Проза.ру

символика молодежной субкультуры

СОДЕРЖАНИЕ

ВВВЕДЕНИЕ 3

1. Анализ символики субкультур 4

2. Система символов выделения 9

2.1. Система сообществ 9
2.2. Группы символов 10
2.3 Сленг субкультур, как символ 13

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 14

ЛИТЕРАТУРА 16
ВВВЕДЕНИЕ

Символика – неотъемлемый атрибут почти любой субкультуры, универсальная отличительная черта, наделенная особым смыслом для ее представителей, и позволяющая им видеть друг друга в толпе, объединяться и нести информацию другим людям о своей принадлежности.
Исследование проходит в зоне соприкосновения двух реальностей: знаковой и социальной. Там идеальная реальность знака переходит в материальную жизнь. Главное, здесь - это, реакция на символ. Здесь сходятся интересы семиотики, с одной стороны, и социальных наук — с другой.
Эта зона перехода знакового в социальное — неуловима в рамках только социологии или только семиотики.
Это очень своеобразное социальное образование. Здесь существует деление на «своих» и «чужих», общие символы и их стандартные интерпретации, свои традиции в поведении и внешнем облике, даже фольклор.
Мы ставим вопрос о влиянии символа на социальную реальность в более общей форме. Однако как раз материала, который мог бы позволить судить о такого рода влияниях, сейчас довольно мало, в этом и состоит смысл данной работы, мы проанализируем тему атрибутики различных субкультур.
Отсюда ясно, почему потребовалось обращение к современности, где мы могли бы наблюдать эти связи непосредственно, а символ — не как остаток какой-то ушедшей системы, а прямо в момент его кодирования и действия.
Поэтому, принятая мною к исследованию тема представляется мне актуальной как с теоретической, так и с практической точек зрения.

1. Анализ символики субкультур

Субкультуры могут в своей основе содержать различные интересы, от музыкальных стилей и направлений искусства до политических убеждений и сексуальных предпочтений.
Чаще всего субкультуры носят замкнутый характер и стремятся к изоляции от массовой культуры. Это вызвано, как происхождением субкультур, так и стремлением отделиться от основной культуры, противопоставить ее субкультуре.
Входя в протест с основной культурой, субкультуры могут носить агрессивный и иногда даже экстремистский характер, это проявляется во всем и в их внешнем виде, в символике в частности.
Развиваясь субкультуры начинают вырабатывать единый стиль одежды, язык, символику, также общее мировозрение для своих членов. Характерный имидж и манера поведения является маркером, отделяющим «своих» от посторонних людей.
Имидж для представителя субкультуры, это не только одежда, это демонстрация своим видом убеждений и ценностей которые пропагандирует субкультура. Например, вызывающий имидж «панк» демонстрирует протест и борьбу, унисекс скинхедов близость к рабочему классу, а мрачный стиль готов презрение к смерти. Со временем отдельные элементы и целые стили одежды вливаются в общую культуру.
У представителей субкультур со временем вырабатывается свой язык. Частично он наследуется от субкультуры прародителя, частично вырабатывается самостоятельно. Многие элементы сленга это слова неологизмы.
С культурологической точки зрения символ и символизм показывают определяющими в описании той или иной культуры и культурного произведения. Символ субкультур это с одной стороны самоопределение субкультуры среди множества других культур, с другой стороны связь с культурным наследием прошлого.
Например, знак анкха в субкультуре готов это с одной стороны символ вечной жизни, как наследие Египта, с другой символ само определяющий культуру в настоящее время.
Со временем узкое мировоззрение встретившись с массовой культурой может выродиться или же наоборот снискать массовый характер и дать новый подъем старым течениям.
В целом в настоящее время явления субкультур прочно вошло в повседневную жизнь. В силу особенностей телекомуникаций, оно создает в настоящее время стратификацию нашего общества по интересам.
С понятием субкультуры часто путают понятие хобби - увлечения человека каким-либо занятием (к примеру геймеры, хакеры, и т.д). Сообщества людей с общим хобби могут образовывать устойчивый фэндом, но при этом не иметь признаков субкультуры, таких, как общий имидж, мировоззрение, единые вкусы, и единые символы.
Но обратимся к атрибутике, на первый взгляд, все хиппи с длинными волосами в просторных балахонах и с отсутствующим взглядом весьма необычны. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что необычны только символы, конкретные атрибуты, а сами люди их только используют, стараясь не столько выделиться, сколько показать, что он свой.
Нас же интересует то, как обращаются с этими атрибутами, какова роль символа. И здесь выявляются общие закономерности.
Множество людей, предоставленных сами себе, взаимодействуя, формируют схожие коммуникативные структуры. Например, для первобытного общества характерны обряды инициации — посвящения подростков в ранг взрослых, обряды, состоящие из жестоких испытаний, такой же характер имели у дикарей и другие обряды перехода в иное состояние.
Абсолютное соответствие этому находим в лагерных нормах, определяющих, что «западло». Будто из первобытного общества перенесена в лагерный быт татуировка — «наколка».
Там она точно так же имела символическое значение, по ней можно было сказать, к какому племени принадлежит человек, какие подвиги он совершил и многое другое.
Когда в Петербурге, тогда еще Ленинграде появились металлисты, у них сложилась трехслойная иерархия: четко выраженная элита во главе с общепризнанным лидером по кличке Монах. Основная масса металлистов, группировавшихся вокруг элиты и, наконец, случайные посетители, забредавшие в то кафе, где они собирались, послушать «металлическую» музыку.
Эти последние не считались настоящими металлистами, оставаясь в статусе гопников, то есть ни в чем не разбирающихся, чужих.
Точно по той же схеме структурировались группы футбольных фанатов «Спартака» и «Зенита». Всё это проявления процессов самоорганизации.
Трудно выделить спонтанные процессы сообществ, которые напрямую относятся собственно к самоорганизации.
Необычность символики отнюдь не означает, что она и используется необычно. На самом деле символы субкультур действуют точно так же, как и любые другие, например наши собственные. Просто наши символы, знаки статуса и ранга не шокируют нас — потому что они наши, естественные и стереотипные.
Если бы кто-то непосвященный стал изучать со стороны символику и ритуалы нашего сообщества, которое мы считаем обычным, то обнаружил бы явления, весьма близкие к тем, что мы описываем на примере тех же хиппи.
Наличие своей символики создает возможность формирования общности, поскольку обеспечивает средство коммуникации. Символ — оболочка, в которую упаковывается «своя» информация; в таком виде она отличимая от чужой.
И поэтому, возникает разница в плотности коммуникативных связей внутри той сферы, где действует символ, и вне нее. Это и есть сгущение контактов, на базе которого формируются социальные структуры.
Сленг и символика составляют основу внутренней коммуникативной среды Системы, отделяя ее от внешнего мира.
При этом символика Системы чрезвычайно эклектична: в ее фонде можно встретить символы, пришедшие из разных религиозных групп, молодежных и рок-течений, а также разных общественно-политических движений: пацифизма, анархизма, коммунизма и проч.
Система обладает способностью впитывать чужую символику и, перекодируя, включать ее в свой фонд.
Надо различать носителей одной и той же символики, принадлежащих к Системе и не принадлежащих к ней.
Например, есть панки в Системе, тусующиеся вместе с хиппи, — и панковские группировки вне ее. Последние совсем не причисляют себя к Системе и даже, бывает, приходят бить людей.
Точно так же есть Системные и несистемные металлисты, буддисты, битломаны и проч.
Итак, наличие общей сети коммуникаций с обслуживающим ее собственным языком, а также общего самосознания, норм и ценностей позволяет говорить о Системе как о сообществе.
2. Система символов выделения

2.1. Система сообществ

Система это пример сообщества, куда стекаются выпавшие из социальной структуры. Эти люди не имеют определенного положения, прочной позиции и их статус неопределенен. Состояние неопределенности играет особую роль в процессах самоорганизации. Сфера неопределенности — те социальные пустоты, где мы можем наблюдать процессы зарождения структур, сообществ.
  В качестве символов Системы отбирается то, что говорит о непринадлежности человека к господствующей культуре или к обществу. Сама по себе непринадлежность — невписанность в общество, отверженность, одиночество — становится символом «своего», а любые свидетельства укорененности и привязанности к примеру к своей работе — знаками' чужого.
Система — «приют одиноких». Это тот самый тайный тест, который проходит на тусовке каждый. Нельзя демонстрировать здесь цветущее благополучие, деловитую преданность работе и т. п.
Короче, хороших отношений с обществом на тусовке лучше не демонстрировать, а, напротив, всячески показывать, как ты одинок и как тебе плохо. Тогда ты «свой».
Оптимизм здесь совершенно неуместен, даже неприличен. От всего, что связано с оптимистическим самоощущением, нарочно отгораживаются.
Мир этих людей — там, где плохо, а не там, где жизнь продолжается. Вот это общее ощущение несчастья, одиночества, заброшенности, отверженности и определяет отбор символов принадлежности к Системе.

 

 2.2. Группы символов

Рассмотрим конкретные способы, которыми обозначается непринадлежность к общественным структурам и общепринятой культуре, то есть конкретные символы, используемые в Системе.
Смерть
Сумасшествие
Криминал и наркотики
Детство
Чужие культуры
Восток
Бедность
Безполость
Естественность
Пассивность
Чертовщина
Путь и дух
     Довольно часто в группах встречаются символы смерти. Одежда бывает украшена изображением черепа, этот же мотив обычен и в украшениях (брелках, кулонах, перстнях).
Очень популярен в группах типа эмо, или же готов мотив самоубийства, Попытка самоубийства — едва ли не знак принадлежности, настоящей Системности: через это немало людей прошло, а еще больше говорят о своем желании покончить счеты с жизнью.
Расцарапанные вены видны у многих таких личностей и воспринимаются, как правило, с уважением. Попытки оставить этот мир здесь считаются в порядке вещей. Трагически погибшие или ушедшие из жизни добровольно становятся героями Системы.
Некоторая часть Системной символики и сленговых слов происходит из криминальной и наркоманской субкультур.
На тусовке часто приходится слышать телеги о наркоманах; причем упоминания капки, травки, колес, машин, ломки и проч.
Это все не столько информирует о реальных событиях, сколько призвано показать крутость рассказчика. Их функция, как и у любого символа — обозначить «своего».
Кроме наркоманской, поставщиком сленговых слов и атрибутов оказывается криминальная среда: из нее пришли, скажем, слова лажа и туфта. Использование символов криминала или наркомании в Системе достаточно понятно: это типичные знаки организованности.
Очень популярны в Системе знаки детства и детскости. Детство в данном случае понимается в противопоставлении миру взрослых: детскость важна как новый принцип строительства культуры — без корысти, как у взрослых, без соперничества и лжи.
Чужие культуры. Еще одна группа символов внеположенности — символы, почерпнутые из чужих культур, отдаленных в пространстве или во времени. Наиболее яркий пример — использование Системой англицизмов: они пронизывают сленг
Вообще вся рок-культура англоязычна, а рок-культура — каркас Системы. Англицизмы в этой среде даже более «свои», чем родной язык.
В поисках символов непринадлежности к господствующей культуре Система смотрит не только на Запад, но и на Восток. Очень часто в украшениях одежды, на стенах и в речи мелькают «инь-ян», «дао»; много говорят о буддизме, вообще популярны восточные культы, разного рода медитативные практики и проч. Обращение андеграунда к Востоку характерно не только для России, но и для Запада, многие восточные культы пришли к нам с Запада.
Символы бедности: джинсы нарочно заплатанные, низ их махрится, дорогих украшений практически не встретишь — в тусовочной среде это неприлично.
Символическая ценность заплаток зафиксирована даже на уровне самосознания Системы, ее мифа о себе.
Бедность, бесполость — все это грани бесстатусности: нет и не должно быть в Системе статусных различий — ни по благосостоянию, ни даже по полу. Опять же статусов нет потому, что эти люди вне статусной системы, вне иерархии общества. Бесстатусность это важнейшее проявление субкультуры, проявление внеструктурности.
Естественность — пожалуй, основное требование, предъявляемое тусовкой к поведению. Естественность здесь понимают в смысле спонтанности, природности, неосознанности — в общем неокультуренности.
Выпадение из общества обозначается также через символику чертовщины в христианских странах, или Бога соответственно в атеистических, то есть выбирается символ, максимально противоположный символу общепринятых ценностей.
Именно этим можно объяснить появление в нашей стране, пережившей войну с фашизмом молодежных группировок с фашистской символикой. Чаще всего это обычные хулиганы, но они используют фашистские кресты, черную форму и прочие атрибуты.
Пока был Советский Союз с господствовавшей идеологией атеизма, в Системе много говорилось о Боге, поисках Бога; как только общество стало возвращать, а затем и усиленно пропагандировать христианство, в андеграунде стал нарастать сатанизм.
Среди прочих символов внеструктурности и бесстатусности, используемых Системой, можно назвать еще символы пути и духа. Путь здесь понимают как выход вовне, отсутствие точного «места под Солнцем». Сама жизнь в Системе переживается как путь, а самое характерное и престижное проявление Системного образа жизни — трасса, путешествие автостопом. На трассе сам путь глубоко ритуализован, и он несравненно важнее цели путешествия. Иногда специально выходят на трассу, чтобы пережить состояние непривязанности, свободы. Впрочем, о трассе мы будем подробно говорить в пятой главе.

2.3 Сленг субкультур, как символ

Как мы говорили ранее, символ, кроме значения, вложенного в него ситуативно, несет еще постоянное добавочное значение — принадлежность к «своему» сообществу.
Тусовка и сленг в данном случае символы, маркирующие информацию как «свою» и обеспечивающие если не принятие ее, то хотя бы внимательное восприятие.
Все это показывает, что для обеспечения эффективного общения и взаимодействия внутри сообщества оно должно маркировать свою информацию, отделяя ее от чужой. Только в таком случае плотность коммуникаций в его пределах будет выше, чем вне, а значит, вообще можно говорить о существовании сообщества.
Одна из разновидностей символики, маркирующей свою информацию, — сленг. Свой сленг вырабатывает практически любое контркультурное сообщество: известны уголовный, богемный, музыкальный и проч. жаргоны.
Главное, что нужно понимать сленг — это не язык в полном смысле слова, поскольку на нем невозможно целиком построить полноценное высказывание. Он охватывает не все темы, а только ряд вполне определенных.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, символика – неотъемлемый атрибут почти любой субкультуры, универсальная отличительная черта, наделенная особым смыслом для ее представителей, и позволяющая им видеть друг друга в толпе, объединяться и нести информацию другим людям о своей принадлежности. Это первое, что бросается в глаза внешнему наблюдателю. Именно по ней обычно судят о Группе.
Своеобразная символика субкультуры создает о ней представление как о скопище грязных, бедных, инфантильных людей, склонных к криминалу, наркотикам, половым извращениям, самоубийствам. Очень неприглядная получается картина. Однако не надо забывать, что это всё только символика, «внешние одежды» сообщества. Использование наркоманских символов не говорит еще о поголовной наркомании. Дело в том, что внешний наблюдатель часто приписывает чужим символам те значения, которые вкладывает в них его родная среда, например — «большое» общество, к которому принадлежит интерпретатор, или его конкретная малая группа.
Между тем значение символа имеет групповой характер: в одной группе или культурной среде оно может быть совершенно иным, чем в другой.
Сам же выбор символов — сколь бы они ни были шокирующие, иной раз отвратительные для внешнего наблюдателя, — задан уже заранее. Он обусловлен положением Системы вне сферы общепринятого, вне социальной структуры «большого» общества — и просто отражает такое положение.   
Набор символов не только отражает экстернальность сообщества, но и закрепляет ее. Экстернальность фиксируется и получает способность самовоспроизводиться.
Символы отбирают людей в сообщество: шокируют и отпугивают благополучных, привлекают неблагополучных и выпавших. Последние, еще не будучи членами Системы, уже несут в себе — своем мироощущении, поведении, часто и внешности — ее символы.
Потерянный, дезадаптированный человек печален, пассивен, ему близки мысли о смерти. Такой человек на не будет отвергнут в тусовке, а, напротив, воспринят сразу как «свой». Система «втягивает» в свой круг неблагополучных — и именно благодаря своеобразному набору символов. То есть первая открывшаяся нам социальная функция символа — отбор и привлечение в сообщество определенного типа людей, в данном случае, с неопределенным статусом
В целом в настоящее время явления субкультур прочно вошло в повседневную жизнь. В силу особенностей телекомуникаций, оно создает в настоящее время стратификацию нашего общества по интересам.
ЛИТЕРАТУРА
1) Акимова Л.А. Социология досуга: учеб.пособие/ Л.А. Акимова. - М., 2003.
2) Андреева Т.В. Семья в современной России: структурные и функциональные особенности// Вестн. С.-Петерб. Ун-та., сер. 6., - 2006. - № 2.
3) Варламова С.Н. Семья и дети в жизненных установках россиян//Социологич.исслед. - 2006, - № 11.
4) Выготский Л.С. Проблема возраста //собр. соч. - М. 1984, т.4.
5) Вайнтштейн Г. Интернет как фактор общественных трансформаций// МЭиМО. - 2002. - №7.
6) Григорьев Д.В. Социокультурное самоопределение подростка// Педагогика. - 2000, № 7.
7) Гуровой Р.Г. Современная молодежь: социальные и нравственные ориентации// Соц.исслед. - 2004. - № 4
8) Данилец М.А. Молодежная культура: самоидентификация и символы// Геополитический мониторинг России. № 10 2009
9) Крылова Н.Б.Культурная деятельность подростка// Школьные технологии. - 2000, №5.
10) Мацковский М.С. Социология семьи.- М. - 1989.
11) Никольская Г. Семья в условиях постиндустриального общества// МЭМО. - 2006. - № 8.
12) Стрельцов Ю.А. Общение в сфере свободного времени/ Ю.А. Стрельцов - М.: Просвещение, 1991.
13) Харитонова М.Р. Новое поколение и культура человеческих отношений// Формирование личности молодого человека в школе и вузе / Под общ.ред. А.С.Запесоцкого. - СПб, 2001.
14) Чудинова В. Что читают современные подростки/ В. Чудинова, Е. Голубев а Н.// Воспитание школьников. - 2004. - N 4..
15) Э.Эриксон. «Идентичность: юность и кризис». М., 1996
 

Обсуждения как всегда на форуме

    -->


Рецензии
Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру