Церковь на Крыше мира

                     
На территории Таджикистана первый православный храм был освящен в г.Ходженте в 1867 году. Во второй половине 70-х годов XIX века была освящена церковь в г.Ура-Тюбе. На ее постройку пошли материалы, взятые из Кокандских ворот древней цитадели города.
 В Южном Таджикистане, входившем в конце XIX – начале ХХ веков в состав Бухарского ханства, первыми строителями православных храмов были русские пограничники. В 1907г. открывался храм в русской части кишлака Сарай (ныне месторасположение Пянджкого отряда Группы погранвойск России в Таджикистане), на территории гарнизона Отдельного корпуса Пограничной стражи. Его описание и фотография сохранилась в одной из книг о среднеазиатской границе замечательного военного писателя и публициста полковника Д.И.Логофета.
Чуть больше ста лет назад, в 1895г., было проведено разграничение между Россией, Афганистаном и Китаем на Памире. По договору, подписанному тогда, Россия получила право содержать свои военные (пограничные) гарнизоны на Западном Памире (Горном Бадахшане). Осенью 1895 года в Рушане, в кишлаке Калаи-Вамар, в Шугнане, в кишлаке Хорог, а весной 1896 г. в Вахане, в кишлаке Зунг были организованы русские пограничные посты.
  Через несколько лет штаб Памирского пограничного отряда, располагавшийся с 1893 г. на «Посту Памирском» (ныне пос. Мургаб), был перенесен в Хорог, который становится фактически и центром административного управления Шугана, Рушана и Вахана, формально входивших в состав Бухарского ханства.
С момента организации в Хороге русского пограничного гарнизона, здешняя русская православная община, представленная пограничниками и членами их семей, обходилась лишь духовным окормлением изредка наезжавших сюда из Ходжента священников. Однако, необходимость в православном храме возрастала из года в год. В 1905 году полковник Елагин, служивший в свое время на Памире,  пожертвовал капитал в 10 тысяч рублей (сумма по тем временам огромная!) на постройку православного храма в одном из высокогорных пограничных пунктов на границе с Афганистаном.
   Туркестанский генерал-губернатор А.В.Самсонов приказом по Туркестанскому военному округу от 2 декабря 1909 года определил этот капитал обратить на постройку храма в Хороге, назначив в состав комитета по постройке храма начальника Памирского отряда, его помощником – начальника Хорогского поста и инженера ферганской инженерной династии. Смета и план храм были составлены в следующем 1910 году инженером-полковником Бурмейстром, после чего пограничники приступили к заготовке строительных материалов. Сразу необходимо отметить, что почти все (за исключением камня) приходилось везти во вьюках и волоком  из Ферганской долины - колесная дорога на Памир была еще не разработана. Строительство церкви в Хороге, на высоте 2 600 м. над уровнем моря, продолжалось свыше пяти лет, и было завершено к середине 1916 года.
   Деятельное участие в организации строительства приняли начальники и офицеры Памирского погранотряда, стены храма возводили солдаты-пограничники и местные жители, таджики - шугнанцы. Освящение храма совпало с 25-летием создания Памирского погранотряда, и, как думается, было специально совмещено, дабы подчеркнуть всю важность этого бастиона духа для воинов-порубежников на одном из самых сложных участков российской границы.
В наши дни государственная граница на Памире по-прежнему остается одним из самых тяжелых, опасных и важных участков общей границы Содружества Независимых Государств. Практически вся тяжесть по ее охране ложится на плечи российских пограничников. Я не буду выдавать желаемое за действительное  и утверждать, что каждый русский солдат и офицер-пограничник на Памире является верующим. Но можно  твердо сказать  другое: для каждого из них Православие, исповедуемое десятками поколений их предков, стало основой, о чем многие даже и не подозревают. Нынешнее возвращение к своим духовным и историческим корням, столь заметное у всех народов бывшего Советского Союза, логически включает в себя и восстановление, очистку духовных источников русской национальной культуры, то есть Православия. Именно поэтому мы являемся свидетелями восстановления десятков и сотен православных монастырей и храмов по всей России.
 Особое место здесь занимает возрождение воинских храмов, особенно в так называемых горячих точках. Таджикистан является таковой уже шесть лет, начиная с памятных событий февраля 1990 года. Воинам России, в том числе и пограничникам, пришлось пережить здесь и гражданскую войну 1992 года, приходится испытывать последствия тлеющих ее углей до сих пор… Именно поэтому с таким торжеством и радостью восприняли они открытие воинского храма  в танковом полку 2001-й мотострелковой дивизий, состоявшейся 19 ноября 1944 года. Служил здесь отец Алексий, казак общины Амударьинская линия, многие годы активно работавший на ниве духовного окормления российских воинов. Не раз он вылетал для служения панихид на 12-ю заставу Московского погранотряда, освещал боевую технику и колонны войскового транспорта, ведущего гуманитарный груз на Памир. Не забывал он и о миссионерской работе – около полутора сотен экземпляров Библии и Евангелия на таджикском языке, сотни других христианских изданий роздано им солдатам – таджикам на границе и в части российских погранвойск. Ведь, и Ветхий Завет (тадж. Таврот; Забур; Ахди Кадим) и Новый Завет (Инчип, Ахди Чадид) являются Священным Писанием и для мусульман. Российские пограничники в Таджикистане могут достойно продолжать возрождение духовных основ России: кирпичные стены православного храма в Хороге не тронуты временем (Среднеазитская епархия Русской Православной Церкви, отмечавшая в нынешнем году свое 125-летие, готова дать благословение на восстановление этого уникального воинского храма. Дело—за пограничниками). Думается, что сегодняшние солдаты и офицеры в зеленных фуражках окажутся достойными наследия своих дедов и прадедов, по крохам собиравших средства на Хорогский храм и по кирпичику  строивших его почти век назад.   
 
( Журнал  «Вера и мужество», №6, 1996)    


Рецензии
Храм в Курган-Тюбе наконец восстановили, его золотой купол с крестом далеко виден через поля.
Дек.2015 г.
На счет отношения одних верующих к святыням других - по разному бывает, а вот отношение к своим храмам при войнах меня поражало не раз. Христиане , по рождению, не гнушаются уничтожением церквей и соборов в других христианских странах, не задумываясь, видимо, что это как-то ненормально. В исламе( традиционном, не в террористических сектах) такого нет, и они воевали и воют, но сознательно не уничтожают мечети на завоеванных территориях.

Ольга Фер   08.03.2016 23:45     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.