Дорога за грань 8

По просьбам читателей выкладываю новую главу также отдельным файлом.
ЧИТАТЬ НУЖНО С НАЧАЛА
Комментарии лучше писать к общему файлу

Внимание: произведение эротического характера. Содержит сцены гомосексуальной эротики.
ДЕТЯМ и всем сомневающимся читать или не читать: ЖАТЬ НА КРЕСТИК В ПРАВОМ ВЕРХНЕМ УГЛУ СТРАНИЦЫ!!!

Автор: Ольга Талан

Название: Дорога за грань, рассказ из серии Земли богов

Бета: Арина.
Фэндом: Ориджинал, женское космическое эротическое фэнтези
Пэйринг: Слэш на 75%  ( БИ)
Рейтинг: nc-17 (Насилие, грубость, брань, описания секса)
Объём: Планирую около 20 глав, но мои планы в этом вопросе редко сбываются
Статус: Новая глава каждый понедельник и четверг
Жанр: Агнст, насилие. Чтиво под утренний кофе.
Я не мог его убить, потому что это разрушило бы союз самых сильных магов нашей галактики. И не мог оставить его в живых, потому что это уничтожило бы моё братство...
Примечание: (925 г.) Через некоторое время после событий Силы слабости
 
Глоссарий к этому роману: имена героев, название мест, явлений тут - http://olgatalan.ru/glossarii/дорога-за-грань

Глава 8

Эком:
Я всю жизнь был воином, легко терпел боль, некомфортные условия жизни, постоянное напряжение. Но бездействие меня убивало. Мне всегда нужно было чем-то заниматься. Ничегонеделанье уничтожало меня похлеще любого врага, рождало во мне страхи, жалость к себе, размышления о бесполезности всего… В конце концов, я должен был быть в курсе ситуации, чтобы быть полезным Кэро.

Веникем пришёл ко мне сам. Без стука ввалился в мою комнату и плюхнулся в кресло:
- Мне сказали, что ты прямо жаждешь ко мне на службу. Причём настолько, что Палма готова меня шантажировать.
Меня слегка потряхивало от одного вида новоявленного генерал-командора, но я старательно придал своему лицу и голосу уверенность. Я сам не верил уже, что из моей ситуации можно найти выход, но  должен был хотя бы попробовать:
- Да, я хотел бы вступить в братство Белые Скалы
Он усмехнулся:
- В качестве кого?
- Думаю, у меня найдутся полезные навыки и опыт.
- Опыт предателя и навыки шлюхи?
Я смолчал. Пререкания убьют мои и так почти нулевые шансы договориться. А я хочу договориться! Он продолжил выплёвывать слова:
- Ты думаешь, что я вот так сейчас испугаюсь угроз Палмы и возьму тебя в штаб разведки? Да Анжей за два дня найдёт способ, как прибить тебя, не нарушив клятв!
Про себя я усмехнулся: как удачно, что мне приходится разговаривать о службе  именно с Веникемом. Он в первую очередь думает о целостности Пустыни, а значит, о том, как сохранить мне жизнь, а не о традициях Даккара. Как такого можно было поставить генерал-командором?! Даккарцы потрадиционней не стали бы даже разговаривать о моём приёме на службу.  Для них меня нет! Для них я порочащее род явление, которое проще убить. Которое нужно убить.  А Веникем готов искать решение.
- Не обязательно в разведку… я могу бумаги вести, архив. Я в юности с бухгалтерией немного работал.
Веникем откинулся на кресло и замолчал, разглядывая меня.
- Договора на покупку нашей травки: отслеживать оплаты, напоминать, что кому грузить?
Я радостно закивал. Это было бы замечательно. Реальная, полезная работа в штабе, в самом сосредоточении событий.
Он поморщился:
- Юбля! Но я не могу изменить твой статус. Это невозможно!
- Не обязательно менять…
Он приподнял бровь:
- Ты не можешь войти в даккарскую крепость в статусе шлюхи!
Я опустил голову, уткнувшись в пол. Действительно, а чего я ждал? Из такой ситуации даже такому скользкому змею, как этот мажор, не выйти.
Веникем несколько минут молчал, задумавшись. Он всё ещё обдумывал варианты? Мы зашли в тупик, но он продолжал искать?! Возможно, он единственный даккарец, кто вообще мог задуматься о таком. Неужели Пустыня настолько важна для него?
- Ты понимаешь, что секс в далеко не красящем мужчину положении будет частью твоих обязанностей?
Я усмехнулся. Конечно, я это понимал! Но мне понравилось, что в этой фразе были слова «частью обязанностей», а не «основными». На его месте я бы не ограничился «частью».
- Лишь бы это были не основные обязанности и не публичные.
- Согласен. Нефиг разврат в штабе разводить!
- И… не со всеми
Он усмехнулся. Потом пару минут молчал, глядя на меня:
- Я могу пообещать, что твоей задницей не воспользуется никто, кроме меня. Но если ты хоть словом, хоть жестом, хоть самым гибким намёком кому-нибудь поведаешь об этом обещании, я немедленно возьму своё слово обратно! Ты меня понял?
Я судорожно кивнул, абсолютно ничего не понимая: Веникем, тот самый Веникем, который меня опустил, обещал, что оградит меня от посягательств всех остальных, если я буду хранить это обещание в тайне. Зачем это ему?
От напряжения я поджал губы. Всё вырисовывалось намного лучше, чем я мог вообразить. Веникем ещё некоторое время обдумывал сказанное, а потом резюмировал:
- Ладно, давай попробуем. Я могу взять тебя своим секретарём, разбирать договора и всю остальную гору бумаг, которой завален мой кабинет. На Арнелет очень часто практикуется шлюха-секретарь. Удобно. Бегать никуда не надо. Так сказать, не отрываясь от работы. Думаю, я смогу это объяснить парням. Но ты будешь вести себя тихо. И самое главное, если ты хоть раз откажешься выполнять обязанности шлюхи, я моментально тебя верну обратно Палме. Мне этот геморрой не нужен. Взбрендило тебе вернуться в общество Даккара, терпи. Не можешь - сиди дома, прячься за Палминой юбкой. Понял меня?
Я опять кивнул, не веря своим ушам: он действительно придумал! Сам бы я на его месте в такое ввязываться не стал, но шанс что идея прокатит, был. Конечно, моё положение в этом плане звучало всё ещё крайне унизительным, но, во-первых, намного лучше, чем я ожидал, во-вторых, это ведь только начало.
- Ты согласен на должность секретаря-шлюхи?
Я опять закивал. Веникем рыкнул:
- Юбля! Голосом!
- Согласен.
 Он встал. Широким нервным шагом прошёлся по комнате.
- Ёк! И зачем я это делаю?! – Я тоже этого не понимаю. Он с размаху плюхнулся в кресло, – Так… Я должен быть уверен, что ты способен исполнять эти обязанности. Раздевайся и мордой в подушку.
Я замер. Я сам должен раздеться и ноги для него раздвинуть? Прямо вот сейчас? Сразу? Парень был спокоен и просто ждал.
- Ты согласился, что будешь также выполнять обязанности шлюхи. Я жду подтверждения, что ты способен это делать. Что не получится, что я притащу тебя в штаб, а ты поймёшь, что твоя честь такого не позволяет, и не устроишь мне там показательную истерику.
Он не насмехался надо мной. Он был зол, но скорее на Палму, она чем-то шантажировала его. А он просто пытался найти компромисс. Для меня компромисс! Он просто пытался обезопасить себя. Исключить, что я передумаю. Какая честь? У меня уже нет чести!  Я мысленно сам себя подтолкнул: «Ну же, Эком, он там уже был»
Пуговицы рубашки давались медленно. Пальцы путались. Не особо мелкие пуговицы выскальзывали, не протискивались в петли. Я всё больше нервничал. Стягивая рубашку, немного порвал рукав. Руки дрожали. Да и вообще колотило так, как будто к смертельному прыжку готовишься… Хотя что, по сравнению с таким, смертельный прыжок.
Раза с пятого я расстегнул ремень и стянул штаны, сразу вместе с трусами. Откинул всё в сторону и повалился на кровать кверху задом. Даже подушку себе под бёдра подложил.
Веникем молчал. Я очень надеялся, что он просто ограничится проверкой, что я готов  подставлять задницу. Хотя на его месте я бы себя отымел, да так, чтобы в процессе имеемый сам отказался от всех притязаний.

Венки:
Я придумал. Когда сидел в его комнате и смотрел, как он нервничает и мнётся. Тот раз не сломал его, но очень серьёзно ранил. Сейчас он был слабым и неуверенным. Палма права, это самое подходящее время делать его союзником.
- Юбля! Ты же понимаешь, что я не могу изменить твой статус. Это невозможно!
- Можно и не менять…
Я удивлённо поднял бровь:
- Как ты войдёшь в даккарскую крепость в статусе шлюхи?
Он стоял бледный, испуганно уставившись в пол, всем своим видом говоря: «Как угодно!». Он настолько нуждался в Даккаре? Я даже не мог представить себе, насколько это должно быть для него важно, чтобы вот так, переступая через себя, соглашаться на всё.
- Ты понимаешь, что секс в далеко не красящем мужчину положении, будет входить в твои обязанности.
Он судорожно кивнул. Ёк! Он согласен? Он согласен! А меня кто-нибудь спросил, хочу ли я его трахать? Не спросили? Не хочу! А придётся! Я сам уже дал ему это статус. Значит, если не я, кто-то другой будет его трахать. Кто-то? Нет, не кто-нибудь, а один из моих маньяков. Если в них женщины пробуждают грубость, представляю, как достанется этому эльфику. Какой бы «неслабый» он ни был, рано или поздно его сломают. И мы опять получим то, от чего бежали, войну его дочерей. Юбля!
Мужчин на Арнелет вообще редко спрашивали о его желаниях в сексе. 16-летний мальчик впервые видел свою будущую жену на каком-нибудь свадебном балу. Это она его выбирала. Она и его мать. А он, повинуясь их выбору, входил в дом той, которой его отдавали. И, естественно, никогда не отказывал жене в сексе, даже если она была вежлива и спрашивала его желания. А вежливыми бывают немногие. Но кто же станет гневить ту, от кого зависит целиком и полностью?!
Женой сексуальная жизнь мальчика не ограничивалась. У любой ами всегда много взрослых женщин, которые уже имеют право выбирать себе любовников в доме. Эти женщины обычно очень любят молоденьких мальчиков. И аргумент, что ему 16, а ей на вид 35, а по документам все 50, не прокатит. Отказать в этом случае – самый верный способ завести врага. А значит, чтобы наладить отношения в новом доме и не завести этих врагов, ему придётся спать со всеми, кто попросит.
И это ещё не всё! В таком доме ещё живёт пара десятков мужчин ами: мужья, любовники. Между ними всегда есть своя иерархия, и никто новый им там не нужен. Самый простой способ вписаться, это стать любовником кого-нибудь из старших авторитетных мужчин. Очень правильный способ. Старший мужчина научит мальчишку держать себя в обществе других мужчин, расскажет про особенности характера ами, о порядках и принятых в доме традициях. Цена всего лишь задница!
Конечно, с возрастом интерес к мальчишке уляжется. Женщины перестанут видеть в нём наивного ангелочка, которого так приятно развращать. Ами найдёт следующего фаворита и с молодым мужем будет встречаться не так часто. Отношения со старшим мужчиной перерастут в статус учитель-ученик, с редкой регрессией в секс. Парень станет сам выбирать себе женщин. Почти! Иногда это может делать ами, или случай. А ещё может оказаться, что новый юный фаворит сильно метит на его место в уже сложившемся мужском обществе в доме, и теперь, чтобы уравновесить этот вопрос, трахать в задницу придётся ему.
Арнелет не терпела насилия, но и свободы в её дарах никогда не было. Именно поэтому, наверно, к осознанию того, что трахать придётся, хочу я этого или нет, я отнёсся спокойно. Никогда не питал иллюзии, что в доме жены буду выбирать себе любовников сам.
- Лишь бы это были не основные обязанности и не особо публичные. И … - он совсем побледнел - …не со всеми.
Юбля! А вот это может стать проблемой. Теперь, когда он уже имеет статус шлюхи, желающие на его задницу могут найтись ещё как. Мне ещё и защищать его придётся?
- Я могу пообещать, что твоей задницей не воспользуется никто, кроме меня. Но если ты хоть словом, хоть жестом, хоть самым гибким намёком кому-нибудь поведаешь об этом обещании, я немедленно возьму своё слово обратно! Ты меня понял?
Зачем я брал на себя такие обещания? Он ведь не требовал этого. Он заслужил своё наказание. Ёк! Но Арнелет не добивает врагов. Она ставит их на колени, а потом холит и лелеет. Она никогда не бьет лежащих у её ног. Она мгновенно пресекает попытки подняться, но у её ног безопасно для любого врага. Кроме того, слишком жёсткие условия заставляют человека пытаться всё изменить, а мне его инициатива здесь совсем не нужна.
- Ладно, давай попробуем, - я ещё раз проговорил ему суть договора о его принятии на службу: секретарь-шлюха, - И самое главное, если ты хоть раз откажешься выполнять обязанности шлюхи, я моментально верну тебя обратно Палме. Понял меня?
Он испуганно кивал. Я даже не понимал, это согласие или просто страх?
- Ты согласен на должность секретаря-шлюхи?
Он продолжал кивать. Белый, перепуганный до чёртиков. Я взревел:
- Голосом отвечай!
- Согласен. Согласен быть секретарём, вести договоры и выполнять обязанности шлюхи…
 Я вскочил. Меня самого колотило. Было видно, как сложно давались ему эти слова. Он был воспитан даккарцем, он мыслил правилами и аксиомами чести и бесчестия, как бы смешно это не звучало в сопоставлении с его делами. Что бы было со мной, если бы трахнули меня? Я бы был зол и строил планы, как уничтожить всех свидетелей или хотя бы их память. А он бледнеет и мнётся. И Палма клялась, что он не замышляет мести. Сможет ли он реально прогнуться? Мне ведь, наверно, не раз придётся демонстрировать, что он именно, в первую очередь, шлюха, а уж потом секретарь. Анжею, Паймеду, много кому ещё, для кого это важно. И обмануть никого не удастся, мы все здесь слишком на виду. Мне придётся реально периодически иметь с ним секс. Хотя бы первое время.
– Я должен быть уверен, что ты способен исполнять эти обязанности. Раздевайся и мордой в подушку.
 
От моих последних слов Экомион замер, глядя на меня расширенными от ужаса глазами. Мне стало стыдно. Он был умным парнем, просто воином другой армии. Я помнил, как он лихо изворачивался и словами, и мимикой, когда мы встречались в Клинках. Как браво держал себя тогда, до того, как я опустил его. Я поставил его на колени, распластал на земле. Даккарцы очень хрупкие!
Я постарался говорить спокойным голосом, без угроз:
- Ты согласился с тем, что будешь также выполнять обязанности шлюхи. Я жду подтверждения, что ты способен это делать.
Он сдержанно кивнул и принялся раздеваться. Смотреть было жалко. У него тряслись руки, он путался в пуговицах, в рукавах. Впрочем, когда он, наконец, справился с одеждой и повалился на кровать, моя злость уже вообще бесследно рассеялась. Он уткнулся лицом матрас, а подушку сунул под бёдра. Этот жест с подушкой меня заставил меня улыбнутся. Он хотел, чтобы я думал, что это даётся ему легко. Пытался хоть как-то сохранить лицо.
Некоторое время я просто стоял и смотрел на него. У меня не было ни злости к нему, ни соперничества. Сейчас он не был мне соперником. Может, потом, когда окончательно придёт в себя. Палма играет им, как котёнком. Она всё просчитала: Даккар наказал и отверг его, ему некуда деваться, и он сам пришёл к ней как к единственному союзнику. Теперь она просит включить его в братство. Наказывать в случае непослушания опять придётся мне! А она останется добренькой и самой близкой. Юбля!
Ладно, сейчас стоит думать о том, как плавно включить этого эльфика в наше общество, не добив его и не поругавшись с остальными даккарцами. Мой план был очень плавным выходом из тупика. Со временем парни привыкнут видеть в Экомионе моего секретаря. А то, что этот секретарь не воин, значения иметь не будет. У нас сейчас столько всякого левого народа в братстве: куклы, неолетанки, наёмники. С другой стороны, секретарь генерал-командора – это генеральская должность, а значит, это будет достаточно высоким статусом для тех же дочерей, которым трагедия секса между мужчинами будет непонятна. Думаю, наши сыновья тоже будут её понимать уже с трудом, я и сам не столько понимаю, сколько знаю эту особенность культуры Даккара… думаю, наши дети найдут такое положение эльфика вполне авторитетным.

Вздохнув, я дошёл до ванны. Как я и предполагал, Дэни снабдил анальной смазкой не только мою часть дома. Квали прилежно учился у него, и здесь тоже стояла банка. Причём ещё и «обезболивающая, с амосой». Ёк, мне страшно становится, какие мысли бродят в голове Дэни, что он выискивает в каталоге такие вещи.   
Я ещё порылся на полках, нашёл массажное масло и раздавил туда ампулу экстракта некоторых трав. Полезный состав. Очень помогает расслабиться.
То, что сегодня здесь не было зрителей да и сам Экомион не дёргался, немного упрощало ситуацию. По понятиям моего организма, трахнуть парня, которого я значительно крупней, в принципе было допустимо. Главное, чтобы он не зажимался, чтобы я не чувствовал себя насильником. Другой вопрос, что если я собираюсь делать это периодически, нужно начинать учить свой организм реагировать на этого парня и учить его правильно реагировать на меня. Нужно… но на первый раз это уже лишняя задача.
Я опустился рядом с ним на кровать и положил руку на его спину. Он напрягся. То, что он не вырывался, а пугался, представляло ситуацию совсем в другом свете.
- Расслабься.
У меня не было к нему злости. Он не виноват,  что Палма положила на него глаз и притащила в хайм. А на какой стороне он воевал, сейчас действительно не имеет значения. Палма контролирует его замыслы, а значит, сейчас он нам не враг. Не думаю, что прошлые дела того же Паймеда мне бы понравились. Неолетанки правильно делают, отделяя то, что было в его жизни до свадьбы. Сейчас он часть отряда Палмы; пока я верю Палме, я должен верить тем, кого она приводит.
Я неспешно массировал его плечи, спину и ягодицы. Он не язвил. Вообще не слова ни говорил. Наоборот, пытался вжаться в подушку, видимо, сгорая от стыда. М-да, я сильно его ранил. И нужно немалое мастерство, чтобы через несколько недель после изнасилования вывести секс на хотя бы обоюдно приятный. Но я ведь считаю себя мастером Ар. И ещё: уж очень я не люблю чувствовать себя маньяком.


Эком:
Веникема некоторое время не было слышно. Потом я различил шаги, удаляющиеся вглубь комнаты, звук отодвигающейся двери в ванную. Через минуту он вернулся, водрузив на тумбочку большую банку с каким-то кремом из шкафчика. Я с этими штуками не разбирался. Их притащили женщины, а они даже не разговаривают со мной. Хотя зачем это извлёк Веникем, конечно, понятно. Трахать меня будут! Я сдёрнул шнурок связывающий волосы в хвост, и они рассыпались в обе стороны по подушке. Так он, по крайней мере, не будет видеть моего лица.
Кровать прогнулась, принимая вес ещё одного тела. Задницы коснулась рука… Спокойно, парень, тебе просто нужно полежать минут пятнадцать.
Руки скользнули по спине, потом по плечам массажными движениями:
- Расслабься.
То ли он издевался надо мной, то ли выбрал это, как способ исчерпать моё терпение, но он банально меня гладил. По спине, по пояснице, по заднице, по ногам. Мягкими движениями, как женщину. Потом плеснул мне что-то на спину, типа массажного масла, растирая его и разминая плечи. Скоро я действительно расслабился. Сколько можно лежать, зажав задницу?! А этот массажист перебрался на мои ягодицы, но опять же, не врываясь, а просто массируя булки и само отверстие снаружи.
- Расслабься, я тебе говорю!
Я попробовал представить, что это руки женщины, ну, или неолетанки. Что она трудолюбиво разминает мне спину после моего долгого сидения за отчётами. От усердия глупо высовывает язык. И ещё у неё болтаются большие голые титьки. Ай! Только что она забыла в моей заднице?!!! Скользкий палец медленно протиснулся внутрь. Просто палец. Эком, чёрт, там все крепости уже давно сданы, успокойся!
Я попытался ещё хоть чем-нибудь отвлечься. Ну, бывают же неолетанки-затейницы?! Хотя я бы за такие затеи убил. Палец шарил в заднице, вторая рука продолжала наглаживать спину. Блин, лучше бы он мне там снова порвал всё, боль в заднем проходе немного заглушает боль в душе.
Но рвать меня новоявленный генерал-командор явно не собирался. Правильно, как же я работать буду, если после траха медик нужен. В меня протиснулся, кажется, второй палец. Растягивает аккуратно, как целку. Как будто не драл четыре недели назад без смазки на глазах всего своего братства.
Веникем легонько погладил второй рукой мой член, насколько позволяла подушка. Тот оживился. Ещё бы, я здоровый мужик, стоит на всё, что движется. Особенно последнее время, когда мой сексуальный рацион значительно урезали. Палма раз в 3-4 дня, и всё.
Звякнул ремень его штанов. Поехали! Член упёрся в скользкую, уже растянутую задницу и плавно вошёл. Мне вот всегда было интересно, действительно ли это больно, если уже смазали и растянули. Пацаны, которых я трахал, продолжали ныть, даже если их подготовить. Никогда больше не буду верить такому нытью. Не больно!
Веникем выждал с минуту, а потом медленно начал двигаться. Методично, почти ласково. Потом вздёрнул меня, поставив раком. Сначала чуть пониже, потом повыше, потом заставил прогнуться. От последнего перемещения движения в заднице начали отдаваться куда-то в пах, как маленькие горячие молнии. Я попытался изменить положение, но он вернул меня на место.
От него пахло чем-то дурманящим: сперва лёгкий, еле заметный запах сейчас, когда он был разгорячён, становился всё сильнее, и просто обволакивал всё вокруг дурманом сильнее и сильнее. Его движения уже были резкие, сильные, от ощущений всё тело охватило дрожью, скручивало, ломало в какой-то истоме. Я закусил губу, чтобы не закричать. Юбля! Что он делает?! Зачем?!
Ещё через несколько толчков это станное скручивание достигло своего апогея, и я кончил. Я! К моему члену почти не прикасались, а он, предатель, выплеснулся на простыни просто от траха в задницу. Просто…
Веникем ещё несколько раз толкнулся в меня и вышел.
Я быстро лёг обратно, мечтая, чтобы он не заметил лужицы спермы подо мной. Чтобы ушёл уже.
- Шлюха из тебя так себе, но потенциал есть. Я тебя беру. В понедельник утром в моём штабе.
Раздался звук закрывающейся за ним двери. В комнате наступила тишина, а я всё равно лежал и не шевелился. Ощущение липкого подо мной как будто болью отдавало по коже. Получается, я и не был никогда даккарцем. Не докормила меня мать в детстве. Не выкормила во мне даккарца. Мужчины не кончают от траха в задницу. Получается, я всегда уродом был. Просто этого не поняли раньше.
Я закрыл глаза. Сил встать не было. Сил жить не было. Чёрт, почему меня не прибили ещё мелким... Хотели ведь, грозились… Зачем старики меня подобрали, не поняли разве, что урод?! У меня ведь, если подумать, и с женщинами не со всеми получалось. С пацанами, которых я в задницу долбил, таких проблем не возникало…  Урод я просто!

 * * *
Роман в пишется в качестве эксперимента. (обычно я пишу гет)
Новая глава каждый понедельник и четверг.
Обсуждения на самиздате (http://zhurnal.lib.ru/t/talan_o/40vbok.shtml) 
и на моём сайте  (http://olgatalan.ru/glossarii/дорога-за-грань) Там же глоссарий.

Пишите комменты. Автор работает на них как на бензине, нет комментов и глава плохо пишется.
И не забывайте ставить оценки ))


Рецензии