История моего предательства

Вспоминаю свое детство.

Москва. Дождливое лето 1983 года. В девять лет родители меня отправляли в пионерский лагерь «Юность МГУ». Можайский район, недалеко от деревни Красновидово. Даже и не знаю – существует он теперь или нет. Говорят, что в запустении там все.  В автобусе меня посадили рядом с мальчиком, который меня сразу увлек интересными рассказами. Он много читал. Мы познакомились быстро и без стеснений рассказали друг другу о себе. В этом возрасте еще не так много роизошло в жизни чтобы это заняло время.

Павел жил в районе Ясенево, в новых высотных домах. Он учился в специализированной математической школе. Вид у Паши был серьезный. Именно не напыщенно надменный, а задумчивый, размышляющий о чем-то великом.  Тогда в его  руках, помню очень хорошо, была книжка с потертым старым переплетом. В девять лет Паша читал Конан Дойля. Я же тогда был ленив до этого занятия. Но компенсировал бурной фантазией этот недостаток. Потом, в письме домой обязательно упоминул о покоренных моим мозгом книгах, названия, которых придумывал на ходу. Что-то из приключений на диком западе и индейцах.

Всю дорогу я его слушал, открыв рот и затаив дыхание. Перед моим внутренним взором открывались новые миры. Паша открывал передо  мной новые горизонты, мечтал о приключениях, как, впрочем, и я, но у этого мальчика это было так осмысленно и интересно. Меня поразил его интеллект. Я тоже хотел быть таким же умным.  Он был теоретиком. Я же хотел все тут же испытать на практике. Отправиться куда-то в путешествие. Далеко-далеко.  Рассказывал Паше о своих задумках с надувными плотами.  Мы обсуждали известие об открытых астрономами черных дырах и галактиках, куда обязательно полетим,  будучи взрослыми. У меня появился соратник. Это радовало.

Каждый день был распланирован вожатыми и воспитателями. Были пешие походы, экскурсии на автобусе, пионерский костер и многое другое. Появилась девочка, которой я симпатизировал, но боялся признаться в этом, при встрече прятал глаза.

Была прогулка за территорию лагеря в пансионат "Можайский" Минобороны СССР. Якобы я там искал дедушку. Эх, и попало мне за это.

В один из вечеров был организован карнавал. Радист "крутил" на весь лагерь все те же пионерские песенки, оравшие из громкоговорителей. Дождь не омрачил наш пионерский карнавал. Надо было сделать костюм и придумать легенду, свою историю, непохожую на другие, которую потом рассказать всем ребятам в отряде.

Конечно, мы с Пашей договорились вместе придумать что-то интересное. Он читал книгу про то, как в ураган люди потерпели бедствие. Потерявшие в стихии свой  кров, родных, скитались по миру в поисках лучшей доли. Этот сценарий Паша предложил использовать в своей легенде. Оставалось найти подходящий наряд. Но с этим возникли трудности.

Уже настал тот самый день, а у нас ничего не было готово кроме истории. Все ребята ходили в карнавальных костюмах. Вожатый Леша нанес на лицо страшный черный грим. Оделся в средневековый балахон и ходил с самым настоящим топором, измазанный красной краской. Чем вызывал огромный восторг у детворы. Он называл себя «ливанским палачом», при том, очень  громко смеялся. Все предвкушали  грандиозное событие в этот вечер.

Ребята из нашей комнаты оделись по-разному. Кто-то был одет клоуном.  Были летчики, космонавты. Трое оделись мушкетерами. У них оставался один костюм – плащ гвардейца со шляпой и деревянная шпага. Я загорелся идеей стать верным «солдатом короля». Тем более, что исходя из их истории они сопровождали королеву, роль которой играла девочка Настя, которая мне очень нравилась. Приблизиться к ней, быть рядом для влюбленного мальчика было пределом мечтаний.

Наряженный в карнавальный костюм и со шпагой в руке я вбежал в нашу комнату, где Паша  был занят каким-то мешком. На моей тумбочке был приготовлен аккуратно сложенный серый мешок.

- Теперь я мушкетер, - радостно заявил ему я, - буду защищать Настю от разбойников!

- Но мы же договаривались о другом, - расстроено и тихо проговорил Паша.

Я не успел ему ответить. В дверях появилась Настя, одетая в красивое платье и обиженным тоном, сложив свои красивые губки бантиком, пролепетала:

- Ну, Сережа! Мы тебя ищем! Разбойники нападают на нас! Пойдем скорее!

Повернулся и побежал к ней. В дверях остановился и посмотрел на друга. Он стоял, отвернув голову к окну, лица его не видел. «Какие мелочи» - подумал в тот момент я. Игра в мушкетеров и разбойников увлекли с головой.

Небо было затянуто свинцовыми тучами. На улице моросил дождь. Было пасмурно. Вечерело. Прыгая через лужи, четыре мушкетера с деревянными шпагами бежали за маленькой леди к зданию пионерского клуба, где на пороге нас поджидал «ливанский палач».

На импровизированной сцене, возле сдвинутых столов с явствами мы исполнили заранее заготовленную сценку с похищением разбойниками леди, которую играла Настя и храбрым освобождением ее из плена мушкетерами. Все громко аплодировали этому спектаклю. Все уже расселись за столами и приготовились пить чай с конфетами и пирожками, приготовленными в столовой ради этого случая. Но тут к двери подошел Леша. «Окровавленный» топор висел за поясом. Он поднял руку и попросил всех замолчать.

- У нас есть еще один припозднившийся гость. У него случилось горе. Пусть и он присоединится к нашей трапезе.

Дверь открылась, и на пороге зала появился Паша, одетый в одеяние из мешковины. Глубокий капюшон скрывал его лицо. В руке был посох. Через плечо перекинута сумка из той же мешковины.

- Кто ты и откуда держишь путь, странник? – задал вопрос Леша.

- Я бедный и несчастный путник, потерявший все в этой жизни. Год назад в наших краях было сильное  землетрясение.  Дома нашего города были разрушены. Много людей погибло. Ужас и страх охватил оставшихся в живых горожан. Я с другом пошел бродить по Свету. От города к городу, от деревни к деревне шли вместе. Питались подаянием. Но в один прекрасный день мой друг покинул меня. Влюбился в одну местную деву и стал ее рыцарем. С тех пор я один. Дождь намочил мои одежды. Ветер пригнал меня к вашему селению. Огонек вашего окна позвал меня сюда. Позвольте переночевать, просушить свое платье, обогреться. Если нальете воды и дадите сухарей, буду безмерно благодарен.

Все были потрясены его историей. Аплодисменты долго не кончались. Он прошел за стол и сел далеко от меня. Глаз своих на меня не поднимал. Только тут я понял, что предал друга. Искал оправдания, но не находил достойных аргументов.

На улице капал дождь. На лужах были крупные пузыри, что говорило о не скорой перемене в погоде.


Рецензии
ГДЕ ЯБЛЫНЬ БАРХАТ С ПОЗОЛОТОЙ!
Сэм был коварен и хитер,
Он мнил себя аристократом..
Палил войны чужим костер,
И отличался жадным хватом!

Растил Адольфа за бугром,
Вот станет образец - агрессор!
Врагов на части разорвем -
Что Русь сильна то всем известно!

Но фюреру внушает Сэм -
Дадим тебе мы танков тыщи!
Не будет у тебя проблем,
С рабов проценты вместе взыщем!

Ну что Адольф его трясет,
Согласен в тяжкие пуститься!
И бросил орды на Восток,
Стальным накатом на столицу!

Но встретил гада русский штык.
Он острый крепость монолита!
Враг крепко под Москвою бит -
И в бегство бег орды сей дикой!

Фашизм рассчитывал на ленч -
Что с Красной площадью устроит!
Но меч его сумел рассечь -
Непобедимым рать - героев!

В прах обратиться супостат,
Их гнать, до самого Берлина!
Громовержный бой раскат,
Мои войска - непобедимы!

Для фюрера найдем петлю,
И для фашизма кол наточен!
Все фрицев мерзких перебью-
Мочить их будем днем и ночью!

Рейхстаг обуглен и чадит,
Нацисты бросив все сдаются!
Прочны свершения - гранит,
На праздник чай попьем из блюдца!

Мы вырастим ветвистый сад,
Где яблонь бархат с позолотой...
Где драгоценней всех раскат,
Где мы быстрее самолетов!

Олег Рыбаченко   20.05.2017 09:50     Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.