Читая Уэллса

 
       Увлекаясь лоскутной техникой, для пробуждения мысли прикасалась к своей «тряпкотеке» - лоскуткам,  разложенным по цветам и оттенкам, по фактуре и редкости. И подчас,  стоило потрогать ткань, как возникал импульс к работе.   Так и с литературой. Читая Герберта Уэллса,  где герой  романа Киппс,  получив от дедушки наследство, изучает  «Искусство вести беседу»,    задумалась, что же почерпнул г-н Киппс, а заодно и читатель,  из этого труда?

    «Усвоив суть темы, не следует направлять свой скромный корабль сразу в глубокие воды, пусть он сперва  неторопливо и плавно скользит по мелководью; иными словами, начиная беседу, не следует что-либо решительно утверждать или сразу высказывать  свое мнение или, того хуже, поучать; в этом случае может получиться, что предмет сразу окажется полностью исчерпанным, беседа не завяжется, либо вам только и ответят кратко, односложно: «В самом деле» или «Вот как». Надо научиться вступать в беседу незаметно, понемногу, не привлекая поначалу к себе внимания»…

   …Вспомнила званый ужин у  г-на П по случаю завершения  лично им самим ремонта  кухни, который, помимо углубления  знакомства, основанного на общности  интересов,  предполагал интеллектуальное  общение с его друзьями, а остался в памяти именно отсутствием умения вести беседу   некоторыми из гостей 
   Ужин начался с осмотра кухни, дизайн которой, г-н П продумал  в японском  стиле. Зная об этом, я преподнесла хозяину  японский  набор для зеленого чая.  Он пьет только такой.  Г-н П  сначала полюбовался ярлыком на упаковочной коробке,     заметив, как изящно иероглифы  чуть сдвинуты от центра вправо. Открыв упаковку, восхитился  пропорциями предметов,  отметив изысканность отделки - всего один цветок на бирюзовой пиале,  расположенный  внутри и снаружи на том же месте, словно просвечивающийся. Глаз художника  увидел  то, на что равнодушный человек не обратит внимания. Сказал, что возможно, этот сервиз послужит тем объектом, к которому захочется подобрать все остальное.  И, конечно,  не преминул отметить необычность комбинации  предметов – пиал   ни  шесть, ни четыре, а пять. Ведь сегодня  нас будет именно   пятеро, что располагает к уютному общению. Но пока нас четверо.
   Хозяин, чрезвычайно интересный холостяк. И как только он дожил  до своих лет,  не обзаведясь семьей, мне неведомо  Я попыталась выяснить, почему  его внешность, при такой русской фамилии,  претендует на принадлежность к лучшей для меня нации. Оказалось, что  его мать грузинка. Худощав, элегантен.  Художественно  сдержан в одежде. Помню, он пришел ко мне на чай (по-английски, во второй половине дня), я  успела отметить, что на нем галстук подобран совершенно в ту же мелкую клеточку, как и пиджак. ( А в другой раз - галстук был в точно такую же голубую клеточку, как сорочка) С ума сойти! Запомнилось, как врезалось. Ведь мы немного коллеги,   и заинтересовались друг другом  на художественной почве. Несколько лет назад, когда мне предложили открыть в нашем городе  персональную  выставку картин,  я услышала, что подобное предложение было сделано и неведомому мне тогда г-ну П, фото художнику, у которого в том году была юбилейная дата. Но, узнав, кто его  соперник,  г-н П галантно уступил  первенство даме. На той выставке мы и познакомились. Оказалось, что новый знакомый по основной профессии  дизайнер в ракетной технике,   владея фотографией,  плюс - парой языков, объездил все космические центры мира - Париж, Бремен, Хьюстон и что-то в Испании возле Барселоны.
   Гость,  друг хозяина,  Архитектор,   с ним  мы познакомились тоже на выставке.  Друзья сотрудничают, делая репортажи – один снимает архитектуру, другой пишет к снимкам  профессионально-интересные рассказы.
   Третий гость – гостья, сестра Архитектора. Они очень дружны, живут  с престарелым  отцом, известным  архитектором.
   Четвертую гостью мы ждать не стали, сели за накрытый в гостиной журнальный стол. Обсудили новые бокалы и приборы, купленные хозяином  к этому ужину  Г-н П, - после бокала изысканного вина,  можно и по имени -  Саша,  показал нам свои «сокровища» - предметы, доставшиеся ему от родителей, сувениры, схватившие  за душу,  книжки, которые дороги профессионалу, альбомы по Японии. И обо всем – неспешная беседа.  Хозяин вновь наполняет бокалы, предлагая выпить  за гостей. Пятый, пустой бокал  словно взывает  в немом  вопросе, почему мимо проходит горлышко бутылки? Взглянув на  него, Саша, как бы оправдываясь, объясняет, что    сослуживица,  приглашенная  случайно, так как отсутствовала  на вечеринке,  устроенной им   для  коллег, опаздывает.  «Как всегда», - добавляет он.
   Саша показывает новую камеру, похожую на старинный Фотокор с выдвижным гофрированным носом.  Он  готовится совместить командировку  в Хьюстон с поездкой на Большой Каньон, чтобы снимать виды этого края. Затем мы смотрим серию снимков архитектуры Гауди. Это Сашин улов, связанный с последней  поездкой по космическим делам  в Барселону. И только я начала  выражать  восхищение его  художественным видением – умением найти точное время, точку съемки, единственный кадр, как появилась последняя гостья,  вернее - гостьи. Клавдия, как она представилась,  явилась с дочкой, о чем даже не надо было  и сообщать, так как  молодая особа  являла собой точную копию мамы, только в возрасте, когда она, вероятно, отвела ее  в школу. Так, ничего себе, дамы,   только уж очень пресные.  Лучше бы совсем не приходили. И г-н П сразу потускнел. Попытка  смотреть Гауди, иссякла сама собой. Только успела сказать  о Сашином таланте слова, которые  он слушал, возможно, с некоторым смущением, но с естественным интересом, как старшая тут же безапелляционно заявила: - Он у нас вообще очень способный. - Ну, и что можно дальше говорить?  Тема закрыта.  Все примолкли. Чтобы спасти положение,  заговорили о моей книге, только что вышедшей в издательстве АСТ, под названием «Краткая кошачья книжка». Сестра Архитектора   поддержала тему, ведь у них в дачном доме обитает целая семья кошек. Но Клавдия и эту тему придушила в корне, горячо заявив, что у них в подъезде тоже много кошек и так воняет… Снова все примолкли. Необходимо было срочно перевести рельсы на другой путь. В роли стрелочника выступила я, обратившись к  мужчинам,  какой коньяк лучше купить,  у меня как раз весь вышел. Интересно было послушать, что скажет г-н П или Архитектор, чтобы из ответа узнать нечто о них вообще, об их вкусах. Об отношении к алкоголю. Помню, давно, Саша назвал испанское вино, когда я спросила его в магазине,  то оказалось  такое дорогое, что я  не купила. (Тоже штрих к образу - и его, и  моему). Клавдия, не дожидаясь ответа мужчин,   заявила, что надо брать только дагестанский, и никакой больше. Опять все замолкли. Что ж, пора, видимо, собираться домой.  Вслед за мной поднялись и Архитектор с сестрой. В моей сумке была лишняя книга, думала,  подарю. Так и унесла с собой. У мужчин мои книжки уже есть - подарила раньше.
   Мне понравилось в этих гостях, только без женщин. Зачем они вообще, чужие женщины? Может,  не нужны и чужие мужчины? Нет, они очень достойные господа.  Они нужны. Они украшают.  Не знаю что, но украшают.


Рецензии
Здравствуйте(и буквально тоже)госпожа Кенга!
Базар - штука тонкая, что-то типа Музы, спугнуть легко, а приход неизвестен.
Поэтому, званые должны совпадать с избранными.
Редко получается.
Но, количеством избранные, бывает, давят полузванных, хотя последние выносливей, и приходится бежать, чтобы бессмысленно не напиться от досады.
Ричарду Комаровское Сердце поклон:-=))

Он Ол   21.05.2015 18:01     Заявить о нарушении
Спасибо, г-н В! Здоровы!
Блестящий анализ давления (числом меньших) полу званных,
на избранных. Они не из той обоймы, но из Обоймы!
Непременно выстрелят.
Ричард расшаркивается!
Аве Мария в памяти!
Всего доброго. ГЗ,

Кенга   21.05.2015 19:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.