Янсен против Фуртмана

                            Янсен против Фуртмана

              Профессор Янсен был не из тех людей, которые любят использовать служебное положение в личных целях. Не то, чтобы ему совсем было чуждо всё человеческое, просто он привык довольствоваться малым. Тем, что можно было купить на профессорскую зарплату. Для удовольствия его седой голове вполне хватало чтения книг, а тело было слишком старым, чтобы требовать чего-то изысканного. Казалось, что никакие жизненные обстоятельства не смогут совратить профессора с верного пути. И ведь наверняка бы не смогли, если бы им не помог директор кафедры.

                                                                 ***************

              Янсен был вне себя. Он метался по лаборатории подобно раненному зверю. Правда, зверь этот своими повадками больше всего напоминал больную на левую ногу птицу-секретаря. Сказывались привычка профессора закладывать руки за спину и его застарелый артрит. Но даже лев смог бы позавидовать его горящему взору:
       -Выскочки! Недоучки! Как смеют они спорить со мной об истории?! Поначитаются всякой ерунды и думают, что умными стали! Да если бы моя воля, взял бы я этого Фуртмана, обложил бы его книжечками его дурацкими и поджог бы, от ереси очищая. И польза, и потомкам в назидание!

               Через полчаса, не исчерпав и половины своего бездонного запаса красноречия, Янсен обессиленно рухнул на диван. К этому моменту профессору стало окончательно ясно, что словами делу не поможешь. Желающих его слушать, а уж тем более сострадать его переживаниям, вокруг не наблюдалось. Горько вздохнув в последний раз, профессор принялся размышлять. По своему богатому опыту Янсен знал, что из любого, самого глухого тупика всегда есть выход. В данном случае ему виделось целых два.
             Первый выход был спокойным и удобным. Янсену совсем ничего не надо было делать. Ну, разве что, согласиться на почётную пенсию, весьма немаленькую, между прочим. И закрыть глаза на то, что его место в институте займёт Фуртман.
             Со вторым выходом было посложнее. Янсену надо было доказать другим свою правоту во взглядах на историю. Привести такие доводы, которые раздавят Фуртмана, не оставив от него даже мокрого места. Сделать это без первоисточников, безвозвратно утерянных в суете прошедших столетий, нельзя. Остаётся одно – изловчиться и всё-таки достать эти самые первоисточники. Для этого Янсену впервые в его жизни придётся нарушить приказ руководства. Он должен похитить ключи и ночью пробраться в лабораторию. И тогда…
            От открывающихся перспектив у Янсена закружилась голова. В лаборатории уже много лет пылилась забытая всеми машина времени. Первый полёт на ней был не совсем удачен - у испытателя выпали все волосы. А операции по обратной имплантации шевелюры стоили тогда слишком дорого. Ректор, потратив на это половину годового бюджета института, впал в глубочайшую депрессию. Но прежде успел наложить вето на дальнейшее использование машины. Аппарат опечатали и хотели увезти на склад. Но в дверь он не пролез – те, кто собирал его, меньше всего думали о габаритах. А разбирать побоялись – на машине стоял инвентарный номер, и она была принята по описи. Тогда конструкцию просто накрыли брезентом и больше о ней не вспоминали.   

                                                                *****************

                Янсен как мышь крался по спящему институту, стараясь не шаркать ногами и не скрипеть суставами. Встреча с охраной совсем не входила в его планы. Профессор так и не смог придумать сколь-нибудь убедительного объяснения для столь позднего визита. Да и его одежда, характерная для древней эпохи, могла показаться охраннику подозрительной.

              Добравшись до лаборатории, Янсен не стал тратить времени даром. Инструкцию к машине он изучил заранее, и теперь ему оставалось только сорвать брезент и отправиться навстречу истории. Знакомой ему до деталей и единственно возможной.

             Машина времени завелась не сразу. Её двигатель затарахтел только с третьей попытки. Из трубы глушителя повалил сизый дым, и лаборатория стала равномерно наполняться его клубами. Не медля ни минуты, профессор, чихая и кашляя, набрал на клавиатуре нужную дату, шагнул в возникший портал и тут же выпал из него с другой стороны, больно ударившись головой о древний асфальт.

                                                                  *****************

                  Лев Семёнович многое видел в своей жизни. Но смелее от этого не становился. Скорее наоборот. Весь опыт пережитого говорил ему, что надо быть осторожным. Поэтому, едва завидев впереди сидящего на корточках панка, ему захотелось перебежать на другую сторону дороги. «Косуха» в цепях и интуиция подсказывали Льву Семёновичу, что это лучше сделать до того, как панк обернётся. И он, без сомнения, так бы и поступил. Но не успел. Панк обернулся.
                  Лев Семёнович от удивления сделал то, за что его всегда ругала мама. Он открыл рот. Под могучим, расписанным под радугу ирокезом, он увидел лицо. Довольно интеллигентное и в возрасте. Панк, заметив замешательство Льва Семёновича, встал и подошёл к нему:
    -Привет, пацанчик! Делишки как?
    -Нииичеего… Ааа Ваааши? – челюсть Льва Семёновича жила своей жизнью, отвечая на поставленный вопрос и поддерживая диалог. Сам он был в трансе.
    -Да всё путём! Иду искать библиотеку. Где она, ты не в курсах?
    -Там, - Лев Семёнович ткнул пальцем, указывая направление.
    -Замётано! – престарелый панк хлопнул его по плечу худенькой ручонкой, унизанной черепами, и пошёл прочь, подволакивая левую ногу. И в этот момент Лев Семёнович сделал то, за что его часто били в детстве соседские пацаны. Он проявил любознательность:
    -А зачем Вам в библиотеку?

                  В ответ, панк рассказал всю свою невероятную историю, и Льву Семёновичу стало стыдно за то, что он принял этого человека за опасного хулигана. О, как обманчива внешность! Осознав ошибку, Лев Семёнович, со всею широтой своей открытой души, решил помочь путешественнику во времени. 

                                                              ******************

                 Утром сотрудники института услышали странный шум и почувствовали запах дыма, сизыми струйками расползающегося по коридорам. Обо всём тут же было доложено начальству. Директор, будучи человеком умным, сразу всё понял. Ему давно казалось, что Янсен что-то замышляет и просто так уходить на пенсию не собирается: «Решил, значит, старик убедить всех в своей правоте во взглядах на историю начала двадцать первого века. Ну что же, может быть туда ему и дорога, барану упёртому! Надоел уже всем – нет мочи. Пусть уж сам переубедится. Увидит, что был неправ!»

                К полудню Янсен ещё не вернулся. И директору пришлось всё-таки уступить настойчивым просьбам Фуртмана, который с самого утра рвался спасать старика. Снарядив его всем необходимым и тщательно проинструктировав, директор дал добро на межвременной полёт.

                                                                   **************

             Лев Семёнович возвращался с работы в приподнятом настроении. День удался на славу: встретить путешественника во времени – разве можно мечтать о большей удаче! Столько открытий, столько новых идей! Реальность будущего, приоткрытая стариком, поражала своей фантазийностью. Перед взбудораженным мысленным взором Льва Семёновича маячили тени грядущего. А сквозь них всё более явственно проступала своим золотым тиснением малиновая обложка его докторской диссертации.

            Погружённый в приятные мысли, Лев Семёнович не сразу услышал, как его окликнули. И прошёл дальше. Но тот, кто звал его, просто так сдаваться не собирался. Он догнал Льва Семёновича и вновь обратился к нему, придав своему голосу такую проникновенность,  что не прислушаться к нему было просто - таки неприлично:
    -Барин! Барин, стойте!
Лев Семёнович, хоть и не подозревал о своей принадлежности к дворянскому роду, спорить не стал. Со всей важностью, на какую было способно его лицо, он обернулся к просителю. И второй раз за день впал в ступор от удивления: перед ним, теребя в руках шапку, стоял здоровенный мужик в грубой холщовой рубахе и лаптях:
    -Барин, помогите! У меня друг потерялся!

                   Лев Семёнович слушал сбивчивый рассказ незнакомца, и мысли в его голове потихоньку прояснялись. Испуг и недоверие сменялись деятельным сочувствием. Подняв незнакомца с колен, он обнял его, зарывшись лицом в густой нечёсаной бороде. Конечно же, он поможет! Кто, если не он?!

                                                                   ***************

                  Прошла неделя. Машина времени, истратив всё топливо, отключилась. Её двигатель, семь долгих дней изводивший сотрудников института своим грохотом, наконец, замолчал. Погас портал, навсегда разорвав связь между двумя мирами. Теперь у двух профессоров было сколько угодно времени для научных дискуссий. Лев Семёнович часто заходил к ним, интересовался успехами. Слушал, что-то записывал. И просил санитаров, чтобы им не мешали.


Рецензии
как приятно читать...)))))....
спасибо Вам....
когда только Вы успеваете столько всего написать...))

Лана Линк   09.09.2011 10:46     Заявить о нарушении
Спасибо!

Да вот как-то успеваю :))

Андрей Евсеенко   09.09.2011 10:53   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.