Вынужденное одиночество

Мой любимый дождик, и мои любимые серые холодные стены, мой любимый холодный ветер, и вынужденное одиночество. Может это был просто отдых, а может быть сумасшествие. Я просто смотрел, как вниз летят капли, и как тучи плывут по небу, оставляя меня. Они прольются еще над кем-нибудь, очень далеко, а этот человек и не догадается, где была и что видела эта туча, и, наверное, даже не обратит на нее внимание, и, тем более, не задумается. А я просто смотрел. Может кто-то сейчас упорно набирает на мой выключенный телефон, в надежде услышать мой голос, и задать все тот же вопрос – «как ты?», «где ты?» и другие тупые вопросы, на которые запрограммированы большинство людей. Когда я делал ботов для своего развлечения, они и то были разговорчивее, поэтому я и перестал общаться с большинством моих знакомых. Но сейчас я совершенно не думал об этом, моя душа устала и только дождь может ее успокоить. Пусть будет что будет – вот и все. А они наверно волнуются за меня, после того случая. Не понимаю я их, ведь знали все, могли спасти. А вместо этого только банальные фразы, иногда и вообще про меня забывали. А теперь волнуются. Мне больше кажется, из чувства долга. Но сейчас это не имеет никакого значения, здесь только я, дождь и холод – моя любимая компания. Люди внизу куда-то идут. У них свои заботы, у меня – временная свобода. Сверху крыша, и облака. Подняться бы туда, да люк на замок закрыт. И когда стою на этом балконе, такое ощущение, что он сейчас упадет. Но страха небыло, я привык думать, что если что-то случается, значит, так должно было быть.

Осенний ветер дул сквозь разбитое окно. На лестнице валялись окурки, стекла, упаковки от презервативов, бутылки. Над этим на сером, обросшем заплетенной в веревочки паутине потолке, горела тусклая желтая лампочка в полуразбитом плафоне, хотя еще был день. В холодную батарею были воткнуты шприцы. Редко выходили и заходили люди к лифтам и на переходные балконы, один раз зашли пара ребят, чтобы раскрасить стены и покурить. А стены были все зарисованы разными надписями, и несколько небольших не очень красивых граффити. Самая обычная городская многоэтажка, где часто случаются сходки отморозков. Внизу на козырьке над дверью была куча хлама, разные диски и коробки от них, окруженные множеством окурков, покрывающих почти всю поверхность, стекла, бутылки, и прочий хлам, который выбрасывают люди для того чтобы посмотреть, как он разобьется. Все они делали с разными мыслями, у кого-то были проблемы, кто-то о них не думал, а у кого-то была сломана жизнь. Столько ошибок совершается каждый день, что несчастны почти все, и столько не осознающих что они живут, и растрачивают жизнь на что попало. А я один со всеми своими проблемами, из последних сил пытаюсь продолжать свой путь. С него легко сойти, но тогда уже не вернутся. Я тоже делаю ошибки, но не так часто и неосознанно. Грустно, что без ошибок человек не может познать истину, увидеть жизнь. Не важно, чужие это ошибки или свои.

А дождь все не прекращался, как будто небо плачет, и ни что не в силах успокоить его. Тучи не иссякали, дождь наоборот усиливался, его шум стал более монотонным, а стена более плотной. По дорогам текли большие ручьи, и образовались большие лужи. Машины рассекали их, все куда-то едут, кто-то на работу, кто-то по делам, у всех свои причины. Прохожие стали пропадать, а если и шли то с зонтами. Боятся промокнуть. Я знаю что они думают: вот разлился, зачем он нужен, какая плохая погода. Мешает им делать свои запрограммированные дела. А дождь прекрасен, даже у тех кто проснулся для жизни есть дела, и он дарит им временную свободу. Некоторые говорят, что в нем хорошо прятать слезы. Он успокаивает, замазывает раны. А для меня он просто спокойствие.

Как же все любят судить. Даже те, кто притворяются святыми, и не понимают, что грехи – это то, что приводит к гибели человеческой сущности, и возможно физической гибели, а не то, за что наказывают, как в школе за прогулы или хамство. Про справедливость не стоит и говорить. Но во всем есть смысл – я часто думаю над тем, кем бы я был, если бы со мной не случилось что-то плохое, или хорошее (редко). Наверно я бы ничего не понимал, и не думал, если и мечтать не о чем – все что хочется, дается. Это самое страшное наказание.

Мои слова часто остаются непонятыми, поэтому я предпочитаю молчать. Зачем говорить что-то тем, кто не слышит и не услышит. Мне глубоко плевать на мнения, но обидно, что я останусь непонятым. Нет такого человека, который понимал бы меня. Я притворяюсь, подстраиваюсь, вру. Не хочу выделяться. И это убивает меня. Пожалуй, я включу телефон, интересно, кто про меня помнит, хоть как-то.
- Ты где? – Сразу звонок от подруги, которая единственный раз навестила меня в больнице. Кроме нее и моей любимой больше никто не пришел, видимо у меня меньше близких людей чем я думал.
- Не важно, я не хочу сейчас никого видеть.
- Что опять с тобой случилось? Я волнуюсь за тебя, скажи где ты.
- Да не волнуйся, я не буду убивать себя, а если буду – скажу. Может скоро увидимся. Не переживай, телефон выключу чтобы никто не доставал.
- Я волнуюсь!!! Ты мой хороший друг, я боюсь потерять тебя!!!
- Не волнуйся, со мной все хорошо. Так приятно это слышать…
- Где ты???
- Успокойся. Потом я тебе все расскажу, сейчас оставь меня.
- Ну что с тобой? Не могу.
- Правда все хорошо. Передай остальным, чтобы не переживали. Потом поговорим, пока.
- Да она не знает, а остальные не знаю. Обещай, что будешь беречь себя!
- Значит, ты одна у меня… обещаю! – И правда, пришло только пара смс от оператора, звонила только она. Больше никто не звонил и не писал. Получается, остался у меня только один близкий человек. А я так наивно думал, что нужен кому-то еще. И любимой этой наверно не нужен, боится, умру – милиция придет, неприятно будет разговаривать. Так приятны были эти слова, что я кому-то нужен. И этот человек не знает моих проблем, не знает, что я чувствую сейчас, что со мной происходит. И почему-то возникает такое чувство, что я в чем-то виноват. Наверно в том, что не открываю душу. Хотелось бы верить, что я не останусь один. Хотя мне все равно, я и так один, всегда дарил ей тепло, помогал. Она помнит это. Я и не думал нарушать обещание…. Все будет так, же как было, когда я вернусь в нормальную жизнь, поэтому этот момент останется в моих строчках, рисунках и моей душе.


Рецензии