Проза.ру

Ассоль. 40 лет!

Я была настолько счастлива эти дни, что об этом знали собаки. Люди нет, конечно, нет, ибо люди думают только о себе. А собаки умеют слушать. Я поняла это ранним утром. После пробежки, уже перед домом, я сбросила скорость и быстро пошла по тротуару. На другой стороне улицы шел хозяин с собакой. У нас с четвероногими утренняя прогулка необходимость, мы с ними следим за физической формой. Я, чтобы тебе понравиться, а они, чтобы хозяев не огорчать. Я, как и положено человеку, была занята собой, вернее мыслями о тебе и мое лицо бессмысленно плавало от улыбки к улыбке. И вдруг я почувствовала взгляд. Я подумала, что на меня засмотрелся хозяин, что случается. Повернув голову я встретилась с большими и умными глазами собаки, по которым я сразу поняла, что она уже все знает про тебя и меня. Она была потрясена моим состоянием. Хозяин потянул за поводок, но собака не сдвинулась с места. Она смотрела на меня спокойно и грустно оттого, что наконец-то встретила абсолютно счастливого человека. Взрослого. Люди теряли эту особенность к девяти годам жизни. Вырастая, они словно кенгуру, скачут от одного желания к другому, не в силах остановится. Перед удивленной собакой стояла женщина. Ассоль. Сорок лет.

Хозяин еще раз потянул за поводок, и перевел взгляд на ту, что заинтересовала его любимицу. Мужчина увидел совсем не то, что собака. Он увидел женщину после утренней пробежки. Невысокую, худенькую, симпатичную, разрумянившуюся, запыхавшуюся, дружелюбно улыбающуюся. Мужчина кивнул ей головой и улыбнулся. Затем поздоровался. Ассоль ответила ему и улыбнулась собаке. Между хозяином и Ассоль в то утро ничего не произошло. Два коротких кивка на дороге, две улыбки и день начался. Собака же встретил родственную душу. Женщине и собаке не нужны были слова, чтобы понять друг друга. Открытость миру и удивительная способность слышать, видеть и понимать то, что происходит с людьми была свойственна им обеим. Собака смотрела на Ассоль мудрым взрослым взглядом, словно на внучку, за которую было тревожно. Ассоль ей объяснила, что ей и самой в это поверить непросто, оттого, что очень долго ждала. Собака слушала, не зная что ответить. Она уже знала о том, что Ассоль ждет впереди. Но помочь женщине она была бессильна. В то утро они подружились.

Обычно взрослые люди разговаривают с тинеджерами словно со слабоумными у которых в каждом кармане по пистолету. Моя соседка по лестничной площадке из квартиры номер семьдесят семь совсем не похожа на остальных взрослых людей. Я увидела ее впервые со спины, быстро поднимающейся на пятый этаж без лифта, и очень обрадовалась. Наконец-то на моей лестничной площадке появилась сверстница и скорее всего мы подружимся. Единственно, что бросалось сразу в глаза, если вообще такое можно сказать про спину человека, то, что одета девчонка странно. Я бы в жизни такое не надела, хотя мама моя была бы счастлива. Это, безусловно, ее стиль, никому незаметная скромность и надоевшая всем классика, которая к лицу девушке. НЕ МОЕГО возраста. Не выпусницы школы! Я догнала худенькую спину в белом свитере у своей двери и кинула ей задиристо:

-А я тоже здесь живу! Меня зовут Катей! И осеклась.

На меня смотрела яркими, будто прорвавшаяся сквозь снег зеленая мартовская трава глазами, вовсе не моя ровестница, но моя будущая подруга. Ассоль. Сорок лет.

-Будем друзьями. Ты чай с вареньем любишь?

-А вас случайно не Карлсон зовут?

Несвойственно небрежно, для моей манеры разговора со взрослыми, в лоб спросила я.

-Карлсон – это мужское имя. Ты не поверишь, но меня зовут Ассоль.

-А фамилия Грин?

-Угадала. Так хотел папа.

-А где Ваш корабль?

-Корабль с алыми парусами в моей комнате. Мне его родители подарили после окончания школы, а принц появился позже.

-Он тоже в вашей комнате?

-Нет, он в моем сердце.

Откуда мне было знать, что Ассоль никогда не шутила и говорила все как есть?

Катя, дочка, набирай 03 и попроси, чтобы ехали скорее. Сердце. Это безобразие, что человек с такой серьезной проблемой живет один! Ася, не спорьте со мной, и вообще сейчас не спорьте. Берегите сердце! Меня Вам бог послал, я врач по призванию. Я помогу Вам раздеться, надо принять прохладный душ, мы собьем ритм вашего сердца и все будет хорошо. Главное сейчас вам не волноваться. Ваша благодарность мне не нужна, просто оставайтесь жить, вы еще молоды. Сколько? Вы шутите, правда? Вам не может быть сорок. Надо же, я к вам, как к девочке относилась... Что Вы говорите? Это у Вас с рождения? Я не волнуюсь, мне хочется, чтобы быстрее приехал врач и тогда уж никто не будет волноваться. Осторожно, ваша кофта зацепилась за сережку. Мне не нравиться цвет вашего лица. Я помогу вам дойти до туалета. Аккуратно опускайтесь, закладывайте два пальца в рот, рвотные позывы могут сбить ритм, сейчас, до приезда «скорой» это главное. Лучше, видите уже можете дышать. Садитесь на край ванны, я держу вас. И не бойтесь, теперь я включаю душ. Холодно, не беда, жить будете. Что ж вы так расстроились? Разве можно с вашим сердцем! Что вы говорите, я не слышу вода шумит. Что? От счастья! Ну и слава богу. Только не умрите от своего счастья! Катя, дочка, открой дверь, «скорая» приехала.

Передай маме своей спасибо. Мне уже лучше, спасибо Катя. Посиди рядом, помолчим вместе. Я всегда торопилась, бежала, не было времени даже поесть, поэтому килограммам не было возможности за мои ребра зацепиться. А теперь думаю, что перед важным шагом, перед дальней дорогой не случайно нужно посидеть и помолчать. Иногда можно и остаться. Не навреди – это ведь заповедь не только докторам. Это нужно помнить подходя к людям. Особенно к тем, кого ты любишь. Да не обернется твоя свобода несвободою близкого твоего. Про что ты говоришь? Любовь? Ты боишься, что пропустишь ее? Рада будешь пропустить. Убежать будешь готова на другой конец света. И убежишь. А жить останешься навсегда там, откуда убежала. А в другом месте все сможешь сделать, города и корабли выстроить, замуж выйти, нарожать детей и стать бабушкой, но жить так и не начнешь. Я это знала, Катя, знала с самого начала, но верила, что все смогу переиначить. Корабли выстроила, и города, реки развернула вспять, замуж только не выходила. Мне попадались на удивление хорошие люди, которых мне было не под силу обманывать и обнадеживать. И себя как-то устала обманывать. Оттого вернулась. Если не размениваться, научиться ждать и верить, то все обязательно исполниться. Корабль, задрапированный алым шелком станет твоим домом. Воздается по вере, Катенька. На самом деле проще всего прожить в ладу с собой. Неторопливо. Это такое несовременное слово. Без суеты. Учиться нужно у малышей, как вдумчиво и внимательно они познают мир, насколько бережно они к любому проявлению жизни относятся. Мы ведь живем иначе, в точности суждений и решений уверены, бьем без промаха. Постепенно вырабатываем механизм в себе, который позволяет и к смерти обыденно относиться.

Да... прихватило мою соседку сегодня. Мне в назидание, чтобы подумала о том, как переживать от всей души. Хорошо, что Катя с ней осталась. Мне сегодня нужно побыть одной. Не могу привыкнуть, что Борис мне Никто. Был всем – стал Никем. Сегодня у отца моей дочери родился сын. Не я рожала... Смешно. Очень страшно. Сейчас прийдет Катя и мне нужно ей сказать об этом буднично. А у меня внутри все раскалолось и я прорываюсь душой по острому стеклу, срезая куски с остатками великодушия. Я чувствую как покрывает мое лицо застывшая маска из отчаяния и одиночества, словно противная глина. Она вьедается через кожу в то место, где раньше жила любовь, чтобы окаменеть там и остаться больным несглатываемым комком навсегда. Я сижу со своим лицом дома и боюсь кого-нибудь перепугать. Несчастной мне можно быть лишь до прихода Кати, а потом необходимо тупо уставиться в телевизор и, не моргая смотреть в свое прошлое. Из которого мне не выйти. Пожизненная узница своего счастливого прошлого. Завтра с утра, нужно запеленать свою душу в каркас успешной деловой женщины, насмерть затянув ее теплыми шарфами и облегающими свитерами с юбками, чтобы не смогла вздохнуть и вырваться из разорванного нутра. Целый день мне нужно будет улыбаться своему видимому всем благополучию тренированными глазами и уголками губ. Я буду отчаянно работать до сумерек, чтобы мое скрываемое от всех одиночество выползло за мной в темноте из здания, оставшись незаметным даже для охраны. Мне нужно набраться сил, чтобы прожить сегодня и завтра и потом еще целую жизнь. Пожалуй, я могу сказать про брата Кате завтра, а сегодня мне нужно просто выжить. Я могу скулить пока дочери нет дома, но обязана выжить.

Милый, тебе всегда мое имя казалось смешным? Ты думаешь, что Ассоль имя корабля, а не женщины. Хорошо, когда ты переедешь ко мне ты привезешь для меня новое имя. Мы обманем судьбу и я стану совсем другой женщиной за любимым мужем. Уже завтра? Ты с ума сошел! Конечно я рада! Да есть ли кто счастливее? Я совсем потерялась и слова все забыла. Ты ничего не бери с собой, все с сначало нужно...Ой я говорю ужасную глупость и пошлость наверное. Я не знаю что сказать. Я такая счастливая. Глупо выгляжу, да? А ты, наверное, есть хочешь? Да я суечусь, ага... Мы взрослые люди УЖЕ, а я выгляжу как дура-идиотка, чувствую себя как дура. Извини, я не буду плакать. Это что-то из меня выдавливается. Нет, не по капле раба. Я потерялась, милый. Оказывается, я держала мозг свой в заморозке, чтобы до конца не поверить, а теперь я начинаю верить и боюсь, так боюсь. Так страшно... Я боюсь проснуться на самом деле... без тебя. У меня всегда был страх, что ты просто выдуман мной и однажды иллюзия закончится. Это меня не украшает, я приведу себя в порядок. Да, я успокоюсь сейчас. Нет, я тебе вру. Я никогда не успокоюсь рядом с тобой. Я ведь рядом ни есть не могу, ни спать. Ну что ты говоришь? Какой ты вампир? Не смеши меня и на монстра ты не похож. А может быть ты и монстр! Что ты так засерьезнел? Надо тебя попроще сделать в твоих собственных глазах. Я потерялась, а ты вдруг вырос, такой важный в своей решительности навсегда заточить меня в состоянии сумашедшего счастья. Ты видел себя в зеркале? Ты же так пацаном и остался. Ты когда только губы сжимаешь, я тебя серьезно воспринимать начинаю. А так все с открытым ртом смотрю, поверить не могу, что мне достался. Господи, только бы от счастья не умереть!

Катенька, сегодня все иначе! День исполнения желаний. Сегодня вечером Ассоль изчезнет и появиться другая женщина с новым именем. Он принесет с новым именем мне новую судьбу и знаешь, я буду любить его еще больше. Ассоль сегодня изчезнет вместе с кораблем. Я хочу подарить тебе мой корабль с алым парусами. Он поможет тебе найти твою настоящую любовь. Когда я была маленькой, то мы с семьей жили на Крайнем Севере. Фрукты я узнавала по картинкам. Морковь была деликатесом, а яблоки, мне присылала бабушка с материка. Яблоки были в фанерной коробке с дырками, каждое яблочко бабушка заворачивала в газетку. Из коробки шел душистый запах, так пахло для меня заморскими странами, где продавали дикованную газированную воду из автоматов. Яблоки были битыми, ведь невозможно было сохраниться за столь дальний путь. Но я об этом не знала и принимала из рук мамы райское угощение. Самым непонятной, и оттого манящей ягодой, мне казалась черешня. Я ее до семи лет не видела, только в книжках. Из рассказов мамы я знала вишню по вкусу варенья из бабушкиного сада в Самаре. И вишня была самим совершенством. И мне было не понять, зачем еще нужна была черешня, если на свете уже была спелая вишня? У меня сегодня в доме.. впрочем я тебя потом познакомлю, а сейчас мне нужно быстро сбегать в магазин. У меня нет переполненного холодильника. Моя жизнь меняется и должно измениться все. И в холодильнике. Ты это уже скоро поймешь. После любви бравые мужчины отдыхают в холодильнике. Не все конечно, но мой-то точно. Он не мог решиться двадцать лет. А потом вдруг понял, то жизнь проходит как-то вприхватку, вприглядку. И устал изворачиваться. Я знала, что в один день это случится и он прийдет насовсем. Потому что человек рано или поздно понимает, что для счастья нужно совсем немного. Желание разделить все, что имеешь - пополам. Тебе он обязательно понравится! Вот увидишь. У него музыкальное имя. Артем. Нет, Катя ты не должна прямо сейчас уходить, досмотри альбом. Потом захлопни дверь. Я хочу, чтобы ты сегодня забрала кораблик. Пусть он тебе принесет счастье. Я своего дождалась.

Катя взяла кораблик на руки. Лакированная невесомость дерева с рассыпавшимся по мачтам алыми шелковыми прядями. В последнее время Ассоль жмурилась от счастья. Вот и сейчас бросила взгляд на прощание, а там ничего, кроме радости. Кате стало тепло. Словно подруга была огромной белой лохматой собакой. Катя делилась с ней своими сомнениями и секретами, но знала меру. Ибо кто знает этих взрослых? Уж на что мама была самым дорогим человеком и близким. Но все изменилось и маму ничего, кроме работы больше не интересует. А вчера, вдруг уходя из Катиной комнаты, поздно ночью, она небрежно бросила, что у папы родился сын. Если маме это совсем не важно, то для Кати совсем иначе. Теперь папа совсем забудет о ней и прилипнет со своим младенцем уже навсегда к груди четвертого размера, из-за которой он Катю и оставил. Звонит кто-то в дверь. Ой, принц из сказки пришел, а Ассоль в магазин побежала.

Здравствуйте девочка, меня зовут Артем. Не уходите, задержитесь на минутку... Вас как зовут? Катя, мне так важно сейчас выговориться, иначе я просто умру от ненависти к себе. Я не знаю, как это сказать... Искры уходят. Наверное, это главное. Из отношений. Не только между супругами, между всеми, понимаете? Любовь нельзя удержать отсутствием штампа в паспорте. Хотелось бы, чтобы это сумашедшее дрожание, оставалось. Я помню, как Ассоль впервые взглянула на меня, и мне захотелось ее защитить. Сердечко мое! Еще помню, как она растегнула кофту и совсем не помню, что было дальше. Она навсегда осталась мне родным человеком. Всегда была и всегда будет. Я вчера стал вещи собирать, жена домой пришла, и я уже был готов начать разговор. А впрочем, она уже знает. Вы женщины всегда все знаете, только боитесь что-то поменять. Гарантии нужны. Семейная жизнь, это статус. А может быть, и она счастливее была бы, если бы еще тогда выгнала меня. И все эти годы бы потратила не на удержание меня, а на себя. Свой талант. Она ведь поразила меня при первой встрече. Словно птица с тонкими крыльями, которую я превратил в клеточную, домашнюю, несмелую и такую предсказуемую ... Она все годы молчала. И я молчал.

А вчера она зашла в дом, и я вдруг понял, что она меня уже отпустила. Не знаю когда, давно, наверное. Я пропустил этот день. Собой был занят. А она в одиночестве отголосила, оплакала себя давно и выросла из этой боли. Вошла спокойной и мудрой в своем решении. А может, так ежедневно возвращается, я ведь на нее не смотрю. А тут увидел ее другими глазами. Глазами чужого мужчины. И вдруг понял, что мне она уже не принадлежит. Еще ничья, уже не моя. И что она очень хочет, чтобы я поскорее ушел, и она будет жить иначе. И талант к ней вернется. Но я-то без нее пропаду. Потому, что все мое благополучие строится на ее ровном и спокойном отношении ко мне, которое давно перестало быть любовью. Мне тратиться ни на кого не надо, все отлажено. А с Ассоль так не получится. Она ведь в огне живет, себя сжигает, меня не пожалеет.

Я испугался неустроенности, словно ребенок темноты, и засуетился вокруг жены, и на стол поставил вино, и колбасу с сыром поставил. И разливал торопливо, говорил сбивчиво, раздевал ее наспех и любил, не чувствуя. Я понял, что мы остались в западне друг у друга. Когда-то она меня поймала этим никогда не родившемся у нас ребенком. А теперь я ее не отпустил. И она застонала, будто я больно ей сделала. А мне так себя жалко стало, что я встал и перешел на диван. И там заснул.

Это хорошо, что Ассоль дома нет, я тебе все и сказал. Ты поживи с ней пока рядом. Словом можно убить. Я написал ей письмо. Будто у жены случился инфаркт, а дальше будет видно. Ты дверь за мной закрой, там отрепье по подъезду греется, не ровен час...

Катя не могла унять озноб и совсем не понимала, что ей делать дальше. Ничего из того, что она сейчас узнала, повторять не следует. Нужно это быстрее забыть. Ей не приходилось спасать людей. На восьмом этаже завыла собака. Стало жутко. Хотелось позвать маму. Маму! Папа тоже ушел из дома, пока мамы не было. Суетливо какие –то мелочи брал в руки, ставил на место, говорил сбивчиво. А потом будто что-то вспомнил, стал отчетливо собираться и с непробиваемым лицом унес все с собой. Собака завыла одной нотой. Неожиданно этот вой был перечеркнут женским криком. Кричали на лестничной площадке. Катя метнулась к дверному глазку и увидела белое лицо матери. Оттого, что тряслись руки, Катя не сразу справилась с замком. Распахнула дверь. Мама смотрела перед собой слепыми глазами и говорила чужим бесцветным голосом.

-Уйди отсюда. Вызови милицию и скорую. Не смей выходить.

Серый цементный пол был усеян спелой черешней.

Ассоль любила повторять, что на земле все встречи неслучайны. Все имеет определенный смысл. “Только один раз в жизни ты можешь встретить своего человека. Ну а встретил, то держись за него.”

Убийство за сто одиннадцать рублей и серебряные сережки с бирюзой смысла не имело. Умерла Ассоль быстро. Одиннадцать ножевых ран в области сердца нанес ей бомж, зашедший в лифт вслед за Ассоль. Убийцу задержали через три часа. Мама согласилась на первый подвернувшийся обмен и Катя уже через две недели вошла в новый класс. Корабль с алыми парусами стоял в большой коробке в комнате мамы. У Кати не было мужества эту коробку открыть.


Рецензии
Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру