Дорога за грань 22

По просьбам читателей выкладываю новую главу также отдельным файлом.
ЧИТАТЬ НУЖНО С НАЧАЛА
Комментарии лучше писать к общему файлу

Внимание: произведение эротического характера. Содержит сцены гомосексуальной эротики.
ДЕТЯМ и всем сомневающимся читать или не читать: ЖАТЬ НА КРЕСТИК В ПРАВОМ ВЕРХНЕМ УГЛУ СТРАНИЦЫ!!!

Автор: Ольга Талан

Название: Дорога за грань, роман из серии Земли богов

Бета: Арина.
Фэндом: Ориджинал, женское космическое эротическое фэнтези
Пэйринг: Слэш на 75%  ( БИ)
Рейтинг: nc-17 (Насилие, грубость, брань, описания секса)
Объём: Планирую около 30 глав, но мои планы в этом вопросе редко сбываются
Статус: Новая глава каждый понедельник и четверг
Жанр: Агнст, насилие. Чтиво под утренний кофе.
Я не мог его убить, потому что это разрушило бы союз самых сильных магов нашей галактики. И не мог оставить его в живых, потому что это уничтожило бы моё братство...
Примечание: (925 г.) Через некоторое время после событий Силы слабости
 
Глоссарий к этому роману: имена героев, название мест, явлений тут - http://olgatalan.ru/glossarii/дорога-за-грань

Глава 22

Эком:
На крыльце меня встретила миниатюрная молодая женщина. Маленький нос, зелёные глазки, круглая попа, белые ноги с маленькими розовыми пятками в  туфлях-шлёпках. Она старалась улыбаться, но в глазах читалось опасение:
- Мастер, я вас провожу к Венки.
Дом был спроектирован совсем по-другому, не как у Палмы, и сам бы я тут точно ничего не нашёл. Женщина же, виляя попой, живенько привела по коридорам меня в нужную  гостиную.
Веникем сидел, вальяжно развалившись в кресле, в длинном шёлковом халате малинового цвета и неторопливо пил что-то из бокала. По консистенции и тому, как именно он пил, я бы назвал это вином, но вина такого ядовито-оранжевого цвета мне в жизни ещё не встречалось.
- А вот и ты. Проходи. Присаживайся, – он шлёпнул по своей коленке, указывая на место рядом на ковре.
Юбля, ну как к собаке! Хотя если подумать, статус собаки выше, чем у шлюхи. Я, ухмыльнувшись, плюхнулся на ковёр. Сейчас такое положение меня даже не оскорбляло. Юбля, до чего я дошёл, меня не оскорбляют намного более унизительные вещи, чем это!
- Я тебя не напугал вчера своими выходками?
Напугал? За кого ты меня принимаешь, мальчик? У меня вчера было навязчивое желание провалиться сквозь землю от стыда. Так ловко приравнять меня к девкам, причём будто бы не умышленно, это ещё придумать надо было. Но вот испуга там и рядом не валялось. Я демонстративно ухмыльнулся:
- Думаешь, не нужно ли запихнуть в меня пару килограмм сахара? – он же вчера учил, что испуганных женщин нужно кормить сахаром.
- Нет, думаю, что тебя в случае испуга нужно откармливать копченым мясом или рыбой. А сахар ты не ешь.
Всё это он произнёс с самым серьёзным видом. Я удивлённо поднял на него бровь. Это ему Анжей такое досье на меня составил? Зачем ему понадобились такие данные?
Веникем вдруг рассмеялся:
- Эком, у меня на кухне сахар, чай, кофе, сливки расфасованы. Кроме нас с тобой там никто не ест. Поэтому легко заметить, что ты пьёшь кофе без сахара, но с двойными сливками. А из холодильника таскаешь исключительно бутерброды с копчёной колбасой. Ладно. Я рад, что не напугал тебя. Мне просто нужно было доступно объяснить Индо не прикасаться к тебе.
Вот как? Это была демонстрация для мальчишки? Между Веникемом и Индманом явно очень хорошие отношения. Мальчишка много знает о нём, и эта демонстрация ему что-то объяснила. Интересно бы ещё узнать, что именно.
Веникем опять стал серьёзен, взял со стола второй бокал, наполнил его из маленького кувшинчика такой же ядовито оранжевой штукой, как у него, и подал мне:
- Я знаю, что ты не доверяешь напиткам из моих рук, но сегодня ты мне не отказываешь. Всё, что я делаю с тобой сегодня, прямо или косвенно относится к сексу. И этот состав в твоем бокале тоже. Да и я – он приподнял свой бокал, – пью то же самое. Пей.
Я взял бокал из его рук. «Я сегодня не отказываю»... «Прямо или косвенно относится к сексу»... Это афродизиак? Амоса? Я усмехнулся: несмотря на то, что мотивов Веникема я не понимал, периодически он был самым предсказуемым человеком в этом хайме. Он ведь всё честно объяснил заранее: он просто собирается меня трахать! Он просто извращенец, и ему нравится иметь мужика своей расы, да ещё и иметь так, чтобы тот непременно кончил. Возможно, Палма права: здесь он самый безобидный. Особенно если, в отличие от меня, она понимает его мотивы.
Я попробовал напиток, он действительно напоминал ягодное вино. Просто трахнет?! Не больше и не меньше! Это понимание почему-то развеселило меня, позволяя полностью расслабится. Подставлять задницу было для меня всё так же отвратительно, но страха и нервозности уже точно не вызывало. Сколько можно бояться?!
Веникем терпеливо дождался, когда я почти полностью осушу бокал. Улыбнувшись, погладил меня по щеке. У меня вошло в привычку запоминать эти его непонятные жесты. Вот чего он этим хотел добиться?
- Допивай и догоняй меня в ванной.
В ванной? Что это он в ванной со мной делать собрался?
Когда я вошёл, он уже сидел в воде, укутанный пушистой белой пеной.
- Раздевайся и присоединяйся.
Чёрт, я ещё купаться с ним должен. Извращенец! Или ему в мыле потрахаться захотелось. Я усмехнулся. Кажется, это вино уже слегка ударило в голову, и в пах заодно. Да, амоса в первую очередь всегда бьёт в пах! По телу расходилась лёгкая приятная волна. Ну и хрен с ним!
Некоторое время мы просто сидели в воде. Я снова пил это самое оранжевое вино. Приятный, кстати, вкус. Потом Веникем притянул меня к себе, начал массировать плечи, шею, разминать позвоночник. Из него вполне приличный массажист.
Он ещё болтал что-то такое нейтральное. Рассказывал, что эту штуку оранжевого цвета делают из каких-то неолетанских цветов, и что первые колонисты Арнелет именно это вино окрестили амосой, уже потом разобравшись в сути термина. По сути же это не амоса, а вино с легким наркотическим эффектом. По-моему, один хрен! Меня больше занимала подоплёка его действий. Как я понимаю, это были истории из категории «отвлечь», дать магии время подействовать.
Везло меня с этого вина очень даже серьёзно. Состояние сделалось каким-то очень спокойным и тёплым. Казалось, что нет никаких проблем. Что всё просто и легко. Всё, что происходит,  жутко приятно. Я впитывал каждое прикосновение Венкема, поглаживание, надавливание, дыхание у себя за ухом. Эта его оранжевая амоса заставляла меня наслаждаться каждым этим касанием, и я с ней не спорил. Пусть! Мне было всё равно, что он говорит, мне нравился сам звук его голоса. Меня завораживал его запах. 
Веникем развернул меня к себе
- Я собираюсь тебя вымыть.
Я не возражал. Мой! Я вообще в этот момент согласился бы с любым его предложением, особенно сказанным таким голосом, почти касаясь губами моего уха, так что каждый волосок на виске окутало горячим дыханием. Он ведь, гад, специально это делает! Веникем опять погладил меня по щеке. Надо бы спросить, что даёт этот жест. Он ведь обещал отвечать на мои вопросы. А я на все сто уверен: это тоже эта его неолетанская магия. От него как электричеством пробивает до самой задницы.
Веникем  вытащил меня из ванной и принялся усиленно мыть. Намылил мне волосы и засунул под душ.  Это получалось очень приятно. Этими манипуляциями он касался меня руками везде. А он, юбля, умеет касаться! Делать из обычных прикосновений, имеющих чисто утилитарное назначение, что-то нереальное, волшебное, откликающееся во всём теле. Долбанная неолетанская магия!
Потом мы сидели в гостиной, я так же, как он, в шёлковом халате на голое тело. Он трепал меня по волосам, расчёсывал их. Я вслушивался в ощущения. Не мешая, не возражая. Я не возразил даже тогда, когда он повернул меня к себе, приподнял за подбородок и принялся кисточкой рисовать что-то вокруг глаз. Пусть! Отмою потом! Мне было приятно его внимание, я готов был тереться об его руки, ластиться, как зверёк, плавиться под его короткими прикосновениями. И это слабая амоса?! Может, на даккарцев она по-другому действует?

Венки:
Задачка была простая. Я собирался запрограммировать себя на правильную реакцию на Экома. Воспринимать его любовником, физиологически реагировать на него, иметь возможность переводить злость в секс, избавиться от необходимости заставлять себя трахать его, делать это с удовольствием, раз уж так вышло.
Программирование – замечательная штука, когда ты делаешь это сам для себя. Тем более, если разобраться, в своей жизни я имел реальный опыт программирования только одного человека – себя.

Файна смотрела на меня весь вечер волчицей, и выставлять её из своей комнаты пришлось чуть ли не пинками. Да и не уверен, что она серьёзно отнеслась к моему предупреждению не появляться в моих покоях до завтра.
Встречать эльфика я втихаря отправил Роуз, она, хоть и ярая сторонница Файны, девочка тихая и, проводив ко мне Экома, тут же испарилась.
Несколько бутылок вина из цветов Ладницы – очень приятная штука. Делает человека добрым, ласковым, покладистым. Да и амосы в ней буквально капля, так что возбуждение есть, но не накрывает, не превалирует. Это вино для долгого ласкового секса, разговоров о любви, прикосновений. Обычно оно напоминает людям о нежном детстве, о любимом доме. Он заставляет всех вокруг считать родными и близкими. Быть уступчивым и неконфликтным. Самый лучший фон для программирования.
Эльфик отреагировал неожиданно. Во-первых, он сильно расслабился, я впервые видел его настолько расслабленным, разомлевшим. Напряжение покинуло даже взгляд, он стал как будто моложе и, казалось, открытым и доверчивым. Во-вторых, он откровенно тянулся к моим прикосновениям. Не к сексу, а просто к прикосновению. Ему зачем-то нужно было касаться меня, вернее, чтобы я касался его.
Он сидел в пене, ластясь к моим рукам и жмурясь от  удовольствия. Разговаривал в основном я один. Эком на вопросы отвечал неохотно, предпочитая отмалчиваться. Но если отвечал, то вполне разумно, без признаков сильного опьянения.
Для себя я такую реакцию объяснил непривычностью эльфика к травам Арнелет. Хотя, может, у него сильная восприимчивость на один из компонентов. Ёк! Потом надо будет разобраться.
На меня самого Ладница действовала как всегда: легкое возбуждение, умиротворение, желание всех любить и ни с кем не ссориться. Мне нравилось его гладить, во мне не осталось злости, и мне хотелось нежного ласкового секса. Приятное открытое состояние и только!

Очередной бокал Эком махнул залпом, преданно глядя мне в глаза. Я погладил его по щеке, в этой преданности было что-то притягательное. Он казался послушным, почти ручным. Маленький дикий зверёк, доверчиво подставивший холку под руку.  Как будто подтверждая мои мысли, Эком самым  наглым образом потёрся щекой о мою руку и широко улыбнулся своей фирменной крысиной улыбкой. Зверёныш!
Теория утверждала, что мне необходимо привести себя в состояние, когда Эком мне симпатичен и сексуально привлекателен. Потом, не покидая этого настроя, подобрать якорь: я решил, что это будет запах для эльфика. Ну, и закрепить результат хорошим ласковым сексом.
В прошлый раз мне удалось сделать Эльфика сексуально притягательным, просто совместив его образ с образом Айси в состоянии опьянения, добавив ему женственности, схожести с мужчинами Селены. Сегодня я собираюсь повторить это самое совмещение и закрепить. Ладница была благоприятным фоном. Я наполнил свой бокал в третий раз.
- Так, сначала нам нужно смыть с тебя все запахи. Ты пошло пахнешь клубничным шампунем.
Эльфик, не возражая, улыбался. Я распустил его хвост, намылил волосы шампунем без запаха. Молчание меня тяготило, поэтому я болтал обо всём, что приходило на ум:
- С чего ты вообще волосы отрастил? Мне казалось, что парни в Клинках всегда стригутся коротко.
Он пожал плечами:
- Тибиран, когда учил меня на командира, приказал отрастить. Говорил, что это будет мне напоминать, что командир не должен сам лезть в драку по поводу и без повода. Я тогда часто дрался. А с длинными волосами неудобно.
- Тебя таким образом отучали драться? Помогло?
- Ну,  драться я стал меньше. Не скажу, что из-за волос. Скорее, до меня просто дошли в конце концов его доводы.

Мы перебрались ко мне в гостиную. Он сидел у моих ног, я сушил ему волосы, попутно возмущаясь, что их, скорее всего, вообще не стригли последние лет пять. Если забранные в хвост они ещё кое-как смотрелись аккуратными, то в распущенном по плечам состоянии было хорошо видно, что до ровности им далеко. А мне сейчас в этом мягком, ласковом опьянении хотелось красоты и гармонии, это резкое несоответствие образу раздражало и требовало исправить:
- Ты ведь не будешь против, если я их подровняю.
Эльфик абсолютно равнодушно пожал плечами. Кажется, с ним сейчас вообще можно было что угодно делать – он не против. Точно какая-то индивидуальная сильная реакция на один из компонентов.
Пользуясь таким его настроением, я не только подровнял волосы, но ещё и слегка завил их. Чуть-чуть! А потом ещё чуть-чуть подвёл ему глаза тушью. Совсем слегка. Такую причёску и макияж вполне могут носить парни на Селене, но Экома они женственней не сделали. Скорее смотрелись как маскарад.
- В твоих рассказах часто мелькает старик Тибиран. Ты был дружен с ним, или это просто из-за твоей службы в гвардии рода?
- Тибиран был мне за отца и деда. Он не особо усердствовал, но если про кого и можно было сказать, что он занимался моим воспитанием, то это Тибиран.
- И с какого возраста он тебя воспитывал?
- Когда его списали в старики, мне было 11. Он тогда создал группу для мальчишек, кому было интересно дело спецслужб. Я был самым юным участником этой группы.
- Тебя тогда интересовало дело Паука?
- Мне тогда всё было интересно. А ещё я записывался на все дополнительные занятия, чтобы поменьше времени быть дома.
- Почему он тебя взял?
- Ну, я был практически лучшим учеником в параллели. Побеждал практически во всех конкурсах, где нужны были мозги, а не кулаки. Кроме того, я был упорный, у него просто не получилось меня выгнать в первый день. А потом, думаю, понял, что я неглупый, и уже сам оставил.
Я повернул эльфика к себе лицом. Алкоголь и наркотики в моей крови работали, и сейчас я легко совмещал его образ с Айси. В чёрных глазах читалось желание и просьба о ласке, а попытка потереться о мою коленку, как ни в чём не бывало, умиляла, так же как и взгляд, который он бросал на стол с закусками, будто раздумывая, стоит ли к ним приступать. А ещё он смешно облизывал губы, и от этих движений в пах отдавало горячей волной. Как просто!
Я осушил маленький бокал более крепкого напитка: смеси трав, специально рассчитанных на программирование даккарца, моё собственное изобретение. Вытащил коробку с флакончиками, собираясь приступить к подбору запаха для Экома, как…
- Могу спорить, у вас закончилось вино!
На пороге появилась Файна с подносом какой-то еды и выпивки. Ёк! Ну что она за упрямица?! Что, сама не понимает, что она здесь некстати?!
- И закуска тоже, видимо, лишней не буде…
Файна своё «некстати» осознала на полуслове. Трудно было не осознать: Эком сидел на полу, откинувшись на мои ноги, как на спинку кресла, халат ему был великоват, поэтому постоянно спадал. А так как эльфика это ещё и не очень волновало, можно было сказать, что он скорее местами прикрыт халатом, чем одет. На мне тоже халат не особо запахнут, и видно, что одет он на голое тело. Хотя что она ожидала увидеть, я же предупредил, что придёт любовник, и ко мне не приходить до утра.
Вместо того, чтобы по-тихому удалиться, всё осознав, Файна с грохотом поставила поднос на ближайшую поверхность и принялась ругаться:
- Венки, ты что, совсем из ума выжил?! Что за бордель ты здесь устроил?!
Ёк! Не было печали! Я вздохнул, раздумывая, как бы так заткнуть эту назойливую женщину. Эком на неё не реагировал: сидел и тихо пилил себе колбаску на маленьком столике с закусками, собирая бутерброд из трёх видов мяса и одного маленького кусочка огурца. Я подумал, что будет лучше, если я просто тихонько выведу мою Файну вон, пока он занят.
На мою попытку встать Эком резко обернулся, сверкая глазами. Потом проследил за моим взглядом, видимо, впервые замечая женщину, и в следующее мгновение в комнате повисла тишина, потому что в нескольких сантиметрах от её виска воткнулся тот самый нож, которым он только что кромсал мясо.
Файна замерла в шоке, вытаращив на меня глаза. Да что там, я сам был в ужасе. Юбля, да у него сейчас в крови сплошной алкоголь с наркотой, а если бы промазал?! Хотя, может быть, это как раз и есть «промазал». Я же не знаю, хотел эльфик мою Файну этим ножом просто напугать или убить. Что-то мне подсказывает, что последнне для него тоже не составило бы труда.
Я сглотнул и постарался придать себе спокойный вид:
- Файна, покинь мои комнаты. Я тебя не звал.
Всё ещё находясь в шоке, она согласно закивала, быстро пятясь к двери и судорожно поглядывая на эльфика, который как только заметил, что женщина уходит, сразу успокоился и, потеревшись щекой о мою коленку, вернулся к уминанию своего супер мясного бутерброда.
Весь сексуальный настрой с меня как рукой сняло. Юбля! Да его к людям близко подпускать нельзя! Бред! Какая сексуальность и притягательность? Весь Даккар сплошное сборище маньяков! Отморозки, независимо от того, присутствуют ли в их головах мозги или нет! Утопическая идея пытаться совместить этих маньяков с хаймом, миром любви. Ёк!
Я постарался успокоиться, даже наркотик не очень помогал:
- Эком, не делай так больше. Мне не нравится, когда в моих женщин кидаются ножами.
Эльфик лишь пожал плечами:
- Хорошо, не буду
Как всё просто! Сидит себе на полу, халат прикрывает разве что спину, точит бутерброд и улыбается. Чуть не прибил мою Файну и улыбается?! А ещё пытается почесать свою макушку о мою руку. Я отдёрнул ладонь. Эком поднял на меня удивлённый и ,даже казалось, обиженный взгляд. Потом на его лице мелькнули следы размышления, как будто разгоняя опьянение, стирая его напрочь. Он покосился на дверь, за которой исчезла Файна, и, придя к какому-то, видимо, неутешительному выводу, вздохнул. Потом нехотя отложил свой бутерброд на столик, вытер губы тыльной стороной ладони и … одним движением раздвинув полы моего халата, взял в рот мой порядком поникший член. Сделал несколько движений и, не отрываясь, вопросительно поднял на меня глаза. Ёк! Я погладил его по макушке. Он заулыбался и принялся работать ртом с удвоенным старанием. Опьянение обратно возвращалось в его взгляд и движения.
Всё, я выпал в осадок и ушёл в кредит!

Эком:
Амоса полностью захватила моё сознание: всё вокруг было удовольствием. Я даже представить не мог, что можно получать столько кайфа просто собирая себе бутерброд. Собирая бутерброд и потираясь щекой о коленку Веникема.
Вполне естественно, что когда эту самую коленку у меня попытались отобрать, я взбунтовался и элементарной угрозой выгнал всех других претендентов на коленки. Не задумываясь! А зря. Теперь Веникем смотрел на меня сурово и презрительно, а я судорожно пытался сообразить хоть что-нибудь. Ему что-то не понравилось?
- Эком, мне не нравится, когда в моих женщин кидают ножами.
То, что я отпугнул бабёнку? Он разозлился? За бабёнку?! Да я же её, по сути, и пальцем не тронул! Ногу свернёшь в этой его дурацкой неолетанской логике! Юбля, только злой Веникем мне совсем не нужен! Когда он злой, он непредсказуемый извращенец. Лучше просто трахаться. Юбля! Я отложил бутерброд. Такой замечательный бутерброд! Чёрт! Мне известно не так уж много способов склонить мужчину к сексу. М-да и тянуться не далеко, когда на полу сидишь…
Стараясь не особо вдаваться в происходящее, я попытался сымитировать минет. Веникем сначала сидел напряжённо, но потом расслабился, снова откинулся на спинку кресла  и зарылся пятернёй в мои волосы. Его, оказывается, легко утихомирить. Я снова расслабился. Амоса снова заискрилась в крови, заставляя получать удовольствие от каждого прикосновения. Даже то, что я делал ртом, не было неприятным. Мне нравилось то, как Веникем реагирует на мои движения, насколько подвластен им, в остальном, кажется, я уже начинал привыкать к тому, что под действием амосы веду себя, как последняя шлюха, и меня это даже не пугало. Сколько можно пугаться?!

Венки:
Я заставил себя расслабится, погладил эльфика по макушке. Юбля, с таким удовольствием, аж мурлыкая, мне сосали разве что неолетанки. Он настолько пьян? Может, у него вообще аллергия на какой-то компонент напитка, и он давно в принципе не понимает, где и с кем находится. Но это минутное протрезвление? Что это вообще было?
Эльфик на минуту оторвался от моего паха, усмехнувшись:
- А тебя, оказывается, легко нейтрализовать, командир.
Ёк! Это он не понимает где и с кем находится?! Это он пьян?! Юбля, да он не пьянее меня! Между тем организм мужчины в этом смысле не терпит многофункциональности: я снова возбудился, мои мысли вернулись к сексу, а злость как-то сама собой трансформировалась в другую активность. Эком мне больше не казался похожим на Айси, но что-то сексуально притягательное в нём осталось.
Я усмехнулся и потрепал его по макушке. Крысёныш! С ним не соскучишься, это однозначно! Только расслабишься, он уже приспособился и что-то новое выкинул. Мелкий и, если подумать, очень опасный. Понятия не имею, что я в результате всего этого напрограммирую, но останавливаться уже поздно.
Я притянул эльфика к себе на колени, крепко сжимая в объятьях: не как хрупкую женщину и без всей той осторожности, с которой я обходился с Айси. Он не был слабым и однозначно был парнем. С ним не нужно быть осторожным, его без страха можно было тащить не только в спальню, но и в любую авантюру. Его трудно напугать, практически невозможно обмануть, и он не тот, кто может сболтнуть то, что сболтнуть не планировал. Единственное, за чем нужно следить, так это за тем, играет ли он на твоей стороне.
Я стиснул его ягодицу, Эком рыкнул и потёрся о мою руку. Он однозначно принял правила игры. Почему? Что послужило толчком? Кто бы знал. Но это явно не было действие амосы, он добровольно разрешил себе в этом участвовать, поддаться этому. Чёрт!

 * * *
Роман в пишется в качестве эксперимента. (обычно я пишу гет)
Новая глава каждый понедельник и четверг.
Обсуждения на самиздате (http://zhurnal.lib.ru/t/talan_o/40vbok.shtml) 
и на моём сайте  (http://olgatalan.ru/glossarii/дорога-за-грань) Там же глоссарий.

Пишите комменты. Автор работает на них как на бензине, нет комментов и глава плохо пишется.
И не забывайте ставить оценки ))


Рецензии