Анастасия. отрывки из девятой главы книги

90-летию эвакуации Белой Армии из Крыма посвящается

Книга «АНАСТАСИЯ». Отрывки из Главы девятой.
Из  записных книжек и видеозаписей бесед с Анастасией Александровной Ширинской-Манштейн

О западных журналистах

Анастасия Александровна следит за всеми событиями в России и на Украине по французскому телевидению и прессе. Она переживала  за Беслан и за выборы на Украине. Она негодует, когда натыкается на то, что она называет "интоксикация". Особенно достается от нее журналу "Нувель Обсерватер". Она анализирует тексты и показывает, к каким приемам прибегают  авторы, чтобы влить в души простых французов антирусские настроения.
- Журналист журналисту рознь. Есть хорошо осведомленные, но есть такие, которые говорят о России, а я чувствую яд в их словах. У них один рефрен: все плохо в России.
И Анастасия Александровна добавила по-французски: "Je sens l`intoxication dans leurs paroles".
Она хотела, чтобы  эти слова  услышали именно французские журналисты.

"Наши донцы!"

- Сережа, смотри, - кричит Анастасия Александровна своему сыну, сидя перед телевизором. По французскому каналу шел репортаж о выборах на Украине. - Горняков показывают! Наши донцы!

О России и Украине

"Самые известные русские писатели воспевали Украину. Все дети знали наизусть описания ее ночей, ее рек «чище серебра», ее безграничных степей и цветущих хуторов, утопающих в вишневых рощах…
…Раз в неделю профессор Кожин, ассистент известного хирурга профессора Алексинского, читал нам Гоголя в большом зале «адмиральского помещения». Его умение читать оставило у нас в памяти незабвенные картины великолепия украинских ночей, Днепра, казацкой удали и очарования вечеров на хуторе близ Диканьки.".
Из книги Анастасии Александровны


- Россия и Украина - это один народ. Это одна история! Один дух!  Одна религия!  Для меня они едины и неделимы! Правители приходят и уходят, но народ остается. Кому-то опять очень хочется столкнуть людей лбами. Но я верю в будущее моего народа и в то, что никогда больше не будет на родной земле проливаться кровь. Мы слишком дорогой ценой заплатили за потрясения и революции.

Севастополь

Когда я  в июле 2008 года вернулся в Бизерту из Севастополя, то ее первый вопрос был:
- Опять там ссорятся?
- Да, есть такое. Но все будет хорошо, Бабу, не волнуйся. Смотри, какие я тебе фото привез. Вот каким был Севастополь в 1920 году, и вот каким он стал сейчас.
(эта встреча с ней стала частью фильма «Воспоминания о Севастополе»

О русских в Европе

 - Говорят, что русских не любят в Европе? Неправда! Умные и интеллигентные люди -  и немцы, и французы, и англичане, и итальянцы, - они всегда с уважением относятся к русским. И если кто-то из европейцев имел предком русского человека, то он всегда говорит об этом с гордостью!

Об исламе

- Пророк Магомет был очень добрым человеком. И первая жена его была очень разумная. Коран ближе к  Старому завету, чем Откровение Божие. Я прожила столько дел среди мусульман и у меня всегда были самые хорошие отношения с ними. Мусульмане с пониманием отнеслись к нашим просьбам разрешить построить  православные храмы.  Тунисцы народ очень терпимый к другим религиям. И это у них  - в крови, это уважение к другим.
Был в Тунисе на улице Селье, № 60, большой арабский дом, многочисленные комнаты которого выходили на внутренний двор. Памят¬ная история связана с этим домом, который принадлежал тунисцу Бакушу, директору Абуса, мусульманское административное учрежде¬ние, занимающееся вопросами недвижимости. Когда русские пришли просить его сдать дом в аренду, он поинтересовался, для чего им нужно такое большое помещение. Узнав, что в доме предполагается устроить церковь, Бакуш ответил, что совесть никогда не позволит ему, во-первых, отка¬зать людям в возможности молиться и, во-вторых, брать с них деньги за предоставленную возможность.
- И посему, - добавил он, - берите дом и служите Богу!
Духовная жизнь русской колонии долго оставалась связанной с этим домом. В самой большой из комнат был алтарь. Когда места не хватало, люди молились во дворе. Отец Константин олицетворял с боль¬шим достоинством моральные ценности русского православия, и ма¬тушка была ему доброй и разумной помощницей. Русская церковь на авеню Мухаммеда V будет построена только в пятидесятые годы.

О Чечне

Мы не могли  избежать этой темы. Французские журналы, газеты, телевидение постоянно пишут и передают на эту тему.  Но начала говорить о Чечне  Анастасия Александровна издалека, как бы  готовя почву для анализа того, что происходит сегодня.
-  Я помню, как Пушкин написал брату с Кавказа: "мне не страшно, потому что чеченцы берут в плен только генералов»…
- Мне прислали очень интересную книгу. Книгу, которой 150 лет.  Ее написала Лидия Чатская.  Моя бабушка училась вместе с ней в Смольном. Это другая эпоха. Девятнадцатое столетие. История девушки.  Нина, княжна Джавахова, поступила в Институт благородных девиц. Ее отец, грузин, в чине генерала командовал казаками. И нет ничего странного. Багратион,  генерал, котрого любили все, был грузином. И вот девушка учится в Смольном и описывает свою жизнь…»
- Чечня… - произнесла  медленно Анастасия Александровна. - Простой француз думает, что все русские  нападают на всех чеченцев. И даже говоря про детей в Беслане, французские журналисты пишут: Это вина Путина!" У них нет никаких доказательств, но они говорят и пишут, что во всем виноват Путин. Во всем виновата Россия. Это и есть интоксикация!

О новых русских

- Ротшильды и Рокфеллеры с нуля начинали, из гвоздиков, по  центу, так это нормально. А если у нас кто-то разбогател, так сразу говорят: украл! Почему? И можно ли стать богатым за год? За несколько лет?
Задав  себе самой вопросы, Анастасия Александровна на них так и не ответила. Прожив в Тунисе 84 года, она до сих пор арендует для себя и сына Сергея трехкомнатную квартирку рядом с Храмом Александра Невского и живет на скромную пенсию, которую получает от тунисского государства. Как бывший преподаватель математики.

Рубцов  глазами Анастасии Александровны

Как-то зашел у нас разговор об Александре Рубцове. Я спросил ее мнение об этом русском художнике, который всю жизнь прожил  в Тунисе. В 1914 году Александр Рубцов прибыл в эту страну и после начала первой мировой войны оказался отрезанным от России. 11 ноября 1915 года  он поселился в квартире-мастерской на улице Аль-Джазира. Здесь художник прожил 34 года, до конца своих дней, создав десятки картин, запечатлевших  яркие краски Туниса и женскую красоту. Его называют великим тунисским художником. Он похоронен в «русском каре» христианского кладбища Боржель в столице. В последний путь его провожали соотечественники из Бизерты: его гроб был покрыт Андреевским флагом с Русской эскадры.
 Анастасия Александровна задумалась и начала отвечать издалека.
- Мне Оленька Вербицкая оставила стихотворение Бунина…
Анастасия Александровна читает по памяти:
"И цветы, и шмели, и трава, и колосья…
Час настанет! Был счастлив ли ты в жизни земной?"
- А Рубцов? Вот вы пишете в своей книге, публикуете отрывок из дневника Рубцова…
Она зачитывает этот отрывок из книги «Тунис. Тысяча и одна история…»:  «Почему я не покидаю Тунис?» - задаю я себе вопрос и сам отвечаю: «Я мог бы оставить Тунис, но я всегда бы испытывал ностальгию по краскам и цветам»…
-…Так вот. Я очень хорошо знаю эту улицу Аль-Джазира…. И вот что я скажу… Свою Родину не покидают из-за красоты и цветов!
Анастасия Александровна стукнула  своим маленьким кулачком по столу.
- Он не русский для меня, а Бунин - русский. Я чувствую, что Бунин - русский. А Рубцова - не чувствую… Он в Петербурге получил прекрасное образование, ему дали стипендию, ему  предоставили возможность ездить по Европе…И вот… когда русские мальчики умирали на войне …
Она смотрела на меня, и в глазах ее сверкали искры гнева.
«А что бы ты делал? Где бы  ты был тогда?» – спросил я самого себя.
-….А когда русские, офицеры и матросы, искали работу в Тунисе...,- с болью в голосе говорила Анастасия Александровна. - У Рубцова было много знакомых, он мог помочь, но он русских чурался!
Анастасия Александровна опустила голову и замолчала. Мне стало стыдно для Рубцова, которого я так люблю и картины которого запечатлели неповторимые красоты человека и природы. «Как так можно, в трудную минуту не протянуть руку помощи соотечественнику, попавшему в беду? Права Анастасия Александровна, так русские не поступают!» - думал я, пытаясь понять ее молчание.
Но она думала о другом. Может ли она осуждать другого человека? Имеет ли она на это право?
- Может быть, я совсем ошибаюсь… Может быть, но я не почувствовала его как русского. А Бунина - почувствовала… Бунина выгнали из страны, но он русский. Только русский может так написать: "И цветы, и шмели, и трава, и колосья…"  Это моя Россия! Это так верно написано, что  я вижу цветы русских лугов, вижу, как колышется трава, как наливаются золотые колосья, и как неустанно   трудятся шмели. Все мои воспоминания раннего детства в этих словах.  Я вспоминаю тропу к Донцу, цветы, до которых я дотрагивалась руками. Когда я была в Лисичанске, то увидела бурьян. Какие краски!  Как чудно пахнет трава! Это все мое! Оно со мной! Но не с Рубцовым!

Какие прекрасные люди в России!

- Какие прекрасные люди в России! Я о них тоже хочу написать… О боцмане Демиане Логиновиче Чмеле, о моем дорогом Михаиле Андреевиче Беренсе, о капитане Мордвинове, о всех тех, кого мне посчастливилось узнать и чья судьба стала и моей судьбою.

Анастасия Александровна спокойно смотрела мне в глаза оценивающим взглядом. И не только ее глаза увидел я. Глаза всех тех, которых она  знала и помнила. Они смотрели молча, каждый по своему, но все - с добротой и надеждой. И никто не смотрел на меня  с укором или презрением или ненавистью.
  «Смогу ли я рассказать о них? Как мне теперь жить под этими пристальными взглядами?» - подумал я.
Анастасия Александровна будто прочитала мои мысли и улыбнулась.

«Что есть истина?»

Как пишет в своей книге Анастасия Александровна о двадцатых годах: «Мы переживали Явление Христа перед Пилатом, нас волновал и оставшийся навеки без ответа вопрос: «Что есть истина?»
Этот вопрос продолжает волновать каждого из нас.
Согласитесь: то, что происходит в мире сегодня, оптимизма не прибавляет. Все тот же диктат сильных и богатых, все тот же фанатизм и экстремизм…
Как противостоять всему этому?
Что делать сегодня человеку, попавшему в новый водоворот трагических событий?
Вот почему люди приезжали  к Анастасии Александровне. Чтобы в ее словах найти ответы на свои вопросы. 
И давайте придем на русские кладбища в  Бизерте и Тунисе и молча поклонимся и положим цветы на могилы, где выбиты русскими буквами фамилии и имена на холодных мраморных плитах под жарким африканским небом.
Они, наши соотечественники, верили, что они вернутся в Россию. Они не смогли! Они слишком долго ждали!
И тогда Россия сама пришла к ним…

Здесь каждый шаг в душе рождает
Воспоминанья прежних лет;
Воззрев вокруг себя, со вздохом росс вещает:
«Исчезло все, великой нет!»
И, в думу углублен, над злачными брегами
Сидит в безмолвии, склоняя ветрам слух.
Протекшие лета мелькают пред очами,
И в тихом восхищенье дух.                            А.С.Пушкин


Я снова включаю DVD-проигрыватель, ставлю диск, вижу Анастасию Александровну на экране телевизора, слушаю ее голос и повторяю за ней:
«И мне так больно, когда  читаешь… разное… и видишь, как злоумышленно искажают правду. Больше всего я ненавижу неправду! И как хочется, чтобы люди узнали правду. О тех, кто уже ничего не может сказать…»
Снова и снова новоявленные «злоумышленники» лгут, лгут о России и русских, переписывая, выбеливая или очерняя,  страницы Истории. Снова и снова публикуются тенденциозные статьи и показываются фильмы, в которых можно найти все, кроме уважения с прошлым годам и ушедшим личностям. Забывают истину, которую говорили еще древние карфагеняне: «О мертвых или ничего, или только хорошее!» И что самое печальное: мало кто хочется учиться на уроках Прошлого! Многие наступают на те же грабли ненависти, национализма, шовинизма, прочих «измов» и «анти-измов».
А что же честные люди? Они молча смотрят, как творится зло и попирается добродетель. Им трудно поверить, что и добро должно быть с кулаками. Им хочется верить, что свободу, честь и достоинство защитит кто-то другой, и не могут они понять, что никто, кроме их самих, не защитит свободу, честь и достоинство.
…Я вслушиваюсь в слова Бабу, вглядываюсь в ее глаза, чувствую ее правоту и чувствую, как во мне внутри идет напряженная работа, работа душевная и мыслительная, как освобождаюсь я от догм и  стереотипов и как мне,  моему духу, обретающему крылья, хочется успеть сделать столько хорошего и доброго людям, мои братьям и сестрам.
И никогда я не буду делить людей на красных и белых, на христиан и нехристиан, русских и не русских!
«Есть   люди честные и порядочные, и есть люди  непорядочные!» В этих словах  Анастасии Александровны -  вечная истина о борьбе Добра и Зла и о том каждодневном выборе, который делает Человек, становясь или на сторону Добра и тем самым укрепляя себя и свою плоть для утверждения высших человеческих добродетелей, или на сторону Зла и тем самым губя себя и  своих близких.
Я снова перечитываю ее книгу…
«В сей день я пишу об этих далеких временах в спокойной семейной обстановке, и прошлое в моей памяти тесно сплетается с настоящим, и годы, прожитые на чужой земле, смягчили мою боль.
Прошло время, когда после острого горя потери близких, с которым так трудно смириться, снова оживают их лица в «тихом пристанище духовного спокойствия».
Кто знает? Может, когда-нибудь перед Образом Спасителя при тихом свете лампады кто-нибудь подумает обо мне?
Так передается память. Может быть, даже полюбит он дорогие мне слова Жуковского:
О милых спутниках, которые наш свет
Своим сопутствием для нас животворили,
Не говори с тоской - их нет.
Но с благодарностию – были».


Рецензии
Николай,
посмотрела ваш фильм с разными чувствами. И почувствовала вдруг остро, что история не бывает молодой. Меня поразили ещё раз наши одухотворённые русские лица, лица гордые, красивые , пронизанные культурой, интеллектом и чувством собственного достоинства. Перелистываются фотографии, годы, эпохи, а таких лиц всё меньше и меньше...
В Анастасии до старости осталось величие, потрясающая русская речь, на которую годы жизни не наложили отпечаток, как на большинство наших людей. Она учитель математики. Логика потрясающая, хронология и анализ событий - ясны. А глаза как блестят! Она живёт в моменте исповедания...
Интересный сценарий и съёмки. Какая музыка! Рассказ её льётся, как сама История, и она с Ней гармонична… Анастасия- цельная личность. Все остальные растворились во времени.
Я поняла, что вы имели в виду, говоря об отношении тунисцев к русским. Нас там совсем не так много, и мы обогащаем их своей культурой и знаниями, благодаря которым они и занимают высокие посты.
Я начала читать вашу книгу. Вводные интересные. Так где же ваша Душа? Отпустите свою вину на свободу. У неё тоже есть свой дом, а вы её заперли в своей темнице. Вашей вины нет ни в чём и ни перед кем. Вы свободны в своих чувствах и поступках. Родители для детей - не мужчина и женщина, а родители. И это совсем другой пласт восприятия. Тем более в России. Это свыше, и не нам судить, где, кто и когда окажется...
Я благодарю вас за доставленное удовольствие. У меня перед глазами стоит ваша Анастасия с огромной жизненной силой. Очень интересный труд. Ваш труд.
С уважением и благодарностью
Н.

Николай Сологубовский   06.12.2010 00:10     Заявить о нарушении
Благодарю за Ваши искренние слова!

Николай Сологубовский   01.11.2014 22:08   Заявить о нарушении