Дорога за грань 5

По просьбам читателей выкладываю новую главу также отдельным файлом.
ЧИТАТЬ НУЖНО С НАЧАЛА
Комментарии лучше писать к общему файлу

Внимание: произведение эротического характера. Содержит сцены гомосексуальной эротики.
ДЕТЯМ и всем сомневающимся читать или не читать: ЖАТЬ НА КРЕСТИК В ПРАВОМ ВЕРХНЕМ УГЛУ СТРАНИЦЫ!!!

Автор: Ольга Талан

Название: Дорога за грань, рассказ из серии Земли богов

Бета: Арина.
Фэндом: Ориджинал, женское космическое эротическое фэнтези
Пэйринг: Слэш на 75%  ( БИ)
Рейтинг: nc-17 (Насилие, грубость, брань, описания секса)
Объём: Планирую около 20 глав, но мои планы в этом вопросе редко сбываются
Статус: Новая глава каждый понедельник и четверг
Жанр: Агнст, насилие. Чтиво под утренний кофе.
Я не мог его убить, потому что это разрушило бы союз самых сильных магов нашей галактики. И не мог оставить его в живых, потому что это уничтожило бы моё братство...
Примечание: (925 г.) Через некоторое время после событий Силы слабости
 
Глоссарий к этому роману: имена героев, название мест, явлений тут - http://olgatalan.ru/glossarii/дорога-за-грань

Глава 5

Венки:
Прошло полторы недели, прежде чем с гор спустилась Морок. Она была довольна проведённым обучением, а Ретка выглядела безумно вымотанной и злой.
Весь следующий день я провел в спальне моей легенды. Рассказывал ей новости последних недель, купался в неизменной ауре её желания и занимался сексом.
- Да,.. у меня тут были некоторые проблемы с новым мужем Палмы.
- Экомионом? Ты ведь не пытался его убить?
- Нет. Я как-то сразу подумал, что Палма его просто так не отдаст. Что она скорее покинет тебя, чем разрешит обидеть этого крысёныша.
- Скорее всего, так бы оно и было. Очарование смотрела этого мальчика, Палма очень сильно им увлечена. Если бы мы настаивали на его изгнании, она бы ушла с ним. И не одна! Палма лидер по натуре, многие молодые сёстры тянутся за ней. Так как ты решил проблему с этим её мальчиком?
- Я его изнасиловал.
К этой фразе я приложил самую невинную из моих улыбок. Не то, чтобы я думал, что Морок меня осудит. По неолетанским меркам это мелочь. Тогда зачем? Наверно, чтобы придать рассказу некоторую театральность. Сделать его менее грязным.
Морок смотрела на меня, не понимая:
- А в чём суть?
- А это особая тонкость даккарской культуры. Парень, которого поимели в зад, не может больше относиться к воинам Даккара. Его вообще больше как бы нет. Обычно таких убивали родственники, чтобы те не позорили род своим существованием. А в нашем случае он просто будет никем.
Морок удивлённо пожала плечами:
- Не знала о таком. Нет, я слышала, как лет двадцать назад одно из братств снесло порт Турия вместе с базировавшейся там армией Ликояна за то, что кто-то из ликоян изнасиловал их солдата. Но, что стало с жертвой изнасилования, как-то не интересовалась. Хм... Как на это отреагировала Палма?
Я рассмеялся:
- Обозвала меня похотливым животным.
Морок тоже рассмеялась:
- Что ж, она должна была  предвидеть, что даккарцы проявят к её мальчику агрессию, и такой исход сочла наименее болезненным. А остальные мужчины?
- Анжей уже на следующий день, когда отошёл от шока, восхищался моей изобретательностью. Паймед просто хмуро сказал: «Он заслужил». А Адениан до сих пор косится на меня, как на лишайного. Дэни обозвал меня извращенцем, добавив про Экомиона: «Так ему и надо». Карл с умным видом задвинул речь, что не понимает даккарской жестокости. Он, по-моему, вообще из случившегося ничего не понял. Остальные сделали вид, что Экомиона просто не существовало в природе, и этого ничего не было. Только Торес ещё не знает, он вторую неделю в отключке после операции.
Морок тепло рассмеялась:
- Даже Дэни нормально перенёс?
- Ну, если считать нормальным его распоряжение женщинам в каждой ванной комнате моей части дома иметь смазку для анального секса, то да.
- Он старается принимать тебя «как есть», и заботится о твоём комфорте, в меру своего понимания, – она, смеясь, обнимала меня. – А старик как?
- О! Гардман, как оказалось, само действо вообще проспать умудрился. Я и не заметил тогда. В его годы пары кружек пива уже хватает, чтобы вырубится там, где пил. Но потом он ничего не высказал. Здоровается со мной и вообще ведёт себя, как ни в чём не бывало. То ли признал, что моё решение самое оптимальное, то ли просто решил не вмешиваться в дела воинов. 
- Ты умница! Впрочем, я с самого начала знала, что ты найдёшь из этой ситуации самый правильный выход.
От такой позитивной её реакции на произошедшее я сам взглянул на всё это как-то проще. Всё ведь хорошо?! Мне удалось избежать кровопролития. Удалось оградить братство от опасности. Удалось сохранить для Морок её школу в целостности. Цена была слегка... «грязновата», но ведь результат того явно стоил.

Эком:
Бессмысленность… я до сих пор был жив. Зачем? Я бесцельно, бесполезно был жив! И мне всё равно.
В меня как будто втекало тепло и покой. Чужое, добровольно пожертвованное тепло, чувство устойчивости, внутренней стабильности, уверенности… Бессмысленно пожертвованное, но у этого голоса, запаха, тёплой мягкости никогда и не было смысла.
- Эльфик мой, я тебя так просто не отдам. Слышишь? Я столько искала тебя, столько дров наломала, прежде чем нашла… Не отдам!
Я как будто был где-то со стороны, не в этом поверженном теле, так заботливо согреваемом её объятьями. Я просто бесстрастно наблюдал за Палмой и каким-то невнятным типом. Мягкое прикосновение, тепло, запах с лёгкой горечью…
- Эком, жемчужина моя, ты меня слышишь?
Её прикосновения как будто забирали боль. Объятья согревали до самой глубины. Тепло потоком струилось в эту  мрачную бездну и исчезало там, так и не наполняя её. Казалось, как только поток остановится, это тело замёрзнет, покроется инеем бессмысленности, ненужности. Но поток не останавливался.
- Эком, ты же сильный. Ты можешь перешагнуть и через это. Я знаю.
Я не сильный. Сейчас я был отчаянно слабым. У сильных есть прошлое и будущее, цели и мечты. У меня не было ничего. Я даже не цеплялся за жизнь, я бессмысленно висел, удерживаемый её руками.
Палма не отходила от меня ни на минуту. Кормила меня с ложки, купала, обрабатывала мою разодранную задницу, даже в сортир таскала. Её запах с привкусом горечи стал для меня нитью, связующей с жизнью. Я засыпал, уткнувшись в её огромную мягкую грудь, и там же просыпался. Она не давала мне сойти с ума или просто перестать жить. Я оставался в живых. Мне было всё равно, это было желание Палмы.
- Жемчужина моя, нельзя сдаваться! Ты ведь можешь найти выход. ТЫ МОЖЕШЬ! Это непросто, но ты ведь и не такие задачки решал. Ты что угодно обойти можешь. Изящно вывернуться.
Зачем?
- Они будут радоваться, если ты сдашься. Ты этого хочешь?
Мне всё равно.
- У тебя ведь остались незаконченные дела. Ты ведь не только с неолетанками воевал, ты ведь и для Даккара что-то делал. Наверно, что-то важное. Я уже почти выздоровела. Я помогу тебе…
Для Даккара я умер.
- Эком, ну поговори со мной!
Где-то в глубине сознания я анализировал её мысли. У меня было ясное, практически кристальной ясности сознание. Я всё помнил. Я всё понимал. Я легко рассуждал…  Просто эти рассуждения терялись в тупике бесполезности всего. Даккар был всей моей жизнью. Я родился его частицей. Я с раннего детства жил мечтой служить ему. Я все решения своей жизни основывал на пользе для него… Теперь я был отвергнут, изгнан им. Я перестал быть его частью.
- Эком, ну же, ну хоть немного скушай!
Палма настойчиво тянула меня обратно. Старалась зацепить, вытащить. И я со всей ясностью понимал, что она найдёт, чем зацепить. Мы действительно были похожи с ней: поставив цель, она не останавливалась ни на минуту. Её терпением можно было точить камни. Её дерзостью – эти камни сворачивать. Сейчас, слушая, вдыхая, чувствуя  её каждую минуту, я понимал это, как никогда. В противоположность моему молчанию, она болтала без остановки. Просто чтобы не слышать тишины. Обо всём:
- …Мне тогда было 14, я просто стены этого монастыря уже готова была грызть. И однажды услышала, что к настоятельнице прибыла Морок. Я тогда решила, что она именно та, у кого я хочу учиться. Представляешь, я пролезла мимо всей охраны, забралась в окно и бросилась просить её взять меня к себе в ученицы. Очарование кричала: «Палма, ах ты, разбойница…», а Морок это только развеселило… Я всегда хотела быть воином, бороздить космос, усмирять врагов Арнелет…
Я слушал каждое её слово. По привычке, как на автомате, анализировал, соизмерял, складывал с тем, что знал раньше. Это было обычное для меня восприятие, просто сейчас оно было бесполезным. Где-то в глубине сознания я просто констатировал, что очень скоро именно Палма станет главной головной болью даккарских пауков, а не дурочка Доминанта.  Палма настойчивая, умная и целеустремлённая. Просто констатировал! Меня это не волновало. Мой вывод всё равно ни для кого не будет иметь значения.

Она нашла. Однажды утром она притащила ко мне Кэро. Мой сын стоял, испуганный, посреди комнаты, боясь подойти. Он был ещё совсем мелкий. Ему только к зиме должно было исполнится восемь лет. Совсем слабый и ранимый. Я протянул ему руку, он бросился ко мне, прижался, захлюпал носом, старательно пряча слёзы.
Палма улыбалась:
- Ну, Кэриан, ты же мужчина! –  мальчик уткнулся мне в грудь, чтобы никто не видел намокших глаз. Он ведь даже до возраста воина ещё не дорос. – Всё хорошо. Ты скучал по папе, но он был занят. У него ведь важная и очень опасная служба. Но сейчас появилась возможность, и он тебя забрал. Ты будешь жить с нами. Папа скоро оправится от ранения и всё будет хорошо.
Кэро поднял глаза. Он улыбался сквозь слёзы:
- Тебя сильно ранили?
Я просто смотрел на него, на эту надежду, эту веру в глазах… Ответила ему Палма:
- Не сильно. Но его сильно ударили головой, а ты же уже большой мальчик и понимаешь, что сотрясение мозга – это не шутки. Папе надо много отдыхать.
Мальчик кивал ей, а смотреть продолжал только на меня. Ждал, что я сам отвечу ему.
- Ладно, Кэриан, тебе нужно пойти устроиться в твоей новой комнате, а папе поспать. Завтра, ты сможешь снова к нему зайти.
У двери он ещё несколько раз оглянулся. Ждал. Надеялся. Потом всё-таки вышел.
- Зачем ты привезла его сюда? Как ты смогла его забрать?!
Палма широко улыбнулась:
- Слава богам! Ты заговорил. Соглашусь, это было непросто. Я его выкрала! Не сама, конечно: сёстры помогли.
- Зачем? Ты испортила ему жизнь! Там он был сыном генерала. Пусть канувшего в лету, но уважаемого. А здесь он кем будет?
- Ты так легко решаешь за него. Там он был брошенным ребёнком. Что ты сам думал об отсутствии отца в семь лет? Тебя успокаивало, что его уважали? Там он остался один на растерзание системе. И ты знаешь эту систему. Его некому было защищать. Кроме того, Роджер закончил войну победителем. Империя официально заявила, что никогда не выставляла никаких ультиматумов, и всё это происки группы САПовских чиновников. Морена быстро разобралась с этой группой. А значит, ты остался в глазах Даккара предателем. Ты уверен, что хотел бы, чтобы Кэриан остался там? Или ты перестанешь, наконец, думать только о собственных душевных травмах, и не дашь этому миру его сожрать. Только ты сможешь его защитить!
Это был удар в самое больное место, в самое чувствительное. Я всё детство проклинал того парня, который заделал меня матери и бросил в этом царстве злых женщин. Проклинал тех сильных мужчин, которые не спешили вмешаться. Я был мелким и слабым. И система жевала меня, как хотела. Мать ненавидела меня: родившись, я испортил ей жизнь. А я ненавидел своего отца… Фактически пропав, я оставил Кэриана в таком же положении. Даже в худшем, если меня считают предателем. 
- Империя отказалась от ультиматума?
- Да, не без нашей помощи.
Эффектно! Пока мы бились с псами, Суани заставили отойти хозяина?!
- Вы залезли в мозги императрице?
- Нет, конечно! Просто там действительно был заговор, и империя действительно была не при чём. Мы вытащили это на свет.
А я, получается, ошибся. Не увидел заговора?! Что ж, я достойно наказан за ошибку.
Я поднялся и медленно спустил ноги на пол:
- Мне нужно поесть.
Палма просияла улыбкой.

Венки:
К концу месяца мама, наконец, бросила своего любовника, и нашла время мне позвонить, и я тут же принялся её пытать:
- Я слегка растерян. Предложение «зелёных платьев» «чтобы вспомнить», мне непонятно.
- А, это! Там сложная история. Остров богов наткнулся в 75 секторе на странную колонию. То ли сектанты, то ли учёные, сбежавшие от законов. Даккарцев там обстреляли каким-то излучением, так что 85% команды частично или полностью потеряло память. Вообще в идиотов превратились. Когда мужчин доставили в Клинки уже другим кораблём, твой отец обратился к Вестнице с просьбой попытаться их вылечить. Так вот, большинство парней восстановили. Думаю, если бы взялись сразу, то восстановили бы всех. Сейчас мы выслали на ближайшую к тем районам базу нескольких Хинти на всякий случай. Роджер даже подумывает построить им там монастырь на свои средства.
Информация меня очень заинтересовала. Если с последствиями справился Ар, то физика воздействия, скорее всего, была родственна ему. А это открывает очень много возможностей.
Для начала я нашёл себе сторонника, рассказал всю историю Карлу. Вообще с профессором у нас было вооружённое перемирие. После того, как я пару раз обманом выставил его из спальни Морок, он меня недолюбливал. Но научный интерес в нём, как всегда, пересилил всё:
- Это грандиозная возможность. Если бы мы могли получить чертежи этого устройства, то, возможно, это задало бы нам верное направление в наших собственных исследованиях.
Дальше он со всем энтузиазмом рассказывал это Морок, а я просто пил чай в соседнем кресле, наблюдая. Я, конечно, надеялся, что мне удастся хоть слегка поучаствовать в операции по похищению этой пушки. Но Морок однозначно отрезала:
- Для начала мы зашлём туда Палму, выяснить обстановку. Да и вообще, раз эта пушка так влияет на даккарцев, вам там делать нечего. Можешь узнать у Морены точные координаты планеты?

Мама, конечно, была очень рада, что Суани взялись разобраться с этой проблемой, и выдала мне не только точные координаты, но и всё, что ей вообще было известно о колонии и этом случае. Мне даже показалось, что она не просто так рассказала мне о случившемся, а сразу преследовала цель подрядить на это Морок.

Эком:
Я взял себя в руки. Заставил вставать по утрам, тренироваться, читать новости. Не для себя! Пока Кэро был ребёнком, я обязан был помочь ему повзрослеть. Даккар отверг меня, но его примет. Наше родство не будет иметь никакого значения.
Палма поселила его на моей части дома, но фактически он уходил в свою комнату только спать. Я знаю, она специально это сделала. И специально научила его говорить вот так, с надеждой глядя мне в глаза: «Пап, ты только не бросай меня…». Ему я не умел в этом отказать.
Он, конечно, заметил на мне отсутствие орденов, но молчал по этому поводу. А было ли ему известно, что означает снятый орден рода, я не знал. Мы просто гоняли мяч по полдня, я учил его драться на мечах, разбирать карты. Всё как дома. Только дома он, не боясь, задавал любые вопросы, а здесь молчал даже по поводу очевидного. Боялся, что я уйду.
Терезу Палма тоже привезла со всем её выводком девчонок. Но поселила не у меня, а подальше. Мне так было даже лучше, все эти её дочери были сильно шумными. Кэро иногда бегал к ней, говорил, что Терезе очень нравится в этом новом доме. Что Палма надарила ей и её дочерям кучу всяких вещей: платьев, всяких женских мелочей, игрушек. И она  готова называть эту ами своей хозяйкой, сколько угодно.
Кэро Палма тоже нравилась. Она научила его кидать дротики в пластиковую мишень. Периодически таскала ему игрушки и развлекала всякими историями. Но немного и не часто. Наверно, для того, чтобы я понимал, что делает она это только из-за меня. И что по-настоящему нужен ей я, а не он. А он нужен в этом мире только мне.

Палма пришла поздно вечером, когда мы с Кэро уже до упада набегались, играя с мечом, и он тихо спал, прижавшись к моему боку. Она некоторое время полюбовалась спящим мальчишкой. У неё бывали иногда такие чисто бабские замашки. Потом с улыбкой повернулась ко мне.
- Эком, я хочу взять тебя на охоту.
На охоту?
- Кое-кто обстрелял даккарский корабль неким новым оружием. Триста парней чуть не остались идиотами. Я отправляюсь туда. На охоту за информацией!
- С чего вдруг такая забота о даккарцах?
- Это были парни Острова богов. Морена попросила Морок, та послала меня.
- Морок хочет заполучить это оружие?
- Нет, только его чертежи и принцип действия. А также, если есть, способ защиты. Оружие стоит на кораблях, а мы едем в институт, который его разработал.
- Ты возьмёшь меня на реальную операцию? В тыл врага?
Она, молча, расплываясь в широченной улыбке, положила передо мной стопку обмундирования. Это был набор индивидуальных щитов. Рубашка, штаны, обувь, перчатки, лента на голову. Всё в мелких квадратиках источников силовых полей. Даккарцы никогда такого не носили, мало кто носил: очень дорогие игрушки.
- Конечно! Одевайся
Я всё ещё по привычке пытался мыслить логически. Даже то, что ни сама Палма, ни всё остальное, происходящее со мной, никакой логике не подчинялось, меня не останавливало:
- Прямо сейчас? А Морок согласится с тем, что ты берёшь на такое МЕНЯ?
Палма поморщилась:
- Эком, жемчужина моя, ты часть меня. Никто, ни Морок, ни кто другой не может решать, в каком составе мне выходить на операцию. Это МОЁ ВНУТРЕННЕЕ ДЕЛО. Одевайся! – она с предвкушением уселась на пол, - Я хочу посмотреть, как это на тебе будет смотреться.
Я расправил рубашку: светлая, с высоким воротом. Вид у меня получится совершенно недаккарский. Но, в сущности, какая разница!

Когда я оделся, мы поднялись в комнаты Палмы. Здесь нас встретил Паймед. На нём была такая же форма: силовые щиты, и серые куртка и штаны сверху. Увидев меня, он скривился. Палма приподняла бровь:
- Зверь, никаких возражений, он идёт с нами! И покажи ему, где выбрать оружие.
Паймед, поморщившись, указал комнату направо, но я остался на месте:
- Палма, я не имею права носить оружие.
Она замерла, так и не надев до конца защитный костюм. Потом всё-таки натянула рукав и, скрипнув замком, подошла ко мне, обнимая за плечи.
- Давай договоримся, рядом со мной, в непосредственной близости от меня, в моих вылазках, ты - часть меня!  Неотъемлемая, предусмотренная богами часть! А я имею право носить столько оружия, сколько пожелаю. Даккарские мечи можешь не брать, – она повернулась к Паймеду, – Зверь, иди сюда.
Паймед немного нахмурился, но подошёл ближе и дал Палме обнять себя:
- Вы оба часть меня. Часть души, тела, разума. У меня много частей, - она развела руками, - Есть две правых руки и две левых, две сильных верхних и две нижних, несущих магию. У каждой своя функция и предназначение. И все эти части ценны для меня в одинаковой степени. Мы идём на мою охоту. А значит, на этот период никакие правила, кроме моих, не действуют. Мы втроём единое целое. Зверь?
Паймед пожал плечами и кивнул. Палма повернулась ко мне:
- Жемчужина?
Я немного поморщился от того, что придуманное ею для меня прозвище имело женский род, но всё-таки кивнул. Ситуация не подчинялась никакой логике. Суани наряжала меня в щиты и давала оружие. Я зачем-то шёл с ней на операцию. Зачем? Сейчас я не мог ответить на этот вопрос. Я был слаб, а чтобы на него ответить, нужно было быть сильным:  злым, хитрым,  целеустремлённым. У меня сейчас не было своих целей. Не было даже своей злости. Даже удивления. Я просто плыл по теченью, и этим теченьем была Палма.
Она опять широко улыбнулась:
- Тогда выбираем оружие, не забываем про боеприпасы, и быстро в порт. Наш корабль отходит через сорок минут.

 * * *
   Рассказ пишется в рамках эксперимента, это немного не свойственный мне стиль
   Новые главы по понедельникам (Если нагрузка позволит чаще сообщу отдельно)
   Пишите комментарии. Тапки по поводу логики, описаний, русского языка и тп. Кидайте в обсуждение на самиздате или у меня на сайте.
   Глоссарий и обсуждение этого произведения у меня на сайте тут - http://olgatalan.ru/glossarii/дорога-за-грань
 
   Не забывайте ставить оценки : ))


Рецензии