Маски

М А С К И
Странная одноактная пьеса вне жанров и стереотипов…

Монах средневековья
Сержант Стегно – инспектор дорожной инспекции нашего времени
Менестрель – бродячий поэт эпохи Возрождения
Гетера Древней Греции
Бизнес-леди нашего времени – эмигрантка из СНГ в Чикаго
Школьная учительница из СССР 1930-х
Девочка-тинэйджер из нашего времени 
Рабочий сцены (без слов)
Режиссер (только голос)


На закрытом занавесе звучит голос Режиссера:
 
Когда низвергнут в прах или обласкан
Безжалостной кокеткою судьбой,
Не забывай, что Ты – лишь БОГА маска,
В которой Он..... играет сам с собой!

Открывается занавес.
Сцена – в полумраке, посередине стол и несколько стульев или табуреток. Из кулисы появляется Стегно, пробирается почти на ощупь, оглядываясь и подсвечивая себе дорогу включенным милицейским жезлом.

СТЕГНО. Ну и занесло ж меня, блин! Ну и занесло… И головнэ – согласился ж на свою голову… А може й нэ на голову… Прикатили ж их черти! В самом конце дежурства – и на тебе, здравия желаю!..
Не – ну ни черта не видно, скоро батареи сдохнут... Что за место такое? Эй, кто-нибудь! Есть кто? Тоже мне – по-ли-гон… Хотя у нас всё так – ничё удивительного. Как военный парад перед выборами мэра – так пожалуйста. За любые бабки. А как… Ох, ты блин, а якщо тут прослушка?! (Понижает голос). Ну да – это ж проверка, типа… Только почему добровольно – непонятно… Так, отставить панику! (командует сам себе) Смир-на! Воль-на!  Эх-х, недаром ребята перетирали про этот, как его… детектор… лжи. Мол, скоро у нас всех инспекторов по очереди шерстить почнут – кто не пройдэ, видразу увольнение. Во, придумали! Типа, перед реформой… И спрашивать будут: «Использовали ли вы служебное положение в личных целях…». Нашли, что спрашивать! Конечно, не использовал! (Громко повторяет, чтобы звук шел во все стороны) Не ис-поль-зо-вал. Никогда! Вот так (опять понижает голос) – вроде, схоже на правду. И не страшен нам ихний детектор! Напугали ежа условными сроками… Сами-то свой «детехтор» прохо;дылы? Командиры, блин… Святые все… А мы должны, типа, правду рубить. «По-честному». Ищи дурака! Да если мы правду скажем – вся система рухнет. Де-те-ктор, блин… Не боюсь я! Нико;го та ничо;го!            
(Почти натыкается на медленно вышедшего из кулисы МОНАХА в робе с капюшоном на голове и с четками в руках, и в ужасе шарахается в сторону).
А-а-а! Ты хто?!            
(Монах, молча, перекрещивает Стегно и пространство вокруг себя. Стегно приходит в себя)   
СТЕГНО. Сержант Стегно! (машинально козыряет). Чего молчим? Кто такой? Что за маскарад? Эй, ау! Я, миж иншым, при исполнении! Документы есть?
(Из кулисы появляется БИЗНЕС-ЛЕДИ. Стегно поворачивается к ней. Свет на сцене становится ярче)
Та-а-к. Гражданка! Сержант Стегно – предъявляем документы.
БИЗНЕС-ЛЕДИ.  Ты чего тут раскомандовался?  Тоже мне – командир. В своей стране убогой  будешь командовать!
СТЕГНО. Чего? Шо за разговоры? (тыкает жезлом в ее сторону) У вас паспорт при себе, гражданка?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Я может и гражданка – да только американская, слава Богу. Палку свою спрячь подальше (показывает на жезл). Я таких, как ты, еще, когда уезжала пятнадцать лет назад из вашего курятника, на дух не выносила!
СТЕГНО. «Американская» значит. Вот как… Так… А… виза у тебя… у вас не просрачена? Или депортировать на батькивщину будем? На другу родину, так бы мовыты…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. А ты что – пограничник? Тоже мне! Взятку хочешь? Кэш? Меня ваши уже однажды обшмонали в Борисполе, когда улетала! Вот тебе (протягивает ему кукиш).
СТЕГНО. От вы как с представныком влады. А еще – Амерыка! У нас взяток не берут! Мы – на службе! (громко) Честно выконуемо свой долг! Як же вам нэ стыдно?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Это мне должно быть стыдно?? Я в СНГ-овии еще до Америки знаешь сколько на точке за прилавком отстояла, пока свой бизнес не открыла? Я у вас так нахлебалась – тому дай, этого подмажь… Мне ваши пьяные рожи – во где!
СТЕГНО. Разгавкалась… Туда те и дорога – в Америку! Янки – гоу хоум! Как тебя взагали туда взялы?         
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Не тебя, а вас!
СТЕГНО. Ой, ну «вас».
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Грин-карту выиграла в лотерею! Завидуй!   
СТЕГНО (вполголоса). Точно проверка – полигон есть полигон. Ну, ниче – я ее, вроде, осадил, всё по инструкциям, как надо…
(На сцену, пританцовывая и что-то напевая, врывается ГЕТЕРА. В танце проскальзывает между присутствующими, хмыкает при виде монаха и бизнес-леди, оценивающим взглядом окидывает Стегно…).
СТЕГНО. Опять маскарад… Прямо сплошна самодеятельность. Шо за бабочка? Откуда порхаешь?   
ГЕТЕРА. Хайре! Меня зовут Лаида, и я из Эллады (с гордостью).
СТЕГНО. (вытаскивает из кармана блокнот). Так, говоришь, значит… э-э как это тебя… Элаида из Лиа… откуда? Регистрация есть?
ГЕТЕРА. Что – реги… Я свободная жрица любви богини Афродиты!
СТЕГНО. Жрица… Да, жрать охота. Напомнила… Ну ясно всё. Незаконна предпринимательска дияльнисть в виде торговли частями свого тела. То есть, шлюха.  Сержант Стегно! (козыряет)  Прописка имеется? Щас будем оформлять…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Достал ты – кончай этот булл-шит гнать! (Гетере) Легавый он – у вас там, небось, тоже такие были. Мзду с вам брали или что у вас там…   
ГЕТЕРА. Ха – да я сама с мужчин все, что мне надо беру. А? Ты же не против? (Стегно). Какое у тебя сладкое эротическое имя… Ле-а-гав-вый….       
СТЕГНО. Я? Не против? Не про…. Я при исполнении! При исполнении я! И зовут меня Стегно! Сержант Стегно!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Да что ты? Так и зовут? У тебя хоть имя есть человеческое?
СТЕГНО. Не понял…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Имя есть? Вася? Петя, Коля? Виктор Федорович? Ты человек вообще или только мент?   
СТЕГНО. Я сержант…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Слышали уже про сержанта. Как попал сюда, сержант? И ты – как? И вы (монаху) – чего молчите? Вы же не молчать сюда…
Из кулисы выходит МЕНЕСТРЕЛЬ.
МЕНЕСТРЕЛЬ.
Ах, место чудное какое,
Хоть сразу ясно, что не Рай…
Что вижу я? Стоят толпою
Те, кто шагнул со мной за край!
Два мужа здесь и две прелестных,
Но скромных странницы небес,
Как это чисто, гордо, лестно
Мне среди них явиться здесь!
Я так устал в пыли дорог,
И вот меня услышал Бог!
Всеобщее молчание, которое неожиданно нарушает Монах, обращаясь к Менестрелю.       
МОНАХ.  Сгинь злой дух земли! Изыди в ад, откуда явился! И не смей имя Господа упоминать, нечистый! Не замутишь ты рассудок мой сладкими речами своими! Искушен я в уловках твоих гнусных! О, пресвятая Дева! Развей чары бесовские силой своею пречистой по молитве раба твоего, ибо для этого ты и привела меня сюда… (начинает интенсивно крестить себя и пространство вокруг).   
МЕНЕСТРЕЛЬ.
Кто б ни был ты – монах иль странник,
А может тоже лицедей,
Слова твои меня не ранят –
Я всех подряд люблю людей…
Я трубадур, а это значит,
Что стих и музыка – со мной,
Вокруг меня смеются, плачут,
Мне все кричат: «Пляши и пой!»
Но менестрель я, а не шут –
Меня любви сонеты ждут…
Медленно усаживается на пол.
СТЕГНО.  Ну, всё, хватит! Устроили балаган, понимаешь… Чёрт знает шо!
МОНАХ. Умолкни, бес проклятый! И ты, и хозяин твой Сатана сгорите в геенне огненной! Идет час Армагеддона! Расплата близка! Это я вам говорю – монах Бернар, верный служитель пресвятой Девы!   
СТЕГНО. Утихомирьте попа, а то я за себэ не отвечаю! Хоть и при исполнении…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ладно, джентльмены. Или… господа? Месье? Окей! Не важно… И ты – сержант… Пора к делу приступать.
СТЕГНО. Якому делу? Что за выдумки?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Сам знаешь, какому. Тебя для чего сюда позвали? Палкой своей, что ли махать? (показывает на жезл). Или «прописку» проверять?    
СТЕГНО. Конечно! И для цього тоже. А тебе чего в Америке не сиделось?
ГЕТЕРА. Постойте! Мы же должны дождаться еще одного…
(все, кроме Монаха, оборачиваются к ней)   
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Кого дождаться?
ГЕТЕРА. Ну, не знаю точно… Еще одного… Или одну… А вам что не сказали?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Мне-то всё сказали. Но про другое.
ГЕТЕРА. Я вот, что подумала. Может, познакомимся, сначала все-таки? Мы же люди, правда? Хоть и… Ну, в общем, разные совсем...            
СТЕГНО. Давно пора! Сержант Стегно! (козыряет)
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Тьфу ты…
Быстрым решительным шагом входит УЧИТЕЛЬНИЦА.
УЧИТЕЛЬНИЦА. Здравствуйте, товарищи! Позвольте представиться: Мария Петровна Бутурлина…
МОНАХ. Мария…
ГЕТЕРА. Ну вот, последний… няя (присаживается на стол).
УЧИТЕЛЬНИЦА. …школьный учитель, член ВКПБ с 1935-го года (протягивает руку Стегно, потом отдергивает). А вы кто, гражданин? Это что за форма? Откуда такие погоны? Предъявите документы, а то знаете…      
СТЕГНО.  Я?! Документы?
УЧИТЕЛЬНИЦА. Как сказал товарищ Сталин: «Враг не дремлет!» Предъявите документы и немедленно!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ладно, окей, не горячись… Петровна… Есть у него документы, но тебе они ничего не дадут. Думаю, нам всем пора успокоиться. А для начала предлагаю присесть. Ну? (Сама садится на стул). Не стесняйтесь, коллеги… Так вас что ли называть? Видите, здесь количество посадочных мест, как раз на всех нас.
УЧИТЕЛЬНИЦА. Я с врагами народа за один стол не сяду!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Да с чего ты сразу взяла, что мы враги?
УЧИТЕЛЬНИЦА. А кто же еще?! Я всё знаю – меня сориентировали! Да и видно по вам: этот в форме – наймит иностранный, вон тот – из реакционного духовенства, эта – на столе – на Мэри Пикфорд смахивает. Единственного бедняка унизили – на пол бросили и угнетаете! (показывает на Менестреля, сидящего на полу).   
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ну а я кто же по-твоему?      
УЧИТЕЛЬНИЦА. Всем сердцем чую – не наша! Не проведешь! Зря работаешь под Розу Люксембург…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Под кого? Так меня еще не называли. Хотя фамилия похожа… Слушай, и вы все. Я так понимаю, мы тут с вами не случайно. Мне объяснили, что остальные, то есть вы, тоже в курсе будут. Так что давайте зря времени не терять. Девушка, хоть и гречанка, но права – сначала надо знакомиться, а потом уже обсудим. So – let’s go. Sit down, please.
(Гетера разваливается прямо поперек стола)
УЧИТЕЛЬНИЦА. Я буду стоять! (К Бизнес-Леди) Английская шпионка!
СТЕГНО. А-а, в ногах правды нет… (садится). Заодно я зараз всё зафиксирую для протокола (начинает писать в блокноте).
УЧИТЕЛЬНИЦА. И вы тоже! Вы – вместе с ней! Шифровку строчите? Врешь – не возьмешь! Я всю жизнь у доски стою. И здесь выстою сколько надо!
СТЕГНО. Маньячка. То есть это… хфанатичка!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ясно… А вы, уважаемые? (Монаху и Менестрелю) Может, удостоите нас чести?
Монах отодвигает стул в сторону, перекрещивает его  и медленно садится на краешек чуть поодаль, вполоборота к Учительнице. Менестрель вальяжно садится за стол и задирает на стол ноги.  Гетера сразу же начинает к нему заигрывать.
УЧИТЕЛЬНИЦА (Менестрелю). Товарищ! Как вас зовут? Мы должны дать им отпор! Вместе – мы сила!
МЕНЕСТРЕЛЬ (нехотя отрывает взгляд от Гетеры и затем все время обращается больше к ней, чем к Учительнице).
Я – Жантиль. Я по жизни бродяга,
Я куплеты влюбленным пою,
Моя плата – бургундского фляга,
Мой соратник – прекрасный июль.
И хоть в зимние долгие ночи
Мне не светит домашний уют,
Моя бедность меня не порочит,
Пусть меня выгоняют и бьют –
Но убогие простолюдины 
В моих песнях живут, как цари!
Хоть в балладах пусть будут любимы,
И поют от зари до зари…

УЧИТЕЛЬНИЦА (подхватывает).
И нас, людей Страны Советов,
Родными братьями зовут,
И имя Сталина приветом
Из уст в уста передают!
Менестрель в шоке замолкает, Стегно охает и отрывается от блокнота)
На свете есть страна такая,
Где нет ни рабства, ни оков.
Её лучами озаряя,
Горит звезда большевиков!

СТЕГНО. Охренеть, ё-моё – прямо смотр самодеятельности!

УЧИТЕЛЬНИЦА.
Славой овеяна, волею спаяна,
Крепни и здравствуй во веки веков
Партия Ленина, партия Сталина
Мудрая партия большевиков!

БИЗНЕС-ЛЕДИ. (демонстративно аплодирует) Попёрло тебя, Петровна… Ты, мать, прямо, the best агитбригадир… Ну тебе и задурили голову эти коммуняки… Ты когда, говоришь, к ним вступила?
УЧИТЕЛЬНИЦА (Бизнес-леди и Стегно).
Изменников подлых гнилую породу
Мы грозно сметаем с пути своего!
Мы гордость народа, мы мудрость народа,
Мы сердце народа и совесть его!
МОНАХ. (падает на колени перед Учительницей). Я узнал тебя, о Пречистая! Снизошла ты своим отражением в это дьявольское логовИще, чтобы помочь мне! Ибо не справиться мне одному со всей этой нечистью! Молюсь непрестанно, да сильны они видно силою сатанинскою… Прости меня – самонадеян был, когда принял это тяжкое служение… Гордыня одолела… Но с тобою не совладать им! Будьте вы прокляты, бесы да падите пред Матерью бога нашего!…
(Пытается поцеловать ей ноги, затем руку, Учительница брезгливо отмахивается и отступает).
СТЕГНО. Мне это надоело! (В сердцах отбрасывает блокнот, вскакивает) Сколько можно вже?! Нэ наигрались ще? Хватит!! Сымай маски! Ряженые! Я вас усех сразу раскусил! Ишь ты – артисты! Шпана натуральная, а не артисты! Траву небось курите? Или нюхаете? Я все зафиксировал – под протокол. Усэ – испыт завершено! Тоже мне – полигон удумали… Стегно ще никто не перемог! Пройшов я ваш детектор, от так! Усэ виконав! И вообще – давно жрать охота. Ну – разоблачайся по одному! Де вас только наняли… Слышь ты (Монаху) – личико открой, Гюльчатай!      
БИЗНЕС-ЛЕДИ. В руки себя возьми, а, страж дорог. Чего ты, как баба? Ты что вправду решил, что все здесь для тебя разыграно? Ну, ты даешь! Ты что – пуп земли? Ты и не пупок даже… Не слушал что ли, чего тебе перед всем этим говорили? Или мозгов не хватило? Я вон всё поняла. Надеюсь, другие тоже… Ведете себя тут, как малахольные… (Гетере, развалившейся на столе). А ты чего расселась? Вас в храме что – этикету не учили? Давай на стул!
ГЕТЕРА. А у нас в театре можно как угодно лежать!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Еще одна! Это не театр тебе! Тоже не въехала, что ли? Да что с тебя возьмешь, с путАнки… Короче, так. Здесь явно, кроме меня, больше некому порядок навести. Бодаться так будем вечно, и без толку. Повторяю еще раз – надо всем сейчас успокоиться и обсудить наше положение… И как именно вести себя, и что делать будем. Вместе! По-деловому и без базара! Окей?
УЧИТЕЛЬНИЦА. Нечего командовать тут, вра;жина! Тут партия командует! И в моей партячейке уже трое членов (кивает на Монаха и Менестреля)! Секретарем первичной организации по необходимости объявляю себя. Мой зам по культурно-массовой работе – люмпен Жан. Ну и… примкнувший к нам… э-э… одурманенный выходец из народа… э-э…
МОНАХ. Бернар, моя Святейшая Госпожа!
УЧИТЕЛЬНИЦА. Бернар. Ставлю вопрос на общее голосование: кто за то, чтобы изолировать врагов пролетариата и сдать их в органы НКВД? (Поднимает руку. Следом тянет руку и Монах. Менестрель нерешительно косится то на Учительницу, то на подмигивающую Гетеру. Учительница поворачивается к нему). А ты что? Тебе девка продажная важнее дела партии?!
МОНАХ (Гетере) Одумайся и покайся, дщерь неразумная, пока не поздно!
Гетера задирает подол, поворачиваясь к Монаху.
ГЕТЕРА (игриво). Может, это ты передумаешь? Какой ты статный… Богиня Афродита поможет тебе познать земную страсть…
МОНАХ. Язычница! Блудница! На костёр!!
УЧИТЕЛЬНИЦА. Погоди, костёр не наш метод... Мы их расстреляем. Но потом. Сначала надо наших найти – чтобы их допросили. У них тут целая сеть!
МОНАХ. Наших? Ангелов?
УЧИТЕЛЬНИЦА. Ну… не совсем… Эх, сейчас бы маузер и бомбу…
СТЕГНО. Терроризм. Стаття 258 Карного Кодекса…
УЧИТЕЛЬНИЦА. Тебя первого – на допрос и к стенке!
СТЕГНО. Сталинистка недобыта! Ничего – скоро нахлебаешься. Сначала у вас война будет, а потом ваш Сталин зовсим подохнет!
УЧИТЕЛЬНИЦА. Да, как ты смеешь, мерзавец!!! (Монаху) Взять его живым!!
Монах нерешительно надвигается на Стегно. Стегно выпрямляется с жезлом наперевес.
СТЕГНО. Стоять! Напад на правоохоронця! Стаття 345 – от 5 до12 рокив увьязнення!    
Учительница тоже делает шаг вперед рядом с Монахом. Вместе надвигаются на Бизнес-Леди и Стегно.
УЧИТЕЛЬНИЦА. Вперед! За Сталина!
Сталин — это народ, что победно идет
На вершины подоблачных склонов,
Сталин — наши дела, Сталин — крылья орла,
Сталин — воля и ум миллионов!!
Менестрель прижимается к Гетере.
МОНАХ. Подоблачных… Ста-лин – это новое имя Бога?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Это – имя дьявола! (Хватает стул и заносит над головой). Крысы сталинские! (Учительнице) Назад, а то очки разобью!   
УЧИТЕЛЬНИЦА (Гетере и Менестрелю). ГолубкИ, быстро определяемся, с кем вы! Кто не с нами – тот против нас! Голосуй давай, хватит воздерживаться!
ГЕТЕРА (игриво – Менестрелю). Действительно хватит… Может пойдем?..
Вскакивает и начинает кружиться в танце, увлекая за собой Менестреля. Вдвоем скользят между остальными, напряженно замершими в тех же позах. Затем Гетера увлекает Менестреля за кулисы, выкрикнув напоследок оставшимся «Гелиайне!».
БИЗНЕС-ЛЕДИ (медленно опускает стул). Ну что – угомонились? Спокойно говорить будем?
УЧИТЕЛЬНИЦА (Монаху). За мной! Мы еще вернемся! Сейчас наладим связь с нашими. Здесь обязательно должен быть телефон… Или телеграф… Нас не оставят! Мы сообщим и вернемся, но с подкреплением. Вам далеко не уйти! (Уходит, за ней семенит Монах).
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Тоже мне – госпожа и раб… А ты что смотришь? Да, действительно дурдом. Crazy people… (Садится за стол, Стегно опускается на стул напротив). Ну что, служивый? Находить общий язык будем? Хорош собачиться. Мы же с тобой современные люди. Если мы не договоримся, то они уж и подавно ничего не решат…
СТЕГНО (вытирает пот со лба). А чего решать-то?   
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Как это чего решать? Ты почему сюда попал? Согласился же.
СТЕГНО. Ну, согласился… Попробуй откажись перед этими…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Что – страшно? А вот я могла и отказаться. Они очень мило разговаривали. Только непонятно, как они всё это объяснили нашим историческим персонажам… Мы-то уже подготовлены, а они…
СТЕГНО (устало) У тебя пожрать ничОго нет? С утра, как заправился, так и сосет… Слушай! У меня ж мобила с собой! А я и забыл… Зараз…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Да брось ты, не ищи. Я пробовала уже, как только оказалась тут. Никаких сигналов. Оно и понятно – всё, как обещали, как будто нас нет…
СТЕГНО. Что значит, нет? Як это нет?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ну, то есть, временно нет. Здесь-то мы есть, а для всего мира – нет. Ты их не понял, что ли, сержант?
СТЕГНО. А чего понимать?! Ясно ж казалы – «Пойдешь на полигон, там будут испытания с другими испытуемыми. Вы должны разом пройти. Задание будет уточнено прямо там…». Ну, и де оно – это задание? Может, ты знаешь шось?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Опять ты со своим полигоном! Дался тебе этот полигон! Не понял ты их, вот и все дела. Даже я не сразу поняла. Вот тебе полигон какой-то и померещился. Ясное дело – с твоим уровнем мента… Э-э я имела в виду… ментальности, вот! Только не нервничай. Take it easy. Но ты сам посуди – зачем нашим братьям нас испытывать?
СТЕГНО.  Ты чё – спятила?! Каким еще «братьям»? Я ж говорю – обкурились! А менэ – наши испытывают! Проверка! Точно – внутренняя безпека устроила… Подсадили обкуренных... А полигон – примочка из Главка.
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Сдурел совсем? Какого Главка? Давай по порядку. К тебе эти двое приходили?
СТЕГНО. А к тебе що – тоже? Ну, приходили. Точнее на «Волге» подъехали.
БИЗНЕС-ЛЕДИ. На «Волге»?
СТЕГНО. Ну а на чем же ще? Темнота мериканская! Это после работы они на «Лексусах» ездят, а днем – на «Волгах» служебных. Мо;зги всем пудрят!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Та-а-к. Окей, ну и?
СТЕГНО. Ох, ты!… Поймался таки… От, гадюка – разговорила!… Тут же ж прослушка, вроде, едрить твою дивизию…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Какая прослушка! Очнись ты, приди в себя! «Прослушка»! Чего вы все стрёмные такие по жизни? Одной враги народа мерещатся, другому прослушка! Ну с ней хоть ясно – культ личности и репрессии. Но ты-то чего?!
СТЕГНО (колеблется). Того… Хорошо тебе издалека – из Америки своей…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Да не Америка тут! Но и не ваша эта – «незалежна». И не полигон твой – это, уж, точно!
СТЕГНО. А шо тогда?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Это я и пытаюсь выяснить! Дальше-то как было? Согласие спрашивали эти – на «Волге»?
СТЕГНО (с подозрением). Да ничего особливого… Ой как жрать охота…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Вспомнила! У меня конфетка завалялась в кармане. Вот она, американская. На заправке взяла…
СТЕГНО. Давай! (Интенсивно жует, чавкая). Чуть не сдох уже прямо… Ну, это… Хорошая конфетка… Но у нас не хуже будут!.. Еще есть?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Не знаю! Поищу потом. Дальше-то что было? Как сюда попал?
СТЕГНО. Шо было, шо было… Ну удостоверения показали – из Главка. Говорят, мол, есть у тебя шанс на новый ривень подняться. Ну, значит, и звание ж наверно, и должность. Только для этого надо в особом месте испытание пройти... Типа, полигон для нас…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Для кого – для нас?
СТЕГНО. Для ментозавров! «Для кого» – сама что ли не знаешь, иносранка… А у нас все ребята про реформу милиции только и говорят. Типа, полномочия расширюваты почнут и всех объединят – то есть, кажуть, гаишники должны теперь все уметь, чтобы стать обычными ментами. А не только за дорогой дивиться... Как у вас там – полицейский усе один робить, только вот зарплата зовсим инша. Хлопцы и про детектор на днях разповидалы. Этот… брехни. И шо сокращать будут тех, кто не пройдет… Ну я й зрозумив, шо эти мне проверку хотят зробыты. Може замисть детектора. Я ж не дурак… Тому сразу ж и погодився. Розписався там у ных…   
БИЗНЕС-ЛЕДИ. И это всё? Больше ничего не говорили?
СТЕГНО. Слышь, не на допросе!.. Та ничего такого… Ну ще сказали, чтоб я ничему там не удивлялся. Место особое. Специально побудовано. И люди там не зовсим звычайни будут… 
И еще – если я испыт пройду, то не только мне, а вообще всем хорошо будет…Так и казалы: «Вообще всем…». Ну я и понял, шо это для красного словца – пиар, типа они про народ думают. Потом опять спиталы: «Точно согласен?» Я и подтвердил – куды тут денешься…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. А как они выглядели?
СТЕГНО. Сколько повторять можно? Как, как… Сказал же – ничего особенного. Четыре глаза, два носа на двоих, без особлывых прикмэт. Я на удостоверения смотрел. И вообще они в машине сидели.
БИЗНЕС-ЛЕДИ. А потом?
СТЕГНО. Суп с котом, и с кроликом тоже! Сказали, что с поста меня на сегодня снимают, сел к ним в машину… Приехали на какую-то базу за городом. Говорят – выходи и заходи, дверь налево и вниз в подвал. Там, мол, все подробности по ходу дела выяснишь. Вышел та й зашов… Я человек военный… Ну а потом тут побродил – и тока обратно к этой двери, а ее уже нет – стена там. В общем, это… – анимация или как его. Полигон… Они это не раз долдонили – про полигон и еще про конец какого-то эксперимэнта…  Вот только нельзя же столько времени без жратвы! Это ж нарушение усех уставов! Я на такое согласие не давав!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ясно… Полигон, значит… И эксперимент…(задумчиво).
СТЕГНО. Конечно. А ты шо думала? Мне надо проявить себя. Среди вас. Во всём! А шо? Шо такое? Ты чего замовчала, а? Может, у тебя тоже звание? Можэ, ты подсадка ихняя?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Даже не знаю, как тебе и сказать, чтобы не расстроить… Видно, не готов ты…
СТЕГНО. К чему? Стегно готов всегда и ко всему!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Слышал такое: «Не мечи бисер перед свиньями…»
СТЕГНО. Это намек? На шо намекаешь?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. (про себя, вполголоса) Странно все-таки… Чего же они тебе такое предложили…  И этим, всем остальным… Неужели лучше никого не нашлось…
СТЕГНО. Ты что бормочешь там? Конфета есть еще?       
БИЗНЕС-ЛЕДИ. (вытаскивает из кармана вторую конфетку, подбрасывает в воздух). Пастью лови! (Стегно с неожиданной ловкостью подхватывает рукой конфету и быстро начинает разворачивать обертку, не обращая внимания на обидную реплику). Ладно… Живчик… Раз уж ты здесь, все равно тебе знать надо… О-о-кей. В общем, так. Никакие это были не проверяющие из Главка! Это были… пришельцы.
СТЕГНО. (застывает с наполовину откусанной конфетой). Прышельцы?..
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Конечно. Инопланетяне. Высокоразвитые. Наши Братья по Разуму из системы Сириуса.
СТЕГНО. (сочувственно) Сириуса? У тебя чё в твоей Америке медицинской страховки нема? К психиатру сходыты нэ можешь – дорого, небось…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Давай рассуждать логически. Или хотя бы попробуй… Ну, допустим приехали бы к тебе проверяющие из твоего Главка. Ну, захотели бы они тебя как-то там испытать неизвестно зачем. Но они что специально все это построили? Артистов тебе наняли? Декорации все эти?.. Да у вас тем денег в бюджете на светофоры нормальные нет! Я у вас часто бываю, вижу позор этот... Откуда средства на такое?! Да еще для тебя одного! Ну?   
Стегно медленно пережевывает остатки конфеты, пытаясь сообразить.
СТЕГНО. А удостоверения с пэчатками?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Да это раз плюнуть для них – удостоверения… С «печатками»! Да они ко мне в дом сквозь стену вошли во сне!         
СТЕГНО. Во сне? Приснилось что ли?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Я тоже думала, что приснилось. А потом просыпаюсь, а сон продолжается! И тоже двое. Высокие такие, в серебристых комбинезонах. Стоят у стены, а стена за ними полупрозрачная – прямо кусок паркинга видно перед домом… Я за телефон, в полицию звонить. А один говорит: «Не бойся нас. Мы не сделаем тебе ничего плохого». А я про них сто раз в Интернете читала! Там про НЛО столько всего!
СТЕГНО. (обалдело) А удостоверения показывали?   
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Какие удостоверения?! Что они пришельцы?! От кого удостоверения? …Мне так хорошо сразу стало, вроде давно ждала их. Потом объяснили все, про Сириус, ну и про задание…
СТЕГНО. А про полигон?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Это у тебя – полигон твой! Здесь другое совсем. В общем так, сержант… Про 2012-й слышал что-нибудь?
СТЕГНО. Конечно, слышал! Хто ж не слышал! «Евро-2012»… Из-за нього в милиции и реформа эта, будь она неладна!    
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Да я не про то! В 2012-м может быть конец Света. Ну, или что-то в этом роде. Точно никто не знает.      
СТЕГНО. А это – до «Евро» или после? Провести успеем?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Лучше б ты на посту остался… Это ж Конец Света! Апокалипсис! Окей? Армагеддон! «Евро» у них… Как когда-то потоп был – только еще хуже. Интернет весь забит этим…
СТЕГНО. А ты робы, как я – меньше ходи в Инернет и больше на футбол, добрэ спать зможешь… А то – налякалась. Басни всё это!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Вот и не басни! Это раз в 26 тысяч лет происходит. И сейчас все сходится!
В Штатах даже общество создали – «Savers of Humanity» - спасители человечества. И я в нем участвую!
СТЕГНО. Да? Ну и як спасаете? Спасатели…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ну, мы собираемся в Интернете, по Скайпу… Медитируем, визуализируем… У меня же бизнес свой в Чикаго, турагентство – мне конец света ни к чему! Я только-только на прибыль вышла… 
СТЕГНО. Так чем вы краще этой Петровны с ее Сталиным или того монаха? Она на Сталина молится, он – на Бога, а вы – на конец света! Смотрите только обережно там – шоб «Евро» у нас по любэ видбувся, и мы его выиграли! А потом – хоч потоп…  Так… погодь… Так, если это не полигон… Не испыт из Главка… Так шо тогда?      
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Слушай дальше. «Шо…». Они сказали мне, что я, если соглашусь, то попаду в особое место, где нет ни времени, ни пространства. То есть, для нас тут оно, вроде, есть, а вообще-то нет… Ну, не важно. И здесь будут другие люди, из разных мест и эпох… И они тоже, как и я, получат объяснения и должны дать согласие…
СТЕГНО. Чего-чего? Из инших эпох? Ты хочешь сказать, что эта проститутка и монах, и этот – стихоплёт – настоящие? Машина времени, что ли? Х-ха! А русский-то они где вывчилы?     
БИЗНЕС-ЛЕДИ. В том-то и дело, что никакая не машина времени! Нету здесь времени. Просто всех взяли и свели в одно место. А времени тут нет. Они сказали, что время мы сами себе выдумываем, его вообще нету – нам это только кажется: прошлое, настоящее, будущее... Мы так сами себя программируем перед рождением… В общем, тут может и неделя пройти, а в обычном мире – ни одной секунды… Здесь все по-настоящему, в одной точке, как и есть на самом деле.
СТЕГНО. Ага. И в этой «точке» говорят только по-русски. А чому нэ по-украински?! У нас  державна мова – украинська!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Это они тоже объяснили. Сказали – каждый тут услышит тот язык, который он выбирает – ну, подсознательно, что ли… В общем, все всех понимают без перевода. Знаешь историю про Вавилонскую башню из Библии? Там люди решили бога переплюнуть и самую высокую башню построить. Ну он им все языки и перемешал… А теперь мы обратно возвращаемся. Ну, к единству. Опять все друг друга понимать будут. Хотя бы здесь.
СТЕГНО. Ну и чего это я русский слышу? Это шо – мое «подсознание» за меня так решило? А моя свидомисть де ж?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Не знаю я, это ты сам думай… Вот что – наверное, ты про полигон свой услышал, потому что тебе это ближе было… Или действительно они так сказали – чтобы подстроиться под тебя. Под твою волну, так сказать… Только вот интересно – тебя они везли куда-то, а мне сказали одеться, потом глаза закрыть, а дальше – вспышка света – и всё, я уже здесь, причем, сна ни в одном глазу…         
СТЕГНО. Это шо ж воно значит….  Как в фантастике? В этой – в «Матрице»?  Так…. Не… постой… Не полигон… Не испыт… Не детектор…. Не Главк…. Йо-п-р-с-т!! Так это шо? Правда?! По-настоящему?! 
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Окей – наконец-то. Допёр.   
СТЕГНО. Это ж незаконно! Я обратно хочу! На пост! Меня уволят бэз пенсии!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Думаю, там и не заметят, что тебя нет.
СТЕГНО (в панике). Так чего делать-то будем?! Делать-то чего, а? …Ох, как засосало от волнения знову, ой лышенько… Еще конфета есть?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Перебьешься.
СТЕГНО. Так тут и прослушки ни якои?… И вообще… Так от шо… Еды нет, так хоть выпить бы, шоб в себя прийти!            
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Трубадур придет, попросишь у него флягу, он там что-то читал про плату  вином за стишки... А пока тебе трезвым быть надо. Пока их нет, мы должны с тобой вдвоем договориться!
СТЕГНО.  Про шо?!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Как мой бизнес спасать будем… ну, мир то есть!
СТЕГНО. А при чёму тут…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Что причем – мир?
СТЕГНО. Твой бизнес причем?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Я же сказала! Я только на прибыль вышла, даже кредиты еще не все вернула, а бизнес этот десять лет строила! И дом получше присмотрела… Так что теперь – всё коту под хвост? Ну и вообще, ну… человечество… тоже… Не зря же мы здесь! Вот и ты… даже…   
СТЕГНО. И это… и как его…. спасать?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. А они намекнули сразу – мы здесь должны договориться между собой, как это делать будем…
СТЕГНО. И шо дальше?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. А дальше… дальше… Я так поняла, что дальше – мы здесь узнаем. Может, нас потом зашлют куда-то вместе – назад вернут перед самым концом. Не знаю… Вот – тебе же они тоже сказали, что здесь детали узнаешь! Короче, мы – как избранные. Understand? И от нас теперь всё зависит.      
СТЕГНО. (медленно, в прострации) От нас… Всё… Избранные…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ну ты спокойно, спокойно… Раз уж взяли тебя… Вот скажи, как тебя звать – по-настоящему?
СТЕГНО. Меня? Я это… Тарас я… А по отчеству…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Пойдет и без отчества. Ты же не эта – Петровна из прошлого. Я в Штатах от отчества сразу отвыкла. И ничего.   
СТЕГНО. А тебя как по имени?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Просто Джейн.
СТЕГНО. А по-нашему как?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. По-вашему – в прошлом. Забудь! Я как приехала, сразу имя и фамилию поменяла. Я и русский почти забыла, потом вспоминала, когда сюда опять ездить начала. И всё это – чтобы побыстрее ближе к ним стать, к аборигенам этим…
СТЕГНО. К кому?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. К америкосам, к кому же еще! Они, знаешь, вообще, как дети. Всё по закону, ни взяток, ни подмазок. Ужас, даже противно! Вас хоть подмажешь – и порядок… Но ничего, зато мы там многое можем, главное закон не нарушать – а обойти. А мы-то ох как это умеем! Они же законы для своих «эмерикэн пипл» писали. А наш опыт многолетний не учли. Короче, они нам в бизнесе – не конкуренты, только время надо… Ладно, слушай, я вот что решила. Нам здесь, прежде всего, нужна дисциплина. Чтобы анархии не было и всяких глупостей. Чтобы, как бы демократия, но  вожак один. И все его слушались. Добровольно, но безоговорочно! А если не хотят – надо их заставить, потому что так для них же лучше будет! Они же все – темные, не понимают (кивает в сторону кулис)…      
К счастью, very good руководитель у вас есть. С международным опытом менеджмента. Причем – женщина, это сейчас в мире модно… А вот место начальника полиции еще свободно. Я делаю тебе выгодный offer. Предложение, то есть. Пойдешь?
СТЕГНО. Это к тебе, что ли? А зарплатня?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. И этот туда же, fucking sheet! Тут мир надо спасать, а он про деньги! Ладно, договоримся. Три доллара в час…
СТЕГНО. Сколько?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ну пять… Пять пятьдесят, и всё! Это – кэш, без налогов!         
СТЕГНО. Х-ха! На бабки разводишь? Та в ме;нэ на дежурстве меньше полтинника баксов у час вообще не бувае! Начальник полиции за п`ять пятьдесят не продается!   
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Коррупционер…
СТЕГНО. Капыталистка!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. (примирительно). Ладно, ладно… У меня все равно здесь только кредитки. Вот попадем обратно – сполна расплачусь… Ну, хочешь тур бесплатный тебе сделаю на Карибы? Отель 5 звезд! Или круиз? 
СТЕГНО. А чем докажешь?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Слово бизнес-вумен – закон!
СТЕГНО. «Закон»? Ты ж сама казала, что законы обходишь!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Это я не про то… И вообще, тебе что – больше нравится этой фанатичке подчиняться? Если она Монаха на драку настоящую раскрутит, мы их только вместе победить сможем. Понял? Подчинить их себе надо, а для этого – привлечь на свою сторону вторую парочку. Они простые – ими можно, как куклами, управлять. Метод «кнута и пряника»… А потом – разделяй и властвуй! Под моим руководством всех и спасем…
СТЕГНО. Ладно, я подумаю… Только пожрать и выпить достань! Стресс сняты…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Где я тебе достану? Тут кредитки не принимают…
СТЕГНО. Где хочешь! Я на голодный желудок служить нэ вмею!
БИЗНЕС-ЛЕДИ.(задумчиво) Так, wait a minute… Ну, можно попробовать… Только ты тоже участвовать должен.      
СТЕГНО. В чём еще? Подстава?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Слушай внимательно. Я же там вместе с другими через Интернет визуализацией занималась… Представляла, что всем в мире хорошо, все сыты… В общем, можно попробовать… Тут же место особое…    
СТЕГНО. Это что – ты будешь прэдставляты, шо я сыт – и мне цэ допоможет??
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Не я буду, а мы вместе будем! Давай попробуем… Только надо не просто представлять, а визуализировать… То есть, например, поверь, что здесь есть еда…(показывает на пустой стол) Можешь?   
СТЕГНО. Как это? Это шо – самовнушение?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Сначала, похоже, а потом – сам в это верить начинаешь, и все уже, вроде, так и получается. Ну, ты фантазировать умеешь? Мечтать? Хоть в детстве мечтал?
СТЕГНО. Ну…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Вот и давай! Как будто на столе – полно еды и ты ее ешь… Только вместе, одновременно! Ну?
вдвоем смотрят на стол, напрягаются
СТЕГНО. Ох, ты… У меня аж слюнки потекли!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. А ты – ешь, чего смотришь!
Стегно принюхивается, потом, вдруг, медленно и неуверенно протягивает руку к столу, как будто пытается что-то поймать, но боится спугнуть… Наконец судорожно обхватывает рукой нечто невидимое, цилиндрическое, вертикально стоящее на столе. Затем сосредотачивается на пустом участке стола, находящемся рядом. В конце концов, охватывает второй рукой «стакан» и начинает наливать что-то туда из «бутылки»… 
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ты что… Ты что делаешь?! Ты же - есть хотел?!
СТЕГНО. Нэ заважай… Вторым будешь? Ну нет – так нет… (опрокидывает стакан в рот).
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Не пить у меня на работе!!
СТЕГНО. Работы пока ещо немае а организм поддержать надо в як это… экстремальной ситуации! (берет со стола «палку колбасы», откусывает прямо от нее, начинает интенсивно жевать) 
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Что за бескультурье! Хоть отрезал бы – ты тут не один!
СТЕГНО.  А ты нож навизу…зи..зизи,  в общем, нож представь, тоди й резать будэм… 
БИЗНЕС-ЛЕДИ. (удивленно качает головой) Ты смотри – способный… Кто б мог подумать… 
СТЕГНО. (подносит к глазам бутылку, рассматривает) Як воно вставыло одразу… Хорошая водка! С пэрцэм – усе, як надумав…
Пританцовывая, впархивает Гетера. Она преобразилась – теперь и выглядит, и ведет себя, скорее романтично, а не развратно.
ГЕТЕРА. Вы знаете, что мне приснилось?!..
СТЕГНО. Гражданка! Не хотите ли отметить нашу повторну встречу? За знакомство, а? (Протягивает ей «стакан»)   
ГЕТЕРА. А откуда это у вас? Придумали?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. А… ты откуда знаешь?? Это же – визу-а-ли-за-ция! Особая техника 21-го века!   
ГЕТЕРА. (пожимает плечами) У нас в Элладе этому таинству посвященных учат во время мистерий. И меня тоже учили – в Храме. Только это очень опасно. Афродита говорит, что можно много лишнего намечтать себе, а потом все и сбудется! У нас это редко используют… А хотите, я вам еще вина принесу – у Жантильчика с собой есть, мы вам оставили?    
СТЕГНО. Не будем понижать градус! А где этот твой – стихоплёт? Шо я один допыватыму?
ГЕТЕРА. (игриво) Ах, он отдыхает – уснул под сенью олив… 
СТЕГНО. Какой еще сенью? Слухай, Афродита, ты песни знаешь? Хором у вас там пели?
ГЕТЕРА. Я не Афродита, я – Лаида. И… я же вам сон рассказать хотела – чуть не забыла! Мне приснилось, что мы все – все, кто здесь – танцуем без одежды… А вокруг солнце и трава… И птицы…   
СТЕГНО. О-панькы! Стриптиз…
ГЕТЕРА. (продолжает) А мы – как дети… Танцуем, взявшись за руки… И смеемся… На нас нет ничего, и мы такие – открытые, настоящие, как будто только родились… А потом Афродита и Эрос обнимают нас всех вместе и зовут за собой – на Олимп…   
СТЕГНО. (снова подносит к глазам «бутылку» – как будто рассматривает «этикетку») «Олимп»? Не-е, это не «Олимп»… А кто такой Эрос – откуда узявся? 
ГЕТЕРА. А вы разве не знаете?! Это же сын Афродиты, он всегда рядом с ней! Они вдвоем и за мной пришли, чтобы проводить меня сюда, когда я жертву любви в Храме приносила… Прямо сверху, с Олимпа спустились и говорят мне: «Лаида! Ты готова служить Богам? Ты должна будешь попасть в особое место, где соберутся шестеро разных людей со всей Ойкумены – но Боги сделают так, что вы поймете друг друга… Ничему там не удивляйся. Ты – жрица любви, и будешь дарить любовь, чтобы спасти их… Все вы, люди, сейчас на краю, но ты можешь всех спасти…  Ты согласна?»
Конечно, я согласилась – я же с детства служению Афродите посвящена! А потом – вспышка света, и я уже здесь…      
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Вспышка света!..
ГЕТЕРА. Значит, вы издалека, раз про Афродиту и Эроса не знаете… Мне Жантильчик про свою чудесную страну рассказал. Про позолоченные кареты и палки, из которых вылетает огонь и смерть… Вы тоже оттуда или, может – из Финикии?
СТЕГНО. (к Бизнес-Леди) Мы оттуда или мы – эти… финики?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Мы… нет. Мы… мы с Олимпа!
СТЕГНО (удивленно). Да?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. И там у нас, кроме стреляющих палок, еще много другого страшного есть! Мы – всесильные! Мы такое можем!
ГЕТЕРА. Так вы… Боги? (с сомнением смотрит на Стегно)
СТЕГНО. А ты думала! Бачишь от это (показывает жезл). Это – волшебный жезл. Я с ним – Бог.
ГЕТЕРА. Жезл? Для мистерии? Обряд вести?
СТЕГНО. А як же! Еще какой обряд! Без нього жодна мистерия недействительна!
ГЕТЕРА. Какой кругленький… Как обточен… (игриво) А что за обряд, сейчас можно провести?
СТЕГНО. Ты это брось! Жрица… (грозит пальцем). Я – страж порядка! Ты меня уважаешь? 
ГЕТЕРА. Страж? Да, у нас тоже стражи есть... В городе. Если мы из Храма выходим в неположенное время, могут схватить и наказать. Правда, их… действительно подкупить можно…
СТЕГНО. Взяточники! Безобразие! 
БИЗНЕС-ЛЕДИ. (встает) Слушай, Лаида – зови своего француза, хватит бездельничать. Тебе что сказали твои… эти… то есть наши… двое посланцев? Служить Богам! Ну вот – мы здесь. Для вас мы точно Боги. Мы даже выше, чем с Олимпа. Я на 70-м этаже работаю, оттуда всё видно. Это знаешь, как высоко? Не знаешь, конечно, жрица (презрительно)… В общем, мы сначала должны вместе с вами тех двоих подчинить – нервных. А потом всех спасать начнем, поняла?    
ГЕТЕРА. Поняла. Только… вы не совсем на Богов похожи (смотрит на Стегно).
БИЗНЕС-ЛЕДИ. То есть как это! Да как ты…
ГЕТЕРА. Да и на Героев тоже... Больше – на людей.
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Да ты!… Да мы…
Неверной походкой входит Менестрель. Волосы взъерошены, одежда в беспорядке.
СТЕГНО. О! Трубадурик! Пить будешь?
МЕНЕСТРЕЛЬ.
О, Господи! Как это было дивно!
Как восхитительны они и как чисты!
А как зовут – и звонко, и призывно,
Не отозваться им не можешь ты!...
БИЗНЕС-ЛЕДИ. What`s going on? О чем ты, мальчик?
МЕНЕСТРЕЛЬ.
Они во сне явились прямо с неба –
Два ангела белейшие, как снег,
Я видел их еще, когда здесь не был –
Они мне и устроили побег…
СТЕГНО.(зевая)  Побег? 
МЕНЕСТРЕЛЬ.
Меня за песни бросили в темницу,
За то, что вспоминал про короля…
Но, вдруг, блеснула алая зарница,
И сразу из-под ног ушла земля,
Когда в темнице эти двое в белом
Передо мной явили неба ширь
И молвили: «Жантиль! Ты хочешь делом
Своей судьбы заполонить пустырь?
Ты любишь Мир, но в нем теперь, быть может,
Не будет ни веселья, ни утех.
Твой пылкий стих спасению поможет…
Готов ли ты, Жантиль, служить для всех?»
Я на колени пал, я был согласен,
Я прошептал, что к их услугам весь.
Один кивнул – он был лицом прекрасен,
Второй взмахнул крылом… – вот так я здесь…   
Теперь же вновь ко мне во снах явились
Они вдвоем, величием полны,
Но их глаза таким огнём светились,
Что все другие позабыл я сны…
Они сказали: «Снова утонули
Вы в ваших играх, страсти и борьбе.
Вам для того, чтоб вы вперед шагнули
Есть только путь один – назад к Себе…» 
Все молчат. Гетера обнимает Менестреля, успокаивая. Стегно спит, уронив голову на стол. Рукой продолжает сжимать «бутылку».
Вбегает УЧИТЕЛЬНИЦА. С ней, как будто, произошла какая-то метаморфоза.
УЧИТЕЛЬНИЦА. Скорее! Помогите ему! Иначе он себя убьёт!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Кто убьёт? По делу говори.
УЧИТЕЛЬНИЦА. Бернар!!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Монах что ли?
УЧИТЕЛЬНИЦА. Он грехи замаливает! Стоит там на коленях и бьется в молитве головой об камень! Он не выживет!!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Выживет… Еще нас с тобой переживет. Ты лучше скажи, как насчет телеграфа? (ехидно). Телеграмму про нас отправила «куда следует»? Может, за нами уже едут твои соратнички?
УЧИТЕЛЬНИЦА. Нет тут телеграфа… Ничего нет – мы всё обошли. Нет вообще ничего… Темно и пусто. Не то это место… Только лабиринт темный и всё... Без выхода и надежды…. Кто-нибудь! Может, у кого-то успокаивающее есть? Валериана? Ну?! Его же спасти надо, понимаете?!    
БИЗНЕС-ЛЕДИ. А чего ты так из-за монаха распереживалась? Он же вам враг. Что это с тобой?
УЧИТЕЛЬНИЦА. Это вы – враги! Это из-за таких, как вы, всё! С вами мы еще разберемся. А его… его просто обманули. И вообще…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. А, обманули. Ну да. Это тебя обманули. Твои… Одного не пойму – как ты сюда попала, Петровна? Для чего ты здесь нужна?
УЧИТЕЛЬНИЦА. (устало и обреченно). Так получилось… Сама не знаю. Они в четыре утра пришли. А я не спала, сочинения проверяла…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Инте-ресно… Кто ж к тебе-то пришел? Неужели тоже ангелы?
УЧИТЕЛЬНИЦА. Комиссары…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Кто-кто?
УЧИТЕЛЬНИЦА.(приободряясь). Народные комиссары… Мужчина и женщина. Статные такие, в кожанках и в шлемах...
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Как спросил бы один из моих новых подчиненных (косится на спящего Стегно), ты их удостоверения видела?
УЧИТЕЛЬНИЦА. Зачем? Я и так сразу поняла – настоящие комиссары. САМЫЕ настоящие. Я им просто в глаза посмотрела, и все поняла…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Так ты у нас по глазам читаешь? (иронично) Этому вас тоже в партии учат?
УЧИТЕЛЬНИЦА. Меня мой отец по глазам читать научил!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. А тебе эти «комиссары» про полигон какой-то не рассказывали? Как этому… У него тоже там были почти комиссары…
УЧИТЕЛЬНИЦА. Полигон? (пожимает плечами) Они говорили про то, что наше светлое будущее зависит от меня. Что у них для меня важное задание. Что есть место, где меня ждут, и где я должна разобраться, что к чему и провести агитацию… И люди там будут разные и непростые. Я-то поняла, что несознательные. А тут… (оглядывается и с упреком качает головой). И, если всё получится, мы победим! Навсегда!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Да, победите вы…
УЧИТЕЛЬНИЦА. (спохватывается) Так что – никто мне не поможет?! Там же человек погибает! Бернар!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ладно, разжалобила (толкает Стегно). Господин сержант, пора вставать! У вас появилась работа. (Стегно не реагирует). Господин Тарас, вставайте! (Стегно во сне отмахивается рукой). Сержант Стегно, мать твою!! Son of the bitch! Не спать на посту! Подъём!!!
СТЕГНО. (подскакивает) А?! Шо?! Где?! (Хватается за жезл). Хто тут? Де я? Ох ты… Это ж я тут… в этому… Як його… Так  це не сон був… Я знову тут… Стоп! А мне ж снилось…. (пытается вспомнить).
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Потом про сны расскажешь! Сейчас идешь за ней – притащишь сюда этого Монаха, остальные уже готовы… Готовы принять американскую демократию! Безоговорочно. И идти за лидером! (показывает на себя) Я все уже без тебя решила. Understand?
Стегно протирает глаза.
СТЕГНО. Шо ж воно такэ важливэ снилось… Я ж должен прыгадати…
Медленно входит Монах. Учительница бросается к нему, но он отстраняет ее, проходит между всеми, а затем неожиданно бухается на колени в центре.
МОНАХ. Простите меня, браться и сестры! Простите, если можете, ради Господа нашего! Я к нему в молитве обращался, да вдруг голос из самого моего сердца пришел, что это вы меня простить за грехи мои должны! Вы все! Теперь только от вас все зависит! И жизнь тела, и жизнь грешной души моей…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. (пытаясь взять инициативу в свои руки) Хватит ползать. Enough is enough! Достаточно, я сказала. Чтобы решить, прощать ли, нам надо сначала знать, за что. Я уверена, что все меня в этом поддержат (кивает Стегно).
МОНАХ. (откидывает с головы капюшон). Я лгал вам! Я и себе лгал! Я даже… Я даже Господу лгал!! (бьется лбом об пол). У меня отца и матери никогда не было… Вернее, были, конечно, но не суждено мне узнать их… Меня, новорожденного, бедная крестьянка, подобрала прямо на дороге… Её Мария звали… Она мне и стала, как мать. Покрестила меня, дали мне имя Бернар в честь святого. Я это потом все узнал… Вырастила она меня одна, сама голодала… Меня каждое воскресенье в костел водила…
А потом заболел я сильно… В наши места тогда чума пришла… Многих покосило… Помню жар у меня был, и какие-то лица необычные видел вокруг… Говорили мне что-то, но я не понимал… Священник сразу сказал, что это слуги дьявола за моей душой пришли. Что надо их ледяной водой и огнем вывести… А моя приемная мать не дала. Она заговоры знала и снадобья, только скрывала от всех - ибо грех это смертный. Она меня и вылечила. Сидела около меня много дней, шептала что-то и поила зельем из трав… А когда на ноги встал, ее и схватили в тот же день. Священник на проповеди сказал, что она – ведьма, что ее водой пытали, да не помогло – не призналась она, но и душу Богу в воде не отдала. Значит, только огонь может колдовство разрушить… На костре ее сожгли… На площади перед костелом… А когда кричала она, в моем сердце, в самой середине, голос возник… И молвил он, чтобы не плакал, я не убивался, ибо Господь ее любит премного и все устроит…   
Меня в монастырь отдали – чтобы от бесов спасти. С тех пор всю жизнь там и живу. Пост, молитва, послушание… Да только все равно они приходят… Всегда двое. Всегда под утро, когда братия спит… Иеромонах говорит – точно это бесы, с пути меня истинного сбить хотят. А то, что красивы и речи у них сладкие да разумные – так это верный признак искушения бесовского. А защиты от Господа у меня нет – ибо плохо обращаюсь к нему, вот и не слышит он меня… Надо еще усерднее - и пост дольше, и бдения отречёнее…  Вот и молюсь с утра до полуночи… Молился…
В последний раз они во весь рост явились. Такого еще не было. И ни одна святая молитва не помогла… Говорят мне хором: «Не жди Спасителя своего, ибо сам ты Спаситель. В тебе вся святая сила спрятана, да позабыл ты…». Понял я, что к гордыне моей взывают - обычное дело для бесов. Иконой Божьей Матери закрылся от них, а они своё гнут: «Не здесь, - говорят, - твое место. Ты отправиться с нами должен. Там другие прихожане будут. Позабыли они истину, но сердце твое поможет ей открыться среди них. Этим всех и спасешь, и сам спасешься…».
Хотел я из кельи выбежать, да сердце мое чуть из груди не вырвалось, и опять громовой голос изнутри, как тогда перед кострищем: «Иди! Ты должен это сделать! А помощь высшая там к тебе придет…». Решил я тогда, что призывает меня Бог на жертву великую – снизойти в царство сатанинское да навести там порядок во веки веков. И бесов этих, и людей совращенных ими утихомирить там да к порядку перед Концом Света призвать…       
Только самонадеян видно был. Грешен! Опять грешен!!.. Но вот – снова услышал здесь тот голос из самого сердца – третий раз в моей жизни… Не может он обмануть меня! Не может! Я… я чувствую это всей душой своей… Я верю ему!… Хотя… Это тоже грех… Ибо из меня он, из моей грешной середины… А Бог не говорит со мной… Ни он не является, ни Матерь Божья! Почему нет их?! Почему оставили одного меня?! Где же ты, Господи!!! Почему нет тебя рядом?!!
ГЕТЕРА. Бедненький… Даже я не могу его утешить… Он меня отвергнет, а то и проклянет…
МЕНЕСТРЕЛЬ.
Когда вокруг бушует тьма –
Лишь сердце светит, без ума…
УЧИТЕЛЬНИЦА. (становится на колени рядом с ним и пытается взять его за руку). Не надо так. Бог всегда с нами рядом…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Что-о???
СТЕГНО. Це хто сказав?! Цэ - вона??
УЧИТЕЛЬНИЦА (встает, поворачивается к Стегно и Бизнес-Леди. Медленно подходит к ним, пристально вглядывается в лица). Вы должны рассказать мне правду. Всю правду. О том, что с нами будет… И главное: у вас уже – коммунизм? (к Стегно) Почему тогда вы в военной форме?   
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Что… Что ты… имеешь в виду?
УЧИТЕЛЬНИЦА. Я всё поняла… По вашим глазам… Да и вообще… Не зря меня папа научил… Надо только в самую-самую глубину заглянуть – и понимаешь, что за человек… Вы не отсюда. И не из прошлого. И не шпионы… Вы – из будущего… Да? 
Бизнес-Леди косится на Гетеру и Менестреля, неопределенно мотает головой.
СТЕГНО. Ты бач! Вот это да! Здогадалась! (Бизнес-Леди пытается сигнализировать ему чтобы он замолчал – показывая знаками на Гетеру и Менестреля. Но Стегно не обращает внимания).   
Як же ты… Ты ж это – материалистка! Слухай, ты не волнуйся. Ну, коммунизм – то дело такое... Зачем вам этот коммунизм? Зато у нас улица Ленина есть, вот! Я на этом перекрестке, як раз, на посту стояв, когда сюда… Ну, не важно. Так шо с Лениным вашим все в полном порядке, все ще «Вечно живой». Он в Мавзолее як лежал, так и лэжить! Обрадовалась?   
УЧИТЕЛЬНИЦА. Чему тут радоваться… Значит, всё это еще не закончилось…
СТЕГНО. Ты шо… ты шо кажешь?! Ты это… это ж это… антисоветчина, вот! 
БИЗНЕС-ЛЕДИ (встает, не придавая значения последним фразам). Значит так! (оборачивается к Менестрелю и Гетере). Да – мы не с Олимпа! Мы не боги эти ваши никчемные! Да – мы из далекого будущего! Светлого… (смотрит на Учительницу). Человечество шагнуло далеко вперед! Вам это и не снилось даже! У нас компьютеры, Интернет, cell-phones… Мы – в космос летаем! Короче, боги и мы – это одно и то же! Для всех вас!    
(во время последующего монолога Гетера укладывает Менестреля на стол или на пол и начинает делать ему массаж спины, одновременно прислушиваясь к происходящему)   
УЧИТЕЛЬНИЦА. Что-то не очень вы на богов похожи… Как будто, боитесь чего-то. Я точно знаю, как люди ведут себя, когда боятся… Они, вроде, маски не себя натягивают – чтобы казаться уверенными, бесстрашными и служащими «общему делу»… Так легче. Только обман это… Не для других даже – для себя. Я это много лет подряд видела… (тяжело вздыхает).   
Я же – Бутурлина! У нашего рода древние дворянские корни… Мой отец, Пётр Бутурлин до революции был известным человеком в Ленинг… в Санкт-Петербурге. Одно время даже возглавлял в городе союз промышленников. Его даже государь принимал у себя. Мы на Невском жиле, в самом центре. Маму, когда рожала меня, чудом врачи спасли… Но она почти парализованной осталась, ноги вообще не двигались… Только мы все равно счастливо жили. Помню, собирались за столом каждый вечер, отец читал в слух последние газеты и комментировал новости. Тогда еще не было слова «политинформация…». А потом мама для всех стихи читала. Она почти всего Пушкина знала наизусть.
Я маленькая была – помню, отец наклонялся надо мной, заглядывал в глаза и говорил: «А Машка наша уже спать хочет… А она сегодня чернила на куклу пролила, и боится признаться». Он всегда по глазам читать умел. Его этому дедушка научил. А того – его папа…   
Когда в 17-м году всё закрутилось, отец хотел сначала за границу ехать. Так многие делали. Только маме, вдруг, намного хуже стало. Её врач, Альберт Генрихович сказал, что она переезд не перенесёт. Мне уже четырнадцать было тогда… Хорошо тот вечер помню… Папа пришел весь бледный и сказал, что в городе облавы, пьяные солдаты в дома врываются и уже нескольких известных горожан убили… Сказал, что у нас есть только один выход – мы должны им доказать, что революцию приняли. Что мы свои, и готовы новой власти во всём помогать…
С тех пор у нас в квартире все стены были увешены революционными призывами. Да и от квартиры скоро только остались только чулан, да одна комната. В остальные – каких-то людей поселили, и туалет стал общим стал, на 15 душ… Отец сам пошел, предложил квартиру добровольно под заселение отдать. Наверное, поэтому его и не тронули… Все сбережения и ценности наши отдать пришлось. Тоже добровольно. Потом папа начал инженером работать в каком-то тресте… Политинформации вел, пригодились ему наши посиделки… Даже на митингах выступал в поддержку трудового народа. Зарплаты его нам только на еду хватало и маме на лекарства… Но ему все равно до конца не верили… Мне он не раз шептал, что глаза у этих новых правителей не те, неправильные. Одна только месть в глазах, а любви нет настоящей. Любовь только на словах. Он говорил, что с местью они долго не протянут, что когда-нибудь это обязательно закончится…    
Но чтобы дождаться, мне придется прятаться и доказывать, что я тоже – за них. Так я и стала активисткой. Сначала в пионерки приняли. Стала выступать в агитбригаде. У меня память – мамина, все стихи и речевки сразу запоминала… Потом комсомол. А дальше – в педагогический пошла. И всюду одно и то же – главное было рассказать про то, как наша семья от царизма отреклась и всю жизнь теперь борется за победу коммунизма. Я эту пламенную речь наизусть выучила, она мне все двери открывала… Даже в партию приняли…
В последние годы еще хуже стало. Теперь Сталина мало самой прославлять, надо еще и на других доносить, на «врагов народа». В школе у нас вообще взбесились все, чуть ли не следят друг за другом… И не только учителя – ученики тоже, а ведь они дети совсем!    
…В прошлом году папу все-таки арестовали… Я так и не поняла, за что. И до сих пор не знаю, где он. Письма не приходят. Я… я отреклась от него… На партсобрании. Другого выхода у меня не было… А мамы уже давно нет…             
Только устала я! Устала очень! От всего этого – от лжи, от маски этой вечной, от страха… Я уже давно и в глаза людям смотреть перестала. Чтобы себя не выдать… Думала, разучилась по глазам читать… Только здесь снова вспомнила, как это… Особое это место… Особое… И комиссары те необычные были. Какие-то настоящие и ненастоящие одновременно.
Я про все это еще никому так не рассказывала. Но надо же, наконец, хоть кому-то рассказать… Вот вам… Я книжку Уэллса читала. Про машину времени…
А вы из какого года?
СТЕГНО. Ну, мы… это…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Да, история… Потрепала тебя жизнь, раз душу наизнанку выворачиваешь перед малознакомыми людьми. Вот, уж, не ждала я… Ты даже не представляешь, что у вас дальше будет…
Гетера прекращает массаж, встает и приближается к говорящим, внимательно прислушиваясь к каждому слову.
СТЕГНО. А может нэ треба? Может, нэ надо ей знаты…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ну, без маски так без маски. У вас – сплошные репрессии будут. А потом война начнется. Большая и страшная. С Германией…
УЧИТЕЛЬНИЦА. С Германией? Снова?
СТЕГНО. Но это ничего, не дрейфь – мы их в пух и прах! Ну… вы, то есть… Правда, не сразу… А после войны ваш Сталин вообще умрет!    
УЧИТЕЛЬНИЦА. Умрет, точно?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. (с ухмылкой). А ты думала – он Бессмертный, как Кощей?
СТЕГНО. Ты шо – родной милиции не веришь? Зуб даю, умрет! И Берию сразу повесят! Или ты про Берию щэ не знаешь?   
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Не повесят, а расстреляют. И не сразу. Знаток… Хватит – а то нам сейчас придется и этим про будущее их стран рассказывать! У тебя по истории в школе что было?
СТЕГНО. А у тебя?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ладно, не важно… (к Учительнице) В этой твоей совдепии еще столько бардака будет – быстро не расскажешь. Но главное не в том. Главное для тебя, что однажды вашего царя-батюшку целиком оправдают и даже в святые примут!
УЧИТЕЛЬНИЦА. Постойте, но вы же сказали, что… памятник Ленину есть?
СТЕГНО. Памятник… Та у нас этих памятников – пруд пруди. И даже Сталину есть еще… Правда, их взрывають иногда… Ну шо смотришь? Да, от таки мы прыкольни: и Ленину памятники есть, и царя снова полюбили. Не все, конечно, и не всюду – мы теперь вообще отдельно от вас, незалэжни. Ну, независимые!         
УЧИТЕЛЬНИЦА. Независимые? От кого?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. От эс-эс-сера. Теперь у них отдельно взятая Украина. Да и СССР вашего нет уже, распался на части…
УЧИТЕЛЬНИЦА. Не может быть! А Россия?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ну – Россия есть. Там теперь снова, типа, империя. Причем, императора даже два… 
СТЕГНО. У нас всюду капитализм теперь! А еще скоро «Евро» будет! Чемпионат по футболу, сечешь? А давай выпьем трошкы за все нашы перемогы. А? Это ж сколько времени утекло, сдуреть можно! Хочешь, за царя или – за Сталина, а можна и за нашу незалэжну… Не? Ну, тогда просто за здоровье. Я щас бутылочку доверху наполню… (упирается взглядом в пустой стол, напрягается).   
БИЗНЕС-ЛЕДИ. (решительно). Базар окончен! Хватит слюни пускать. История всех рассудила. В целом, в мире победила западная демократия. А теперь – вспомните, зачем мы здесь! 
СТЕГНО. Да… А… зачем?
УЧИТЕЛЬНИЦА. Я здесь просто затем, чтобы сказать себе правду…
ГЕТЕРА. (подбегает к Учительнице). Как же я тебя понимаю! У нас тоже вся жизнь, как в театре – все люди в масках! Обманывают себя и друг друга. И в городе, и в Храме – повсюду. Только вид делаем, что настоящие лица…  А в театре – всё наоборот, честно – там маски в открытую на лица одевают, и об этом все знают. Никого обманывать не надо, на сцене – игра, в амфитеатре – зрители!
Знаешь, ты, ведь тоже жрица – такая же, как я! Я любви учу, а ты – знаниям… Но любовь – это те же знания, только идущие через сердце. А знания без любви – пустота… Меня жрецы этому в самом начале обучили, когда в Храм Афродиты отдали. У нас это честь большая. Родители самых прекрасных дочерей еще в младенчестве в Храм отдают, чтобы они посвятили себя служению Богине. Гетера – это очень почетно. И семье за это – почет и слава… Вот и меня отдали. Меня всему научили, я все о любви знаю и все умею. И, как говорить с мужчиной, кем бы он ни был. И как его благосклонность знаниями, искусством да манерами завоевать. И как любовь в нем пробудить. Не к телу женскому – это не главное. Мы умеем в мужчине, через любовь к женщине, любовь ко всему миру открыть! Чтобы он свою связь с Землей, с Геей вспомнил и ощутил. Чтобы снова стал сыном матери-Геи – а не только воином, политиком или ремесленником…         
Только… Только… Раньше совсем по-другому было… Мне наставница рассказывала, что в очень древние времена жрицы Богини могли сделать так, чтобы любой мужчина превратился в настоящего Героя! Чтобы он все свои маски сбросил во время любви. Тогда к нему его настоящая божественная сила возвращалась, и он мог любого врага победить! Вернее, и побеждать не надо было –  враги, чувствуя в таких мужчинах силу Богов, сами отступали… Вот что наш культ тогда значил для всех!
А потом постепенно все изменилось... Вспомнив свою силу, мужчины сами стали властвовать над нами и решили, что мы нужны им только для наслаждения. Теперь многое в наших Храмах – всего лишь ширма, красивая маска, под которой безумные оргии, придуманные мужчинами! Теперь, чтобы стать Гетерой, девушка должна отдаться в Храме первому вошедшему мужчине! Это позор, но мы ничего не можем сделать… А о настоящей божественной любви уже мало кто вспоминает… Да и силу свою настоящую мужчины уже давно потеряли и забыли о ней. А истории о Героях остались только в мифах…
И еще… Хотя об этом нельзя говорить, но… Здесь, наверное, все можно… И не боюсь я…
Мне известно, что когда-то давно и Боги на Олимпе не такие были, как сейчас… Про них совсем другие мифы рассказывали… Они любили… Только жрецы это скрывают. Теперь наши Боги всё время воюют друг с другом и с нами. Мне кажется… это жрецы сами про злых Богов придумали… Может, поэтому и мы все время воюем между собой?   
…Если бы ко мне не пришли Афродита и Эрос чтобы позвать сюда, я бы все равно сбежала… Даже если бы меня поймали и отдали для увеселения рабам для галерах… Не могу я так больше, не хочу и не могу… Любовь все равно должна быть… Должна быть – иначе мы все погибнем!...                
(Обращается к Стегно и Бизнес-Леди)
(с надеждой) Но у вас же там – в вашем будущем – всё не так, правда? Вы же вспомнили? Вы же вернулись к любви… да?    
(Стегно и Бизнес-Леди нерешительно переглядываются)
Ну – вы же сказали, что вы, как Боги? Что у вас столько волшебного? Значит, вы обязательно должны были вспомнить… 
СТЕГНО.  Я… Я згадав! Я згадав, шо мени наснылось! Я усе згадав…
Як же ж я… Я думав, шо забув усэ… Ни, не забув… Я… я… тут такэ……
Я у Терновке народився… Селищэ такэ… Батьки не зовсим багато жилы, алэ дуже хотилы мени вищу освиту даты. Ну, высшее образование, то есть… А я з дытынства малювати любив та липыты ризни хфыгурки… Помню сиджу перед полэм, та й бачу на ньому те, що там и буты не можэ. Дывни ризни рэчи дуже яскраво уявляв соби… То там таки тварыны дивовыжни бигають, що и нема нидэ… То птыци порхають як бабочкы… И други ризни истоты, и рослыны… Навить якийсь дывни люды с крыламы… А потим я це все малював багато разив… Дуже хотив художником статы…            
Алэ у селищи ниякого такого кружка не було, а до миста – далэко… Отже закинчыв школу, пойихав поступаты на художественный, хоч батькы и проты булы…
А там кажуть – што это вы рисуете такое, молодой человек? Што это за техника у вас, откуда взялы? И вообще мы вас не понимаем – вы или на русском балакайтэ или на украинском… У вас – какой язык, такие и картины – неразборчивые…   
Я говорю, а пры чому тут язык – это у нас просто в селе все на суржике розмовляють. Вы на картины дывытэсь. Подобаеться? А вони – а у вас гроши е? З такою техникою, мовляв, тилькы за гроши поступыты можна… А то, что воображение у вас хорошее, так этого недостаточно! 
Нэ бу;ло у менэ стилькы грошей. Пойихав додому. А там – Оксанка, любов моя едина. Кажэ мени – треба тоби, Тарасэ, у мисти жыты! Иначе ничего не добьешься! Ищи там любую работу…
Помыкался я в городе, а тут и армия подоспела… Оксанка мне то писала, то не писала, шо тут робыты… Потом пришел из армии и сразу в милицию устроился. Про малюнкы свои та живопись прыйшлось забуты…
Спочатку думав, що всэ траба чесно робыты. Алэ – як його тут честно! Треба ж, як уси… А то будэш, как била ворона у стаи… Це ж – цила сыстэма… Та й зарплатня низька… Через рик поженилися с Оксанкою, и в той же рик – дитина. Алэ грошэй мало було, Оксанко у сели осталась с батькамы та з Сашком, хлопчыком нашим… А у нас же ж там экология погана – плохая дужэ,  багато дитэй хвориють, хто там постийно… И врачи не знають, чого так… Або на кажуть правду… В общем в годик у нього болезнь крови почалась… Дуже погана… Оксанка каже, гроши велыки кончэ потрибни на ликування! А де ж их узяты, ти гроши… Тоди вона мене в усьому обвынувачыла. «Ты и заработать не можешь, потому что полуграмотный, и взятки тебе не дают нормальные из-за твоего суржика! Деревня! Из-за тебя и сын хворый, а якщо помрэ – то тилькы ты повинэн…». А я знаю, шо цэ – правда. Я и стараюсь на русском все время. Но, колы хвылююсь дужэ, як зараз – не можу, знов на суржику… А колы треба хабар браты, я завжды хвылююсь. Я вже и так, и так робыв, шоб як уси хлопци  буты. Алэ не выходыть в менэ добрэ, мабуть… Тому, може, и сержант я тилькы…  От так…
А вона з сыном у Кыйив пойихала… Вже пьять рокив… Знайшла там якогось хахаля с грошьмы… Вона ж в менэ дужэ, ну дужэ красыва! Така гарна, вы не уявляете! Я спочатку питы начав – колы вона пойихала, та хлопци зупынылы вовремя, а то б и з милиции поперлы…
Вже декилька рокив вид нэйи нема ничого… Навить не знаю, де вона, чи жывый мий Сашко… А батьки её те ж з села пойихалы, и нихто толком не знае, куды… Хлопци кажуть, треба через суд шукаты – то ж моя дытына, и мы в шлюби з нею. Алэ… Якщо не потрибэн я – навищо шукаты? Та й права вона – це я в усьому вынен – що дитына хвора. Нэ змиг их щаслывымы зробыты… Не навчився гроши одержуваты…
Гетера подходит к Стегно, берет его за руку. 
ГЕТЕРА. Главное, что ты любил и любишь… И еще… Ты же теперь – настоящий. Да?   
Подходит Монах и кладет Стегно руку на плечо.
МОНАХ. Я буду молиться за тебя, брат мой! Я верю, что Бог вернёт тебе твою семью! И ты верь…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ах, какая идиллия… Гетера, Монах и Мент! Ладно – излили души, исповедались, что теперь? Может все-таки делом, наконец, займемся? Я еще раз спрашиваю: все помнят, для чего мы здесь?
МЕНЕСТРЕЛЬ. Да!!
Все поворачиваются к нему. Менестрель встает и выходит вперед. 
Да! Я тоже вспомнил… Я могу
Сейчас и перед всеми вами…
Стих поломать… Могу… могу…
Могу… не говорить стихами!!
Могу… Сейчас… Я… Я могу… Я… Я сделаю это… Уже делаю… Делаю!!!   
Пауза, все удивленно смотрят на метающегося Менестреля.
Это самое страшное… Самое… Я всегда мечтал об этом, но никогда не смел… Никогда… Только теперь… Только здесь… Получилось! У меня получилось!!
Я ненавижу эти стихи! Понимаете, я их ненавижу!! Неужели… Неужели я могу говорить, как нормальный человек, и меня слушают?! Вы же меня слушаете? Вам же интересно?   
…Я родился в цирке. Прямо в цирке Шапито – в балагане между представлениями… Мои отец и мать были шутами. Работали в паре, развлекали публику… Как только я начал говорить, они стали учить меня стихам и песням. Они читали мне частушки, они пели мне баллады, они всегда заставляли меня всё говорить в рифму! Только в рифму! И так – чтобы всем вокруг было смешно, чтобы люди смеялись! Они знали, что только так я смогу прокормить себя и их, когда они состарятся… Они наказывали меня за каждое слово без рифмы, они подводили меня к клетке с тиграми и говорили, что бросят меня туда, если я не буду говорить складно.   
И я научился... Я даже не мог себе представить, как сказать что-то не в рифму… Всю жизнь, когда я открывал рот, это были или стих, или песня… Проклятие… Настоящее проклятие вечного шута… Но я взбунтовался! Да, я взбунтовался! Я ушел от них, ушел из цирка… Я стал зарабатывать на хлеб сам, но я больше не был цирковым шутом! Я перестал рассказывать пошлые стишки и петь сальные песенки. Я начал сочинять сонеты о любви и памфлеты о жизни… О настоящей жизни! Да, я совсем мало зарабатываю, потому что люди охотнее платят за смех, чем за слёзы – или за то, что их заставляют думать… Но зато… Зато мне казалось, что я свободен. Почти свободен – потому что я так и не смог избавиться от рифм…. Я думал, что уже никогда на смогу ничего сказать без них…
Но я говорю! Говорю! Вы слышите – я говорю!
УЧИТЕЛЬНИЦА. Но стихи – это же прекрасно… Как  же так?         
МЕНЕСТРЕЛЬ. Прекрасно? Прекрасно, когда ты читаешь их  добровольно, сам! Мне кажется, люди изобрели стихи, потому что в прозе у них просто не получается быть искренними… Если бы они умели всегда открыто говорить правду о своих чувствах, то стихи были бы не нужны. Как они не нужны сейчас мне – я и без них такой, как есть… 
УЧИТЕЛЬНИЦА. (мягко) Не знаю, с этим можно и поспорить…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ладно, «поспорить»… У нас – плюрализм мнений. Всё – концерт окончен, все – по местам. Подведём неутешительное резюме. Давай свой блокнот! (Берет у Стегно блокнот, хочет положить его на стол, но увидев, что стол «занят снедью», недовольно хмыкает и сметает рукой со стола «остатки еды» и «питья». Слышен звук падающего стекла и посуды. Стегно пытается что-то поймать в воздухе, но потом безнадежно махает рукой…) 
Надо всё, что у нас есть, систематизировать. По порядку, step by step. Начнем с тебя (к Стегно). So, number one – мистер Тарас Стегно (пишет). Ладно – просто Тарас. Что у тебя? Так:  двое проверяющих… тоже менты, но крутые… полигон… эксперимент…
Номер два. Допустим… Монах. Бернар. Двое бесов… Что там еще у тебя было? Ага – вознесение в ад, что ли? Ну, не важно – смысл ясен. Дальше – ты, красавец наш. Так и напишем: Трубадур. Двое ангелов… Спасти всех… чем там, стихами? А ты, значит, ангелов подвел, ударился в прозу… Так и запишем…
Теперь перейдем к нам – к девчонкам. Итак, girls. Марья Петровна у нас под номером четыре… Комиссары. Народные, какие ж еще. Так… Тоже двое – да еще и мужчина с женщиной. Я правильно говорю? Yes, I am perfect! Что там – мир во всем мире и коммунизм? Ладно…
И, наконец, госпожа, мягко говоря, Гетера… Тебе твои Афродита с сыном еще и численность нашу сказали… Я всё помню! И ты у нас любовью спасать должна. Ясное дело, чем же еще…
Ну и замыкает наш short-list… я. Подводим черту: на самом деле… это были… при-шель-цы. Кто не понял: люди с других планет. Хотя да… (снисходительно), в общем, со звёзд, с неба – так всем понятно? Вот такие дела. А для вас, gays, они принимали разные облики – от комиссаров до ангелов, чтобы не напугать вас – и вообще, чтобы вы с катушек не слетели! Хотя, вы все и так crazy… Ну вот (любуется списком) – всё понятно.               
ГЕТЕРА. Но это действительно были Афродита и Эрос! Их невозможно ни с кем спутать – я их сразу узнала!
МЕНЕСТРЕЛЬ. И я сразу узнал. Это точно были ангелы! Настоящие светящиеся ангелы! И здесь они снова ко мне пришли. Правда, во сне… И никакие не люди с неба! Что я ангелов от людей отличить не могу!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. O-ops! О-кей – значит, и комиссары были, и черти? Х-ха! У каждого своя персональная «команда»! Да что с вас взять, вы же или из древности, или из стран третьего мира… Братья наши меньшие. Хотя бы между собой решили – кто ж это был на самом деле!
УЧИТЕЛЬНИЦА. (пожимает плечами). Нечего решать, нам и так ясно, кто это был. Каждому. 
БИЗНЕС-ЛЕДИ. А не подерётесь? «Каждому…». Истина-то одна – сейчас начнете доказывать, кто прав, и – пошло поехало! Предлагаю всем согласиться со мной – чтобы без драки. Нормальному человеку сразу ясно, что это – инопланетяне. Ну а вам лучше просто поверить, и всё!    
УЧИТЕЛЬНИЦА. Почему мы должны драться? Да, каждый из нас попал сюда по зову тех, кому он доверял… И что из этого? А истина… Вы действительно думаете, что истина только одна на всех, и она обязательно – у вас?   
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Вау – кто бы говорил! Очень у вас там у всех разные взгляды на истину признавали! Странно, что еще не всех повесили, расстреляли или сожгли! Хоть бы молчали уже…
МОНАХ. Настоящая истина – только в сердце. В сердце у каждого… Я это всегда знал, но только сейчас осмелился признаться себе в этом. И… и вера тоже только в сердце… Настоящая вера…
СТЕГНО. (к Бизнес-Леди). А як же ж ваша «американская демократия»? Вы ж, мовляв, уси точкы зору не отрицаете? Чы – найсправди цэ не так? 
БИЗНЕС-ЛЕДИ. И эти туда же! Это что – бунт?! МЕНЯ слушайте! Внимательно! Мы должны выработать на ситуацию единую точку зрения! Е-д-и-ную! А потом уже можно играть в сплошную откровенность!
ГЕТЕРА. Играть? Но я не играю… Я уже не играю! И они… все мы здесь – тоже больше не играем. А вот ты…   
Все поворачиваются к Бизнес-Леди. Молчание.
БИЗНЕС-ЛЕДИ. (затравленно). Что? А? Вы что все? Чего вылупились? Не дождетесь! Хотите, чтобы я вам душу свою тут открыла? Как же – сейчас! А вы влезете туда топтаться со своей грязью! Тоже мне – сброд собрали со всего мира… Ну, исповедались вы друг другу, и что? Что изменилось? Нам нужно человечество спасти, а не эти stories травить про свои «несчастные судьбы». Кому это надо?! Да, у каждого в душе много всякого накопилось. Так что – на других выливать? Кому это вообще интересно? Вы же и слушали друг друга – просто так. Чужие проблемы никого не волнуют! Только свои! У нас в Америке это давно поняли. Поэтому и спрашивают “How are you?” просто для приличия. Ответишь “Fine!” c улыбкой до ушей – и пошел дальше свои вопросы решать! И так все делают – и  это правильно!         
СТЕГНО. Но ты же казала про тэ, що вы там збыраетэсь… В Интернете, чы дэ? Шо вы там про весь свит думаете и усим добра бажаете? Чы не так?   
БИЗНЕС-ЛЕДИ. «Збыраемось…». Конечно! А ты как думал, если 8 дней в неделю работа – сплошные аппойтменты – встречи, то есть – и биллы каждый день приходят! Только и плати! Все крутятся, как белки в колесе – у всех кредиты, и отдавать в срок надо, не так, как у вас! Ни времени, ни желания нет даже встретиться с кем-нибудь, просто поговорить… Да и не с кем! Хорошо, хоть Интернет есть – отдушина… Там и поддержат, и совет дадут – пусть даже те, кого не знаешь и никогда не увидишь. Мне их советы – сто лет в обед, я сама в стране Советов росла, но зато чувствуешь, вроде, кому-то ты все-таки нужен – а не только твои долля;ры!            
Understand?
Вот и захожу туда, на форум этот, когда всякие bad things достают… И клиенты еще эти – fucking people! То они в последний момент вспомнили, что у них грин-карты или паспорта нет! То, вдруг, с работы не могут отпроситься на три дня. То просто передумали! А я должна им деньги за оплаченный тур возвращать и терять комиссионные! Crazy country! Да у нас я бы послала уже всех их на три russian буквы месте с их страховыми компаниями!
СТЕГНО. У нас? Цэ дэ?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Shut up! Не цепляйся к словам, окей?! У вас – какая разница! У вас только это и хорошо, что всех послать можно, и ничего не будет! Или взятку дать.
Я тоже, вон, у вас на инженера когда-то выучилась на свою голову. Потому что все так делали! Сидела в одной глупой организации за копейки, а потом вообще все рухнуло, даже это платить перестали. А муж и раньше пил, а тут еще работу потерял и вообще с цепи сорвался, урод! Начал девок каких-то чуть не в квартиру к нам водить… Слышь ты, жрица! Тоже жрицы, наверное, типа тебя. Тоже – «любовь» ему передавали, а заодно – и  букет болячек по этой части…      
Выгнала я его прямо к ним – на панель. Так он специально каждое утро у меня под окнами в мусорном баке шарил – разжалобить меня хотел, looser! И на весь двор орал: «Жаннка, дверь открой!». А потом этот бомжара еще и в какой-то долг влип по его старой работе. Сволочь! Явились ко мне братки, и квартира – тю-тю! Пришлось у подруг по углам мыкаться…
У меня выход только один был – торговать на базаре, чтобы когда-нибудь новую купить... Все нормальные, кто выжить хотел, тогда так и делали. Сначала одну точку открыла на последние деньги, в Китай за шмотками сама гоняла, потом еще одну, людей наняла… Заодно хоть что-то посмотрела за пределами вашей сраной Отчизны! Я с детства о дальних странах мечтала – мир посмотреть хотела, поездить, даже на поезда заглядывалась – проводницей хотела быть, вот, дура наивная! Не знала еще тогда, как мне повезёт, в какую даль попаду…   
Однажды соседка на базаре сказала, что у нее знакомые грин-карту в Америку выиграли. А мне так уже всё противно было, я сразу решила документы собрать для лотереи. А вдруг? И – yes!! Выиграла!!
Распродала все за месяц – и в Штаты, за новым счастьем… Думала, там доллары чуть ли не на деревьях растут. Насмотрелась фильмов…
Пять лет колбасилась в Чикаго на разных работах, пока свое трэвел эдженси не открыла – «Jane`s Travel». Теперь все, как у настоящей американки – дом в кредите, и по миру уже поездила, и boy-friend есть, америкэн гай. Правда, тупой, как все они – и вещи только на сейлах покупает, даже подарки мне… Зато честный, как доска! Хоть бы раз обманул – так нет…
В общем, всё у меня есть! Всё, как надо!
Но… Радоваться еще не научилась там… Чтобы как они – с приклеенной улыбкой, и окей… У меня тоже – сплошной окей, вроде… А на душе, блин, пусто!! Может, потому что детей так и не завела? Но – с кем?! Это не спать, это жить с человеком надо! С настоящим человеком, а не с этим «мистер-сейл» на «Понтиаке»…
Может, тогда получится по-настоящему улыбаться…
Может, потому и тут очутилась. Потому и согласилась сюда… Хотя не по-американски это – сломя голову ночью…
Может, поэтому и рассказываю вам все эти глупости…
Ну что – добились своего?! Надо это вам было? Да никому это не надо в мире – ни этим, в комбинезонах, ни ангелам вашим с бесами, ни нам тут всем!!! И что дальше делать – вообще не ясно! Так же, как не ясно, кто и зачем устроил весь этот foolish цирк!            
На сцене резко меняется свет, то вспыхивают, то гаснут разноцветные огни, звучат громкие аккорды музыки... Вбегает запыхавшаяся Девочка-тинэйджер, на шее болтаются стильные наушники.      
ДЕВОЧКА-ТИНЭЙДЖЕР. О-фи-геть!!! Какой прикол!! (восхищенно оглядывается по сторонам). Как круто!!! (Подбегает к каждому из присутствующих, заглядывает в лица). Yes! Yes!! Жантильчик, я даже сначала влюбилась в вас – правда… А потом в вас, Бернарчик… Вы такой классный без капюшона, и этот балдахон вам идет.
Вы все такие прикольные! И вы, Лаида – вы такая романтичная! И ветреная – как я…
А вы, Мария… Я себя представляла – как бы я себя повела на вашем месте, если бы со мной все это произошло…
Жанна – а как вы до конца стояли на своем, ух, как здорово! Полный кайф!
Вы все – супер! Представляете, у вас же получилось! В последний момент получилось!!
(Подбегает к Стегно). А у вас – можно я автограф возьму?! Можно – прямо сюда? (берет со стола блокнот, в который Бизнес-Леди записывала список). Вы – мой любимый герой! С самого первого раза!   
СТЕГНО. Я?… Шо? Навищо автограф? Ты, взагали, хто?
ДЕВОЧКА-ТИНЭЙДЖЕР. Как обалденно!!! Я здесь – среди вас!!! Я – Тетрис95!
СТЕГНО. Это – тоже из Грэции?...
ДЕВОЧКА-ТИНЭЙДЖЕР. Какой Греции! Из Липецка я, как и вы теперь!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Из Липе… Почему Липецк?
ДЕВОЧКА-ТИНЭЙДЖЕР. Что значит, почему? Город такой! А – так вы же не знаете ничего! Сейчас я вам всё расскажу! Я сижу в чатах и в социалках все время – ну, в социальных сетях в Инете. Это даже круче, чем ночные клубы – особенно у нас в Липецке… Я сегодня ночью уже спать хотела идти, и вдруг – на весь экран пост непонятно от кого: «Уникальный подкаст экспериментального реалити-шоу. Ты тоже можешь стать участником и выиграть приз вместе со всеми! Войти?» Ну я и кликнула “Yes”. А потом – такое началось!
Сначала видео-файлы показали, как вы кастинг проходили, ну то есть, как вас отбирали сюда… Мне особенно с Бернарчиком и с Жанной понравилось. Он так дрожал бедный – как в фильме ужасов, но все равно согласился… А Жанна прямо в ночнушке перед ними стояла – как эта, ну…. Жанна Д`Арк – вот! Мы в школе учили… Я сначала не въехала, но по ходу разобралась, что к чему. Поняла, что вам специально всё сразу не объяснили, чтобы натуральнее было! Чтобы вы, ну как бы, вслепую согласие дали на участие…
Ну вот, а потом эта он-лайн трансляция началась – я вообще сразу спать перехотела! А справа – в колонке – объяснялово – что к чему и зачем, и счетчик времени ещё. Вы же про счётчик ничего не знали? Ну да… Приготовьтесь… Оказывается, весь прикол – как раз в том, что вы должны были настоящими стать! Каждый! Поняли?! Ну?! В этом и было – как вам там говорили – «спасение». Потому что, если все настоящие, без маскарада, к которому давно привыкли, без подстроя под массовку, то и решать ничего не надо! Всё само решится! Потому что все проблемы в мире, как раз, из-за этих масок, которые все носят. Это маски ваши ссорятся между собой и воюют, а не вы сами! А времени-то у вас час было всего на разборку! Сечёте? Жанна в последние минуты успела… ну - догадаться! Вы же догадались? Про то, что надо, как  бы, маску свою сбросить и перестать играть... Там уже и секунды пошли. Но успела же, успела!! Супер!!! Я за вас так болела! Это – лучшее реалити-шоу во всей Вселенной! И название красивое – «Маски»… Такой логотип классный в «3Д» сделали – он на весь экран выплывал при каждой паузе…   
А знаете, как я помочь вам хотела, если бы только могла! А все, потому что… Сейчас – самое главное! Посредине трансляции они сами в мою Аську вошли и писать мне начали… Причем, даже без авторизации!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Они? Кто? 
ДЕВОЧКА-ТИНЭЙДЖЕР. Холоны!
УЧИТЕЛЬНИЦА. Хо-лоны?..   
ДЕВОЧКА-ТИНЭЙДЖЕР. Ну да! Короче, типа, такие чупсы компьютерные – вроде, они внутри Сети живут и всем там управляют… Ну, это они сами так представились – развод, конечно, это образ такой для чайников, но всё равно офигительно придумано – и главное, всё в одном концепте! Отпадная фэнтэзи, жжёт не по-детски! Я так и не поняла, чье производство –  НТВ, что ли?
А вы молодцы, что так в натуре всё – вроде, и про камеры забыли, и про то, что трансляция в Сеть идет!
(Игриво – к Гетере и Менестрелю) Круто вы там зажигали! Такого даже в Кама-Сутре нет… Жалко, там почти темно было, а инфракрасный режим на камерах почему-то не включили… 
(К Учительнице и Монаху) И вы тоже – неплохо, от души…
УЧИТЕЛЬНИЦА. Да я… Да мы же… Я же только поцеловала его! Слегка – чтобы он об камень не бился!
ДЕВОЧКА-ТИНЭЙДЖЕР.(мечтательно) А как он ответил… Меня так еще никто не целовал…
СТЕГНО. Так от воно як… Тепер дещо зрозумило…
МОНАХ. Да – пусть и грешен был! Но от души же – это точно! От души и от сердца… Правду говорят – у Бога глаза повсюду, даже, когда нет никого…       
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Ну, и что дальше было?
ДЕВОЧКА-ТИНЭЙДЖЕР. А – я же главного не сказала! Так вот: вошли эти, типа, «холоны» в мою «Асю» и написали, чтоб я готов была – когда время выйдет. Что я, если хочу, смогу сама к вам попасть – на шоу!! В натуре! А заодно – и объяснить чего и как, потому что вы по сценарию не в курсах! Я, конечно, решила, что развод, но… как они Аську взломали без авторизухи? Это ж факт! Короче, когда стало ясно, что Жанна сейчас последнюю точку поставит, и уже фанфары пошли – они написали, что мне нужно к черному входу в ночной клуб подскочить… Думали, наверное, откажусь, испугаюсь. А я-то сразу допёрла, что это тоже испытание, но для меня! А главное, этот клуб – рядом со мной! Его в соседнем доме открыли, никуда ехать не надо! Этого они не учли! Я сразу ноги в руки – и к двери. А тут – открыто – и нет никого у входа! Я внутрь – а тут вы!
…А вы что – правда не знали, что это – Липецк? Они вас сюда как забросили – чартером? Это специально – или я что-то пропустила, когда кофе наливала? Это ж ёжику понятно – сейчас все экономят: в Москве, небось, дорого такую декорацию раскатать, вот и сняли павильон в провинции…
А еще я не совсем поняла – вы, ну те, кто из древности, как бы – вы специально в этих образах, или в театрах каких-то играете?      
УЧИТЕЛЬНИЦА. Да, уж, театр тут у нас. Один большой театр… У меня только один вопрос к вам… К тебе…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Только один? Интересно…
УЧИТЕЛЬНИЦА. Почему у тебя имя такое, с номером?
ДЕВОЧКА-ТИНЕЙДЖЕР. А – так это ж не по-настоящему – вы разве не знаете? Это ник для Сети, ну псевдоним, типа. Тетрис – это круто, но оно занято было, пришлось цифры добавлять. А 95 –  год моего рождения! В Нете же с настоящим именем не принято – мало ли что… А с ником – никто не узнает. Так все и делают – выбирают себе прикольную псевдуху!
ГЕТЕРА. Маску, что ли?   
БИЗНЕС-ЛЕДИ. (придвигает к себе блокнот, берет ручку, диктует себе вслух). Номер семь… Тетрис95. Хо-лоны…
СТЕГНО. (в сердцах хлопает себя по колену). Наступна частына марлэзонського балэту!
ДЕВОЧКА-ТИНЕЙДЖЕР. А что это вы пишете… Зачем? Все же кончилось – сейчас весь свет включат, и призы должны быть…
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Деточка, не знаю насчет призов, но вот двери, в которую ты вошла сюда, точно уже нет… И ты уже не в Липецке. Ты «шоу», как ты его называешь, внимательно смотрела? Welcome to our company!
ДЕВОЧКА-ТИНЕЙДЖЕР. Как нет двери?! Нет?... А что же… А как же… Я пойду посмотрю!
УЧИТЕЛЬНИЦА. Иди, если не веришь… Мы тоже ходили, искали тут – каждый своё в этом «театре»… Но искать двери, похоже, не там надо, не снаружи…
ДЕВОЧКА-ТИНЕЙДЖЕР. А где?
Монах подходит к ней и молча показывает на сердце – сначала, на свое, потом не ее.
ДЕВОЧКА-ТИНЕЙДЖЕР. И что тогда? Все закончится? Это же должно как-то закончиться!
МЕНЕСТРЕЛЬ. А может… Может, не закончится, а только начнется? У нас в цирке так было – конец представления – это всего лишь начало подготовки к следующему… 
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Я верю, что мы все-таки не в цирке. Хотя иногда очень похоже… И вообще… Может быть нет никаких ангелов, комиссаров (смотрит в блокнот), хо-лонов, чертей…? А вдруг, мы вообще все это сами себе придумали, а теперь сами играем в богов и всех остальных?   
МОНАХ. Сами? Все сразу, одновременно? Разве так бывает? И потом – я же их все-таки видел… Бог всё равно должен быть… В сердце…
ГЕТЕРА. И я своих тоже видела…
СТЕГНО.  А якщо й не чекаты ничого? Якщо узяты и разом прыдуматы свий гарный хфынал? Так бы мовыты… як цэ – ви-зу-а-ли-зы-зу…ра ну, зробыты усим скопом и всэ!
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Легко сказать – «зробыты»! А главное – всем «скопом»…
Из задней кулисы выходит Рабочий сцены, вытаскивая раскладную ширму. Ставит ширму сзади, но раскладывает ее лишь частично. Затем поворачивается спиной и, подняв голову, делает движения руками, сигнализируя кому-то – сверху начинает опускаться новый задник.
МОНАХ. (с новой интонацией, полностью отличной от той, что была у него по ходу всего действия).  Это что такое?! Что это значит?
БИЗНЕС-ЛЕДИ. (обращаясь куда-то в пространство над залом). Мы же еще не закончили!
СТЕГНО. (на чистом русском, без украинизмов). Господин режиссер! У нас финал еще!
На сцене вспыхивает полный свет. Рабочий cцены уходит за кулисы, оставляя стоять частично раскрытую ширму.
ГОЛОС РЕЖИССЕРА. Вы по времени не уложились, ваше время вышло. Сцена у нас одна, а желающих много! Сейчас уже другой коллектив ждет – это их реквизит выносят. Кстати, у них есть неплохие находки… Ладно, у нас еще пять минут – разоблачайтесь, разберем то, что вы наиграли тут…
Все снимают и кладут на стол элементы своего реквизита: Учительница – очки, Монах – четки, Стегно – жезл, Девочка-тинейджер – наушники и т.д. Кроме того, также снимают и вешают на стулья часть одежды: Монах снимает рясу (под ней оказывается футболка и джинсы); Стегно – сбрасывает китель (или куртку) и так далее. Затем, подходят к краю сцены.          
ГОЛОС РЕЖИССЕРА. Я не буду сейчас каждого обсуждать – времени нет. Поговорим, в целом. Во-первых, вы затянули монологи…
МОНАХ. Но – надо же было все донести!
ГОЛОС РЕЖИССЕРА. Не перебивай. Во-вторых – кому интересно столько деталей, имен из разных эпох?
ГЕТЕРА. Но – это же в тексте…
ГОЛОС РЕЖИССЕРА. Я так и знал, что вы опять забудете наш уговор! В этот раз текст был только отправной точкой – вспомнили? Мы договорились, что вы можете менять или сокращать его по собственному выбору. Вы же все время критикуете тексты, которые я вам писал раньше – кто вам мешал на этот раз внести правки? 
БИЗНЕС-ЛЕДИ. Если много правок и отсебятины, то вообще сюжет потеряем – так и до финала не дойдем…
ГОЛОС РЕЖИССЕРА. В этом и суть! Финал, если помните, у вас должен был сам родиться, без моей помощи. Вы же каждый раз с претензиями ко мне – «почему у вас трагические финалы…». Пожалуйста – создайте свой, счастливый, кто вам не дает. Вы же все – опытные актеры, со стажем, ни одного новичка нет… Наверное, не случайно вам доиграть не дали – вы так и не подошли к гармоничному финалу, а ни одна пьеса не может быть вечной…
Качество игры – это вообще отдельный вопрос. Я же много раз вам говорил, как правильно в роль входить. Представьте себе, что на вас смотрят все ваши друзья, родственники, знакомые... Представьте, что в зале весь город, вся планета, вся Вселенная, наконец! В роль нужно вжиться, понимаете? Ощутить, как будто каждого из вас действительно выбрали из разных стран и эпох, потому что вы уже давно дали в душе на это согласие. Дали, а потом забыли, как всегда… Почувствовать, что вы – избранные, и именно от вас сейчас многое зависит на этой сцене. Представить, что 2012-й – это не только чемпионат Европы… Вот – а вдруг, так и есть с этим концом света или началом чего-то нового – и зависит все от вашей нынешней «игры». Как вы себя сейчас поведете? Сможете ли одновременно продолжать играть и в то же время быть настоящими? Без ролей вам же неинтересно – собственно, поэтому каждый из вас и решил выйти на сцену… Разве не так?
УЧИТЕЛЬНИЦА. Надо просто еще репетировать…
ГОЛОС РЕЖИССЕРА. Да сколько ж можно! У вас полно времени было, а теперь всё – больше его нет. Могу предложить только поиграться с образами самим и уже не здесь.
СТЕГНО. Дома, что ли? А… а реквизит можно взять для убедительности?   
ГОЛОС РЕЖИССЕРА. И это вы забыли! Мы договаривались, что дом у вас – тут! Для настоящего актера театр – это дом! Ладно… Разбирайте наряды и постарайтесь все-таки вжиться в образы сами, без меня. Еще один шанс у вас есть…
Только помните, когда уйдете отсюда: истинное искусство – это когда, хотя и входишь в образ изо всех сил, но под гримом остаешься собой – таким, какой ты есть на самом деле. В этом и смысл всей нашей постановки! 

Начинают звучать тихие аккорды музыки. Все медленно разбирают свою вещи и снова надевают их на себя или берут в руки. При этом Стегно забывает взять жезл, Учительница – очки, а Монах – четки… Все уходят за кулисы. Музыка нарастает.
Из-за кулис выходит Рабочий сцены. Подходит к ширме, раскладывает ее полностью.
Становятся видны большие буквы на ширме, складывающиеся в слово МАСКИ.
Оставляет ширму, оборачивается и замечает на столе забытый реквизит. Сначала делает движение, пытаясь позвать ушедших, но понимает, что они уже не услышат.
Подходит к столу, надевает очки и четки (на руку), затем берет жезл и начинает кривляться, под музыку, неуклюже имитируя движения регулировщика. Чуть не роняет жезл, после этого подходит к ширме и вешает на нее очки, четки и жезл. Уходит с чувством исполненного долга.
Музыка становится максимальной громкой.
На сцене – ширма с надписью МАСКИ, на которой остаются висеть очки, четки и жезл….   


Занавес.    



 


Рецензии
Начала читать, интересно. Продолжу на днях, мнением своим поделюсь непременно - театр люблю)))
С уважением,
Елена

Теплова Елена   02.06.2011 00:26     Заявить о нарушении
Спасибо за внимание к моему творчеству. )) Если любите пьесы - обязательно прочтите потом и "Душевную историю". Финал в ней почти такой же, как в "Масках", просто, написана она была раньше и, на мой взгляд, более совершенна. Обе пьесы создавались для одного и того же театра, но - на выбор, поэтому и есть похожесть в конце )).

Владимир Гольдштейн   02.06.2011 11:57   Заявить о нарушении