Три секунды

Trahit sua quemque voluptas*

Петрович пытается укрыться от запаха туалета, разбрызгивая по стенам струи дезодоранта.
Карим ползает в Интернете - явно, в поисках своей жены, живущей во Франции. Но она сейчас в Амстердаме.
А я просто лежу. Пью пиво из большой, коричневой бутылки и чувствую себя погранично. Между тем. Поперёк явности. Вдоль глупости. Через чёрствость.
Я счастлив и в тоже время одинок на этой большой скамейке лучших друзей. Когда есть три секунды. По одной на каждого. Они как вынужденная ссылка в утреннее одиночество трёх здоровых мужиков. На три секунды.
Три секунды серого, зимнего Питерского утра, на восьмом этаже точечного дома в спальном районе. Полупустая квартира, два кресла, продавленный жизнью диван, дорогой кофе в кухне на столе. Каждый из нас в разных концах этого занесённого в поднебесье подвала.
Каждый думает о своём, но в одном мы сходимся - мы упорно ищем тёмную дверь с яркой надписью над ней - «выход". Словно хотим уйти посреди сеанса из кинотеатра, где разрекламированный фильм оказывается полнейшим дерьмом.
- Карим, пива - одним словом сказал я, делая попытку сесть на полу среди подушек.
Его реакция была мгновенной - он бросил мышь, глаза покинули липкий экран
монитора, он весь устремился на кухню, к белому, сытому брату холодильнику.
Я зашёлся от смеха и, протягивая в его сторону, свою на половину пустую, бутыль повторил. Теперь правильно:
- Карим, хочешь пива?
Он устало махнул рукой и, повинуясь рефлексам, снова уселся за электронно- поисковое безумие. Поиск жены продолжался.
Где-то далеко Петрович издал звук возмущения. Вероятно, кончился баллончик освежителя.
А я вспоминал, как мы лежали в уютной постели очень далеко отсюда и, гладя друг друга по мокрым щекам, глазами сказали всё. Слова забыты, у нас был иной способ общения. Намного более ясный и понятный. Глоток пива. На журнальном столике горели две синие свечки, потрескивая от смущения, а может тоже от страсти внезапно охватившей их.
Но я здесь. За миллионы, миллиарды километров, парсеков. На другом конце города. Пью и не пьянею. Одиноко скитаюсь внутри себя по лабиринтам воспоминаний и образов.
Но белое полотно медленно сползает с памятника, птицы срываются с чёрных ветвей, разрывая пополам небо криками радости. Слышны гудки автомобилей, по железной дороге гремят товарные составы. Мир внезапно ворвался в окно.
- Письмо!!!- нечеловеческим голосом кричит Карим, жадными глазами поглощая строчки на экране.
- Она уже в Праге!- кричит он, мне, давая понять как это близко, почти в соседнем доме. Окнами во двор.
Петрович шумно покидает гостеприимную ёмкость туалета и шлёпает босыми ногами на кухню. Он нуждается в кофе.
Слышен настойчивый звонок в дверь, и я очень надеюсь, что это ты, преодолев километры, пришла забрать своего непутёвого мужа.
Даже бутылка захотела свободы, жалобно попросив поставить её на пол. Свечки одиночества догорали, отбрасывая на стены корявые тени. Три секунды прошли. Дальше куча вечности.
Сколько в ней секунд?

*Trahit sua quemque voluptas (лат.)- Каждого влечёт своя страсть. Из Вергилия.

16.02.2002


Рецензии
Выбирала между минутами и секундами. Выбрала секунды. Написано vividly.

Светлана Викторовна Бедрий   29.01.2015 15:45     Заявить о нарушении
На это произведение написано 69 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.