МаХимка

По мотивам «Морских рассказов» К. М. Станюковича.

http://www.youtube.com/watch?v=LB1KM4VgNdQ,- Продолжение этой истории.

                         Глава первая (В далёком Занзибаре…)

 Лето 1896 года.  Сгущаются скорые экваториальные сумерки над архипелагом,  теряющим позолоту последних лучей заходящего солнца. Родина… Родина пахнет мило. Щекочет ноздри аромат цветущих гвоздичных деревьев, нагревшейся за день  кокосовой стружки, набитой в тюки, запах   ванили, медовых плодов вызревшего карамболя и, конечно же, гашиша. Его здесь  курят все,  от султана  до самого последнего поберушки. Даже чернокожие рабы, которых готовят для перепродажи на невольничьих рынках Марокко и Алжира,  к вечеру растягивают на всех огромную трубу, свёрнутую из табачного листа, покорно глядя  на мир и своё место в нём, усталыми и добрыми глазами.

 Хоть и изнасилованная, но всё – таки,  ещё довольно буйная субтропическая природа окружающая крепостные стены   Mji Mkongwe, (Древнего Города)  впитывает  в себя этот вездесущий горчащий запах и ежевечернее, благодарно переполняется трелями мириадов цикад и гомоном ночной живности.  Но, очень скоро всё устало замолкает и становится слышно  завораживающее дыхание, старого  как мир, океана.

«...Из-за ле-е-е-э-су... Да, дрему–у-у-чего... Поднима-а-алас  из-за моря Богоро-о-о-душка...»  -  Проорал пьяный голос, доносящийся из окон султанского дворца. Где-то закричал, не к месту, глупый молодой петух и тихо забрехала одинокая осипшая шавка.

 В дворцовых покоях чад бражный и бардак нешутошный.  Вздрогнули, заслышав приближающиеся неверные шаги и ругань, стражники–евнухи, охраняющие вход в гарем.  Замерли по струнке стерегущие дворец нахуры, глядя, как  пугая уснувших павлинов, в сад вываливаются два, почти бесчувственных, тела.

 Это молодой Султан Халид бин Баргаш и его гость – старый моряк Российского Императорского флота – Максим Богатырёв, или попросту Максимка, гулять изволили. Оба одинаково черны и пьяны в хлам. Сходить «до ветру» у приятелей выходит синхронно и, вытерев руки о парчу расшитых  золотом одежд, они крепко обнимаются и, непроизвольно кружась, силясь сохранять равновесие, хохоча вываливаются на спящие улицы столицы.
 
« ...Подни-и-ма-а-а-лася,  да с из морю пого-о-о-душка, да всё така неспосо-о-о-бая...»

- Максюня, харэ орать, – попросил султан.

- Ты лучше скажи – мы сделаем это? – Султан призывно выставил вперёд растопыренную пятерню.

- Не извольте беспокотся, Султан – Батюшка! Всё сделаем в лучем виде!  - ответил Максимка и звонко хлопнул рукой по султановой ладони.

... Я, Максимка,  приехал в Мумбасу, привёз им  слоновую кость, жемчуг, специи, а эти английские собаки меня даже выслушать не захотели...  Видите ли,  Хамуд бин Мухаммед их устраивает больше! А вы - получите ультиматум и распишитесь, вот здесь!

- Англицкие морды! Видеть их немогу, Ваше высокородие! После побыву на «Бетси», как глаза открылись. Мразь она мразь и есть. Отвернуло и всё... Как отрезало... Тьфу...

- А вот Отто фон Шайниц – немецкий консул – принял и выслушал! И даже обещал военную помощь! А главное знаешь что? Главное то, что он сказал правильную вещь! «Вы племянник  покойного султана  Хамад бин Тувайни, а значит его прямой и единственный наследник!» - Вот, что сказал мне Отто фон Шайниц! Сам германский консул!

- Да, немчины они получее будут,  посговорчивее.  Да и спеси в них помене. Англицкая рожа та станет и ну, измываться – «Чёрная морда! Ваксу вытри! Негра!», а немчин,  тот плюнет и дальше пошёл...

- Ну, получилось же у эфиопов в прошлом году дать отпор итальяшкам! Заставил же король Манелик трепетать генерала Баратьери и его псов – макаронников! Чем хуже мы, занзибарцы!  У нас ведь всё есть для победы; есть пушка,  две тысячи здоровых воинов - мужчин, восемь человек евнухов, семь фанатиков – нахуров, и около трёх сотен рабов! А главное у Занзибара есть ты Максимка – опытный русский моряк! А это значит, что у нас есть и флот!

- Коль дозволите, Ваше Высокородие,  возглавить командование флотом, я обеспечу Вам поддержку с моря, и тогда нам с Вами и сам чёрт не брат! Уж, поверьте -  не посрамлю чести российского моряка!

- По рукам! А ты чего это совсем не куришь, а Максимка? Всё на джин, да на ром налегаешь. Вон уже и опух и нос посинел. Как у черномазого нос может посинеть? Ан, нет... Синий! Ты бы прекращал это дело. Гашиш оно мне привычнее. Победим -  генералом тебя сделаю или министром каким. А генерал или министр – он человек светский, ему пить нельзя.  А курить оно и ничего...

- Не могу я не пить, Ваше Возвеличие, это дань памяти батьке моему духовному – матросу флота родного - Лучкину!  Это он меня спас и в люди вывел!  А на счёт посулов Ваших... Коль и взаправду не шуткуете, то, есть одно желание о должности, на коей пользу еликую вижу!
 
- Говори, Максимка, всё исполню! И за все старания вознесу и с лихвой воздам, как и должно Великому Султану!

- Желаю я, быть послом в Россию – Матушку! Хоть и порот был в ней немилосердно и холодную знал, и карцер не единожды. Хоть и не меньше английцев там надомной потешались, хоть и жизнь свою я отдал флоту, а списан был по старости, без гроша  лишнего и до Занзибару родного добрался чудом, всё же там моё сердце!.. Да и Родина моя там! В любимой империи Российской! Уволь просьбушку, коль сможешь.  Нет мочи жить без духу русского сладкого, без берёзок дорогих и от слова милого вдалеке! А корысть будет! Я мужик не промах! Щи лаптем не хлебаю!

- Договорились! Аллах свидетель – выполню я твою просьбу, Максимка! Были мысли на этот счёт,  не скрою. Ну, что?..  Вроде бы все детали мы с тобой, друг дорогой, оговорили. Завтра начинаем приготовления!  Что же... Поздравляю Вас – капитан яхты  «Глазго» - Максим Богатырёв! Это дело надо обмыть, так вроде, у Вас говорят? Запевай свою «Богородушку» и пошли ко мне... Курнём...

                      Глава вторая (Англо – Занзибарская война)

 Утро 25 августа 1896 года было испорчено известием о приближении Английской флотилии. В полдень истекал срок ультиматума, по условиям которого молодой султан должен был отречься от престола. Иначе - Английская колониальная администрация грозила высадить на остров экспедиционный корпус морской пехоты и разнести город в клочья.

 С тех пор, как Максимка появился во дворце,  много вина утекло. Султан обзавёлся мешочками под глазами и полюбил Россию. А Максимка начал покуривать.  И их энергичный тандем стремительно деградировал, внушая уважение местным жителям и рождая любовь в их душах, своей беспримерной добротой и бескорыстием.

 К дворцу, подгоняемые недоброй вестью, начали стекаться горожане. Из подвала дворца была извлечена старинная гладкоствольная пушка, не стрелявшая лет двести и двенадцать, таких же древних,  ручных бомбард.

 К полудню во дворце всё было готово для того, чтобы оказать достойное сопротивление агрессору и при необходимости выдержать длительную осаду.  Обороной дворца руководил, уже с утра весёлый, султан Халид бин Баргаш, поднявший в небо пёстрый флаг султаната, затрепетавший на ветру своими маленькими зелёными полумесяцами.

 А в это же время, единственный корабль занзибарского флота – бывшая яхта «Глазго», переименованная новым капитаном в «Псковъ», с единственной дробосечной допотопной пушкой – тюфяком, подняв паруса, выходила из гавани в океан.  Мачту кораблика украшал спи..ный Максимкой на Родине, бело–голубой Андреевский стяг.

 Скоро в бухту «Древнего города» вошли Британские корабли.  Сигналами, дав понять защитникам султанского дворца, что они ожидают спуска флага, и капитуляции, четыре фрегата и один линкор, застыли, открыв орудийные заслонки и поблёскивая оптикой, нацеленных на город, подзорных труб.

 Ровно в полдень, проигнорировавшие предупреждение, защитники дворца заметили, как вражеские корабли окутали облака белого  непроницаемого дыма. И через долю секунды, только выжившие могли  различить в рёве и грохоте поглотившего их смертоносного хаоса, прокатившееся по побережью эхо орудийного залпа.

 Одновременно с ним на горизонте показалась маленькая Занзибарская яхточка. Она быстро приближалась с наветренной стороны и скоро, почти вплотную, подошла к вражеским гигантам изрыгающим погибель в сторону обречённого городка.  Приблизилась настолько близко, чтобы чихнул, обратив на себя внимание, единственный её тюфячок.  Это был первый и последний удачный выстрел, ранивший одного-единственного английского матроса. Но этого  хватило для того, чтобы  участь яхты «Псковъ»  и всей её команды была решена.

 Через пятнадцать минут от султанского дворца не осталось и камня на камне,  а исковерканная яхта, потеряв почти все надпалубные постройки, медленно уходила под воду.   Возле её смешного, орудия суетилась одинокая фигурка  капитана, а   утлая шлюпочка с уцелевшими членами команды удалялась по направлению  к берегу.
 
 Очень скоро на песок, в порту поверженного города, ступила нога статного, но уже не молодого Британского офицера. Это был  командующий флотилией -  адмирал Роулингс, вошедший в историю, как победитель в самой короткой войне за всю  историю человечества.
 
 А адмирал Занзибарского флота и капитан и яхты «Псковъ» - Максим Богатырёв, в последний раз бахнул из своей несчастной пушечки и вместе с вверенным ему кораблём  ушёл под воду.

                                          КОНЕЦ

Спасибо Галине Заславской за подаренное вдохновение http://www.proza.ru/2011/02/19/865
И поддержку.


Рецензии
Увлекательное чтение. Весьма патриотичное. Похвально.

Александр Герасимофф   16.04.2012 11:01     Заявить о нарушении
Спасибо! )

Комета Еленина   16.04.2012 12:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 33 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.