письма счастья

С чего начинаются неприятности? С дурных вестей, злобных фурий в автобусе, стоматолога без лицензии? Да ничего подобного! Неприятности начинаются с обыденностей. История, как известно, любит банальные заезженные сюжеты.

Утро как утро. Весна. Рань несусветная. То есть, если в переводе на человеческие мерки – полдевятого, гололед, грядущая работа и автобус застрял в пробке. Чем не банальность? Лично у меня пять дней на неделе начинаются именно так. Как и у большинства работающего населения планеты.

Да и работа начинается тоже весьма банально – с чая! Потому что, как гласит вторая всем известная истина, - человек с утра голодный подобен зверю. Порвет всех, вне зависимости от правоты или вины. Просто потому что голоден. А лучшее утоление утреннего голода – чай. Ну, или кофе, - это кому как больше нравиться.

Тоже все банально. Как и хождение по офису с кружками, включение компьютеров, обсуждение вечерних дел и новостей (причем как прошедших так и наступающих).

И вот тут в одну банальность вкрадывается другая банальность и выдает при сложении третий закон «банального бреда» - «когда ты думаешь что всё идет по накатанной, ты плохо думаешь». Воистину он справедлив.

Так вот, второй банальностью стало очередное «письмо счастья». Да, то самое в котором тебя заделывают машинисткой-копировальщицей и заставляют портить нервы своим друзьям. Ибо никто не вынесет, когда в его безусловные планы на приятный вечер вносят корректив, мол, если не отправишь напечатано-скопированный текст, то никто тебе не позвонит, и можешь сколько угодно топить телефон в слезах.

Правильная реакция – сплюнуть, перекреститься, забыть и наорать на того кто прислал. Сказано – сделано. Особенно в части забыть. Забыла. И пошла искать начальство подписать пару договоров, соглашений и прочей абсолютно необходимой бумаги. Заглянув в пару кабинетов и выяснив что начальства сегодня не будет – я пришла в некоторое замешательство, договора то абсолютно точно нужны!

Почесав для приличия макушку, доделав для того же приличия еще пару дел, вспомнила принеприятнейшую пакость – мне ж на биржу труда надо бежать, на учет становиться. Откопала бумажку, что выдают там для поисков работы, обнаружила что надо было мне туда аж 8.20 утра. То есть чуть ли не 4 часа назад. И в больницу – группу крови узнать. Остается только снова почесать макушку, отпроситься у начальства и лихо мчаться в нужном направлении, по пути заглянув в пару мест нашлепать фиктивные печати об отсутствии рабочих мест. (автор – бесстыжий нарушитель закона, так что с автора пример не брать! Или работаем, или на бирже труда работу ищем, а не все подряд, ага…)

Сказано – сделано. Отпросившись на два часа, почесала я в темпе быстрого бега на автобус, который прождала минут десять (и чего было бежать? Правильно – незачем). Заскочила в пару мест шлепнуть печати, и тут даже вполне повезло – поставили.

Теперь – в темпе в больницу, за результатами анализов крови (маньячно). Пришла, сунулась в регистратуру – нет бумажки, ко врачу – тоже нет бумажки. Подвигав грозно бровями выяснила что результат может быть! (зацените обходительный вариант) в лаборатории. В лаборатории ясно что не до меня. У врачей (или лаборантов, - не знаю как правильно) консилиум – что готовить на ужин. Пока обсудили, пока нашли – полчаса прошло. Зато теперь я знаю что я обладатель редкого отрицательного резуса (количество потенциальных мужей резко сократилось, эх…).

И вот вся такая злая и распсихованная поперлась я дальше. Споткнулась на лесенки у входа, подвернула ногу, сломала ступенатор. Благословила тот день когда решила переехать. Теперь к больнице близко. Пошла переодевать обувь. Точнее – поковыляла. Помянула парой ласковых день и идею переться домой. Дома меня встретила не музыкально булькающая ванная.

Челюсть булькнула на пол, лодыжка в очередной раз подвернулась, и я последовала за челюстью.После чего пришлось в спешном порядке себя поднимать, переобувать и тащить в магазин за той рекламируемой жидкостью, которую заливают в трубы. А потом обедать пирогом, сидя в ванной и философски (то бишь с вечной тоской в глазах) созерцая булькающий процесс убывания воды.

А потом, по прошествии тех самых двух часов бежать на биржу труда. По пути я конечно же подскользнулась, как же без этого? Сапоги весенние, скользкие, промокающие! Упала. При попытке замедлить падение зацепилась за что-то. Все равно упала, только по-ходу разбудила грозную автомобильную сигнализацию. Ковылять с места действия с подвернутой лодыжкой, ушибленным коленом и сырой штаниной (ибо упасть посчастливилось в почти лужу), это, скажу я вам, то еще «удовольствие».

Но! Биржа труда – всяко хуже. Прием по номеркам (взял, просидел полчаса – час, и таки вызвали), тетеньки… (а можно по принципу "я не сквернословю"?), сострадания – ноль, соучастия и того меньше. Ну подумаешь не пришла вовремя. Так по официальной версии я в больнице была! (брать пример с автора строго запрещается! Вы хорошие – вы не врете!) А то что там больничных не выдают – так я не виновата! (кстати, действительно не выдают. Когда я за пару дней до того простывшая ходила к врачу мне сказали что больничный – только тем кто стоит на учете на бирже, остальные могут подвинуться).

Потом еще обнаружилось что трудовую со всем этим геморроем я забыла дома. И ясно дело, что недоверчивые сотрудники биржи видят сплошные заговоры, не верят на слово и зажиливают мизерное пособие по безработице! Они заставили меня бежать домой! По пути я опять упала, опять на колено, опять в почти лужу. После чего я забыла про то что я хорошая девочка которая не материться. Было больно, сыро и противно. И на работу я опоздала уже тысячу раз. А сапоги весенние и скользкие…

Прибежала домой. Ванна не булькает, - можно вздохнуть с облегчением. Хватаю трудовую – и назад на биржу. После получения свидетельства безработного я хохотала от истерики. Среди этого хохота и оказался разговор по телефону:

- Лена, вы где? Вы еще на работу приедете сегодня?

- Да. Я уже бегу, - и смех, бесконечный, еле сдерживаемый смех.

- Вы веселая какая-то…

- Да нет, это истерика.

- То есть?

- Буду через полчаса.

Начальство так и не приехало в тот день, ноги я промочила на сквозь, настроение было ниже плинтуса. Только глупые смешки порой прорывались. И уже вечером, сидя в кафе (это типо у меня так деловые встречи проходят), попивая кофе и ожидая опаздывающего на час собеседника, я строчила в аське Алёне, которая шлет мне глупые сообщения:

: ну и день поганый выдался. И еще… если еще раз пришлешь мне «письмо счастья», удалю нафиг отовсюду, куда можно что-либо напечатанное прислать.

:: ты же в них не веришь?

: не верю. но я исключаю возможности.


Рецензии