соседка

Утро было тяжелым и душным. Летнее марево, небо перечеркнутое проводами, влажная от пота подушка, духота, вой застрявших в пробке машин за окном... Господи, почему голова так болит... нажрался что ли вчера, с радости или с горя. Да х*ле горевать... я все равно ненавидел эту работу и эти тухлые рожи, даже хорошо все сложилось, могли бы выпереть с треском и шумом, а тут вышло как то более менее полюбовно... Попить бы чего... и таблеток нет... и изжога... время то всего пол - двенадцатого... а уже жарит... Все правильно, летом надо отдыхать где – ни будь на речке, а лучше у моря, да у Средиземного, или у Карибского. Ну, точно не в центре Москвы...

Я сижу на кровати, прикладываю ко лбу холодную подушку... не очень все плохо... так слегка болит над глазами, тупо и вполне терпимо... не сильно... бывало и хуже... просто похмелье... благо идти никуда уже не надо... странная такая легкость... как же я отвык от этого...

Да вот кстати севен ап, а вот и неведомый зеленый напиток в литровой бутылке... на мой обычный тунель или дримз не похоже... я б такой не купил... ага вероятно, подогнали в связи с увольнением... Ладно, треть стакана и теплый тоник, за свободу... И еще один, а что, теперь можно, мне сегодня никуда не надо... а он, однако, прохладный и как - то странно разливает дрожь по всему телу... какая прелесть... шыкарненько...

Нда, а за окном - то ад, жара, солянка, среда, до конца недели еще два дня, у всех этих людей там внизу жопа, мне даже как - то смешно, стоят, мучаются, спешат куда - то, а я уже никуда...

Так, а что делать то... одеться бы надо, пожрать... я час хожу из комнаты на кухню, потом в ванную, потом опять в комнату... Бошка уже не болит, но и не варит, меня смущает яркий свет, я ведь здесь уже давно не был днем... ушел утром больной, пришел вечером бухой, я и не знал, что здесь так светло и шумно...
Наконец я плюнул на то, чтоб помыться и побриться, и решил сначала сходить в аптеку и купить пожрать и попить, а потом думать где искать работу, что делать дальше, да и надо ли вообще...

Ощущаю себя очень странно, как будто сама материя времени изменилась, как будто она обтекает меня как то по - другому, все стало мутнее и более насыщенно, так странно, в подъезде пахнет прохладой, гнилыми досками и плесенью... я не замечал...
У подъезда стоит блестящий черный мотоцикл Дукатти, мотор еще горячий, без номеров, я бы застрял и любовался, но не могу бошка болит, и и эта жара… 

Это ползущее стадо машин и вспотевшие невнятные пешеходы на полусогнутых ногах, троллейбус, заполняющий тушей узкую улицу, нависшие крыши полумертвых офисных зданий, мутное небо, слившийся в единую кашу шум... Вот что с людьми свобода делает... в аптеке душно, пахнет медициной, бабки, рекламные плакаты с очками и картонные люди... Фармацевт странненький такой, гламурный, в шарфике и очочках, с эмовской прической, как ему не жарко…

Да, пачка пентальгина... таких... продолговатых... нурофен... да в красных шариках... минералка... холодная есть...

Бледный? ну да похмелье... сейчас, где же кошелек...

Ну не фига себе... а мне как то казалось, что я все прогулял, или почти все... да спасибо... опять ползущая каша машин и людей на солянке... я осмысливаю...\

У меня в кармане кожаной жилетки, залитой засохшим пивом, сорок тысяч... последняя зарплата... целая... не было так раньше, чтоб на второй день от нее осталось больше половины... нельзя считать деньги на улице... Машинально захожу в «Пицца – Хат»... я никуда не спешу... В двух столах от меня девушка фотографического вида, за спиной два манагера, рановато у них бизнес-ланч...

Да... мне б позавтракать... я вообще тут давно живу, но у вас ни разу не был... ну можно и пиццу... и пиво холодное... нет, стоп, а у вас апсент есть? Тогда два, нет, три, и спрайт холодный... вот... Я достаю бумажник и начинаю считать тысячарублевки. В этот момент в двери прямо напротив меня входит тот самый фармацефт из аптеки, только уже без халата, он несколько смущает меня, я прячу деньги, он садится за столик прямо у меня за спиной... Нет все - таки там вроде и правда сорок штук... ну на первое время хватит... А вот еще какая-то бумажка, и еще одна. Чеки из банков, все три платежа... 

Я отхлебываю апсент... какая жалкая подделка, нет я не эксперт, но это горько - сладкое пойло ничего не имеет с той дивной субстанцией, которую я пил утром... да мир мельчает, а что я хотел в жалкой забегаловке... Так, ну а когда же я успел еще и банкам все заплатить, ну надо ж так нажраться вчера, чтоб совсем все забыть, и чем я собственно платил? Деньги то целые... премию дали на последок?

Посидел еще минут двадцать, пицца не лезет, не могу, хочу яблок и апельсинов, совсем воздух свободы мочой в голову бьет... Надо пойти домой и подумать, чего делать. А что делать то? Обедать еще рано, а я уже бухой. За руль отпадает. Значит, потроллить Нет и бухать, а новую работу искать завтра. Да надо еще Маме позвонить и Ирке...

На жаркой улице меня настигает странный навигационный маразм... воздух становится совсем горячим и плотным и я прусь сквозь поток транспорта по прямой в тень старой церкви, визжат тормоза и кто - то что - то орет, в общем, я по ходу, и прям пьян. Подъезд встречает той же вонью, и только у своей двери, рассеяно копаясь по карманам на предмет ключей я замечаю, что что - то не так... в этом калейдоскопе запахов и звуков есть что-то лишнее, приторное и ритмичное, что-то цветочно - свежее, нежно – весеннее и корчино - сладкое... да здесь и сейчас, рядом с моей дверью пахнет чем - то странным, занятным... а за соседней играет какая - то старая, но очень знакомая музыка... Дюран - Дюран ?... сложно сказать ... у меня почему - то начинают слезиться глаза... нафиг, домой...

А дивный этот апсент, стаканчик, еще стаканчик... на бутылке нарисована печальная фея с крыльями мотылька и черными глазами... ни марки, ни ценника... где ж они такой взяли... кто - то из айтишников привез с семинаров из европы... ну, скорее всего. Ладно... по телевизору говно, на форумах ничего нового...

Мама... да... где же мой телефон... его нет в брюках, в жилетке тоже нет... в куртке... ванна, полка, прихожая, подоконник, за сливным бачком, холодильник, стол, так... опять стол, опять подоконник... это пульт к телику... а похож... апсент, еще стаканчик... опять глаза щипет... так по телику опять говно... стоп... в машине он? Позвонить на него... где трубка городского... молчит...провод... опять молчит... отключен? За что все ж платил вовремя... а вдруг он давно отключен, я ж им не пользовался, не помню сколько... Апсент, еще стаканчик, и еще таблеток. Да хрен с ним  - телефон вероятно в машине, лень идти, надо еще апсента бы...

Как - то незаметно пришел вечер, такой же горячий и тягучий... пойти что ли куда - нибудь? Я в каком - то странном оцепенении, надо бы до машины спуститься за мобилой. Рассеяно одеваюсь, пальцы такие ватные и наклоняться так трудно - вот что значит - жестко перепить... взор как то не фокусируясь бегает от вещи к вещи, не соображаю совсем, вот оно бухло плюс таблетки, почему же мне так плохо... Мне лень натягивать казаки и майки что-то не видать, я иду вниз в шлепанцах, джинсах и жилетке на голое тело... у меня болят ноги и запястья, голова неиллюзорно кружится... В машине душно и бензинисто, какие то пакетики от еды и скомканные салфетки, телефона нет, это х**во. Очень х**ево, там много телефонов, хотя зачем они мне сейчас, а вдруг... ну и черт с ним, мамин я и так помню, Иркин... ща что-нибудь придумаем, Киррила с Димоном, ща...да они сами позвоноят... так... грустно ну и ладно... я иду через пустой двор к ларьку с пивом в начале Златоустенского, но понимаю, что пива не хочу, дома еще апсент есть, ну и ладно... А вообще чего так меня домой тянет, устал вероятно... Почему то все так дрожит перед глазами...

Ажурный сигаретный дым, маленькие лаковые туфельки, тонкие и изящные бледные ножки, черный, бархатно-матовый халатик, блеск черного лака на кончиках пальцев, шея с ниткой готических красных камешков... Мне не по себе... вот она фея с той бутылки, ее лицо скромное и тонкое, губы бледны, а длинные ресницы скрывают яркие черные глаза,  ну как бы здравствуйте, или с чего начать...

- Здравствуйте Сергей, как вы после вчерашнего, я вас не очень... это...достала...

- Э..м.. хе... да... здравствуйте... - Вот бы блин вспомнить, чем она меня достала и кто это вообще...

- Сергей вы какой то странный, может, зайдете на стаканчик?...

Я тупо смотрю на ее гладкие длинные ноги, и что-то ускользает за пределы моего здравого смысла... да вроде... это соседка новая... как же ее *лять... мы трахались? Напились?

- А у вас... сигареты нету? - Начинаю виновато трогать карманы и тупить взгляд в ее туфли, какой тонкий травянисто древесный аромат... какие у нее странные духи... вообще как-то это странно, вообще куда я шел то?...

- Вы не стесняйтесь, Сергей, проходите, а вот давайте на ты, вам чего - нибудь прохладного? ...

Я шагаю в проем ее двери, за который сгущается влажно - мерзлый красноватый мрак и глаза начинают слипаться, вот она смена температуры, давления и жизненных приоритетов... соседка значит... да... я вроде никуда не спешу...

Она стоит в конце коридора и протягивает мне пачку денег...

Мне даже как то тяжело становится от этой спертой прохлады после горячей лестничной клетки, по шее пробегает судорога, тупо смотрю на ее ноги, слегка блестящие в этой полутьме и думаю, черт знает о чем... и этот запах, как будто у нее на кухне лежат горы винограда и корицы...

- Сергей, тут пока тебя не было... ничего что я на ты... тут приходил курьер с твоей работы, сказал, что там тебе что - то недосчитали, или пересчитали, в общем деньги принес...

Я беру в руки эту странную пачку, при этом прикасаясь к ее прохладной и гладкой ладони... Такие же гладкие и правильные, блестящие пятитысячные купюры, одна к одной, да их тут штук пятьдесят, какой бред, я кажется очень пьян, как иначе, да Игнатьев бы удавился столько мне дать лично в руки под расписку будь я даже его начальником, а тут, курьер...отдал соседке... я с ума схожу... или все вокруг... и что в таких случаях говорят...

- Давайте, что ль выпьем...

Я что – то важное забыл, я в том же городе, в той же одежде, на том же месте, в том же дворе – колодце, эта самая лавка, этот подъезд… Только прохладно, но это не осень, что – то непонятное, оно темное, но это не ночь… я бы мог убежать но как бы отодвигаюсь, прогибаю пространство и перебираю ногами в пустоте, я падаю, но не просыпаюсь, этот ад сгущается, кто – то цокая каблуками спускается по этой лестнице, я не могу убежать, и не могу увидеть, я вижу только себя, со стороны… Если по лестнице спускаюсь я, то кто тогда стоит внизу и пытается убежать… Мне нечем дышать… Приснится ведь такое…

Ключей от машины нигде нет. Я опираюсь рукой на раскаленный метал и смотрю внутрь удушливого пустого салона. Вот так то, а ведь вчера вроде были.... Жара совсем мозги плавит, пойду что ль пешком до Ирки доковыляю...
 
Я выхожу на Моросейку и плетусь по той стороне которая в тени, дышать совсем нечем... Хоть бы не так жарило, да и не понятно, с чего... Небо какое - то туманное, когда я поднимаю голову, то чувствую, что какая - то боль накатывает мне прямо на глазные яблоки изнутри... А вроде пентальгина штуки три выпил, и ношпы…

Квартал сменяется кварталом, тягучий раскаленный город течет… И пить хочется...я пью какую-то бутылку из ларька и давлюсь этой жижей... вроде вышел из дому нормальным, а сейчас вообще ни черта не понимаю, сколько прошло времени... три...четыре... я сижу на пушкинской... почему... почему они так странно на меня оглядываются... Все стало таким тяжелым и весомым, что – то болит внутри, я с трудом встаю, я чувствую что весь этот раскаленный ад уперается единственной острой гранью в центр моего сознания…

С трудом подняв руку, вытираю лицо рукавом... кровь... *лять... я на секунду резко трезвею и ловю себя на том, что вхожу в какой-то торговый центр, прямо на автопилоте, и с размаху окунаюсь лицом в фонтан в холе... вода окрашивается красными разводами... еще и еще… На меня молча глазеет офигевший охранник... какой пипец... что со мной происходит...

Сижу на краю фонтана, и держусь руками за голову, этого не может быть, не со мной, я пытаюсь встать и выйти на улицу, мои ботинки пытаются свалиться с ног... походу тепловой удар, не иначе... домой бы...

Город почти смыкается надо мной своими темными гротесковыми башнями и этажами мрачной лепнины, в этом жарком коридоре среди кипящих припаркованных машин я нелепо вытягиваю клешню... Отвезите меня кто – ни будь домой, скорее... с пальцев слетают кольца и со звоном катятся по проезжей части поперек потока...

Машинально открываю дверь красной альфы, и валюсь в темную прохладу салона... Да домой, куда - нибудь... там политех рядом... я проваливаюсь в темноту... господи там же мамино кольцо было... и иркино тоже... вернуться... нет смысла...

Эта тьма опять там же, в этом черном городе без ночи, она перешагивает одним мазом последний пролет подъезда и впивается мне длинными черными ногтями в гордо, оно меня душит, оно раздирает мою шею, погружаясь все дальше, и оно очень похоже на меня, это я, я сам душу и рву в клочья себя, нет это бред, так не может быть, все темнеет, надо проснуться, в темноте я не отличу себя от себя…

Соседка сидит в своем коротком халатике прямо рядом со мной, моя кровать, моя комната... все болит...

- Прииивет... - она симпатично и немного хищно улыбается... – Гдей то мы вчера ужрались?...

Она что-то наливает в стакан, стоящий возле меня на тумбочке... такой странный приторно-коричный запах, я пытаюсь поднять голову.

- Привет... а что это? Что случилось? Я ничего не понимаю...

- На, пей, это от похмелья, алкозельцер типа, как что? ... Привезли тебя вчера бухого, я те дверь открыла, что-то те плохо было, вот думаю, утро уже давно, а ты все спишь, зашла посмотреть...

- А... а я что-то плохо все это помню, вроде я ничего не пил, не знаю, может я перегрелся, жара такая...

- Ну всяко бывает, Дэн придет сейчас, он медик, он тебя осмотрит...

- Какой Дэн?

- Ну зай не дуркуй, позавчера ты его видел, мой друг, он врач... это бесплатно не нервничай... выпей - ка еще таблетку, вот на...

Я почему то соглашаюсь с ней и глотаю какую - то странную пилюлю, похожую на пластилин... Да черт с ними со всеми...

Она уходит, и я пытаюсь подумать о том, как все странно пошло в жизни, и что надо делать… Ирка… позвонить… да моя подруга вроде… почему так далеко, я ее почти не помню, это ж было только позавчера, номер… какой же ее номер… вот я дебил, встречаюсь с ней три года и не помню ее мобильный… и даже до дома ее не дошел… глупо как то это все… ладно, я попозже что – то придумаю…


Вообще у меня все болит, я не видел себя еще таким жутким, или не замечал. В холодной подплесневелой ванной, нелепо встав больными пальцами на кафель, я пытаюсь вглядеться в зеркало при свете тусклой лампы. Свет режет глаза. Неужели я правда такой бледный и худой, просто пипец, почему у меня лицо такое серое... Из крана монотонно капает вода,  я опираюсь на немытую раковину больными кистями рук и пытаюсь пододвинуть себя в зеркале как можно ближе, почему это зеркало такое зловеще мутное, как болят запястья... А почему у меня волосы такого цвета, почему я так меняюсь, я же вообще выгляжу совсем иначе… Лампочка гаснет со щелчком, ярко вспыхнув и потемнев навсегда... Везет, мне очень, очень везет...

Пришел Дэн, мерил мне давление, смотрел зрачки. Сказал что переутомление, а то я не знал… велел отдыхать… да он оказывается и правда работает в аптеке через дорогу, мир тесен, зачем он носит в жару этот дурацкий шарфик… он гей? Шею прячет… Дал еще гору таблеток, бошку отпустило но началось странное головокружение, давление наверное…

Иду на кухню, из открытого окна с облупившейся рамой слышны вопли детей и отдаленный грохот стройки, в чайнике есть немного воды, она холодная и ржавая на вкус...  Я сажусь на немыслимо облупившуюся табуретку и пытаюсь не думать, голова идет кругом, есть не хочу, на столе вчерашняя пачка денег, много, очень много, позвонить на работу и спросить что это? Не... а вдруг отберут, а скоро за квартиру платить... да это бред, меня же выгнали...

Может я под этим делом с ума схожу, да еще голову перегрел вчера, да еще потравился этой синькой... Да нет, стоп, синька зачетная, вот же он на столе, зеленая фея, надо, кстати, опохмелиться, самое нормальное сейчас как раз пол стакана помутневшие от водички... господи когда и зачем я это подумал...

Горечь во рту как то сразу разогнула плечи и отпустила разум, такое странное и прозрачное здравомыслие. Ничего страшного не произошло, зачем эта паника. Я просто забухал с новой соседкой, а также возможно потрахался, или еще портахаюсь, какие у нее ноги однако, и мордашка тоже ничего... Сколько ей лет интересно, выглядит на тридцатник, но какая – то очень уставшая…

Да все вокруг говно, работу найду, продолбал телефон и ладно, кому надо позвоноят, на остальных насрать, да все неважно... Мама, да мама... пытаюсь набрать восьмерку на трубке... занято, еще раз, опять, трубка тут по ходу валяется давно, гудит и мигает севшей батарейкой... ладно ...потом позвоню...

Я встаю и замечаю, что штаны с меня просто сваливаются, повиснув на бедрах, вот так похудел,  да и бабло вроде есть, надо бы по магазинам сходить... а это дерьмо даже одеть стыдно...

На лестничной клетке опять натыкаюсь на соседку, она улыбается...

- Как самочувствие? Отошел?

- Это… да…так нормально… спасибо… мне так неловко…- блин…а как же ее зовут то… она говорила кажется… 

Она продолжает улыбаться и берет меня за руку, что – то в ней есть холодное и неотвратимое, я иду за ней, опять прохожу в ее дверь… и в этот момент что – то темное и жесткое подкатывает мне прямо к горлу и я вижу ее лицо прямо перед собой, и…буквально секунду… понимаю… она так похожа на меня… этого быть не может…

Они все *банутые, надо бежать, срочно бежать... холодный бетон лестницы почти с размаху наворачивается на меня и в переносице становится очень больно... я падаю спиной в какой-то вязкий красный водоворот... бежать...они маньяки, они меня убьют, это какой-то заговор... почему все такое мягкое и острое, почему нет сил... как же все это обидно... очень, очень обидно...

Холодный сквозняк... Он заставляет всплыть боль... Нос, голова, так тяжело надо лбом, оно как пресс... глаза слезятся, обзор закрывают волосы и что-то белое и тряпичное... я не могу встать... пипец... это моя комната, мое окно, белый блестящий подоконник, покрытый расслоившимися слоями эмали, пыльный чугун батарей и рябая желтая стена дома напротив, с его каричневыми пыльными окнами...

Я не могу кричать, и даже повернуться... Привязали? Это как во сне... За что все это со мной, я просто обычный уставший глупый мальчик из обычного жалкого южного городка... Я ведь никогда не претендовал на то, чтобы обладать этим миром… Я вообще ни на что не претендую, возьмите что хотите - деньги, машину, бук, да хоть почку вырежьте, только оставьте меня в покое, я клянусь, я срал на этот город, я завтра же уеду, я никому не скажу, я состарюсь и умру в своем Нефтеазовске молча...

В лицо хлынул поток ветра... Кто-то дверь открыл...

Соседка пристально смотрит мне в глаза, почти в упор, с таким взглядом наверняка расстреливают в затылок... Я вижу усталость ее пронзительных черных глаз, кровоизлияния в уголках и напряженные сосуды, ярко, тщательно подведенные ресницы, и слегка загробные серо-синие веки, да с таким лицом можно убивать или сниматься в порнухе...

- Ну и какого х*я ты нос сломал? И что мне теперь делать... хотя черт с тобой, бровь Дэн зашил, а нос твой мне все равно не нравится, надо сделать поострее и поизящнее... Кстати, тебе денег дали чтоб одежки купил новой, но ты и того сделать не смог, с каждым поколением вы все стремнее и зашуганнее… жалкие мужчинки…

Она берет мои руки за запястья... неужели это мои руки... такие тонкие и  хрупкие...  я не привязан... и что теперь... она приближается, и я опять ощущаю этот приторный спертый и тяжелый холод, ее губы такие холодные... только не опять это...

Я сижу в кресле, там же где и была... нет, это не я... надо пластырь с носа отодрать...

- Стой! Руки фу... не так быстро, аккуратно...

Пальцы как ватные и они... делают... не то, что я хочу... а кто это сказал... что это?

Я встаю и иду в ванную... нет это не я... я вижу как я встаю и иду в ванную... Как же так, это же я... но стоп, так же не может быть... нет... почему... почему мои руки больше не мои... Кто-то оторвал меня от моего тела и запер внутри черепа за оболочкой глаз... да нет же назад... а что делать 02? Дурка? Мама?... я не могу...

На стиралке стоит косметичка, в ней бабло, пистолет и собственно косметика... я смотрю на себя сквозь кристально чистое зеркало, наполненное ярким светом... Разбитого носа почти не видно, лицо покрыто слоем тональника, а не такая уж я костлявая, глаза уже зеленые, а волосы каштановые, у меня теперь челка... Жесть... я поправляю черную водолазку с большим вырезом... какой странной формы теперь мое тело... грудь...руки... что же это за черт возьми я сплю? я хочу заорать...

- Вот ты дура, что не ушла, ой дура...

Этот голос плющит меня, он звучит изнутри и загоняет меня в самый затылок... Он безмолвен и всеподавляющь... я смотрю в зеркало и вижу ее молчаливый взгляд и слышу ее голос... Она смотрит в зеркало и говорит сама с собой, как бы… но я понимаю с кем..

- Да дура, зачем ты осталась в этом теле? Ты хоть понимаешь что произошло? За жизнь хваталась? Была бы свободна, а теперь мы вместе надолго... тебе предстоит стать лет на триста зрителем интересного кино с приключениями и порнухой...ты могла бы, дура, стать ангелом, а теперь ты часть демона... не спрашивай, и не *би мне мозг... Все потом, в спокойной обстановке... а сейчас - не мешай...

Я наверно с ума сошла... или это уже мы… мы идем в комнату, там на полу лежит соседка, все такая же привлекательная и усталая, сомкнув густые ресницы... Мы просто проходим мима, берем со стола ключи и быстро спускаемся вниз... У подъезда стоит черный Дукатти, тот самый о котором можно было только мечтать... мы прыгаем на него и с рокотом выкатываемся через арку в переулок…

Жар раскаленного асфальта мешается с запахом пожара и дыма, в конце улицы у светофора стоит мигая аварийкой альфа, я вижу дурацкий черно-зеленый шарфик Дэна и его очки и зачем-то шлю ему воздушный поцелуй... мы вылетаем на набережную, потом на мост, мелькают потоки машин и людей, моя тюрьма мчится со скоростью сто семьдесят пять километров в час на юг, маневрируя между вялыми машинами, я уже не знаю что я, живой или мертвая, довесок к этому телу или аксессуар этого демона, во мне не осталось ничего от меня, ни тела, ни духа, ни эмоций, наверно надо правда расслабиться и смотреть кино, или наконец проснуться, если получится...


Рецензии
Игорь, рассказ отличный. Читатель, пробираясь через линии сюжета вполне может призадуматься и о своей жизни. И может придумает, как что-то можно переменить. К лучшему. Приглашаю Вас опубликоваться в сорок пятом выпуске сборника свободных авторов "Парадоксы творчества". У нас цветная двухсторонняя обложка – есть место для цветных фото авторов и иллюстраций. Пишите мне – paradox_tv@mail.ru - расскажу больше о публикации. Присылайте произведения - будем рады сотрудничеству с Вами.

Аннушка Ласка   16.03.2010 09:58     Заявить о нарушении