Дорога за грань 7

По просьбам читателей выкладываю новую главу также отдельным файлом.
ЧИТАТЬ НУЖНО С НАЧАЛА
Комментарии лучше писать к общему файлу

Внимание: произведение эротического характера. Содержит сцены гомосексуальной эротики.
ДЕТЯМ и всем сомневающимся читать или не читать: ЖАТЬ НА КРЕСТИК В ПРАВОМ ВЕРХНЕМ УГЛУ СТРАНИЦЫ!!!

Автор: Ольга Талан

Название: Дорога за грань, рассказ из серии Земли богов

Бета: Арина.
Фэндом: Ориджинал, женское космическое эротическое фэнтези
Пэйринг: Слэш на 75%  ( БИ)
Рейтинг: nc-17 (Насилие, грубость, брань, описания секса)
Объём: Планирую около 20 глав, но мои планы в этом вопросе редко сбываются
Статус: Новая глава каждый понедельник и четверг
Жанр: Агнст, насилие. Чтиво под утренний кофе.
Я не мог его убить, потому что это разрушило бы союз самых сильных магов нашей галактики. И не мог оставить его в живых, потому что это уничтожило бы моё братство...
Примечание: (925 г.) Через некоторое время после событий Силы слабости
 
Глоссарий к этому роману: имена героев, название мест, явлений тут - http://olgatalan.ru/glossarii/дорога-за-грань

Глава 7

Венки:
Утром я проснулся от того, что ко мне в комнату все вчетвером заявились мои девчонки. Настрой у них был серьёзный. И недовольный:
- Венки, нам нужно серьёзно поговорить. Ты обещал, что будешь любить нас одинаково, а на деле получается совсем не так. Поэтому мы подумали и составили график…
Вообще они были очень милыми девочками. Не знаю уж, почему Очарование выбрала для меня таких малолеток: Файне было 19, остальным 17-18. Все они слегка страдали юношеским максимализмом, кроме того, я их сильно избаловал за эти два месяца.
Так получилось! Два месяца назад, когда Очарование, как самая талантливая в плане подбора пар, привезла молодых женщин, я вообще не ожидал, что от этого могут появиться какие-то проблемы. Наоборот, я надеялся, что получившие новых женщин даккарцы станут более спокойны в отношениях между собой. Не тут-то было!
Встречать корабль с юными пассажирками я отправился в паре с Аденианом. Почему не с Торесом? Подумал, что не стоит соблазнять капитана молодыми женщинами, тем более, что ему ни одна из них не светит. А Адениану всё равно полагалось четыре, так что если кого и попортит, то ему её и спишем.
Девочки действительно оказались очень хорошенькими. Возраст их разнился от 16 аж до 30, но самое продуманное со стороны мастера Очарование было то, что на тыльной стороне правой руки каждой было стойким маркером написано, кому она предназначена. Ровно 60 женщин, по 4 на каждого. Суани хотели по 3 дочери, плюс одна, если родится мальчик. Красивые, здоровые, улыбчивые девушки. На нас с Аденианом они смотрели слегка с опаской, но больше с восхищением. В принципе, ничего удивительного. Женщины любят высоких и сильных мужчин, да и на лицо себя я считаю как минимум симпатичным, а генерал вообще от природы красавчик.
В итоге, корабль вели куклы, до порта 10 часов, а мы решили распробовать подарки. Выбрали по девушке из тех, что предназначены нам, и разошлись по каютам. Я тогда Файну уговорил на «всё, что хочешь» за 20 минут. Пара комплиментов и одна шоколадка в реквизите. Там особо и не надо было стараться: Очарование великолепно их настроила. Объяснила, что они едут в очень красивое место, в большой богатый дом, где каждую из них будет любить сильный и красивый мужчина. Они уже готовы были отдаться своему принцу. Особых усилий не требовалось.
Каково же было моё удивление, когда в порту выяснилось, что красавчик-генерал свою девочку просто наклонил и трахнул силой. У меня даже слов на это не нашлось!
Последующие две недели я бился с таким насилием. Объяснял, убеждал, ругался с сёстрами. Бесполезно!  В моём отряде оказалось несколько неисправимых насильников, и никакие объяснения их не пронимали. Паймед, кажется, этих объяснений просто не понимал, Адениан говорил, что ему некогда этим заморачиваться, юный Онисер, что так прикольней, Зарнар, что я зря беспокоюсь, женщины скоро привыкнут и перестанут жаловаться. Жаловаться женщины не переставали. Они рассказывали всё друг дружке, встречаясь на складе, на общих кухнях и у Дэни, при получении распоряжений. Эти рассказы страшными сказками ползли через их умы по всему хайму. Я своих девчонок ни разу не обижал, а они, наслушавшись этих рассказов, начинали шарахаться от меня, как от маньяка.
В итоге, проблему я решил по-даккарски: издал приказ, что бить женщин и трахать «по-сухому» нельзя, так как это портит их детородные функции. Насчёт бить издал скрупулезную инструкцию, как бить можно: чем лупить и по каком месту. Насчёт «по-сухому» скачал каталог «Трав любви» и ткнул Дэни носом в страницу со смазками на основе амосы, велев снабдить всех и каждого, а насильников в первую очередь.
Дэни это воспринял так, как будто это была его ошибка. Может, что-то в своих конспектах нашёл. А может, просто так близко воспринимал те рассказы женщин. В итоге, в наших ванных комнатах появилась не только указанная мной банка, но и ещё много чего со страниц каталога.  Причём не просто так, а учитывая вкусы хозяина.
Проблему с насилием мой приказ постепенно решил. Нет, меньше его вряд ли стало, но жаловаться женщины стали меньше. Может, амоса помогала, может, действительно привыкли. Ажиотаж успокаивался. Но своих девчонок я всё равно обхаживал, как принцесс. Не люблю, когда любовница меня боится. Вот и избаловал.

Я зевнул:
- А где мой кофе?
Файна удивлённо захлопала глазами:
- Какой кофе, Венки, ты вообще понимаешь, что мы тебе серьёзные вещи говорим?
Я потянулся в постели:
- Прелестная, чтобы начать что-нибудь понимать с утра, мне нужен секс и кофе. Ну, в крайнем случае, хотя бы только кофе. А пока я соображаю только то, что на моём пороге стоят сразу четыре обворожительных феи. Это означает, что секс у меня сейчас будет. Но сразу встаёт вопрос, если вы все четверо здесь, то кто сварит кофе?
Файна смешно наморщила лобик, выражая крайнюю разгневанность. Со временем она, наверно, будет очень властной дамочкой, как и Роуз, и Саль. Но пока, в силу юности, они больше походили на котят: когти есть, но все попытки царапаться вызывают только умиление.
- Секса тебе сегодня не будет. Ты должен принять наши правила. Так нельзя!
- А кофе?
Она вздохнула:
- А кофе сейчас сделаю. Но ты должен пообещать…
- Замечательно! Несите кофе. Если секса никто не хочет, я, пожалуй, позавтракаю с Морок, она всегда не против.
Файна вскинулась:
- Венки!
Она явно была главной среди моих девчонок. Генеральша такая, местного разлива. Маленькая, аккуратненькая, смешные хвостики за ушами и веснушки на носу.
- Что, несравненная? Ты передумала и хочешь приласкать меня?
- Ты меня слышишь?
- Скорее я тебя вижу, милая.
Файна вздохнула:
- Нась, сделай Венки кофе, – Нась была из них самая младшая, самая тихая и, что в своё время оказалось для меня полной неожиданностью, самая горячая в постели.
Файна вернулась ко мне, обещая взглядом казнь на месте
– А теперь вставай. Мы поговорим с тобой обо всём за завтраком.
Вот так! Утро явно начиналось не с той ноги. В такие моменты я начинал понимать Зарнара, у него, думаю, таких ситуаций не возникает. Ёк! Женщины очень милые существа до тех пор, пока не освоятся и не объединятся в стаи. После этого эти милые котята способны сообща задрать кого угодно. Юбля!

За завтраком, пока я поглощал свой любимый кофе со своими любимыми вафлями, мне объяснили, что теперь у меня есть график, с кем и в какой день я могу спать:
- А если вот именно в этот день у меня не родится желания любить именно назначенную красотку?
- То просто останешься без секса!
Файна вздёрнула носик, явно очень довольная своим планом. Малышка, по-твоему, я настолько зависим от желаний тела?!
Я медленно осмотрел их, прищурившись. Роуз сама прибежит ко мне недели через две, Саль, может, продержится 3-4, Нась втихаря сдастся тоже примерно через месяц, и то больше из скромности, чем из упрямства, а вот сама Файна может продержаться месяца два или даже три. Ну что ж в воспитательных целях я потерплю. Изображая из себя очаровательную язву, я с показательной небрежностью улыбнулся:
- Хорошо. Вафельку ещё передай.

Эком:
Вернувшись после поездки, я был просто переполнен энтузиазмом. Мне казалось, что стоит чуть-чуть поднапрячь мозги, и я найду способ вернуть всё обратно. Повернуть Даккар снова к себе лицом.
Уже через две недели от этого энтузиазма не осталось ничего. Да, Паймед перестал бросаться на меня с кулаками и даже иногда разговаривал по хозяйственным вопросам.  Да, со мной разговаривал Квали, этот мальчишка даже воином ещё не был признан. Но эти двое зависели от Палмы и вряд ли что-то могли противопоставить её желаниям.
Что до других даккарцев? Шатаясь по округе, я видел Адениана, он проигнорировал меня. Один раз к Квали заходил пухлый парень с орденами хомяка, и он тоже смотрел на меня, как на пустое место. И это ещё было самой дружелюбной реакцией. Я со страхом представлял себе, как могли бы меня встретить Анжей или Веникем. Я имел статус шлюхи,  и, теоретически, меня мог трахать любой, кто сможет поймать.
Даккар смотрел на меня, как на чужого - изгоя.
Я судорожно искал решение. Мне нужно было как-то договариваться с Даккаром. Но это я нуждался в нём, а он во мне никакой ценности не видел. Моя жизнь вообще теперь чего-то стоила только во имя «Целостности Пустыни».
Я с болью был вынужден признать, что кое-что во мне всё-таки изменилось. Во мне появился страх. Панический, безотчётный страх. Увидев в порту Веникема сразу после операции, я застыл, как кролик перед удавом. То, что он сделал со мной, надломило меня, сделало более ранимым. Я злился на себя за это, старался взять себя в руки, перебороть это чувство. Но эта злость ничего не меняла.

Ещё через неделю я готов был кидаться на стены. Я был жив, у меня всё так же работали мозги, и я мог быть полезен. Но Даккар меня не замечал, я был для него пустым местом.
У меня было навязчивое чувство дежавю. Я уже чувствовал себя однажды вот так: без корней, неприкаянным. Мне было 17. Я так же, как все мальчишки своего выпуска, написал прошение принять меня в братство Острова богов. Но, в отличие от них, получил своё прошение назад с широкой надписью через весь лист «Послать ко всем чертям».
Я тогда стоял у штаба братства с этим заявлением и растерянно смотрел на эти буквы. Нет, конечно, тогда я мог пойти в какое-нибудь другое братство, но ведь я вырос здесь, в Клинках. На мне лежала печать этого города. Я хотел защищать его. Я не чувствовал тяги ни к одной другой армии. Тогда ко мне неслышно подошёл старик Тибиран, увидел надпись на прошении и похлопал меня по плечу: «Я смотрю, мой лучший ученик идёт служить в гвардию рода?!» Теперь же я метался неприкаянный почти неделю, не находя решения, и никто не спешил мне помочь.

Палма зашла вечером, позвякивая коробкой с шахматами. Она была интересным соперником, и я иногда играл с ней.
Мы сидели за столом. Игра не шла, я никак не мог сосредоточиться.
- Эком, жемчужина моя, я бы хотела кое о чём с тобой договориться. Мне не нужно обещаний, достаточно, чтобы ты понял, о чём я. Я вижу, что тебе плохо. Ты мой муж, и я обязана защищать тебя от внутренних бесов. Но если ты сам не рассказываешь мне свои проблемы, мне придётся вытаскивать их из тебя магией. Зачем такие сложности?  Давай ты будешь рассказывать сам. Хотя бы пока не отойдёшь от этого всего.
Она, как всегда, была логична при общей нелогичности своего поведения.
- Я не знаю, как это выразить словами.
- Тебя напрягает непричастность к Даккару? Ты хотел бы быть среди них?
Как легко это у неё получилось:
- Ты уже вытащила это из меня магией?
- Нет, просто высказала предположение.
- И попала в самое яблочко.
Палма была одной из самых странных фигур в этой партии. Я уже привыкал считать её своим сторонником. Этот договор, по которому я, казалось, не отдал ей ничего ценного, был очень ценен для неё. И она не переставала платить по нему, защищая меня и помогая.
- Давай попросим их взять тебя в братство. Тебе ведь не обязательно быть большой шишкой? Можно ведь и пешкой для начала.
- Я бы согласился и на пешку, но они не согласятся! Это невозможно. Для Даккара я умер!
Палма усмехнулась, как обычно расточая иллюзии простоты и доброты:
- Как вы любите все эти постулаты. Они уже нарушили кучу законов, наказав тебя, почему бы не нарушить ещё один, взяв тебя на службу?
- Зачем им это?
- О! Это самое простое. Я могу придумать им огромное количество стимулов, надавить так, что взять тебя на службу будет казаться очень маленькой ценой.
Она готова шантажировать даккарцев? Почему-то я не был удивлён. В последнее время Палма вела себя, как самый преданный мой союзник.
Она передвинула фигуру:
- Мне поговорить с Веникемом?
Шантажировать Веникема, чтобы меня взяли в братство? Нарушили ради меня закон? Что это даст? И какую цену он потребует с меня за такое? Он не может меня убить, но, боюсь, у него найдётся множество других способов… опять страх?! Страх не мой метод! Нужно бороться… со всем миром? С Даккаром?
- Нет, погоди… - чего ждать? Он всё равно не согласится! Нарушить закон одно, отказаться от собственного решения – совсем другое. Ведь это он решил считать меня шлюхой.
Палма, как будто задумавшись, крутила срубленную фигуру в руках:
- Ты же можешь просто поговорить с ним. Выяснить, что он может тебе предложить.
- Ничего не сможет…
- Ну, ты не можешь утверждать это со всей уверенностью, пока не поговоришь.
Я молчал. Нужно было взять себя в руки. Заставить себя подавить страх перед Веникемом. Нужно было строить планы, опираться на так любезно подставляющую плечо Палму и строить. Но я медлил. Даккар и раньше не был ко мне ласков, а теперь вернуться к нему будет обозначать платить по счетам вдвойне.
- Мне надо подумать…

Принять решение меня подтолкнул Кэро.
Мы сидели на веранде и ждали, когда в столовой накроют обед.
- Пап, а ты уже ведь выздоровел, да?
Я кивнул. Он понуро опустил голову:
- Теперь нам придётся уехать отсюда? Давай не будем уезжать. Маме тут нравится, и мне тоже, очень-очень…
Я посмотрел на него. Иногда я сам у себя подозревал паранойю, мне казалось, что Палма подталкивает его говорить мне определённые фразы. Даже если она и делала это, Кэро этого не замечал.
- Нет, мы не уедем. Я заключил с Палмой контракт на 32 года, поэтому пока мы останемся здесь.
Мальчишка радостно запрыгал на месте.
- Это так здорово! Тут столько интересного, мне ребята рассказали, что мальчишки тут летают на пятом «Покорителе», а ещё порталы есть, и старик, который учит мальчишек, даже младшим разрешает лайнером порулить.
Я кивал, слушая его вполуха. Мальчишке немного надо для счастья, покататься на корабле, подержать в руках новое оружие, послушать истории. Мне в его возрасте нужно было ещё меньше.
- Па, а когда ты пойдёшь в Белые скалы служить?
Я резко обернулся к нему. Под моим взглядом он испуганно сжался. Это ему Палма уже наболтала?
- С чего ты взял, что я иду в Белые скалы?
- Ну… - казалось, он сейчас заплачет, – тут же больше негде служить… а ты уже выздоровел… не будешь же ты здоровый дома сидеть.
Я почувствовал себя идиотом. Нервным идиотом!
- Извини, – я обнял его, успокаивая.
Всё ведь верно: я выздоровел и должен идти служить. Это понимает Кэро, это чувствую я сам, это аксиома Даккара. Я не могу сидеть дома, это убивает меня. Это выжигает во мне Даккар! А что мне грозит там? Ну… пока не поговорю, не узнаю.
В тот же день я сказал Палме, что согласен встретится с Веникемом.

Венки:
Палма ввалилась ко мне в штаб без приглашения:
- Я хочу поговорить.
Я показал на груду бумаг, с которыми предстояло сегодня разобраться. Заключать торговые договора у меня получалось легко, а вот следить за их исполнением, проверять оплаты, помнить про отгрузки - никак. В моём кабинете сейчас был целый стеллаж этих бумаг, и я уже не знал, что с этим всем делать. Попытки привлечь к работе кого-то из бобров успеха не принесли. Из них всех в бухгалтерии разбирался только Дэни, а он не хотел помогать мне с договорами, ему и с хаймом дел хватало. Кукол подходящей квалификации тоже не нашлось. В итоге, я возился сам.
Палма отрицательно помотала головой, показывая, что мои проблемы её не касаются:
- Это нужно обсудить именно сейчас.
Юбля! Я отодвинул бумаги, развернулся и налил себе кофе. Палма была из тех ами, кто 99% времени спокоен, расточает улыбки окружающим и не вмешивается в большинство вопросов. Но иногда вдруг в тот самый оставшийся 1% проявляет невиданное упорство. Видимо, вопрос и в самом деле был очень важен для неё:
– Я тебя слушаю.
Жестом я тоже предложил ей кофе, она так же жестом отказалась:
- Речь идёт о целостности хайма. Сейчас наше общество состоит лишь из взрослых. Но очень скоро в наши проблемы начнут вникать дети. И к этому времени между нами не должно быть раздоров. Ты должен принять Экома в своё братство.
Я аж дар речи потерял от этого предложения:
- Как я могу это сделать? Он предатель!
- Он просто воевал на другой стороне!
- Он привёл войска в Клинки. По его приказу погибли тысячи даккарцев и неолетанок.
Палма опустила голову:
- Арнелет простил его. Он был у свадебного алтаря. Ни один грех, совершённый до этого, не может быть ему предъявлен.
- Если бы всё было так просто. Арнелет умеет прощать вот так вот просто. А вот Даккар не умеет.
- Ты наказал его по законам Даккара. Даккар больше не таит на него зла. Разве не так?
- Так! Но Даккар больше и не знает его!
Мы некоторое время молчали. Я пил кофе. Палма смотрела в окно.
- Веникем, если всё оставить как есть, его дети станут твоими врагами. А они невиноваты. Я не могу такого допустить. Если ты не пойдёшь на перемирие с Экомом, я буду вынуждена покинуть хайм вместе со своей семьёй.
Так и знал, что когда-нибудь услышу эту угрозу. Юбля! Я вздохнул. Конечно, её логику можно было понять. Разве что за исключением того момента, что она вообще взяла Экомиона в мужья. Юбля! Оставлять его изгоем было нельзя. Арнелет, в отличие от Даккара, даёт новым поколениям свободу выбора. Дети могут стать врагами родителей. И наше пренебрежение Экомионом просто вынудит его дочерей выступить против нас.
- Что ты предлагаешь?
- Я уговорила Экома попроситься к тебе в отряд. Пусть он будет просто кем-то среди вас. Просто частью братства. Маленькой частью, пешкой.
Я усмехнулся. Пешкой? А он умеет быть пешкой?
- Я не могу дать ему ордена.
- Не надо орденов. Просто возьми его на службу. Без орденов.
- Как ты это себе представляешь?
Палма вздохнула:
- Веникем, я ни черта не понимаю в этих ваших законах, что можно, а что нельзя. Это ты у нас знаешь законы обеих культур и умеешь между ними лавировать. Придумай что-нибудь. Ты уже наказал его. Он до сих пор слегка в шоке. Сейчас самое время делать его союзником. Сейчас ты нужен ему. Не это ли принцип Арнелет, не добивать тех, кто встал на колени? Жалеть поверженных врагов.
- Палма, у меня здесь ещё пятнадцать даккарцев, они просто загрызут его. Будут унижать, пока он не сломается. А даккарцы ломаются очень быстро.
- Венки, он намного сильней, чем кажется на первый взгляд. Кроме того, я верю в твой талант находить выходы из безвыходных ситуаций.
Я усмехнулся, она просто откровенно льстила мне. Юбля! Ну, куда я могу пристроить шлюху? Да ещё так, чтобы мои бравые маньяки его не порвали?
- Венки, просто возьми его на службу. Он не выживет без Даккара. Бездействие его убивает. Ну, помоги мне! Я понимаю, что это непросто, но ты ведь умный!
Я устало вздохнул. Палма, неизвестно как, усмотрела в этом вздохе согласие и встала, улыбаясь
– И не показывай к нему жалости, лучше злость.

За оставшиеся полдня я не сделал толком почти ничего. Просто бродил по своему кабинету, размышляя, куда мне приткнуть эльфика. Юбля! Если только Анжею покажется, что я решил начать помилование, он сам этого парня прибьёт.  Значит, это не должно выглядеть, как прощение. Кроме того, службу ему придётся искать рядом с собой, никто другой его терпеть не будет. Заодно можно будет проследить, чтобы его не запинали совсем. Юбля! Мысли закончились, и я отправился к Экому разбираться на месте, что мне с ним делать.

 * * *
   Рассказ пишется в рамках эксперимента, это немного не свойственный мне стиль
   Новые главы по понедельникам (Если нагрузка позволит чаще сообщу отдельно)
   Пишите комментарии. Тапки по поводу логики, описаний, русского языка и тп. Кидайте в обсуждение на самиздате или у меня на сайте.
   Глоссарий и обсуждение этого произведения у меня на сайте тут - http://olgatalan.ru/glossarii/дорога-за-грань
 
   Не забывайте ставить оценки : ))


Рецензии