Дорога за грань 27

По просьбам читателей выкладываю новую главу также отдельным файлом.
ЧИТАТЬ НУЖНО С НАЧАЛА
Комментарии лучше писать к общему файлу

Внимание: произведение эротического характера. Содержит сцены гомосексуальной эротики.
ДЕТЯМ и всем сомневающимся читать или не читать: ЖАТЬ НА КРЕСТИК В ПРАВОМ ВЕРХНЕМ УГЛУ СТРАНИЦЫ!!!

Автор: Ольга Талан

Название: Дорога за грань, роман из серии Земли богов

Бета: Арина.
Фэндом: Ориджинал, женское космическое эротическое фэнтези
Пэйринг: Слэш на 75%  ( БИ)
Рейтинг: nc-17 (Насилие, грубость, брань, описания секса)
Объём: Планирую уже около 40 глав. (мои планы в этом вопросе редко сбываются)
Статус: Новая глава каждый понедельник и четверг
Жанр: Агнст, насилие, слегка детектив, приключения. Чтиво под утренний кофе.
Я не мог его убить, потому что это разрушило бы союз самых сильных магов нашей галактики. И не мог оставить его в живых, потому что это уничтожило бы моё братство...
Примечание: (925 г.) Через некоторое время после событий Силы слабости
 
Глоссарий к этому роману: имена героев, название мест, явлений тут - http://olgatalan.ru/glossarii/дорога-за-грань

Глава 27

Венки:
Я был зол. Юбля, я был просто чертовски зол! Даже сладкий горячий кофе не помогал прогнать это гадкое ощущение. Меня обыграли моим же оружием! Пусть на меня самого наркотик не подействовал, но я был не один, и мой отряд был буквально поставлен раком. О чём я думал?! Чёрт! Да я, честно говоря, мог бы и понять, если бы подумал заранее, что Эком не возьмёт сигарету, если что. Он же от любого состава из моих рук шугается. Но при этом я ничего ему не объяснил. Юбля! Нужно уже определиться по его поводу: свой или чужой.
Я посмотрел на эльфика. Он растянулся рядом на диване, куда мы устроились выпить кофе, и сейчас находился в глубокой задумчивости. Его спина была раскрашена следами от вчерашней порки, а заднице за последние три дня досталась повышенная доля внимания, но его это, кажется, не волновало: к физическим воздействиям у него был повышенный иммунитет. Другое дело – информация о его нестандартном поведении под амосой. Ёк, только его самокопания мне сейчас не хватало! Но не сказать про эту его реакцию на опьянение тоже было нельзя. Я сам, когда увидел, чуть язык не прикусил. Сидит себе такой, делает вид, что слушает разговор, а сам спину выгибает и втихаря трётся задницей о стул, как мартовская кошка. Если бы это кто заснял на камеру – весь Даккар обтекал бы от позора, и моё братство в первую очередь.
- Эком, только не вздумай сейчас устраивать сеанс самобичевания. Сначала нужно разобраться с этими вайо. Потом вернёшься к Палме, запрёшься у себя в комнате, и делай, что хочешь.
Я притянул его к себе. Эльфик, юбля! Рычать и сжиматься на мои прикосновения, я его, кажется, уже отучил. И игры его в последнее время всё прозрачней... или наоборот, он стал настолько осторожен, что я этой игры не вижу.
Эком некоторое время молча лежал, уткнувшись мне в плечо. Потом приподнялся, на лице отразилась решимость:
- Командир, что конкретно мы собираемся делать?
Чудесно, у него поражающие способности: во-первых, он очень быстро приспосабливается к ситуации и приходит в себя, а во-вторых, этим своим упорством стимулирует меня. Ну не хочется же на его фоне недотёпой выглядеть. И какой у меня план? На данный момент – хотя бы успокоиться. Потому что план, выдуманный в состоянии лёгкого озверения, ничем хорошим обернуться не может по определению.
- Вернёмся в бар, там разберёмся.
Такой план моему  эльфику явно не понравился, но спорить он не стал, ему тоже требовалось успокоиться. Поэтому он просто поморщился и утопал в ванну. А через двадцать минут  вылез оттуда холодный и решительный, каким-то образом опять обзаведшись своими генеральскими замашками и крысиной улыбкой, сквозящей хитростью:
- Командир, а у тебя не найдётся пары жучков? Обещаю использовать только за пределами хайма. Такая техника даёт большие результаты, если вовремя иметь её под рукой. Например, сегодняшняя наша встреча …
Я перевёл на него взгляд: сидит такой вот на полу, сверкает полуголой тушкой, руки холодные на мои колени сложил, и, как ни в чём не бывало, рассуждает:
 – … ведь если подумать, командир,  вайо сейчас должны быть очень обеспокоены. Они распылили наркотик, зная, какой он должен дать результат на даккарцев. Но на тебя, получается, средство не подействовало. На их месте я бы сейчас уже держал за грудки торговца, продавшего это зелье.
- Думаешь, они приезжали сюда за этой дурью?
- Не вижу другого объяснения тому, что она у них оказалась. В этом порту наверняка есть конторы крупных наркоторговцев. В этом секторе процветает такой бизнес, отсюда везут многие препараты, а ещё в отличие от других наркосекторов здесь практически нет даккарцев. Самое удобное место, чтобы торговать составами против розовокровых. Опять же, двое штабных неизвестно зачем прибыли в порт и знают, что вайо собираются нападать на какую-то даккарскую базу. Я тут вспомнил ещё одну штабную специальность – «бобёр». Он тоже работает с бумагами, и в некоторых армиях довольно плотно, и он редко  появляется перед начальством. А ещё мотается, куда попало, за тем, что требуется закупить. Если этот вайо «бобёр», то всё становится логично.
Я усмехнулся. Да, вот так вот: в два счёта успокоился и разложил ситуацию по кирпичикам. И его уже вообще ничего не смущает, и сидеть, облокотившись на мои колени, тоже вполне удобно...
– Если так, то получается, эти вайо про даккарцев в этом секторе вообще ничего не знали. Они приехали к Симону или к Баймаю, это самые крупные наркоторговцы в этом порту. И тот, и другой под заказ могут достать любую наркоту. А увидев нас в баре, просто решили испробовать приобретение. Это с большой вероятностью обозначает, что нападение готовится не на нашу базу. Просто на какую-то даккарскую базу. Осталось выяснить на какую.
Эком откинулся, небрежно затягивая свои волосы в хвост:
- Мы успокоимся на этом?
- Ни в коем случае!
Я поднялся. Холодная решимость моего эльфика совпадала с моими собственными эмоциями. Вайо следовало настигнуть и отодрать.
Эком, уже явно ни на что не надеясь, напомнил:
- Командир, так как насчёт жучков? Были бы они у меня с утра, я бы этих двоих в два счёта обвешал, сейчас бы слушали трансляцию, попивая кофе.
Я посмотрел на него, задумавшись. Определиться уже, свой или чужой?! На автомате потрепал его по макушке. Он фыркнул на снова выбившиеся пряди волос и принялся переделывать хвост. Но он не видел в моих прикосновениях ничего дурного.
Меня порой забавляли эти традиции проявления дружбы на Даккаре. Дядька Архо, смеясь, мог тискать отца, лохматить ему волосы. Они могли пить одну бутылку коньяка на двоих, передавая друг другу, или сидеть пьяные на стене внутреннего города и, обнявшись, выть военные марши. На мой взгляд, так ведут себя любовники. Но на Даккаре это были проявления дружбы. И сейчас получалось, что я тискал Экома, как любовника, а он не противился, потому что не видел в этом ничего дурного, просто дружеские объятия. Но вернёмся к сути: эльфик... Опасный, конечно, но однозначно мой. Значит, свой!
Я подошёл к шкафу и вытащил чемоданчик со шпионским оборудованием. Лицо Экома напоминало лицо ребёнка, которому отдали весь мешок с новогодними подарками целиком. Потом он оглянулся на меня, расплываясь в крысиной улыбке:
- Что мне нравится в твоём братстве командир, так это то, что на снаряжении вы не экономите.
И я с непонятным пока для себя ощущением констатировал, что вызывать его восхищение мне нравится. Даже эта улыбка его в таком контексте казалась приятной. 

Препарат вайо покупали у Симона. Кукла из бара запомнил их машину. А найти её в порту не составило труда, так как расположение обоих контор наркоторговцев я знал. Это были серьёзные конторы. Я сам, налаживая поставки, в первую очередь заключил договоры с ними и сейчас ежемесячно отгружал им большие партии.
Мы сидели в лайнере, ожидая, когда интересующая нас парочка покинет офис торговца. Эком завозился на сиденье:
- Командир, а в твоих бездонных карманах не найдётся препарата «на подышать» парочке вайо, как только они сядут в машину?
- В салон закинуть хочешь?
- Нет, просто в воздухозаборник.
Я расстегнул пояс, разворачивая целый патронташ ампул с препаратами. Эком присвистнул:
- Да у тебя тут хватит целый полк завалить!

Дальше всё было просто: Эком впрыснул ампулу в воздухозаборник лайнера. Вайо вырубились, даже не успев тронуться с места. А через полчаса мы уже допрашивали их в убогой комнатушке дешёвого придорожного мотеля:
- Зачем вы прибыли в порт?
- К торговцу Симону. Командование приказало имитировать нападение с помощью Ар, мы закупали нужные препараты.
- На кого будет нападение и когда?
- На даккарскую базу примерно через неделю. Точнее не знаю.
- Зачем имитировать Ар?
- Есть данные, что Фермио Капс, с которым мы делим сектор, недавно захватил ар-оружие. Нам нужно создать иллюзию, что мы тоже владеем этими технологиями.

Эком:
Я предположил верно. Вайо оказались специалист по закупкам и его помощник. Они купили у местного наркоторговца препарат для распыления на даккарской базе, это должно было создать иллюзию, что нападавшие владеют Ар. Прямо засада какая-то: находимся на самых задворках свободных земель, а вся эта история с ар-ориужием как будто специально вокруг нас крутится.
- Почему именно на даккарцах нужно доказывать?
- Вы честные, не сможете скрыть. Это удобно. Да и ар-пушку демонстрировали на даккарцах. В любом случае, это только предположение, не я принимал это решение, я не знаю, почему демонстрация планируется именно на даккарцах.

Веникем некоторое время сидел задумавшись, потом указал пальцем на старшего вайо:
- Когда ты прибудешь к своим, привезёшь препарат, теоретически у тебя будет возможность выяснить, когда и куда планируется нападение?
Вайо закряхтел, разводя руками: сейчас, накачанный наркотой, врать он не мог:
- Будет. У меня много куда есть доступ.
Я повернулся к Веникему с вопросом
- Но как ты собираешься стимулировать его?
Он откинулся на стуле и усмехнулся. Мне начинало казаться, что я уже слегка понимаю смысл его усмешек. Вот эта сейчас выражала полную уверенность, что победа абсолютно точно в его руках, и об этом никто пока не догадывается.
- Эком, а яви-ка нам кипяточка. Мы чай будем пить.

Я несколько раз видел программирование сознания в исполнении Палмы, но в исполнении Веникема это выглядело намного страшней. Хотя бы потому, что Палма была неолетанкой, Суани, редкой птицей. Такие как она даже среди неолетанок рождаются одна на сотню миллионов. А Веникем никаких особых способностей не имел, просто знания. Образование, которое теоретически можно дать кому угодно.
- Мне говорили, что ты не умеешь программировать других людей.
- Скажем так: у меня мало опыта. Поэтому я не экспериментирую на людях, чьи мозги представляют для меня хоть какую-то ценность. Могу переборщить с давлением. Это значит, что данный вайо может перенести этот эпизод своей жизни совсем не так безболезненно, как если бы на моём месте был профессионал. Хотя, что я рассказываю, ты же видел результаты неумелого вмешательства Ретки?
- Он может стать куклой?
- Правильней сказать, у него может рухнуть сознание после выполнения задачи. И он станет жителем местной психушки, идиотом или, если вмешается мастер Ар, куклой. – Он подмигнул: – Считаешь, было бы честней выкрасть его близких и угрожать им расправой?
Это просто было его специальностью. В любой армии есть минёры, диверсанты, каратели, ракетчики, пауки. У каждого свой способ достать врага. И у Веникема был свой - «Ар». Я изобразил улыбку:
- Ну, командир, зачем такие сложности?! Чай намного выгодней при любом экономическом подсчёте.

Вайо запрограммировали выяснить всё про нападение и выслать информацию нам. Но процедура Веникема явно вымотала. По дороге на корабль он купил пива и копчёного мяса и ,едва взойдя на корабль, плюхнулся на диван в каюткомпании, приглашая меня присоединиться. Я, пользуясь случаем, размышлял вслух, провоцируя его присодиниться к моим размышлениям:
- Командир, похоже богам угодно, чтобы мы всё-таки решили этот вопрос с ар-оружием.
Веникем усмехнулся:
- Мне тоже уже пришла в голову эта мысль. Нам всё время попадаются детали этой истории.
- А что там насчёт кражи камня в хайме?
- Ноль! Анжей предоставил подробный отчёт о расследовании: сёстры проверили под Ар всех, кто входил в кабинет, он сам перерыл остальные варианты исчезновения камня. Такое впечатление, что он растворился в воздухе. Никто ничего не знает.
- Как-то не верю я в такие растворения. А сам профессор умыкнуть не мог?
- Морок и его проверила: не брал, не планировал, ничего не видел.
- Обмануть эту их проверку можно? Теоретически…
Я взглянул на Веникема с некоторым опасением. Любой образованный даккарец, не задумываясь, скажет, что обмануть неолетанку, когда она копается в твоих мозгах, невозможно. Но Веникем смотрел на эту крепость с другой стороны. И то, что он видел с этой самой стороны, порой было очень неожиданным.
- Чисто теоретически можно. Зависит от мастерства Ар у допрашивающего и допрашиваемого. Кукол допрашивала Очарование, она искуснейшая из мастеров такого плана. Карла допрашивала Морок, в этом плане ей тоже нет равных. Кроме того, никто из пяти не владеет Ар даже на уровне общего понимания. Так что в данной ситуации, думаю, обман невозможен абсолютно. Да и с мотивами туго. Кому и зачем понадобился этот камень? Ещё и мёртвый. Единственный, кто хоть как-то высказывался против его присутствия в хайме, это Анжей. Он утверждал, что камень выдаёт информацию о нашем расположении.
- То есть,  у него был мотив?
- Ну, если очень натянуто. Не в привычках Анжея доказывать свою правоту такими методами. Карл привёл ему свои аргументы о перспективах исследовании, и генерал согласился, что риск оправдан. Если бы у него остались сомнения, он бы продолжал терзать всех своими аргументами, пока не поддержат его точку зрения. Так что Анжей вне подозрений.
- И всё же он ведёт расследование по делу, в котором сам может быть нечист.
- Расследование вела Очарование. Поверь, от неё и без Ар довольно трудно что-то скрыть. Она из тех, кто читает души и видит ложь. Так что помощь Анжея ничего, кроме пользы, тут принести не могла при любом раскладе. 

Веникем откупорил для себя бутылку пива. Мне предлагать не стал, просто выставил на стол ещё несколько штук. Очень корректно. И, пожалуй, я воздержусь. Не знаю, что там за реакция у меня была, но попасться на таком… уж лучше никогда больше в жизни не пить!
Я усмехнулся. Кто я теперь? Шлюха, приближённая к генерал-командору странного братства? Воин?  Пленник? Веникем вообще, казалось, прилагал все усилия, чтобы это моё положение не понимал никто. Я не пленник – мне дали технику для шпионажа, форму, не ограничивают перемещение по кораблю. Не воин – у меня нет оружия, я сплю с командиром в одной каюте, в одной постели, и он периодически меня трахает. Но и под понятие шлюхи моё положение подходит как-то плохо – со мной делятся информацией военного характера, доверяют часть операции, да и просто ведут себя без какой-либо брезгливости. Мало того, некоторые вещи, типа признания, что стоит у Веникема далеко не на всех женщин, вообще ни один нормальный парень никому, кроме, пожалуй, близких друзей, рассказывать не будет. Вряд ли на Арнелет это по-другому.
Как будто подслушав мои мысли, Веникем плюхнулся рядом со мной на диван, в шутку толкнув меня в бок. Дружеский жест?
- Командир, ты часто упоминаешь, что многое в мире видишь в неолетанских красках. Что для тебя вот эти жесты? На Даккаре так общаются с друзьями.
Он усмехнулся:
- Жесты? Да, думаю, эти жесты я воспринимаю исключительно с неолетанской позиции. На Арнелет так общаются с любовником.
Улыбка спала с моего лица.
- То есть, со шлюхой!
Он помотал головой и снова разлохматил мне волосы:
- Нет, не со шлюхой, а с любовником. У неолетанок это разные понятия: шлюха, любовник, муж. Шлюха это кто-то, кого трахают, когда больше некого, а очень хочется секса. К такому человеку относятся с презрением, пренебрежением. Его неприятно видеть возле себя после секса. А любовник – это человек приятный. И секс с ним, и общение доставляют удовольствие. Его приятно видеть, приятно касаться. И мои жесты - это как раз это самое «приятно касаться».
Я приподнял на него бровь. Ладно, то, что ему приятно меня трахать, верю. По крайне мене, на меня у него стоит ещё как. Но в остальном логики нет совсем. Видимо, моё непонимание отразилось у меня на лице, потому что он продолжил:
- Неолетанки, стараются избегать негативных эмоций: злость, ненависть, презрение. Такие эмоции разрушают  человека, испытывающего их, и очень мешают мастерству Ар. Поэтому на Арнелет  всегда стараются трансформировать такие вещи во что-то другое.
- Ты на это программировал себя?
- Ну… – он рассмеялся, – связанное с этим. Ты потрясающе быстро схватываешь!
Он слегка толкнул меня, роняя на диван:
- Не знаю, как тебе объяснить это. Понимаю, что с даккарской точки зрения это непонятно, но как объяснить – не знаю. Неолетанский способ мысли - это избегать конфликтов, негатива, агрессии. Жить так, чтобы мир был наполнен любовью.
- То есть закрыть глаза и не видеть, как убивают вокруг.
- Не совсем. – Он задумался, – Чем, по-твоему, характеризуется реальный мир? В трёх словах?
- В трёх? Война… ложь… борьба.
- Это те вещи, которые выделяешь ты. Ты же понимаешь, что составляющих мира больше, просто ты считаешь главными именно эти.  Другие ты тоже замечаешь, но, так как возможности человеческого мозга небезграничны, ставишь их на второй план. И получается, что даже когда войны вокруг нет, мир для тебя в первую очередь война, просто в ней сейчас перерыв. Понимаешь? Постарайся не спорить сейчас, а взглянуть со стороны.
Со стороны? Временами мне кажется, что этот парень просто непостижим. Даже когда вроде абсолютно честно пытается объяснить свою точку зрения.
- А по-твоему, какими тремя словами характеризуется мир ?
Он рассмеялся:
- Хороший ход! Дай подумать. Для меня мир… игра, самореализация, вдохновение.
Мажор!
- А войны в нём вообще нет?
- Есть иногда. Но она не главная.
Слов в ответ у меня не нашлось. А Веникем рассмеялся и снова потрепал меня по волосам. Я заколебался уже хвост переделывать! Юбля! В его мире нет войны. Есть игра. А я шлюха и друг одновременно, приятная такая компания на все случаи жизни. И врага отловить, и в задницу присунуть. Как к этому относиться? Лучше никак. В отличие от его мышления моё имеет логику и от таких уравнений просто свихнётся.

Веникем в это время открыл себе новую бутылку пива и, растянувшись на диване во весь рост, вдруг выдал:
- Эком, а что такое клятвенный брат?
Ух ты, что вспомнил!

Венки:
С вайо мы разобрались как-то даже до неинтересного легко. Теперь оставалось заехать в наше представительство и выяснить, что за неолетанка там сидит. Корабль бороздил пространство, обещая прибыть на место через четыре часа. Мы с Экомом валялись в каюткомпании. Я размышлял о высоких материях и пил пиво, а он грыз в сухомятку кусок мяса и всем своим видом показывал, что я говорю полную чушь.
- Эком, кстати, а что такое «клятвенный брат»?
Он пожал плечами
- У первых мальчишек, которых Роджер привёз в своё братство, была такая традиция: клясться лучшим друзьям никогда не ссориться, не выступать против друг друга, всегда держаться вместе. Потом постепенно эта традиция сошла на нет. Уже когда мне было лет 15, никто такого не делал. Но если тебе кто-то сказал такое в наше время, то это просто обозначает «лучший друг», «верные друзья». Что-то в этом роде.
Тогда я вообще ничего не понимаю:
- Вы с Аденианом когда-то были друзьями?
- Нет. – Он посмотрел на меня с удивлением, а потом вдруг рассмеялся: – Этот идиот сказал тебе, что является моим клятвенным братом? Он действительно непроходимый тупица в некоторых вещах.
- Но у него есть для этого какие-то основания?
Эком собрал подушки и уселся поудобней:
- Когда мне было 11… можно сказать, это было самое удачное моё время. Я тогда уже вырвался более менее из-под ограничений матери и ещё не заработал славы сумасшедшего монстра. У меня были друзья, была некоторая популярность, авторитет. Баратон тоже был популярен. У него была своя команда, и мне хотелось подружиться с этими мальчишками. При этом не хотелось просто идти на поклон и проситься. Хотелось, чтобы он пришёл ко мне сам. Поэтому я разработал некоторый план. Вычислил слабое место этой команды. Это был хилый ботаник, у которого Баратон и его друзья списывали кучу предметов. Как ты понимаешь, это был Адениан. Баратон защищал его постоянно. И вообще считал его своим лучшим другом. В то время у нас как раз шла подготовка к экзамену на право носить оружие. Нас часто гоняли на полевые тренировки. Баратон с его командой были в числе сильнейших. Я готовился индивидуально. А Адениан вообще сидел дома, потому что за пару недель до этого угнал лайнер, вляпался на нём в дерево и растянул связки. Всё было очень просто. Баратон был на полевой тренировке. Я возвращался во внутренний город, как всегда, не спеша, потому что домой не хотел, и услышал, как двое лупят Адениана. Вмешался и отбил. Мой расчёт был на то, что Адениан честно расскажет об этом другу, и тот в приступе благодарности захочет со мной подружиться. А Адениан… в той аварии ещё один из его друзей погиб. Может, он поэтому так разошёлся. Но тогда он бросился объясняться мне в своей вечной преданности и поклялся той самой клятвой верного брата. Можно сказать, что это всё. С Баратоном мы действительно тогда сошлись, но буквально на месяц. Потом был экзамен на право носить оружие и тот самый вечер моего кровавого крещения. А потом от меня отвернулись все. И Баратон в том числе.»
Я в тревогой заглянул моему эльфику в глаза. Но волноваться было не о чем: без Ар он рассказывал всё это просто с ухмылкой, как историю чужой жизни.
- Так что врёт твой Адениан, никакой он мне не клятвенный брат. Потому что если бы он им был, то тогда бы не отвернулся вместе с Баратоном. – он рассмеялся – Я тогда даже таким другом не побрезговал бы. Но никого не осталось.
Эком стянул со стола ещё один кусок копчёного мяса и вгрызся в него. Я вспомнил Клинки, какими они казались мне, когда я был ребёнком: холодными, жестокими, наполненными несправедливостью и чужой болью. Потом я научился драться и немного сошёлся с местными ребятами, но вряд ли мог кого-то назвать другом. Даккарские мальчишки шарахались, когда видели, что я ухаживаю за своими руками и лицом, что таскаю с собой зеркальце и антисептические салфетки, что укладываю волосы. Они ходили грязные и вонючие, ничего не мыслили в стиле, не отличали алый и рубиновый, а о происходящем в мире знали только с позиции «кто с кем воюет». Тогда это казалось мне вопиющим, Но Клинки не были моим настоящим домом. Для меня это были просто каникулы. У меня были друзья на Селене, мальчишки, с кем можно было легко обсудить и стиль, и политику, и войну, которые сейчас все ушли в теневую лигу. Их не смущали даже мои занятия боевыми искусствами, они воспринимали это как своеобразные танцы, тем более навязанные мне отцом.
Для меня это были лишь каникулы. А Эком и Адениан в этом жили. И один в какой-то момент оказался изгоем, а второй, видимо, был вынужден уйти с Баратоном, предав клятву, которую всё-таки считал серьёзной. Вернее, пожертвовать одной клятвой, чтобы не разорвать другую, потому что уж кого и можно было назвать по-настоящему верными друзьями, так это Баратона и Адениана. Но унижать Экома Адениану всё равно больно, он воображает, что предаёт его во второй раз. Ёк, надо занять его уже чем-нибудь. Хоть специально войну устраивай!

Запиликал телефон. Анжей, наконец, получил моё сообщение о необходимости поговорить:
«Я часов через шесть буду в районе нашего представительства. Давай встретимся там и всё обсудим»
«Добро»

Эком:
Мы прибыли в нужный порт ближе к утру. Я даже успел два часа поспать.
Здесь только что прошёл дождь, и лайнер скользил над улицей, отражаясь в цветных масляных лужах. Веникем как обычно вводил меня в курс дела:
- Вопрос, скорее всего, пятиминутный. В наше представительство прибыла некоторая неолетанка, назвала пароль и сказала, что хочет попасть в монастырь Нитеницы, ну, то есть Очарования. Загвоздка в том, что куклы запрограммированы на внешность всех учениц Суани, и они её не опознали. Может, она как-то сильно изменила внешность или считается погибшей, поэтому куклам её образ не давали. Но скорее всего, это просто какая-то хитрая «кошка», решившая пригреться нахаляву на даккарской базе. Тогда просто нужно разобраться, откуда она узнала пароль. Так что мы сейчас приедем, поговорим с ней, всё выведаем. Если понадобится, опоим, чтоб разговорчивей была. Торопиться не будем. Часа через два сюда должен приехать Анжей, хочу обсудить с ним задачку с вайо.
- Думаешь, что-то умное посоветует?
- Скорее, думаю, что Анжей обидится, если поймёт, что я скрыл от него какую-то развединформацию, а мне очень важно сохранить мир в своём братстве.

Затормозил он резко.
- Юбля!
Я оглядел улицу впереди:
- Что-то не так?
- Вон та чёрная дверь, это наша контора на этой планете, представительство. А вот этот припаркованный лайнер, это с корабля Анжея.
- И?
- Тебе не кажется, что это не в правилах генерала: обнаружить, что приехал раньше, и не высказать этого мне по телефону? – он взглянул на часы: – Тем более, что мы действительно задержались почти на час.


 * * *
Роман в пишется в качестве эксперимента. (обычно я пишу гет)
Новая глава каждый понедельник и четверг.
Обсуждения на самиздате (http://zhurnal.lib.ru/t/talan_o/40vbok.shtml) 
и на моём сайте  (http://olgatalan.ru/glossarii/дорога-за-грань) Там же глоссарий.

Пишите комменты. Автор работает на них как на бензине, нет комментов и глава плохо пишется.
И не забывайте ставить оценки ))


Рецензии