Проза.ру

М. М. Мамакеев - хирург, ученый и учитель

                    М.М. МАМАКЕЕВ - ОСНОВОПОЛОЖНИК КЫРГЫЗСКОЙ НАУЧНОЙ ШКОЛЫ ХИРУРГИИ

   С самого своего зарождения наука как культурный институт в своем эволюционном развитии, путем проб, ошибок и интуитивного начала выработала механизм воспроизводства научного сообщества, норм и традиций научно-исследовательской деятельности. Наиболее эффективным способом передачи метода научного мышления является путь живого общения ученых разных поколений. «На этом именно зиждется незаменимое значение учителя и школы. Никакие книги никогда не могут дать того, что может дать хорошая школа». Под термином «школа» понимают, во-первых, единство обучения творчеству и процесса исследования, во-вторых, позицию, которой придерживается одна группа ученых в отношении других.
   Особое значение научные школы приобрели в медицине, где история мировой хирургии восходит к глубокой древности. В те далекие времена успешное развитие любого ремесла, в том числе и хирургии, было немыслимо без наличия мастера со своими учениками, которым он передавал свое мастерство путем живого общения и примера.
   Клинические школы на всем постсоветском пространстве высоко котируются в мире. С ними считаются, их опыт изучают. И ценятся они не столько за приоритеты, сколько за высокое мастерство, за высокое клиническое мышление. На современном этапе развития цивилизации героям-одиночкам не суждено покорять заоблачные вершины медицинской науки, для этого необходим коллектив единомышленников. И успеха могут добиться лишь те, кто создал свои научные школы.
   В период существования СССР представители медицинской науки Кыргызстана вполне логично причисляли себя к тем или иным выдающимся советским научным школам, так как врачебному мастерству их обучали представители этих школ. Впоследствии в Кыргызстане выдвинулся ряд выдающихся лидеров национальной медицинской науки, которые, каждый в своей области, начали подготовку собственных учеников. Эти коллективы единомышленников стали добиваться значительных научных результатов. Наиболее известные из них, это научные коллективы, работавшие и работающие под руководством академиков И.К. Ахунбаева, М.М. Мамакеева, М.М. Миррахимова, К.Р. Рыскуловой, М.М. Мурзалиева, С.Б. Даниярова и других.
 
СТАНОВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СТАТУСА И САМОСОЗНАНИЯ ЛИЧНОСТИ М.М. МАМАКЕЕВА
          
   Одной из основных особенностей человека как социального существа является стремление к познанию, к творческой преобразовательной деятельности.
   Современный уровень нашей цивилизации - лучшее свидетельство этому. Головокружительный скачок из состояния дикости в век укрощенного атома, космических полетов и информационных технологий есть результат усилий многочисленных поколений. Их представители, несмотря на то, что они были разными людьми, в одном неизменно оказывались одинаковыми - в поисках нового, в неуклонном движении вперед, в тенденции созидания.
   Эта тенденция присуща людям любого возраста, но особой силой она отличается в годы отрочества и юности, причем выраженность ее непосредственно зависит от условий социального бытия, от общественно-исторического уклада жизни. Подавляющему большинству нашей молодежи свойственно увлечение наукой, техникой, искусством, спортом. Миллионы молодых людей ежегодно приходят в средние и высшие учебные заведения, в научно-исследовательские институты, на производства, в консерватории, спортивные секции, художественные школы и академии. Они приходят туда с желанием найти свой жизненный путь с мечтой о большом успехе. И многим из них при этом представляется, что успех обязательно должен прийти к ним либо как естественный результат течения времени, либо внезапно, сразу, даже, может быть, неожиданно. Будущее рисуется радужным, победы - легкими, ожидаемые результаты - значительными. Тенденция прогресса во многих случаях кажется легко оплачиваемой.
   В действительности, однако, все происходит по-иному. Первые же шаги по избранному пути свидетельствуют о том, что подлинный успех завоевывается в трудной и упорной борьбе прежде всего с самим собою, что быстрое движение вперед есть скорее результат воображения, а отнюдь не действительность, что достижение значимых целей требует каких-то особых душевных качеств, которые обычно называют способностями. Встречаясь с трудностями в работе или учебе, и иногда весьма значительными, молодой человек зачастую опускает руки, снижает требовательность к себе, без большого внутреннего сопротивления отказывается от своих планов, соглашается с фактом своей заурядности. Он думает при этом, что его возможности не позволяют ему рассчитывать на большее, что резервы его психики исчерпаны до конца.
   «Мне,— обычно говорят в таких случаях, - не дано (даже «не суждено») преуспевать в чем-либо действительно значительном. Все, что я мог, я уже сделал». Утратив уверенность в себе, человек фактически утрачивает и свойственное ему стремление к непрерывному движению вперед, стремление к самоусовершенствованию. Он оказывается в некотором жизненном «тупике», из которого, как ему представляется, нет выхода. Скептическое отношение к собственным перспективам усиливается примерами товарищей, быстро и эффективно успевающих в том же виде деятельности.
   Предрассудок, согласно которому возможности человека, как физические, так и душевные, раз навсегда определены наследственностью, фатально ограничены, является исключительно живучим, и жертвы его все еще весьма многочисленны. А между тем это действительно предрассудок.
   Есть вещи, которые не требуют доказательств, по поводу которых обычно говорят как о само собой разумеющейся истине, аксиоме. Положение об огромных возможностях человека принадлежит к числу таких аксиом.
   Мамакеев Мамбет Мамакеевич родился в 1927 году в селе Кереге-Таш Ак-Суйского района Иссык-Кульской области Кыргызстана в крестьянской семье. В эти годы в Кыргызстане развернулась ожесточенная борьба новой большевистко-коммунистической власти с последними проявлениями басмаческого сопротивления и начиналось строительство колхозного строя. 7 марта 1927 года Учредительный Съезд Советов Кыргызстана принял декларацию об образовании Киргизской Автономной Советской Социалистической Республики. Семья Мамбета Мамакеевича жила в крайней нужде, еле сводила концы с концами. Его мать, Батый-эне, родила 17 детей, из которых выжило трое.
   Характер у юного Мамбета с раннего детства оказался нетерпеливым и неспокойным. "Ничто мне не импонировало,- вспоминал он впоследствии,- я был склонен к ссорам и дракам, я никого не боялся. Одного я бил, другого царапал, и все меня боялись!".
   Мамбет рос ребенком угрюмым и раздражительным. Мать любила его, но воспитание и ему и другим своим детям дала довольно суровое. Отец был человеком добрым, но не отличался сильным характером и волей. Истинным главой семьи была Батый-эне, твердая, строгая, трудолюбивая женщина, в руках которой находилось воспитание детей. Любовь к труду и к строгому порядку в делах Мамбет Мамакеевич унаследовал именно от матери.
В юные годы Мамбета Мамакеевича в стране проходила всеобщая коллективизация и его родители стали колхозниками. В те годы и зародилась мечта у юного Мамбета о врачевании. «Выбор будущей профессии был мною сделан еще в юности. В 1938 году мне было 11 лет. Единственный брат матери Молдо с женой жили в нашей селе. Его жена Шаамурза рожала первого ребенка. Все это до сегодняшнего дня стоит перед глазами. У нее начались схватки. Посреди комнаты поставили стойку, вокруг постелили солому. Женщина держалась за эту стойку и громко кричала от боли. Внезапно отошли воды, и сразу мой отец Мамаке посадил ее к себе на колени и начал обеими руками сдавливать живот. Наконец ребенок родился. В это время мы с дядей Молдо стояли возле двери. Вдруг из-под соломы потекла кровь. Тетя начала терять сознание. Все начали кричать, обливали ее холодной водой, били по щекам, чтобы злой дух не отобрал душу роженицы. Потом когда я учился в медицинском институте, начал понимать суть этих процедур. Теряя сознание, женщина, оказывается, все слышит и все чувствует, просто из-за потери крови не в силе разговаривать. Женщина глубоко верит, что таким образом они прогоняют злых духов и эта вера помогает ей прийти в себя. Поэтому до сих пор я считаю, что при любом заболевании у больного должна быть вера - это уже половина выздоровления».
  Мамбет Мамакеевич был наблюдательным и пытливым мальчиком, видел бессилие человека перед болезнью и уже тогда решение о своем будущем крепло. Так еще в детстве он мог наблюдать у кого из односельчан сильнейшие боли в животе, однако помощь таким больным оказывалась только на уровне знахарства. Многие из этих больных умирали. Так же Мамбет Мамакеевич часто вспоминал, что в детстве у него был один школьный учитель, которого постоянно мучил кашель, характер у него был «желчный», а сам он всегда ходил угрюмый. Однажды внезапно, как выражались тогда односельчане, «он вместе с рвотой вырвал свои легкие» и сразу умер. В последующем, став медиком, Мамбет Мамакеевич анализировал данную ситуацию и пришел к выводу, что его учитель страдал туберкулезом легкого и умер от легочного кровотечения. Так еще со школьных лет Мамбет Мамакеевич проявил в себе большую тягу к размышлениям о болезни и к анализу различных клинических ситуаций.
   Также Мамбет Мамакеевича отличало феноменальное трудолюбие. В школьные годы дети регулярно работали в колхозе. Мамбет Мамакеевича в старших классах всегда направляли на работу на колхозный ток, где он занимался просеиванием и очисткой зерна. Работа была тяжелая, но ему она нравилась. Да и небольшое количества зерна в виде, какого никакого, заработка, можно было получить. В эти годы в стране бушевала Великая Отечественная война, отец воевал с фашистами, и посильная помощь старшего сына одинокой матери и голодающим сестренке и братишке была как раз кстати.
   Но мечта о врачевании не покидала Мамбет Мамакеевича. И когда он окончил школу, председатель колхоза Касымбай Токоев за отличные результаты в труде выделил ему немного зерна и сена, чтобы он в районном центре обменял его на штаны и рубашку с целью поездки в г. Фрунзе для поступления в медицинский институт.
В Киргизский Государственный медицинский институт Мамбет Мамакеевич поступил в 1946 году. Во время войны на базу КГМИ был эвакуирован профессорско-преподавательский состав Харьковского Государственного медицинского института с территории оккупированной Украины. В связи с этим в КГМИ сложился очень сильный коллектив преподавателей, основанный на базе одной из старейших медицинских школ на территории СССР. Однако уже через 2-3 месяца с начала учебы на первом курсе Мамбет Мамакеевич и большинство его сокурсников, прибывших из отдаленных районов республики, поняли, что без знания русского языка освоить учебную программу не удастся. А они по прибытию в г. Фрунзе по русскому языку не знали ни одного слова или как часто повторяет Мамбет Мамакеевич, что он в те годы не знал по-русски даже таких простых слов как «Да» и «Нет». В связи с этим Мамбет Мамакеевич, уже в те годы обладавший незаурядными лидерскими качествами, собрал этих сокурсников и отправился к доценту кафедры хирургии Исе Коноевичу Ахунбаеву. Вникнув в суть вопроса, Иса Коноевич, в интересах дела, организовал перевод всех первокурсников, не знавших кыргызский язык на подготовительные курсы, где основой учебной программы было изучение русского языка. Из 25 человек было сформировано 3 группы. Так Мамбет Мамакеевич, с начала, попав на подготовительные курсы, только потом вплотную стал изучать медицину. Многие медицинские предметы давались очень тяжело, так как большинство студентов, прибывших из отдаленных районов, в том числе и Мамбет Мамакеевич, не обладали соответствующей базой знаний. Пробелы в знаниях образовались из-за того, что в тяжелейший период Великой Отечественной войны в сельских школах катастрофически не хватало педагогических кадров, а ученики часто вместо учебы работали в колхозах и на производстве.
   Друзья и сокурсники очень уважали Мамбет Мамакеевича за прямоту характера и глубокое чувство товарищества. Так у них на курсе учился студент Орозкожоев А., который был постарше остальных и главное физически превосходил своих сокурсников, не отличался он и нравственными качествами. Так этот самый Орозкожоев А. стал отбирать продовольственные карточки у своих более слабых сокурсников (Кайипбеков К., Шаймергенов У. и т.д.), которые оставались голодными. Никто не осмеливался противоречить ему. Когда об этом узнал студент М.М. Мамакеев, то он, несмотря на то, что физически был менее развит, жестоко подрался с Орозкожоевым А., тем самым, вынудив его прекратить издеваться над сокурсниками.
   Уже с третьего курса Мамбет Мамакеевич твердо решил, что станет хирургом. А уж если М.М. Мамакеев что-то решал, то никогда не отступал от своей цели. На третьем курсе занятия по хирургии проходили на кафедре общей хирургии под руководством, к тому времени уже, доктора медицинских наук, профессора И.К. Ахунбаева. Мамбет Мамакеевич с упоением слушал его лекции, присутствовал на его операциях и старался улавливать каждое его движение.
   На кафедре факультетской хирургии, которой заведовал профессор А.И. Круглов, М.М. Мамакеев продолжал изучать основы теоретической и практической хирургии, все больше убеждаясь в правильности выбранного им пути. Хирургия как наука и как практическое действо нравилась ему, захватывала его и поглощала его полностью. Во всяком случае, в молодые годы М.М. Мамакеев пока еще не столько критиковал, сколько учился. Это тоже коренная черта его ума: ко всякой книге, так же как и ко всякому новому человеку, он приближался в эти начальные годы своей жизни с жадным и нетерпеливым желанием поскорее и как можно полнее извлечь то, чего он еще не знает и что может дать пищу его собственной мысли.
   На пятом курсе Мамбет Мамакеевич впервые попал на кафедру госпитальной хирургии, которой потом посвятил лучшие годы своей жизни. С 1951 года кафедрой заведовал доктор медицинских наук, профессор Максим Ефимович Фридман.
   С пятого курса М.М. Мамакеев занимается в кружке, а затем последовательно в субординатуре на кафедре госпитальной хирургии. В 1953 году профессор М.Е. Фридман - основатель интеллектуального подхода к неотложной хирургии в Кыргызстане - предложил Мамбету Мамакеевичу клиническую ординатуру на кафедре госпитальной хирургии. М.Е. Фридман своим личным примером прекрасного хирурга, ученого, педагога и просто обаятельного человека сыграл большую роль в становлении многих молодых хирургов. Поэтому не случайно, выбирая специальность, М.М. Мамакеев остановился на неотложной хирургии и на десятилетия сохранил преданность идеям и традициям учителя.
   Максим Ефимович Фридман родился в апреле1903-года в городе Тулуне Иркутской области в семье земского врача. В1919 году, после окончания гимназии с золотой медалью, в 16 лет становится студентом юридического факультета Иркутского университета. Однако любовь к медицине, профессии врача, огромное желание служить людям, облегчая их страдания, определили его дальнейший путь - через год он уже студент медицинского факультета Иркутского университета и окончил его в 1925-году. Сначала работал в хирургическом отделении железнодорожной больницы на станции Инокентьевская, ныне ст. Иркутск-1. В 1927-году поступил в ординатуру в факультетскую хирургическую клинику Иркутского университета. В 1929 году выехал в г. Уголье Иркутской области, где работал хирургом районной больницы. В 1931 году работал хирургом в одной из клиник г. Москвы. В марте 1932 года был призван в Красную Армию, где служил в 56-м кавалерийском полку старшим врачом до 1934 года. После демобилизации в 1934 году возобновил работу во Всесвятской амбулатории г. Москвы в качестве хирурга.
   В 1935 году Максим Ефимович сдал экзамен и был зачислен аспирантом на 1-ю кафедру клинической хирургии Института усовершенствования врачей в г. Москве. После окончания аспирантуры был назначен заведующим отделением клинической больницы гражданского воздушного флота, одновременно работал ассистентом кафедры оперативной хирургии Центрального института усовершенствования врачей.
   В эти годы Максим Ефимович в составе группы московских хирургов выполнил задание правительства СССР на Дальнем Востоке, организовав лечение раненных во время боевых действий у озера Хасан.
   На протяжении всей Великой Отечественной Войны Максим Ефимович проводил большую работу по лечению раненых в системе Гражданского воздушного флота.
   В 1941 году Максим Ефимович защитил кандидатскую диссертацию, а в 1949 году защитил докторскую диссертацию на тему: ”Двигательные точки мышц верхних конечностей человека и их практическое значение”.
   В Киргизском государственном медицинском институте Максим Ефимович работал заведующим кафедрой госпитальной хирургии с 1951 года.
   Большой стаж практической работы, значительный клинический опыт, обогащенный совместной работой с крупнейшими хирургами СССР, основательные знания трех европейских языков позволили профессору М.Е. Фридману стать высококвалифицированным хирургом широкого профиля. Основными направлениями его научно-практической деятельности явились абдоминальная и неотложная хирургия, урология, гнойная и военно-полевая хирургия.
Максим Ефимович является автором более 60 научных работ по различным разделам клинической хирургии. За время заведования кафедрой подготовил одного доктора и 15 кандидатов наук.
Профессор М.Е. Фридман в течение 10 лет являлся председателем Киргизского республиканского научного общества хирургов, являлся членом редакционной коллегии журнала “Здравоохранение Киргизии”.
Многолетняя научно-педагогическая и общественная деятельность Максима Ефимовича отмечена многими правительственными наградами -орденом Красной Звезды, двумя орденами Трудового Красного Знамени, четырьмя медалями, знаком “Отличник здравоохранения” и двумя почетными грамотами Верховного Совета Киргизской ССР.
Умер М.Е Фридман в 1986 году.
   В клинической ординатуре Мамбет Мамакеевич всего себя без остатка посвятил изучению азов практической хирургии. Несмотря на то что, среди сотрудников кафедры ни у кого не возникло желания помочь молодому клиническому ординатору, Мамбет Мамакеевич круглыми сутками находился в клинике неотложной хирургии, где принимал и вел больных и, главным образом, ассистировал, ассистировал на всех операциях подряд. Всех окружающих Мамбет Мамакеевич поражал феноменальной работоспособностью, железной самодисциплиной и беспредельной фанатичностью хирургии.
   Однако время шло, но доверять самостоятельные операции М.М. Мамакееву никто не собирался. И тогда Мамбет Мамакеевич, со свойственной ему прямотой, направился к руководителю клиники, профессору М.Е. Фридману и заявил ему, что он готов производить основной набор неотложных операций на органах брюшной полости. Максим Ефимович с большим вниманием отнесся к целеустремленному клиническому ординатору и решил сам по-ассистировать ему первую полостную операцию. Причем, по настоянию Мамбета Мамакеевича, они договорились о том, что во время операции профессор ему абсолютно ничего подсказывать не будет до первого его неверного действия. Так Мамбет Мамакеевич сделал первую свою аппендэктомию, ассистенту профессору М.Е. Фридману во время всей операции не удалось сделать ни одной подсказки. За годы клинической ординатуры Мамбет Мамакеевич освоил все стандартные основные операции при острых хирургических заболеваниях органов брюшной полости.
   Через полтора года обучения в клинической ординатуре Мамбета Мамакеевича отправили для практической помощи в Тюпскую центральную районную больницу, так как там в декретный отпуск ушла единственная на весь район женщина-хирург, других хирургов в районе не было. Так впервые М.М. Мамакеев оказался один на один с различными хирургическими болезнями, там, на месте ему подсказывать было совершенно некому. В такой ситуации Мамбет Мамакеевич стал ежедневно писать письма своему учителю М.Е. Фридману, в которых он описывал ему все непонятные случаи из своей практики. В этих условиях Максим Ефимович не ленился отвечать на каждое письмо своего ученика Мамбета. В этих письмах Максим Ефимович подробно объяснял все непонятные симптомы, необходимые методы диагностики и лечения. В Тюпской центральной районной больнице за 2 месяца самостоятельной практической деятельности Мамбет Мамакеевич сделал ряд тяжелых больших операций, которые ранее не выполнял, вылечил несколько тяжелых больных. Иногда приходилось оперировать, расположив перед собой учебник топографической анатомии и оперативной хирургии, иногда принимать во время операции интуитивные решения. Но растерянности Мамбет Мамакеевич никогда не чувствовал. Бездействие – это тоже не его черта, из любого самого тяжелого положения он находил выход и, преодолевая различные препятствия, решал поставленные перед собой задачи.
   Здесь же в Тюпском районе проявился и недюжинный организаторский талант у Мамбета Мамакеевича. Дело в том, что по прибытии в Тюпскую больницу, Мамбет Мамакеевич обнаружил, что здешний медицинский персонал не применяет внутривенные капельные инфузии и даже не представляет, как это делается. И тогда Мамбет Мамакеевич в кратчайшие сроки организовал обучение медсестер в областной больнице и внедрил эту новую для района методику в ЦРБ.
   После окончания клинической ординатуры перед Мамбетом Мамакеевичем встал вопрос о своих дальнейших перспективах. Решения Мамбет Мамакеевич принимал быстро. И как-то на общем собрании коллективов кафедры госпитальной хирургии и клиники неотложной хирургии он сделал заявление о том, что хочет поступить в очную аспирантуру на кафедру госпитальной хирургии. Многие сотрудники кафедры восприняли это заявление «в штыки», так как недолюбливали Мамбета Мамакеевича за его дерзость и смелость. Однако на общем фоне выступающих сотрудников кафедры, в унисон твердивших о том, что М.М. Мамакеев недостоин быть аспирантом, Максим Ефимович Фридман, обладавший большим умом и интуицией, имел собственное мнение на этот счет. Он сказал, что у М.М. Мамакеева, «конечно же, есть недостатки, но у него и очень много положительных черт, поэтому пусть на общих основаниях поступает в аспирантуру и если он пройдет по конкурсу, то мы его возьмем к себе на кафедру».
   В аспирантуре (1955-1957 гг.) ему дали тему кандидатской диссертации: «Топографоанатомическое обоснование пересадки почки на подчревные сосуды». Данная тематика подразумевала изучение топографоанатомических вариантов строения подчревных сосудов на аутопсийном материале. В связи с этим в течение нескольких долгих месяцев Мамбет Мамакеевич львиную долю своего времени провел в городском морге, где и проводил свои исследования. Результаты блестяще защищенной кандидатской диссертации до настоящего времени имеют важное практическое значение в трансплантологии.
   Во время учебы в аспирантуре на кафедру госпитальной хирургии пришел новый профессор – Зыфар Эгембердиевич Эгембердиев. И как-то случайно получилось так, что аспирант М.М. Мамакеев и профессор З.Э Эгембердиев оказались в параллельных операционных залах, где одновременно начали свои операции. За одинаковый промежуток времени, пока З.Э Эгембердиев сделал одну операцию аппендэктомию, Мамбету Мамакеевичу за это же время удалось сделать три аппендэктомии. Причем у молодого аспиранта даже в мыслях не было устраивать соревнования на скорость оперирования, просто у него уже тогда выполнение операций удавалось с большой быстротой и какой-то неимоверной легкостью. С этого момента профессор З.Э. Эгембердиев невзлюбил молодого аспиранта и перестал с ним здороваться и обращать на него внимание. Так же Зыфар Эгембердиевич регулярно стал критиковать молодого аспиранта и добиваться его отчисления из аспирантуры, того же добивались многие доценты и ассистенты кафедры госпитальной хирургии. При этом на свет выносились различные, компрометирующие Мамбет Мамакеевича факты, в большинстве своем надуманного характера. Но эти трудности только закаляли характер М.М. Мамакеева, который никогда не сдавался и предпочитал борьбу.
   Во время учебы в аспирантуре Мамбету Мамакеевичу также удалось получить глубокие знания по анатомии, что в последующем ему всегда помогало на хирургическом поприще. А произошло это вследствие того, что, как-то, заметив незаурядные способности юного аспиранта, заведующий кафедрой нормальной анатомии КГМИ, доцент А.И. Шеров пригласил его попреподавать для студентов курс нормальной анатомии. Мамбет Мамакеевич согласился не сразу, сказав, что главным в своей деятельности считает хирургию. Но доцент А.И. Шеров смог его убедить, повторив известное изречение о том, что «Путь к хирургическому столу лежит через анатомический театр». За один год преподавания нормальной анатомии Мамбет Мамакеевич тщательно и упорно повторно изучил для себя курс нормальной анатомии человека.
   После окончания аспирантуры в 1957 году Мамбет Мамакеевич устроился работать ассистентом на кафедру госпитальной хирургии к своему учителю М.Е. Фридману. Первые годы работы на кафедре прошли под знаком фанатичного труда на поприще практической и теоретической хирургии. Мамбет Мамакеевич представлял собой беспокойный сгусток энергии, который успевал сутками на пролет дежурить в клинике, осматривать и лечить сотни больных, производить неимоверное количество операций, преподавать студентам, изучать научные труды по хирургии и активно заниматься исследовательской работой.
   Неоднократно в эти годы Мамбет Мамакеевич выезжал со студентами на производственную практику в разные регионы республики. В этих поездках молодой ассистент кафедры активно оказывал практическую помощь местным хирургам. Он сам очень много оперировал наиболее тяжелых больных и проводил консультационные приемы. И здесь в сельской местности ему неоднократно приходилось бороться с проявлениями профессиональной непорядочности. Так, к примеру, как-то в Нарынской области группа молодых ассистентов из Киргосмединститута в виде практической помощи вела прием различных больных, их обследовали и назначали лечение. Однако, в последующем, некоторых из этих пациентов осматривал свой местный участковый врач Шуллер Альберт Яковлевич, который назначал то же самое лечение, но уверял больных, что лечение пересмотрел, тем самым, зарабатывая себе авторитет. Мамбет Мамакеевич не постеснялся сказать ему это в лицо.
   Имя молодого целеустремленного хирурга постепенно приобретало известность. И как-то раз, главный хирург Министерства здравоохранения Киргизской ССР Борис Константинович Шубладзе, пригласив Мамбета Мамакеевича к себе в кабинет, предложил ему должность главного хирурга Нарынской области. Мамбет Мамакеевич посоветовался со своим учителем профессором М.Е. Фридманом. Но тот его отговорил, сказав, что в этой отдаленной области вполне реально пристраститься к алкоголю, да и отрываться от научных исследований на кафедре молодому перспективному ученому-хирургу не стоит. Таким образом, Мамбет Мамакеевич отказался от столь лестного предложения.
   Азы торакальной хирургии Мамбет Мамакеевич постигал в туберкулезной больнице, где в те годы работал хороший торакальный хирург Арчил Цулукидзе. Тогда в Киргизии практически не было специалистов по торакальной хирургии и поэтому Мамбета Мамакеевича направили в туберкулезную больницу на 6-месячную стажировку к доктору Цулукидзе. Там Мамбет Мамакеевич получил основы торакальной хирургии, которые потом ему очень помогли в его практической деятельности. За это время Мамбет Мамакеевич сблизился и подружился с доктором А. Цулукидзе, которого он уважал за прекрасные качества хирурга и грузинскую широту души. Но в характере доктора А. Цулукидзе, помимо таланта, имели место и авантюрные наклонности. Так, как выяснилось впоследствии, оказывается, А. Цулукидзе не имел высшего образования. Во время учебы на третьем курсе Тбилисского медицинского института А. Цулукидзе с приятелем занялись подделкой продовольственных карточек, за что и были осуждены на несколько лет тюремного заключения. В колонии, где А. Цулукидзе отбывал срок, его определили работать в межзональную тюремную больницу, так как он был студентом-медиком. Там его приметил профессор-хирург, также отбывавший наказание как «враг народа» и взял молодого А. Цулукидзе к себе в помощники. В те времена в тюрьмах свирепствовал туберкулез и профессор ежедневно оперировал на легких по несколько больных. Ассистировал ему всегда А. Цулукидзе. Таким образом, после тюремного заключения А. Цулукидзе к своим теоретическим знаниям прибавил большой практический опыт торакального хирурга. Выйдя из заключения, А. Цулукидзе подделал диплом и все необходимые документы и, приехав в Киргизию, устроился на работу в туберкулезную больницу торакальным хирургом. Впоследствии подделка документов выявилась, и А. Цулукидзе пришлось оканчивать медицинский институт и получать диплом врача.
   Целеустремленное поведение М.М. Мамакеева можно найти у большинства великих лидеров и инноваторов. Они заражены
“болезнью спешки”, нетерпимы к инертным сотрудникам, к глупости и некомпетентности в работе. Стремление к превосходству и совершенству порождает в них интеллектуальную самонадеянность. Их страсть к работе преступает любые рациональные общественные нормы, но она же является одним из факторов успеха. Стремительный темперамент заставляет их торопиться в работе и в жизни. Вот как они понимают отдых - почитать “Хирургию” во время просмотра новостей, или ознакомиться с информацией о состоянии хирургической службы во время обеда. М.М. Мамакеев полностью воплощает эту ролевую модель.
   Цель выдающейся личности приковывает его внимание и упорядочивает его идеалы. Фактически его концентрация на деятельности выливается в одержимость. В этот процесс вовлекается не только разум и воля, но и весь организм - мускулы, кровь, нервы, железы. Эта сумасшедшая страсть или страстное помешательство объясняет, почему такие личности, в большинстве своем, обладают даром творить новое.
   Исследователь креативных личностей Дэвид Маклелланд говорит: “Достижение - это стремление сделать что-то более совершенным, более эффективным, затрачивая при этом меньше усилий”. Обширные исследования творческой личности, проведенные А. Ров (1972), выявили следующее: “Стремление неустанно работать, пожалуй, является наиболее общей характеристикой креативности..., судя по опыту передовых личностей”. Журнал “Венчур” (“Рискованное предприятие”) (1989) считает “всепоглощающее стремление к успеху” наиболее важной чертой выдающейся личности.
   Примером такого всепоглощающего стремления к успеху, или адлеровского “стремления к превосходству”, может служить случай, когда М.М. Мамакеев взялся за докторскую диссертацию. Он предупредил своих близких и родных, что не будет уделять им достаточно внимания в течение нескольких месяцев, потому что будет работать “по двадцать четыре часа в сутки ради того, чтобы написать докторскую диссертацию". Он это сделал, а остальное - уже история. Напряжение и целеустремленность М.М. Мамакеева легендарны и заразительны. Влияние М.М. Мамакеева распространялось на всех. До настоящего времени в его клинике царит маниакальная страсть к работе.

          РАБОТА НАД ДОКТОРСКОЙ ДИССЕРТАЦИЕЙ И ВКЛАД М.М. МАМАКЕЕВА В ХИРУРГИЮ ЖЕЛЧНЫХ ПУТЕЙ

   В середине 60-х годов доцент М.М. Мамакеев взялся за написание докторской диссертации. Посоветовавшись со своим научным руководителем Максимом Ефимовичем Фридманом, они пришли к выводу, что необходимо разрабатывать вопросы диагностики и лечения острого холецистита и осложненной желчнокаменной болезни. С тех пор научные интересы М.М. Мамакеева на протяжении всей его дальнейшей деятельности главным образом связаны этой тяжелой и актуальной патологией. Его исследования в этой области внесли существенный вклад в развитие хирургии острого холецистита и желчнокаменной болезни.
   Так первые попытки хирургического лечения желчнокаменной болезни (ЖКБ) были предприняты во второй половине XIX столетия. В 1867 г. Бобе в Индианаполисе с лечебной целью сформировал холецистостому. 15 июня 1882г. немецкий хирург Лангенбух произвел первую в мире операцию по удалению желчного пузыря. Первым подобное вмешательство в России выполнил Ю.Ф. Кассинский в 1889 г.
   И хотя число хирургов, оперирующих больных ЖКБ, быстро росло, и среди них были такие известные имена, как Мейо, Мак-Берни, Аббе, Керте, лидерство в этой области заслуженно перешло к немецкому хирургу Керу. В 1913 г. Кер издал двухтомное руководство по желчной хирургии с оригинальными рисунками и клиническими наблюдениями, обобщив опыт более 2000 операций. В 1918 г. русский хирург С.П. Федоров выпустил известную монографию "Желчные камни и хирургия желчных путей". Обе эти книги в дальнейшем неоднократно переиздавались и на долгие годы по праву стали настольным руководством для практического хирурга.
   ЖКБ — одно из распространенных заболеваний человека. Частота ее среди взрослого населения колеблется от 2 до 50%.
   В настоящее время выделяют четыре основных звена в патогенезе ЖКБ: 1) нарушение обмена веществ; 2) инфекция в желчных путях; 3) нарушение оттока желчи — желчная гипертензия; 4) нарушение эндокринного баланса.
   Уже в 1920—1925 гг. в СССР появляются хирургические школы, в которых накапливается опыт, и разрабатываются вопросы лечения заболеваний желчных путей. Это хирургические школы С.П. Федорова (Ленинград), С.И. Спасокукоцкого (Саратов), А.В. Мартынова (Москва), А.В. Вишневского (Казань), Б.К. Финкельштейна (Баку).
Значительный вклад в дальнейшее развитие хирургии ЖКБ внесли советские хирурги следующего поколения — А.Н. Бакулев, В.В. Виноградов, А.В. Гуляев, ГГ. Караванов, А.Т. Лидский, Г.Т. Макаренко, П.К. Напалков, Б.А. Петров, Б.С. Розанов, В.И. Стручков, И.М. Тальман и др.
   Если плановое хирургическое лечение неосложненной ЖКБ сопровождается вполне удовлетворительными отдаленными результатами и минимальной летальностью (по современной статистике, до 0,1 %), то с лечением осложненных форм болезни дело обстоит гораздо хуже. Среди осложнений ЖКБ следует выделить острый холецистит, желтуху, холангит с печеночно-почечной недостаточностью, инфильтраты с образованием внутренних билиодигестивных свищей и развитием кишечной непроходимости в результате обтурации желчными камнями, билиарный цирроз печени, рак желчного пузыря и др. Наряду с другими хирургическими центрами в СССР, решению этой проблемы посвятил себя и М.М. Мамакеев.
   Тактика по отношению к наиболее распространенному осложнению ЖКБ — острому холециститу менялась неоднократно и прошла несколько периодов.
   Отстаивались две точки зрения: надо или нет оперировать больных в острой стадии болезни. Обе стороны понимали, что полностью отказаться от операции при остром холецистите нельзя. И такая единая точка зрения касалась только острого холецистита, осложненного разлитым перитонитом. Что касается других форм острого холецистита, то приверженцы консервативной позиции (С.П. Федоров, В.В. Виноградов, B.C. Маят, A.M. Аминев и др.) использовали так называемую выжидательную тактику. Хирургическая активность составляла 2%. Хирурги ожидали стихания острых воспалительных явлений и оперировали в "холодном" периоде. Летальность после операции колебалась на уровне 2%. Основной аргумент сторонников такого мнения сформулировал C.П. Федоров:
"Холецистит в клиническом отношении далеко не то же, что аппендицит" и далее: "Я избегал по возможности и продолжаю избегать операций во время приступа холецистита и думаю, что поэтому имею отдельные сотни операций без смертности". Однако выявились отрицательные моменты такого подхода. Так, в своих трудах М.М. Мамакеев показал, что значительной части больных из группы высокого операционного риска в операции отказывали. В дальнейшем они поступали с тяжелыми последствиями болезни. Был замечен всплеск летальности и осложнений. Особенно высокой оказалась летальность у пожилых больных, пациентов с запущенными формами острого холецистита, доходившая до 37,1%.
   Сторонники активной хирургической тактики А.Н. Бакулев, Н.И. Блинов, В.Р. Брайцев, И.А. Гуляев, Б.А. Петров, В.И. Стручков и др. считали, что своевременно выполненная операция предотвращает развитие запущенных форм болезни. Хирургическая активность в отдельных клиниках доходила тогда до 80%. И хотя уровень послеоперационной летальности был выше, чем при операциях в "холодном" периоде (6—10%), значительно сократилось число больных с запущенными формами болезни, что в целом привело к улучшению результатов хирургического лечения острого воспаления желчного пузыря.
   Однако и при таком подходе высветились отрицательные стороны. В частности, они выражались в том, что вмешательства выполнялись в экстренном порядке, нередко в ночное время, малоопытными хирургами, недостаточно обследованным больным. Ввиду выраженных воспалительных изменений операции часто протекали с большими техническими трудностями, сопровождались повреждениями жизненно важных образований печеночно-двенадцатиперстной связки (общего желчного протока, сосудов) и соседних органов. При этом зачастую хирургическое вмешательство оказывалось нерадикальным.
Значительный процент запущенных заболеваний с осложненным течением, нерадикальность первичного вмешательства при остром холецистите, повреждение соседних органов, элементов печеночно-двенадцатиперстной связки и, в частности, желчных протоков во время операции, диагностические ошибки породили серьезную проблему так называемого "синдрома после холецистэктомии" и повторных операций (Малле-Ги, В.В. Виноградов, Т.П. Макаренко, Б.В. Петровский и О.Б. Милонов и др.). Для более углубленной диагностики и профилактики названных осложнений в клиническую практику внедряются методы пероральной и внутривенной холецистохолангиографии, динамической сцинтиграфии желчных путей. Во время операции выполняется холангиоманометрия и холангиография. Операционная холангиография в постановлениях крупных научных форумов хирургов того времени рекомендуется как обязательное исследование желчных протоков во время вмешательства. Вырабатываются показания к холедохотомии, дренированию желчных протоков, глухому шву общего желчного протока, к наложению билиодигестивного соустья. В ряде своих трудов М.М. Мамакеев также обосновывал холедоходуоденоанастомоз (ХДА) как наиболее физиологичный и простой в техническом исполнении вид желчно-кишечного соустья. Показанием к его применению были диаметр общего желчного протока более 2,5 см, множественный холангиолитиаз и сужение дистального отдела протока III степени. Изучались ближайшие и отдаленные результаты ХДА, которые в целом признаются удовлетворительными. Однако в отдельных наблюдениях до 1% вследствие выраженного и продленного сужения дистального отдела общего желчного протока, большого отрезка "отключенного" протока формировался недренируемый участок — так называемый "слепой карман". Возникал гипертензионный рефлюкс инфицированной желчи в панкреатический проток. Это приводило к панкреатиту, холангиту, холангиолитиазу. Для предупреждения и лечения названного состояния были предложены операции двойного внутреннего дренирования — создание билиодигестивного соустья и трансдуоденальная папиллосфинктеротомия, вирсунготомия.
   Большой и сложной проблемой хирургического лечения ЖКБ оказалась операционная травма желчных протоков. К сожалению, процент этого осложнения на протяжении всей истории желчной хирургии стабильно колеблется в пределах 0,3—0,6%. И хотя о причинах и профилактике его имеется масса публикаций, избежать подобной ошибки не удалось многим именитым хирургам. Вот как характеризует эту проблему С.П. Федоров, не стесняясь в качестве примера указать имя одного из основоположников желчной хирургии:
"Ни в одной области хирургии не приходится хирургу бывать в таком затруднительном положении, как при операциях на желчных путях, и нигде нельзя повредить так больному малейшей ошибкой, допущенной при операции"; "...Я не мог найти ни у кого такого большого процента (1,5%) случайных ранений при эктомии печеночно-желчного протока как у Kehr'a".
   Реконструктивно-восстановительная хирургия поврежденных желчных протоков проделывает нелегкий путь, и на сегодня эта проблема еще далека от окончательного решения. Апробированы дренирующие операции, восстановительные вмешательства на протоках, различные билиодигестивные соустья и др. Разработка
этой проблемы связана с именами Б.С. Розанова, Б.В. Петровского и О.Б. Милонова, Е.В. Смирнова, П.Н. Напалкова, Э.И. Гальперина и Н.Ф. Кузовлева др. Большим достижением этого раздела хирургии явилось предложение формировать билиодигестивное соустье на различного рода сменных каркасных дренажах. Это заметно улучшило результаты лечения. Но послеоперационная летальность у этих больных оставалась высокой (12% и более), нередко требовались повторные, этапные вмешательства.
   В своей докторской работе на тему: «Некоторые вопросы диагностики и лечения острого холецистита и осложненной желчнокаменной болезни» М.М. Мамакеев также касался всех этих вопросов и на многие из них нашел ответы, правильность которых подтвердило время. Так еще в 1971 году он отмечал, что:
   1. Все больные с диагнозом острого холецистита, а также с такими осложнениями желчнокаменной болезни, как холангит, обтурационная желтуха, желчнокаменная кишечная непроходимость должны быть госпитализированы в хирургические отделения.
   2. Среди лиц, оперированных по поводу острого флегмонозного и гангренозного холецистита, калькулезные формы последнего преобладают, составляя 87% всех оперированных
   3. Каждый больной острым холециститом при поступлении в стационар должен быть немедленно, в любое время суток, осмотрен хирургом как экстренный хирургический больной.
   4. Все больные острым холециститом и осложненной желчнокаменной болезнью с выраженными явлениями перитонита или тяжелой гнойной инфекции должны быть оперированы по витальным показаниям в любое время суток. Если это необходимо, то должен быть обеспечен вызов хирурга или еще лучше бригады хирургов, могущих обеспечить оперативное вмешательство любого масштаба.
   5. Больные острым холециститом, не подлежащие операции по витальным показаниям, поступившие ночью, подлежат динамическому наблюдению. В случае, если приступ не стихает, явления воспаления, а также нарушения  оттока желчи не уменьшаются, показана операция в дневное время, предпочтительно производимая хирургом или бригадой хирургов, имеющих опыт в этого рода операциях.
   6. Операцией выбора при остром холецистите является холецистэктомия. Доступ предпочтительно через косопоперечный разрез, дающий хорошую экспозицию всего подпеченочного пространства. Лучший вид обезболивания — эндотрахеальный наркоз с релаксантами.
   7. Дренирование общего желчного протока:
   а) наружное — предпочтительно тонким поливиниловым дренажом, введенным через отдельный разрез;
   б) внутреннее — при помощи наложения билиодигестивного анастомоза, является обязательным во всех случаях, где у оператора нет уверенности в том, что отток желчи будет совершаться беспрепятственно. В трудных технически случаях наложения анастомоза применение наружного дренажа тонким зондом по Е. В. Смирнову создает условия для временной разгрузки швов и нужного заживления.
   8. Декомпрессия желчных путей является хорошим профилактическим и лечебным средством против сопутствующего холециститу или угрожающего панкреатита.
   9. Холангиография и холантиоманометрия на операционном столе является средством, позволяющим более квалифицированно судить о радикальности операции, имеющей целью создание оптимальных условий к оттоку желчи в кишечник и является хорошей профилактикой так называемых «рецидивов» камней холедоха.
   10.Биопсия печени, производимая во время операции, подтверждает участие этого органа в альтеративных процессах, происходящих в желчном пузыре и протоках.
   11.Биохимические исследования функции печени, производимые как при поступлении больных холециститом, так и в динамике (в послеоперационном периоде, при выписке больного и в отдаленном периоде) указывают на наличие значительных нарушений функций печени при этом заболевании. Особенно страдает белковообразовательная функция печени, что видно из того, что белковые функции крови и А/Г коэффициент не приходят к норме даже через год-полтора после операции у клинически здоровых людей.
   12.Изучение неопецифических показателей воспаления (содержания С—реактивного белка и сиаловой кислоты в крови, РОЭ и ФРОЭ) у больных острым холециститом помогает в совокупности с клиническими симптомами оценить степень воспаления желчного пузыря и определить его динамику.
   Важным форумом, в котором принимал активное участие и М.М. Мамакеев, подведшим итоги многолетнего опыта и дискуссий по проблемам острого холецистита и осложненного течения ЖКБ, был XXX Всесоюзный съезд хирургов (Минск, 1981 г.). В его решениях рекомендована активно-выжидательная тактика при остром холецистите.
   1. Экстренная операция необходима только при наличии разлитого желчного перитонита.
   2. Срочное оперативное вмешательство показано при неэффективности консервативного лечения острого холецистита в течение 12—24 ч. или при прогрессировании желтухи.
   3. Плановая операция целесообразна при купировании приступа.
   Таким образом, к 80-ым годам XX столетия хирургия ЖКБ прошла трудный этап становления и закладки базисного подхода к причинам, патогенезу, решению тактических вопросов плановой хирургии и хирургического лечения осложненного заболевания. Выработаны показания к различным операциям, оценены ближайшие и отдаленные результаты. Это был период классической хирургической технологии или, как мы сегодня говорим, открытых, лапаротомных вмешательств.
   Однако к этому времени по отмеченным выше моментам результаты лечения больных ЖКБ оставались неудовлетворительными. В эти же годы развитие науки в целом, медицины и хирургии, в частности, на повестку дня выдвинуло новые тенденции. Эти тенденции определяют наше сегодняшнее отношение к лечению ЖКБ. Выделим из них две главные - попытку возврата к консервативному лечению ЖКБ и внедрение в хирургию технологии миниинвазивных вмешательств.
Современная медицина располагает тремя видами консервативного лечения ЖКБ:
   1) желчегонное;
   2) медикаментозное растворение и изгнание камней;
   3) экстракорпоральная холецистолитотрипсия.
   Имеются общие недостатки, присущие всем упомянутым методам консервативного лечения. Они не оправдали возложенных на них надежд, оказались дорогостоящими, сопровождались серьезными осложнениями, а главное, не исключали рецидив болезни. В патогенетической цепи ЖКБ они не учитывали ее важное звено — роль желчного пузыря. В 1882 г. Лангенбух писал: "Желчный пузырь должен быть удален не потому, что он содержит камни, а потому, что он их продуцирует". Заметим, что это относится и к периодически публикуемым попыткам возврата к холецистотомии с удалением камней (идеальной холецистотомии). Следовательно, консервативные методы лечения необходимо рассматривать не как альтернативные, а как вспомогательные и использовать лишь в исключительных случаях. Необходимы дальнейшие исследования в этом направлении.
   Таким образом, на современном этапе наших представлений о ЖКБ только хирургические вмешательства остаются реальным лечебным пособием для пациентов, страдающих этим заболеванием.В настоящее время вопрос о показаниях к плановому хирургическому лечению ЖКБ решен однозначно — операция абсолютно показана и отказ oт нее может быть обусловлен лишь вескими противопоказаниями общего характера. При неосложненном течении заболевания объем операции ограничивается холецистэктомией. Проблемы возникают при осложненных формах болезни. Процент таких больных, по статистике сегодняшнего дня, колеблется в пределах 15-20% .
   Что же определяет нынешнюю хирургическую позицию, чем отличается день сегодняшний от пройденного?
   Еще на заре желчной хирургии был отмечен положительный лечебный эффект декомпрессионных вмешательств на билиарных протоках. Постепенно накапливался материал, подтверждающий важную роль желчной гипертензии в патогенезе ЖКБ и особенно ее осложненного течения. Значимым рубежом советской хирургии в этом направлении нужно считать исследования и клинический опыт Б.А. Королева, Д.Л. Пиковского, И.Д. Прудкова, показавших значительное снижение летальности при лечении осложненных форм заболевания после предварительной декомпрессии билиарных протоков в результате наложения холецистостомы. После улучшения состояния больного выполнялась радикальная операция. Ряд авторов показал значительное снижение частоты послеоперационной печеночной недостаточности после предварительного чрескожного, чреспеченочного дренирования желчных протоков при механической желтухе. Опубликована серия работ по микрохолецистостомии при остром холецистите. В частности, было доказано, что желчная гипертензия не только усугубляет течение процесса, но и препятствует доставке фармакологических препаратов в зону воспаления. Декомпрессия желчного тракта улучшает микроциркуляцию стенки воспаленного желчного пузыря. Это приводит к повышению концентрации антибактериальных и спазмолитических средств, что, в конечном счете, способствует быстрому купированию острого холецистита.
   Сравнение результатов радикальных операций по поводу осложнённых форм ЖКБ у больных группы высокого риска (летальность 37,1%) и результатов паллиативных холецитостомий (летальность 2%) послужило основанием для разработки этапного лечения больных с осложненными формами заболевания.
   Идея декомпрессии и миниинвазивных технологий в желчной хирургии совершила прорыв с конца 80-х годов прошлого столетия благодаря техническому прогрессу в медицине. Этому способствовало широкое внедрение в практику ультразвуковой диагностики, рентгенокомпьютерной томографии (РКТ), рентгенотелевидения, совершенной видеоэндоскопической аппаратуры и другого специального оборудования.
   В наше время УЗИ желчного пузыря и желчных протоков в сочетании с ретроградной холангиопанкреатографией (РХПГ) решает практически все диагностические вопросы в дооперационном периоде. Отпала необходимость в пероральной и внутривенной холангиографии, не стало обязательным и операционное холангиографическое исследование (оно выполняется по показаниям).
   При отсутствии осложненного течения болезни холецистэктомия может быть выполнена по современной миниинвазивной технологии — видеолапароскопическим методом. Широкое внедрение в практику этой методики поднимает доверие пациентов к хирургии, что способствует более ранней обращаемости их за помощью, профилактике осложнений ЖКБ и как следствие лучшим результатам лечения.
   В подавляющем большинстве наблюдений санацию билиарных протоков и операции внутреннего отведения желчи стало возможным выполнить эндоскопическим методом (эндоскопическая папиллосфинктеротомия — ЭПСТ и надпапиллярная эндоскопическая холедоходуоденостомия — ЭХДС).
   Миниинвазивные вмешательства постепенно завоевывают признание благодаря незначительной травматичности, достаточной эффективности, а с накоплением опыта и совершенствованием оборудования становятся повседневными манипуляциями. Очень важной их особенностью является диапевтическая направленность, т.е. одновременное сочетание диагностического и лечебного действия. Диагностические компоненты методик включают: 1) манометрию билиарных протоков; 2) забор желчи для лабораторного и цитологического исследований; 3) рентгеноконтрастное исследование. Лечебные процедуры реализуют: 1) многокомпонентный лечебный.эффект декомпрессии; 2) введение лекарственных препаратов; 3) эндобилиарную санацию протоков (различные виды литотрипсии и удаления камней, бужирование рубцовых стриктур, реканализалию с установлением дренажей и операции внутреннего отведения желчи (ЭПСТ и ЭХДС); 4) реинфузию желчи.
   С позиций сегодняшнего дня мы можем говорить уже и о диапевтических доступах миниинвазивной эндобилиарной хирургии. В зависимости от конкретных клинических задач эти доступы могут быть представлены в следующем виде.
   1. Антеградный доступ (чрескожная, чреспеченочная микрохолангиостомия; чрескожная микрохолецистостомия), выполняемый под контролем УЗИ, РКТ, рентгенотелевидения, видеолапароскопии.
   2. Ретроградный доступ (РХПГ в сочетании с дренированием, папиллосфинктеротомией).
   3. Чресфистульный доступ через наружный желчный свищ (антеграднытй, ретроградный).
   В настоящее время разработаны алгоритмы использования диапевтических вмешательств при различных заболеваниях желчных протоков. Принципиальным положением современной миниинвазивной хирургии является постепенность, поэтапность санации билиарных протоков на фоне их декомпрессии. Эти мероприятия в свою очередь позволяют настолько купировать инфильтративно-воспалительные изменения не только в самом желчном пузыре, но и в окружающих тканях, что становится возможным и конечный этап лечения завершить миниинвазивной видеолапароскопической холецистэктомией (ВЛХЭ).
   В НХЦ придерживаются активно-выжидательной тактики, частота экстренных холецистэктомий находится в пределах 19%. Благодаря этой тактике, а также широкому использованию миниинвазивных вмешательств на разных этапах ведения больного послеоперационная летальность при завершении лечения открытыми операциями в разные годы колебалась, не превышая 1% (0,2—0,8%), а в отдельные периоды полностью отсутствовала.
   После 2115 видеолапароскопических холецистэктомий при остром холецистите (в том числе 1390 экстренных) мы не наблюдали ни одного летального исхода. Миниинвазивная хирургия в эффективности не уступает традиционной открытой хирургии, а по показателям осложнений и летальности превосходит последнюю, уменьшая их во много раз.
   Заметное улучшение результатов достигнуто и в плановой хирургии неосложненной ЖКБ. С накоплением опыта преимущества миниинвазивных операций становятся более весомыми и доказывают, что это направление определяет современный подход в хирургическом лечении ЖКБ.
   С позиций современного диапевтического подхода изменилась и тактика ведения больных с последствиями операционной травмы желчных протоков, что положительно сказалось на результатах лечения. Мы имеем опыт реконструктивно-восстановительных операций более чем у 200 больных с таким повреждением протоков. За последние 7 лет с использованием современного подхода оперированы 87 пациентов с 5-ю летальными исходами.В настоящее время первым этапом рекомендуется выполнение чрескожной чреспеченочной холангиостомии. Решаются задачи декомпрессии и санации протоков, купирования синдрома "ахолии" методом временного экстракорпорального билиодигестивного шунтирования, максимальной компенсации функции печени. Вторым этапом следует реконструктивно-восстановительная операция. Мероприятия первого этапа определяли сроки и создавали благоприятные условия для формирования билиодигестивного соустья. Эти обстоятельства, а также наложение прецизионного шва позволяли обойтись без каркасных дренажей с временным оставлением в послеоперационном периоде декомпрессионной микрохолангиостомы. В последующем накладываются различные билиодигестивные соустья.
   По нашим данным, на сегодняшний день все хирургические проблемы ЖКБ в 90—95% наблюдений могут быть решены с помощью миниинвазивной технологии.
   Итак, более чем за 100-летнюю историю хирургии ЖКБ предшествующие поколения хирургов и ученых других специальностей заложили ставшие классическими представления о характере заболевания и его лечении. Мы вышли на новый рубеж, который условно можно назвать этапом миниинвазивной хирургии.
Характеризуя в целом положительно это направление, следует предостеречь от появляющегося иногда в печати ошибочного суждения, что миниинвазивная хирургия — это чуть ли не особая хирургия и ей не присущи недостатки классических открытых вмешательств. Например, говорилось об отсутствии после видеолапароскопической холецистэктомии послеоперационных грыж, нагноений и других осложнений традиционной хирургии. Время доказало, что это не так. Важно и другое обстоятельство: с широким внедрением в практику этой технологии теряется опыт классических вмешательств на гепатобилиарной системе. А полностью отказаться от них нельзя. Да и неудачи миниинвазивных операций требуют иногда перехода на лапаротомию и участие в ней высококвалифицированного хирурга.

                   ХАРИЗМАТИЗМ ЛИЧНОСТИ М.М. МАМАКЕЕВА

   После защиты докторской диссертации на тему: «Хирургическое лечение острого холецистита и осложненной желчнокаменной болезни» (1970 г.) Мамбет Мамакеевич успешно продолжал трудиться на поприще хирургии. За годы упорной работы и проведения различных исследований вырос авторитет М.М. Мамакеева как талантливого ученого, клинициста и высококвалифицированного хирурга. В 1972 году он получил звание профессора кафедры госпитальной хирургии Киргизского Государственного медицинского института, а в 1974 году был избран заведующим этой кафедрой. С этого момента начинается новый этап не только в жизни Мамбета Мамакеевича, но в целом в развитии неотложной хирургии в Кыргызстане. По сути, начинает создаваться школа общих и неотложных хирургов Кыргызстана.
   В этот период наиболее ярко проявляется его талант - блестящего ученого и хирурга, организатора-педагога. Под его руководством проводится ряд прогрессивных реформ, значительно улучшающих педагогический процесс, подготовку кадров врачей в субординатуре и интернатуре по хирургии, вводится двухгодичная специализация, изменяются учебные планы, что позволяет затем успешно решить проблему повышения квалификации общих и неотложных хирургов Кыргызстана.
   И все-таки, главным делом Мамбета Мамакеевича остается хирургия. Он продолжает очень много оперировать (по 300-400 оперативных вмешательств в год), в руководимой им клинике неотложной хирургии (ГКБ №2 г. Фрунзе) ведутся комплексные научные разработки по актуальным вопросам диагностики и лечения осложненной желчнокаменной и язвенной болезней, острой кишечной непроходимости, острого аппендицита и панкреатита, проникающих ранений брюшной и грудной полости, перитонита и полиорганной недостаточности.
   Порой он решался оперировать самых безнадежных больных, не имея, казалось бы, никаких шансов на успех. Так случилось, например, в 1976 году, когда за помощью обратилась пациентка с гигантской кистомой брюшной полости. В других клиниках республики от операции отказались. М.М. Мамакеев без сомнения решил оперировать эту больную. Операция прошла успешно. В ходе операции была удалена кистома весом свыше 29 кг. В сокровищнице мировой медицинской практики не часто найдешь пример, чтобы у человека отняли 40% его веса и он при этом остался бы в живых
Всех, кто бы ни наблюдал за действиями доктора М.М. Мамакеева во время операции, поражала его непревзойденная техника рук. О, сколько времени и терпения потребовалось ему для того, чтобы довести ее до совершенства! Тут одними знаниями, полученными в медицинском институте, не обойдешься. Нужна постоянная работа над собой, многочасовые домашние тренировки. Это Мамбет Мамакеевич понял после такого курьеза в своей трудовой биографии.
   В 1954 году во время интернатуры после одной из первых своих операций, на которой ему ассистировала опытный врач – очень строгая женщина, она устроила своему напарнику настоящий разнос. Больше всего досталось его рукам. "У вас не руки, а крюки! С такими руками не то, что хирургом, дворником работать нельзя! Вы и узла-то завязать не можете!" - негодовала она. "Где же я мог этому научиться, если я делал первую в жизни операцию?" - попытался возразить дебютант. Но она была непреклонна: "Это не важно. Техника отрабатывается дома. Без домашней работы вы никогда не станете хирургом!".
   М.М. Мамакеев на свою строгую наставницу не обиделся. Понимал: она желает ему добра, поэтому он должен смирить свою гордыню. В тот же день попросил у операционной сестры различные ходовые инструменты и приступил к домашним тренировкам. Имитируя операцию, штопал чулки, помещая чулок в самые неудобные, труднодоступные места (например, в ящик стола), накладывал на резиновые перчатки швы вслепую, разрабатывая не только правую, но и левую руку. А чтобы использовать для тренировок любую свободную минуту, привязал к поясу шелковую нитку, на которой завязывал узлы, как только освобождались руки. Так он "оперировал" дома около 3-х лет. Зато мастерства достиг. "Учитель как-то делал операцию, а я ему ассистировал, - вспоминает Мамбет Мамакеевич. - Обычно М.Е. Фридман сам завязывал узлы. А тут едва он успеет продернуть нитку и передать иглодержатель сестре, я уже мигом закончу узел. М.Е. Фридман с удивлением посмотрел на мои руки раз, другой, а потом не удержался: "Ну, ты, Мамбет, и мастер узлы вязать!" Для меня это было высшей похвалой"
   Впрочем, по мнению Мамбета Мамакеевича, техника рук - хотя и очень важный, но не основной инструмент. Главное в работе хирурга - любовь к больному, доброта. Поэтому с первых шагов в профессии до сего дня он старается относиться к любому больному, как к своему родственнику или очень близкому человеку.
   «Профессия хирурга очень сурова по своей природе, поскольку она связана с травмой, кровью и болью. Чтобы не усугублять эту боль, хирург должен быть с больными предельно чутким, заботливым и внимательным, - считает М.М. Мамакеев. – Взаимоотношения больного и врача должны строиться на доверии, искренности, соблюдении такта. Встречал я, к сожалению, и таких врачей, чья откровенность хуже зла. Больной слаб, организм его изношен, а врач, сочувственно вздыхая, говорит: "Да, ничего, байке, не поделаешь - годы и болезнь берут свое..." - или что-нибудь в этом духе. А то еще и добавит: "А вы что, надеетесь вылечиться?" Лично я такому бы хирургу свою жизнь не доверил».
   Успехи молодого профессора и заведующего кафедрой госпитальной хирургии были по достоинству оценены в Кыргызстане. Так в 1973 году он получил высокое звание «Заслуженного врача Киргизской ССР», а в 1987 году – «Заслуженного деятеля науки Киргизской ССР». В 1989 году Мамбет Мамакеевич избирается членом-корреспондентом Национальной Академии наук Кыргызстана, а 1993 году - действительным членом Национальной Академии наук Кыргызской Республики, в 1995 году – действительным членом Академии медицинских наук Казахстана. В 1998 году ему присуждена Государственная Премия Кыргызской Республики в области науки и новых технологи. Мамакеев М.М. – кавалер орденов Манаса I и III степени, Октябрьской революции, Трудового Красного знамени и Дружбы Народов. С 1976 года по настоящее время он является Президентом Ассоциации хирургических обществ Кыргызской Республики, также Мамбет Мамакеевич является членом Всемирной Ассоциации хирургов-гастроэнтерологов (г. Париж), Международной Ассоциации хирургов (г. Цюрих), Международной Ассоциации хирургов им. Н.И. Пирогова (г. Москва) и Российской Ассоциации хирургов-эндоскопистов. В течение более чем 20-ти лет Мамбет Мамакеевич являлся депутатом Парламента Кыргызской Республики. В 2004 году М.М. Мамакееву было присвоено Высшее Звание Кыргызской Республики – Кыргыз Республикасынын Баатыры «Ак Шумкар» (Герой Кыргызской Республики).
   "Делай людям добро и не жди, что оно сразу возвратится к тебе" - эти слова своей матери Мамбет Мамакеевич запомнил с детства. Они стали не только одним из его жизненных, но и профессиональных принципов. И как знать, быть может, благодаря этой простой материнской мудрости паренек из далекой Иссык-Кульской глубинки получил заслуженное признание своих соотечественников и мировую известность.
   Он — уникальный человек: талант хирурга сочетается в нем с замечательными человеческими качествами. Чтобы быть хорошим хирургом недостаточно одного профессионализма, должна быть душа, так считает он. В операционной равных ему нет, каждая выполненная им операция — фейерверк ума, четких действий рук и виртуозного владения инструментами. Сколько жестокой боли, страданий и мук прошло перед ним! Вместо калечащей хирургии он развивает органовосстановительную, органосохраняющую: не просто вырезал пораженный орган или часть его, а образовывал, скажем, новый желудок из послеоперационной культи; не просто останавливал оперативной манипуляцией кровотечение из язвы, оставив очаг в брюшной полости из-за его недоступности, а добирался до «недоступного», пластически «ремонтировал», восстанавливая целостность пищеварительного тракта.
   То, что Мамакеев сделал для медицины, для общества в целом и для каждого из нас, трудно переоценить. С его именем на протяжении многих десятилетий связано само понятие прогресса в медицине. Под руководством академика НАН КР М.М. Мамакеева разрабатывались новые эффективные методы хирургического лечения экстренных хирургических больных, реконструктивные операции на органах гепатопанкреатобилиарной зоны, технологии помощи больным с перфоративной язвой, кровотечениями, острым холециститом, панкреатитом. Тактика и методы хирургического лечения многих заболеваний, разработанные Мамбетом Мамакеевичем, внедрены в практику лечебных заведений Кыргызстана. Хирургия XXI века начинается сегодня с того научного фундамента, который создал Мамакеев и его ученики.
   За счет чего же достиг всего этого М.М. Мамакеев?
   Каждый человек с момента своего появления на свет несет в себе божественную искру. Однако большинство людей не замечают эту искру, часто не осознают ее существование. Лишь единицы используют этот таящийся в них энергетический потенциал, они дают искре разгореться и превратиться в огонь воодушевления.
Мамбет Мамакеевич, еще во время учебы в институте решил добиться успеха, страстно захотел развить свои сильные стороны, раскрыть свои способности, чтобы стать яркой личностью и, используя свои харизматические способности, изменить мир. Он не хотел подчиняться воле случая, он хотел сам вмешиваться в процесс развития событий и сам строить свою судьбу. И тогда он решил, что нужно учиться, учиться и еще раз учиться. Жизнь означает непрерывную учебу. Жизнь — это постоянный учебный процесс, он длится до тех пор, пока человек жив. Все время развиваться, совершенствоваться, обнаруживать таящиеся в тебе возможности, добиваться все лучших и лучших результатов — это доставляло Мамбету Мамакеевичу большое удовольствие и заставляло стремиться к большему. Под учебой он понимал процесс овладения знаниями, необходимыми для достижения успеха, это процесс познания себя, своих способностей, процесс осознания своей уникальности. Что может быть интереснее, что может доставить большее удовлетворение?
   Но идти к цели может только тот, кто ее имеет! На этом пути ему придется постоянно принимать решения, возможно, постоянно проверять, что для него важно или просто вызывает у него интерес, определять приоритеты и решать, что следует изменить, от чего отказаться, что освоить и закрепить. Сознательно принимая любое решение, он ощущал в себе силу, которая день ото дня будет крепнуть. Эта сила рождалась от уверенности в том, что он делаете именно то, что нужно. Он знал, что является человеком, способным принимать решения, и самое важное его решение можно сформулировать так: «Я буду сам строить свою жизнь!».
   «Тот, кто может ответить на вопрос: «Для чего?», почти всегда может найти ответ на вопрос «Как?», — говорил Ницше. Человека охватывает желание определить смысл выполняемой задачи, что позволяет ему ощутить чувство внутреннего удовлетворения и создает почву, на которой может развиться харизма. Большинство людей хотят слишком многого сразу и поэтому добиваются малого.
Многие другие люди сами ограничивают себя, сами ставят для себя преграды, убеждая себя: «Это я не смогу» или «С этим я не справлюсь». Со временем они свыкаются с собственноручно воздвигнутыми границами. Их поле зрения настолько сужается, что они утрачивают способность заглянуть за эти ограничения. Складывается ситуация, о которой говорил Артур Шопенгауэр: «Каждый считает границы своего горизонта границами мира». Между тем жизнь представляет много возможностей, нередко гораздо больше, чем думает определенный индивид. Желания рождаются в самых глубинах человеческой души. Тот, кто игнорирует свои желания, недостаточно внимательно относится к своей душе.
   Мамбет Мамакеевич еще в молодости определил для себя, в чем заключается смысл его жизни! Осознал, какие ценности важны именно для него! Он понимал, что если он этого не будет знать, то он уподобится мячу, которым играет судьба. Человек, который живет бездумно, не несет ответственности за свою жизнь, сам позволяет обстоятельствам и случайностям определять ее. Такая жизнь пуста и бессодержательна. Только когда жизнь обретает смысл, она становится ценной и для него самого, и для окружающих его людей. Человек становится кем-то только благодаря задаче, которую он воспринимает как свою. Человек имеет счастливую возможность самостоятельно определять свою значимость при помощи значимости целей, которые он ставит перед собой. Это имеет и еще один, чрезвычайно важный аспект. По мере осуществления его целей развивается, совершенствуется и обретает зрелость его личность.
   Мамбет Мамакеевич всегда определял главное в своей жизни, сосредоточившись на одном деле! Разбрасываться по пустякам, распылять свои силы, берясь сразу за многое — значит заведомо обрекать себя на неудачу. Если индивид хочет всего сразу, если стремится осуществить все свои желания, то в любой области останетесь на низшем, в лучшем случае на среднем уровне. Яркая личность всегда выделяется на общем фоне и идет впереди всех.
Харизматическая личность — это незаурядная личность, которая видит смысл своей жизни в своей деятельности и добивается в этой области наивысших результатов. Только поэтому она излучает силу и уверенность, благодаря чему может подчинять своему влиянию окружающих. Абсолютная поглощенность делом своей жизни рождает способность мотивировать и убеждать других. Система ценностей влияет на всю жизнь, на каждую ее сферу.
   Жизнь М.М. Мамакеева определяется сформировавшейся у него системой ценностей, которая влияет на его характер и превращается в движущую силу, направляющую его к определенным целям. В конечном счете, принимая любое решение, он ориентировался на свою личную систему ценностей. Задачи, которые он делал своими, которыми проникся, придают его жизни смысл, наполняют ее, делают ее содержательной. Из этого рождается чувство глубокого внутреннего удовлетворения, являющегося составной частью харизматического излучения.
   Харизматическую личность отличает отнюдь не разносторонность интересов, а способность становится первым в избранной сфере деятельности. В поле излучения, исходящего от его личности, попадают окружающие его люди — сотрудники, коллеги и пациенты. Он завораживает их, потому что верит в то, чем живет.
   Харизматические личности сделали свою цель своей жизненной задачей, они живут ради ее достижения. Это имеет решающее значение для развития харизматических способностей. Можно развить у себя многие способности, но харизматических способностей без смысла жизни не бывает. Если присмотреться к людям, наделенным харизматическими способностями: они не распыляют свои силы, пытаясь добиться успеха в разных областях человеческой деятельности; они остановили свой выбор на одном, самом важном для них деле, и в этой области они достигают высот, выделяясь на фоне остальных.
   Все устремления и силы Мамбета Мамакеевича были запрограммированы на достижение одной цели. Она исходила из глубины его сердца, поэтому он достиг ее.

                  НАУЧНАЯ ХИРУРГИЧЕСКАЯ ШКОЛА М.М. МАМАКЕЕВА

   При характеристике каждого из основных признаков научной хирургической школы в Кыргызстане следует отметить присутствие в этой схеме безоговорочного лидера и организатора школы, выдающегося кыргызского хирурга, академика М.М. Мамакеева. Начало исследовательской программы научной хирургической школы было положено с середины 70-х годов ХХ века в трудах профессора М.М. Мамакеева, посвященных актуальным вопросам неотложной хирургии. В последующем научно-исследовательская программа хирургической школы М.М. Мамакеева официально была закреплена на II и III Конгрессах хирургов Кыргызстана, а также дополнена и оптимизирована на различных научных форумах. Наличие такой исследовательской программы, позволило объединить коллектив научной хирургической школы на основе единой цели, отображенной в этих документах. Общность подходов (или единая парадигма) к исследовательской деятельности, отличающая членов научной хирургической школы М.М. Мамакеева, была получена на основе совместной разработки программы и ее последующей реализации.
Структурно научная хирургическая школа академика М.М. Мамакеева состоит из 6-ти основных подразделений – 1) Ассоциация хирургических обществ КР; 2) Национальный хирургический центр; 3) Кафедра госпитальной хирургии с курсом оперативной хирургии КГМА; 4) Кафедра хирургии КГМИ ПиПК; 5) Диссертационный специализированный совет по защите диссертаций хирургического профиля НАК КР; 6) Аттестационная комиссия МЗ КР.
   Одним из наиболее важных подразделений Научной хирургической школы академика М.М. Мамакеева является Ассоциация хирургических обществ Кыргызской Республики. В АХОКР входят следующие специализированные научные общества: республиканское научное общество хирургов, республиканское научное общество сердечно-сосудистых хирургов, республиканское научное общество урологов, республиканское научное общество травматологов-ортопедов и республиканское научное общество детских хирургов.
   Не менее важным подразделением Научной хирургической школы академика М.М. Мамакеева является Национальный хирургический центр МЗ КР, главной целью которого является дальнейшее повышение эффективности диагностики и хирургического лечения больных, совершенствование подготовки и переподготовки хирургических кадров, оптимизация научно-исследовательской работы, а также в целом координация лечебно-консультативной помощи, учебно-методической работы и научных исследований в области теоретической и клинической хирургии, интеграция хирургов Кыргызстана с мировым хирургическим сообществом.
Кафедра госпитальной хирургии с курсом оперативной хирургии КГМА является тем подразделением Научной хирургической школы академика М.М. Мамакеева, откуда эта школа берет свое начало. Эта кафедра неразрывно связана со всей деятельностью Научной хирургической школы академика М.М. Мамакеева с первых дней ее существования. На кафедре госпитальной хирургии с курсом оперативной хирургии КГМА обучаются студенты V-VI курсов и проходят подготовку клинические ординаторы. Кафедра госпитальной хирургии с курсом оперативной хирургии является первым этапом подготовки кадров хирургического профиля.
   Следующим этапом подготовки кадров занимается кафедра хирургии КГМИ ПиПК, также расположенная на базе Национального хирургического центра МЗ КР. Здесь проходят переподготовку и специализацию врачи-хирурги из всех регионов республики.
Важным структурным звеном Научной хирургической школы академика М.М. Мамакеева является Диссертационный специализированный совет по защите диссертаций хирургического профиля Национальной Аттестационной комиссии КР. Через систему специализированного диссертационного совета проходят наиболее подготовленные хирургические кадры Научной хирургической школы академика М.М. Мамакеева.
   Важное место в системе хирургического образования имеет аттестация и лицензирование хирургов. По инициативе Ассоциации хирургических обществ была создана и ныне работает Центральная аттестационная комиссия по хирургии. Решение о квалификации хирурга должно быть коллективным и содержать в себе не только оценку знаний и врачебного мышления, но и резюме о его рациональном использовании в масштабах республики.

                  Научные форумы, проведенные под эгидой научной хирургической  школы академика М.М. Мамакеева
   Конгрессы хирургов Кыргызстана
   1.Конгресс хирургов Кыргызстана – "Актуальные проблемы клинической и экспериментальной хирургии" г. Бишкек, 1995 г.
   2.Конгресс хирургов Кыргызстана - "Хирургия на рубеже ХХ-ХХI веков" г. Бишкек, 2001г.
   
   Международные Конгрессы
   3.Конгресс гастроэнтерологов Кыргызской республики г. Бишкек, 2001 г.
   4.V Конгресс Евразийской Ассоциации гастроэнтерологов г. Бишкек, 2001 г.
   
   Научные конференции, симпозиумы и семинары
   5.I Республиканская конференция молодых хирургов Кыргызстана «Современные проблемы экстренной хирургии» г. Бишкек ,1998 г.
   6.Научная конференция "Новое время, новые технологии, новое мышление" г. Бишкек, 1999 г.
   7.Научная конференция "Биоэтика в медицине и права пациента" г. Бишкек, 2000 г.
   8.Научная конференция "Привлечение инвестиций в медицину" г. Бишкек, 2000 г.
   9.Научный симпозиум «Оценка и прогнозирование жизнеспособности почечного трансплантата» г. Бишкек, 2001 г.
   10.Международный практический семинар по программе НАТО «The Use of the Internet for Practicing Doctors Enhancing International Security» г. Бишкек, 2001 г.
   11.Международная научная конференция "Актуальные проблемы хирургии войны и катастроф в горных условиях" г. Бишкек, 2002 г.
   12.Международная научная конференция "Сочетанная хирургическая патология" г. Чолпон-Ата, 2003 г.
   13.Республиканская научная конференция "Национальная программа развития и совершенствования хирургической службы Кыргызской Республики" г. Бишкек, 2003 г.
   14.Республиканская научная конференция, посвященная 100-летию со дня рождения профессора Фридмана Э.Я. г. Бишкек 2003 г.
   15.Международная научная конференция "Экология и хирургическая патология" с. Боконбаево, 2004 г.
   16.Республиканская научная конференция "Стиль алкоголизации и нарушение питания в Кыргызстане" г. Бишкек,2004 г.
   17.Научная конференция «Краевая патология» г. Чолпон-Ата, 2005 г.
   18.Научная конференция «Время, пространство и судьба ранних научных исследований академиков Мамакеева М.М., Ахунбаева И.К., Рыскуловой К.Р» г. Бишкек, 2005 г.
   19.Научная конференция «Экобиомедицина Иссык-Куля» с. Джеты-Огуз, 2006 г.
   20.Научная конференция «Неонеклассическая хирургия- хирургия XXI века» г. Бишкек, 2006 г.
   21.Научная конференция «Современные методы лечения циррозов печени» г. Бишкек, 2006 г.
   22.Семинар по ВИЧ инфекции и СПИДу г. Бишкек, 2007 г.
   23.Выездная научно-практическая конференция «Эндоскопическая хирургия желчнокаменной болезни» г. Жалалабат, 2007 г.
   24.Научная конференция «Особо опасные инфекции в хирургии» г. Бишкек, 2007 г.
   25. Юбилейная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы клинической и экспериментальной хирургии», посвященная 10-летию создания НХЦ г. Бишкек, 2007 г.
   26.Международная научно-практическая конференция «Хирургия малого доступа» г. Бишкек, 2008 г.
   27.Научное кафе «О проблемах хирургического образования» г. Бишкек, 2008 г.

                    НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХИРУРГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР
   Указом Президента Кыргызской Республики от 5 июля 1996 г. и Постановлением Правительства Кыргызской Республики от 27 октября 1997 г. был создан Национальный хирургический центр Министерства здравоохранения Кыргызской Республики.
   При разработке Положения и Устава НХЦ, утвержденного Постановлением Правительства Кыргызской Республики №533 от 12 ноября 1996 года, статус Национального хирургического центра МЗ КР был определен как государственный научный лечебно-учебный комплекс, выполняющий функции головного республиканского учреждения по вопросам гепатопанкреатобилиарной, гастроэнтерологической, гнойно-септической, эндоскопической и экстренной хирургии.
   Главной целью НХЦ является дальнейшее повышение эффективности диагностики и хирургического лечения больных, совершенствование подготовки и переподготовки хирургических кадров, оптимизация научно-исследовательской работы, а также в целом координация лечебно-консультативной помощи, учебно-методической работы и научных исследований в области теоретической и клинической хирургии, интеграция хирургов Кыргызстана с мировым хирургическим сообществом.
   Основными задачами НХЦ были определены:
   1. Целенаправленное развитие хирургической науки и образования с использованием современных форм и методов работы;
   2. Разработка новых, эффективных способов диагностики и лечения больных с хирургическими заболеваниями;
   3. Оптимизация системы управления хирургической службой и качеством неотложной хирургической помощи;
   4. Разработка и внедрение новых форм и методов работы, повышающих эффективность и качество оказания хирургической помощи;
   5. Содействие государственной политике определения и формирования альтернативных научных направлений и программ развития национальной науки;
   6. Максимальное использование достижений и интеллектуального потенциала ученых-хирургов для гармоничного и всестороннего развития и становления хирурга;
   7. Консолидация усилий ученых-хирургов Кыргызстана и других стран для решения важнейших проблем отечественной науки и образования, формирования и выполнения совместных научно-медицинских и научно-образовательных программ и проектов;
   8. Развитие фундаментальных исследований и их координация по приоритетным направлениям хирургической науки;
   9. Анализ и обобщение важнейших достижений национальной хирургии и мировой науки, а также содействие их скорейшему внедрению в практику;
   10.Разработка конкретных мер по интеграции научных исследований различных хирургических коллективов, кафедр и клиник;
   11.Оказание научно-практической, методологической помощи по широкому кругу вопросов клинической и экспериментальной хирургии.
   Для выполнения поставленных задач были определены следующие формы деятельности Национального хирургического центра:
   1. Осуществляет в Кыргызской Республике координацию лечебно-консультативной помощи, учебно-методической работы и научных исследований по вопросам теоретической и клинической хирургии, а также научной организации хирургической службы республики;
   2. Организует и обеспечивает работу по совершенствованию лечебно-научно-учебного процесса по гепатопанкреатобилиарной, гастроэнтерологической, гнойно-септической, эндоскопической и экстренной хирургии;
   3. Разрабатывает и утверждает оптимальную организационную структуру хирургической помощи населению республики;
   4. Готовит прогнозы, аналитические справки и рекомендации по развитию и интеграции хирургической деятельности, образования и науки;
   5. Участвует в проведении научной экспертизы международных, республиканских и региональных программ и проектов, научно-исследовательских работ;
   6. Разрабатывает предложения по новым формам подготовки научных кадров, укреплению и развитию сформировавшихся научных хирургических школ, участвует в реализации этих предложений;
   7. Устанавливает прямые международные контакты и связи, способствующие развитию национальной хирургической науки, образования и практики;
   8. Участвует в аттестации научных кадров, готовит предложения по совершенствованию этой системы;
   9. Создает условия для раскрытия творческого потенциала ученых-хирургов;
   10.Выявляет и поддерживает талантливых исследователей, содействует творческому росту молодежи;
   11.Создает временные творческие коллективы для обеспечения выполнения научных программ и проектов;
   12.Вступает в ассоциации, союзы и иные объединения, включая международные, а также может участвовать в их учреждении;
   13.Организует и проводит научные конференции, симпозиумы, семинары, выставки, в том числе международные, по актуальным проблемам хирургической науки, практики и образования;
   14.Способствует направлению хирургов на стажировку и научную работу в ведущие научные и учебные центры мира;
   15.Осуществляет издательскую деятельность, направленную на пропаганду и широкое внедрение достижений ученых-хирургов Кыргызстана и других стран мира;
   16.В порядке, определенном действующим законодательством, и в целях выполнения основных задач, осуществляет производственно-хозяйственную, научную, лечебную, учебную и коммерческую деятельность, приобретает и создает, в том числе на хозрасчетной основе, предприятия и учреждения, обладающие правом юридического лица;
   17.Ведет через свои предприятия внешнеэкономическую деятельность в порядке, определенном действующим законодательством, и не противоречащих Положению об НХЦ;
   18.Осуществляет коммерческую деятельность, направленную на поддержание научных исследований, повышение уровня диагностики и качества хирургического лечения больных, подготовку кадров, социальную защиту сотрудников и укреплению материально-технической базы;
   19.Проводит в соответствии с утвержденным планом фундаментальные и прикладные научные исследования по широкому кругу хирургических тематик;
   20.Проводит защиту научного, авторского приоритета по работам в области хирургии, обеспечивает своевременное рассмотрение и внедрение изобретений и рационализаторских предложений;
   21.Содействует работе научно-практических журналов "Хирургия Кыргызстана", "Здравоохранение Кыргызстана" и "Центрально-Азиатского медицинского журнала", а также научно-популярных журналов "Ден-соолук", "Здоровье" и "Медицинские новости".
   22.Готовит для Правительства Кыргызской Республики и Министерства здравоохранения предложения по совершенствованию материальной базы и повышению уровня подготовки кадров НХЦ;
   23.Пропагандирует достижения медицинской науки и здравоохранения, содействует санитарной пропаганде среди населения республики;
   24.Выполняет другие виды деятельности, для реализации целей и задач НХЦ и не противоречащих действующему законодательству, пользуясь правами самостоятельного хозяйствующего субъекта;
   25.Самостоятельно распоряжается средствами как сэкономленными, так и полученными за счет хозрасчетной и иной деятельности;
   26.НХЦ в интересах Государственной программы медицинского обеспечения населения республики и экономических возможностей проводит структурные изменения своих подразделений, создает новые структурные единицы.

   НХЦ был организован на базе Городской клинической больницы №2 города Бишкек, которая осуществляла функции клиники неотложной хирургии. В НХЦ были созданы следующие отделы:
   * научно-исследовательский;
   * клинический;
   * учебно-методический;
   * финансово-экономический отдел.
   Центр располагает хирургической клиникой на 250 коек.
   В научной школе неотложной хирургии развиваются следующие несколько основных направлений научной деятельности:
   1. Хирургия гепатопанкреатобилиарной области;
   2. Хирургия повреждений;
   3. Хирургия желудка и двенадцатиперстной кишки;
   4. Хирургия кишечника;
   5. Эндоскопическая хирургия;
   6. Хирургическая инфекция;
   7. Диагностика хирургических заболеваний органов брюшной полости;
   8. Детоксикация организма;
   9. Трансплантология;
   10.Урология;
   11.Патологическая физиология;
   12.Патологическая морфология;
   13.Клиническая фармакология;
   14.Организация хирургической службы.
   По всем из перечисленных направлений научная школа неотложной хирургии имеет публикации и защищенные докторские и кандидатские диссертационные работы.

   В научно-исследовательском отделе Национального хирургического центра было сформировано несколько отделов, секторов и лабораторий. Научно-организационный отдел был призван заниматься организационной работой в области научных исследований как в НХЦ, так и в масштабах республики. Функция подготовки научных кадров была возложена на отдел ординатуры, аспирантуры и докторантуры. В четырех научно-клинических секторах должны непосредственно проводить клинические научно-исследовательские работы по различным актуальным вопросам общей и неотложной хирургии. Научно-информационная лаборатория обеспечивает информационную поддержку проводимых научных исследований как стратегического, так и оперативного характера в масштабах республики. В Проблемной лабораторией клинической и экспериментальной хирургии проводятся фундаментальные и экспериментальные исследования по разработке новых эффективных методов диагностики и лечения различной хирургической патологии и изучению этиопатогенетических механизмов ее развития. В научной лаборатории неспецифической интенсивной терапии разрабатываются новые методы дезинтоксикации организма при различных тяжелых осложнениях хирургических заболеваний.
   Клинический отдел Национального хирургического центра состоит из организационно-методического отдела, 8-ми клинических отделений, которые структурно отнесены к соответствующим научным секторам, приемного отделения, диагностического отделения, отделений реанимации и анестезиологии, операционного блока, клинико-биохимической лаборатории, отделение медицинской реабилитации и отдела маркетинга и внедрений.
   Целью деятельности учебно-методического отдела НХЦ обозначены качественная организация учебно-методического процесса обучения клинических ординаторов, повышение квалификации, переподготовка и специализация хирургических кадров Республики и их аттестация.
   Финансово-экономический отдел призван организовать и обеспечить рациональную финансово-экономическую деятельность НХЦ.
   Таким образом, структура и руководство НХЦ были построены с учетом сложившихся в Кыргызской Республики социально-экономических условий в период обретения национальной независимости и состояния хирургической службы республики. Такая система должна была быть многофункциональной, структурно гибкой и максимально эффективной в реализации поставленной перед ней задач.

   За цикл работ, посвященных хирургии желчнокаменной болезни в 1997 году сотрудники НХЦ под руководством академика М.М. Мамакеева были удостоены Государственной премии Кыргызской Республики в области науки и техники, а в 1998 году за цикл работ, посвященных неотложной хирургии сотрудники НХЦ были удостоены Премии Национальной Академии наук имени И.К. Ахунбаева.
   С момента своего образования в НХЦ ежегодно организовывались научные конференции, симпозиумы и съезды, посвященные самым актуальным вопросам хирургии, но приоритеты все-таки отдавались неотложной хирургии. Такая ежегодная активность со стороны НХЦ является безусловной необходимостью, так как НХЦ является головным научно-практическим хирургическим учреждением Республики. На всех проводимых в НХЦ конференциях и симпозиумах обсуждались и определялись проблемы и задачи, стоящие перед национальной хирургией. В них приняли участие многие выдающиеся хирургии России, Казахстана, Узбекистана, Турции и т.д.
С момента создания НХЦ было проведено 25 выездных учебно-практических семинаров во все регионы республики, организованных и проведенных сотрудниками НХЦ. Основной целью практически всех этих семинаров явилось обучение хирургов Республики новым методам и методикам в диагностике и лечении различной хирургической патологии. Ведущие специалисты НХЦ на этих семинарах проводили показательные операции, здесь показывались демонстрационные фильмы, читались лекции, демонстрировались клинические случаи, проводились диспуты и круглые столы.
   В стенах НХЦ проводятся многоаспектные научные исследования по 14 направлениям. С 1999 года на базе НХЦ функционирует докторский диссертационный совет, признанный одним из самых активных советов (более 150 защит диссертаций) в системе НАК КР. Под непосредственным руководством основателя научной школы неотложной хирургии академика М.М. Мамакеева было защищено 18 кандидатских и 11 докторских диссертаций.

                     Список защитивших докторские диссертации под руководством академика М.М. Мамакеева
   1. Ашимов И.А. Комплексная диагностика, оценка и коррекция клинико-физиологических и морфофункциональных нарушений при остром холецистите - 14.00.27; 14.00.16 - 1995.
   2. Ниязов Б.С. Морфофизиология печени при остром холецистите и осложненной ЖКБ - 14.00.27; 14.00.16 - 1999.
   3. Усупбаев А.Ч. Клинико-функциональная взаимосвязь почечно-каменной болезни с заболеваниями органов пищеварения, их лечение и профилактика - 14.00.27; 14.00.40 - 2000.
   4. Кутманбеков А.К. Комплексное определение метода и срока лечения при гастродуоденальных кровотечениях язвенной этиологии - 14.00.27 - 2002.
   5. Бектуров Ж.Т. Полисистемные нарушения и тактико-технические решения при травме органов грудной полости и живота - 14.00.27; 14.00.16 - 2003.
   6. Маллаев А.М. Клиническая рискология  тяжелых сочетанных травм и ранений - 14.00.27 - 2003.
   7. Уметалиев Ю.К. Острый осложненный аппендицит: диагностические и тактико-технические решения - 14.00.27 - 2004.
   8. Сопуев А.А. Медико-социальный анализ острой хирургической патологии и неотложная хирургическая помощь при острых заболеваниях органов брюшной полости в Кыргызской Республике - 14.00.27; 14.00.33 - 2004.
   9. Алыбаев Э.У. Органосохраняющие операции при пилородуоденальных перфоративных язвах - 14.00.27 - 2004.
   10. Мамбетов Ж.С. Оптимизация диагностики и лечения хронического простатита, сочетающегося с заболеваниями аноректальной области - 14.00.27; 14.00.40 - 2005.
   11. Салибаев О.А. Профилактика и методы коррекции хирургических заболеваний у мужчин-призывников в Кыргызской Республике - 14.00.27; 14.00.33 - 2009.

                   Список защитивших кандидатские диссертации под руководством академика М.М. Мамакеева
   1. Сулайманов Т.С. Значение билиодигестивных анастомозов в оперативном лечении острого холецистита и осложненной желчекаменной болезни - 14.00.27 - 1971.
   2. Акматов А.А. Невротомия и новокаиновые блокады нервов поджелудочной железы при остром панкреатите в клинике и эксперименте - 14.00.27 - 1975.
   3. Кутманбеков А.К. Показатели гемодинамики и данные эндоскопии в оценке тяжести состояния больных при ГД кровотечениях язвенной этиологии - 14.00.27 - 1983.
   4. Бектуров Ж.Т. Объективизация тактических решений при ранениях и разрывах лёгких - 14.00.27 - 1989.
   5. Ниязов Б.С. Клиническая гистохимия печени при остром холецистите - 14.00.27; 14.00.16 - 1989.
   6. Абдуллаев Ж.С. Обоснование тактики хирурга при кровотечениях из хронической язвы желудка и двенадцатиперстной кишки - 14.00.27 - 1992.
   7. Абдымомунов Т.С. Сравнительная оценка эффективности дренирующих сорбентов Гелевин и Дебризан в лечении гнойных ран - 14.00.27 - 1993.
   8. Уметалиев Ю.К. Пути оптимизации диагностики острого аппендицита - 14.00.27 - 1993.
   9. Маллаев А.М. Диагностические, тактические и технические решения для оперативных вмешательств при сочетанных ранениях груди и живота - 14.00.27 - 1994.
   10. Алыбаев Э.У. Пути совершенствования радикального хирургического лечения перфоративной язвы двенадцатиперстной кишки - 14.00.27 - 1994.
   11. Калжикеев А.М. Пути оптимизации лечения разлитого перитонита 14.00.27 - 1994.
   12. Сыдыгалиев К.С. Коррекция постгастрорезекционной энтеральной недостаточности при остром язвенном кровотечении - 14.00.27 - 1994.
   13. Токтоматов Н.Т. Лечение острого лактационного мастита в условиях полустационара - 14.00.27 - 1994.
   14. Тойгонбаев А.Т. Оптимизация лапароскопической диагностики при острых хирургических заболеваниях органов брюшной полости - 14.00.27 - 1995.
   15. Иманов Б.М. Оптимизация и оценка эффективности тактико-технических решений при остром деструктивном панкреатите - 14.00.27 - 1999.
   16. Байсеркеев З.Б. Гистоэнзимологическая оценка и прогнозирование жизнеспособности почечного трансплантата - 14.00.27; 14.00.16 - 2003.
   17. Сыдыгалиев Н.А. Логико-информационное моделирование аварийно компенсаторного и лечебно детерминированного регулирования крови при остром холецистите - 14.00.27 - 2004.
   18. Акназаров К.К. Сравнительная эффективность методов комбинированной интра- и экстракорпоральной детоксикации при тяжелом эндотоксикозе и полиорганной недостаточности - 14.00.27 - 2005.
   19. Тилеков Э.А. Сравнительная диагностическая и лечебная эффективность лапароскопии с использованием озоносанации и региональной лимфостимуляции при острой пельвиоабдоминальной патологии - 14.00.27 - 2006.
   20. Маллаев С.Х. Клинико–математические модели диагностики и хирургических решений при осложненном раке ободочной кишки в зависимости от локализации опухоли - 14.00.27 - 2006.
   21. Рысбеков М.Т. Комплексная оперативно-техническая профилактика постгастрорезекционных расстройств при осложненной язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки - 14.00.27 - 2007.
   22. Абдурахманов Ш.Т. Технология дифференцированной диспансеризации больных с заболеваниями жизненно важных органов в терминальной стадии в условиях центра семейной медицины (с позиций трансплантологии) - 14.00.27 - 2007.

   ЗАКЛЮЧЕНИЕ
   На современном этапе развития цивилизации героям-одиночкам не суждено покорять заоблачные вершины медицинской науки, для этого необходим коллектив единомышленников. И успеха могут добиться лишь те, кто создал свои научные школы.
   Объективной предпосылкой создания в Кыргызстане научной хирургической школы явилось наличие сформировавшейся, но требовавшей дальнейшего прогрессивного развития, хирургической службы, основными чертами которой было:
   * существование разветвленной сети лечебно-профилактических учреждений, в которых оказывалась хирургическая помощь;
   * несоответствие структуры и функции хирургических стационаров современному уровню развития медицинской науки и техники, потребностям населения в высококвалифицированной хирургической помощи;
   * преобладание плохо оснащенных общехирургических отделений с небольшим коечным фондом;
   * выраженная диспропорция качественного распределения хирургических кадров, наиболее квалифицированные кадры были сконцентрированы в столице республики.
   Научная хирургическая школа академика М.М. Мамакеева объединила в себе три типологических формы научных школ: а) школа - исследовательский коллектив, б) научно-образовательная школа, в) школа как направление, приобретающее при определенных социально-исторических условиях национальный, а иногда и интернациональный характер
   Научная хирургическая школа академика М.М. Мамакеева обладает основополагающими признаками научной школы, в частности:
   * наличие лидера, задающего вектор развития научной школы;
   * наличие исследовательской программы, объединяющей коллектив на основе единой цели;
   * общность подходов (или единая парадигма) совместной деятельности;
   * непосредственное общение коллектива школы;
   * наличие методического инструментария исследований;
   * наличие внутренних стандартов оценки деятельности.
   Обязательным условием существования школы является наличие у нее харизматического лидера. При этом лидер занимает сразу несколько функциональных позиций. Во-первых, он – «проектировщик-организатор» школы. Во-вторых – «наставник» для учащихся (в том случае, если его деятельность выходит непосредственно на учащихся, а это, на наш взгляд, необходимо) и «коллега» для учащихся и педагогов. Именно сочетание этих трех позиций превращает человека, претендующего на роль руководителя школы, в ее реального лидера.
   Авторитет и интенсивная деятельность Научной хирургической школы академика М.М. Мамакеева позволили создать Национальный хирургический центр как головной республиканский государственный научный лечебно-учебный комплекс по вопросам гепатопанкреатобилиарной, гастроэнтерологической, гнойно-септической, эндоскопической и экстренной хирургии, что позволило качественно оптимизировать структуру Научной хирургической школы и хирургической службы республики, а также осуществить ее функциональную адаптацию в условиях децентрализации и реформирования здравоохранения.
   Структурно научная хирургическая школа академика М.М. Мамакеева состоит из 5-ти основных подразделений:
   1) Ассоциация хирургических обществ КР;
   2) Национальный хирургический центр;
   3) Кафедра госпитальной хирургии с курсом оперативной хирургии КГМА;
   4) Кафедра хирургии КГМИ ПиПК;
   5) Диссертационный специализированный совет по защите диссертаций хирургического профиля НАК КР.
   Научные приоритеты научной хирургической школы академика М.М. Мамакеева обширны и охватывают 14 направлений в области разных хирургических дисциплин, патофизиологии, морфологии и организации здравоохранения. Организационная, научно-исследовательская, лечебно-практическая и учебно-образовательная деятельность научной хирургической школы академика М.М. Мамакеева позволила значительно активизировать общественную жизнь хирургов республики, улучшить качественный состав кадрового потенциала, разработать современную концепцию хирургического образования и научных исследований в области хирургии в республике и разработать проект Национальной Программы развития и совершенствования хирургической службы Кыргызской Республики, что позволило повысить качество и эффективность хирургической помощи путем разработки и внедрения научно-обоснованной системы организации хирургической службы Кыргызской Республики.

                                                      «Устойчивое трудолюбие, настойчивость,
                                               отсутствие страха перед большими трудностями
                           – это то,без чего невозможен прогресс
                    ни в одной области человеческой деятельности»
              Герой Кыргызской Республики, академик М.М. Мамакеев


Рецензии
Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру