Дорога за грань 18

По просьбам читателей выкладываю новую главу также отдельным файлом.
ЧИТАТЬ НУЖНО С НАЧАЛА
Комментарии лучше писать к общему файлу

Внимание: произведение эротического характера. Содержит сцены гомосексуальной эротики.
ДЕТЯМ и всем сомневающимся читать или не читать: ЖАТЬ НА КРЕСТИК В ПРАВОМ ВЕРХНЕМ УГЛУ СТРАНИЦЫ!!!

Автор: Ольга Талан

Название: Дорога за грань, рассказ из серии Земли богов

Бета: Арина.
Фэндом: Ориджинал, женское космическое эротическое фэнтези
Пэйринг: Слэш на 75%  ( БИ)
Рейтинг: nc-17 (Насилие, грубость, брань, описания секса)
Объём: Планирую около 30 глав, но мои планы в этом вопросе редко сбываются
Статус: Новая глава каждый понедельник и четверг
Жанр: Агнст, насилие. Чтиво под утренний кофе.
Я не мог его убить, потому что это разрушило бы союз самых сильных магов нашей галактики. И не мог оставить его в живых, потому что это уничтожило бы моё братство...
Примечание: (925 г.) Через некоторое время после событий Силы слабости
 
Глоссарий к этому роману: имена героев, название мест, явлений тут - http://olgatalan.ru/glossarii/дорога-за-грань

Глава 18

Эком:
Я снова лежал в темноте и думал, только на этот раз моя спина прижималась к груди Веникема, сам он мерно сопел мне в макушку, и всё вокруг окутывал запах этого его парфюма.
Всего сутки назад такая ситуация выбила бы меня из колеи, но я не склонен спотыкаться на одном месте дважды. Сейчас я старательно успокаивал себя и добился вполне ощутимого успеха. Меня не трогали ни эти его прикосновения, ни запах, ни сопение в затылок. Не больше, чем какая-нибудь ночёвка в походных условиях, когда весь отряд спит вповалку в одной палатке.
Он сам объяснил мне, что в этом его запахе нет ни магии, ни наркотиков. А значит, моя реакция – просто банальная паника. А с паникой можно и нужно бороться.
Я успокоился и теперь вполне мог размышлять разумно. Мы с мажором сегодня на удивление хорошо сыграли командой. Честно говоря, я даже не сомневался, когда начинал спектакль, что Веникем мне подыграет. Если, конечно, сообразит, в чём дело. Он хороший актёр, и его моральные принципы позволяют и не такие выкрутасы.
Вышло ещё лучше: он не просто подыграл, он ещё и добавил своего. Причём добавил, рассчитывая на то, что я точно буду подыгрывать. И в этой нашей импровизации было нечто пугающее: никогда, ни с одним из помощников я не импровизировал так легко, не ограничивая себя и точно зная, что ни за какое решение не получу статус «лжеца» или «морального урода». С точки зрения морали, Веникем был уродом намного больше меня. С точки зрения лжи, имел намного меньше ограничений. И в то же время он оставался частью Даккара.
Ещё стоило задуматься над тем, что, возможно, я подходил Палме, и она подходила мне. Веникем натолкнул меня на очень перспективные размышления: если мы действительно подходим друг другу, то она должна не меньше, чем я, желать видеть во мне союзника.
Действительно, переварив и взвесив, я пришёл к выводу, что из Палмы получился бы очень сильный и полезный союзник. И дело было не только в Ар: она была опытным и очень эффективным воином, хорошим тактиком и просто непревзойдённым диверсантом. Даккар никогда и мечтать не смел привлечь хоть одну Суани на свою сторону, а я, получается, вполне мог это сделать. Мог… если она так же, как я, считает меня вполне подходящим другом, любовником и командиром… не будем врать себе, скорее помощником – неолетанки матриархальны.
Одна из мастеров Пустыни в качестве добровольного союзника?! Это было бы очень ценным приобретением.
Спал я плохо. При неподвижности быстро затекало тело, а стоило пошевелиться, как этот боров, не просыпаясь, сгребал меня в охапку, к тому же пытаясь подмять под себя. Вот ведь гад! И ведь ему, наверно, снится там, что он какую-то бабу тискает?!

Венки:
Проснулся я весёлый и бодрый. Корабль, согласно установленным программам, залил помещения приятным белым светом, звуками листвы, птичек и запахами утреннего луга. Я потянулся. Потом обнаружил у себя под мышкой довольно напряжённого эльфика:
- Что-то не так? - Он обернулся ко мне, выражая взглядом трёхэтажное негодование. Меня это рассмешило. – Ты чего такой насупившийся?
- Ты упираешься своим стояком прямо в мою задницу. По-твоему, я должен радоваться?
У меня действительно стоял. А чего ему не стоять, утро же?! Я стиснул Экома в объятьях,  нашёптывая ему прямо в ухо:
- Ты считаешь, что я должен извиняться перед тобой за то, что у меня обычный утренний стояк?
- Юбля, у тебя этот «утренний» уже пару часов продолжается с переменным успехом!
Ну что поделаешь, мне снились красивые сны. Например, что Файна, наконец, решила отбросить гордость и согласилась любить меня таким, какой я есть. Я вздохнул:
- И ты все эти два часа смотрел на мои мучения и не догадался помочь?
Эком вытаращил на меня глаза, но, одумавшись, все возражения проглотил. Вид у него стал какой-то жалкий и безысходный. Я снова потянулся и отпустил его. В конце концов, я ведь его воспитывать, а не запугивать собираюсь. Да и несмотря на явное возбуждение, Экома я не хотел. А насиловать в первую очередь себя в такое прекрасное утро было бы кощунством.
- Пока я в душе, с тебя кофе и сладкие булочки.

За завтраком я, наконец, дозвонился до Анжея, вчера его вызвонить не удалось, и рассказал о вчерашней встрече и полученной информации.
А ещё через полчаса появился посланник от атамана, один из его племянников:
- Генерал, дядя всё же надеется торговать с тобой и предлагает встретиться на следующей неделе, в пятницу.
Я кивнул. Хвутч явно не хотел вмешиваться в мои разборки с Фермио Капцем и давал время разрешить этот вопрос.
- Дядя так же передал, что восхищён зоркостью и умом твоего сына и надеется, что мальчику удастся преодолеть юношеские контрасты, и он станет надёжным помощником тебе в твоём бизнесе.
Посланник слегка поклонился Экому и протянул небольшую деревянную коробку. Эком взял коробку с некоторой подозрительностью, потом, хмыкнув, развернул её в сторону посланника и открыл. Никаких лишних сюрпризов в коробке не было, просто два хороших кинжала от лучших мастеров этого сектора. Атаман явно понял, что Эком не менее опасен, чем я, и решил его чем-нибудь задобрить. А что ещё можно дарить даккарцам кроме оружия?!
Когда посланник ушёл, Эком ещё некоторое время возился с коробкой, проверяя её на маяки, яды и другие опасные сюрпризы. В подарки ради хорошего расположения он явно верил слабо.

К обеду выяснилось, что встретиться с торговцами северной Коты мне тоже в этот раз не удастся, и мы повернули домой.
Эком бухтел что-то насчёт того, как я планирую поездки, а я смог, наконец, оторваться мыслями от торговли и вернуться к делам земным, а именно к воспитанию некоторых эльфообразных.
Если верить неолетанской теории, начинать воспитание следовало с двух наиболее важных вещей: первое, это собственное восприятие воспитанника: оно не должно быть негативным. Источники вообще советовали «пробудить в себе любовь», но это было слишком сложным для меня шагом. Я остановился на том, что будет достаточно, если мне будет приятно иногда трахать этого парня.
Вторым условием являлось доверие со стороны самого воспитываемого. Его следовало приучить к прикосновениям, разговорам, сексу и соблюдению элементарной, положенной канонами неолетанской культуры субординации.
Приучить эльфика к сексу мне ещё долго не светит, неолетанская субординация отпадает по причине отсутствия самой неолетанки, оставались только разговоры и прикосновения. С разговорами процесс явно двигался, поэтому я решил сосредоточиться на прикосновениях, для начала простых и ничего не значащих: похлопал эльфика по плечу, обсуждая северокотсткую армию, потрепал по макушке, когда смеялись над моей посредственной ориентацией по лётным картам. Эльфик на каждое прикосновение вздрагивал, но не возмущался, и вообще делал вид, что ничего не происходит. Поэтому я решил, что нахожусь на правильном пути.

Хайм встретил меня делами, даже несмотря на уже давно наступивший вечер. Кроме того, позвонил отец и, не особо увлекаясь вежливой беседой, велел соединить его с Анжеем.
- Соскучился я по старому другу, да и дела есть.
Анжей был рад слышать Роджера и тоже явно имел к нему дело. Только разговаривать эти двое предпочли без меня.
Вот такой я генерал-командор!
В довесок, по пути в комнату Нась я натолкнулся на Файну, которая увлечённо высказала мне всё, в чём я не прав, и список этот был так долог, что занял минут двадцать. А когда я наконец переставил Файну в сторону и добрался до заветной двери, выяснилось, что Нась нет, ей стала нехорошо, и её на всякий случай забрали в клинику.
Вот так, если задница, то уж полная и по всем фронтам!

Эком:
К ужину мы были уже обратно в хайме. За час я успел проверить отгрузки и оплаты, поступившие за два дня в наше отсутствие, и ещё до темноты покинул крепость. Правда, отправляться домой не торопился.
История с Ар-оружием явно выходила на следующий виток. Веникем, конечно, полагался в ней на Анжея Ан Тойра, и это правильно: нужно слушать тех, кто умнее тебя. Но вот я хотел уяснить некоторые детали сам. Единственное «но»: мне явно не хватало информации для понимания полной картины.
Из когда-то прочитанного отчёта мне было известно, что привезённую нами экспериментальную пушку исследовал Карл, некий даккарец-имперец. И что его лаборатория находится непосредственно в клинике. И сотрудники клиники – это и его сотрудники. Но как продвигались исследования после того самого отчёта, я не знал. Решив, что недостающий кусок мозаики, возможно, заключается именно в результатах исследований, я решил наведаться в клинику. На случай возникших вопросов, у меня даже было алиби: мышцы в местах швов на животе в последнее время часто тянуло.
Карла я даже не искал. Надежды на то, что он согласится пообщаться со мной, не было. Намного больше для этого, по моему мнению, подходила одна из его помощниц, знакомая мне болтушка Займа.
Мне повезло, почти самый первый попавшийся мне навстречу человек-кукла точно указал, где мне найти эту замечательную женщину, чьё имя не раз встречалось в отчётах Карла как доктора розовокровой специализации.
- Си Эком, а мне не сказали, что вы придёте.
Я развёл руками.
- Я, в сущности, и не думал, что успею зайти сегодня. Просто так получилось, что рано управился с бумагами, и осталось время зайти.
- Что-то беспокоит?
- Да, – я уселся на кушетку, – вот здесь периодически довольно сильно тянет. Если это нормально, я потерплю, конечно, хуже, если там чего-нибудь не так срастётся.
Через несколько минут я уже лежал, просвечиваемый какими-то приборами, и Займа с умным видом вглядывалась в экран.
- Да, некоторые спайки появились. Надо будет пройти небольшой курс физиопродцедур. Зачем же вы напрягаетесь так сильно, си Эком?
Я пожал плечами:
- Да это, наверно, когда я на операцию за «дебилятором» ходил, перенапрягся. Очень уж интересная штуковина была, увлёкся.
Займа кивнула:
- Да, жаль что этот чудный кристалл так быстро погиб от наших экспериментов...
- Погиб? Я что-то пропустил, пока путешествовал в последний раз?
Женщина задумалась:
- А, ну да, он как раз перед вашим отъездом, вроде, погиб…  вам, наверно, не успели рассказать. Да, профессор на следующий день как раз пытался связаться с Венки и узнал, что вы улетели. Мастер Морок, вероятно, немного переборщила с влиянием или с различными эмоциями. Они ведь научились воздействовать на него Ар, вызывая ответную реакцию разной силы. И даже – немыслемое! - пробовали его Ар на себе. Сказали: «немного своеобразно, как «белый шум», но это точно Ар». Энергия, не несущая мысли и воссоздающая этот самый хаос в объекте воздействия. Возможно, у этого кристалла даже существовал некоторый разум. Теперь не узнаем.
- А как вы поняли, что он умер?
- Он перестал отвечать на раздражители. А потом и внешне слегка посерел.
- Посерел? Вы вскрыли его? Изучили состав?
Женщина поджала губы:
- Честно говоря, нет. Как-то так получилось, что мы его потеряли.
- Как потеряли?!
- Ну, он был, лежал в кабинете профессора в своей ёмкости. Мы решили подождать, вдруг бы он поправился. А потом он пропал куда-то.
- Так, может, его кто-то выкрал?
- Ну скажете тоже, си Эком, кто тут, в хайме, его может выкрасть? У нас все свои. Кроме профессора и меня туда и зайти никто не может, ну, куклы ещё, но они ведь у нас все жёстко запрограммированные, шага без приказа моего или профессора не ступят.
- А видеокамеры есть на клинике?
- Ну, непосредственно в кабинете профессора не было. Но в коридорах есть, никто кроме нас и кукол не заходил. – Она улыбнулась и проговорила заговорческим шёпотом, – Знаете, у меня есть предположение, что он самоуничтожился. Мы ведь не знаем, что с ними после смерти бывает. Чудный организм, чудный способ смерти.

Женской наивностью я не обладал, поэтому в бесследное самоуничтожение кристалла не поверил ни на минуту. Камень кто-то стащил, причём кто-то из своих. Учитывая, что Займа и Карл и так имели доступ к нему, пенять стоит только на кукол. Вообще, кому мог понадобиться испортившийся камень? Дурость! Или злоумышленник просто препятствует вскрытию? Зачем? Не вижу никакого смысла. Хотя в последнее время мне часто попадаются задачки, в которых я не вижу смысла.

За ужином Кэро был слишком тихим и, казалось, злым:
- Что-то случилось?
- Не, пап, всё нормально, – но при этом отчаянно поджал губы.
Я решил подойти с другой стороны:
- Чем занимался, пока меня не было?
- Палма отвела меня в школу…
Чёрт! Я сдержал эмоции.
- И как там?
Он вскинулся на меня решительно:
- Пап, я никогда не стану настоящим мужчиной, если не буду учиться решать свои проблемы сам!
- Хорошо, но мог бы хотя бы рассказать, в чём у тебя проблемы.
Он снова поджал губы и уткнулся в стол:
- Я сам сначала… потом, может, расскажу.
Как бы мне ни хотелось вмешаться, я отступил. В чём-то Кэро был прав, даже учитывая, что я ни на минуту не верил, что он дошёл до этой мысли самостоятельно. Он должен учиться решать свои проблемы, защищаться и нападать. Нельзя вырасти воином, если за тебя всё решают.

Следующее утро началось для меня уже привычным образом: я явился на службу в семь. Веникем, как обычно, ещё не появился, видать, дрых.
Я успел раздать куклам задания согласно плану, проверить вчерашние документы, поразмышлять над историей с «дебилятором». Как раз где-то в середине этих размышлений в приёмной появился мальчишка – Индман Об Хайя.
Индмана я знал в лицо. Хоть сам он был ещё очень зелен и только в этом году получил ордена воина, вокруг его имени уже вилось слишком много всего.
Он был сыном богатейшего ацунавы братства Острова богов – Герарда Ан Барда. Причём сыном любимым. Герард восхищался, с каким упорством мальчишка требовал самостоятельности и добивался своего. Сам Индман отца терпеть не мог и даже уговорил Роджера отправить его 16-летнего на службу подальше от отца.
Кроме того, Индман был любимым учеником Архо. Говорили, что у него есть настоящий талант к рукопашному бою и фехтованию. Парень уже дважды становился чемпионом юношеского турнира и в этом году тоже не знал поражения.
Ещё стоило упомянуть, что свои полгода вдали от Клинков, Индман служил не где-нибудь, а на базе у Веникема. Тоже знакомство то ещё.
Ну, и последним было то, что по всем бумагам, которые мне доводилось видеть, именно этот пацан летал теперь вторым пилотом с Анжеем Ан Тойра и, скорее всего, являлся его помощником. Впрочем, об этом можно было догадаться и по ордену паука, который носил мальчишка.
- Чего тебе парень?
Индман замялся:
- А Веникема нет ещё?
- А он бывает в такую рань?
Парень пожал плечами:
- Нет, не бывает…
Если тебе это известно, тогда зачем ты сюда притащился?
Парень подошел к столу. На лице ярко выражалось, что он старается подобрать слова, но даётся ему эта задача слабо.
- Эком, я... это…
На лице отразилось, что слова так ни во что разумное и не сложились, и в следующую минуту парень рывком выдернул меня из за стола. Юбля! Вот кабан малолетний вымахал! От пары ударов я увернулся, ещё пару стойко перенёс, не снижая темпа, но мальчишку не зря тренировали лучшие бойцы Даккара, минуты через три я был обездвижен и прижат к полу его кабанистой тушкой.
Я постарался восстановить дыхание:
- Малыш, тебе вообще чего надо, нормально сказать можешь?
Парень покраснел:
- Я это… потрахаться хочу.


 * * *
Роман в пишется в качестве эксперимента. (обычно я пишу гет)
Новая глава каждый понедельник и четверг.
Обсуждения на самиздате (http://zhurnal.lib.ru/t/talan_o/40vbok.shtml) 
и на моём сайте  (http://olgatalan.ru/glossarii/дорога-за-грань) Там же глоссарий.

Пишите комменты. Автор работает на них как на бензине, нет комментов и глава плохо пишется.
И не забывайте ставить оценки ))


Рецензии