Августейший реформатор

105 лет назад Иркутск посетил Великий Князь КИРИЛЛ ВЛАДИМIРОВИЧ РОМАНОВ – герой Русско-Японской войны и автор Антикризисной программы.

«26 февраля в 12 часов ночи со скорым поездом проследовал через Иркутск Его Императорское Высочество Великий Князь Кирилл Владимирович, отправляющийся на Дальний Восток», - читаем в «Иркутской Летописи» Нита Романова запись, сделанную в 1904 году. А на следующей странице следует ещё одно упоминание о Великом Князе: «14 апреля прибыл в Иркутск Великий Князь Кирилл Владимирович, возвращающийся из Порт-Артура в Петербург. 15-го принял обед у генерал-губернатора Кутайсова, посетил архиепископа Тихона, осматривал соборы. 16-го посетил Вознесенский монастырь и в 12 часов ночи отбыл в Россию». В память о посещении нашего города пожалуй, самым неординарным из членов Императорского Дома сохранились, пожалуй, только эти строки «Летописи», да здания Белого Дома и железнодорожного вокзала – немые свидетели краткого пребывания в Иркутске героя Русско-Японской войны и будущего Императора в изгнании…


РУССКИЙ ФЛАГ НАД ПОРТ-АРТУРОМ

Сейчас бывший русский город-крепость Порт-Артур – закрытая военная база, где дислоцируются корабли китайских ВМФ. Те из иркутян, кому приходилось бывать в соседнем – открытом для посещения китайском городе Далянь (бывший Дальний), рассказывают о том, что местные жители не только хранят память о событиях уже вековой давности, но даже с удовольствием могут напеть для туристов из России слова некогда знаменитого вальса «На сопках Манчжурии» - правда, на китайском языке. А ещё далянские китайцы удивляются, почему же приезжающие из России гости совершенно не интересуются  собственной историей – не посещают находящиеся здесь могилы русских моряков, не расспрашивают экскурсоводов о войне 1904 – 1905 г. г…. А недавно одного  из моих знакомых, побывавших в Даляне, поставил в тупик местный таксист-китаец, неплохо говоривший по-русски, который спросил у пассажира из России, в каком году и кем был впервые поднят русский флаг над Порт-Артуром…

Но, прежде, чем назвать дату и имя, вернёмся к «Летописи» Нита Романова. Итак, конец февраля 1904 года, через Иркутск на Дальний Восток скорым поездом следует один из членов Царствующего Дома, 28-летний Великий Князь Кирилл; едет в спешке, даже не останавливаясь в одном из важнейших административных центров Империи – Иркутске… Всё объясняется очень просто: выпускник Морского Корпуса, кадровый морской офицер, Кирилл отправляется «на театр военных действий» - императорским указом он назначен начальником штаба Командующего флотом, адмирала С. А. Макарова. Однако, назначение это не было случайным: ещё в 1897 году, после того, как по российско-китайскому договору Порт-Артур был передан России в аренду для строительства военно-морской базы, именно Великий Князь Кирилл, которому в ту пору было всего 20 лет, поднял над местом строительства крепости национальный бело-сине-красный флаг. С момента поднятия флага Порт-Артур официально становился территорией России…


СПИТЕ, ОРЛЫ БОЕВЫЕ!…

Вот и сейчас молодой Великий Князь сам добился от своего двоюродного брата – Императора Николая II направления на Дальневосточный фронт: защищать – хоть в качестве рядового – землю, над которой он поднимал флаг своей страны, для Кирилла было «делом чести». Однако, воевать молодому князю пришлось не долго…
Прибыв в блокированную с моря русскую крепость, Кирилл первым делом даёт банкет для господ офицеров; солдаты получают дополнительные – праздничные – порции, а также традиционную «чарку водки». Нужно понять моральное состояние солдат и офицеров гарнизона, держащих оборону крепости и находящихся в постоянном напряжении, чтобы правильно оценить поступок Великого Князя, лучше многих понимавшего, что для поддержания бодрости духа в войсках необходимо дать людям кратковременную передышку и устроить для них небольшой праздник.

Однако, праздник – праздником, но уже с самого начала своего пребывания в Порт-Артуре, Великий Князь приступает к исполнению обязанностей начальника штаба – причём, штаб переносится на борт флагманского корабля эскадры, броненосца «Петропавловск». Это позволило принимать оперативные решения прямо на месте, но для молодого князя едва не обернулось гибелью. Вот что писал в своём дневнике один из защитников Порт-Артура, военный инженер Михаил Иванович Лилье:

«31 марта. Рано утром, по приказанию адмирала Макарова, из порта отправились в море на разведки два отряда миноносцев. Вскоре они открыли местопребывание японской эскадры и завязали с ней перестрелку… Приблизительно в 10 часов утра я был в порту и неожиданно увидел, как наши миноносцы полным ходом вылетали один за другим из Восточного бассейна. Тут я заметил, что на Золотой горе внезапно был поднят сигнал о каком-то несчастье, происшедшем на внешнем рейде... ( … ) Наш броненосец «Петропавловск», шедший во главе эскадры, уже возвращавшейся в гавань, взорвался и в течение каких-либо трех минут затонул на глазах всей эскадры и крепости. Адмирал Макаров, весь его штаб, художник Верещагин и до 650 человек команды погибли в морской пучине. Великий князь Кирилл Владимирович спасся каким-то чудом и был подобран одним из наших миноносцев. Кроме него, как говорят, спаслись только 6 офицеров и около 30 матросов…».

Как впоследствии рассказывали моряки торпедного крейсера «Гайдамак», принимавшие участие в спасении тех, кто чудом уцелел после взрыва флагмана, Великий Князь, державшийся за какой-то обломок, крикнул находившимся к шедшей к нему спасательной шлюпке: « – Я в порядке, сначала спасайте раненных!». Когда Кирилла подняли на борт, он был обморожен.

Получив из Петербурга приказ своего венценосного кузена о демобилизации по состоянию здоровья, Великий Князь отправился в Россию. Прибыв в середине апреля в Иркутск, посетив, согласно протоколу, генерал-губернатора и правящего архиерея, осмотрев городские достопримечательности, Кирилл Владимирович, в частности, побывал в иркутской Харлампиевской церкви, больше известной, как «морской храм». По традиции, ещё с 18 столетия именно здесь служили молебны о даровании удачи путешественникам, отправлявшимся морским путём в Русскую Америку, а на рубеже 19 и 20 века здесь молились об исследователях полярных морей. И именно здесь по просьбе Великого Князя Кирилла была отслужена панихида по всем, погибшим на «Петропавловске» и в дни обороны Порт-Артура.

АНТИКРИЗИСНАЯ ПРОГРАММА 1917 ГОДА
О том, что к 1917 году страна если и не была «беременна революцией», то, по крайней мере, шла к тем самым «великим потрясениям», о которых предупреждал Столыпин, понимали многие, однако, мало кто мог предложить реальную программу выхода из кризиса. Дума требовала некоего «ответственного министерства», постоянная смена правительств вконец парализовала исполнительную власть, инфляция обесценила рубль до 27 копеек, а российские «промышленники и предприниматели» надеялись, улучив момент, взять власть в стране в свои руки… Что в результате случилось в феврале 1917 года, всем хорошо известно…

Могло бы случиться иначе? Увы, история – наука точная, и места для частицы «бы» в ней нет. Поэтому, мы не станем гадать, а обратимся к документам. В январе 2009 года в Государственном Архиве РФ в фонде Николая II  был обнаружен проект тронной речи, которую составил для Николая его двоюродный брат, Великий Князь Кирилл ещё 12 февраля 1917 года, т. е. за две недели до революции. Среди срочных «антикризисных мер», предложенных Великим Князем, предлагалась, в частности, национализация всей крупной промышленности и железных дорог, всеобщая трудовая мобилизация населения трудоспособного возраста. Понимая, что часть предложенных мер нанесет ущерб народному достоянию, Кирилл Владимирович считал возможным снять часть мелких и ненужных налогов. Одновременно предполагалось установить контроль над производством и распределением продуктов первой необходимости (спички, хлеб). Развившаяся в годы войны спекуляция, искусственное завышение цен на товары и их дефицит, вызывавшие народное неудовольствие и волнения, должны были приравниваться к мародерству.

Учитывая опыт Русско-Японской войны, и то значение, которое имеет материальное и моральное поощрение фронтовиков (помните банкет, данный офицерам Порт-Артурского гарнизона?), Великий Князь писал: “Бодрость, смелость и решительность сражающихся должна поддерживаться также и уверенностью в том, что в случае смерти их не останутся без должного призора и помощи их вдовы, сироты, а в случае тяжелого ранения и потери трудоспособности, будут и они сами обеспечены помощью со стороны государства и общественных учреждений”. Предполагалась “образовать стройную и налаженную сеть попечительских комитетов, раскинутую по всем городам, селам и пристанционным поселениям, объединенную каким-либо одним общим наблюдением центрального государственного, или общественного учреждения”. Эти комитеты должны были заниматься вспомоществованием семьям погибших и раненых, увековечиванием памяти героев. Кроме того, законодательным учреждениям, к которым должна была быть обращена речь, предлагалось рассмотреть наделение земельными участками не только георгиевских кавалеров, но и всех участников войны.

Я не стану приводить всю «программу» Великого Князя. Отмечу только, что многие её пункты через совсем короткий промежуток времени написали на своих знамёнах большевики – что позволило им привлечь на свою сторону немалую часть населения страны. А предложения о трудовой мобилизации, о распределении государством товаров первой необходимости, о попечении семей погибших, увековечении героев войны – Вам, читатель, это ничего не напоминает? Совершенно верно – именно такие меры, предпринятые властью, обеспечили нашему народу победу в 1945-м году… И. скорее всего, обеспечили бы победу и в Первой Мировой войне – и позволили бы избежать ужасов революции и войны гражданской, если бы Император Николай решился принять программу, подготовленную его двоюродным братом.

Но – не решился…

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Великий Князь Кирилл скончался во Франции в 1938 году – «купание» в ледяной воде не прошло даром для его здоровья. Ещё в 1924 году, в соответствии с законом о престолонаследии, будучи самым старшим среди членов дома Романовых, Кирилл принял титул Императора в изгнании Кирилла I. Но и тут проявился его характер: на предложения различных эмиссаров иностранных правительств и разведок, Кирилл твёрдо отвечал, что не примет Российского трона, если он будет восстановлен с помощью иностранных штыков. Точно так же поступил и его сын, Владимир, отвергнув предложения гитлеровцев и отечественных коллаборационистов о сотрудничестве.

Сейчас в Мадриде проживает внучка Великого Князя, Мария Владимировна, которая активно помогает нескольким российским детским больницам и приютам. Несколько лет назад, когда в Иркутске восстанавливали памятник Императору Александру III, представители дома Романовых хотели посетить город, с которым связана и часть их семейной истории – правда, визит не состоялся.

 Но – может быть, всё ещё впереди?


Роман ДНЕПРОВСКИЙ


Рецензии