Поди разбери

 На живописном берегу широкой северной реки, в том месте, где в нее впадает узенький быстрый ручей, разбила палаточный лагерь приехавшая из далекого города молодежь. Жара, выгнавшая ребят сначала из дачных домиков, а затем и с лесной поляны, все никак не хотела сдавать своих позиций.
Костра никто не разводил. Вся компания – человек двадцать  питалась тем, что привезла с собой из соседнего села на машине. Напитки  заботливо спрятали в холодную воду реки. Купались. Пили пиво. 
Среди всей разношерстной компании приезжих из города и жителей ближайшей деревеньки выделялись двое. Ужасно высокий и здоровый, как башня мобильной связи, светловолосый, и немного угловатый Виктор, и его подруга, худенькая, тоненькая, гибкая как кошка, вся такая миниатюрная брюнеточка Нелли. Они тоже купались, как и все, пили пиво, но между ними – это замечали все, постоянно проскакивала какая-то маленькая искорка незаметного счастья.
Искра любви проскочила между ними впервые тогда, когда Виктор покатал Нелли на своем мотоцикле – большом черном Харлей–Дэвидсон, который сейчас стоял в тени дерева невдалеке от воды и был заботливо накрыт блестящей, словно фольга, тканью - черный цвет ужасно притягивал солнечные лучи и мотоцикл хорошо нагревался. 
Такой мотоцикл, с большими блестевшими на солнце выхлопными трубами, с обшитыми дорогой кожей сиденьями и длинной антенной всегда привлекал излишнее внимание. Вот и сейчас Виктору пришлось вылезти из воды и, вытряхнув воду из ушей подойти к своему любимцу.
Около мотоцикла уже не первый час крутился какой-то парнишка. Маленький, сутуловатый, похожий на цыганёнка паренек в маечке и кожаной кепке, он не внушал доверия. Виктор молча подошел и посмотрел на паренька. Тот, откинув, закрывавшую мотоцикл ткань, любовался его черным двигателем и скользившего по лицу взгляда не чувствовал.
– Какого черта тебе тут надо? – Виктор подошел  ближе и грубо оттолкнул парня от мотоцикла – я купил его, когда он был грудой металлолома после аварии. И восстановил своими руками! Подойдешь – прибью!
– Я п-п-просто х-х-хочу п-п-посмотреть – заикаясь, проговорил незнакомец и развел руками.
Вик хотел что-то сказать в ответ, но тут легкие руки Нелли легли на его плечи:
–  Тише, Вик, тише. Это всего лишь Папуша, он живет на нашей улице, и он тоже, как и ты интересуется мотоциклами, – девушка говорила таким приятным голосом, что Виктор размяк и опустил руки, – ты мог бы ему рассказать о тюнинге и восстановлении после аварии, а еще лучше дал бы ему покататься на мотоцикле. – Нелли отпустила Вика, он развернулся и ничего не сказав, пошел к реке. – Ему это интересно, в отличие от меня! – обиженно крикнула ему Нелли в след. Виктор уже вошел в воду:
– Делай что хочешь, но я не хочу тратить бензин на этого… – Вик не договорил и нырнул
– Я ужасно извиняюсь за Виктора, он иногда бывает таким необразованным и грубым… и быстро вскипает, когда дело касается его мотоцикла – Нелли улыбнулась цыганенку обворожительной улыбкой, от которой он не мог не растаять – если хочешь, я могу тебя покатать
Цыган ничего не ответил ей, сделал только какой-то НЕОПРЕДЕЛЕННЫЙ жест руками и промычал что-то невнятное. Нелли решительно завела мотоцикл. Они покатались совсем немного – нарезали несколько кругов по песчаной дороге, промчались по ней стрелой и, лихо, затормозив, подняли маленькую песчаную бурю.
Папуша был доволен. Его старенький мотоцикл – ИЖ не шел ни в какое сравнение с таким монстром. От счастья бедного заику даже заклинило, он только мычал и махал руками. Нелли попрощалась с ним и поспешила к реке и Виктору.
– Покатала? – с какой-то зловредной ухмылкой спросил ее Вик. – Покатала! А ты будто не знаешь, что твой цыганенок  крадет велосипеды – ухмыльнулся Виктор и, нырнув, скрылся под водой
Как бы ни хотел Виктор, чтобы его мотоцикл оставили в покое, но к вечеру пришлось его завести. Одной Нелиной подруге – Лене нужно было срочно слетать в поселок, встретить свою маму, которая приезжала на вечерней электричке. Расстояния было большое – километров пятнадцать в одну сторону. Водить машину Лена не умела, зато много каталась и на мотоцикле и на скутере.
Виктор, скрепя сердце, передал ей на пару часов своего железного коня. Сам бы он не сел за его руль – много пива было выпито за тот вечер. Как Лена уехала, он вдруг начал волноваться, не находил себе места. Нелли пыталась его успокоить. Она увела его в укромное место и, сев рядом с ним на песок у самой водой глади, обняла его и начала шептать в ухо разные милые глупости.
Но тут их короткая идиллия прервалась. Где-то в лагере, в глубине палатки разразился трелью мобильный, и  Нелли побежала его искать. Виктор пошел вслед за ней, и когда она уже поговорила по телефону, он стоял около входа в палатку. Лицо его словно говорило: что-то случилось?
– Лена, Лена звонила, – запинаясь, проговорила Нелли своим тонюсеньким голосочком. – Мотоцикл, мотоцикл, украли – дрожащим голосом сказала она
Виктор ничего ей не ответил и решительно зашагал на берег. Да, да он так и думал, он знал, чем это закончиться! Но что, что он мог сделать? Противоречить Нелли? Зачем!
«Глупая, глупая женщина! И этот чертов цыган, что крутился у мотоцикла. Все это неспроста!» – Виктор остановился у берега и, закричав зычным голосом, подал сигнал тревоги.
Отдых бы прерван. Питерские, да и местные братки из кампании Виктора, угрюмые и грустные оттого, что им не дали спокойно допить пиво, спешно сворачивали палатки и собирались к отъезду. Все они дали свое согласие помочь Вику в поисках мотоцикла. Наконец собрались и поехали в поселок, на то место где в последний раз Лена видела мотоцикл.
Улочка была захолустная. И угораздило же Лену и ее мать заехать по пути со станции домой в такую глушь. Кругом были одни темные, прогнившие и нежилые избы, построенные крестьянскими руками в начале прошлого, двадцатого века. В таких домах жили только старики, да приезжавшие к ним на лето дачники.
Нелли предложила пройтись по соседним домам и поискать свидетелей.  Виктор в кампании братков обошел все жилые дома на улице. В деревне не бывает так, чтобы кто-нибудь чего-нибудь да не увидел. Нелли была права – Виктор познакомился с очаровательной старушкой, которая мимоходом видела, как Лена с матерью, не спеша, проезжали по улице, и как обратно на мотоцикле гнал какой-то низкорослый паренек…
– В майке и кепке? Сутулый? – Виктор буквально засыпал старушку вопросами и, получив на все утвердительный ответ, мигом ушел, даже не поинтересовавшись, какое зрение у бабули, нет ли у нее глаукомы или катаракты.
Все встало на свои места. Виктор так и думал. Цыганенок не понравился ему в первую встречу. Ребята забились в автомобили и поехали в гости к Папуше, предварительно высадив Нелли около ее дома.
После пяти минут блужданий в темноте – ни один фонарь в поселке не работал, Виктор, предводительствуя ватагой гопников, вихрем влетел в подъезд неотапливаемого  кирпичного дома без водопровода. Ошибки быть не могло – это был тот самый третий дом направо от домика, где жила Нелли.
Церемониться не стали. Вик выбил дверь ногой, толпа влетела в квартиру. Сначала исследовали кухню, потом пошли по комнатам. Гопники крушили все на своем пути. Вик уже боялся, что цыгана нет дома, но вот он ворвался в последнюю комнату и увидел Папушу.
Под большим порванным прошлогодним календарем с полуголой девицей и мотоциклом, странно соседствующим на стене с пожелтевшим портретом  Генри Форда, спал, свернувшись калачиком цыганенок. Ударом кулака по выключателю Виктор включил свет и, подойдя к кровати, пнул  Папушу ногой, сорвал одеяло – цыган вскочил от неожиданности.
– Где мотоцикл?! – прокричал Виктор в лицо цыгану
Он пытался что-то сказать в ответ, но от испуга и заикания его вдруг заклинило – он мычал, тряс руками, но не слова сказать не мог. Виктор размахнулся и ударил его со всей силой. Но и это не помогло – цыган распластался на кровати и окончательно потерял дар речи.
Вик задумался, что ему делать. Гопники между тем уже разнесли всю квартиру. Раздался звон разбитого стекла – что-то вылетело на улицу; шкаф с посудой на кухне был перевернут и сломан, обои и ковры сорваны со стен.
- Не сознается, гад? Что думать?! Кончать его надо!!! – закричал кто-то из толпы, братки, отстранив Вика, схватили Папушу
А между тем Нелли неспешно шла домой. Она обиделась на Виктора за то, что он не довез ее до дома. Она  как никто другой знала, чем был для Вика мотоцикл. Не жестяная банка, а произведение искусства!
Но ей в этой истории было жалко всех – и ее грубоватого и чуточку жесткого приятеля Вика, и этого маленького цыгана в кепке Папушу. Задумавшись и глубоко уйдя в свои мысли, она не заметила как, машинально открыв калитку, вошла в полной темноте во двор и засеменила по дорожке к своему дому.
Примерно  в том месте, где в темноте прятались три ступеньки крыльца, Нелли неожиданно ударилась обо что-то большое, споткнулась и распласталась на земле, сильно ушибив колени.
…Вик не успел ничего сказать. Цыганенка избили, вытащили на улицу и потащили к реке. Кто-то уже побежал за цементом и веревками. Его собирались утопить заживо и Вик, даже если бы очень захотел не смог бы остановить пьяную толпу. Ноги в тазик, ведро цемента сверху, руки связаны тугими веревками. Прощай, воришка!
Нелли собралась с силами, встала и нашла мобильный телефон. Включив экран, она сначала она посветила себе на колени, которые она только что разбила в кровь, а затем она осмотрела тот предмет, о который споткнулась. Нелли не могла перепутать его с любым другим мотоциклом – она только что нашла мотоцикл Вика! На сиденье мотоцикла лежала записка, Нелли быстро пробежала ее глазами, и сильно удивившись, хотела было звонить Вику, но мобильник выскользнул из пальцев, упал в траву и погас.
Ох, как бы Виктор не наделал глупостей!  Девушка с  трудом выкатила мотоцикл, села на него, завела и помчалась к дому Папуши. Главное успеть! Но у дома уже никого не было. Она не растерялась, но услышав пьяные крики у реки, помчалась туда.
Папуша был готов отправиться в царство рыб. Его  связали, и сейчас собирались привязать к нему камень и сбросить цыганенка в реку. Нелли ехала прямо через толпу, не боясь сбить кого-нибудь, она  подъехала прямо к цыгану и встала межу ним и беснующейся толпой. 
Несмотря на то, что братва была пьяная, мотоцикл Вика гопники узнали. Из толпы вышел и сам Вик. Нелли ничего не сказал ему. Она просто отдала ему записку, и Вик нагнувшись, прочитал ее при свете фары мотоцикла:
«В десять часов вечера я нашел этот мотоцикл около одной из крайних изб нашего поселка. Так как тебя рядом не было, а делать ты в нашем захолустье ничего не мог, Я РЕШИЛ, ЧТО мотоцикл, видимо, угнали. Я НЕ ЗНАЮ, ГДЕ ЖИВЕТ ВИКТОР, ПОЭТОМУ ПРИГНАЛ МОТОЦИКЛ СЮДА. Я ДУМАЮ, Виктор, расстроился, ПОТОМУ ЧТО украли  ЕГО любимый мотоцикл. Извиняюсь за утреннюю сцену. Папуша, фанат ВИКТОРА И ЕГО мотоцикла»
Виктор сам сорвал с цыганенка все веревки, камнем запустил в пьяную толпу, которая сразу же разбежалась.
- В следующий раз пиши не записки, а СМС – Виктор улыбнулся цыганенку, сел на мотоцикл, посадил на него Нелли и дал по газам


Рецензии