Дорога за грань 24

По просьбам читателей выкладываю новую главу также отдельным файлом.
ЧИТАТЬ НУЖНО С НАЧАЛА
Комментарии лучше писать к общему файлу

Внимание: произведение эротического характера. Содержит сцены гомосексуальной эротики.
ДЕТЯМ и всем сомневающимся читать или не читать: ЖАТЬ НА КРЕСТИК В ПРАВОМ ВЕРХНЕМ УГЛУ СТРАНИЦЫ!!!

Автор: Ольга Талан

Название: Дорога за грань, роман из серии Земли богов

Бета: Арина.
Фэндом: Ориджинал, женское космическое эротическое фэнтези
Пэйринг: Слэш на 75%  ( БИ)
Рейтинг: nc-17 (Насилие, грубость, брань, описания секса)
Объём: Планирую уже около 40 глав. (мои планы в этом вопросе редко сбываются)
Статус: Новая глава каждый понедельник и четверг
Жанр: Агнст, насилие, слегка детектив, приключения. Чтиво под утренний кофе.
Я не мог его убить, потому что это разрушило бы союз самых сильных магов нашей галактики. И не мог оставить его в живых, потому что это уничтожило бы моё братство...
Примечание: (925 г.) Через некоторое время после событий Силы слабости
 
Глоссарий к этому роману: имена героев, название мест, явлений тут - http://olgatalan.ru/glossarii/дорога-за-грань

Глава 24

Эком:
Веникем сегодня задерживался больше обычного. На часах уже было 11, а он до сих пор не соизволил явиться в штаб. При том, что именно сегодня он здесь был реально нужен. Нужен именно он, и никто другой. В цеху по обработке нашей травки загнулась кукла, которая отвечала за рецептуру. Как оказалось, больше этой рецептуры никто не знает, и цех всё утро стоял, ожидая, когда его величество Генерал-командор Веникем наконец проснётся и соизволит поделиться рецептурой своей убойной наркоты с новой куклой. Нет, конечно, наш темп отгрузок из-за одного дня простоя не пострадает, но, с другой стороны, сколько можно спать?!
Запиликал коммуникатор:
- Мастер Экомион?
Незнакомый женский голос. Я ухмыльнулся: мастером меня теперь только куклы и испуганные женщины зовут.
- Да, слушаю.
- Кэро, 7 лет, ваш сын?
- Да, – я слегка заволновался – А что случилось?
- Ничего страшного. Просто он слегка нахулиганил, и профессор Карл просит Вас подойти в школу. Вы знаете, где находится младшая школа?
- Найду.
- Тогда мы хотели бы видеть  вас в 12 часов в кабинете естествознания. Это на первом этаже, как зайдёте – сразу направо.
Женщина повесила трубку. Что мой сын мог такого натворить, что понадобилось тащить в школу меня? Обычно старики со всеми вопросами разбирались сами. Хотя статус у меня сейчас ниже некуда, может, этот Карл просто решил, что с меня не убудет сбегать к нему? С другой стороны, с имперцем я ещё не был знаком, а все исследования пушки шли именно через него. Именно он командует лабораторией. Нужный человек. Познакомиться будет не лишним.
До моего ухода Веникем так и не появился, поэтому я оставил ему записку на случай, если он всё-таки появится. Звонить и будить разоспавшегося мажора у меня не было никакого желания.

В школу я пришёл чуть раньше. В кабинете естествознания меня ожидали трое мальчишек, один из которых был мой сын, и очень крупный даккарец. Я без дополнительных подсказок понял, что это и есть имперец Карл. Только имперец мог напялить на себя  короткие зелёные шорты и футболку какого-то болотного цвета с длинными рукавами, но глубоким вырезом по горлу.
- Здравствуйте, профессор. Меня зовут Экомион. – Карл смотрел на меня слегка удивлённо, поэтому я на всякий случай добавил: – Мне сказали, что вы просили меня прийти. Что мой сын Кэро что-то натворил.
- А! – имперец очнулся, – Простите великодушно. Я просто поручил своей помощнице позвать отцов этих мальчиков и даже не полюбопытствовал, кого именно приглашаю. Ещё раз простите. Просто я никогда не видел вас в школе, и поэтому даже не предполагал, что кто-то из мальчиков ваш сын. В любом случае, рад знакомству. Проходите, присаживайтесь.
Тон имперца был вежливый, в нём не чувствовалось ни презрения, ни злобы, с которыми в последнее время ко мне обращались почти все даккарцы. Я даже подумал, что с Карлом вполне можно попытаться найти общий язык.
Я расположился на предложенном мне стуле:
- Так что, собственно, случилось, профессор?
- Ваш Кэро бьёт других мальчиков в школе. Посмотрите, какой синяк он поставил Нэйло, а сегодня напал ещё и на Рато.
Я оглядел детей в классе. Оба предполагаемо побитых мальчика были с Кэро одного возраста. Один действительно щеголял внушительным фингалом, но в данный момент, пока профессор не видел, перебрасывался с Кэро какими-то мелкими шариками. Фингал фингалом, но дети скорее были друзьями, чем наоборот. Второй побитый косился на Кэро и мальца с фингалом с явной злостью.
- Профессор, по моему мнению, драться для даккарского мальчика – это нормально. Настолько я могу судить, эти трое примерно одинакового возраста и находятся в одной весовой категории. Что плохого в том, что они дерутся?
- Как, нормально? Они же так покалечат друг друга!
Карл смотрел на ситуацию со своей стороны. Последнее время я, кажется, начинал понимать, насколько этот «взгляд со своей стороны» может отличаться. А потому просто постарался объяснить:
- Профессор, я понимаю, что вы человек немного другой культуры. В вашей культуре главное – это интеллект. Я могу предположить, что мальчишку, зачитывающегося книгами, в империи считают нормальным ребёнком, даже если он делает это в ущерб другим областям развития. В даккарской культуре ведущей является военная специальность. Поэтому всё, что связано с развитием способностей воина у детей, поощряется, а всё, что этому развитию мешает, отсекается. Я думаю, вы понимаете, что драки со сверстниками помогают мальчикам воспитывать в себе именно те качества и навыки, которые нужны воину.
В середине моего монолога в класс вошёл старик Гардман, я не стал прерываться, а он просто уселся рядом с пацаном с фингалом, похлопав того по макушке. И, дождавшись, когда я договорю, кивнул:
- Именно так и есть. А ты, Карл, как понимаю, всполошился из-за обычной драки?
Имперец слегка смутился:
- Не обычной драки, а драки повторяющейся. Два дня назад этот мальчик, – он указал на Кэро, – побил вашего Нэйло. А сегодня он же напал на Рато.
Старик смерил Кэро взглядом, потом обратился к своему пацану:
- Он не старше тебя, как он тебя побил?
- У него хороший удар, а ещё он умеет бить с прыжка. Он мне сегодня показал, я почти научился.
- Хороший удар? Так может, его позвать с нами тренироваться? – Пацан с фингалом радостно кивнул, и старик с самым серьёзным видом обратился к Кэро: – Мы по вечерам, после ужина, устраиваем спарринги в даккарской школе. Если хочешь посмотреть и поучаствовать, приходи.
Кэро взглянул на меня с вопросом, я, улыбнувшись, кивнул, и он, радостный, бросился уверять старика, что обязательно придёт. Я смотрел и улыбался. Этой стороны великого Гардмана Од Мэдра я ещё не знал. История знала его как  непобедимого мастера искусства борьбы голыми руками и самого хитрого генерал-командора в истории Второго неба. Те, кто служил с ним лет 30-40 назад, считали его очень требовательным и жестоким человеком. Воином, который на алтарь победы легко выкладывал жизни, судьбы, честь своего братства и свою собственную. Гардман Од Мэдра стал генерал-командором Второго неба, когда это братство было на грани уничтожения. Он не дал ему погибнуть, одним из первых пошёл на контакт с имперцами, прибывшими изучать Даккар, был одним из организаторов лабораторий, позволивших изучить подаренные имперцами корабли и построить свои. Второе небо получило вторую жизнь,  первыми расширив территорию своего влияния на ближайший космос.
Теперь  же я ясно видел, что старик ещё и умел находить подход  к детям. Они тянулись к нему, слушали каждое слово. Он был с ними заботлив и ласков, насколько бы смешно это не звучало по отношению к суровому мужчине, прошедшему более сотни лет бесконечной войны.
Мои размышления прервал имперец:
- Господа, я, конечно, не спорю, что развитие навыков военного очень важно, и, возможно, я недостаточно осознаю его важность. Но мне всегда казалось, что и интеллектуальным развитием тоже пренебрегать не стоит. И дело не только в моём имперском воспитании. Сегодняшняя драка произошла прямо на уроке, как вы понимаете, прервав непосредственно этот урок.
Я повернулся у Кэро:
- Ты устроил драку на уроке?
Мой сын пожал плечами:
- Да он бесполезный был. Зачем мне знать какого цвета медведи живут на севере. Муть какая-то!
Я повернулся к имперцу:
- Что конкретно проходили на уроке?
- Природу заполярной зоны, в том числе флору и фауну. В общих чертах, конечно, учитывая возраст детей.
Я снова повернулся к сыну:
- Ты всю жизнь собираешься быть рядовым?
Кэро задрал нос:
- Нет. Я буду генералом!
- Тогда задачка такая: твой отряд 20 человек высаживается на планете с тактическим заданием проникнуть в тыл врага. Климатическая зона – заполярье. Время операции шесть суток. Необходимо преодолеть расстояние в 140 километров, считая путь до лагеря врага и обратно. Населённых пунктов на местности, которую вы будете пересекать, нет. Твои действия по подбору амуниции?
Кэро внимательно посмотрел на меня, потом на профессора, потом на картинку с белым медведем, которая была выведена на доску:
- Ну, там холодно. Нужно, наверно, тёплую одежду взять…
- Насколько тёплую? На складе тебе предложат три вида формы на температуру до минус десяти, до минус тридцати и ниже.
Сын смотрел на меня с жалким видом. Я продолжил:
- Ты идёшь пешком, любую технику засекут радары. Что тебе нужно для перемещения по этой местности? Что тебе нужно для лагеря? Насколько опасны местные животные и растения, какие медикаменты или оружие нужно взять?
Кэро сидел, опустив голову, и молчал, я решил, что хватит его мучить:
- Вечером возьмешь книжку и почитаешь всё самостоятельно. Профессор на следующем уроке проверит.
- Угу.
Старик ухмыльнулся, потом сделал строгий взгляд и посмотрел на пацана с фингалом. Мальчишка сразу ретировался:
- Я тоже книжку почитаю. Кто ж знал, что от этих «медведей» есть какой-то толк?!

Венки:
В школе Ан Тойра действительно нашлись несколько ничейных мальчишек. Женщина, прибиравшаяся здесь, легко показала мне их комнаты. Прямо в школе, в выделенном под эти цели крыле, было два помещения, обставленные по типу казармы: аккуратно застеленные койки, никаких лишних вещей. Нужно срочно поговорить с Гардманом и, скорее всего, Анжеем, раз Дэни упомянул, что мальчишек, в основном, привозит он.
Я прошёлся по даккарской школе. В паре классов шли занятия: мужчина и женщина обучали чему-то мальчишек лет 10-12. На спортивной площадке занимались старшие. Занимались самостоятельно, как я понял, по индивидуально поставленным заданиям. Гардмана нигде не было.
Я набрал старика по телефону:
- Мастер, я у вас в даккарской школе и очень хотел бы с вами поговорить.
- У меня сейчас дело в младшей школе у Карла. Если хочешь, подъезжай туда

Младшую школу Карл организовал в здании, для школы и предназначенном. Лет через шесть-семь здесь должны были начать обучение наши дочери. Изначально продуманное до мелочей это здание и территория вокруг него были насыщены всем, что могло заинтересовать детей. Дорожки огибали спортивные и игровые площадки, лавочки и столики в тени, потом детские карусели, загончики для обустройства мини-зоопарка, фруктовые деревья. Школа была рассчитана, чтобы в нужное время принять и увлечь юных дочерей Арнелет, создать им ласковую и сказочно занимательную атмосферу для познания мира. Сейчас здесь практически никого не было. Большинство входов было закрыто, и лишь вдалеке на одной из площадок я заметил стайку мальчишек на качелях. Нетрудно было догадаться, что именно это крыло освоила младшая школа.
Когда я уже подходил к зданию, по трассе для лайнеров прошмыгнула машина Адениана. Интересно, что могло заставить его появится в середине дня в таком месте?
Адениан был из тех людей, кто любил чувствовать себя всё время очень занятым. Даже несмотря на то, что на нашу базу и хайм никто не нападал, не планировал и даже косо не глядел, служба в гарнизоне была налажена, как на стратегическом объекте с повышенной опасностью нападения. Сам Адениан являлся в штаб ежедневно в шесть утра и устраивал проверку какой-нибудь части оборонительного комплекса. Кроме этого, мне говорили, что он довольно часто проверяет дежурных в ночное время, устраивает учебные тревоги и вообще не даёт своему гарнизону и себе лично спать спокойно. В этом всём был ряд несомненно положительных вещей: во-первых, Адениан был занят, во-вторых, если на нас кто-нибудь вздумает напасть, спящими нас точно не застанут. В-третьих, наёмники и куклы, которые составляли большую часть нашего гарнизона, под таким чутким надзором грозились действительно превратиться в сильную, хорошо организованную армию. Из отрицательных моментов было нытьё Паймеда, что, вырезая бандитов в джунглях Катого, он спал больше, кислые мины Очарования, чьи молодые мужья постоянно попадали в наряды за разгильдяйство и сон на посту, и мелкое недовольство остального даккарского состава. Впрочем, это недовольство ещё не разрослось настолько, чтобы стать какой-то угрозой. А если разрастётся, нужно будет просто устроить мелкое нападение на нашу базу каких-нибудь соседей-придурков. Один реальный бой, и парни ещё несколько месяцев будут помнить, зачем несут охрану.
Проходя мимо мальчишек на площадке, я невольно остановился, разглядывая их. Хайм незаметно наполнялся новыми жителями. Они, пока не участвуя в его жизни, впитывали всё, что мы создавали здесь, принимали наши правила и особенности за изначальную истину. Например, из восьми мальчишек на площадке только пятеро были, как и положено даккарцам, одеты в чёрное. Остальные трое сочетали этот цвет с другими, пусть и не особо яркими цветами. А ведь эти мальчишки – сыновья мужчин, в чьём мировоззрении даккарская культура непоколебима: Анжея, Ктарго, Зарнара, Адениана, Гардмана, Паймеда. Что будет, когда подрастут сыновья Карла, Дэни, Квали?
Из раскрытых окон школы на первом этаже послышался шум, как мне показалось, драки, и я бегом бросился туда.

Эком:
Карл, по имперской традиции улыбаясь во все 32 зуба, рассыпался в восхищении.
- Невероятно, Экомион, мастер Гардман, мне давно не хватало вот таких маленьких подсказок, как найти подход к этим мальчикам. Я ведь с такими маленькими детьми никогда не работал. Это тут Лиания настояла, чтобы я взял на себя организацию школы. Мне уже месяц кажется, что заинтересовать этих сорванцов хоть чем-то просто невозможно. А вы приходите и вот так за несколько минут поворачиваете всё совсем другой стороной.
Имперец закинул ногу на ногу, что в его коротких хортах смотрелось очень смешно.
- Пожалуй, нам с вами, Экомион нужно обязательно как-нибудь выбрать время и поговорить о даккарских мотивациях в воспитании. Мне кажется, именно в разговоре с вами я могу найти те так недостающие мне сейчас знания.
- Только наедине с ним при этом не советую оставаться. Веникем ревнует свою шлюху к каждому встречному и поперечному.
Мы разом обернулись на голос. В дверях стоял злой Адениан. Побитый моим Кэро пацанёнок, до этого момента сидевший в углу, всеми забытый, вскочил и бросился к генералу. Адениан почти не обратил внимания на мальчика. Тот поджал губы и просто прижался к нему поближе, пытаясь спрятаться от нашего взгляда.
Карл недоумённо развёл руками:
- Генерал Адениан, вы зря считаете имперцев сексуально распущенными людьми. Да, конечно, такое мнение очень распространено, но могу вас заверить, я очень уважительно отношусь к чужим чувствам и привязанностям. И ни в коем случае не стану разрушать чей-либо союз.
Адениан брезгливо поморщился. Старик просто промолчал. Карл абсолютно не понимал ситуации, и никто не собирался ему её объяснять.
- Генерал Адениан, – профессор поднялся, - Я заранее извиняюсь, что оторвал вас от службы, но я думаю, вы не хуже меня понимаете, что воспитание нового поколения – это более чем важная задача.
Генерал коротко взглянул на мальчика:
- Я предпочитаю, чтобы  детьми занимались старики, как это и положено.  Зачем вам понадобился я?
- Боюсь, в некоторых вопросах ваше участие необходимо…
Адениан прервал его:
- Короче. Что случилось?
- Вашего Рато побил другой мальчик. – Карл указал жестом на Кэро, – Эти драки происходят не впервые, и я вынужден бить тревогу. Поймите, мне трудно разобраться, что я могу сделать в такой ситуации. Поэтому я решил  созвать вас, чтобы вы помогли мне.
Напуганный злобным взглядом генерала Кэро тут же спрятался за мою спину. Адениан смерил меня взглядом. Злость просто сочилась из него.
Я старался не попадаться ему на глаза после того минета в кабинете Веникема. Просто было банально стыдно. Не хотел увидеть ещё один плотоядный взгляд или что-то в этом роде. Теперь было видно, что он, скорее, обзавёлся брезгливостью ко мне и безмерной злостью, чем похотью.
- Что тут советовать: у отца шлюхи и сын мразь. Мелкий маленький ублюдок.
Вот мразь! На Даккаре при любом стечении обстоятельств сын не отвечает за отца. Зачем он примешивает к своей злобе мальчика?! Хочет меня разозлить? У него это великолепно получается!
Кэро, высунувшись из-за моего плеча, оскалился и практически зарычал. В отличие от меня, он не умел скрывать эмоции.
Я погладил его по макушке:
- Успокойся, малыш, это просто сотрясания воздуха. Собаки, которые громко лают, делают это только потому, что не умеют кусаться. Сильные мужчины не опускаются до ругательств в сторону мальчишки.
Я хорошо понимал, что провоцирую его. Он начал это первым!  Ладно бы, меня с грязью смешивал, так он на Кэро перешёл. Такого спустить я не мог. Не показывая этого снаружи, внутри я просто закипал.
- Так, а ну-ка оба успокоились. – Старик вскочил, пытаясь призвать нас разойтись. Ни один из нас не обратил на него внимания.  Адениан рычал, словно готовился к прыжку, а я только слегка отодвинулся от Кэро, чтобы в рывке не задеть его. – Ах ты мразь! Подстилка генеральская! Что, задницу залечил, говорить начал?
Я откинулся на спинку стула, всей своей позой изображая расслабленность, при этом готовый ударить в любой момент:
- Брызганье слюной, акт первый. Продолжайте, генерал, я Вас внимательно слушаю. Хотел предложить выпроводить отсюда детей, да вовремя сообразил, что Вы, наверное, именно для них стараетесь. Остальным в этом хайме, боюсь, известно, что мы с вами вот так же учились в одном классе, и я легко бил вас, когда вам было девять, в двенадцать легко бил тех, кто бил Вас, а в 16 вы вообще выпали из категории тех, с кем прилично драться. Таких слабаков даже на ринг не выпускали.
Я получил то, чего добивался: в следующую минуту в мою сторону обрушился прямой удар, от которого, правда, я легко ушёл, перейдя в нападение. Адениан был выше меня всего на полголовы, а в рукопашном бою уступал на все две. Я легко выплёскивал свою злость, покрывая его ровным слоем синяков. Методично, не обращая внимания на крики старика и Карла с требованием прекратить. Остановил меня чужой бросок в сторону с захватом запястий.
Есть толк в этих неолетанских духах. Даже не видя нападавшего, я легко узнал Веникема по запаху и тут же перестал сопротивляться:
- Командир, я уже успокоился. – Он отпустил меня.
Я поправил свою одежду и огляделся. Адениана держал Карл. С точки зрения боя профессор не был подкован, но природа дала ему ту весовую категорию, где это уже не так важно. Я развернулся к Веникему:
- Прости, командир, меня ударили, я был вынужден защищаться. Может быть, я и шлюха, но не груша для битья, это точно.

Венки:
В классе, куда я ворвался, меня ждала очень неожиданная картина. Более чем бугаистый Карл хлопал глазами, не зная, что предпринять. Гардман стоял в углу, держа за воротники троих мальчишек лет 7. А посреди помещения, уничтожая мебель и технику, лупили друг дружку Эком и Адениан. Причём Эком явно был сильней и не прерывал боя просто потому, что хотел оставить на Адениане как можно больше ссадин.
Пришлось вмешаться: оттолкнуть Экома, крикнуть Карлу держать генерала, прижать Экома к стене, блокируя попытки вырваться.
В нос тонкими нитями проник созданный вчера запах. Сейчас, перемешанный с потом, он получил какой-то особый оттенок. Эком был … моим…  ёк, сейчас это анализировать не стоит.
Прижатый к стене эльфик почти сразу же расслабился, но я дал ему ещё минуту, чтобы он окончательно успокоился. По задумке богов даккарцы созданы воинами, яростными и бесстрашными. В ситуациях, когда обычный мужчина пугался или паниковал, даккарцы чаще всего нападали. Попытки прижать или унизить вызывали у них ярость. Это, конечно, не значит,  что даккарцы неразумны и поголовно взрываются от любой мелочи. Это значит, что среднестатистический даккарский солдат там, где нет запрета нападать, обычно нападает. Такова природа Даккара.
- Командир, я уже успокоился. – Я выпустил Экома из рук. Он немного отступил от меня в сторону. – Меня ударили, я был вынужден защищаться.
Вот стервец. В том, что выдержка Экома никак не вписывалась в среднестатистическую для даккарца, я был абсолютно уверен. Он вступил в драку, потому что так решил. Почему? Я осмотрелся. Один из мальчиков, которых держал Гардман, показался мне знакомым. Да! Это тот самый сын Экома. Это многое объясняет. За этого мальчишку он может не только в драку вступить.
- Мастер Гардман, выведите, пожалуйста, детей.
- Я бы предпочёл остаться.
Старик сам был зол. Он хорошо скрывал свои эмоции, но всё-таки некоторые мелкие детали и интонация говорили, что он готов взорваться.
- Хорошо. Профессор Карл, заберите детей.
Карл же, наоборот, кажется, был рад покинуть помещение. Он быстро забрал мальчишек у старика и почти бегом вылетел из класса. Я осмотрелся.
Злой Адениан сидел в одном углу. Хорошо скрывающий свою злость Гардман во втором. Эти двое явно готовились высказать всё, что накипело. Эком же казался абсолютно спокойным, и если бы не попорченная одежда, то вообще не вписывался в картинку. Он хладнокровно готовился нападать. Ёк!
- Эком, отправляйся в штаб на своё рабочее место. И дождись там моего возвращения.
Он ухмыльнулся своим фирменным крысиным оскалом:
- Есть, командир.
И спокойным шагом покинул помещение. Я выдвинул стул и спокойно уселся в третьем углу импровизированного ринга. Как я и предполагал, как только за окном стало видно, что Эком удаляется от здания, старик развернулся к Адениану:
- Сопляк! Безмозглый мальчишка! И этому оболтусу доверили армию?! Ты не соображаешь, даже с кем можно драться, а об кого нельзя пачкать руки!
На Даккаре старики имели несколько превилигированное положение. Они могли говорить всё, что думают, кому считают нужным. Их обязаны были слушать воины любого ранга. Следовать советам не обязательно, но вот выслушать придётся.
Тем более, что Гардман относился к Адениану, как к одному из сыновей своего дома. То есть, считал себя в некоторой степени ответственным за него.
Адениан молчал. Я тоже не мешал старику высказваться. Когда поток его ругательств иссяк, я спросил:
- Адениан, кто был зачинщиком драки?
- Я! Я первый ударил и я первый начал ругаться. А что, бить твою шлюху тоже нельзя? Здесь было полно свидетелей, они могут подтвердить, что больше я от этой швали ничего не требовал.
Оппа! Он явно был зол на меня, только из этих обвинений я ничего не понимал:
- О чём ты?
Ответил мне старик:
- Ретка сказала, что говорила с тобой, и ты ей объяснил, что тебе не понравилось, что этот сопляк заперся в своём кабинете с твоей шлюхой. Что ты ревнив. Именно поэтому ты опоил Адениана амосой и унизил.
Юбля! Чтоб я ещё раз поверил в Реткино «Я всё поняла»! Какая ревность?! Я его унизил? Напугал, шокировал – верю, но унижение-то в чём?
Между тем старик продолжал:
- Я, кстати, не вижу в поведении Веникема ничего выходящего за рамки. Он дал чёткий приказ не подходить к Экому, когда притащил его в штаб. Приказы командира подчинённые должны выполнять, не задумываясь. Мне за мою долгую жизнь приходилось давать и более странные приказы и оберегать более грязных типов. А по поводу уединения в кабинете... Глядя на то, как этот крысёныш в три удара без оружия уложил тебя, Адениан, на лопатки, я тоже считаю, что  оставаться с ним наедине тебе противопоказано. И минет от клятвенного брата это даже не наказание, так, подзатыльник, чтобы думал впредь головой.
Юбля! Адениан воспринял тот минет как унижение? Что есть клятвенный брат? Ёк, порой я ничего не понимаю в даккарцах. Анжей был готов трахать Экома, Паймед даже приставал, Индман не видел ничего страшного в этом действе, а Адениан счёл себя униженным. Спокойно. Сейчас важна не истина, а мир и спокойствие в этом гнезде желающих подраться. Я постарался чтобы в моем тоне не было агрессии:
- Адениан, честно говоря, сегодня я расстроен больше не тем, что ты подрался с Экомом, а тем, что ты проиграл. Думаю, ты понимаешь, что твоя честь – это честь братства, а такая драка, тем более проигрыш, твою честь пачкают.
Адениан поджал губы и молча кивнул.
- А ещё мне кажется, что, посыпая Экома обвинениями, ты прошёлся не только по нему. Я ведь прав, ты и его сына приплёл? Помнишь, сын не отвечает за отца? Хочешь, как Роджер, вырастить себе врага? И ведь мальчик будет прав, возненавидев тебя, он в этой ситуации ни в чём не виноват, а ты напал на него.
Старик хмыкнул:
- Болван, одним словом! В мои времена такого несдержанного сопляка дальше генерала не пустили бы при любых талантах. Да и то, генерал-капитан держал бы на коротком поводке, пока не поумнеет.
Я решил, что этих двоих тоже пора развести, дав обоим успокоится:
- Ладно, я надеюсь, Адениан, ты понял сегодняшний промах и постараешься впредь не вступать в драки с недостойными соперниками, тем более при угрозе проигрыша. А также постараешься не демонстрировать конфликты, которые касаются взрослых, детям, и уж тем более не станешь детей в этих конфликтах упрекать. Да?
Адениан кивнул:
- Да, командир.
Старик продолжал ворчать себе под нос. Его моё желание замять дело не устраивало. Пришлось добавить:
- Думаю, ты, Адениан, так же понимаешь, что заслуживаешь наказания? – он поднял на меня недоверчивый взгляд. Генералов обычно не наказывали. Выговор, а если всё совсем плохо, снимали с ордена. Но я и наказание придумал подходящее.
- В качестве наказания тебе предписывается в течение трёх месяцев три раза в неделю по два часа заниматься рукопашным боем. Руководить твоими тренировками будет мастер Гардман. Я должен быть уверен, что мой генерал может за себя постоять.
Старик ухмыльнулся, явно одобряя моё решение. Адениан слегка покраснел.
- Я могу идти, командир?
- Да, ступай.

Мы ещё некоторое время сидели со стариком в классе. Он молчал наблюдал в окно, как на площадке носятся дети, потом усмехнулся:
- Лет тридцать назад я бы легко раскидал этих двоих по углам и заставил заткнуться. А сейчас слабею с каждым днём. Уже и с мальчишками-старшеклассниками на ринг не выхожу… - он повернулся ко мне. – Ты ведь по какому-то делу меня искал?
Я кивнул. И, старательно подбирая слова, принялся излагать свою точку зрения по поводу «сыновей рода» и необходимости запретить такой статус в хайме.
- … даже в Клинках эта затея имела множество нехороших последствий. А здесь будет хуже. Там абсолютное большинство детей ничейные, а у нас буквально через год народятся дочери, и, хотим мы того или нет, неолетанки создадут здесь локальный детский рай. Они настроят женщин, утрясут конфликты, создадут привязанности там, где промахнулась природа. Мальчишки тоже дети, и на фоне дочерей они будут расти, чувствуя свою обделённость, ущербность, а значит, нашими врагами.
Старик некоторое время молчал:
- Знаешь, Веникем, ещё полчаса назад я бы, возможно, привёл тебе несколько аргументов в поддержку сохранения Сыновей рода. Не то, чтобы я не сомневался. Эта идея никогда не казалась мне безупречной… но…
- Что случилось за эти полчаса?
- Я увидел, как Адениан общается с детьми. Никто не ждёт от взрослого, полного сил воина, что он будет возиться, как нянька, и сюсюкать с сыновьями. Но дети слабы, им нужна опора. А Адениан, кажется, не понимает этого.
- Он не умеет быть отцом, потому что никогда этого отца не имел?
- Ну, мне приходит на ум именно это объяснение. Адениан сопляк и порой делает очень грубые ошибки, но, если честно, я бы гордился таким сыном. И дело даже не в его таланте стратега. Он честен, трудолюбив и самоотвержен. Именно такими мальчишками Даккар и побеждает. Ему бы ещё лет 10-15 посидеть генералом-стратегом за спиной прожженного генерал-капитана, он бы набрался ума. Он незамкнут, всё впитывает, учится, анализирует, делает выводы. Поэтому то, как он равнодушен к своим сыновьям, я могу списать только на то, что впитывать эту сторону жизни ему было неоткуда.
Старик замолчал, потом ухмыльнулся чему-то своему:
- Я согласен расформировать мальчишек, которые сейчас числятся как сыновья рода, раздать их мужчинам в хайме. Тем более, мы ведь не запрещаем привозить пацанов? Просто парни должны будут забирать их в свой дом?
Я кивнул. Старик снова повернулся к окну.
- Я порой бываю ворчлив, но ведь в моём возрасте положено ворчать. Не злитесь на старика. – он снова ухмыльнулся. - Когда Анжею взбрела в голову мысль отдать тебе ордена Генерал-командора, я счёл его сумасшедшим. Теперь думаю, что, возможно, в этом есть польза… – Старик встал. – А насчёт мальчишек, давай дождёмся возвращения Анжея. Всё-таки это не твой и не мой род, а его.
Анжей, как мне сообщили, вчера ночью срочно улетел по своим делам, вернуться обещал дня через два-три. Конечно, я согласен его дождаться.

Обратно до штаба я отправился пешком. Нужно было всё обдумать, взвесить. Нужно, в конце концов, придумать, что делать с Экомом. Побить генерал-капитана – это серьёзный проступок. Я обязан его наказать.


 * * *
Роман в пишется в качестве эксперимента. (обычно я пишу гет)
Новая глава каждый понедельник и четверг.
Обсуждения на самиздате (http://zhurnal.lib.ru/t/talan_o/40vbok.shtml) 
и на моём сайте  (http://olgatalan.ru/glossarii/дорога-за-грань) Там же глоссарий.

Пишите комменты. Автор работает на них как на бензине, нет комментов и глава плохо пишется.
И не забывайте ставить оценки ))


Рецензии