Аккаунт одиночества. Мысли вокруг Интернета

Лиля не одинока. У неё есть поразительное чудо, глазастое, улыбчивое, кокетливое и прыгучее. Я зову это чудо Ветерок, потому что оно неуловимо руками, когда разыграется. Сегодня я забираю Лилину дочку из садика, такое бывает, даже я иногда могу пригодиться.

– Ой! Барон!!! – оглушительно восторгается дитя, бросаясь к моему псу. Обнимает его как родного за чёрный загривок, морщится, уворачиваясь от собачьего языка.

– Ты ничего не забыла? Пойдём, Ветерок. Скажи «до свидания».

– До свидания! – Уходу из садика она радуется абсолютно также как и приходу туда, и не видит в этом никакого парадокса.  – Дядя Гена, а можно я поеду на Бароне?

– Это было бы неестественно, маленькая девочка на большой собаке.

– А большая девочка на маленькой собаке – было бы ет… етс…

Она смеётся, смеётся всем своим существом, всей душою своею и всем своим маленьким телом. Хохочет, заливается, хитренько поблёскивая чёрными глазками.

Тема ухода от одиночества в Сеть актуальна настолько вопиюще, что говорить об этом уже стало неприлично. Всё равно, что вопить в общественном месте. А между тем, с каждым днём всё больше людей постепенно начинают отдавать компьютеру и Интернету большую часть своего времени, а главное – души.

Можно смотреть на вещи просто – подумаешь! когда-то чудаком, пропадающим в иллюзиях, казался человек, много читающий книг. Так что, мол, ничего нового и тревожного. Но проблема в том, что наш современник не только и не столько ЧИТАЕТ, сколько ИЩЕТ в Сети ОБЩЕНИЯ.

Я пытаюсь разговорить её, потому что эта порывистая душа нежданно-негаданно впала в задумчивость.

– Ветерок, а, Ветерок! Как твой Кирилл? Вы с ним помирились? Вы сегодня играли вместе?

– Не Кирилл, а Костик.

– Да-да, Костик. Конечно, Костик! Играли вы?

Она идёт рядом со мной, взяв меня за правую руку (в левой я держу поводок), смотрит в землю и старается не наступать на трещины и пятнышки.

– Дядя Гена, а ты уже стал моим папой?

Мне всегда казалось, что за всю свою жизнь я ни одного дня не мог полноценно побыть наедине с собой, не ожидая чьего-нибудь прихода. Или ухода. Детство – в любвеобильной суете тётушек и бабушек, гудящие как адский цех здания разных школ, между которыми я перемещался причудливыми зигзагами, квартиры родственников с вечно занятым туалетом и раскладными столами для массового употребления пищи, телефонные звонки, голоса за стеной, звон посуды.

Затем – юность. В компании друзей иногда ещё тяжелее, чем в компании родственников, но по крайней мере, появился выбор.

Одиночество… Оно виделось мне блаженным и счастливым. Но его таинственный портал не давал мне разрешение на регистрацию. 

В тот день исполнился ровно год нашего знакомства с Лилей. Я вспомнил об этом случайно, потому что зашёл с другом в книжный магазин. Мы с ней познакомились именно в книжном магазине, разговорились о чём-то литературном, по-моему, обсуждали (и осуждали) бесчеловечные фантазмы Мамлеева.

Вообще, она вся была какая-то… Ну, ассоциировалась с книгами, тропическими раковинами, пыльными гигантскими глобусами, экзотическими масками, пожелтевшими картами с романтическими символами по углам. Чуть полновата, но хорошо сложена, макияж тонкий, прямые каштановые волосы сплетены в не очень тугую косу, консервативно, но изящно одета, через стильные очки смотрят чёрные умные глаза, внимательные и всегда задумчивые, словно даже при разговоре она неторопливо размышляет ещё о чём-то. (Потом, не раз бывая у неё, я всё любовался на огромные старинные часы с боем – они так ПОДХОДИЛИ, извините за каламбур, этому плавному, глубокому, тихому характеру.)

Она мне понравилась, но я не планировал ничего… Всё как-то само собой… незаметно. Как морской прилив, – ещё полчаса назад ты лежал на сухом песке, а вот уж тебя обнимает тёплая, горьковато пахнущая, ласковая вода.

Здорово всё-таки, что я вспомнил! Потому что друзья и близкие обычно укоряют меня (и совершенно справедливо) в том, что я забываю дни рождения и другие памятные даты. Некоторые уверены: это свидетельствует о том, что Геннадий Филиппович их не любит.

Кстати, что вы чувствуете, когда ваш «почтовик» поздравляет вас с днём рождения? (Или, по крайней мере, что почувствовали впервые?) Что-то вдруг отозвалось в душе, не так ли? А ведь это всего лишь робот, лукаво подписавшийся, скажем, «команда Mail.ru». И, по идее, унылая подпись «жэк» под объявлением «вода будет отключена на 10 дней», должна бы выглядеть более человечной. Всё-таки живые люди написали, чтоб их!.. Должна бы…

Кто-то мне рассказывал, что над программами эротических игр программисты пыхтят больше, чем над компьютерными «стрелялками». Они должны быть более качественными. Потому что наш глаз скорее и легче верит в ужасность монстров, чем в прелести виртуальных наложниц. Таков человек – плохое для него убедительнее, правдоподобнее, достовернее приятного.

Может быть, только этим и объясняется безграничный и какой-то болезненный скепсис ругателей электронной дружбы и ухода в Интернет от жизненной рутины? Может быть, просто недостатки этого СПОСОБА ОБЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ДУШ И УМОВ кажутся более серьёзными, чем явные преимущества?

А ведь преимущества очевидны. Тут, в Сети, «принимая гостей», не надо убирать квартиру, покупать бутылку, наряжаться… а потом – мучительно ждать, когда же до них всех дойдёт, что вы уже устали от общения. Но главное – вы имеете шанс найти родственную душу, даже если она живёт на другом краю земли.

– Старость не страшна, если пенсии хватает на Интернет, – говорит мой сосед Евгений Васильевич, к которому я захожу иногда ранним вечером выпить по рюмочке бренди и поговорить о литературе. Он даёт мне книги почитать (сейчас вот Анатолия Кима читаю), так что у меня библиотека рядом, всего этажом выше.

Мы с ним друзья, пожалуй, хотя Евгению Васильевичу 57 лет. Понимаем друг друга с полуслова, никогда не бываем в тягость друг другу, и встречаемся и прощаемся с одинаковым удовольствием (Евгений Васильевич тоже не любит многочасовых посиделок), выручаем друг друга в житейских мелочах.

Перечитал это предложение и вижу, что в нём трижды употреблено выражение «друг друга». Но, блин, по-другому ведь не скажешь. Вот, опять! – «по-другому»… Трудно быть писателем )))))

Да ведь «друг», в сущности, это и есть ДРУГОЙ. А в украинском языке слово «другий» (причём, с ударением на первый слог) означает «второй». Нам нужен другой. Чтоб было как минимум два. На худой конец – Пятница. Но, если есть возможность, – лучше выбрать себе такого «другого», чтобы не было повода повторить за незабвенным Сартром «Ад – это другие».

Мы с Лилей отметили нашу годовщину. Выпили белого сухого вина…

– Уснула, – она прикрыла дверь в детскую и села на диван. Сняла очки. Её лицо выражало усталость и какое-то странное напряжение, которое я уже не раз подметил. Вообще, она сегодня была малоразговорчива, почти не улыбалась.

Я поднялся из кресла, подошёл, опустился на колени и взял её руку. Её холодную руку. Поцеловал внутреннюю сторону ладони, словно в цветок губы погрузил.

– Сегодня коллега сделал мне предложение, и я согласилась, – выпалила она, и пальцы её отвердели.

Я не поверил своим ушам.

…Не суйте в Инет любовь и не ждите, что она оттуда высунется! Не суйте туда дружбу! Оторвёт! Таких криков наслушался я в этом самом Интернете. Разумеется, можно было бы ограничиться сугубо ТЕМАТИЧЕСКИМ общением на форумах. Но у всех ли получается? Неужели вы сможете одного и того же человека, – даже если он просто ник, аватарка на вашем мониторе, – спустя 2-3 года почти ежедневного общения (а то и дольше) воспринимать точно также, как в первые дни знакомства? Неизбежно возникнет ощущение дружбы. Посмотрите, насколько драматично (и совершенно, искренне, я уверен) реагируют пользователи ПрозыРу на исчезновение давних знакомцев, даже если те за годы общения так и не открыли своей подлинной личности и местонахождения.

В этом контексте многие используют слово из наркоманского сленга – «подсел» . Т.е. стал зависимым. Но ведь любые продолжительные отношения в жизни вызывают у нас зависимость, уж не буду приводить затасканную цитату из Экзюпери. И значит, неизбежна «ломка» при разрыве… Боишься боли – никого не люби, ни с кем не дружи.

В тот день, когда я собирался пойти к Лиле и порадовать её своей «незабывчивостью», мне позвонил сосед, предложил выпить по десять капель. «Что с вами, Евгений Васильевич?» – встревожился я, увидев его красные глаза и бледность на щеках. «Умер мой друг.»

Оказалось, что он больше пяти лет общался на форуме и через электронную почту с одним пожилым грузином, бывшим преподавателем университета. «Это был умнейший человек, Гена… Я таких мало в жизни встречал…» – Евгений Васильевич махнул рукой и отвернулся к окну… Хотя своего грузинского друга он не встречал в жизни. Даже на скайп у них обоих, старых советских интеллигентов, денег не было. А для «аськи» они были вяловаты, потому обменивались длинными посланиями, как древние греки.

– А-а… Валик Ластовский, – с ухмылкой припомнил я, после минутного молчания, всё так же стоя на коленях возле дивана.

– Да, – прошептала Лиля.

Я встал и вернулся в кресло. И вдруг она заплакала. Я так растерялся, что даже забыл про лёгкую колючку, которая только что воткнулась в моё сердце.

– Я больше не могу так, я так не могу, не могу больше, – она глядела в сторону.

Я прокашлялся.

– Ребёнку нужен отец, – мой голос дрогнул.

Лиля резко повернула голову. Чёрные близорукие глаза смотрели на меня с ненавистью. В этом было что-то жалкое.

– Какой же ты…

Часы тихонько пробили полночь. Мне показалось это ужасно мелодраматичным. Но часы просто делали своё дело.

Кстати, одиночество, на мой взгляд, не измеряется временем. Разумеется, испытывать ощущение сиротства, оставленности 10 лет мучительнее, чем 10 дней. Но всё-таки – настаиваю – такое экзистенциальное состояние не может измеряться в часах и столетиях, вопреки Маркесу.

Одиночество Маугли, если корректно будет так выразиться, можно объяснить просто социальными инстинктами, которые у него не находят выхода. Робинзонада же – превращает жизнь в ад. Ибо в этом случае потеряно огромное богатство. Его больше нет. Больше нет того, что у тебя было, пусть это было не всегда и во всём хорошим. Но теперь его нет.

Вот в чём измеряется одиночество! В потерях. Это – шкала утрат…

– Ты любишь её?

–  Кого? – испугался я, не обратив внимания сразу на то, что Лиля мотнула подбородком в сторону двери в детскую.

Я хотел что-то сказать, но она меня опередила.

– Я бы спокойно ждала неизбежного, – твёрдо проговорила Лиля. – В конце концов, бывают вещи и пострашнее. Что бы там дальше ни было, потом… Пусть даже и одиночество. Я бы ждала, просто радовалась тебе. Пока. Но ОНА к тебе привыкает. Она не должна платить за мои ошибки.

 – Да какие ошибки?! – возмутился я, и сбавил голос, обернувшись на детскую комнату. – Ветерок – нормальный полноценный ребёнок. И вообще… Разве я осудил тебя за твоё решение?

– Это НЕ ВЕТЕРОК! Это человек! – зашипела она; лицо её просто градом заливали слёзы, так что у меня у самого комок стал в горле. – Уходи! Сейчас же уходи! Сию же секунду! – она закрылась ладонями. – Прошу тебя…

…Сейчас я сижу за компьютером и набираю вот этот, видимо, последний абзац моего путанного эссе… Я ощущаю одиночество. Но почему? Почему?! Ведь я знаю подлинно одиноких людей, например, Евгения Васильевича, у которого 12 лет назад умерла жена, а родственников никаких нет. Да и переехал он в наш город недавно, поэтому здесь старых приятелей, коллег у него тоже нет. У него НЕТ НИЧЕГО, кроме Интернета. А у меня есть всё! Но почему-то я ощущаю одиночество. Иначе не писал бы этого…

Мне хочется сказать: «у Одиночества всегда есть имя». Но это слишком пафосная фраза, дорогие, милые, бесценные мои сетевые друзья.



15. 03. 11


Рецензии
Жизнь - очень сложная штука. Ни в какие схемы не вписывается и никаким законам не подчиняется. Она всегда может огорошить. Тем и восхищает, тем и пугает, и со всех ног мимо несется: запрыгнешь, не запрыгнешь с последний вагон. Чаще стоишь, разинув рот, и плетёшься назад в свой засиженный мухами одинокий мир. "Эх, лето красное, любил бы я тебя, когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи..."

Анна Дудка   10.11.2013 10:05     Заявить о нарушении
Спасибо за ссылку на "Аккаунт одиночества" - я в восторге:))
Ольга Лалибела

Анна Дудка   11.11.2013 09:09   Заявить о нарушении
Как и я, Геннадий...

Анна Дудка   11.11.2013 09:10   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.