Возле Клязьмы

 

Легкой, пружинящей походкой, ближе к вечеру, когда самая жара идет на спад, мимо нас  с Риччи, именно тогда, когда  мы тоже отправляемся  на прогулку,  проходит  молодой мужчина.  Он приветливо улыбается, – вызывая во мне  странное ощущение, что я уже раньше где-то  выдела  эту улыбку, - и поклонившись, быстро удаляется в сторону, хочется сказать – моря, но, увы, всего лишь – Клязьмы.  И так день за днем, весь месяц, и даже второй месяц жары этого криминального лета.  Обнаженный торс, хорошего сложения, светлые шорты хорошего покроя, мягкие босоножки, флер хорошего парфюма – словом,  хороший  набор примет преуспевающего человека.  Возраст? Трудно определить. Очень молодой, думаю.  До тридцати, пожалуй… 
Но почему все же так знакома его улыбка? Встречаясь  каждый день, невольно начинаем разговаривать. Сначала лишь простой вопрос: купается ли моя собака, затем что-то про жару…И  наконец уже возле реки, когда я стараясь не мешать купающимся, в сторонке, на очень неудобном крутом берегу, смачиваю Риччи морду, пытаясь заманить в воду, он подходит, и предлагает помочь с купанием. Слово за слово, знакомимся. Илья – Галина Сергеевна.
-  Я знаю вас, помню вашего эрделя, -  в детстве  все лето просиживал с удочкой на берегу.
Вот почему  так знакомо  это лицо: ведь именно этот мальчик  с удочкой  много лет  назад, когда я с Барри гуляла возле Клязьмы, так улыбался мне. 
- Но ведь то были  70- годы, сколько же вам лет?
- Именно так.  Мне сейчас 39.
- Ну, знаете, вы прекрасно сохранись!  Вот что значит Клязьма и удочки!
Вспомнилась  постоянна шутка Бори - «Ты вечная мальчишница». Да, все мальчишки, которые удили рыбу, купались или просто озорничали возле Клязьмы, были «моими».  Стоило нам с Барри появиться у реки,  сразу  пацаны моего любимого возраста от 6-9,  присоединялись к нашей прогулке.  Я  рассказывала  ребятам о природе, о собаках, да уж и не помню о чем еще, разговаривала не как с детьми, а как с равными.   Возможно, именно Илья попросил у меня книжку про рыб, хотя, может и  какой иной рыбак, а потом приходил к Борису и получал не только книгу, но и квалифицированную консультация по содержанию рыб, про которых писатель знал очень много, так как в молодости занимался их разведением.
  Сколько их прошло  мимо или рядом с нами, когда,  позвонив в нашу  калитку,  так же искренне улыбаясь, просили разрешения увидеть Бориса Заходера и почитать  его книжки. До сих пор мне кланяются и улыбаются теми детскими улыбками  солидные  мужи, а иногда и подвыпившие, опустившиеся субъекты.  Но только мужчины.
Я так и осталась вечной мальчишницей.

Жаркое лето 2010


Рецензии
Обмелела наша Клязьма, омуты крутит. С тех пор словно другая река.

Анна Сивак   26.05.2017 22:17     Заявить о нарушении
Анна, мы обе живем на берегах Клязьмы, но ведь я родилась тоже на Клязьме, недалеко от вас - в Коврове. Так что клязьма всегда рядом со мной.

Кенга   27.05.2017 12:56   Заявить о нарушении
Люблю Ковров. Воздух там, конечно, тяжеловат, но леса прекрасные)

Анна Сивак   27.05.2017 21:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.