Парадоксы прогресса

20-21 октября 2010 г. в Доме Международных Совещаний Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ, г. Дубна Московской области) состоялась тринадцатая конференция «Наука. Философия. Религия» по теме «Человек перед лицом новейших биомедицинских технологий». Организаторами конференции выступили ОИЯИ, Московская духовная академия, Фонд святого апостола Андрея Первозванного и Центр национальной славы при участии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова и Института философии РАН. Предыстория этой конференции восходит к началу 1960-х годов, когда под председательством Д.И. Блохинцева в Дубне начали проходить регулярные встречи философов и физиков. Инициаторами первой конференции «Наука. Философия. Религия», состоявшейся в 1990 году, стали В.Н. Первушин (Лаборатория теоретической физики ОИЯИ) и В.А. Никитин (Лаборатория физики частиц ОИЯИ), она была посвящена обсуждению понятия истины в науке и религии.

На нынешней конференции был затронут большой спектр вопросов, связанных с обсуждением духовно-нравственных и социальных последствий развития современных биомедицинских технологий. Среди ее участников – известные ученые, богословы, религиозные деятели: доктора философских наук Андрей Николаевич Павленко и Павел Дмитриевич Тищенко из Института философии РАН, профессор Московской православной духовной академии Алексей Ильич Осипов, протоиерей Дмитрий Смирнов – председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами, и многие другие. В дубненских газетах уже был опубликован краткий отчет и впечатления участников конференции, а подробный рассказ обо всех прозвучавших докладах можно прочитать на сайте Московской православной духовной академии (http://www.mpda.ru/news/text/283205.html).

В этом очерке я остановлюсь только на одном аспекте обсуждавшейся на конференции темы – на том, который больше всего удивил меня как историка, не чуждого вопросам исторической демографии. Этот аспект наиболее ярко был раскрыт в докладе «Защита жизни как фундаментальный принцип биоэтики» иерея Максима Обухова, руководителя Православного медико-просветительского центра «Жизнь» при храме Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке (г. Москва).

В своем докладе отец Максим говорил о том, каким многообразным опасностям подвергается жизнь ребенка в современном обществе – причем именно в высокотехнологическом обществе с развитой медициной. В числе этих опасностей были рассмотрены проблемы:

- фальсификации смерти мозга у детей с целью трансплантации органов;

- поздних абортов через преждевременные роды;

- широкого распространения ранних, т.н. «химических» абортов, осуществляющихся находящими в открытом доступе медицинскими препаратами;

- распространения т.н. «экстренной контрацепции», имеющей абортивный характер;

- гибели эмбрионов, являющейся следствием применения гормональных препаратов;

- специального уничтожения, т.н. «редукции эмбрионов», входящей в процедуру экстракорпорального оплодотворения.

В завершение своего доклада отец Максим сделал достаточно шокирующий вывод – в современном мире гораздо больше шансов на жизнь имеют дети, зачатые в Афганистане, в Центральной Африке или в других районах планеты, в которых уровень развития медицины невысок и не применяются современные медицинские технологии контроля рождаемости и искусственного оплодотворения. Даже с учетом достаточно высокой детской смертности от различных заболеваний, зачатые в этих «диких» регионах дети имеют гораздо больше шансов вырасти и стать взрослыми, чем дети, зачатые в России, Европе, Северной Америке…

Одним из наиболее серьезных достижений прогресса считается увеличение средней продолжительности жизни и снижение детской смертности. Неуклонный рост первого показателя, и снижение – второго, устойчиво отмечаются в экономически развитых странах и свидетельствуют о том, что в результате научно-технического и социально-экономического прогресса люди живут все дольше, а дети умирают все реже. Казалось бы, с точки зрения гуманистической этики достижения прогресса несомненны.

Однако, если учитывать те данные, о которых говорил на конференции о. Максим Обухов, перед нами предстанет совершенно иная картина. Все наши знания об увеличении продолжительности жизни и снижении детской смертности в экономически развитых странах оказываются лишь одной частью вопроса, своеобразной вершиной айсберга. А вот основой этого айсберга становится многократно возросшая в ходе развития медицинских технологий смерть человеческих эмбрионов, недоношенных, нерожденных детей. И оказывается, что, если рассматривать жизнь человека не с момента его рождения, а с момента его зачатия, то средняя продолжительность жизни человека в современном обществе отнюдь не возросла – а, наоборот, существенно понизилась по сравнению с предшествующими эпохами, поскольку более половины зачатых детей сейчас просто не доживают до рождения.

Конечно, если не считать нерожденного ребенка человеком, то общая картина гуманизации современного общества останется вполне радужной. Именно этот подход преобладает сегодня в социальной и медицинской практике. Предпринимаются попытки законодательно закрепить его, так, в п. 1 ст. 49 проекта Федерального Закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 30 июля 2010 г. говорится: «моментом рождения ребенка является момент отделения продукта зачатия от организма матери посредством родов».

Межрелигиозный совет России, объединяющий духовных лидеров и представителей православия, ислама, иудаизма и буддизма, принял специальное заявление с серьезной критикой этого проекта. Комментируя это заявление, один из членов совета, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Русской Православной Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, отметил, что «отношение к человеческому плоду как к продукту зачатия, то есть как к биоматериалу, не просто цинично – оно <…> является продуктом (извините за повтор этого слова) целой философии, не считающей нерожденного ребенка личностью. Эта философия протаскивается во многих толкованиях международных правовых норм, а иногда и в них самих. Ее сегодня пытаются протащить в законодательство и в России. Нам пытаются сказать, что человек до отделения от тела матери — это не человек, это некий продукт, это нечто, что недостойно рассмотрения в смысле гражданской правоспособности».

Отношение Русской Православной Церкви к оценке человеческого статуса еще нерожденных детей зафиксировано в «Основах социальной концепции РПЦ». Согласно этому документу, принятому Архиерейским Собором и выражающему, таким образом, общецерковную позицию, «зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно. Псалмопевец описывает развитие плода в материнской утробе как творческий акт Бога: «Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей... Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои» (Псалом 138)».

Понятно, что позиция, согласно которой нерожденный ребенок является человеком и требует к себе отношения как к человеку, а не как к некоторому «биологическому продукту», является чрезвычайно неудобной в социальном и морально-бытовом планах. Она предполагает очень серьезную ответственность человека за свои действия в сексуальной сфере, что существенно сокращает пространство возможных действий, накладывает на человека существенные ограничения, выполнять которые очень непросто. При этом их выполнение снижает активность человека как экономического субъекта.

Поэтому в современной культуре производится огромное количество словоблудия, призванного обосновать тезис, согласно которому нерожденный ребенок не является биологическим индивидом. Социальный заказ на написание и тиражирования всех этих рассуждений очевиден, мера их убедительности зависит, главным образом, от красноречия авторов.

Однако объективные научные данные противоречат такого рода рассуждениям. Об этом свидетельствуют, в частности, ведущие специалисты по эмбриологии биологического факультета МГУ, доктора биологических наук В.А. Голиченков и Д.В. Попов, констатирующие в своем заключении: «С точки зрения современной биологии (генетики и эмбриологии) жизнь человека как биологического индивидуума начинается с момента слияния ядер мужской и женской половых клеток и образования единого ядра, содержащего неповторимый генетический материал. На всем протяжении внутриутробного развития новый человеческий организм не может считаться частью тела матери. Его нельзя уподобить органу или части органа материнского организма».

Нерожденные дети рассматриваются как субъекты правоотношений в Конвенции о правах ребенка, принятой Генеральной Ассамблеи ООН в 1989 г. Согласно ее преамбуле, «ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в надлежащей правовой защите, как до, так и после рождения». Однако эта норма, как и многие другие решения ООН, остается исключительно благопожеланием, не оказывающим никакого влияния на социальную практику.

По оценкам разных исследователей, в доиндустриальные эпохи средняя продолжительность жизни людей колебалась в пределах от 25 до 35 лет. В настоящее время в развитых странах она приближается к 80 годам. В России, по оценки замминистра здравоохранения и социального развития Максима Топилина, в 2009 году средняя продолжительность жизни составила 69 лет. Однако, по данным Игоря Белобородова, директора Института демографических исследований, если рассчитывать среднюю продолжительность жизни в современной России с учетом жизней всех зачатых, но нерожденных детей, то она составит всего 11 лет.

Одиннадцать лет – это в два-три раза меньше, чем в доиндустриальную эпоху, когда развитие медицинских технологий находилось на многократно более низком уровне.

Такие парадоксальные результаты преподносит нам прогресс. Оценка этих результатов непосредственно зависит от того, в какой мере мы готовы осознанно отвечать за свою свободу.


Рецензии
Лично мне равнозначно по фигу и демагогическое словоблудие и христианская оценка абортов.
"За" - "против" - аргументов миллион.
У меня, как у старого, старшего опера угро, по отношению к абортам всегда один вопрос, на который практически никто внятно ответить не может:

- Что делать женщине, если она забеременела в результате изнасилования, делать аборт, или с христианским смирением родить непонятно что, от ублюдка-насильника?

Иван Лисс   08.09.2017 20:25     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.