свидетельствуют о следующем.


Во-первых,  "античеловеческим и варварским режимом" был не сталинский "тоталитаризм", а ельцинская "демократия": интенсивность потерь населения в ельцинскую эпоху было в 5-13 раз выше (см.  последнюю строку табл. 3), чем в сталинскую  (примечательно, что даже при преувеличенных данных АДХ о числе погибших от голода в 1933г. среднегодовые потери населения в СССР были  в 5 раз меньше, чем сейчас в России).  Это значит, что не народу нужно каяться за поддержку советской власти, а М.Федотову и С.Караганову - за поддержку бесчеловечного ельцинского режима (первый был при Ельцине министром, а второй – членом Президентского Совета).


Во-вторых, действительные масштабы "Большого террора", о котором в компании с М.Федотовым и С. Карагановым на всех углах трубят привластные историки (типа директора Института российской истории РАН Андрея Сахарова) и политики (типа Григория Явлинского, Бориса Немцова, Сергея Митрохина и др.), были настолько мизерны, что демография их не заметила.  Никаких аномалий демографического  развития  страны в период  "жутких репрессий" 1937-1939 гг. не было. Репрессии, вопреки распространенному мнению, не были "массовыми": они затронули, главным образом, тонкий слой партийной, управленческой и хозяйственной  элиты, по большей части такой же агрессивно-алчной, жестокой и безнравственной, как и нынешняя.


 В-третьих, уменьшение численности  населения СССР в 1927-52 гг. было лишь однажды – в 1933г. (это, кстати, говорит, о том, что голод не был "специально организован властью", как в этом пытаются нас убедить российские и украинские "десталинизаторы", иначе он продолжался бы не один год).  В постсоветское время вымирание народов России началось практически сразу после прихода Ельцина к власти, сохранялось в течение всего периода его управления государством и продолжается по сей день.


Таким образом,  страна нуждается не в преодолении "тоталитаризма", а в преодолении "ельцинизма": созданный Ельциным и до сих пор существующий общественный строй обладает свойствами разрушительного и геноцидного характера, угрожающими самому существованию России и ее населения.


Рецензии