События в Тунисе причины и последствия

Публикуется с разрешения Алексея Борисовича Подцероба

http://gidepark.ru/user/3312574000/article/262208

http://www.iimes.ru/rus/stat/2011/07-02-11b.htm

А.Подцероб

События в Тунисе: причины и последствия.

Массовые выступления населения Туниса, приведшие к падению режима президента Зин аль-Абедина бен Али, выглядели как взрыв народного недовольства, взрыв  не только спонтанный, но и во многом неожиданный.
Экономическое положение страны, где претворялась в жизнь социал-демократическая модель развития,  стабильно улучшалось. В течение двух последних десятилетий темпы роста народного хозяйства составляли ок. 5% в год . За период 2004-2009 гг. доход на душу населения вырос с 3,5 тыс. тун. дин. (2,7 тыс. долл.) до 5 тыс. тун. дин. (3,9 тыс. долл.) . На социальные нужды государство направляло 20% валового внутреннего продукта . Если в 1984 г. ниже уровня бедности (менее 2 тун. дин. на человека в день) жило 20% тунисцев, то в 2005 г. – уже 6%, а в 2010 г. – всего 3,8% . 80% тунисских семей являются собственниками жилья, 21%  владеет автомобилями, 80% сельских жителей имеют доступ к электроэнергии, 70% - к питьевой воде .
В стране возник многочисленный, составляющий 60% населения, средний класс, на долю которого приходится 83% потребления . Характерным для Туниса был к тому же низкий, всего лишь двукратный разрыв в потреблении между бедными и богатыми слоями общества.
«Мину замедленного действия» представляла, однако, безработица, точнее – безработица среди молодежи, особенно среди выпускников высших и  средних специальных учебных заведений. Если в последние годы ее общий уровень оставался практически неизменным (14,2% в 2005 г., 13,3% - в 2009 г.), то доля не имеющих работы выпускников вузов выросла с 14,8%  в 2005 г. до 21,6% в 2008 г. . Ежегодно на работу не могло устроиться 29% бывших студентов .
(Новые данные  «Национальной обсерватории молодежи», газета «Ля пресс» от 6 февраля 2011 года:  общий процент безработных в прошлые годы колебался между 13 и 14. Но  процент безработных среди молодежи в возрасте 18-29 лет составлял   в 2004 году  24 процента,   а в 2009 году  он вырос   до 29 процентов. Причем, почти каждый второй выпускник, получивший диплом о высшем образовании, не смог найти работу – 44,9 процентов! Для сравнения:  в  1999 году  безработных с дипломом  был в два раза ниже -  22, 1 процент).
http://gidepark.ru/user/3312574000/article/260595

В конце концов, дело дошло до того, что выпускники вузов и  профессионально-технических училищ составили 60% от общего числа безработных . Нельзя сказать, что Правительство совсем уж не понимало серьезности создавшегося положения. Были приняты программы создания новых рабочих мест, однако немалую часть выделенных на это средств пришлось израсходовать на дотирование цен на бензин (в 2008 г. на эти цели был истрачен 1 млрд. долл.) и импортируемое продовольствие (в январе-марте 2008 г. на закупки за рубежом пшеницы было потрачено на 34% больше средств, чем за тот же период 2007 г.) . Но при этом рост стоимости топлива и продуктов питания удалось лишь сдержать, но не предотвратить.
В этой ситуации самосожжение 17 декабря 2010 г. в местечке Сиди бу Зид безработного выпускника вуза сыграло роль спускового устройства, вызвав демонстрации протеста в ряде городов страны. Сначала волнениями, в которых принимала участие, в основном, молодежь, был охвачен центр страны.
Качественный перелом в развитии обстановки наступил 3 января 2011 г., когда  протестующих студентов поддержало Всеобщее тунисское объединение труда. Зона антиправительственных выступлений стала расширяться, и к 12 января с. г. их волна докатилась до столицы. По свидетельству очевидцев, демонстранты начали действовать организованно: одни группы молодежи перекрывали  баррикадами улицы населенных пунктов, другие атаковали полицейские участки и здания местных комитетов правящего Демократического конституционного объединения, третьи громили виллы родственников З.А. бен Али и его жены Лейлы. Одновременно происходило  разграбление магазинов. Полиция оказалась не в состоянии пресечь беспорядки, и 14 января президент по требованию начальника Генерального штаба ТНА  Рашида Аммара и стоящей за ним армейской верхушки покинул Тунис .
Режим оказался, таким образом, свергнут в результате массовых выступлений, сопровождавшихся дворцовым переворотом.
Недовольство основной массы населения было порождено рядом факторов. Определенную роль и в данном случае сыграла безработица среди молодежи: надежды родителей на то, что дети, получив высшее образование, найдут хорошую работу и будут опорой для семей, оказывались тщетными, а ставшие безработными выпускники превращались в обузу. Повлиял на настроения и заметный скачок в декабре 2010 г. цен на основные продукты питания, обусловленный повышением их стоимости на мировых рынках.
Главная же причина заключалась в другом. В восточных обществах  огромную роль играют семейно-клановые связи, и Тунис, несмотря на всю его «вестернизацию», не стал в этом отношении исключением. К началу XXI в. контроль над экономикой страны поделило несколько семей, и такая ситуация многих устраивала. Однако в течение нескольких последних лет клану Тараблуси, к которому принадлежит Лейла, вкупе с семейной группировкой Бен Али удалось, оттеснив другие кланы, «подмять под себя» чуть ли не всю экономику. Это создало условия для быстрого обогащения двух семей (состояние только З.А. бен Али и его ближайших родственников оценивается в 5 млрд. долл.). Вместе с тем отстраненные от «раздела пирога» группы объединяли лиц, обладающих финансовыми средствами, политическим опытом, не собиравшихся мириться с поражением и ждавших лишь подходящего момента, чтобы покончить с засильем кланов Тараблуси и Бен Али…
На данный момент практически невозможно спрогнозировать, кто именно придет к власти в Тунисе в результате предстоящих президентских выборов. И. о. президента Фуад Мебаза и премьер-министр Мухаммед Ганнуши в силу своего возраста вряд ли могут на это претендовать (к тому же М.Ганнуши уже заявил 24 января с. г., что не будет выставлять свою кандидатуру).
Вернувшийся из эмиграции руководитель Конгресса за республику Монсеф Марзуки на данный момент широкой известностью в стране не пользуется. Легальные оппозиционные организации – Партия народного единства, Прогрессивная демократическая партия, «Ат-Тадждид», Демократический форум за труд и свободы и др. массовой базы не имеют. Не выглядят как харизматические лидеры и различные  независимые политические деятели типа возглавившего Наблюдательный комитет Ахмеда Местири.
Остаются, однако, исламисты. Тунис всегда – и абсолютно справедливо – рассматривался как единственная арабская страна, где удалось свести к минимуму угрозу со стороны религиозного экстремизма. После того как пришедшим к власти З.А. бен Али были в 1990-1991 гг. разгромлены  Движение «Ан-Нахда» и несколько более мелких группировок (Исламский джихад, Солдаты Аллаха, Партия исламского освобождения) интегризм в Тунисе практически сошел на нет . Тем не менее полностью покончить с ним не удалось. С декабря 2003 г. по обвинению в терроризме в стране было задержано 2 тыс. человек . В 2009 г. в тунисских тюрьмах содержалось 900 исламистов . В декабре 2006-январе 2007 г. в Тунисе и расположенном к югу от столицы местечке Солиман произошли вооруженные столкновения сил правопорядка с боевиками группировки Солдаты Ахмеда ибн Фурата, созданной при содействии алжирской Организации «Аль-Каида» в странах исламского Магриба . Две тунисские исламистские организации – стоящая на умеренных позициях «Ан-Нахда» (со штаб-квартирой в Лондоне) и радикальная Тунисская сражающаяся группа действовали в Европе.
Последние события в Тунисе продемонстрировали, что значительным влиянием в стране интегристы по-прежнему не пользуются. В первые недели не было замечено ни одной демонстрации под зелеными флагами. Лишь в ночь с 15 на 16 января в столице прошли немногочисленные манифестации под исламскими лозунгами. Вернувшегося в Тунис из Лондона 30 января с. г. руководителя «Ан-Нахды» Рашида Ганнуши встречало в аэропорту не так уж много – всего несколько сот - приверженцев.
Сам Р.Ганнуши завил 31 января агентству Ассошиэйтед Пресс, что не собирается баллотироваться в президенты либо входить в состав Правительства, а сосредоточится на внедрении демократии в тунисскую политическую жизнь. Это, впрочем, не означает, что такую же позицию займет выходящий сейчас в «Ан-Нахде» на первые роли генеральный секретарь Движения Хамади Джебили. Во всяком случае, «Ан-Нахда» уже объявила, что примет участие в предстоящих выборах в Палату депутатов. Не исключено, что в будущем влияние фундаменталистов  возрастет.
Тунисцев ждут нелегкие времена. На ликвидацию только прямого ущерба от погромов потребуется 2 млрд. евро, которые придется откуда-то брать . Здесь, впрочем, может в какой-то мере помочь Евросоюз, который уже выделил на эти цели 90 млн. евро в виде безвозмездной помощи и, возможно, примет решение об открытии Европейским инвестиционным банком кредитной линии Тунису на льготных условиях. Вместе с тем тяжелейший удар по экономике страны нанесет прогнозируемое свертывание туризма, за счет доходов от которого формируется 50% бюджета .
Падение жизненного уровня населения почти неизбежно вызовет рост недовольства. На это может наслоиться разочарование тунисцев в социал-демократической модели развития, ведущее к возникновению идеологического вакуума. Всем этим не преминут воспользоваться исламисты, чтобы усилить свое влияние. Не исключено, таким образом, что время будет работать на интегристов, и в этой связи встает закономерный вопрос, насколько продуманным является решение М.Ганнуши провести президентские и парламентские выборы через 6 месяцев, а не через 45-60 дней после отставки Президента, как это предусмотрено Конституцией.
Внешняя политика страны, скорее всего, не претерпит существенных изменений. Ее приоритетным направлением будет оставаться европейское. Об этом свидетельствует, в частности, то, что назначенный министром иностранных дел Ахмед Унаес (являющийся одним из наиболее опытных тунисских дипломатов) свой первый визит нанес в Париж. Могут расшириться отношения с Соединенными Штатами, экономическая помощь которых – если она будет предоставлена – в состоянии сыграть важную роль в восстановлении тунисской экономики. Тунисцы и далее будут пытаться содействовать урегулированию израильско-палестинского конфликта, но при этом избегать слишком плотного вовлечения в ближневосточные дела. Будут  поддерживаться достаточно активные контакты с Россией, которые позволяют Тунису, проводящему политику «всех азимутов», сохранять сбалансированный характер системы своих внешнеполитических связей.
Значение тунисских событий выходит за рамки данной страны. Как заявил 18 января с.г. генеральный секретарь ЛАГ Амр Мусса, «то, что произошло в Тунисе, это – урок и послание. У арабского общества есть много похожих элементов, и мы не можем рассматривать Тунис в качестве отдельно взятого инцидента».
Действительно, большинство стран Ближнего Востока и Северной Африки сталкивается с аналогичными проблемами – высокая безработица, особенно среди молодежи, раздел экономики на «сферы влияния» между различными семейными кланами или группами бюрократической буржуазии, коррупция и, кроме того, бедность значительной части населения (чего не было в Тунисе).
Не случайно, что вслед за происшедшим в Тунисе начались массовые антиправительственные выступления в Египте, волнения в Алжире, демонстрации в Иордании, Йемене, Кувейте, на Бахрейне, в Мавритании.
Из всех этих событий вытекает следующий вывод - в арабском мире формируется гражданское общество. Наряду с поколениями, воспитанными в традициях патернализма и поддержки харизматических лидеров, появились новые поколения, более образованные и более информированные, которые не хотят мириться с всесилием и бесконтрольностью авторитарных режимов. Представители этих поколений ощущают себя не подданными, а гражданами, которые сами должны искать решение острых проблем, а не возлагать надежды на мудрость «отца нации». Остается, однако, открытым вопрос: насколько основная масса населения стран Ближнего Востока и Магриба готова принять новые правила игры и не расчистят ли требующие демократизации группировки путь к приходу к власти исламистов?                                                                                       


Рецензии