Порядки

Из Кизляра выехали примерно в полдень, солнце стояло в зените и жарило неимоверно. На выезде из города, не дожидаясь пока гаишник махнёт жезлом, Муслим затормозил, протянул в раскрытое окно купюру:
- Уасалям уалейкюме!
Милиционер молча принял, кивнул головой – «езжай». В тени вагончика-поста на скамейке, задрав ноги на мешки с землёй, сидел скучающий пулемётчик.
- Ну и порядки у вас, - сказал Ваня.
- Порядки… - неопределённо ответил Муслим.
- Ты потише ехать не можешь?
- А что? Нормально вроде едем.
Ваня понимал, для кавказцев высокая скорость – это в порядке вещей, беспокоиться вроде и не стоило, но - мало ли что.
- Знаешь, Иван, по Назрани как-то ехал, адрес один искал. Так меня гаишник остановил, говорит - что случилось? Я ему – ничего. А он заботливо – а что так тихо едешь, может, плохо себя чувствуешь?!
Посмеялись.
Наконец, стало чуточку прохладней – машина въехала на участок дороги поверху закрытый смыкающейся густой листвой стоящих по обочинам высоких деревьев.
- Фу-у, жара… - Ваня вытер платком лицо, шею. Футболка противно липла к телу, от пота потемнела ткань на груди и в подмышках, - попить бы…
- Да, надо было в городе бутылку взять… - Удивительно, белоснежная рубашка Муслима выглядела как новенькая, и, судя по всему, чувствовал он себя вполне комфортно, - ничего, потерпи, впереди «маленький Бомбей» будет.
«Жулька» вылетела из зелёного туннеля.
- Что за «Бомбей»?
- Рынок… там люди рынок так называют.
- Придумали же, - улыбнулся Ваня.
- Ага… Когда темно, на прилавках лампы включают, издалека красиво смотрится.
Въехали в небольшой нищий посёлок, впритык к обочинам дороги пристроились грубо сколоченные дощатые прилавки. Муслим остановил машину у ароматно дымящего мангала, взял из бардачка сигареты с зажигалкой, вышел. Ваня тоже вышел, решил осмотреться, - неподалёку отдыхают несколько водителей грузовиков и частники. Отъехали две битком набитые машины с вооружёнными людьми в потрёпанной военной форме.
У первого прилавка стояла пышущая свежестью и красотой юности черноглазая девушка в длинном до пят цветастом платье и с косынкой на голове. Прилавок создавал впечатление такой же пестроты: пакеты, упаковки, пустые бутылки, разнообразный товар.
- Газировка холодная есть?
- Есть. Какую? – девушка улыбнулась.
- Любую, без разницы, - Ваня положил на прилавок деньги.
Оказалось - за прилавком стоял холодильник. Парень приложился к горлышку:
- Ух, хорошо-о!.. – выдохнул, - а ты красивая!
Девушка смущённо потупила глаза:
- Спасибо.
- А зачем здесь пустые бутылки?
- На солнце нагреваются сильно, а эти для образца.
- Понятно.
- Иван! Иди сюда, шашлык готов! – Муслим, зажав шампур сверху двумя ломтями хлеба, уже стягивал куски мяса в пластиковые тарелки.
- Тебя как звать?
Девушка улыбнулась:
- Саният.
- А по-русски как будет?
- Соня.
- Софья, значит… как мою маму… А меня Ваня, я из Украины. Ну, бывай, Соня!
- До свидания, Ваня, спасибо!
Иван сунул руки в карманы брюк, вразвалочку подошёл к мангалу:
- Вот такую и на жаре бы трахнул! - Кивнул головой в сторону Саният, - ничего, да? Но потная, наверное…
Молодой парень - хозяин мангала, нехорошо посмотрел на Ивана, но промолчал. Муслим, не прекращая жевать, коротко бросил:
- Заткнись…

Дальше ехали молча. Унылый степной ландшафт красили редкие кустарники и рощи. Минут через двадцать по левую сторону дороги завиднелась смотровая вышка, - из-за раскалённого жара асфальта казалось, что она изгибается в воздухе, меняет очертания. Чеченец ловко объезжал, разбитые когда-то траками танков, трещины. По мере приближения, из-за бугра стал вырисовываться обложенный мешками с камнями блокпост, - испещрённые следами от пуль железобетонные плиты были раскрашены под камуфляж, местами покрыты рваной маскировочной сеткой.
Муслим сбавил скорость, приготовил деньги. Объехал «змейку» – лежащие поперёк дороги сваи, машина бампером чуть не уткнулась в шлагбаум.
- Салям!
- Салям… – милиционер с автоматом заглянул в окно, окинул взглядом салон, - куда едем?
- Владикавказ.
Автоматчик принял купюру:
- Далеко…
- Далеко, - подтвердил Муслим, - думаю, до темноты успеем.
- Открывай!
Иван вздрогнул, но оказалось – милиционер крикнул товарищам. Шлагбаум поднялся, Муслим, коротко просигналив, рванул по газам.
- А если бы проверять стали?
- Ты здесь русских видишь? – ответил вопросом Муслим.
- Порядки?
- Порядки… - наконец, Муслим улыбнулся, - порядки такие!
Машина переехала мост через узкую речку со  стоячей водой, впереди маячил очередной блокпост поверху покрытый шифером.
До блокпоста оставалось совсем немного, было видно, что у шлагбаума скопилось с десяток машин и столько же людей в военном камуфляже и милицейской форме.
- Шайтан! –Выругался Муслим, - русские!
- Где?!
- Где-где?!.. в ман… - Муслим осёкся, - вон, впереди! Никогда их здесь не было!
- Разворачивай!
- Какой разворачивай! – Муслим сбавил скорость, - степь кругом, догонят! Оружие выбрасывай!
В обе стороны из окон в кусты полетели пистолеты.
- Винтовка в багажнике!
- Поздно! – Лицо чеченца исказила злоба, - ты думаешь, они нас не видят?! Шак`калы!..

Шлагбаум был опущен. Муслим уверенно остановил машину возле местного пожилого милиционера, глядя ему в глаза, вышел из машины, и, широко улыбаясь, шагнул прямо к нему, обнял:
- Уассалям уалейкюме, деда (отец, чеч.)!
Производивший досмотр соседней машины русский парень внимательно посмотрел на Ивана, затем на Муслима с местным, однако ничего не сказал.
Иван внутренне напрягся, но постарался изобразить на своём лице безмятежность. До слуха донеслись фразы радостного Муслима и опешившего милиционера:
- …Шо лелий могаш, шо фу деш да (как здоровье, как семья, чеч.)?..
Два автоматчика у шлагбаума изнывали от жары, от нечего делать попинывали рассыпанные на дороге пустые автоматные гильзы; другие, стоящие  по обочинам, прикрывали проверяющих. Из бойниц блокпоста торчали стволы крупнокалиберных пулемётов.
- У нас всё хорошо, всех детей к бабушке Фатиме послали на каникулы, - говорил местный, по нему было видно, что он никак не может вспомнить этого улыбчивого парня, но всячески старался этого не проявить, - а у вас как? Как ваша семья, никто не болеет?
Русский захлопнул крышку багажника соседней машины, крикнул:
- Открывай, нормально!
Один из автоматчиков поднял шлагбаум, машина, взвизгнув резиной, подняла клубы знойной пыли, русский нехорошо выругался и направился к следующей. Муслим, продолжая уважительно разговаривать с милиционером, взялся за ручку двери, открыл:
- Салам моршал (большой привет, чеч.) семье! – махнул рукой, сел на сиденье, завел двигатель, - был рад вас встретить!
- Чтобы все ваши желания исполнились! – старый доверительно наклонился пониже к окну, - будьте осторожны на дорогах: утром в Кизляре двоих убили!
Русский крикнул:
- Ахмат, машину проверь, документы!
Радостно улыбающийся Ахмат, сделал вид, что не расслышал, и в свою очередь крикнул стоящим на шлагбауме:
- Пропускай!
Муслим коротко нажал на сигнал:
- Баркалла (спасибо), дядя Ахмат! - Ещё раз приветливо махнул рукой милиционеру, и рванул по газам.
Иван вытер платком мокрые лицо и шею:
- На месте бы расстреляли, да?
- После суда наверное, - Муслим был серьёзен, - ничего, через месяц-другой обживёшься, больше понимать будешь.
- А это кто такой был, твой родственник?
- Понятия не имею, снайпер!..


Рецензии
Андрей, интересно сочинил! Читается.

Олег Шах-Гусейнов   23.06.2011 23:01     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.