Россия на игле

Современная наркоситуация в России и способы её решения

По оценкам экспертов, в настоящее время проблема наркомании на территории Российской Федерации затрагивает около 30 миллионов человек, то есть практически каждого пятого жителя страны. Сегодня в стране не осталось ни одного региона, где бы не были зафиксированы случаи употребления наркотиков или их распространения. Вызывает тревогу распространение наркотических средств и психотропных веществ вблизи школ, ПТУ, лицеев, университетов. Лидирующее место среди подростков — потребителей наркотиков занимают учащиеся школ, лицеев, гимназий — 35,3%, далее следуют учащиеся ПТУ — 14,5% и студенты — 7,3%. По последним данным, в 2007 году на государственном учете состояли более 537 тысяч человек, которые больны наркоманией. В 2008 году, по некоторым данным, эта цифра возросла еще на 130 тысяч человек.

От потребления наркотиков ежегодно умирают несколько десятков тысяч человек в возрасте до 30 лет, а общее число потребителей наркотиков, по оценкам экспертов и общепринятым методикам расчета, составляет от 2 до 2,5 миллиона человек. По информации директора Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН России) В.П.Иванова, ежегодно в Российской Федерации на этот печальный путь встают 80 тысяч новых наркоманов, чтобы заменить выбывших из списков, и треть из них умирают. То есть каждые сутки в стране умирают 82 человека призывного возраста, в год — 30 тысяч человек, что в два раза больше, чем за все 10 лет войны в Афганистане.

Наркомания в России продолжает «молодеть». По последним данным, более 60% наркоманов — люди в возрасте 18—30 лет и более 30% — школьники. Информация Минздравсоцразвития России показывает, что средний возраст приобщения к наркотикам в России составляет 14—16 лет, но участились случаи первичного употребления наркотиков детьми 10—12 лет. Отмечены и случаи употребления наркотиков, в частности, в столице, детьми 6—7 лет.

Прослеживается определенная связь между вовлечением подростков в наркопотребление с сектором занятости родителей. Так, среди тех, чьи матери работают в коммерческом секторе экономики, по данным социологических исследований, доля пробовавших наркотики наибольшая.

Сегодня среди наркопотребителей значительна доля подростков, имеющих родителей с незаконченным и законченным высшим образованием, их наркотизация обусловлена не столько собственной неадаптированностью, сколько социальной дезадаптацией родителей. К наркотикам приобщаются как дети родителей, потерявших свой социальный статус (имеющих высшее образование и уволенных с работы в связи с сокращением персонала), так равно и дети родителей, приобретших принципиально новый социальный статус (уровень образования низкий, материальная обезпеченность родителей высокая). Таким образом, важный фактор включения в наркопотребление — принадлежность к маргинальным слоям общества. Но к наркотикам проявляют склонность не столько сами маргиналы, сколько их дети.

Обнаружена непосредственная связь между вовлечением в наркоманию и приобретением принципиально нового для нашего общества социального статуса — работа в коммерческой сфере в качестве наёмного лица или частного собственника. В настоящее время в группе повышенного риска находится та часть нашего общества, с которой оно связывает надежды на реформирование страны. И именно эта группа в период мирового финансового кризиса была подвергнута массовым увольнениям, став наиболее уязвимой средой для распространения внутри неё механизмов купли-продажи наркотиков. За счёт такого посредничества молодым людям удастся какое-то время зарабатывать деньги не только на новую дозу наркотика, но и на питание, оплату жилья и наиболее важные предметы быта. Но это ненадолго — вскоре смыслом их жизни станет исключительно добыча средств на покупку очередной дозы наркотика. По сути именно эта категория способна существенно пополнить армию наркодилеров в крупных российских городах.

На рост наркотизации населения России негативное влияние оказывают и миграционные процессы с участием граждан государств Центрально-Азиатского региона. Возможность безвизового въезда в Россию, тяжёлое материальное положение мигрантов, многие из которых не имеют образования и трудовой квалификации, — всё это способствует и будет способствовать их массовому вовлечению в наркобизнес и стимулировать их высокую криминальную активность в качестве наркокурьеров и уличных торговцев наркотиками. Следует отметить, что такого рода наркоторговцы проявляют особую активность в районах больших индустриальных центров, местах компактного проживания рабочей молодёжи, студенческих центрах, то есть наносят массированный удар по будущему России.

Но эта проблема не является единственной. Нарастает духовно-нравственная деградация, моральная развращённость детей и подростков, в связи с чем ежегодно увеличивается количество групп молодых людей, активно ищущих наркотические вещества (поисковый «полинаркотизм») с целью изменить состояние своего сознания. В целом усиливается тенденция к зависимому поведению: список наркотических веществ, потребляемых молодёжью, постоянно расширяется. Препараты конопли для представителей этой группы не конечная остановка, дальше — психостимуляторы, галлюциногены и опиаты, на которые в конце концов переходит большая часть потребителей любых других наркотиков, стремясь «успокоить» опийными препаратами свою разбалансированную психику.

В настоящее время появляются новые модификации наркотиков. Семя мака, первоначально предназначенное для кондитерских целей, теперь используется огромным количеством наркоманов по всей стране исключительно с целью достижения наркотического эффекта. Особую озабоченность сегодня вызывают факты злоупотребления кодеинсодержащими лекарственными препаратами. Из них путём несложных химических реакций наркоманы научились незаконно изготавливать наркотическое средство «дезоморфин» с целью получения наркотического опьянения. В связи с этим представители Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков достоверно прогнозируют образование в скором будущем устойчивых организованных преступных групп, специализирующихся на незаконном изготовлении дезоморфина как для личного потребления, так и с целью его незаконного сбыта, а также предполагают рост количества наркопритонов.

Безусловно, эпидемия наркомании — это не только рост количественных показателей, но и изменения в ценностных ориентациях, стереотипах сознания и поведения населения.
Обнищание значительной части общества провоцирует употребление наркотиков постольку, поскольку создаёт разрыв между сформированной установкой на определённый уровень благосостояния и возможностью (правильнее сказать — невозможностью) её удовлетворения. И если для людей старшего поколения такая установка сформирована в большей мере их предыдущей жизнью, отражала меру достигнутого, привычного, то для молодёжи это разрыв между наличным и образом «должного», сформированным в значительной мере под влиянием средств массовой информации с их тотальной рекламой «евростандартов» во всех сферах потребления материальных и духовных благ.

Противоречие между социально одобряемыми целями и отсутствием легальных способов их достижения — одна из классических причин девиантного, то есть отклоняющегося от нормы поведения. Поэтому уровень наркотизации молодёжи отражает не только действительное ухудшение материального положения населения, но и определенный «вклад» деятельности средств массовой информации. В связи с этим снижение наркотизма возможно не только через повышение благосостояния населения, что в ближайшей перспективе нереально, но и посредством коррекции направленности средств массовой информации. При определённой заинтересованности государства это осуществимо.

Общеизвестно, что существует много причин, приводящих к тому, что человек начинает принимать наркотики. Бедность и социальная неустроенность — лишь один из факторов риска, ведь, как известно, потребителями наркотических средств и психотропных препаратов становятся и состоятельные, материально обезпеченные люди.

Несмотря на некоторое улучшение ситуации, она продолжает оставаться более чем тревожной. Об этом свидетельствует и последний ежегодный доклад Международного комитета ООН по контролю над наркотиками. В нём, в частности, говорится, что в России расширяются масштабы злоупотребления опиатами, в основном афганского происхождения. Кроме того, наша страна продолжает оставаться крупным перевалочным пунктом на так называемом «шёлковом пути», по которому наркотики поставляются на внутренний рынок и перебрасываются в государства Евросоюза. На этом неблагоприятном фоне острая нехватка финансовых средств у граждан, обусловленная увольнением персонала различных учреждений в связи с их банкротством, может побудить их к торговле наркотиками как к наиболее подходящему в данной ситуации средству зарабатывания денег.

Учитывая, что наркотики — товар дорогой, а регулярный приём практически исключает нормальную профессиональную деятельность, у наркомана с длительным стажем потребления в период финансовых трудностей единственным источником существования становится помощь родных и близких. Но и их порой не оказывается рядом. Тогда наиболее типичный выход из тупика — совершение преступлений. Чаще всего — хищения или включение в наркобизнес в качестве распространителя наркотических препаратов. Именно в связи с этим в 2006 году совершено 212 000 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Из общего количества выявленных наркопреступлений почти 70% относятся к категории тяжких и особо тяжких.

Таким образом, потребители наркотиков наносят экономический ущерб государству своими криминальными действиями, а при попадании в места лишения свободы государство ещё и затрачивает огромные средства на их содержание, причём большинство осуждённых за наркопреступления лиц вскоре после освобождения вновь совершают уголовные правонарушения и возвращаются туда же, в очередной раз увеличивая расходы Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации на их содержание.
Достаточно полно представляя механизм наркотизации молодёжи, наркологи видят конкретные пути и формы блокирования многих негативных факторов, считают, что в перспективе наркотизм может быть значительно сокращён, сведён к минимуму. Однако сделать это в период социально-экономических потрясений в стране чрезвычайно затруднительно.

Согласно информации главного нарколога Центрального федерального округа Российской Федерации В.Ф.Мельникова, у наркологической службы на данный момент пять ведущих проблем.

1. «Несмотря на социальную востребованность наркологических услуг населению, идёт сокращение коек в службе. В 2008 году их количество уменьшилось по сравнению с 2007 годом во многих областях. Это связано с неудовлетворительным материально-техническим обезпечением наркологической службы во многих регионах страны.

2. Психиатрия и наркология стали менее популярными среди выпускников медицинских высших учебных заведений. Молодые врачи не идут работать в наркологию. В ЦФО уже сейчас не хватает 250 психиатров-наркологов. Подобная ситуация связана с тем, что базовая специальность у наркологов — психиатрия, значит, необходимо закончить ординатуру по психиатрии, а потом еще четыре месяца первично специализироваться по наркологии, прежде чем получишь право работать. А потом ещё нужно долго трудиться, прежде чем научишься работать квалифицированно и начнёшь зарабатывать мало-мальские деньги. Молодые врачи не выдерживают: они, как правило, люди уже семейные, семью надо содержать.

3. Реабилитационный процесс. На реабилитацию в современных сложных социально-экономических условиях нет государственного заказа. Несмотря на то что российская наркологическая служба пролечивает десятки тысяч пациентов, а по России сотни тысяч, государственный заказ у нас осуществляется лишь на неотложную наркологию. Для реабилитации наркозависимых на сегодняшний день нет ни правовой базы, ни финансовой.

4. В связи с экономической ситуацией почти во всех субъектах РФ, и ЦФО в их числе, резко сокращается финансирование целевых программ по борьбе с наркотиками.

5. На фоне недофинансирования резко возрастает стоимость лекарств. Больницы лишены возможности закупать такие дорогие лекарства. Пациенты и их семьи не в состоянии без государственной поддержки, самостоятельно обеспечивать себя ими. Несмотря на кризис, хотя бы часть наиболее важных препаратов, которые способствуют качественной, длительной ремиссии, должны быть доступны для массового лечения.

Параллельно с развитием на территории Российской Федерации инновационных программ социальной реабилитации наркозависимых лиц необходимо подвергнуть строгой процедуре лицензирования все существующие сегодня в России реабилитационные программы, так как некоторые из них малоэффективны. Более того, по свидетельствам экспертов и лиц, участвовавших в них, способны нанести вред психическому здоровью их участников, при этом нередко являются филиалами тоталитарных деструктивных культов зарубежного происхождения.

Аналогичной позиции придерживается Виктор Петрович Иванов, директор ФСКН России, являющийся одновременно председателем Государственного антинаркотического комитета Российской Федерации. По его мнению, имеет смысл создавать и специальные суды для наркозависимых, наркосуды, особенно по отношению к тем, кто нарушает закон в целях добывания очередной дозы наркотика. Это позволит существенно разгрузить судебную систему, поскольку, по его словам, в отдельных районных судах до 30% всех разбираемых дел касаются именно наркотиков. Разгрузит это и российские тюрьмы, колонии для несовершеннолетних.

Развивая эту идею, следует создавать юридическое обоснование возможности выбора для наркозависимого нарушителя закона вместо тюремного заключения необходимых ему лечения, социальной реабилитации и психолого-педагогической коррекции. И обязательно с учётом замечательного опыта распространённых в России до революции 1917 года трезвеннических общин, в советское время — трудовых коммун педагога А.С.Макаренко и на основании современного опыта зарубежных терапевтических сообществ.

Получается замкнутый круг, разомкнуть который ФСКН России и Государственный антинаркотический комитет без поддержки правительства Российской Федерации не в силах. Но делать это нужно обязательно, иначе с нарастающим уровнем наркотизации населения России справиться нам не удастся и в итоге придётся принимать тот тупиковый вариант «лечения» наркотической зависимости, который сегодня предлагают некоторые представители российской наркологии и социальных служб во главе с профессором В.Д.Менделевичем, заведующим кафедрой психологии Казанского государственного медицинского университета. Имеется в виду заместительная метадоновая (или любая иная опийная) «терапия» наркомании, то есть легальная выдача опийных наркотиков наркоманам, которая по сути является капитуляцией перед наркоэпидемией. Естественно, допустить подобного варианта развития событий никак нельзя. Ориентироваться в данном случае на столь активно рекламируемый группой профессора В.Д.Менделевича опыт стран Запада отечественная наркологическая служба и органы Госнаркоконтроля Российской Федерации не планируют — российская наркополитика не приемлет такого «выхода» из создавшегося сложного положения на антинаркотическом фронте.

Однако она должна реализовываться не только на словах, но и на деле, обезпечивая развитие антинаркотических программ обязательной административной и юридической поддержкой со стороны соответствующих государственных институтов власти, а также своевременным бюджетным финансированием всех озвучиваемых на высоком правительственном уровне идей.

Николай КАКЛЮГИН


Рецензии