Проза.ру

Щук-озеро

Когда заканчивается автономка, всему экипажу подводной лодки положен послепоходовый отдых. Это значит, что отдыхать должны также матросы и старшины срочной службы. Чтобы не везти их слишком далеко, Северный флот построил базу отдыха в очень красивом месте вблизи Североморска, называемом Щук-озером.

Великолепное питание, новый клуб, библиотека, бассейн, спортзал, сауна, дружелюбный персонал. Ну и, конечно, свежий воздух, не по-северному высокие сосны, река, сопки и повсюду вокруг - бесчисленные озёра: от совсем крохотных до гигантских.

Будучи помощником командира, я дважды попадал с нашими матросами в это место. Один раз, помнится, мне было совсем не до красот природы…

Получилось так, что в тот год у меня было подряд три боевые службы: со своим экипажем, потом со вторым (вместо моего коллеги, Саши Шаурова, ушедшего на Классы), затем снова со своим. Две из них были длительностью по три месяца, а одна - почти четыре.
Автономкам предшествовали многочисленные выходы в море, в полигоны боевой подготовки.

Конечно же, для всех нас это всё было тяжёлой нагрузкой. Не выдержав её, перед очередным выходом в море (точнее, после предыдущего) умер от инфаркта мичман Олег Гарнцев. Было ему всего-то около тридцати лет…

Тяжело было и нашим семьям, ведь мы дома почти не бывали. А у меня со всеми выходами в море, в том числе, с боевыми службами, получилось так, что я в тот год много месяцев подряд не видел вообще ни одной женщины (даже издали, в бинокль или перископ).

Когда наша лодка вернулась в родную базу из очередной автономки, нас почти сразу же отправили в Северодвинск. Лишь только на горизонте показались берег и город, рулевые-сигнальщики, изголодавшиеся по новым лицам и впечатлениям, начали глазеть в бинокли почти непрерывно.

Вот один из них издал радостный вопль: он увидел на берегу женщину. Второй, получив точное целеуказание, тоже начал её разглядывать. Они, разбойники, тогда разыграли меня. Один из них сказал об обнаруженной визуально даме:
- У, какие у неё хорошие зубы!
- Точно-точно! - подтвердил другой.

Я удивился: как можно было на такой большой дистанции разглядеть чьи-то зубы, даже с помощью оптики? Навёл свой бинокль на объект их наблюдений. Ну да, так и есть, я не зря сомневался!
- Мужики, вы что? Там ещё пока не только зубов - лица разглядеть невозможно, лишь один силуэт виден! С чего вы взяли, что зубы у неё хорошие?
- А только с хорошими зубами можно отрастить себе такую попу!

Когда ошвартовались в порту, под громадным краном, называемым в народе «виселицей», я сошёл на берег. Мне не было дела до чьих-либо зубов и поп, я направлялся на переговорный пункт, чтобы позвонить в Ленинград, где в это время была моя семья.

Вдруг, как сейчас помню, на улице Орджоникидзе, я увидел настоящую, живую женщину. Она шла по противоположному тротуару. Я даже не успел разглядеть, как она была одета, молодой она была или старой, красивой или нет - только почувствовал, что теряю сознание. Чтобы придти в себя, быстро отвёл взгляд в строну, а затем и вовсе отвернулся от внезапно встреченной незнакомки. Это не помогло! Похоже, мои глаза в тот момент приобрели способность видеть вокруг сразу на 360°, как у краба. Хорошо, что мы с ней шли в противоположных направлениях и поэтому быстро разошлись.

Вскоре я добрался до переговорного пункта. Там было много женщин, но это уже не произвело на меня абсолютно никакого впечатления, хотя одеты все они были легко, по-летнему…

После автономки я намеревался немедленно поехать к семье, в Питер, но вместо этого попал с матросами на Щук-озеро. Мне очень хотелось увидеть своих родных, поэтому я стал обдумывать, как бы съездить отсюда домой хоть на пару дней. Почему бы и нет? Матросы у нас были нормальные. Вместо меня старшим с ними можно оставить лейтенанта Диму Бахтиярова, политработника (по должности - «освобождённого секретаря комитета ВЛКСМ!») Парень уже поплавал, узнал всех матросов, да и они к нему присмотрелись. Ну что же, попробую запросить разрешение у командира части, вдруг да отпустит…

Нас, вновь прибывший экипаж (точнее - наших матросов и обоих офицеров) собрал в клубе на инструктаж командир части, подполковник медицинской службы Гуделов. Познакомил нас с должностными лицами базы отдыха, рассказал, что здесь можно, что нельзя. После инструктажа я оставил матросов в зале и поговорил с ними. По-честному сказал, что буду запрашивать разрешение съездить к семье, и попросил их вести себя так, чтобы к нашему экипажу ни у кого не было претензий.

Меня и в самом деле отпустили, я вернулся вовремя. До сих пор благодарен Гуделову, который, в общем-то, не имел права так поступать, но пошёл мне навстречу. Далеко не каждый командир части мог бы взять на себя такую дополнительную ответственность, оказывая доверие малознакомому офицеру. Дима и ребята меня не подвели, всё было, как надо.

Правда, некоторое время спустя я узнал, что кок Гадживерди Гейбат-оглы Джамалов, который уверял меня, что я для него как старший брат, всё-таки не удержался от рискованного шага. Он убегал в спортивном костюме из расположения части к местным красавицам.

Чуть позже я отпустил домой на несколько дней и Диму.

Командование части обеспечило нам полноценный отдых. Кстати, он включал в себя и интересную культурную программу.

В один из дней нам поступила команда: всем во столько-то часов, столько-то минут сесть в автобусы базы отдыха. Форма одежды для матросов - № 3, первого срока, для офицеров - тужурка, белая рубашка. Нас привезли в Североморск, в Дом офицеров.

Оказалось, на Кольский полуостров приехала делегация из Союза советских писателей, которую возглавлял не кто иной, как всем известный «дядя Стёпа», Сергей Михалков. Вот нам и организовали встречу с ними. В составе делегации было много замечательных, необычных людей. Были там и уважаемый мною Виктор Тимофеев, мурманский поэт и настоящий моряк, и Александр Проханов, который, как мне вспоминается, тогда рассказывал, что значит «оборонное мышление». В общем, встреча с писателями была очень интересной.

Только одно меня удивило: в зале, в основном, было не гражданское население Североморска, не офицеры и мичманы с жёнами и детьми, а матросы срочной службы, которых, как и нас, привезли сюда в «добровольно-принудительном порядке». А на сцене, в президиуме, бок о бок с писателями, сидел адмирал, начальник Политического управления Северного флота. Он глядел в зал сурово и, как мне показалось, даже с какой-то затаённой ненавистью.

С выступлением замечательного детского писателя Анатолия Алексина у меня связаны любопытные воспоминания. Писатель тогда сказал:

- У меня есть тест на хорошего человека. Он очень прост, в нём всего три вопроса. Если вы на каждый ответите «Да», значит, вы хороший человек! Вопрос первый: есть ли у вас друзья? Второй: сумели ли вы сохранить в себе хоть что-нибудь детское? И третий: умеете ли вы улыбаться?

Услышав третий вопрос, сидевший в президиуме адмирал изобразил на своём лице что-то похожее на оскал. Глаза его, не изменившие ни на секунду своего звериного выражения, усилили сходство их обладателя с матёрым волком...


Рецензии
У нас, "товарищей надводников" - и то, бывало, по кораблю проносилось: "Толпа, баба на стенке!" (обычно, специалисты с Морзавода). Но хорошая баба и в спецовке - женщина.
А уж дочка маячника с о.Лаавенсаари, нашей маневренной базы, где мы болтались всю кампанию... Я видел её только издалека - Ассоль на дальних берегах, кто ещё мог быть в бухте Мальмигетлахт о.Лаавенсаари, да к тому же на маяке?
То-то... Впрочем, злые языки утешали, что я немного потерял... Врут, мерзавцы...

Вообще-то тема провокативная. Писанины здесь - непочатый край.

Одинокий Мателот   30.04.2013 10:22     Заявить о нарушении правил

На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.
Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру