Невероятные приключения в лесной школе

       Часть первая. Солнце среди ночи.
    
Глава первая, которая знакомит читателей с героями сказки и лесной школой. Бурмила Михайлович проверяет способности.

   Жил на свете ежонок Колька Колючкин.
   И жил на свете зайчонок Коська Ухин.
   Хорошие ребята. Только трусливые очень. Всего на свете боялись. Боялись молнии, боялись грома. Даже собственной тени и той боялись.
   А больше всего боялись хулиганов. То  Колька Колючкин прибежит к маме-ежихе:
   – Ой, мамочка, к нам во двор хулиганы забежали!
   Выйдет мама-ежиха на крыльцо, а там лягушата скачут.
   То Коська Ухин прибежит к маме-зайчихе:
   – Ой, мамочка, за мной хулиган гонится!
   Посмотрит мама-зайчиха в окошко, а там – мотылёк пролетел.
   Ну, что поделать с такими трусишками?!.
   И ругали их родители, и наказывали, по всякому уму-разуму учили – ничего не помогало! Так и жили зайчонок Коська Ухин и ежонок Колька  Колючкин трусишками. За мамины юбки прятались, да на белый свет в страхе глядели. Все лесные зверята играют, песенки поют, а Коська с Колькой  дрожат за мамиными спинами. Даже друг с дружкой не играли, хотя и жили по соседству.
   Но вот однажды летним солнечным утром встретились по дороге мама-зайчиха с мамой-ежихой.
   – Здравствуйте, тётушка Ухина, – поздоровалась мама-ежиха, – Не слыхали новость? На Большой Поляне открывается специализированная музыкальная школа с углублённым изучением медвежьего языка. Барсучиха уже записала туда своего Борю.
   – Да что Вы говорите, кумушка Колючкина! – всплеснула лапами зайчиха, – Специализированная музыкальная школа! Да ещё с углублённым изучением медвежьего!.. Побегу, скажу мужу!
   Папа-заяц сидел на крыльце и читал «Лесную газету»:
   – Хм! – сказал он, услышав новость, – Специализированная музыкальная школа? С углублённым изучением медвежьего? Это интересно. Надо и нашего трусишку туда записать. Может, хоть школа поможет его в звери вывести. А то даже собственной тени боится!..
   Зайчонок Коська, стоявший у крыльца, заслышав это, заскулил:
   – Ой! Я не хо-о-чу-у… Я боюсь…
   – А тебя никто не спрашивает, – сердито рявкнул папа-заяц, – Запишем – будешь ходить…
   – Ну, что ты, сынок, – успокаивала его мама-зайчиха, – Не бойся, все же дети ходят…
   И мама-зайчиха тут же нарядила Коську. Надела ему новые штанишки и белую рубашечку и повела на Большую Поляну.
   Вышли со двора – глядь, а с соседнего двора мама-ежиха Кольку Колючкина ведёт…
   Записывал в школу сам директор – Бурмила Михайлович Медведь. Он сидел за большим берёзовым столом и строго посматривал на будущих учеников сквозь большие очки.
   – Фамилия!
   – Ухин! – учтиво сказала мама-ежиха.
   – Фамилия! – не слушая её, повторил директор.
   – Ухин! – повторила зайчиха.
   – Фамилия! – повысил голос Бурмила Михайлович.
   – Да, Ухин же!.. – испуганно пролепетала зайчиха.
   – Я не Вас, мамаша, спрашиваю, – сердито обернулся к ней директор, – Пусть сам скажет. Или он у Вас глухой?.. А ещё хотите его в музыкальную школу!..
   – Да, что Вы! Что Вы!  У него абсолютный слух! Посмотрите на его уши!..
   – А что же он молчит?
   – Он… Он у меня… очень скромный, – и мама-зайчиха подтолкнула сына, – Ну, скажи, Косик, скажи!
   Но Коська Ухин только прижал уши и спрятался за мамину спину.
   – Гм… – насупился Бурмила Михайлович, – Гм… скромный…Ну,  ладно, проверим его способность к медвежьему языку. Скажи-ка, Ухин, «р-р-р» по-медвежьи!..
   Коська испуганно посмотрел на маму и захлопал глазами, боясь заплакать.
   – Ну!.. – нетерпеливо сказал директор.
   Коська разинул рот, но не издал ни звука.
   – Что? – наклонился и приставил лапу к уху медведь, – Что? Повтори, я ничего не слышу!..
   – А-а-а!.. – не выдержав, зарыдал зайчонок на всю поляну, прижавшись к маме.
   – Ох, простите!.. – извинилась мама-зайчиха, – Он у меня такой пугливый, такой пугливый!..
   – Понимаю, – кивнул директор Медведь, – Только и Вы меня поймите. У нас не простая школа, а специализированная, с углублённым изучением медвежьего. Учителя из столичного зоопарка. У нас строго.
   – Он будет учиться. Это он с непривычки. Он хорошо будет учиться. Вот увидите…
   Не лучше были дела и у Кольки Колючкина. Он тоже не мог сказать «р-р-р» по-медвежьи. Вместо «р-р-р» у него выходила «хрю». И со слухом у него было неважно, так ушки у него были совсем маленькие, за колючками незаметные. Но и Коську, и Кольку всё же приняли. У Бурмилы Михайловича, несмотря на строгость было доброе сердце.
   – Ох, зачем мне эта специализированная музыкальная школа? – хныкал Коська Ухин по дороге домой, – Да ещё с углублённым изучением медвежьего? Ох, я несчастный!.. Пропаду я вашей школе!..
  – Молчи, сынок! Молчи, дурачок! – успокаивала его мама-зайчиха, – Ничего ты не понимаешь. Теперь все родители отдают своих детей в специализированные школы.
   Колька Колючкин тоже рыдал по дороге домой. И его мама-ежиха также говорила ему, что он – дурачок и нечего не понимает, и что без знания иностранных языков сейчас никуда не попадёшь.
   Ничего поделать уже было нельзя.
   На другое утро Коська Ухин и Колька Колючкин взяли в лапы портфельчики, букеты лесных цветов и поплелись на Большую Поляну.

   Глава 2. Первый урок. Пантера Ягуаровна. «Разве можно так кусать за ухо?!.»  «Ну, деловой!..»

   Около школы уже собрались ученики.
   Они столпились перед крыльцом, поджав хвосты
 ( у кого они были), и ждали появления директора.
   Что и говорить – всегда боязно начинать в жизни что-то новое.
   А если ты вдобавок и трусишка, то и подавно.
   Сидел ты около маминой юбки, а мама за всё отвечала, оберегала тебя от всех бед и несчастий, тревог и беспокойств, а ты только играл да спал.
   И вдруг мама осталась за забором, а ты сам, в одиночку идёшь в какой-то неведомый, непонятный мир. Ноги подгибаются, дрожат. Во рту пересыхает. Сердце стучит, а в животе урчит.
   Коська Ухин стоял рядом с Колькой Колючкиным и так громко стучал зубами, что Колька сразу обернулся и спросил:
   – Ой, что это?
   – З-зубы? – заикаясь, честно признался зайчонок.
   – Боишься? – спросил Колька.
   – Боюсь, – признался Коська.
   – И я боюсь, – сказал Колька, – Давай вместе бояться!
   – Давай!
   И так сразу Коське стал дорог этот ежонок Колька, что зайчонку сразу захотелось обнять его (если б не его колючки!). «Вот с кем я подружусь!» – сразу решил он. И ему стало немножко легче.
   А на крыльцо первым вышел директор – Бурмила Михайлович Медведь. За ним – учителя – пантера, жирафа, лиса, слон, обезьяна и бегемот.
   – Здравствуйте дети! – торжественно начал Медведь, – Поздравляю вас с началом нового учебного года в нашей школе! Позвольте представить вам ваших учителей. Прошу любить и жаловать – ваш классный руководитель Пантера Ягуаровна. Он будет преподавать вам лесную математику. А лесоведение будет преподавать Лисавета Патрикеевна, лесторию – лесную историю – Мамонт Африканович, лесографию – лесную географию – Жирафа Жирафовна, а физкультуру – Макак Макакович. Специальный музыкальный предмет – сольфеджио – Бегемот Гиппопотамович. А медвежий язык буду преподавать я сам. Надеюсь, вы будете прилежны и старательны в учёбе, и не будете создавать лишних хлопот учителям, и нам не придётся вызывать в школу ваших родителей... А теперь – в класс!
   Урок начинается! – и Бурмила Михайлович позвонил в цветок колокольчика.
   На первом уроке Пантера Ягуаровна знакомилась с классом.
   Кроме зайчонка Коськи Ухина и ежонка Кольки Колючкина в классе были и другие мальчики – лисёнок Рудик Лисовенко, медвежонок Мишутка Медведенко, волчонок Вовка Волков и барсучонок Боря Сук, а также девочки – рысёнок – Раиска Мяу, лесной козлёнок Зина Бебешко, лосёнок Соня Лосева и бельчонок Верочка Выверчук.
   Коска Ухин случайно оказался за одной партой с Колькой Колючкиным. Но где же вы видели, чтобы в первом классе вас сразу посадили с тем, с кем хочется. Познакомившись со всеми учениками, Пантера Ягуаровна начала их всех пересаживать… Коську Ухина посадила вместе с Вовкой Волковым, а Кольку Колючкина – с Раиской Мяу.
   Не прошло и пяти минут, как Вовка волков укусил Коську Ухина за ухо.
   – Ты чего? – удивился Коська.
   – Просто так! – оскалился Вовка и снова укусил Коську за ухо.
   – Перестань! – тихонько пискнул Коська.
   – Хы – хы! Не перестану! – снова оскалился Вовка, – Как такое ухо не укусить?!.  Колоссальное ухо! Специально для того, чтобы кусать!
   – Ты что – хулиган?!
   – Хулиган! – гордо отозвался Вовка, – А ты кто? Заяц!..
   – Заяц!..
   – Гы-гы!.. Зайчишка-трусишка!
   – Почему это т-трусишка?.. – покраснел Коська, – Я просто… Заяц…
   – А вот и не просто! Зайчишка всегда трусишка! Все зайцы трусы!.. И ябеды!.. Вот спорим! Сейчас ты поднимешь лапу и скажешь Пантере, что это я тебя укусил. Спорим?
   Коська не смог ничего ответить, потому что в этот момент к ним повернулась Пантера Ягуаровна и сказала:
   – Ухин и Волков! Почему вы разговариваете на уроке? На уроках не разговаривают! А, ну-ка, Ухин, встань и скажи всему классу, о чём вы говорили!.. Может, нам всем интересно послушать.
   Коська поднялся, опустил голову и молча потупился в парту.
   – Ну, что же ты молчишь? – спрашивала Пантера Ягуаровна, – Ну-ка, Волков, расскажи ты, чего он стыдится!
   Вовка поднялся, шмыгнул носом и сказал:
   – А… А он меня за ухо укусил…
   – Что?! Вот это да! Как же так? – удивилась Пантера Ягуаровна.   
   – Не знаю… – пожал плечами Вовка, – Сам его спрашивал… А он говорит: «Просто так! Захотелось – и укусил!» Я ему: «Нельзя кусаться на уроках!» А он: «Молчи, а то за нос укушу! И скажу, что это не я тебя, а ты меня укусил!»
Вот!
   – Это правда?.. – обернулась Пантера Ягуаровна к зайчонку.
   – Это… это он меня укусил… – едва сдерживая слёзы, вымолвил зайчонок, поражённый Вовкиным коварством.
   – Ну вот! Что я говорил! – выпалил Вовка.
   В классе засмеялись.
   – Ладно, садитесь! И ведите себя так, как подобает ученикам специализированной лесной школы, – сурово предупредила Пантера Ягуаровна.
   На перемене ежонок подбежал к заплаканному зайчонку:
   – Что? Что у вас там случилось?
   – Да вот… Укусил меня да ещё осрамил на весь класс!.. Вот! – и Коська, всхлипнув, показал следы Вовкиных зубов на своём ухе, – Как мне теперь с ним сидеть? Вот беда!
   И такая грусть, такая жалоба была в голосе зайчонка, что и на глазах ежонка выступили слёзы:
  – Ну и хулиган этот Вовка! Надо что-то придумать, чтобы нас снова вместе посадили.
   – И что же?
   – Я придумаю. Вот увидишь
   Не успел начаться урок, как Раиска Мяу, что сидела рядом с ежонком, подняла лапу:
   – Пантера Ягуаровна, а Колючкин колется!
   – Колючкин, почему ты колешься?
   – Я не нарочно. Я больше не буду.
   Но прошло ещё немного времени, и Раиска снова подняла лапу:
   – Пантера Ягуаровна, он снова колется!
   – Колючкин! Сейчас же прекрати! – повысила голос Пантера Ягуаровна.
   – Но я же не нарочно. Не нарочно я.
   Прошло ещё немного времени, и девочка рысёнок выскочила из-за парты:
   – Пантера Ягуаровна! Я не буду с ним сидеть! Он всё время колется!
   – Колючкин! Что ты себе позволяешь?!.
   – Но я же не виноват, что у меня растут колючки… Разве ж я виноват?.. – жалобно хныкнул ежонок.
   – Пантера Ягуаровна! Пересадите меня, пожалуйста, я не смогу с ним сидеть!.. – заскулила Раиска Мяу.
   – Ну, же поделаешь, – задумалась классная руководительница, – Все парты заняты… Да никто и не захочет сюда пересесть…
   – Меня!.. Меня посадите с Колючкиным! – так и подскочил Коська, – Я колючек не боюсь!
   – Ну, что ж, это и для дисциплины будет неплохо. Вы с Волковым перестанете болтать! И вообще… Пересаживайтесь!
   – Ну, деловой!.. Теперь из-за тебя мне с девчонкой сидеть! – пробурчал Вовка Волков, пока Коська Ухин собирал свои вещи.
   Но умный зайчонок тихонько хихикнул.

    Глава третья. Страдания Коськи Ухина. Вовка Волков распоясался. Клятва друзей.

   Недолгой была радость Коськи Ухина. Как только Раиска Мяу села рядом с Вовкой, тот и её укусил за ухо. Но рысёнок тоже хищный зверь. Не долго думая, она так саданула Вовку по носу, что тот аж завизжал. А весь свой гнев перенёс на Коську, будто это зайчонок его поцарапал.
   Так Вовка и не давал Коське проходу. Он подстерегал его всюду, где мог – на переменах, перед уроками, после уроков – гонялся за ним, кусал за уши, за хвост... И только быстрые ноги спасали  зайчонка.
   Дома Коська умывался слезами:
   – Не пойду-у больше в школу-у! Не пойду-у! – сокрушённо рыдал он, мотая головой, – Не нужно мне это сольфеджио!
   – Ну, что ты, сынок, такое говоришь! – успокаивала его мама-зайчиха, – Такая хорошая школа! И учителей прислали из столичного зоопарка!.. Такие специалисты! Все родители в восторге. Хотят попросить об открытии вечерней школы для взрослых… А ты…
   И правда… На уроках в школе интересно было, что и говорить… Учительница лесоведения, Лисавета Патрикеевна, здорово рассказывала о том. Как надо беречь родной лес, как в нём деревья дружат с другим растениями, как живут звери и птицы и чем они живут. А Жирафа Жирафовна рассказывала про лесную географию, про непроходимую тайгу, дикие джунгли…
   А на уроках лесной истории все просто рты раскрывали, заслушиваясь рассказами Мамонта Африкановича про стародавние исторические леса, где жили разные летающие ящеры и гигантские динозавры, саблезубые тигры и пещерные медведи, мохнатые носороги и огромные змеи…
   А музыка!.. Все в лесу ею заслушивались! В каждой норе, в каждом дупле, в каждой берлоге только и было разговоров, что о музыке.
   – А знаете, мой лисёнок просто соловьём поёт!
   – А мы свое белочке купили вчера пианино. Так намучились! Еле в дупло влезло.
   – А наш Мишутка такой способный, такой способный!.. Даже храпит по нотам!
   Да, что и говорить, уроки в школе всем нравились!
   Но что за уроки. Если после них тебя подстерегает Вовка Волков и кусает тебя за хвост или завязывает твои уши узлом на голове, а обзывается хуже всякого динозавра – хулиган пещерный!
   Но не только Коське – всем доставалось от Вовки. Тот ко всем цеплялся, всех обзывал:
   – Рыжий-рыжий!.. Эй, пожарный, лес горит!.. – дразнил он лисёнка Рудика Лисовенко.
   – Эй, щётка, почисти мне ботинки! – так он дразнил Кольку Колючкина.
   – Наш барсук Боря Сук –
     Не способный до наук!.. – припевал он, танцуя и кривляясь перед барсучонком, хотя и сам был лодырем и двоечником.
   Девчонкам он показывал язык и гонялся за ними, выкрикивая дразнилки:
  – Выверчук! Выверчук!
    У тебя хвост как крюк!  – или,

   – Ой, смотрите,  Соня Лосева!
   Вам побить не довелось её?!.

   Только Раиску Мяу не трогал – лучше неё никто не мог дать отпор. А вот с родственником директора – Мишуткой Медведенко – даже пытался подружиться. Обнимая его за плечи, Вовка приговаривал:
   – Ты, Мишутка, молоток! А они все – мелкота! Я их одной левой! Я за тебя заступлюсь! Скажи, если кто тронет.
   Но Мишутку никто не трогал. Да медвежонку и не нужна была дружба с балбесом и двоечником Вовкой. Он и сам мог за себя постоять.
   «Эх, мне бы такие мускулы!» – мечтал Коська, глядя на Мишутку. Да где же зайчонку взять медвежьи мускулы?!.
   – И что же мне делать? Как жить дальше? – вздохнул и повесил голову Коська, – Хоть умри.
   – Ох-ох-ох! Скверны наши дела! – вторил нему Колька, – Слабаки мы с тобой! Слабаки и трусы! Беда нам!.. каждый нас может обидеть, каждый может победить!..
   А Вовка распоясался – что ни день, всё больше проказ в классе!..
   – Слушай, – сказал как-то зайчонок ежонку, – А может нам спортом заняться, а?..
   – А… каким спортом?
   – Ну… «Каким-каким…» Таким, чтобы стать – во! – и зайчонок выпятил грудь и согнул лапы в локтях, – Ну. Например, боксом!
   – Вот это мысль! Давай! Чтоб Вовке – бац! – и он с одного удара с лап – хлобысь! Айда!
   Физкультуру в школе преподавал знаменитый спортсмен, первый чемпион лесов и джунглей среди обезьян – Макак Макакович. Два года тому назад он оставил большой спорт и перешёл на тренерскую работу.
   – Та-ак!.. Значит, хотите заняться спортом?.. Похвально, похвально, юные друзья мои! Радостно улыбался макак Макакович, – А каким? Боксом? О! Чудесно! Прекрасный вид спорта! Настоящий бокс – это искусство! Это красота! Но боксёр, дружочки мои, должен быть всесторонне развитым спортсменом. Зарядку по утрам делаете?
   Ежонок и зайчонок переглянулись:
   – Не-не… всегда… – вздохнул Коська.
   – Ага, – опустил глаза Колька.
   Честно говоря, зарядки по утрам они совсем не делали. Как-то не получалось. Не хватало времени. Пока встанешь, пока умоешься, пока позавтракаешь – и в школу пора!..
   – Ну-ка, проверим вашу начальную физическую подготовку!
   Макак Макакович подвёл их к дереву:
   – Цепляйтесь за нижнюю ветку и подтягивайтесь. А я подсчитаю, кто сколько раз подтянется!
   Коська с Колькой вцепились  лапами за ветку и… так и повисли на ней, как червячки. Как не кряхтели. Как не старались они – так ни разочку и не смогли подтянуться!
   – Так, – сказал Макак Макакович, – Физическая подготовка, сами видите – хуже некуда! Слабенькая подготовочка!  Мышца у вас, как у слизняков –  кисель, а не мышцы! Значит так… Пока регулярно с сегодняшнего дня зарядку делать не будете, ко мне не приходите. Пока советовал бы вам записаться в секцию художественной гимнастики! Больше вам подходит!
   «Ну да, – подумал Коська, – Мне Вовка уши узлом завяжет, а я ему упражнение по художественной гимнастике показывать будет?!.»   И обиженно сказал:
   – Нет, я только в секцию бокса!
   – И я! – подтвердил Колька.
   – Ну, посмотрим! – сказал Макак Макакович, – Пока говорить рано!
   – Эх! – тяжко вздохнул Коська, выходя из спортзала, – Видно, не суждено нам стать – во! – и победить хулигана Вовку!.. 
   – Слушай, – заговорил Колька, – А, может, и вправду попробуем регулярно эту самую зарядку делать?
   – Давай, – пожал плечами Коська.
   – Только, не просто так, а серьёзно. С сегодняшнего дня, обязательно, несмотря ни на что. А заодно будем волю закалять, характер вырабатывать. Давай поклянёмся, что с завтрашнего утра начнём.
   – Ну, давай, – согласился Коська.
   – Ты чем будешь клясться? – спросил Колька.
   – Не знаю… А чем надо?
   – Поклянись ушами. Они у тебя – самое лучшее.
   – А ты – колючками.
   – Точно!
   – Клянусь ушами! – торжественно пообещал Коська.
   – Клянусь колючками! – торжественно пообещал Колька.
   На том и порешили.

    Глава  4. Зарядка в лесу. «Ой, а где портфель?» «Мы же поклялись вырабатывать характер!..» «Я – медведь, ты – медведь, он – медведь…»

   Всю ночь Коське Ухину снился сон.
   Будто идёт он по лесу, а навстречу ему Вовка Волков.
   – Эй, косой, дай закурить! – хриплым голосом крикнул Вовка.
   – Я не курю и тебе не советую! Это вредно для здоровья, особенно детского! – с гордостью ответил Коська.
   – Что-о?!. Что ты там пищишь?.. Инфузория! – рычит на него Вовка и – клац! – клац! – зубами возле самого Коськиного носа.
   Эх! – Размахнулся Коська и – бац! – Вовке по зубам! Тот  упал и ногами дрыгает – нокаут! Лежит, ногами дрыгает, язык высунул, еле дышит, потом один глаз приоткрыл и говорит жалобно:
   – Я больше не буду-у-у!..
   Подошёл к нему Коська и говорит ему благородно так:
   – Вставай, я тебя прощаю! Вставай!
   Проснулся Коська – а это мама его будит
 Ну, приснилось! А вставать-то как неохота!.. Ой, неохота!..
   – Ещё капельку! Ещё чуть-чуть!
   Так сладок утренний сон. Да, ещё какой сон приснился! Так бы и любовался на поверженного Вовку – хоть во сне бы побыть сильным, смелым, благородным…Так нет…
   – Вставай, Коська, вставай!
   Нет, ничего ты, мамочка, не понимаешь!..
   Поднялся зайчонок, полусонный пошёл умываться, зубы чистить, завтракать, одеваться. На ходу сон досматривать.
    А мама уже портфельчик в лапы – плюх! и в щёчку – чмок:
   – Беги, сынок!
   Выбежал Ухин из дома и через лес напрямик до школы:
   И тут… Ой, забыл!.. А зарядка!
   Ведь только вчера с Колькой Колючкиным клялись ушами и колючками обязательно с сегодняшнего дня делать зарядку несмотря ни на что!.. И на такое – с первого же дня забыл!.. нет, лучше в школу опоздать, чем клятву нарушить!
   Поставил Коська портфельчик под куст и давай делать упражнения – лапами машет, до земли наклоняется, приседает.
   – Раз –  два –  три – четыре! Раз – два – три – четыре!
   Закончил упражнения – ну, теперь в школу!
   Глядь – а портфельчика нет! Да что же это?! Глазам не верится! Ведь только что был под кустом… И пропал… Как ни бывало.
   Кинулся Ухин туда-сюда. Куст обежал, всё обыскал. Нет, портфельчика как ни бывало. Будто корова языком слизнула.
   Расстроился зайчонок. Оглянулся с надеждой:
   – Эй, кто там балуется? Отдайте! Я в школу опаздываю!
   Молчит лес. Не отзывается никто. И жуткий страх охватил зайчонка. И за каждым кустом, за каждым деревом кто-то страшный чудится.
   Не выдержал Коська, побрёл без портфеля.
   А урок уже начался. Было тихо и спокойно, как бывает всегда, когда опаздываешь на урок. Все там, за дверью класса, а ты один в пустом коридоре. И только далеко в коридоре звякает дужкой ведра уборщица тётка Бобриха.
   И такая охватывает тревога – будто один остался в целом свете!
   Нет, подальше от этих пустых школьных коридоров!
   Коська выскользнул на крыльцо и забился в густые заросли за спортплощадкой.
   Сидит тихонько – перемены дожидается.
   Грусть и тоска прокрались в его сердце.
   Что делать?..
   Следующий урок – медвежьего языка. Сам директор Бурмила Михайлович преподаёт. А тетрадка с домашним заданием в портфельчике осталась. Что сказать? Как объяснить? Кто же поверит, что ты делал зарядку не дома, а в лесу, по дороге в школу? Никто не поверит. Только посмеются. Да и, правда, несерьёзно… А домой как без портфельчика вернуться?.. Просто тупик какой-то!.. Хоть садись и реви!
   Вскоре прозвенел звонок. И тут же весь школьный двор наполнился шумом и болтовнёй. Смех, визг, вой…
   Лесные девчонки через верёвочку прыгают, в «классики» играют, лесные мальчишки – в футбол, в салочки… Только ежонок Колька Колючкин хмуро ходит по двору, как неприкаянный… Размышляет, почему нет его верного друга – Коськи Ухина.
   – Колька! – тихонько выкрикнул зайчонок, когда ежонок проходил мимо него.
   – Ой! – обернулся Колючкин, заметив Ухина, – Это ты? Что ты здесь делаешь? Что случилось?
      И рассказал ему Коська про своё невесёлое приключение.
   – И что мне теперь делать, я просто не знаю… Ни в школу, ни домой…
   – Да, ты что! – выпалил ежонок, – Сейчас же идём на урок!
   – Без тетрадки? На медвежий? Ой, что ты!
   – Ничего, я тебе свою дам.
   – Я выкручусь. Ты же знаешь!
   У ежонка Кольки Колючкина оказалась большая способность к иностранным языкам. Всё на лет; схватывал. Он теперь говорил  «р-р-р» по-медвежьи так, что его похваливал сам Бурмила Михайлович. И ставил ему одни «пятёрки».
   – Мы же поклялись вырабатывать характер, – не унимался Колька, – Забыл?!
   – Тебе легко вырабатывать характер. У тебя портфель на месте, – вздохнул Коська.
   – Ой, побежали! Уже звонок звенит!
   Коська снова вздохнул и поплёлся за Колькой в класс.
   Бурмила Михайлович  открыл классный журнал и оглядел всех поверх очков:
   – Кто не выучил урок – поднимите лапы!
   Все замерли. Лап не поднял никто.
   – Хорошо. Начинаю спрашивать.
   Коська Ухин лёг на свою парту и притаился за спиной сидевшей впереди Сони Лосевой.
   – Волков!
   «Фу! – облегчённо выдохнул зайчонок, – Пронесло!»
   – Скажи-ка, Волков, что было задано на сегодня?
   – Э-э… на сегодня… было задано…было на сегодня… задано… – и Вовка энергично махнул лапой снизу, что означало: «Ну, подскажите же кто-нибудь!»
   – Просклонять «медведя», – подсказала Зина Бебешко.
   – Промедведить… э-э…о-о…
   – Хе! – усмехнулся Бурмила Михайлович, – Ну, давай, «промедвеживай»! Артист! Только не подсказывайте! Пусть сам «медвежит»!
   Вовка ещё раз безнадёжно оглянулся и начал:
   – Ну… это… я…э-э…медведь…ты – медведь, он – медведь, они – медведи…
   – Ого! – усмехнулся Бурмила Михайлович, – сколько вас медведей собралось!
   Класс захохотал.
   – Ха – ха – ха!  Ха – ха – ха! – громче всех рассмеялся зайчонок, – что и говорить, приятно, когда твой враг сел в калошу!
   – Ну-ка, Ухин, скажи, как правильно!
   Последнее «ха» застряло у зайчонка в горле:
   – Я…э-э…о-о…– пролепетал он.
   – Медведь, медведя, медведю, – шёпотом подсказал Колька.
   – Медведь… – механически повторил Коська и умолк, оцепенев от волнения.
   – И ты – медведь? – удивился Бурмила Михайлович под хохот класса, – А это уже что-то новое!.. Колючкин!
   – Медведь, медведя, медведю… –  застрочил как из пулемёта ежонок.
   – Садитесь все! – Бурмила Михайлович поправил лапой очки на носу и взялся за авторучку, – Значит так, волков –  «единица», Ухин – «единица», Колючкин – «двойка» – за подсказку!.. Переходим к новому материалу…
   – Пхе! – усмехнулся Волков, садясь на место, – Нужен мне этот медвежий язык?!.  И вообще уроки?!. Это только трусы и ябеды уроки учат!..
   Коська Ухин и Колька Колючкин промолчали.

   Глава пятая. «Неужели Бегемот Гиппопотамович?»  Переполох в классе. Пантера Ягуаровна даёт Коське и Кольке необычное поручение.

   После уроков Колька утешил Коську:
   – Не переживай! Исправим! Пойдём-ка лучше хорошенько поищем твой портфель! Может, ты его просто плохо искал!
   И друзья побежали в лес. А там из-за куста услышали:
         –  Ля – ля – ля! Ля – ля – ля!
             До – ре – ми – фа – соль – ля!
   Коська с Колькой осторожно раздвинули ветки.
   За кустом сидел их учитель сольфеджио Бегемот Гиппопотамович. Держа в зубах травинку, он восторженно глядел на небо и напевал песню.
   – Ой! – удивлённо посмотрел Коська на Кольку.
   – Ой! – удивлённо посмотрел Колька на Коську.
   Среди всех учителей Бегемот Гиппопотамович слыл самым чудным. Он никогда не разлучался со своей медной трубой, которая красиво и величественно называлась тромбоном. Она так сияла и сверкала на солнце,  что было больно глазам. Можно было подумать, что труба не медная, а золотая. Её так и звали все золотым тромбоном. А когда Бегемот Гиппопотамович играл на своём золотом тромбоне, даже все птицы в лесу умолкали, чтобы его слушать.
   Бегемот Гиппопотамович без памяти любил музыку.
   На первом уроке он сказал:
   – Сольфеджио – самый важный в жизни предмет. Он развивает слух и учит разбираться в нотах. Учит глубже понимать музыку. А музыка – самое прекрасное, что есть в жизни!
   И широко разинув свой громадный рот, из которого торчало всего два зуба, Бегемот Гиппопотамович запел:
   – До – ре – ми – фа – соль – ля – си!..  – потом откашлялся и сказал, – Из этих семи нот складывается вся на свете музыка! А вот так эти ноты звучат на тромбоне, – и он проиграл гамму на своём золотом тромбоне, – А вот так они пишутся, – записал ноты на доске учитель музыки, – А теперь все вместе поём  по нотам:
   – До – ре – ми – фа – соль – ля – си! –
      Гордо музыку неси!
   – До – Ре-э!.. – вытягивали ученики.
   – Хорошо! – хвалил Бегемот Гиппопотамович.
   Того, кто правильно брал все ноты, Бегемот Гиппопотамович называл «умничкой»  и угощал конфеткой. Но это бывало не часто. «Все ноты знают только бегемоты!» – любил повторять он. Должно быть, в глубине души он верил, что по-настоящему понимает музыку только он один. Часто ходил он
по лесу в одиночестве с травинкой в зубах, прислушиваясь к лесным звукам.  А потом играл на золотом тромбоне что-нибудь красивое и мелодичное. Или лёжа в траве, приставлял ухо к земле и слушал, как гудит шмель на цветке или какая другая мошка, и, блаженно улыбаясь, молча слушал симфонию.
   Коська Ухин был у Бегемота Гиппопотамовича «умничкой», а Колька Колючкин, к сожалению, нет. У Коськи, как правильно подметила мама-зайчиха, был абсолютный слух – он за восемьсот метров слышал то, чего не слышал Колька. Бегемот Гиппопотамович очень ценил Коськины музыкальные способности и говорил, что Коська может стать солистом.
   Неужели это он взял Коськин портфель? Зачем? Странно! Но подойти и спросить друзья не посмели.
   Удивлённые и расстроенные вернулись они домой. Папе с мамой Коська сказал, что портфель просто потерялся. Родители поругали зайчонка, да делать нечего – купили новый портфель. А ещё – новые тетрадки и ручки.
   Прошло несколько дней.
   И каждый день приносил неслыханную новость. Всё время у кого-то что-то пропадало. У Рудика Лисовенко пропал новенький футбольный мяч. У Зины Бебешко пропало зеркальце. У Сони Лосевой – шёлковый платочек. У Бори Сука – авторучка. У Верочки Выверчук – мешочек орешков. У Кольки Колючкина – альбом для рисования. У Мишутки Медведенко – горшочек мёду. А у Раиски Мяу – переводные картинки
   Все удивлялись, не зная, кого подозревать. 
   А Колька с Коськой со страхом  поглядывали на Бегемота Гиппопотамовича, не смея никому сказать о своих подозрениях. И лишь у Вовки Волкова ничего не пропало. И то только потому, что пропал он сам. Почему-то перестал ходить в школу.
   – Может, заболел? – недоумевала Пантера Ягуаровна, – Надо его проведать! Кому бы это поручить? Поручим Ухину и Колючкину. Они живут как раз в той же части леса, что и Волковы.
   Коська глянул на Кольку, Колька глянул на Коську, и оба так скисли, будто проглотили по мешку клюквы.
   – Ну, что вы скисли? Что скисли? – строго спросила Пантера Ягуаровна, – Как вам не стыдно?! Вас просят проведать больного товарища, а вы кривляетесь!..  Фу, как ни стыдно!
   Девчонки тоже пристыдили их своими взглядами и сказали: «Фу!»
   Не отвертишься.














   Глава шестая. Встреча с папой Волковым. «Вот он нам задаст!» Подслушанный разговор. «Ужас!» Надо действовать!

   Они шли к Волчьему яру и молча дрожали.
   – Может, не пойдём? – тихо спросил Коська.
   – Засмеют, – вздохнул Колька.
   – Засмеют, – согласился Коська.
   – Да и характеры обещали закалять, – напомнил Колька.
   – Обещали, – вздохнул Коська, – А если съедят нас с нашими характерами, кому они будут нужны?..
   – Ох!..
   Папа Волков вывешивал во дворе дублёнку из овчины.
   – Здравствуйте, дядя Волков! – издали поздоровались Коська и Колька.
   – Пр-ривет! – прищурился на них папа-волк.
   – Как поживает В-вовка? – так же издали поинтересовался Колька.
   – Как его з-здоровье? – поинтересовался Коська.
   – А что его здоррр-ровье?!. Норррмально! Он в школе.
   – В шко-ле? – так и охнули они.
   – А что нет его в школе?.. Прогуливает, дьявол?
   – А… – начал Коська.
   – Бе…– начал Колька.
   – Вы мне не «акайте» и не «бекайте»! Говорите правду! – и папа-волк сделал шаг вперёд.
   Следующего шага друзья не дождались. Тут же повернулись и пустились наутёк.
   – Ну, теперь Вовка нам задаст! – ужаснулся Коська, когда они были уже далеко, – Вот он нам задаст!..
   – А мы что – виноваты?..
   – Виноваты – не виноваты – разбираться не будет!
   Ковыляли они по лесу, грустно повесив головы. В глазах темно было. И так Вовка Волков безо всяких причин не давал им покоя, а теперь что будет?!.
   И тут из чащи послышались чьи-то подозрительные голоса. Напряглись друзья и прислушались.
   – Ты что, в лоб хочешь? – грозно гремел чей-то голос? – Издеваешься надо мной – какое-то барахло мне притащил!..
   – Я… Я… Да Вы… – друзья не сразу узнали голос Вовки Волкова – такой он был жалкий и заискивающий.
   – Зачем мне переводные картинки, а?!. Переведи их себе на башку!.. А мне неси ценные вещи, понял?!.
   – Я же стараюсь, но…
   – Короче, если не принесёшь в пещеру Урочища сивого беркута что-нибудь путное, я тебе покажу, кто такой шакал Бацилла! Я слов на ветер не бросаю! Пшёл!
   Коська и Колька затаились и замерли.
   Из кустов вышел Вовка Волков, взъерошенный, с поджатым хвостом, он совсем не был похож на того нахального волчонка, каким его видели в школе. Волоча за собой портфель, он почти прополз по траве близ друзей и скрылся за деревьями.
   Поначалу зайчонок и ежонок не могли пошевелиться.
   – Ну?!. – наконец выдавил Колька.
   – Да!.. – только и смог добавить Коська.
   А что ещё сказать? И так всё понятно, без слов. Вовка Волков связался со взрослым хулиганом шакалом Бациллой, а тот научил его воровать.
   Ой! Ой! И ещё раз – ой!
   У Кольки от страха колючки стали дыбом, а Коськин хвостик мелко задрожал.
   Настоящий взрослый хулиган был совсем близко – в двух шагах от них!..
   Долго ежонок и зайчонок лежали в траве, прислушиваясь к каждому звуку, и, только убедившись, что шакал Бацилла давно ушёл, наконец, отважились подняться.
  Домой бежали так, что только пятки сверкали.  И только у своих ворот почувствовали себя в полной безопасности.
   – Ну? – снова спросил Коська.
   – Да! – выдохнул Колька.
   – Что же делать? – недоумевал Коська.
   – Не знаю, – отчаянно развёл лапами Колька.
   Положение и впрямь было неважным. Завтра в школе Пантера Ягуаровна спросит: «Ну, как здоровье Волкова?..» Что им ответить? Правду? Всё раскроется, и никто не знает, как поведёт себя шакал Бацилла. Настоящие злодеи не останавливаются ни перед чем.
   Не говорить правды?..
   Во-первых, они просто не умеют врать. Не научились.
   Во-вторых, после их посещения, сам папа-волк может зайти в школу, и тогда…
   Ой! Ой!..
   И ещё раз – ой!..
   И тут невесёлые размышления друзе прервали. Из лесу вышли Зина Бебешко и Раиска Мяу.
   – Ой, вы уже пришли? – заметила рысёнок, –  А мы к вам – узнать, как там Волков, как его здоровье?
   От неожиданности зайчонок с ежонком только рты пораскрывали.
   – Что случилось? Почему вы такие? – не поняла их лесная козочка.
   – Он что – серьёзно болен?!. Ему так плохо?!. Ну, говорите же, говорите!.. – накинулась на них Раиска Мяу.
   Насупившись, Коська с Колькой отмалчивались. Да разве от девчонок так просто отделаешься?! И друзья, не долго думая всё им рассказали. Рысёнок и козлёнок только охали и ахали. А глазки их стали большими и круглыми от удивления.
   – Какой ужас! – сказала Раиска Мяу.
   – Какой кошмар! – вторила Зина Бебешко.
   – Надо действовать! – предложила Раиска Мяу.
   – Обя-бязательно! – согласилась Зина Бебешко.
   – А что делать? Что? – в недоумении хлопали глазами Коська с Колькой.
   – Выручать Вовку, – мяукнула рысёнок.
   – А то он пропадёт! – заблеяла козлёнок.
   У Коськи и Кольки похолодели лапки:
   – Как же мы его выручим? Как?
   – По-моему, – предложила Зина Бебешко, – Надо пойти сегодня ночью к урочищу Сивого Беркута и…
   – …Наказать шакала Бациллу так, что бы на всю жизнь зарёкся связываться с несовершеннолетними… – закончила Раиска Мяу.
   Ой! Коська с Колькой мгновенно почувствовали, как что-то упало у них внутри.
   –  М-меня мама не пустит! – вздохнул Коська Ухин.
   – И меня! – вторил Колька Колючкин.
   – Ну, знаете!.. В таких делах маму не спрашивают! Просто идут и всё! – заволновалась Раиска Мяу.
   – Бе-безусловно, – подхватила Зина Бебешко.
   – Итак, – решительно заявила Раиска Мяу, – Как только все уснут, мы собираемся и идём в Урочище Сивого Беркута.
   Коська вздохнул.
   Колька подумал и тоже вздохнул. Если бы всё это им говорили мальчишки, они бы что-нибудь возразили. Но перед девчонками неудобно. Всё-таки они мальчики. И к тому же давали клятву.
   – Ладно, – кивнули они.
   – Встречаемся около кривой бе-берёзы, – предупредила Зина Бебешко.
   – И не забудьте захватить светлячковые фонарики, – напомнила Раиска Мяу, – пароль: «Вы здесь видели грушу?» - ответ: «На берёзе груши не растут!» Чао!
   Раиска мяу и Зина Бебешко как и все девчонки любили тайны и играли с мальчишками в загадки.






 


   Глава седьмая. Шакал Бацилла. «А из тебя, похоже, будет толк!» Как полезно изучать иностранные языки! «А что если…»

   «А что если просто проспать?.. – лёжа в постели думал Коська Ухин, – А завтра сказать, что так получилось.»
   Но заснуть он не смог – только начал он засыпать, как что-то кольнуло его в бок:
 – Вставай, сонька несчастный! – зашептал Колька Колючкин, – Вставай!
   Пришлось вставать и идти.
   В лесу было темно и страшно. У Коськи зуб не попадал на зуб.
   – Па-пароль!  – послышался у кривой берёзы изменённый голос Раиски Мяу.
   – Да иди ты со своим паролем!  – прошептал Колька. 
   – А что это у вас цокает? – с тревогой спросила Зина Бебешко.
   – Это у меня…зубы… Не бойтесь, от холода…
З-замёрз оч-чень!.. – шёпотом оправдался Коська Ухин.
   – И я что-то… – призналась Зина Бебешко.
   – З-значит так, – прошептала Раиска Мяу, – Врываемся в пещеру, светим с четырёх сторон светлячковыми фонариками и кричим: «Лапы вверх!». Мой папа говорит, что при нападении главное – напористость.
   Коська с Колькой промолчали. Они даже не представляли себе, как всё будет.
   Ой! Ой! И ещё раз – ой!
   Урочище сивого Беркута слыло в лесу недоброй славой. Это была скалистая гора, поросшая колючим кустарником, на вершине которой свил себе гнездо сивый беркут.  Да и о самой пещере ходили страшные легенды урочища. Лесные старожилы говорили, что каждого, кто пытался жить в пещере, постигала беда. И никто даже не отваживался заглядывать в неё, особенно после захода солнца.










   
Чем ближе подходили наши друзья к урочищу сивого беркута, тем меньше им хотелось туда идти.  Он  уже даже шёпотом не переговаривались.
   Но вот уже и вход в пещеру.
   Остановились в нерешительности.
   Прислушались.
   – Тихо,  – чуть слышно прошептал Колька.
   – А может… всё-таки заглянуть? – в свою очередь шепнула Раиска Мяу.
   – Не-э-э, – прошептала Зина Бебешко, – Не-э бе-э-зопасно…
   Как ни храбрились девчонки, но страх одолел и их.
   – Может, пойдём назад, – шепнул Колька.
   И они уже собрались сворачивать, как вдруг…
   Как вдруг из пещеры послышались звуки… золотого тромбона!
   – Ой! Там Бегемот Гиппопотамович! – тихо пискнула Раиска Мяу, – Пойдём, посмотрим!
   Коська с Колькой переглянулись. Бегемот Гиппопотамович?!. Неужели?.. Но отступать было поздно.
   Они раздвинули кусты и… замерли.
   Посреди пещеры с тромбоном в лапах сидел шакал Бацилла. Перед ним, поджав хвост и опустив голову, стоял Вовка Волков.
   – Вот это я люблю! – криво усмехнулся шакал Бацилла, – Золотой, говоришь, тромбон?!. Капитально!.. А из тебя, похоже, выйдет толк!
   Вовка поднял голову и жалобно захныкал:
   – Отпустите меня, пожалуйста!.. Я хочу домой!..
 – Молчи, щенок!  Сам шакал Бацилла тебя усыновить хочет!
   – Не на-а-до! – заплакал Вовка, –  Отпу-у-сти-и-и-те меня-а! Я домой хочу-у! Вы обещали меня отпу-устить, если принесу что-нибудь стоящее! Я домой пойду…
   И Вовка направился к выходу. Но шакал Бацилла ловко схватил его зубами за шкирку  и швырнул в дальний угол пещеры:
   –  От меня не уйдёшь!.. Отпустить?!. Чего захотел!.. Чтоб ты меня выдал?.. Никто не знает, где я прячусь. Все боятся пещеры. Здесь меня ни кто не найдёт. Либо ты со мной, либо… – и шакал так лязгнул зубами, что аж искры посыпались.
   – Мальчики! Миленькие! Сделайте что-нибудь! – чуть не плача прошептала Раиска Мяу.
   – Вы же храбрые! – в отчаяньи зашептала Зина Бебешко.
   Колька Колючкин почуял, как что-то приподняло его от земли, и вдруг взрослым голосом, сам не понимая как,  рявкнул по-медвежьи:
   – А ну, отпусти его!
   Честно говоря, даже не задумываясь, выпалил – со страху.
   И тут шакал Бацилла выпустил из лап тромбон, присел и поджал хвост:
   – Да, что Вы… Что Вы, дяденька Медведь, я ж просто так, пошутил…Пожалуйста!.. Пусть идёт!.. – льстиво лепетал он.
   И сразу стал похож не взрослого шакала, а на маленького жалкого волчонка, который только что плакал перед ним. И стал он совсем не страшен, а просто неприятен.
   Выходит хулиган, только тогда хулиган, когда его все бояться. А когда его не боятся, то он сам начинает бояться.  И он уже не хулиган, а щенок паршивый!..
   И тут впервые в жизни Колька почувствовал, как это не страшно – быть смелым. Страшно – быть трусом, а смелым быть вовсе не страшно!.. И Коська Ухин это тоже почувствовал.
   И такая ими овладела радость, что они весело-превесело рас смеялись – и по-медвежьи, и по-заячьи, и по-ежиному…
   Шакал Бацилла схватил светлячковый фонарь, одним прыжком подскочил ко входу в пещеру и поднял фонарь высоко над головой.
   И тут же увидел в кустах Коську Ухина, Кольку Колючкина, Раиску Мяу и  Зину Бебешко – простых лесных ребятишек.
   – У-у-у! – грозно завыл шакал Бацилла.  Но Коська Ухин и Колька Колючкин уже не боялись.
   – А ну, отпусти Вовку! – крикнул Коська.
   – Не боимся тебя! – крикнул Колька.
   –  Отпусти! Не боимся! – подхватили Раиска Мяу и Зина Бебешко.
   Шакал оторопел и замер.
   Но что делать дальше никто не знал. Всё-таки шакал был взрослым, а они – детьми…
   А что если…
   

                                 




Глава восьмая.
Раз в жизни бывает, когда среди ночи вдруг восходит солнце!
   
   …Вдруг за большими камнями затрещали кусты, и прогремел голос Бегемота Гиппопотамовича:
   – Что это тут среди ночи происходит?!
   Шакал Бацилла икнул, разбил фонарь о скалу и скрылся в темноте. Но Коська Ухин, Колька Колючкин, Раиска Мяу и Зина Бебешко вмиг зажгли свои светлячковые фонарики, и увидели, как визжащий шакал вертится на одном месте.
   Бегемот Гиппопотамович поднял Бациллу за одну лапу и наступил на его хвост.
   – Ой-ой-ой! – пронзительно завопил шакал Бацилла, – Ай-ай-ай!.. Я больше не буду! Ой-ёй-ёй! Пустите!.. Пустите!
   – Фу! Какой у тебя не мелодичный голос! Противно слушать! – сморщился Бегемот Гиппопотамович, – Пошёл прочь!
   Отпустив шакала, он отвесил ему хорошего пинка:
   – Пускай бежит! Он теперь надолго забудет дорогу в наш лес!
   С воем кубарем скатился шакал Бацилла  в колючий кустарник и затих.
   – Вот спасибо! – в один голос заверещали Раиска Мяу и Зина Бебешко, – Вы нас выручили! Как же Вы нас нашли?
   – Да вот он меня позвал! – отвечал Бегемот Гиппопотамович, бережно поднимая с земли золотой тромбон, – Я услышал его голос и прибежал! Такая уж сила у музыки…
   Коська с Колькой переглянулись и покраснели – как же им могло придти в Глову, что это Бегемот Гиппопотамович стащил портфель?!. 
   А Вовка Волков, стоял, повесив голову, и из его глаз лились слёзы:
   – Накажите меня…Что хотите, делайте!.. Я больше не буду-у!.. Честное слово! – чуть слышно всхлипнул он. И таким он казался несчастным, что больно было на него смотреть.
   «Эх, Вовка, Вовка! Глупый, ты глупый!» – думали остальные.
   Конечно, можно было сказать, что он сам во всём виноват, что поведи он себя по-другому…
   Но волчонок и сам всё понимал.
   Он и так был наказан, и потому никто ничего ему не сказал. Все они были добрыми  – и Коська Ухин, и Колька Колючкин, и Зина Бебешко, и Раиска Мяу, и, конечно же, Бегемот Гиппопотамович.
   – Ну, а теперь – домой! – скомандовал бегемот Гиппопотамович, поднёс ко рту золотой тромбон и заиграл.
   И все вместе пошли обратно.
   И Коська Ухин (не зря у него был абсолютный слух, а сам он слыл «умничкой»!) запел песню, а остальные подхватили:
          Сколько нас не обижали
          Хулиганы и шакалы –
          Мы боялись, мы дрожали –
          А  теперь храбрее стали!
         А теперь, а теперь
         Их мы не боимся –
         Победили мы свой страх –
         Дружно веселимся!..

        Гей – гоп! Тру – ля – ля – ля!
        До–ре–ми–фа–соль–ля!

   А ещё в той песне пелось о том, как хорошо учиться в школе, изучать иностранные языки, и музыку, и математику, и вообще – всё-всё-всё!..
   И вдруг над лесом встало солнце, и заиграли-заблестели его лучи, отражаясь в золотом тромбоне Бегемота Гиппопотамовича.
   И запели в лесу птицы. И запахло утренними цветами.
   «Что?!. Среди ночи взошло солнце? – удивишься ты, – Такого не бывает даже в сказках!»
   Что ж, я согласен с тобой.
   Это было настоящим чудом.
   Но ты сам попробуй, дружок, хотя бы раз преодолеть свой страх, и ты поймёшь, что ничего невозможного здесь нет.
   Ты увидишь, как и для тебя среди ночи взойдёт солнце.
   От  всей души желаю тебе этого!


         

            ЧАСТЬ ВТОРАЯ. 






ПРИКЛЮЧЕНИЯ В ПАУТИНИИ.





Глава первая, в которой говориться о лесной школе и её учителях. Новенькая. Странные дела…

  И снова мы с тобой, дружок, в лесной школе.
   Давай заглянем в класс.
   Вон, за первой партой сидят наши с тобой старые знакомые неразлучные друзья зайчонок Коська Ухин и ежонок Колька Колючкин. За ними – рысёнок Раиска Мяу и козлёнок Зина Бебешко. Потом – медвежонок Мишутка Медведенко и барсучонок Боря Сук. Дальше – лосёнок Соня Лосева и бельчонок Верочка Выверчук. А за самой последней партой в каждом классе сидят – кто? – конечно же, нарушители дисциплины, лодыри и двоечники волчонок Вовка Волков и лисёнок Рудик Лисовенко. Они последнее время подружились.
   Идёт урок музыки, и учитель сольфеджио Бегемот Гиппопотамович разучивает с учениками новую песню.
   Вот послушай.
   Дирижируя своей медной трубой, которая называется красиво и торжественно – тромбон, Бегемот Гиппопотамович выводит:

                                 Если хочешь
                                 Быть весёлым,
                                 Сильным, ловким,
                                 Лёгким, бодрым –
                                        Будь спортсменом!
                                        Будь спортсменом!
     И все дружно подпевают:
                                        Будь спортсме-эно-ом!
   А Коська Ухин, у которого абсолютный слух (ещё бы – с такими ушами!) солирует:   
   
                                Если хочешь
                                Стать свободным,
                                Благородным,
                                Храбрым, добрым –
                                         Будь спортсменом!
                                         Будь спортсменом!
   И все ученики подпевают:
                                         Будь спортсмено-ом!

   Вовка Волков и Рудик Лисовенко немного фальшивят и потому поют вторым голосом. Их голоса тонут в дружном хоре.
   Но классная руководительница Пантера Ягуаровна, сидя в учительской  за проверкой тетрадей с контрольной по математике, замечает фальшь, сокрушённо качает головой:
   – Вот негодники! Когда же они исправятся?! 
   Тут же в учительской сидят другие учителя – преподаватель лесоведения Лисавета Патрикеевна,  учитель лесной истории Мамонт Африканович, учительница лесной географии Жирафа Жирафовна, а также физкультурник – знаменитый спортсмен, первый чемпион лесов и джунглей среди обезьян – Макак Макакович.
   А директор школы – Бурмила Михайлович Медведь  закрылся у себя в кабинете и пишет отчёт за первое полугодие.
  На первый взгляд он кажется суровым и неприветливым, но на самом деле он очень добрый и любит детей. Вот и сейчас, работая над отчётом, он вспоминает каждого ученики и мягко улыбается. Это он позволяет себе только наедине с собой. А выйдет из кабинета и снова нахмурится. Он считает, что казаться добрым непедагогично. Да и можно ли с ними?!. Они ж на голову сядут! Тот же Вовка Волков – дай ему волю – хвост откусит!..
   Бурмила Михайлович вздохнул и, по-ученически склонив голову набок, продолжал писать.
   Что бы там ни было, а поводов для нареканий нет. Дела в школе идут неплохо. И успеваемость высокая, и дисциплина не такая уж низкая. А раньше… И вспоминать не хочется!.. Ещё чуть-чуть, и пришлось бы Вовку Волкова в звериную колонию отправлять – несовершеннолетним правонарушителем стал!.. Подумать только – у преподавателя музыки Бегемота Гиппопотамовича золотой тромбон украл!.. Связался со взрослым бандитом-рецидивистом шакалом Бациллой и, оказавшись в его лапах, чуть сам не стал злодеем. 
   Хорошо, что Коська Ухин и Колька Колючкин оказались храбрыми ребятами, не побоялись шакала Бациллу, помогли найти его и выгнать из лесу. А какими трусишками пришли в школу!.. Собственной тени боялись! Теперь совсем другое дело – любо-дорого смотреть!
   Волков, правда, примерным учеником не стал – нарушает помаленьку дисциплину, и на Лисовенко плохо влияет – но где ж это видано, чтоб хулиганы сразу примерными становились?!. Такого даже в сказках не бывает…
   – Нет, неплохо идут дела в школе!.. Неплохо! – и Бурмила Михайлович улыбается.  А ученики поют, а ученики заливаются:
   
                      Если хочешь
                      Стать свободным,
                      Благородным,
                      Храбрым, добрым –
                                Будь спортсменом!
                                Будь спортсменом!
                                Будь спортсмено-ом!

   И кто знает, как бы всё сложилось дальше, если бы на другой день после того, как мы с тобой, дружок, заглянули в класс,  в школе не появилась новенькая.
   Открылись двери, и Пантера Ягуаровна  провела в класс толстенького дикого поросёночка в плиссированном платьице и с пышным бантом на голове. Провела и представила, как обычно делают учителя в таких случаях:
   – Знакомьтесь, дети! Это наша новая ученица – Хрюша Кабанюк!
   – Хрю-хрювет! – сказала новенькая, села за свободную парту и тотчас принялась что-то жевать.
   – Какая хорошенькая! Правда?.. Какое у неё платьице! – восхищённо прошептала Соня Лосева.
   – Ага! – подхватила Зина Бебешко,  – А бе-бе-бантик какой!.. Он бы и у меня на голове красиво смотрелся!..
   – И у меня-у! И у меня-у! – закивала Раиска Мяу.
   – Пхе! Подумаешь! Самая обыкновенная свинья – вот и всё! – сморщился Вовка Волков, – Чепуха и сбоку бантик!
   – Плавильно! – поддакнул Рудик Лисовенко (он не выговаривал буквы «р», и потому вместо «правильно» у него получалось «плавильно»).
   Коська Ухин и Колька Колючкин промолчали.
   Хрюша им тоже не очень понравилась, но соглашаться с Волковым и Лисовенко они не захотели.
   Хотя после случая с шакалом Бациллой Вовка к ним больше не приставал, но и дружбы пока не клеилось.
   Первым уроком в тот день была лесная история. Мамонт Африканович очень интересно рассказывал про древних саблезубых тигров, но все плохо слушали его – что называется, вполуха.
   Ученики то и дело поглядывали на парту, за которой, похрюкивая, сидела новенькая.
  А когда прозвенел звонок на перемену, и все ученики выбежали во двор, Коська Ухин первым закричал:
   – Чур, не вожу!
   – Чур, не вожу! Чур, не вожу! Чур, не вожу! – разбегаясь, подхватывали остальные.
   – Хрюша! Тебе водить! – убегая последней, крикнула Соня Лосева.
   – А я-а не-э игра-а-ю-у!.. – что-то жуя, лениво протянула новенькая.
   Все растерянно замерли:
   – Что?!.
   – Не хочу-у!..
   И как только она это сказала, всем стало ужасно неинтересно, и никто и не думал разбегаться, догонять друг друга – так игра в салки и не заладилась.
   Послонялись они по школьному двору, дождались звонка и пошли на урок.
   – Ну и зануда эта Хрюша! – сморщился Вовка Волков.
   – Плавильно! – кивнул Рудик Лисовенко.
   И как не хотелось Коське с Колькой – возразить было нечего.
   С того всё и началось. Какую бы игру не затевали ребята, Хрюша нудно тянула:
   – Не хо-о-чу-у!.. Не интере-эсно-о!
   И всем сразу почему-то становилось не интересно играть, и никакая игра больше не клеилась. Так на перемене и слонялись они лениво по школьному двору.
   А ещё начались странные дела.
   Например, однажды Соня Лосева и Верочка Выверчук возвращались из школы домой. По дороге они увидели. Что из гнезда выпал птенчик и жалобно пищит в траве. Соня и Верочка были самыми добрыми девочками в классе, всегда и всем сочувствовали, всех жалели. Верочка так дружила с птицами!.. Прыгая по деревьям, она часто заходила к ним в гости. А тут они молча отвернулись и прошли мимо. Смущённо посмотрели он  друг на друга, но не смогли себя пересилить и помочь бедному птенчику.
   Им было лень…
   А на другой день Вовка волков и Рудик Лисовенко случайно провалились в яму.  И хотя яма была неглубокой, и из неё можно было легко вылезти, став друг другу на плечи, они всё же лежали и не вылезали. Им было лень что-то делать. А все стояли у ямы и удивлялись. Но никто не пытался вытащить Вовку и Рудика. Всем тоже было лень. И если бы не учитель физкультуры макак Макакович, Вовка и Рудик так и лежали бы в яме. 
   Ну и конечно не играться, не учиться никому не было охота. На уроках все сидели вялыми и сонными, а дома их никто не мог заставить делать уроки.
   Даже отличники Мишутка Медведенко и Раиска Мяу впервые стали получать «двойки».
   Пантера Ягуаровна паниковала.
   – Что же это делается?.. Ужас! Кошмар!  Надо немедленно собирать родительское собрание!.. Запишите и немедленно передайте родителям, что я жду их завтра на родительское собрание!


   Глава вторая. Родительское собрание. «Час ;т часу не легче!» Домашние неприятности.

   И вот  – родительское собрание.
   Пантера Ягуаровна сделала новую причёску, припудрила нос – заметно, волнуется.
   – Дети! Домой! Все домой! Уроки окончены! Все по домам! – уже в который раз говорит она каким-то незнакомым голосом.
   А кто ж пойдёт домой, если родительское собрание?
   Домой не пошёл никто.
   Хотя и лень, а надо посмотреть и послушать, что там происходит на родительском собрании.
   Весь класс притаился за окном.
   Замерли. Слушают.
   Заяц – Коськин папа Константин Константинович Ухин, старший научный сотрудник НИИ капусты  –  писал диссертацию, и от Коськиных родителей пришла мама.
   Зато от Колькиных родителей пришёл папа – Коль Кольевич Колючкин, заведующий отделом критики в «Лесной газете». Он всегда ходил на всякие собрания, любил бывать в центре всех событий – такая уж у него профессия.
   От Верочки Выверчук тоже пришёл папа – Белобил Белобилович Выверчук, верхолаз-высотник. Он очень любил дочку и всегда сам ходил на всякие собрания.
   От Бебешко пришла бабушка. Зинины родители были в разводе. Её папа – Козёл Козлович Бебешко – завёл  семью в другом лесу. А мама – солистка лесного театра оперы и балета – заслуженная артистка Козелия Бебешко целыми днями была на репетициях, а вечерами – на спектаклях.
   И от Раиски мяу пришла бабушка. Папа поехал на охоту, а мама была на курорте.
   Рыжина Никитична Лисовенко, товаровед магазина «Птица – яйца», прислала вместо себя дочку, старшую сестру Рудика, молодую лисичку Лизу – студентку техникума лесной промышленности.
   От Сони Лосевой пришёл дедушка – пенсионер Сохат Сохатович.
   От Бори Сука пришёл папа – инженер Борис Борисович Сук.
   От Хрюши пришли двое – мама, Хавронья Веприевна, домохозяйка, и дедушка, Веприй Кнурович Кабанюк, старый землекоп.
   От Волковых не пришёл никто. Волковы на родительские собрания не ходили.
   










И Пантера Ягуаровна начала собрание:
   – Дорогие родители! – начала она, – Я  очень обеспокоена тем, что твориться в классе! Это что-то невероятное! Совсем непонятное!.. Я в полной растерянности!.. Успеваемость за последнее время так резко снизилась, что я ума не приложу!.. Домашние задания систематически не выполняются, ученики невнимательны, ленивы. Слушать – слушают, а в глазах – пустота. На какой только козе я к ним не подъезжала!.. Простите, бабушка Бебешко, это я образно… Я собрала вас, чтобы посоветоваться. Давайте вместе, общими усилиями вытягивать класс. Но знаете, прошу прощения, мама Кабанюк, мне кажется, всё началось с появления в классе Вашей Хрюши…
   – Ах, хрю-хрю!.. Ах!.. – обиделась мама Кабанюк, Хавронья Веприевна, – Что Вы такое говорите?!. Наша Хрюшечка такая девочка!.. Гладкая, выхрю-кормленная!.. 
   – Да-да, – подтвердил дедушка Кабанюк, –  Это кто-то на неё в школе плохо влияет! Хрю-хрю, кто-то из учеников!
   – Ну, знаете! Это уже, знаете ли, непорядочно! – не вытерпел Белобил Белобилович Выверчук, – Валить с больной головы на здоровую, это, знаете ли, свинство! Моя Верочка…
   – На зеркало неча пенять… – выскочила из-за парты бабушка Бебешко, – На себя посмотрите! На себя-бя-бя!..
   – «На себя-бя-бя!»  – передразнила Хавронья Веприевна, – Умные какие! Моя Хрюша им весь класс портит!
   – Не только я так думаю! – не сдавалась бабушка Бебешко, – Так думают…
   – Хрюкала я на вас! Я свою дочку в обиду не дам!
   – Не очень-то хрюкайте, – прошипела бабушка Мяу, –  Я за свою Раиску могу и глаза выцарапать!
   – А я… А я…
   – Уважаемые родители! Успокойтесь! – замахала лапами Пантера Ягуаровна, – Не делайте базара из родительского собрания! Как вам не стыдно!
   – Плавильно! – пискнула Лиза Лисовенко. Она, также как и брат, не выговаривала букву «р» (впервые на родительском собрании ругали не их Рудика, а кого-то ещё!).
   – Не надо ссориться. Надо как следует разобраться и проанализировать ситуацию, – заключил Борис Борисович Сук.
   – Да, надо посерьёзней, – поддержал его Сохат Сохатович Лосев, –  Я и правда замечаю, что наша Соня последнее время очень изменилась. И уроков не делает, и дома не помогает. Воды принести – и то ленится! Может, можно что-то изменить…
   – Да-да, и Коська какой-то не такой стал! – добавила мама Ухина.
   – Точно! И Колька наш тоже! – кивнул папа Колючкин, – Поначалу, мне казалось, это временно, но теперь вижу… Надо, звери добрые, наисерьёзнейшим образом взяться за… это самое… за воспитание! А в воспитании подрастающего поколения критика… это самое… значительное дело!.. Вот!
   А «подрастающее поколение» сидело за окном и всё слышало.
   Но странное дело. «Серьёзные меры», которые собирались применить к ним их родители, их нисколько не волновали.
   Всех охватила какая-то ленивая вялость.
   А в воздухе летала какая-то серая паутина, похожая на рыболовную сеть. Но тонкая, лёгкая, еле заметная. Как только паутина останавливалась над головой, слипались глаза, и хотелось спать.
   Соня уснула сразу же после выступления Коль Кольвича Колючкина. За нею захрапела Хрюша Кабанюк. За ними уснули Верочка Выверчук и Зина Бебешко. Раиска мяу долго боролась со сном, но он овладел и ею. Заснули и мальчишки.
   Под конец родительского собрания весь класс в полном составе спал под окном, и никто так и не узнал, какие «серьёзные меры» решили предпринять их родители.
   Первым проснулся Коська Ухин. Какая-то муха-цокотуха залезла к нему в ухо и жужжала так, что хочешь – не хочешь, а пришлось проснуться.
   Коська тряхнул головой, выгоняя муху, и удивлённо захлопал глазами. Весь класс в полном составе спал под окном школы. А в школе было тихо – собрание давно закончилось.
   – Эгей! Вставайте! Да что с вами! – закричал Коська, расшевеливая одноклассников. Но это было не так-то просто сделать. Если бы не Колька Колючкин, которого Коська разбудил первым, кто знает, как бы удалось разбудить остальных – так крепко спали. Пришлось Кольке пустить в ход свои колючки. И тут все проснулись и стали оглядываться.
   – Ой! Как же мы заснули?
   – Ай! Час ;т часу не легче!
   – Плавильно!
   Но и удивиться они не смогли. Лень было удивляться.
   …А дома их ждали неприятности.

   Глава третья. Непредвиденные последствия «серьёзных мер». Таинственное исчезновение Хрюши Кабанюк. Переполох в школе. Поиски. «Зачем я им «двойки» ставила?» «Ау!»

   Как та история продолжалась, дружок, и говорить-то не хочется. Ты  бы, наверное, тоже не захотел, что бы кто-то подсматривал, как твои родители осуществляют свои «серьёзные меры». Вот и мы не будем смотреть!
   Скажу только одно – ни одна из этих «серьёзных мер» результатов не  дала. Кроме уныния и слёз.
   Весь класс ходил теперь хныкающий и зарёванный.
   Причём плакали они вовсе не из-за «серьёзных мер». А вообще безо всякой причины. А родители, ничего не понимая, с ещё большим усердием предпринимали свои «серьёзные меры».
   Но успеваемость так и не сдвинулась с места. В дневниках учеников красовались одни «двойки».
   – Ну и дети! – сердился Мамонт Африканович, – Ничего запомнить не могут!
   Пантера Ягуаровна с каждым днём становилась всё строже.
   А уроки превращались в сплошное рыдание.
   Как ни странно, меньше всех плакали Коська Ухин и Колька Колючкин – бывшие трусишки.
   И никто не думал, что такими ужасными плаксами окажутся Вовка волков и Рудик Лисовенко. Коська удивлялся, как они без конца рыдают, и не мог поверить, что это те самые хулиганы, которых они боялись. Коське даже начало казаться, что они уменьшаются. Становятся совсем маленькими и жалкими. Да и остальные ученики будто тоже уменьшились. Особенно, Хрюша Кабанюк. Она больше всех плакала и рыдала:
   – Ох, хрю-хрю! Несчастная я! Ох, хрю-хрю, несчастная-а!.. – приговаривала она, шмыгая пятачком.
   Без слёз не взглянешь.
   Но вот однажды…
   Шли утром Коська с Колькой в школу. Впереди показалась рыдающая и причитающая Хрюша: «Ох, хрю-хрю, несчастная я-а!..»
   Но едва стали ребята приближаться к Хрюше, как голос её начал стихать.
   Тропинка, по которой они шли, завернула за куст. И Хрюша исчезла в кустах.
   Коська с Колькой, догнав её, заглянули в кусты и… удивлённо переглянулись.
   Хрюши нигде не было.
   – Ой! – удивлённо взглянул Коська на Кольку.
   – Ай! – удивлённо взглянул Колька на Коську.
   Ещё чуть-чуть были слышны Хрюшины причитания: «Ой, несчастная я-а!..», но тут же смолкли. И спрятаться здесь было негде – куст густой и колючий –  не пролезешь, и дальше всё хорошо просматривается. Редкие деревья да жиденькая травка. Не спрячешься.
   – Хрюша! – позвал Коська.
   – Не балуй! – крикнул Колька.
   Но никто не отвечал.
   – Хрюша, где ты?
   – Откликнись!
   Коська с Колькой обежали всё вокруг. Хрюша как сквозь землю провалилась.
   – Может, она в школе давно, а мы, как дураки, ищем?!.
   – Пошли!
   Побежали в школу. Но и в школе Хрюши не было. Она загадочно исчезла, будто растворилась в воздухе.
   – Что делать? – грустно опустил одно ухо Коська.
   – Не знаю, – почесавшись задней лапой, выдохнул Колька.
   Поначалу думали они Пантере Ягуаровне рассказать, но потом Колька решил:
   – А если из-за того, что Хрюша пропала, ещё больше неприятностей будет?.. Кто знает, какие серьёзные меры предпримет папа Кабанюк…
   – Ладно, – согласился Колька, – Промолчим.
   Но долго молчать не пришлось.
   Потому что в школу в тот день не пришёл никто. Утром все дети, как всегда, собрались в школу, но до школы почему-то не дошли. Пропали по дороге.
   Все. Кроме Коськи и Кольки.
   Пантера Ягуаровна от волнения не находила себе места.
   – Ой! Что же случилось?!. Что же произошло? Ой! Ой! – заламывала она лапы.
   Учителя во главе с директором Бурмилой Михайловичем обступили Коську и Кольку и снова и снова просили рассказать их о таинственном исчезновении Хрюши.
   – Невероятно! – развёл лапами Бурмила Михайлович.
   – Невероятно! – точно также развёл лапами Макак Макакович (он очень уважал директора и всегда брал с него пример).
   –   Необычно! – громко вздохнул Мамонт Африканович.
   –   Фантастика! – тоненько ойкнула Лисавета Патрикеевна.
   – М-да! – широко раскрыл рот Бегемот Гиппопотамович.
   – Кошмар! Ужас! – хваталась лапами за голову Пантера Ягуаровна.
   – Ах! – вторила эхом с высоты своей шеи Жирафа Жирафовна.
   – Надо объявить междузвериный розыск! Пусть прочешут весь лес! – решил директор.
   – Конечно! – подхватили учителя.
   – Макак Макакович! Поспешите к Дятленко! Пусть отстучит срочную телеграмму-«молнию»! – приказал медведь.
   – Слушаюсь! – подхватил учитель физкультуры, уцепился за ветку и исчез в кроне старого дуба. А через считанные минуты телеграфист Дятел Дятленко с самой высокой сосны уже отстукивал носом телеграмму:
   – Всем! Всем! Всем! Звери и птицы! Земноводные и насекомые! Ящерицы и змеи! Тревога! Тревога! Тревога! Невероятное и загадочное исчезновение школьников! Помогите найти! Особые приметы: Хрюша Кабанюк – толстенькая, в плиссированном платьице, хвост бубликом, Раиска Мяу – ушки с кисточками, Зина Бебешко – …
   Во все концы леса разлетелись приметы пропавших.
   Все лесные жители включились в поиски. Искали и на земле, и на воздухе, и под землёю.
   Наземными поисками руководил сам директор школы – Бурмила Михайлович Медведь.
   Поиски в воздухе организовали сорока Стрекотулия и сойка Зоя Зойкина.
   А подземной разведкой руководил бригадир раскопок Крот Кротович.
   Целый день они искали, весь лес прочесали, что называется снизу доверху, да напрасно. Не было их ни на земле, ни в воздухе, ни под землёй.
   – Ой! – забывшись от  горя, причитала Пантера Ягуаровна, – Ой, как же я их любила!.. Ой, они мне были дороже собственных детей!.. Ой!.. Ой!.. Ой!.. 
   – Бедные, бедные детки!..  – размазывал слёзы по щекам Бегемот Гиппопотамович.
   – Такие были способные! Всё на лету схватывали! – шмыгал хоботом Мамонт Африканович.
   – Зачем я им «двойки» ставила?!. – била себя копытом в груди Жирафа Жирафовна.
   Уроки, конечно, отменили.

   После неудачных поисков, уселись Коська с Колькой под дубом на краю поляны и, взглянув на опустевшую, погружённую в зловещую тишину школу, вздохнули. Как и всем школьникам на свете им мечталось, что бы произошло что-то, из-за чего отменили бы уроки. А теперь это почему-то не радовало. Было грустно и одиноко. И до боли хотелось на урок.
   – Ау! – донеслось откуда-то из-под земли.

   Глава четвёртая. Лесовичок-Боровичок. «А не боитесь?» Коська с Колькой проявляют решительность. «Надо плакать!» Слащавый сонный медовый голос.

   – Ау! – снова позвал их снизу тоненький голосок.
   Коська с Колькой не сразу догадались, кто их зовёт.
   А, едва оглянувшись, заметили, что выглядывает из-под прошлогоднего листа маленький старичок. С длинной белой бородой, в круглой, красной, как у гриба, шляпе  и в белой, длинной до пят рубашке. Строгие зелёные глаза старичка пристально разглядывали ребят.
   – Ой! – удивлённо переглянулись Коська с Колькой. Они ещё никогда не видали таких маленьких старичков.
   – Да идите же сюда! – раздосадовано буркнул старичок, –   Кричу, кричу, а они… Мне же тяжело кричать! А с места сойти не могу.
   И правда – ног не видно – старичок прямо из земли растёт.
   – Кто Вы, дедушка?
   – «Кто – кто?..» Лесовичок-Боровичок, не знаете?!.
   – Н-не знаем…
   – То-то и оно!.. Много чего вы ещё не знаете, потому что малы. Да и лодыри к тому же. Лесовичок-Боровичок я. Сторож вашего леса.
   И старичок гордо выпрямился.
   – А-а-а…
   – Вот вам и «а-а-а»! Вы ничего не знаете, а я всё знаю, что в лесу твориться!
   – Ой, может, Вы знаете, куда наши одноклассники подевались?
   –  Знаю.
   – Ой, правда?! – встрепенулись Коська с Колькой, – Так скажете же!
   – «Скажите – скажите!..» А потом что?.. Их выручать надо!
   – Надо! Надо!
   – А не боитесь?..
   – Мы? – переглянулись Коська с Колькой.
   – Да вы же, вы! Кто же ещё?! Больше никто их выручить не сможет! Потому я вас и позвал. А то больно вы мне нужны – лодыри! – сердито хмыкнул Лесовичок-Боровичок.
   Коська и Колька переглянулись. На миг задумались. Кто знает, что их ждёт. Может, что-то страшное. Может, лучше и не ввязываться. Лучше бы они трусами оставались. Безопаснее. Но они уже не трусы теперь. Так вот… И выдохнули Коська с Колькой в один голос:
   –  Говорите! Не боимся!
   – Ну, смотрите! – грозно насупил брови Лесовичок-Боровичок, –  Что бы потом не отговаривались! Слово не воробей…
   –  Говорите! – решительно повторили Коська с Колькой.
   Ещё раз внимательно присмотревшись к ним, Лесовичок-Боровичок начал:
   – Так вот… Объявился в нашем лесу заморский колдун – злой волшебник Лодырила Дурандас. Маленький, как комарик, но очень вредный. Выбирает из лесных детей самых ленивых и заражает их волшебным вирусом – лодыритом. А те в свою очередь своих одноклассников заражают. И начинается эпидемия. Вирус лодырита делает людей жуткими плаксами  и занудами (ведь лодыри, как вы знаете, ещё и зануды!), дети начинают плакать, уменьшаются, потом вмиг становятся маленькими, такими, что невооружённым глазом не разглядишь. Тогда Лодырила сажает их в свой волшебный мешок и уносит в Паутинию –  страну лени и капризов, что расположена  в море-океане на острове Лодыряне. Там сейчас ваши одноклассники.
   – Ой! – вскрикнули Коська и Колька.
   – Вот вам и «ой!»
   – А почему мы… не попали в эту… Паутинию?..
   – Вы оказались стойкими против вируса лодырита, духом здоровее, да удачею веселее, чем другие. И потому – вся надежда на вас, так как в Паутинию могут попасть только дети. Взрослым туда хода нет.
   – А как же мы туда попадём?
   – «Как-как?..» Надо плакать. День и ночь. Станете уменьшаться и уменьшаться. И сделаетесь совсем маленькими. Лодырила Дурандас посадит вас в свой волшебный мешок и унесёт в Паутинию.
   – А вдруг он догадается, что мы… это самое… нарочно плачем?..
   – «Нарочно-нарочно!..» Не догадается! Какой же дурак будет нарочно плакать день и ночь?!. Тоже мне радость – нарочно плакать!..
   – Ну, допустим, проберёмся мы в Паутинию… А что потом?.. Как одноклассников выручим?
   – «Как-как...» – сердито нахмурился Лесовичок-Боровичок, – И откуда берутся такие пустомели?!. Если будете такими, то, наверное, ничего не сможете!.. Я же по порядку объясняю… В Паутинии вам поможет игрунок Смешилка Выручалкин.
   – Игрунок? Кто это?
   – Вы не знаете, кто такие игрунки?!. Эх вы!.. Это такие волшебные человечки из Страны Интересов. Они всё вокруг делают интереснее. Вы думаете, что, когда играете, вы сами играете?.. Хе-хе!.. Хорошо же вы о себе думаете!.. Это игрунки вам помогают! Но вы их не замечаете. Они очень маленькие. Невооружённым глазом их не разглядишь.
   – Вот это да! – удивился Коська.
   – А мы и не знали! – добавил Колька.
   – «Не знали – не знали…»  Теперь будете знать. Так что предупреждаю. Напоследок. Хотя и поможет вам игрунок Смешилка Выручалкин, да дело это ответственное и трудное. Нельзя возвращаться, не доведя до конца. Либо до конца будете бороться за своих одноклассников, либо сами в Паутинии останетесь.  Так-то! Подумайте! Может, ещё откажетесь!
   Переглянулись Коська с Колькой.
   Последний шанс. Ещё можно отказаться…
   Ещё…
   – Нет! Не откажемся! 
   Слово дали.
   И вроде старше стали.
   С гордостью друг на друга поглядывают.
   – Ну, что же – молодцы! – впервые улыбнулся и сразу показался добрым Лесовик-Боровичок, – Так я и думал. А теперь прощайте! Если всё будет хорошо, ещё увидимся. Пока! – и старичок скрылся под прошлогодним листом.
   – Ну? – посмотрел Коська на Кольку, – Что, будем плакать?
   – Будем!
   – Что-то не хочется…
   – А мне, думаешь, хочется?!.
   – Ну, начинай, а я – за тобой!
   – Нет, давай, ты – первый!
   – Ну, вот… Давай, вместе. Три – четыре!.. У-у-у!..
   – У-у-у!..
   Хором завыли Коська с Колькой.
   А в глазах – ни слезинки.
    Что тут поделаешь?..
    Когда плакать неохота, на так-то просто выжать слезу из глаз. Когда не надо – сами льются, а когда надо – хоть тресни!
    – Знаешь, вспомни что-нибудь грустное, что-то такое, отчего ты когда-то уже плакал, – посоветовал Коська Кольке, – И я про себя вспомню…
    Вспоминали они, вспоминали… Жалели друг друга…
    Не помогает!
    Кончилось тем, что Колька больно уколол Коську, а Коська больно ударил Кольку по носу. Наконец-то помогло – заплакали оба. Сначала тихонько, потом – разошлись, заревели во весь голос.
    Ведь главное – начать, а потом, как войдёшь во вкус, можно дня три плакать.
   Плачут они, плачут, устанут – уколют, ударят друга, подерутся  – и снова в слёзы.
   И вот…
   – Знаешь, а ты уменьшился, – прошептал Коська, украдкой оглядываясь.
   И Колька сильнее заплакал.
   Ты бы тоже сильнее заплакал, если бы вдруг начал уменьшаться. Непонятно же. Непонятно и страшно. Почему-то увеличиваться, расти – понятно, радостно, а уменьшаться как-то страшновато. Так уж в природе заведено.
   Плакали Коська с Колькой, плакали… Уменьшались, уменьшались…
   И вдруг в мгновенье ока полетели куда-то вниз. А вокруг них всё росли и увеличивались какие-то зелёные деревья без веток, но с ярко-зелёными сочными стволами. А куда-то высоко-высоко в небо упиралась какая-то странная обросшая гора.
   По одному из стволов ползло какое-то чудовище, большое, с автобус, и ярко-красное  с чёрными пятнами. По другому стволу сновало другое – с растопыренными ногами.
   Коська и Колька сразу смекнули, что деревьями и чудовищами им кажутся трава и насекомые – божья коровка и муравей. А обросшая гора – дуб, под которым они сидели.
   Хотя и ожидали они именно этого, а всё же им стало страшно. Так и оцепенели они от страха.
   И не удивительно.
   Думаю, ты, дружок, тоже бы испугался, если бы вот так вдруг начал уменьшаться.
   – А, здравствуёте, здравствуёте, дорогие гости! – услышали они сонный слащаво-медовый голос.

Глава пятая. Злой волшебник Лодырила Дурандас. Паутиния. Встреча с игрунком. «Палочка-выручалочка за Зину! Палочка-выручалочка за Раю!» «Где Хрюша?»

   Обернулись Коська с Колькой на голос.
   Из-за дерева-травинки выглянула голова – пыльная, нечесаная голова с пыльной лохматой бородой и большим, похожим на мухомор носом, один глаз закрыт, а другой – прищурен.
   – Здра-а-авствуйте! Очень приятно! Наконец-то я и вас дождался! А моя сестра Храпулия уверяла, что меня с вами ничего не получится! Пожалуйте сюда! –  и из-за дерева-травинки вытянулась мохнатая лапа с зажатым в ней кожаным мешком.
   Коська с Колькой почуяли, как  какая-то неведомая сила затянула их в мешок, как пыль в пылесос. 
   Бу-бух! – и они в мешке.
   Хлоп! – мешок закрылся!
   Ж-жу! – закружилось, засвистело, завизжало что-то, как мотор в самолёте.
   И вытянуло их из мешка.
   Вылетели оба.
   Приземлились они прямёхонько в мягкую как гамак паутину. Даже приятно показалось.
   – Добро пожаловать, мои сладкие, в прекрасную страну Паутинию! – склонился над ними Лодырила Дурандас.
   Глядь – они в сказочном дворце. Колонны, люстры, зеркала, мебель королевская. Только всё в беспорядке и паутиной затянулось.
   – Ложитесь спать и ничего не бойтесь! Ничего страшного у меня в Паутинии нет. Совсем ничего! И чего меня называют злым волшебником?!. Дураки какие-то!.. Ну, какой же я злой?.. Я же самый добрый на земле!.. Вот посудите – я же не заставляю никого ничего делать!.. Ничегошеньки! Не умываться, не зубов чистить у меня не надо, ни зарядки делать, ни уроков, ни домашних заданий всяких!.. Ну, разве плохо?!. Думаете, кто-то любит что-то делать?.. Да никто на свете! Все только притворяются, что бы перед другими стыдно не было! А на самом деле, если бы было можно, никто бы ничего не делал! А у меня в Паутинии – можно!
   И Лодырила Дурандас запел-замурлыкал:

                     Хорошо
                     На свете жить!
                     Хорошо
                     Баклуши бить!
                     Хорошо
                     Хлопот не знать
                     И всё время спать!
                           Ах, как сладко,
                           Как приятно
                           Крепко спать!
                           Ах, как сладко,
                           Как приятно
                           Ничего не знать!
                           Брось заботы –
                           Отдыхай,
                           Скушав пирожок!
                           Засыпай,
                           Засыпай,
                           Засыпай, дружок!

   Напевая, Лодырила Дурандас водил   вокруг Коськи с Колькой своими длинными пальцами-щупальцами, и ребята замети, что с его пальцев свисают паутинки. Обоих охватывало сонное тепло, глаза сами собой закрывались, и клонило в сон. 
   – Только не спать! не спать! Заснёте – никогда отсюда не выберетесь! – услышали они тихий голос, – Притворитесь, что уснули, но не спите!
   Послушались Коська с Колькой голоса. Прикрыли глаза, притворились, будто спят, а сами приложили все усилия, чтобы не заснуть.
   – Ну, всё! Готовы! Порядок! Хе-хе! – злорадствовал над ними Лодырила Дурандас, – Теперь можно и поспать!
   Через некоторое время Коську с Колькой снова позвал тихий голос:
   – Ну, всё! Вставайте! Лодырила уснул!
   Встали Коська с Колькой.
   Смотрят – качается перед ними на паутинке, как на качелях маленький сказочный человечек, раз в пять меньше них самих. И поняли они, что это и есть игрунок Смешилка Выручалкин. Он будто сошёл с какого-то детского рисунка. Ты и сам, дружок, наверняка, не раз рисовал таких человечков. Провёл линию – туловище, ещё две – ручки, другие две – ножки, кружок – головка, два маленьких солнышка с лучиками – глазки, закорючка – нос, дужка – улыбающийся до ушей рот, а волосики на голове завитушками вьются.
   Вот тебе и игрунок Смешилка Выручалкин.
   Глянешь на такого и сразу улыбнёшься. Обаятельный.
   – Привет, ребята! – подмигнул игрунок Коське и Кольке, – Нечего лежать! Пора дело делать!
   – Привет! – отозвались Коська с Колькой, – А какое дело?
   – Для начала назло колдуну выпутывайтесь из этой паутины!
   И игрунок запел:

                 Лапками, лапками –
                 Хлоп! Хлоп! Хлоп!
                 Ножками, ножками –
                 Топ! Топ! Топ!

   Подхватили Коська с Колькой эту песенку, лапками захлопали, ножками затопали – и паутину скинули. А с ней и сонную усталость одолели.
    – Так то лучше, –  сказал игрунок, – Хорошо, что вы, наконец, пришли. Я вас давно жду. На вас, друзья, вся надежда. Без вас совсем ничего не могу поделать. Сил не хватает. 
   Удивлённые, переглянулись Коська с Колькой. Волшебный сказочный человечек, а на обыкновенных лесных ребят такие надежды возлагает!… Странно…
   Заметил  игрунок их удивление и говорит:
   – Не удивляйтесь. Потому что я хоть и сказочный, и потому для Лодырилы невидимый, но один с Лодырилой не справлюсь. Обязательно надо, что бы мне кто-нибудь помогал, что бы не сказочным, а обычным голосом повторял за мной, тогда волшебные слова в силу и войдут… Таково уж моё волшебство… Лодырила Дурандас усыпил всех ваших одноклассников, а сон тот опасен. Так что судьба ваших друзей в ваших руках.
   Послушали Коська с Колькой.
   И исподволь гордо переглянулись – вот оказывается, какие они нужные.
   – Что же, мы готовы! – объявил Коська.
   – Что нужно, то и сделаем! – подтвердил Колька.
   – Говорите, что нужно?! – спросили они хором.
   – Ничего особенного! – сказал игрунок, – В прятки будем играть. Одноклассников ваших разыскивать. И будить их… Значит так, как найдём их – я выручаю: «Палочка-выручалочка…»  А вы подхватывайте, ладно?
   – Ладно! – кивнули и сразу повеселели Коська с Колькой. И сразу повеселели. Они-то думали, придётся что-то серьёзное делать, а тут их в прятки играть просят.
  Зд;рово!
  – Итак, начинаем! – скомандовал Смешилка Выручалкин и взмахнул рукой. 
  Искали, искали, видят – лежит под креслом Зина Бебешко, вся паутиной опутана, неизвестно сколько тут спит.
   – Палочка-выручалочка за Зину! – крикнул игрунок.
   – Палочка-выручалочка за Зину! – подхватили Коська с Колькой.
   Открыла Зина Бебешко глаза, захлопала ими и оказались они сразу на «мокром месте», а Зина носом зашмыгала. Видно что-то страшное во сне увидала.
   – Не плачь, глупенькая! – крикнул Коська.
   – Это ж мы! Спасать тебя пришли!         
   А игрунок прыгалки ей подаёт:
   – Скачи! – а сам запел:

               Прыг-скок! –
               В правый бок!
               Прыг-скок! –
               В левый бок!
               Тот, кто скачет,
               Никогда не плачет!

   – Играй, напевай да нас поджидай! Только больше не засыпай – а то навсегда в Паутинии  останешься!
   Вскочила Зина, подхватила прыгалки и принялась через них прыгать, напевая песенку.
   А друзья дальше побежали.
   Искали, искали, глядят – спят под столом, опутанные серой паутиной, Мишутка Медведенко  и Боря Сук. 
   – Палочка-выручалочка за Мишутку! Палочка-выручалочка за Борю! – крикнул игрунок.
   – Палочка-выручалочка за Мишутку! Палочка-выручалочка за Борю! – подхватили Коська с Колькой.
   Проснулись Боря с Мишуткой, удивляются.
   – Не бойтесь, ребята! – крикнул Коська.
   – Это мы! Выручать вас пришли! – крикнул Колька.
   А игрунок шахматы им подаёт:
              Тот, кто в шахматы играет,
              Никогда не заскучает!
              Тра-ля-ля! Тру-лю-лю!
              Мат даём мы королю!
   – Играйте, напевайте да нас поджидайте! Только не засыпайте, а то здесь навсегда останетесь!
   Встряхнулись Мишутка с Борей и, напевая,  уселись играть в шахматы.
   А наши герои дальше побежали…
   Искали, искали…
   Нашли под диваном Раиску  Мяу, Соню Лосеву и Верочку Выверчук.
   Разбудили и их и усадили играть в куклы. А сами побежали дальше.
   Искали, искали…
   В коридоре, в тёмном углу наткнулись на Вовку Волкова и Рудика Лисовенко.
   И их разбудили. Игрунок в одном конце коридора из паутины соорудил ворота, а в другом… вручил Вовке и Рудику футбольный мяч:
                Бей в ворота! –
                Будет гол!
                Лучшая игра –
                Футбол!
   Подхватили Вовка с Рудиком мяч, и давай гонять его по коридору.
   А Коська, Колька и игрунок дальше побежали.
   Осталось им одну Хрюшу найти.
   Искали, искали…
   Искали, искали…
   Нет Хрюши…
   Нигде нет…
   – Да!.. – расстроился игрунок, – За всю мою сказочную жизнь такого не видел!.. Где же она?..
   Переглянулись Коська с Колькой – откуда ж им знать?!. Если уж игрунок не знает, то они-то и подавно.
   – Придётся Лодырилу будить! – вздохнул игрунок, – Без него не найдём! Это точно!

  Глава шестая. «Палочка-выручалочка за Дурандаса!»  «Я не играю! Отпустите!» Во дворце у Храпулии.

   – А может, лучше не будить? – нахмурился Коська.
   – Кто знает, что у него на уме! – насупился Коська.
   – Так то оно так. Но другого выхода нет. Только от Лодырилы мы и сможем узнать, где Хрюша. Здесь во дворце Хрюши быть не может. А то бы я её сразу нашёл.
   – А может, нам вместе с остальными собраться, – предложил Коська.
   – Вместе безопаснее, – подтвердил Колька и, покраснев, добавил, – Остальные ж там одни играют…
   – Нет, это ни к чему. Пока они играют, Лодырила им не страшен. Против игры он бессилен. А всем вместе Хрюшу искать будет труднее. Поверьте мне! Пошли быстрей!
   И они пошли в спальню Лодырилы.
   Пробираясь сквозь паутину, они шли длинными-предлинными коридорами, заваленными разным мусором и, наконец, добрались до спальни.
   В спальне был такой беспорядок, что они не сразу нашли хозяина. Не было его ни на кровати, ни под кроватью, ни на полу среди раскинутых на ней подушек.
   И только почуяв какой-то шорох за шкафом, они заглянули туда и, наконец, нашли Лодырилу. Тот спал там среди кучи мусора.
   – Палочка-выручалочка за Дурандаса! – выпалил игрунок.
   – Палочка-выручалочка за Дурандаса! – подхватила Коська с Колькой.
   – Что?!. – проснувшись, удивился Лодырила.
   – Чур – не вожу! – выкрикнул игрунок.
   – Чур – не вожу! – по очереди выкрикнули Коська с Колькой.
   – Лодырила водит! – объявил игрунок.
   – Что-о?!. Вот я вас! – зашипел Лодырила, выползая из-за шкафа и пытаясь схватить кого-нибудь из них своими вертлявыми паучьими пальцами. Да всё напрасно!
   И Коська, и Колька, и игрунок были ловкими и проворными, а Лодырила неповоротливым и тощим. Он и легко просачивались между его пальцами. А, убегая, весело напевали:

          Лодырила Дурандас!
          Лодырила Дурандас!
          Не поймаешь,
          Не поймаешь,
          Не поймаешь, соня, нас!

   Лодырила  беспомощно крутился, спотыкался, падал, вставал и снова падал, но никого не смог поймать.
   – Да ну вас! Не хочу! – завыл он наконец, – Я больше не играю! Я не играю!
   Но он был вынужден продолжать. Если игрунок заводил какую-нибудь игру, никто не мог выйти из неё без его слова, без его воли. Такая уж волшебная сила у игрунков.
   Для Дурандаса, который больше всего на свете любил спать и лениться, даже падать было мукой мученической. Он совсем запыхался и застонал-запричитал:
   – О-ох! Не мо-о-гу бо-ольше! Отпустите! Пощадите! Не могу-у! не играю-у!
   – Скажешь, где Хрюша, тогда и прекратим игру! Говори! – приказал игрунок.
   –  Фу-фу! Храпулии отдал! Сестре своей, для хора храпунков…
   – А где живёт Храпулия?..
   – Уф-фу!.. Во дворце своём… на другом краю Паутинии за… за… Дремучим лесом, за Каменной пустыней… Уф-фу!..
   – Ладно! – решил игрунок, – Ты свободен. Игра окончена! Идём во дворец Храпулии…
   И отправились, игрунок, Коська и Колька в путь.
   А Лодырила Дурандас, перед тем, как завалиться спать, решил-таки свою сестру предупредить. Снял трубку чудофона:
   – Алло! Алло! Храпка! Храпочка! Алло!
   Но в трубке только гудело. Никто не подходил.
   – Алло! Храпочка!.. Спит, дурёха!.. Не дозвонишься…Спит, чтоб ей пусто было… пусто… то… ту… хра… хру… а…
   И Лодырила сам засопел и заснул.
   А игрунок, Коська и Колька во дворец Храпулии добираются. Сквозь дремучий лес продираются. Вот так паутина!.. Весь лес ею опутан. Только и смотри, чтоб в нос не забилась!.. Ни птица не поёт, ни шмель не гудит. Лишь деревья сонно листьями шуршат. Да сны-дрёмы, как моль летают, сон навевают. Только и знай – сон отгоняй.
   Прошли они сквозь дремучий лес. Вышли на пролесок.
   Каменная пустыня перед ними открылась. Посреди неё – громадные серые  камни, на разных зверей похожие. Тут и заяц, и ёж, и медведь, и волк, и лиса каменные… Кого тут только нет!.. 
   У Коськи с Колькой глаза разбежались, но времени нет – торопиться надо.
   Вот уже за краем пустыни дворец высится, такой же серый и унылый, как сама пустыня.
   Ещё издалека почуяли они страшный храп, даже деревья гнулись – такой ветер от того храпа дул из распахнутых дверей дворца.
   – Э-э, братцы! – вздохнул игрунок, – Я, наверное, во дворец зайти не смогу. Сдует меня. Лёгонький я очень. Вот, смотрите!
   – А мы тебя подхватим! – предложил Коська.
   – Точно! – кивнул Колька.
   – Не удержите, – покачал головой игрунок.
   – И что же будет? – заволновался Коська.
   – Придётся вам одним во дворец идти.
   – Что же мы там без тебя будем делать? – недоумевал Колька.
   – То же, что и со мной. Выручите Хрюшу – вот и всё!
   – А играть во что?
   – И какую песенку напевать?
   – Никакую. Хрюша последняя осталась. Забирайте её и ведите сюда. Вам всем ещё из Паутинии выбираться надо. Не думайте, что всё так просто.
   – Что ж, пошли, – вздохнул Коська.
   – Пошли, – вздохнул Колька.
   И пошли они.
   Сколько раз их откидывало от дверей, но, всё же, пригнувшись до самой земли, в конце концов, просочились они во дворец.
   Просочились и замерли.
   Вот так картинка!
   Сроду такой не видали!..
   В огромнейшем зале среди беспорядка и мусора, почти такого же, как во дворце Лодырилы, лежит на постели Храпулия Дурандас. Ох, и Храпулия!..
   Не умыта, не причёсана, пыльные волосы в колтун сбились, такой же здоровенный, как и у брата нос на мухомор похож – красный в белую крапинку. И этим носом она так храпит, что и слов не найти для описания подобного храпа. А рядом с ней на постельках лежат и храпят чудные носатые и губастые создания – храпунки.
   – Хрии-у-у-у… Урр-грр-арр-орр-ирр… Авв-ав-ав… Сю-у-у… Хррру-у…
   Какая-то дикая симфония…
   И руководит ею дирижёр хора храпунков маэстро Губус. Необыкновенно губастый маэстро Губус спал стоя за дирижёрским пультом и сквозь сон помахивал дирижёрской палочкой, время от времени, касаясь ею храпящих носов. Причём палочка то удлинялась (если храпунок находился далеко от пульта), то укорачивалась (если находился близко).
   Под кроватью Храпулии они нашли Хрюшу – та тоже подхрюкивала храпункам.
   Едва успели Коська с Колькой выкрикнуть: «Палочка-выручалочка за Хрюшу!», как один их храпунков – Позевайло – зевнув, широко раскрыл рот, и… случайно глотнул Кольку Колючкина.
   Но лесные ёжики вовсе не похожи на котлетки.
   Глотать их не безопасно.
   – Уй-а-а! – от боли взвыл Позевайло и подскочил до потолка. И при этом так дёрнул ногой, что пнул ею Коську, и зайчонок мячиком вылетел их дверей дворца.
   – Ай! – вскрикнул Коська, приземлившись возле игрунка.
   – Что случилось?
   – Храпунок Позевайло заглотнул Кольку! – еле вымолвил зайчонок.
   Тут храп во дворце прекратился, а с ним утих и ветер. Но поднялся страшный шум.
   – Бежим туда! – решительно сказал игрунок, – Надо их всех ненадолго усыпить.
   Кинулись они во дворец.
   Храпунки попадали с постелей и бормотали что-то, плача от страха.
   Храпулия спросонок грозно шлёпала губами. Маэстро Губус невпопад размахивал дирижёрской палочкой.
   – Играем в дочки-матери! – хлопнул в ладоши игрунок и запел:
           Начинаем мы играть –
           Всех укладываем спать!
           Баю-баю-баиньки! –
           Будут спать, как паиньки!
   Маэстро Губус замахал в такт колыбельной дирижёрской палочкой, храпунки снова захрапели, и Храпулия снова откинулась на подушку, и продолжала солировать.
   – Ой! А где же Позевайло? И Хрюша? – оглядывался вокруг Колька Колючкин.
 









 




Ни храпунка Позевайло, ни Кольки Колючкина, ни Хрюши во дворце не было.

   Глава седьмая. «Гори-гори-ясно!» Снова во дворце Лодырилы. «Гуси-гуси! – Га-га-га!»  Герои танцуют… «Кра-ак!..»

   – Боюсь, как бы… – начал игрунок, но досказать не успел – его снова выдуло из дворца.
   Коська вылетел вслед за ним.
   – Боюсь, как бы они не провалились сквозь землю, – говорил игрунок в кустах под окном дворца, отряхивая паутину.
   – Как это – « провалились сквозь землю»? – удивился Коська.
   – Очень просто. Как все в сказках в землю проваливаются. На земле я бы их сразу нашёл. Изо всех игрунков я лучше всех в прятки играю. Недаром моя фамилия – Выручалкин.
   – И что же будет? – всхлипнул Коська,  – Где же теперь моего друга искать?
   – Если они под землёй, то их только одна игра и может вызволить.
   – Какая?
   – Горелки. «Гори-гори-ясно!» Там, под землёй эту игру ужасно не любят, просто страшатся её. Там же темно. А любое упоминание о свете для подземных жителей – погибель!
   – Так начинай скорее!
   – Начинаю. А ты мне помогай! Будем в земле норки искать и кричать в них.
   – Ладно, – согласился Коська.
   И побежали они с игрунком искать в земле норки.
   Как только найдут норку или какую-нибудь кротовину – нагибаются к ней и поют:









            
                   Гори-гори-ясно! –
                  Чтобы не погасло!
                  Глянь на небо! –
                  Птички летят,
                  Колокольчики звенят!

   Бегали они, бегали, напевали-распевали – Коська уже теряться стал.  Как вдруг из какой-то норы – бац! – пулей вылетели Колька с Хрюшей. Трижды в воздухе перевернулись и на землю – шлёп!
   Хорошо, что приземлились на мягонькую паутинку. Вроде не ушиблись
   –  Ой! Вы в порядке? А я чуть духом не упал!.. Где же вы были?
   – Да, под землёй же! – буркнул Колька, – Ведь когда глотнул меня Позевайло да заорал во всё горло, то рот и раскрыл. Я выскочил. А Позевайло до потолка как подпрыгнет  и со всей силы – раз! – провалился сквозь землю. И мы с Хрюшей за ним. Ох, и темно же под землёю!.. Ох, и страшно!.. Какие-то чудовища на нас сразу напали, и холодно стало!.. Брр!.. Спасибо, что нас вызволили!
   – Спасибо, – жалобно шмыгнула пятачком Хрюша, – Это…я… во всём виновата!..
   – Ну, это дело прошлое!.. – рассудил игрунок, – Пошли обратно во дворец Лодырилы! Надо всем помочь назад вернуться!   И вот снова перед друзьями необъятная каменная пустыня.
   И возвышаются каменные изваяния, очень похожие на живых зверей.
   – Ещё чуть-чуть – и остались бы вы навек в этой пустыне, – пояснил игрунок, – Знайте же, что сон, которым чарует Лодырила, не простой, а волшебный. Мёртвый сон. Кто три недели тем сном проспит – обратится в камень. И храпунков ждёт та же участь. Все эти камни – это те, кого заколдовал Лодырила.
   Оглянулись Коська, Колька и Хрюша на серые каменные изваяния, опутанные паутиной, и похолодели. Вот какая опасность  их подстерегала!..
   Скорей, скорей из страшной пустыни!..
   И не заметили они, как и лес дремучий, и пустыню миновали.
   Вот и дворец Лодырилы.
   Ещё издали заслышали они пение.
   Значит, не спят, а играют их одноклассники.
   Прошли они во дворец.
   В коридоре по воздуху паутина летает. Это Вовка с Рудиком доигрывают девяносто седьмой тайм футбольного матча на первенство дворца. Счёт – 313 – 269 – в пользу Вовки.
   Когда вошли друзья, Рудик свой двести семидесятый гол забил.
   – Ура-а! Го-ол! – подскочил он, подняв вверх лапы, как это делают все болельщики и футболисты.
   Но вдруг…
   Р-раз!..
   Потемнело.
   Хоть глаз выколи.
   Все ставни в окнах дворца закрылись, как по сигналу.
   И двери захлопнулись. И весь дворец погрузился в тьму-тьмущую!.. Ой-ой-ой!
   – Ха-ха-ха! – эхом прокатилось по дворцу, – А вы думали обдурить меня – Дурандаса?!. Теперь из дворца не выйдете и света белого больше не увидите! Моя взяла! И никакие горилки вам больше не помогут! Я-то знаю, что по сказочным правилам, в одну и ту же игру дважды играть нельзя!.. Так-то! А темноты все боятся!.. И вы не выдержите... И покоритесь мне!  Ха-ха-ха! – и Лодырила Дурандас запел:
                Не случайно, не случайно
                Моя кличка – Дурандас!
                В этом нет какой-то тайны –
                Обдурю в два счёта вас!
                Всех, кто честен – обдурю,
                Обхитрю, залодырю!
                Каждый это знает –
                Иначе не бывает!

   «Врёшь! – скажешь ты, – Мы же помним, что Лодырила сладко заснул. Как же получилось, что он проснулся, и даже сумел обдурить и игрунка, и наших героев?!.»
   Нет, не вру. Скажу честно. Может, ты забыл, мой дружок, про храпунка Позевайло? Он, если помнишь, провалился сквозь землю. Так вот, провалился он, через подземный ход пробрался в дурандасов  дворец и растолкал-разбудил Лодырилу.
   Трудно пришлось нашим героям, что и говорить.
   – Что бы ни случилось, – предупредил игрунок, – Не подписывайте никаких бумаг у Лодырилы. И не давайте никаких сказочных клятв. Тогда уж ничто не поможет.
   – Мы-то не будем. А другие – Зина Бебешко, Мишутка Медведенко, Боря Сук, девчонки, что в куклы играют. Они ж там, они ж не знают.
   – Надо их предупредить, – сказал Колька.
   – Непременно, – подтвердила Хрюша.
   – Точно, – согласился Вовка.
   – Плавильно, – подхватил Рудик.
   – Молодцы! – похвалил игрунок, – Хорошо, что за товарищей своих переживаете! Сейчас их вместе соберём! Играем в «Гуси-лебеди»!
   – Играем в  «Гуси-лебеди»! – подхватили Коська, Колька, Хрюша, Вовка и Рудик.
   – Гуси-гуси! – позвал игрунок.
   – Га-га-га! – донеслось из темноты изо всех углов.
   – Есть хотите?
   – Да-да-да!
   – Так летите!
   – Мы не можем…
   – Почему?
   – Серый волк под горой
      Не пускает нас домой!
   В темноте послышалось шумное приближение.
   – Гуси-гуси! – снова позвал игрунок.
   – Га-га-га! – послышалось совсем близко.
   – Есть хотите?
   – Да-да-да!
   – Серый волк под горой
      Спит. Летите-ка домой! Зина!
   – Га-га!
   – Мишутка!
   – Га-га!
   – Боря!
   – Га-га!
   – Верочка!
   – Га-га!
   – Соня!
   – Га-га!
   – Раиска!
   – Га-га!
   А когда все собрались вместе, игрунок запел:
              Гуси-гуси веселятся –
              Злого волка не бояться!
              Га-га-га! Га-га-га!
              Победили мы врага!
              От упрямства, лени, плача
              И от злых болезней всех
              Есть лекарство – вот удача –
              Наш весёлый детский смех!
              Ха-ха-ха! Ха-ха-ха!
              Жизнь для лодырей плоха!
   И все подхватили:
              Лодырилы не боимся!
              И поём, и веселимся!
              Без него жизнь неплоха!
              Ха-ха-ха! И ха-ха-ха!   
   Напевая, они выбрались из темноты, взявшись за лапы и приплясывая. Сначала – потихоньку, потихоньку, а потом и в шумный пляс пустились.
   Запевали тихонько, а распелись дружным хором.
   В темноте они натыкались один на другого, падали, спотыкались. Не зная, кто где, хватали друг друга за ноги, за хвост, за уши.
   И так им от этого стало весело, такой их смех разобрал, еле удержались.
   Сам знаешь, дружок, если всем вместе смеяться, то можно так разойтись, так разойтись – никто не удержит!
   Вместе всегда веселей смеяться. Один уж может и остановился бы, а с друзьями хохочешь до рези в животе.
   Уж совсем перестали их пугать и темнота, и Паутиния, да и сам Лодырила Дурандас...
  Напевали они, танцевали они, хохотали они…
  И вдруг… Кррра-ак!..
  Что-то треснуло... Сверкнуло, заметалось и…

   Глава последняя, которой сказка заканчивается, и в которой говориться о том, о чём всегда говориться в последних главах.

Открыл Коська глаза, видит – лежат они в лесу, под дубом, на краю поляны, недалеко от школы.
   – Ой!
   – Вот вам и – «ой!» – услышали они знакомый голос.
   Смотрят – выглядывает из-под прошлогоднего листа Лесовичок-Боровичок и улыбается. 
   – Ой! Здравствуйте! Как это мы домой вернулись? Как же это… – обрадовался Коська.
   – «Как-как…» очень просто! Маленькими вы стали, потому что плакали – от слёз уменьшаются. А чтобы вырасти, вам надо было рассмеяться – от смеха вырастают. Только смех вам и помог из Паутинии назад вернуться. И вирус лодырита победить.
   – Ой, а где же игрунок? – спохватился Коська, а за ним и остальные.
   – «Где-где…» Там. Маленьким остался. Я ж говорил, что игрунки – маленькие, невооружённым глазом их не увидишь.
   И тут Коська всё вспомнил… Вспомнил, как вздохнул игрунок, когда покидали они дворец Храпулии. Тотчас понял Коська, почему он вздыхал. Игрунок знал, что уже скоро зверята вырастут и станут большими, а он останется маленьким. И ему было грустно расставаться с новыми друзьями, с которым он играл на равных. Больше они его не увидят.
   Значит и сказочным человечкам, даже таким, как игрунок Смешилка Выручалкин, бывает иногда грустно, и у них есть душа…
   – Ну. Здоровы будьте, да нас не забудьте! – сказал Лесовичок-Боровичок, – Вон, уже вас заметили и сюда бегут! – и Лесовичок-Боровичок под прошлогодний листок спрятался и пропал.
   А из школы, заметив их, уже бежали учителя. Впереди всех – классная руководительница – Пантера Ягуаровна, за ней директор – Бурмила Михайлович, а за ними и остальные – и Бегемот Гиппопотамович, и Жирафа Жирафовна, и Мамонт Африканович, и Лисавета Патрикеевна, и Макак Макакович...
   – Ой, зверятушки!.. Вот вы где! Ой, ученики вы наши дорогие! Нашлись! –  по очереди обнимая всех, плакала Пантера Ягуаровна.
   – Нашлись! Нашлись! Нашлись! – радостно подхватили все учителя во главе с директором. И тоже кинулись их обнимать. А Жирафа Жирафовна на радостях обняла Мамонта Африкановича и поцеловала его в хобот. А Мамонт Африканович обнял хоботом её длинную шею и заплакал.
   И директор – Бурмила Михайлович Медведь – заплакал. И Лизавета Патрикеевна тоже. Взрослые иногда плачут от радости.
   А Бегемот Гиппопотамович заиграл на своей трубе, которая красиво и торжественно называется тромбоном.
   И учителя пустились в пляс.
   Мамонт Африканович танцевал с Жирафой Жирафовной, притоптывая так, что с деревьев слетели листья. А Жирафа Жирафовна отплясывала  так лихо, что чуть ли не задевала облака своими длинными ногами.
   Пантера Ягуаровна с Лисаветой Патрикеевной пустились в гопак. А учитель физкультуры Макак Макакович вытворял такое, что, если бы спортивные комментаторы зафиксировали все его показатели, то выяснилось бы, что он побил все лесные рекорды и по прыжкам в высоту, и по акробатике, и по художественной гимнастике.
   Со всех сторон леса бежали родные, знакомые, друзья и весь лесной народ. Потому что телеграфист Дятленко с высоченной сосны уже давно отстучал носом телеграмму-«молнию», состоявшую из одного слова: «Нашлись!»
   – Нашлись! Нашлись! Нашлись! – звенело по всему лесу.
   – Где ж вы были, паразиты?!. – забыв про педагогику, сквозь слёзы, вымолвил Бурмила Михайлович.
   И тогда вперёд вышли отличники – Мишутка Медведенко и Раиска Мяу (учителя почему-то больше всего верят отличникам!) – и вкратце рассказали про все приключения.
   – Ах! Ох! – причитали родители и учителя, родные и знакомые,  друзья и товарищи, и весь лесной народ.
   И тогда Бурмила Михайлович Медведь, вытерев слёзы, сказал:
   – Ну, что ж, отдохните с дороги, дорогие наши, натритесь сил! Объявляю каникулы на три дня!
   Но тут Коська Ухин удивлённо посмотрел на Кольку Колючкина, Вовка Волков – на Рудика Лисовенко, Боря Сук – на Мишутку Медведенко, Раиска Мяу – на Зину Бебешко, Верочка Выверчук – на Соню Лосеву, Хрюша Кабанюк – на Коську Ухина…
   Посмотрев друг на друга, опустили они глаза и тихо сказали:
   – Мы в школу хотим…
   А ведь и, правда, как только увидели они школу, учителей, так сразу и поняли, как соскучились и по школе, и по урокам.
   Думаю, дружок, ты их поймёшь.
   Так бывает – пока ты в школе, только и ждёшь, когда же каникулы и радуешься отмене уроков… Но когда после летних каникул три месяца не брался за учебники, гулял и играл, то почему-то потом так в школу хочется, что и передать невозможно, только и ждёшь дня, когда зазвенит первый звонок и гостеприимно откроются двери классов, приглашая войти…
   И не удивительно, что нашим героям захотелось в школу.
   Директор Бурмила Михайлович отвернулся, смахнув слезу, и растроганно махнул лапой:
   – Вот, разбойники!
   И с того дня возобновились уроки в школе.
   И так прилежно и внимательно отнеслись зверята к учёбе, что учителя только лапами разводили…
   И невдомёк им было, что у кого-то из учеников вдруг возникала мысль: «А вдруг Лодырила Дурандас не спит, а притаился где-то здесь, маленький, незаметный, и высматривает лентяев и лодырей, чтобы заразить их вирусом лодырита?!.»  И такая тишина стояла на уроках, что было слышно, как мухи пролетают за школьным окном…
   Но едва звенел звонок на перемену – поднимался такой весёлый шум, что стены дрожали!
   И с таким азартом играли ученики на школьном дворе – в прятки, в чехарду, в футбол – что учителя вздыхали о том, что их детство уже прошло… А то бы они…
   Не знали они, что по школьному двору, маленький и незаметный, бегал игрунок Смешилка Выручалкин, пробуждая задор и весёлый смех. А под дубом из-под прошлогоднего листа строго приглядывал за всеми Лесовичок-Боровичок. И тоже улыбался от радости. Он любил и свой лес, и всех его жителей.
   И всегда следил, чтобы все в лесу жили дружно и счастливо.



   


      




              Часть третья.
       
         Секрет Васи Кошкина.







Глава первая. Вася Кошкин. Первое знакомство. Волков и Лисовенко сердятся.

   Весной, в начале нового учебного года в лесной школе опять появился новичок. Только теперь уже не девочка, а мальчик – рыжий котёнок Вася Кошкин. В школу его привела мама – дикая кошка Мура, что жила в камышах на краю озера. Она была такой дикой, что никто в лесу не знал её отчества. Директор школы Бурмила Михайлович Медведь поначалу не хотел принимать Васю:
   – Ну, что же Вы так спешите, голубушка?! Ваш сыночек ещё маленький. У нас до этой весны приёма не будет. Все ученики уже год проучились. Не могу я его к ним в класс посадить – он их не догонит. А для одного Васи специальный класс не  откроешь.
   –  Ну, я Вас прошу, умоляю!.. – приложила лапу к груди Васина мама, – У меня просто безвыходное положение. Мне идти на работу в камыши, а он остаётся дома один. Ну… Хоть плачь!   А Вы не беспокойтесь!.. Он у меня такой способный! Такой способный!.. Вы посадите его со всеми!.. Он догонит! Вот увидите!
   – Гм! – сказал Бурмила Михайлович, – Ну, что ж… Посмотрим, попробуем…
   Бурмила Михайлович был добрым и не выдерживал, когда его умоляли. Тем более, что Муре Кошкиной все в лесу сочувствовали. Хотя она была и неразговорчива и не любила особенно о себе рассказывать, но все знали, что её муж, кот Василий Приблудный, или, как его называли – Базилио, оставил семью. И именно той зимой ближе к каникулам, появился у Муры сын Вася. Таким вот плохим и легкомысленным оказался его папа!..
   К слову скажу, что учебный год в лесной школе начинался не осенью, как у людей, а весной, и каникулы были не летом, а зимой. Потому что, как известно, у большинства лесных учеников (у ежей, например!), а особенно – у директора Бурмилы Михайловича, зимой была спячка.  А какая может быть учёба, если директор спит?!.
   Вот так…
   И тут кто-то из очень умных, сметливых и наблюдательных моих читателей может сказать:
   – Подождите-ка, дядя писатель, но и зайчата, и ежата, и барсучата, и лисята через год уже выросли и ни в какую лесную школу после зимних каникул вообще не ходят.
   – Правильно, – скажу я, – И всё же не совсем правильно, умные, сметливые и наблюдательные мои читатели!.. Конечно, настоящие зайчата, ежата, волчата и лисята, живущие в настоящем лесу, через год становятся взрослыми. Так то настоящие, а не сказочные! А у нас и лес сказочный, и правила в нём свои. Где же вы найдёте в настоящем лесу специализированную музыкальную школу, где директор – Бурмила Михайлович Медведь, а классный руководитель – Пантера Ягуаровна? Такого вы в настоящем лесу не видели, да и не увидите.
   Вот и давайте договоримся, что и зайчонок Коська Ухин, и ежонок Колька Колючкин, и лисёнок Рудик Лисовенко, и барсучонок Боря Сук, и рысёнок Раиска Мяу, и лесной козлёнок Зина Бебешко, и лосёнок Соня Лосева, и бельчонок Верочка Выверчук, и дикий поросёнок Хрюша Кабанюк – все-все  – после зимних каникул остались детьми и перешли в следующий класс. И едва весеннее солнышко растопило снега, разбудило лес и густо покрыло Большую Поляну ковром из цветов, ученики собрались на первый урок.
   И сразу увидели новичка.
   Рыжий, пушистый, с большой головой, с большим ярким бантом на груди, он сидел возле школы и забавно щурился на солнце.
   – О! – вскрикнул Вовка Волков, – Ещё один рыжий! Рыжая команда!
   – Хи-хи! – весело засмеялся Рудик, радуясь, что он теперь не один рыжий в классе.
   – Ты кто? – спросила Раиска Мяу.
   – Вася, – тихо ответил новичок, – Кошкин.
   – Ха! – поддразнил Вовка, – А я думал, ты – девчонка!.. С бантиком!
   Вася покраснел и смущённо завилял хвостом.
   – Ну, Что вы пристали, – заступилась Раиска Мяу, – Тоже мне!
   Девочкам Вася сразу понравился. Может, потому что они любят и котят, и бантики. А может, потому что котёнок, и вправду, был симпатичным.
   Мальчишкам же Вася наоборот почему-то не понравился. Может, потому что он понравился девочкам, а мальчики, как правило, бояться быть похожими на девочек. Особенно не понравился Вася Вовке и Рудику. Может, ещё и потому, что в семействе псовых  издавна почему-то не любят семейства кошачьих.
   Так что Вовка на Раиску Мяу внимания не обратил, а наоборот, подскочил к Васе и укусил его за хвост.
   Вася разочарованно захлопал рыжими глазками. Он не ожидал такого приёма.
   Раиска хотела заступиться за Васю и ударить Вовку, но не успела. На школьный двор вышли директор и учителя.
   Приветливо подняв лапу, директор Бурмила Михайлович поздравил всех с началом учебного года. После чего уборщица тётушка Кукушкина прокуковала первый звонок, и все пошли на урок.
   Тётушка Кукушкина появилась в школе сразу после каникул. Классный руководитель  Пантера Ягуаровна тоже поздравила всех с началом учебного года и сказала:
   – Дети! В нашем классе новый ученик. Его зовут Вася Кошкин. Кошкин встань!   
   Вася поднялся со своего места и раскланялся во все стороны.
   – Садись! – разрешила ему Пантера Ягуаровна, – Ребята! Вася Кошкин самый младший в классе. И ему будет трудно учиться, потому что он вынужден догонять вас.  Поэтому очень прошу вас быть к нему добрее. Помогайте ему и не обижайте его. Особенно это касается Волкова и Лисовенко! – повысила голос Пантера Ягуаровна, – Слышите?!. Не обижайте его!
   Вовка и Рудик невинно опустили головы и переглянулись:
   – Ой! Уже нажаловался! – прошипел Вовка.
   – Ябеда! – вторил ему Рудик.
   Услышав это, Вася покраснел ещё гуще. Он и не думал жаловаться – да как докажешь?!.
   На перемене Вовка Волков и Рудик Лисовенко уже пели про новичка дразнилку:

            Новичок! Новичок!
            Острый ты на язычок! –
            Ябеда-корябеда!
            Рыжий дурачок!

   Коська Ухин и Колька Колючкин сочувственно поглядывали на Васю Кошкина, вспоминаю свои первые дни в школе, когда их обижал Вовка. Но заступиться за Васю не отважились.  Может и вправду, новичок – ябеда?.. кто этих котов знает!.. Котят в классе ещё не было.
   Сам же Вася на ту дразнилку и внимания не обратил. Будто его нисколько всё это не касалось. Улыбался себе в усы и добродушно мурлыкал.

   Волкова и Лисовенко такое Васино поведение только раздражало. И они ещё больше к нему приставали.

   Глава вторая. Утренняя неожиданность. «Ук-ра-ли» – решил Карл Карлович. Идея учителя физкультуры. «Ура! Уроков сегодня не будет!»

   Прошло несколько дней.
   Кошка Мура недаром хвалила своего сына. Выяснилось, что он, действительно, очень способный. Все предметы, как говориться, на лету схватывал. Учителя нахвалиться на него не могли. Даже сам директор Бурмила Михайлович восхищённо восклицал:
   – Ну-у! Молодец! Вот это произношение!.. Такое «р-р-р»  по-медвежьи даже мой племянник Мишутка Медведенко  и то не выговаривает.
   Вовка Волков и Рудик Лисовенко даже зубами защёлкали от злости.
   А Зина Бебешко и Раиска Мяу улыбались и показывали им языки, будто это не Вася, а они сами обладали такими способностями. Словом, учебный год начинался очень хорошо.
   Но однажды утром, когда ученики пришли в школу, обнаружили, что их учителя расстроенные собрались во главе с директором Бурмилой Михайловичем под старым дубом. Все в растерянности смотрели на часы.
   А надо вам сказать, что во всём лесу были только одни часы – на старом тысячелетнем дубе возле с;мой школы.  Это были большие старинные часы с деревянным маятником, двумя дубовыми гирями и  дверцами над циферблатом. Следила за часами школьная уборщица Кукушка Кукушкина. Каждый раз, когда минутная стрелка подходила к цифре «двенадцать»,  тётушка Кукушкина открывала дверцы, выглядывала из них и куковала на весь лес столько раз, сколько часов показывала часовая стрелка. И специально для школы она куковала звонки к началу урока и концу перемены, ну, и, конечно же, к концу урока и началу перемены. Часы, хотя и были старинными, но ходили всегда исправно и не портились.
   Теперь же часы встали и смолкли, совсем не тикая, а их стрелки замерли на одном месте.
   Тётушка Кукушкина суетилась вокруг часов, то и дело, в недоумении открывая и закрывая дверцы, после чего выскакивала из окошка и разводила крыльями:
   – Ничего не понимаю! Ничего!.. Вчера вечером часы ходили исправно, а сегодня – стоят!..
   Бурмила Михайлович почесал лапой лоб:
   – Что же делать? Как уроки начинать?
   Учителя молчали.
   И правда, как без часов уроки начинать?!. Как узнать, когда будет перемена, и во сколько её закончить? Будет только путаница и беспорядок.
   – Может, к Карлу Карловичу сходить? – нерешительно предложила Пантера Ягуаровна.
   Калом Карловичем звали трёхсотлетнего ворона, которого все жители леса считали самым мудрым. Потому что, как известно. Кто живёт дольше, тот и знает больше. 
   Карл Карлович уже почти не летал, а целыми днями дремал на своей любимой сухой ветке старой сосны, куда ему ежедневно приносили питание кракравнуки.   
   – Что ж, пойдём к Карлу Карловичу, – согласился Бурмила Михайлович, – Дело слишком серьёзное!..
   …Карл Карлович открыл один глаз (последние сто лет у него открывался только один глаз!) и сказал:
   – Вылетаю!
   После чего вздремнул ещё минут на десять. Потом взмахнул седыми крыльями и полетел прямо к дубу. Заглянул он прищуренным глазом в часы и заявил:
   – Картина ясна – Ук-ра-ли!
   – Что украли?
   – Колёсико из часов.
   – Кто украл?
   – Вор-р!
   Больше Карл Карлович не сказал ничего, взмахнул седыми крыльями и полетел на свою любимую сухую сосновую ветку. Сел и сразу заснул.
   – Вот это да! – всплеснул лапами Бурмила Михайлович, – кто же это мог сделать?
   – Да, – отозвался учитель музыки Бегемот Гиппопотамович, – Последний раз кража в нашем лесу была кражей моего золотого тромбона. Шакал Бацилла оказался вором. Больше случаев не было.
   – Точно! Ни одного! – подтвердила учительница математики Пантера Ягуаровна, во всём любившая точность.
   – А вдруг шакал Бацилла вернулся, а мы не знаем… – задумался Бегемот Гиппопотамович.
   Учителя переглянулись и пожали плечами.
   – Что делать будем, звери добры? – спросил Бурмила Михайлович. Директор никогда не принимал серьёзных решений, не посоветовавшись с коллективом.
   Коллектив учителей почесал лбы – не так-то просто принимать серьёзные решения.
   –  О! Знаете что? –  вдруг вскрикнул учитель физкультуры Макак Макакович, – Сейчас у Бобика Барбосовича гостит его брат – Полкан Барбосович, с которым мы вместе  работали в цирке, а до цирка он служил в уголовном розыске на оперативной работе – злодеев вынюхивал. Давайте к нему обратимся!
   – Вот это идея! Молодец Макак Макакович! – радостно воскликнула учительница лесной географии Жирафа Жирафовна.  Она и сама когда-то мечтала работать в цирке, и очень уважала Макака Макаковича.
   – А как же всё-таки с уроками? – спросила Лисавета Патрикеевна. Её урок лесоведения сегодня был первым.
   – Ну… По-моему, сегодня уроки можно совсем отменить?..  – вопросительно взглянул на всех остальных учителей Бурмила Михайлович.
   – Совсем?.. Как же?!. – взмахнул хоботом Мамонт Африканович. У него с этот день вообще не было уроков.
   Остальные учителя промолчали. А молчанье, как известно, знак согласья.
   – Ладно! – и Бурмила Михайлович обернулся к ученикам, собравшимся поодаль, –  По домам, ребята! Уроки отменяются!
   – Ура-а! – не сдержались волков и Лисовенко.
   Остальные ученики, хотя и промолчали, но тоже очень обрадовались. Что и говорить – отмене уроков даже отличники радуются!.. Такой уж в школах неписанный закон.



   Глава третья. «Это – Кошкин! Его работа!» Все, кто умеет лазить по деревьям, отговариваются. Игра в войну. Мальчишки расходятся, не дождавшись.

   Хотя уроков и не было, ученики по домам расходиться не торопились. Все толпились на Большой Поляне и обсуждали неслыханную новость. 
   – Ах!.. Вы подумайте!.. Вы подумайте!.. Ах!.. – вскрикнула Верочка Выверчук, обмахиваясь своим пушистым хвостиком – ей было жарко от переживаний.
   – Утащить из часов колёсико!.. Это ж надо было додуматься!.. – всплеснула лапами Раиска Мяу.
   – Свинство! – скривила пятачок Хрюша Кабанюк.
   – Бе-безобразие! – кивнула Зина Бебешко.
   А Вовка Волков сразу глянул на Васю Кошкина, стоявшего, как обычно. В сторонке, приставил лапу ко рту и зловеще проговорил:
   – Это – Кошкин! Его работа! Я вас уверяю!
   – Точно – факт! – сверкнул глазами Рудик Лисовенко.
   – Да вы что?!. – замахали на них лапами девочки.
   – А до его появления у нас такое бывало?!. Бывало?.. – оскалился Вовка.
   – Не было – факт! – снова сверкнул глазами Рудик Лисовенко.
   – И всё-таки, поосторожней с выводами, – заявила Зина Бебешко.
   – Для таких обвинений нужны серьёзные доказательства, – заверила Раиска Мяу.
   – Да-да, – подхватили в один голос Коська Ухин и Колька Колючкин.
   – Ну, значит, это либо Верочка Выверчук, либо Раиска Мяу, либо Мишутка Медведенко, – объявил Вовка.
   – Что? Что? Что? – удивлённо пораскрывали рты и Верочка, и Раиска, и Мишутка.
   – А то!.. – отвечал Вовка Волков, – Для того, чтобы украсть колёсико, надо было забраться на дуб, а для этого надо уметь хорошо лазить по деревьям!..
   – Так-то! – довольно хихикнул Рудик Лисовенко (он очень любил, когда кому-то было не до шуток!)
   – А кто из нас умеет лазить по деревьям?!. Ни волки, ни лисы, ни зайцы, ни ежи, ни козы, ни лоси, ни дикие свиньи не умеют. Даже барсук Боря Сук по гладкому стволу так высоко не заберётся!..
   – Не заберусь! – торопливо согласился Боря Сук.
   – А белки, рыси и медведи – запросто! Вот так! –  ехидно оскалился Вовка.
   – Вот так!.. – подхихикнул Рудик.
   – Я… я не брала колёсика… – пискнула Верочка Выверчук, и на её глазах выступили слёзы, – Честное слово!
   – И я не брала! – сжала зубы Раиска Мяу.
   – И я! – буркнул Мишутка.
   – Значит, остаётся один Васька Кошкин! – Торжествовал Вовка, – Что я говорил?!.
   – Факт! – подхватил Рудик, – Что мы говорили?!. Посмотрите – он молчит и глаза опустил.
   Все посмотрели на новичка. Он и, правда часто-часто моргал и прятал глаза. Он боялся расплакаться.   Да и что поделаешь, когда тебя все подозревают, а ты не можешь оправдаться?!. Только спрятать глаза и пытаться не плакать.
   Коське Ухину и Кольке Колючкину стало очень жаль новичка. Они были уверены, что тот не брал колёсика,   но доказательств у них не было.
   – Ты же не брал? – с надеждой спросил у новичка Коська.
   – Не брал, – тихо ответил Вася.
   – Вот видите! – крикнул Колька.
   – Все преступники не признают на допросах своей вины, – сказал Вовка.
   – Факт! – подхватил Рудик, будто он бывал на допросах.
   – Не-не надо обвинять бе-без доказательств! – выкрикнула Зина Бебешко.
   – Правильно! – заключил Колька Колючкин, – Вот придёт Полкан Барбосович – вы же слышали, он в милиции работал?! – и всё выясниться!
   – А сейчас давайте поиграем! – предложил Коська Ухин, чтобы как-то прекратить неприятный разговор.
   – Давайте! – поддержал друга Колька Колючкин.
   – В войну! В войну! – закричал Вовка Волков.
   – В войну-войнушку! – пропел Рудик Лисовенко.
   Вовка и Рудик признавали только одну игру – в войну. Причём, они всегда были «нашими», а все остальные – «врагами». А побеждают, как известно, всегда только «наши». Так и заканчивалась игра каждый раз победой Вовки и Рудика. Потому остальные мальчишки и не любили играть с ними в войну, но отговориться было нельзя. Всё-таки, мальчишки есть мальчишки. Кто отговорится – тот трус.
   Вот и теперь Вовка и Рудик закричали:
   – Мы – «наши», вы – «враги»! – схватили в лапы по суковатой палке и, наставив их как автоматы, затрещали на весь лес, – Тра-та-та! Падай – ты убит! Ту-ту-ту! Мои пули изрешетили тебя насквозь – падай!
   Ещё бы несколько минут, и все  «враги» были бы уничтожены, а Вовка с Рудиком праздновали бы победу.
   Но Мишутка Медведенко вдруг предложил:
   – Нет! Нет! Так не интересно! Давайте – одни будут прятаться, а другие – их искать! Как настоящий десант!.. А как найдут – тогда и стрелять!
   – Правильно! Правильно! – подхватили Коська Ухин и Колька Колючкин.
   Девчонки, как всегда, в войну не играли. Они в сторонке собирались поиграть в мирные «дочки-матери».
   – Ладно, – вынуждены были согласиться Вовка с Рудиком, – Тогда – мы прячемся – мы будем «нашим» десантом, а вы – «врагами». Закрывайте глаза и считайте до ста! После чего выходите искать! Только не подглядывайте!
   Все закрыли лапами глаза и принялись хором считать, а Вовка с Рудиком помчались в лес.
   – …девяносто семь, девяносто восемь, девяносто девять, сто! – все разом открыли глаза. Никто не подглядывал. Все они были честными ребятами.
   – Значит так, – начал Мишутка Медведенко (он всегда был командиром «врагов»), – Делим лес на пять секторов и прочёсываем. При обнаружении подаём сигнал. Вот такой: «Фи-и-и!»  И Мишутка пронзительно свистнул.
   – Умеешь свистеть? – спросил он новичка.
   – Умею, – кивнул тот и свистнул так, что девчонки чуть не упали.
   – Правильно! – кивнул Мишутка, – Свистеть умеешь! Побежали!
   И все разбежались в разные стороны. Каждый в свой сектор.
   Очень долго на поляну никто не возвращался. Девчонки начали беспокоиться.
   Но вот прискакал запыхавшийся Коська Ухин. Он обычно бегал быстрее всех.
   – Не слышали, никто не свистел?
   – Не слышали, – ответили девочки.
   Вторым прибежал Мишутка Медведенко:
   – Ну, что?..
   – Ничего… – развёл лапами Коська, – Не нашёл.
   – И я.
   Тут одновременно прибежали Боря Сук и Колька Колючкин.
   – Глухо! У нас – глухо! Никого! – объявили они. 
   Стали ждать Васю Кошкина.
   Ждали-ждали – и его нет.
   Вот уже и солнышко к полудню подошло.
   Девочки, наигравшись, попрощались и разбежались по домам.
   А Васи всё нет и нет. Ни Васи, ни Вовки, ни Рудика.
   И не свистит никто. Тихо в лесу. Что случилось?
   – Я уже есть хочу, – сказал Боря Сук, – У нас сегодня на обед борщ и каша.
   – А у нас – блины с мёдом, – вздохнул Мишутка Медведенко.
   Коська с Колькой переглянулись и промолчали. Дома их тоже ждал вкусный обед, и очень хотелось есть. Но не хотелось выходить из игры, не дождавшись остальных. Так честные звери не поступают!
   – Ребята! Мы больше не играем! – закричал Мишутка Медведенко.
   – Ребята! Мы идём домой! – крикнул Боря Сук.
   – Ребята! Вася! Вовка! Рудик! Где вы? – одновременно позвали Коська и Колька.
   Но из леса никто не отозвался.
   Долго они ещё кричали и ждали, пока Мишутка вдруг не сказал:
   – Может, они давно дома, а мы тут ждём…
   – Наверное… – согласился Боря Сук, – Вы что, не знаете Волкова и Лисовенко?!. Они же ни с кем не считаются!
   – А Вася?.. – удивились Коська с Колькой, – Он же не такой!
   – Может, Васе неудобно стало возвращаться, не найдя их. Вот и смылся домой!
   Мальчишки подождали ещё чуть-чуть, покричали и разошлись по домам.



   Глава четвёртая. Встреча с Полканом Барбосовичем. Торжественные приёмы.  На месте преступления. «Шакалом Бациллой и не пахнет!» 

   А тем временем делегация от школы и лесной общественности отправилась в село. Делегацию выделил директор школы – Бурмила Михайлович Медведь. Её членами были учитель физкультуры Макак Макакович и отец Волкова – Вольф Вольфович.
Бобик Барбосович работал сторожем на колхозной птицеферме. В лесу все его хорошо знали. Особенно Лисавета Патрикеевна, которая до перехода на преподавательскую деятельность работала обычной лисицей.   
   Полкан Барбосович давно – ещё с детства – переехавший в город, раз в году обязательно
приезжал погостить в родное село. И сердце его безудержно щемило, когда он смотрел на выгон, свинарник, лужу около него, речную заводь, по которой гордо прохаживались утки и гуси, глубокие ухабы на дороге, взрытой машинами… Словом, родное место, где он когда-то бегал маленьким щенком, беззаботно задрав хвост… Глядя на всё это, он вздыхал и сентиментально чесал задней лапой за ухом. Неповторимое босолапое детство!.. Гав-гав!.. Как оно далеко ушло!.. сколько воды утекло с тех пор!.. И юность в милицейской спецшколе, и ответственная должность служебной собаки в уголовном розыске, и – вот уже сколько лет – он – артист – один из главных исполнителей номера «Собачий цирк», куда Полкана Барбосовича, заметив его способности и смекалку, взял знаменитый дрессировщик Степан Колбасов. 
 Милые сердцу воспоминания роились в голове Полкана Барбосовича, когда он лежал на травке посреди двора, пощёлкивая зубами, чтобы отогнать муху, которая по дурости своей не понимала, что он
– заслуженный артист, и села ему на нос, думая, что это нос обыкновенной овчарки.
   И вдруг послышалось радостное:
   – Друг сердечный!
   На подворье прошла делегация.
   Макак Макакович кинулся к Полкану Барбосовичу. Друзья обнялись и трижды расцеловались.
   Макак Макакович представил Бурмилу Михайловича и Вольфа Вольфовича.
   Полкан Барбосович приветливо завилял хвостом, хотя от одного вида дальнего родственника шерсть на его загривке стала дыбом. Между волками и собаками, как известно, давно нет нежностей.
   Бурмила Михайлович без отлагательств изложил суть дела. Всё, что их сюда привело.
   – Да-а… – почесал лапой за ухом Полкан Барбосович, – Колёсико, говорите?.. Из часов… На высоком дубе… Да… Что ж… Тут нечего гадать – надо идти на место преступления!.. Сначала осмотреть, обнюхать, а потом уж выдвигать версию… Но сначала надо пообедать. Подождите, я сейчас соберу на стол!.. Брат на работе…
   – Ну, что Вы!.. что Вы! Мы не голодны! – замахал лапой Бурмила Михайлович.
   – Да где же это видано, что бы гостей не угощали?! Извините – такой уж обычай! – и Полкан Барбосович стал накрывать на стол.
   Угощение, как и полагается, было щедрым.
   Отобедав, и не замети, как начало заходить солнце.
   Бурмила Михайлович несколько раз пытался встать из-за стола, но гостеприимный Полкан Барбосович настаивал:
   – Куда же Вы?!. Попробуйте ещё вот этого!.. Вот  этого ещё не отведали!.. Кушайте, звери дорогие!
   А Вольф Вольфович, разомлев от обеда,  похлопал Бурмилу Михайловича лапой по плечу:
   – Да не переживай, директор! Не гони пургу! Найдётся твоё колёсико! Никуда не денется! Раз такой специалист взялся за дело – базара нет! Всё будет о’кей!
   Наконец, Полкан Барбосович решил, что час пришёл.
   – Подождите, я только брата предупрежу! А то будет волноваться за меня…
   Пока Полкан Барбосович бегал на ферму, пока все выходили – начало смеркаться…
   Их с нетерпением ждали учителя. Бурмила Михайлович познакомил учителей с Полканом Барбосовичем, а тот всем по очереди протягивал лапу и вежливо говорил:
   – Очень приятно!
   И все учителя также по очереди вежливо отвечали:
   – Взаимно!
   Потом Бурмила Михайлович вздохнул:
   – Жаль только… Темновато уже…   
   – Ничего! – успокоил его Полкан Барбосович, – Темнота – не беда! Мне и в полной темноте доводилось работать! Для меня главное – запах! Я носом работаю!
   И Полкан Барбосович обнюхал место преступления – поляну около дуба и сам дуб. Несколько раз обнюхал и задумался:
   – Гм…– почесал он лапой за ухом, – Никаких посторонних запахов не чую. Надо часы обнюхать! Да они высоко – не достану!.. По стволу, боюсь, не смогу забраться…
   – Что Вы, что Вы – не волнуйтесь!.. Это в нашей власти! – и директор обернулся к Мамонту Африкановичу, – Помогите, пожалуйста, коллега!
   – С удовольствием! – и учитель лесной истории осторожненько взял хоботом Полкана Барбосовича и поднёс его к часам.
   Полкан Барбосович обнюхал часы и сказал:
   – Гм… Чувствуется сильный птичий запах! Кукушиный…
   – Правильно! – подтвердил снизу Бурмила Михайлович, – Это запах нашей уборщицы тётушки Кукушкиной. Она следит за часами.
   – Ещё чувствуется запах другой птицы, но не разборчиво… Запах кукушки всё перебивает!.. Опускайте!
   Когда Мамонт Африканович поставил Полкана Барбосовича на землю, тот отряхнулся и задумчиво произнёс:
   – Дело не простое… Прямо скажу – запутанное!.. Впервые за мою практику не могу сказать ничего определённого…
   – А может, всё-таки Шакал Бацилла вернулся в наш лес?! – спросил Бегемот Гиппопотамович.
   – Нет! – категорически заявил Полкан Барбосович, – Шакалом Бациллой в нашем лесу и не пахнет!  Уж кого-кого, а шакала Бациллу я б за десять километров почуял!
   В этот миг с дерева, стоявшего по соседству с дубом, слетела птица. В темноте нельзя было разобрать, что это за птица, и куда она полетела. И никто не обратил на неё особого внимания – мало ли в лесу птиц!..
   – По-моему, стоит пересмотреть ещё раз, – сказал Полкан Барбосович, – За ночь я ещё подумаю, а завтра допрошу возможных свидетелей.  Тогда уж можно будет выдвигать окончательную версию.
   – Да-да, конечно, – поддержал Макак Макакович, – Переночуешь у меня, а с утра продолжим следствие!
   – Но сперва – отужинаем! – пригласил Бурмила Михайлович, – Прошу всех ко мне!
   И широким  жестом пригласил всех в свою двухэтажную берлогу, где его супруга Микаэлла Буровна уже щедро накрыла длинный стол. 
   – Только на ночь надо огородить дуб и поставить предупредительные знаки, – сказал Полкан Барбосович, – Чтоб никто не затоптал. Так всегда делают. Это называется – «опечатать место преступления».
   Всё сделали так, как велел Полкан Барбосович и только тогда пошли к Бурмиле Михайловичу.

   Глава пятая. «Чудеса!» «А куда это вы вчера пропали?..» «Гм…» – сказал Полкан Барбосович. Вещественное доказательство.

   На другое утро всех жителей леса ожидало то, чего они совсем не предполагали.
   Когда все, проснувшись, пришли на Большую Поляну, то увидели, что часы на дубе… тикают!.. Ходят!.. Маятник весело покачивался, а минутная стрелка постепенно передвигалась к цифре «двенадцать». Будто часы и не останавливались никогда.
   – О! – удивлённо вскрикнули все, кто пришёл на поляну.
   Вскоре под дубом собрались и учителя, и ученики. Не было только Макака Макаковича и Полкана Барбосовича.  Друзья, наверное, проговорили всю ночь до самого утра, и потому немного задержались.
   Как вы помните, место преступления было «опечатано», то есть дуб наспех огородили забором из веток и поставили таблички: «Проход воспрещён!» Потому ученики и учителя толпились около заграждения, не решаясь подойти ближе, а тётушка Кукушкина перелетала с дерева на дерево, боясь даже приблизиться к дубу.
  – Чудеса! – то и дело повторял Бурмила Михайлович и разводил лапами, – Чудеса!
  – Скре-ке-ке! Скре-ке-ке! Что тут случилось? Что такое? – послышалось с кривой берёзы, что росла неподалёку от дуба. На берёзе сидела, подёргивая для равновесия хвостом, сорока Стрекотулия – известная в лесу болтушка и сплетница.
   Тётушка Кукушкина подлетела к ней и начала беседу. Стрекотулия только крыльями всплеснула:
   – Ах-ах-ах! Какой ужас! Диво дивное! Вот тебе на!
   А Коська Ухин, Колька Колючкин, Боря Сук и Мишутка Медведенко с удивлением смотрели не столько на часы, сколько на Вовку Волкова, Рудика Лисовенко и Васю Кошкина, которые, прибежав к школе, вели себя так, будто накануне ничего особенного не случилось.
   – Привет! А куда вы вчера  пропали? Разве так играют?
   Вовка Волков и Рудик Лисовенко отчего-то сникли, покраснели и поначалу даже ничего не ответили. Потом искоса глянули на Васю Кошкина и, убедившись, что тот молчит, буркнули по очереди, сначала Вовка, а потом – Рудик:
   – А… Мы домой пошли…
   – Поздно уже было… И решили…
   Ребята – к Васе Кошкину:
   – А ты?
   Вася взглянул на Вовку и Рудика, заморгал и мяукнул:
   – И я… И я…
   Все трое вели себя явно подозрительно, даже таинственно. Но, поскольку из-за чудес с часами обстановка и так была напряжённой, выяснять обстоятельства не стали.
   Как раз в эту самую минуту пришли, наконец, на Большую Поляну Полкан Барбосович с Макаком Макаковичем.
   – Гав! – удивился Полкан Барбосович и сел на траву.
   А Макак Макакович только молча открыл рот.
   – Чудеса! – в который уже раз повторил Бурмила Михайлович, – Мы пришли, а они уже ходят!.. Чудеса!
   Полкан Барбосович внимательно оглядел присутствующих, и вдруг взгляд его остановился на Васе:
   – Хм! – гавкнул Полкан Барбосович, подняв правое ухо, – Кто это?
   – Наш новый ученик – Вася Кошкин, – объяснил директор, – Сын дикой камышовой кошки Муры.
   – Гм! – снова гавкнул Полкан Барбосович, опустив правое и подняв левое ухо.
   – А в чём дело? – поинтересовался директор.
   – Ничего, ничего!.. – загадочно успокоил всех Полкан Барбосович.
   Все переглянулись.
   Глаза у Вовки и Рудика вспыхнули, как свечки. Оба не произнесли ни звука, но выражение их мордочек было очень красноречивым: «Ну, что?!. А мы что говорили?!.»
   Вася Кошкин даже присел под напором таких колких, заинтересованных взглядов.
   – Вот как!.. Ровно половина девятого!.. Не пора ли начинать уроки?.. – и Полкан Барбосович перевёл взгляд на Бурмилу Михайловича.
   – Да-да!.. – пришёл в себя Бурмила Михайлович, – Тётушка Кукушкина!  Давайте сигнал!
   Тётушка Кукушкина метнулась к дубу, но Полкан Барбосович остановил её:
   – Только к часам не подлетайте!
   Затрепетав в воздухе крыльями, тётушка  резко затормозила и упала на траву. Так что звонок прокуковала уже снизу.
   Ученики неохотно поплелись в класс. Все они понимали, что именно сейчас начнётся самое интересное – расследование.
   И они не ошиблись. Едва весь класс ушёл за Лисаветой Патрикеевной, Полкан Барбосович приказал:
   – Всем отойти от дуба!.. К часам никто не приближался?!
   – Никто! – за всех ответил Бурмила Михайлович.
   – Та-ак! – Полкан Барбосович прошёл за заграждение и принялся обнюхивать место преступления. Несколько раз обежал вокруг дуба, обнюхал ствол и повторил, – Та-ак! – потом сел, почесал задней лапой за ухом и сказал, – С земли в часы никто не проникал!.. Надо осмотреть сами часы!
   – Мамонт Африканович! – позвал директор учителя лесной истории.
   – Всегда, пожалуйста! – сказал тот и, перешагнув заграждение, подхватил «следователя» хоботом и поднёс к часам.
   Полкан Барбосович открыл дверцы часов и сунул туда свой нос:
   – О! Чую! Чую! Тут недавно была сорока!
   Все тут же обернулись на Стрекотулию, которая сидела на кривой берёзе, подёргивая хвостом.
   – Что такое? Стреке-ке! Стреке-ке! Что такое?! – всполошилась Стрекотулия, – Какая сорока? Какая сорока?
   – Обыкновенная. «Белобока», – спокойно ответил «следователь», – А вот и её пёрышко! Улика! Вещественное доказательство!
   И Полкан Барбосович показал всем маленькое сорочье пёрышко. Стрекотулия тут же взметнула крыльями, взлетела и, не сказав ни слова, улетела прочь.

   Глава шестая. Следствие продолжается. Записка. «Из моей школы!» Полкан Барбосович сообщает что-то по секрету директору школы. Контрольный диктант.

   – Кто бы мог подумать?.. – развёл лапами Бурмила Михайлович.
   – И зачем ей нужно было красть колёсико, а потом возвращать?..  – удивлялась пантера Ягуаровна.
   – Ну, сороки, вообще любят тащить к себе всё, что плохо лежит, – заметила Жирафа Жирафовна.
   –  Но колёсико-то не лежало!.. Его же надо было из часов вытащить, а потом снова вставить, – не понимал Бегемот Гиппопотамович.
   – Чудеса! – повторил директор.
   – Но факт! Неопровержимый! – не без гордости, что ему всё-таки удалось восстановить истину, сказал Полкан Барбосович, – Опустите меня, пожалуйста, на землю!
   – Ах, простите, заслушался! – и Мамонт Африканович опустил «следователя» на землю. А тот отряхнулся и принялся принимать поздравления с удачным окончанием следствия.
   Однако рановато. Выяснилось, что следствие ещё не закончено.
   В этот самый миг послышалось хлопанье крыльев, и на поляну опустилась сорока Стрекотулия. В клюве она держала записку.
   – Ах, звери добры!.. Поверьте, я не виновата! Вот, посмотрите, какую записку я получила!..
   Полкан Барбосович взял у неё записку и прочитал вслух:
   – «Если ты не выкрадешь из часов колёсико, останешься без хвоста! Ш. Бац.»
   – Вы ж подумайте!.. Вы ж подумайте!.. –  стрекотала сорока, – Вот я и испугалась!.. Ну какая же я сорока без хвоста?!. Хвост для сороки – это всё! Я испугалась!.. Испугалась! «Ш. Бац.» – это ж ясно – это Шакал Бацилла!  Я подумала, что он вернулся в лес – поверила! Думала, что это он решил испортить часы ради исполнения его преступных замыслов!.. А вчера, когда Полкан Барбосович  сказал, что шакалом Бациллой в лесу и не пахнет, я догадалась, что это, наверное, кто-то надо мной подшутил!.. И вернула колёсико на место… Я ж не знала!.. Поверьте!.. Я не думала!.. Не думала!..
   – Ясно!.. «Не думала!..» – Полкан Барбосович покрутил записку в лапах, понюхал, – Гм… Боюсь, по запаху будет установить невозможно!.. Сильно сорокой пахнет!.. Все остальные запахи перебивает…
   – А ну, дайте-ка я гляну, – протянул лапу Бурмила Михайлович, – Ага! – сказал директор, – Страничка из тетради! И почерк ученический!.. Хотя и изменённый… Видно, писали левой лапой!.. Нарочно!.. Ай-ай-ай!.. В одном предложении четыре ошибки!.. «Если ты невыкрадишь из чисов (через «и»!) калёсико, останишся без хвоста!» А вот это уже не нарочно! Это – уровень грамотности! Из моей школы… Ну, что же, дальше следствие буду проводить я! Спасибо за помощь! Сердечное спасибо! – и он горячо пожал Полкану Барбосовичу лапу.
   И все учителя по очереди поблагодарили следователя  и пожали ему лапу.
   – Ну, что вы, друзья мои! – скромно опустил голову на бок Полкан Барбосович, – Я бы у вас ещё погостил. Очень мне здесь нравится, но... Во-первых, брат там уже волнуется, а во-вторых, сегодня – последний день моего отпуска.  Пора ехать на работу  в цирк. Удачи вам!.. Будьте здоровы!.. Но перед уходом позвольте по секрету переговорить с директором… Вы уж простите, но в нашем деле секреты – вещь, прямо сказать, безотлагательная.
   – Пожалуйста! Пожалуйста! – закивали учителя, будто их совсем не интересовали секреты.
   А Полкан Барбосович отвёл Бурмилу Михайловича в кусты и что-то рассказал ему шёпотом.
   – Да вы что?!. – вскрикнул и тут же прикрыл рот лапой Бурмила Михайлович.
   Они ещё о чём-то тихонько договорились, и Полкан Барбосович, приставив к морде коготь, сказал громче:
   – Только пока никому ни слова!
   – Ну, о чём Вы! – ударил себя лапой в грудь директор.
   После чего Полкан Барбосович, вильнув всем на прощанье хвостом, исчез за деревьями вместе с Макаком Макаковичем, который пошёл провожать друга.
   Наконец закончился первый урок. После перемены в класс вошёл директор Бурмила Михайлович и объявил:
   – Сейчас будем писать диктант!
   Все очень удивились. В начале учебного года Бурмила Михайлович никогда не объявлял контрольных работ.
   Но ничего не поделаешь.
   Все положили перед собой чистые тетрадные листы, взяли в лапы шариковые авторучки и приготовились писать.
   –  Пишите! Читаю сначала всё предложение: «Если ты не выкрадешь из часов колёсико, останешься без хвоста!..» Диктую: «Если… ты … не выкрадешь…»
   Ученики сначала удивлённо переглянулись. Что за странный диктант?!.  Потом склонились над партами и, высунув от старания языки, принялись писать.
   Продиктовав это странное предложение, директор объявил, что диктант закончил и собрал контрольные листки.
   Тут же, не вставая из-за стола, он проверил диктант. После чего поднялся и спросил:
   –  Никто из вас не хочет мне ничего объяснить?!
   Все удивлённо переглянулись. Никто не сказал ни слова.
   – Ну, что ж! Тогда объясню я! – нахмурился Бурмила Михайлович, – Я продиктовал вам записку, которую кто-то написал сороке Стрекотулии. Написана она была левой лапой, чтобы нельзя было установить почерк.  Но преступника подвела неграмотность. В одном предложении сделано сразу четыре ошибки: «Если ты невыкрадешь из чисов («не» вместе с глаголом и «часы» через «и»!) калёсико (через «а»!) останишься (через «и»!) без хвоста!» Сейчас во время диктанта двое из учеников сделали те же самые ошибки. Это – Волков и Лисовенко. Встаньте!
   Вовка и Рудик вздрогнули и поднялись из-за парты.
   – Скажите нам, зачем вы это сделали?! – сурово спросил Бурмила Михайлович.
   – Мы… Мы…Мы… не… хотели… Мы… бо-о-льще не-э… бу-удем! – и Вовка с Рудиком заплакали, размазывая слёзы.
   – Всё ясно! – сказал директор, – Вы хотели сорвать уроки. Вы – лентяи и невежды! Вы не хотите учиться. Но смотрите, как могут подвести невежество и безграмотность!..  А грамматические ошибки могут стать доказательством в детективном расследовании. Садитесь! И тому и другому – по две «единице»! Одну – за грамотность, другую – за поведение! И позор на всю школу пусть будет вам уроком!

   Глава седьмая, в которой, наконец, раскрывается секрет Васи Кошкина.

   А через три дня по всему лесу прошёл слух, что в их лес едет знаменитый цирковой артист – Лев Львович Львов.   
   Эта новость всех очень взволновала.  Что и говорить – всё-таки царь зверей!.. И хотя сейчас царей нет – демократия, но всё-таки лев – это лев! Да ещё знаменитый артист!
   – О! Лев Львович – это сила! – восторгался Макак Макакович, показывая,  – Грива – во! Хвост – во!.. С кисточкой! А когда он пасть раскрывал, поверьте, даже у меня колени подгибались!.. И как тот дрессировщик Громов клал туда свою голову – ума не приложу!
   – А зачем?.. Зачем он едет?.. – допытывались пантера Ягуаровна, Жирафа Жирафовна и Лисавета Патрикеевна, подкрашивая брови и веки.
   – Не знаю, может просто так, по лесу скачает, а может дело какое  есть… – пожал плечами Макак Макакович.
   И тут все вспомнили про секретный разговор Полкана Барбосовича с директором школы. Но из уст Бурмилы Михайловича на эту тему не вырвалось ни звука. Секрет есть секрет.
   Макак Макакович, преподававший помимо физкультуры ещё и рисованье, быстро нарисовал вместе с учениками несколько плакатов и транспарантов»ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!», «ПРИВЕТ ДОРОГОМУ ГОСТЮ!», «ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЗНАМЕНИТЫЙ АРТИСТ ЛЕВ ЛЬВОВИЧ ЛЬВОВ!» 
   А Бегемот Гиппопотамович  спешно разучивал с учениками новую песню, слова и музыку для которой написал сам:

     Любимого артиста
     Узнаешь за версту
     По пышной гриве, голосу
     И с кисточкой хвосту.
     Талант его особый
     Заметить каждый рад –
     Он в цирке выступает
            Для маленьких ребят!
             Да здравствует заслуженный
             И признанный талант!
             Пусть вечно он сияет,
             Как чистый бриллиант!

   Готовились и ждали три дня.
   И вот, наконец… На Большой Поляне в сопровождении Полкана Барбосовича появился Лев Львович Львов. Здоровенный, с пышной гривой, с кисточкой на хвосте, величественно представившись, он не переставал удивляться всему, что видел.
   Но не успел Бурмила Михайлович зачитать заготовленную за две ночи собственную речь, а школьный хор не успел запеть песню Бегемота Гиппопотамовича, как произошло необъяснимое…
  Лев Львович вдруг, широко расставил лапы и с криком: «Сынок!.. Родненький!..» кинулся… к Васе Кошкину. И обнял его так, что тот совсем скрылся под его пышной гривой и… заплакал. 
   Все – и учителя, и ученики – с удивлением наблюдали, как по-детски плакал сам царь зверей, а слёзы ручьями стекали по его морде – нескрываемые слёзы радости.
   Конечно, сразу Лев Львов не в состоянии был ничего объяснить, и заговорил Полкан Барбосович. Он поведал трагически-печальную историю о том, как прошлой зимой на шоссе перед лесом из-за гололедицы произошла автомобильная катастрофа. Разбился большой автофургон, перевозивший львицу с двумя новорожденными львятами из ветеринарной лечебницы домой в цирк. Думали, что все погибли. Но выяснилось, что один львёнок выжил, потому что упал в мягкий снег.
   Кошка Мура нашла его, обогрела и усыновила. Так львёнок и стал Васей Кошкиным. Всех это очень поразило.
   Пантера Ягуаровна, Лисавета Патрикеевна и Жирафа Жирафовна еле успевали смахивать слёзы с накрашенных глаз. Бегемот Гиппопотамович отвернулся и часто-часто заморгал.
   А девочки – Зина Бебешко, Соня Лосева, Раиска Мяу, Верочка Выверчук и Хрюша Кабанюк плакали, не скрывая слёз.
   Коська Ухин и Колька Колючкин открыли рты да так и застыли.
   Боря Сук и Мишутка Медведенко тоже замерли как вкопанные.
   А Вовка Волков и Рудик Лисовенко от удивления  шлёпнулись на землю.
  Вот так новость!
  Вася Кошкин, которого все только опекали, а кое-кто (Вовка с Рудиком, например!) только что ноги об него не вытирал,  новичок Вася Кошкин, тихий и скромный, оказывается не кот, а лев!..
   Вот так – так!
   – А…А… А я давно догадывался… – вдруг опомнился Вовка Волков.
   – Ия!.. И я!.. – эхом отозвался Рудик Лисовенко.
   – Молчите уж!.. Догадливые! – надулась Раиска Мяу.
   – Бе-бе-бессовестные! – фыркнула Зина Бебешко.
   – А я говорю – догадались! – выпалил Вовка, – Котёнок ни за что бы нас тогда не отыскал!..  А львёнок – запросто!
   – Заплосто! – поддакнул Рудик.
   – Отыскал?!. А он вас тогда отыскал?.. – вскрикнули Коська Ухин и Колька Колючкин.
   – А как же!.. Если б не он – так бы до сих пор в той норе сидели!.. – сказал Вовка.
   – В какой норе?.. Что ж вы молчали?!.
   И тогда Вовке с Рудиком пришлось рассказать, что с ними случилось в тот вечер, когда играли в войну.
   Оказывается, они решили спрятаться в старой глубокой норе, в которой давно никто не жил.  Залезли туда – а их там засыпало, да ещё сверху вход трухлявым пнём завалило.  Кричали они, кричали – уже и надежду на спасение потеряли… Это ж какой слух иметь надо, чтоб глухие звуки из-под земли услышать?!.  Но Вася услышал.
   – Потому что кроме слуха у него ещё и сердце чуткое! – заметила Раиска Мяу. И никто ей не возразил.
   Услышав ребят, Вася решил их вызволить.  Бежать за помощью времени не было, потому что ребята могли бы задохнуться (а что можно было свистнуть, как договаривались, разволновавшись, забыл!).  Вася проявил недюжинное упорство и отвагу. Сам в одиночку отвалил от входа здоровенный пень и  разгрёб завал. Вовка с Рудиком уже и, правда еле дышали, ещё б немножко и…
   – Вот какой скромный смелый мальчик! Что и говорить – лев! – подвела итог Раиска Мяу, – А кто болтает да хвалиться наперебой, так это непременно либо волк, либо лисица.
   И опять ей никто не возразил. Даже Вовка с Рудиком не отважились отозваться.
   К этому Лев Львович Львов уже пришёл в себя, вытер кисточкой хвоста последние слёзы и проговорил:
   – Какое счастье, сынок, что ты нашёлся!.. И что попал к таким добрым и порядочным зверям!..  Благодарю вас, друзья! – и он низко склонился перед всеми, – И тебе, друг, премного благодарен! Если бы не твой зоркий глаз и чуткое сердце, я, может, так и не узнал бы никогда про родного сына!.. – с этими словами Лев Львов прижал к груди Полкана Барбосовича, да так мощно, что тот икнул, – А главное, маме Муре – низкий земной поклон! – сказав это, Лев Львович поклонился так низко, что коснулся головой земли.
   И только теперь все заметили, что под деревом стоит заплаканная кошка Мура.
   – Жаль, – вдруг вздохнул Бурмила Михайлович, – Такой способный ученик!.. Можно сказать – гордость школы!..
   – Почему жаль?.. – не понял Лев Львов.
   – Так вы же его обратно в город заберёте… – вздохнул директор.
   – Нет, пока что не заберу, – заверил счастливый отец, – Во-первых, как я могу забрать его от матери, которая нашла его и, можно сказать, дала новую жизнь?..  А, во-вторых, разве можно прерывать учёбу?.. Тем более, если вы сами отметили у него большие способности!..  Это было бы не разумно. Так что, если не возражаете, он останется в вашей школе, а когда закончит её, тогда вместе с кошкой Мурой и будем решать, что делать дальше.  Может, в город поедет – в цирке или зоопарке работать, а может, и в лесу останется… Там видно будет!
   – Великолепно! Какое мудрое решение! – обрадовался Бурмила Михайлович А все учителя вместе с учениками весело рассмеялись. Потому что все успели полюбить Васю Кошкина, у которого теперь была двойная фамилия – Кошкин-Львов.
   – Главное, уважай, сынок, маму! – напутствовал Лев Львов.
   –  А я её и уважаю, и очень-очень люблю! – и Вася обнял кошку Муру и нежно поцеловал её.
   Пришлось женскому полу снова достать свои носовые платки…
   А сорока Стрекотулия, сидя на дубе рядом с тётушкой Кукушкиной, шмыгнула клювом:
   – И это, кстати, всё благодаря мне!..  если бы я не выкрала колёсико, не приехал бы к нам Полкан Барбосович, не увидал бы Васю, и не сказал бы Льву Львовичу… И был бы Вася до сих пор Кошкин, а не Кошкин-Львов!.. Вот так! Скрик-крак!
   – И всё-таки, какой же он хороший!.. Какой разумный! Какой благородный наш Лев Львович Львов! – не слыша её, восторженно вздохнула тётушка Кукушкина, – Не зря его зовут царём зверей!.. Хотя сейчас царей и нет – демократия!..
   И тут Бегемот Гиппопотамович взмахнул дирижёрской палочкой, и школьный хор грянул песню:

               Любимого артиста
               Узнаешь за версту
                По пышной гриве, голосу
                И с кисточкой хвосту!..
                Талант его особый
                Отметить каждый рад –
                Он в цирке выступает
                           Для маленьких ребят!
                           Да здравствует заслуженный
                           И признанный талант!
                           Пусть вечно он сияет,
                           Как чистый бриллиант!

   А Лев Львов стоял, обняв одной лапой сына, а другой – кошку Муру, и скромно отмахивался хвостом с кисточкой:
   – Ну, что вы, право!.. Что вы!..
   А потом, тряхнув гривой, раскрыл рот и сам запел:





            Да здравствуют друзья мои
            Сегодня и всегда!
            Пусть вечно процветают
            Любовь и доброта!

   
   Вот так и раскрылся секрет Васи Кошкина…








НОВЫЕ
    ПРИКЛЮЧЕНИЯ
            В ЛЕСНОЙ ШКОЛЕ.





                   Сказка первая.
   Козочка Зина Бебешко стала ябедой. Не была, не была – и вдруг стала:
   – Пантера Ягуаровна, а Колька Колючкин колется!.. Пантера Ягуаровна, а Коська Ухин на меня косо смотрит!..  Пантера Ягуаровна, а Раиска Мяу царапается!..
   Большинство обвинений не имели никаких оснований. А как, скажите, может ещё смотреть косой Коська?.. Не выдержали одноклассники и объявили Зине Бойкот – никто с ней не разговаривал и не здоровался. Да это не помогало.
    Как-то зайчонок Коська Ухин и ежонок Колька Колючкин, возвращаясь после уроков домой, увидали под кустом горько плачущую Зину Бебешко. Мальчики удивились, потому что Зина никогда не плакала. Откуда ни возьмись, появилась перед ней странная бабка с метлой:
   – О чём плачешь, деточка? – слащаво спросила она.
   – Мне бе-бе-бойкот объявили!.. – сквозь слёзы пожаловалась Зина, – А Вы кто?..
   – Я – добрая Баба-Яга. Не гляди, что нос у меня крючком и изо рта зуб торчит.
   – А я и правда, почему-то не боюсь Вас, – призналась Зина.
   – Я в детстве тоже ябедой была! – усмехнулась Баба-Яга, – Очень ты на меня похожа! Садись  со мной на метлу, и полетим ко мне! Тебя там сюрприз ждёт!
   – Ой, нет! На метле я не полечу! – вскрикнула Зина, – Я на ней не удержусь, у меня же копытца на ножках!.. Да и высоты боюсь!
   – Ну, что ж, пойдём пешком! А метлой будем следы заметать, чтобы никто нас не выследил.
   Коська с Колькой переглянулись – что делать? Хотя Зина Бебешко и ябеда, а всё же их одноклассница. Задурила ей Баба-Яга голову – пропадёт глупая козочка ни за что! Упустишь из виду – след простынет! И кинулись Коська с Колькой за ними.
   Вот и лесная опушка. А посреди неё – избушка – на курьих ножках. На избушке вывеска: «Гимназия «Баба-Ягазия».
   Удивились Коська с Колькой. А Зина Бебешко на Бабу-Ягу уставилась. А та усмехается:
   – Обещала же – сюрприз! Будешь моей первой гимназисткой! А потом и всех остальных твоих одноклассников переманю. У Бурмилы всего-навсего «школа», а у меня – «гимназия»! конкуренции он не выдержит.
   – Но у нас музыкальная школа. А я музыку люблю. Певицей хотела стать!.. – нахмурилась Зина.
   – В гимназии тоже будет пение! – пообещала Баба-Яга, – Но выучу я вас на магистров чёрной магии! Учиться совсем не страшно будет. В моей «Гимназии-Баба-Ягазии» всё будет позволено – шалить, дисциплину нарушать, на уроках шуметь!..
   – Не хочу я Вашей науки! – заскулила Зина Бебешко, – Когда Вы ещё всех остальных переманите!.. А пока я одна, и мне скучно будет!
   – Что делать будем? – расстроено зашептал Коська Кольке на ухо.
   – Не знаю, – шепнул в ответ тот.
   А Баба-Яга почуяла их шёпот и кинулась к кусту, за которым притаились зайчонок и ежонок. Длинноногий Коська убежал, а Кольку Баба-Яга успела накрыть метлой:
   – Вот и второй гимназист! – обрадовалась она.
   …А Коська Ухин бежал, что было духу, пока, обессилев, не упал на траву.
   – Фу! Кажется, убежал! – с облегчением подумал он. Да его облегчение враз сменилось отчаяньем – Кольку-то Баба-Яга схватила! Бросил друга в беде! А назад дороги не знаю – Баба-Яга следы замела!
   И заплакал Коська.
   – Не плачь, Косенька! – тут же услышал он тоненький старческий голосок, – Знаю про твою беду!
   Коська встрепенулся и поднял голову – стоял перед ним маленький старичок в шляпке, как у гриба-мухомора (красной в белую крапинку) и с длинной до пят белой бородой.
   –Кто Вы? – спросил Коська.
   – Не узнал? Я – Лесовичок-Боровичок, хранитель леса. Видел я, как вы с Колькой Бабу-Ягу выслеживали, как она его поймала, а тебе сбежать удалось… Спасти Зину с Колькой можно с помощью волшебного цветка «сон», который растёт в Пещере Сказочных сновидений. Как только баба-Яга его понюхает, сразу перезабудет все свои заклинания и перестанет быть ведьмой, и станет самой обыкновенной старушкой.
   – Как же добраться до этого цветка?
   – Я провожу тебя до Пещеры Сказочных Сновидений. Но зайти с тобой не могу – как зайду – сразу превращусь в обыкновенный гриб-боровик. Так что тебе придётся одному войти. Но помни: заснёшь – в пещере навсегда останешься! Не боишься?
   – Боюсь, – вздохнул Коська, – Но друзей выручать надо! Пошли!

                                         ***
   Нашёл Коська в пещере красивый цветок, похожий на тюльпан. Прикрыл нос одной лапкой, а другой принялся его вытаскивать. Старался Коська, старался – ничего не получается. Затаил дыханье, двумя лапками уцепился – вытянул. Тут не хватило ему воздуха, шмыгнул он носом, да и вдохнул мимоходом аромат цветка и тут же заснул.
   Лесовичок-Боровичок, как известно, всё замечал, и засуетился:
   – Понюхал-таки, зайчонок-несмышлёнок! Ну да хорошо хоть близко ко входу заснул! Попробую разбудить.
   Взял он длинную хворостину, нацепил на неё листья крапивы и направил прямо Коське под нос. Коська чихнул и проснулся.
   – Не бойся. Бери цветок в обе лапы – дважды этот «сон» не берёт, – успокоил его Лесовичок-Боровичок, – И беги скорей к Бабе-Яге!..
   Вот и избушка на курьих ножках с вывеской «Гимназия «Баба-Ягазия». Сидит во дворе Баба-Яга, а перед ней – Зина Бебешко и Колька Колючкин, видно уже заколдованные.
   Подскочил Коська Ухин к Бабе-Яге, да как подставит ей под нос цветок!..
   – Ох – ох!.. Голова кругом пошла! Всё вверх тормашками перевернулось! Все заклинания перезабыла! Неужто не бывать мне больше ведьмой?!. Ох, горе мне! У-у-у!.. – завыла Баба-Яга.
   – А что, она и вправду перестала быть ведьмой?! – вскрикнул Колька Колючкин.
   – Да. И все кого она заколдовала – расколдовались! И ты, Зина, больше не будешь ябедой! Это ж она тебя заколдовала, – пояснил Лесовичок-Боровичок.
   – Вот зд;рово! – обрадовалась Зина, – Только мне Бабу-Ягу жалко. Она же теперь такая беспомощная хромая старушка!..
   – И мне её жалко, – кивнул Коська, – А что мы можем для неё сделать? – спросил он у Лесовичка-Боровичка.
   – Надо подумать, – ответил тот, – Пока она была ведьмой, многое знала. А знание – это ж сила!.. Поговорю я с Вашим директором, чтобы взял её в учительницы ОВК – охраны от ведьм и колдунов!
   – Это было бы зд;рово! – обрадовался Колька Колючкин.
   – Бе-бе-безусловно! – кивнула Зина Бебешко.
   А Баба-Яга, прислушавшись, перестала рыдать:
   – Что вы говорите?!. Неужто, такое возможно?!. Всю жизнь мечтала деток учить, потому и придумала гимназию открыть.
   – А Вы позволите дисциплину нарушать и шалить? – хитро прищурилась Зина.
   – Нет, – отрезала Баба-Яга, – Это я говорила, когда ведьмой была. А в нормальной школе разве можно дисциплину нарушать?
   Лесовичок-Боровичок договорился с Бурмилой Михайловичем, и в лесной школе появилась новая учительница – Бабетта Борисовна.

                        Сказка вторая.

   В лесной школе было много хороших учителей: по математике – Пантера Ягуаровна, по лесной истории – Мамонт Африканович, по пению – Бегемот Гиппопотамович, по физкультуре – Макак Макакович. Но с появлением новой учительницы – Бабетты Борисовны – самыми интересными стали уроки охраны от ведьм и колдунов. Даже постоянные нарушители дисциплины волчонок Вовка Волков и лисёнок Рудик Лисовенко сидели на них тихо, как мышки, и слушали, разинув рты. Бабетта Борисовна так увлекательно и весело рассказывала историю нечистой силы, и вся эта сила на поверку оказывалась такой смешной, что никто из лесных ребятишек её больше не боялся.
   Слон Мамонт Африканович перенёс избушку на курьих ножках, которая теперь стала обычной избой без ног, поблизости к домам Ухиных и Колючкиных. Так что Бабетта Борисовна стала соседкой Коськи и Кольки.
   Вскоре Коська с Колькой приметили: каждый день после уроков Бабетта Борисовна, наскоро отобедав пшённой кашей с молоком, которую очень любила, куда-то торопиться. Возвращалась она только к вечеру – усталая и хмурая. Однажды они услышали её тяжкий вздох:
   – Ну, где же ты? Куда прячешься? Зачем от меня скрываешься?
   – Послушай, – предложил Коська Кольке, – А давай проследим, куда Бабетта Борисовна ходит? Может, ей помощь нужна?
   – Давай, – согласился Колька.
   На другой день, после уроков, пообедав и дождавшись, когда Бабетта Борисовна отправится в свои странствия, Коська с Колькой пустились за ней вслед. А она пришла прямо к Лихому Урочищу. Туда не то что дети, взрослые ходить боялись – знали, что там нечистая сила обитала.
   Бабетта Борисовна брела и умоляюще приговаривала:
   – Где же ты? Отзовись, братик! Не прячься!
   Коська Ухин ненароком наступил на сухую ветку, и та треснула. Бабетта Борисовна бросилась к кусту, за которым притаились Коська с Колькой:
   – Это ты, братик? – с надеждой спросила она, разгребая ветки.
   – Это мы… – расстроено пробормотал Коська, – А кого Вы ищете? Может, мы Вам поможем?..
   – А что?! Может, и поможете!.. Ищу я своего брата Бабая.
   Переглянулись Коська с Колькой:
   – Того самого, которым непослушных детей пугают?!. – спросил Колька.
   – Того самого… Ищу, чтобы предупредить, что он, как и все, был мною заколдован, а теперь расколдовался…
   – Зачем же Вы брата заколдовали? – удивился Коська.
   – Да вот же! – вздохнула Бабетта Борисовна, – Злой колдун Сумрак сначала меня заколдовал, а уж я, став Бабой-Ягой – брата, чтоб от меня не отличался. С тех пор Бабай меня не любит и не хочет со мной дружить. Прячется по тёмным углам, а ночует в Лихом Урочище, куда я по ночам заходить боюсь, потому что это владение Сумрака, и он снова может превратить меня в Бабу-Ягу. А я больше не хочу… Вот если бы вы зашли да сказали Бабаю, что он уже расколдованный, большую услугу бы мне оказали!..
   Испугались поначалу Коська с Колькой:
   – А-а-а… Если Сумрак и нас заколдует?.. Что тогда?.. – вытянул мордочку Коська.
   – Не бойтесь, не заколдует! Детей он заколдовывать не умеет, только взрослых выучился!
   – А… Как же наши родители?.. Волноваться будут?.. – сделал ещё шаг назад Колька Колючкин.
   – Не волнуйтесь, я их успокою. Как начнёт смеркаться, можете в путь собираться. Брат и в детстве рано спать ложился.
   Хоть и дрожали Коська с Колькой со страху, а отказать Бабетте Борисовне не смогли – жалко старушку…
   Дождавшись сумерек, ушла Бабетта Борисовна домой, а Коська с Колькой – к Лихому Урочищу.
   Жуткое было место. Даже болотные жабы и те квакали особенно тревожно.
   Притаились зайчонок и ежонком за кустом, зубами стучат – Бабая ждут…
   И тут из-под земли вынырнул огромный чёрный вихрь и завыл страшным голосом:

                Я – страшный, грозный Сумрак!
                Со мною – не до шуток!
                Только лишь подую –
                Сразу заколдую!

   Потом на миг замер, прислушиваясь, и снова зловеще захохотал:
   –  Чую, кто-то за кустом прячется! Точно! Ежонок и зайчонок. Ха – ха! Зачем сюда забрели?! Подразнить и побороть меня решили?..
   – Молчи, не отвечай! – шепнул Коська Кольке.
   – О чём вы там шепчетесь?! – взревел Сумрак, - Вот я вам!
   – Ничего Вы нам не сделаете! – выкрикнул Колька.
   – Потому что мы – дети! – подхватил Коська, – И хотя Вы детей не любите – заколдовать Вы их не сможете!
   – Кто это вам сказал?!. – грозно и вместе с тем расстроено спросил Сумрак, – Вот затяну вас под землю – узнаете!..
   Замерли Коська с Колькой – неужели, правда, затянет?..
   Вдруг сумрак засуетился, закрутился, приговаривая:

                      Ой, луна восходит!
                      Мне конец приходит!

   Полная луна осветила Лихое Урочище, и Сумрак провалился сквозь землю. И не успели Коська с Колькой словом перемолвиться, как появился Бабай. Он тяжело вздохнул, огляделся по сторонам, а потом сел на пенёк и тихонько запел:

              Ох, на вид я страшен,
              Некрасивый очень.
              А в душе прекрасен,
              Как лесной цветочек.

   Потом немного помолчал и проговорил:
   – Только из-за сестрицы своей вынужден детей пугать, прятаться в Лихом Урочище, как последний злодей!.. Тьфу!
   – Да не ругайте Вы сестру! – подали голоса Коська и Колька, – Она Вас уже расколдовала, потому что давно уже не Баба-Яга, а обычная старушка, наша учительница. И попросила нас рассказать Вам об этом!
   – Ой! – подскочил Бабай, – Кто это говорит?
   – Коська Ухин и Колька Колючкин – ученики лесной школы.
   – Неужто, правду говорите?!. – обрадовался Бабай, – Вот зд;рово!
   – Пойдёмте скорей с нами – сами убедитесь!
   … Бабетта Борисовна ждала их во дворе. Признав брата, она кинулась в его объятия.
   – Наконец-то! Спасибо вам, ребятки! – благодарила она Коську с Колькой.
   – Неужели, я свободен от злодейства?!. – воскликнул Бабай.
   – Свободен! Свободен! – утешала его Бабетта Борисовна, – Я уже и работу тебе нашла. Мы тут пасеку организуем – будешь нашим пчеловодом.
   Так и появилась у лесной школы своя пасека. Больше всех этому радовался Бурмила Михайлович и все его родственники – известно же, как медведи любят мёд…

                    Сказка третья.

   Кто-то, может, забыл. Так напомню, что зайчонок Коська Ухин и ежонок Колька Колючкин учились вместе с остальными зверятами в специализированной музыкальной школе с углублённым изучением медвежьего языка. И очень любили эти зверята разные приключения. Как-то раз Колька Колючкин предложил Коське Ухину:
   – Слушай, Колька, у меня идея…
   – Какая? – обрадовался зайчонок.
   – Хочешь прославиться?
   – Конечно же.
   – И я тоже… А кого сейчас больше всех любят? Певцов – звёзд шоу-бизнеса!.. А мы с тобой в какой школе учимся? В музыкальной! Вот и давай, организуем рок-группу. Я уже и название придумал – группа «Заежжие». В название использовано сокращение от слов «заяц» и «ёж». И звучит, будто мы – иностранцы. А иностранцев все больше любят!
   – Классно! А про что мы петь будем?
   – А про что все поп-звёзды поют? Про нас с тобой и будем!
   – Давай попробуем, – ухмыльнулся Коська.
   – Я начну, а ты – подпевай! – и Колька запел тоненьким голоском:
                     Мы тут не приезжие –
                     Группа мы – «ЗАЕЖЖИЕ»!

   А Коська Ухин, незаметно для себя, подпел:

                     Группа безголосая,
                     Курносая, раскосая!

   – Что ты поёшь? – закричал Колька.
   – Ой! Сам не знаю, как получилось, будто слова кто подсказал!..
   – Давай ещё разок! Только повнимательнее! – и Колька снова попытался запеть. Да вдруг как закричит:
   – Ой! Коська, у тебя на затылке третье ухо выросло! Да какое большое!..
   – И у тебя! – испугался Коська, – А в кустах смеётся кто-то!..
   И тут из кустов выскочил смешной человечек и заплясал от радости:
   – Нравится?! Это я вам для улучшения слуха прицепил по третьему уху! А то вы так пели, будто слуха никогда не имели! А слух нужен талантам – певцам и музыкантам!
   – Ты кто? – удивлённо спросили Коська и Колька.
   – Я – Репка, учусь на волшебника, певца и клоуна Пепку. Как вам мой первый номер?
   – Репка! Снимай с нас сейчас же третьи уши! Где ты видел треухих зайчат и ежат?
   – Как хотите – могу и снять! Только заклинание вспомню: « Репка – сурепка! Запомни крепко…» Ой, а дальше как?.. Забы-ыл!.. Ой, беда, ребята!.. я ж только учусь на волшебника! И, видно, что-то прослушал на уроке по расколдовыванию. А за забытое заклинание ждёт меня наказание! Стоять буду как вкопанный, не сходя с этого места!.. Смотрите! Уже пошевелиться не могу!.. И так буду стоять, пока заклинание не вспомню. А как я его вспомню, если не доучил?
   – Вот так номер! – обиделся Коська, – Что же мы на всю жизнь треухими останемся?!
   – Как хотите, а придётся вам меня выручать! Если, конечно, хотите, чтоб я вас расколдовал… Снять с меня наказание могут только мои учителя музыки Фасисоль и Доремиля. Они как только поженились, так ноты все объединились – До-ре-ми-фа-соль-ля-си! Выстроили гамму и стали волшебниками – сочиняют песни и волшебные заклинания. Так вот, бегите к ним, расскажите им всё и попросите, чтоб они меня простили и сняли с меня наказание!
   – И где искать твоих учителей? – переглянулись Коська и Колька.
   – Навострите ваши третьи уши! Услышите позывные – бегите!
   Навострили Коська с Колькой свои третьи уши, услышали позывные и побежали на них. Бежали, бежали… И, наконец, прибежали на поляну. Видят – стоит домик, похожий на рояль, а перед ним на голой земле сидит длинноволосый человечек в очках и горько плачет. Удивились зайчонок с ежонком и спрашивают:
   – Вы и есть Фасисоль? О чём Вы плачете?
   – Да. Я – Фасисоль… Как же мне не плакать? Мою милую Доремилю выкрал злой волшебник Дисгармон. Он всё разрушает, не признаёт никаких симфоний, а только одни какофонии, – и Фасисоль тяжело вздохнул, – А вы кто такие, и почему у вас по три уха?
   – Я – ежонок Колька Колючкин, а это – мой друг зайчонок Коська Ухин. Ваш ученик Репка наколдовал нам по третьему уху. А расколдовать не может, потому что забыл заклинание и за это отбывает наказание. Стоит, как вкопанный!.. Шевельнуться не может. 
   – Вот лентяй непослушный! Я ж его предупреждал, чтобы никого не заколдовывал. Пока расколдовывать не научится!
   – Снимите с него наказание! – прижал лапки к груди Коська.
   – Пожалуйста, подскажите ему заклинание! А то мы навсегда треухими останемся! – упрашивал Колька.
   – Я бы с радостью помог вам… Да сам ничего поделать не могу, пока со мной нет моей Доремили. Без неё нет и моей волшебной силы.
   Расстроено глянули друг на друга Коська и Колька.
   – Постойте! – вдруг спохватился Фасисоль, – Это ж хорошо, что вы здесь! Один я против Дисгармона не устою, так как силы волшебной нет, чтоб его победить. Но если вам удастся выманить Дисгармона из его хибары, я тихонько проберусь туда, и найду Доремилю. Так мы его и одолеем!
   – А как его выманить? – спросил Колька.    – Пойте какую-нибудь песню почуднее, не в склад, не в лад!
   Коська с Колькой согласились и пошли вместе с Фасисолем к Дисгармону.
   На краю поляны, где стояла хибара из поломанных музыкальных инструментов – гитар, скрипок, барабанов, аккордеонов, кларнетов – Фасисоль сказал:
   – Я спрячусь за кустами, а вы подходите к хибаре и запевайте!
   Коська с Колькой подошли к хибаре и запели так громко, как только смогли:

                       Выходи колдун-злодей!
                       Ты замучил всех зверей!
                       Всех зверей и всех людей
                       Несуразицей своей!    
   
   Сломанная виолончель, служившая дверью, открылась, и из хибары вышел лохматый человечек с зелёной бородой:
   – Что вам нужно? – грозно спросил он.
   – Мы – группа «Заезжие»… – дрожащим голосом ответил Колька.
   – Поём песни ни в склад – ни в лад! – пискнул Коська.
   – А-а!.. Это я люблю! – усмехнулся колдун, – Пойте!
   И тут Коська с Колькой почуяли, что в головах у них пусто, как в дырявых кастрюлях – ни единой идейки, ни полсловечка!..
   – Что ж молчите?! – проворчал колдун, – Что это вы меня так разглядываете? Уж, не шпионите ли за мной? Сейчас проверим!
   – Мы пропали! – зашептал Коська.
   А из хибары послышалась удивительная музыка, и все сломанные музыкальные инструменты, из которых она была построена, стали как новенькие и заиграли оркестром.
   Колдун взвизгнул:
   – Всё-таки опять объединились! Уничтожили меня! – и пропал… А из хибары, обнявшись, вышли Фасисоль и Доремиля:
   – Спасибо вам, зверята! – сказал Фасисоль.
   – Да, мы так и не спели… – вздохнул Колька.
   – Ничего, ничего, ещё научитесь! – улыбнулась Доремиля, – А теперь бегите к Репке. Мы уже сняли с него наказание и шепнули нужное заклинание.
   Но бежать Кольке с Коськой не пришлось – как по мановению волшебной палочки они вмиг очутились на поляне рядом с Репкой. И Репка, приветливо улыбнувшись друзьям, запел:

                  Репка-сурепка,
                  Запомни крепко!
                  Прежде чем заколдовать –
                  Заклинанье надо знать:
                  Муха-цокотуха –
                  Забирай третье ухо!

   И тут же у ежонка и зайчонка пропали третьи уши.
   – Знаете, – пообещал Репка, – Я больше не буду таким легкомысленным и нерадивым! Пока! Я побежал учиться на настоящего волшебника!
   Колька Колючкин вздохнул:
   – Да и нам ещё многому надо учиться!.. Рано ещё нам быть певцами… Пошли на урок – звонок зовёт.


                     Сказка четвёртая.
                (Из дневника Коськи Ухина).

   Мой друг, ежонок Колька Колючкин очень любит, чтобы его хвалили. И я, конечно, тоже. А кто не любит? Так вот, он целый час думал, как бы прославиться. И вдруг говорит:
   – Ты, Коська. Мне не друг.
   – Да ты что? Шутишь? – удивился я.
   – Не шучу, правду говорю. Ты всегда вперёд лезешь. А про меня забываешь.
   – Да что ты выдумываешь? Куда я лезу? Кто тебя забывает?
   – Ты! Ты! Ты! Все только и говорят: «Это сделали Коська Ухин и Колька Колючкин!» И никто не скажет: «Это сделали Колька Колючкин и Коська Ухин!» Никто!
   – Ну, говорят… Это почти одно и то же… Я же не виноват!
   – Виноват! Они так говорят, потому что ты выше меня из-за своих длинных ушей!
   – Какая муха тебя сегодня укусила?
   – Опять обижаешь? Вот за муху укушу тебя за ухо!
   И он и вправду укусил меня за ухо. А зубки у него острые. Так больно было! Я даже вскрикнул, а он быстренько убежал в кусты. Это было неделю назад. Колька не вернулся домой к обеду – сам видел, мы же соседи. Начал волноваться. Хоть обругал и укусил он меня, но всё же Колька – мой друг. Куда он подевался? Пошёл я на нашу поляну, сел на пенёк, на котором мы с ним часто сидели… И так мне грустно стало, что не выдержал я и заплакал!..
   Вдруг откуда-то подлетел ко мне на пенёк красно-жёлтый жучок в чёрную крапинку – Божия коровка как солнышко. И прямо на моих глазах превратился жучок в маленькую девочку в красном платье в чёрный горошек. И спросила меня девочка тоненьким голоском:
   – О чём плачешь, зайчик?
  – Кто ты? – удивился я.
    – Я – Соня Солнцевна, Солнцу дочь, царевна.
    – А почему я тебя ни разу не видел?
– А я по другим делам летала, пока тебе нужна не
 
   стала. Гляжу – зайчонок плачет! Вот и подлетела – помочь захотела. Прогони унынье прочь!.. Чем могу тебе помочь?
   – Мой друг, – вздохнул я, – Ежонок Колька Колючкин, не знаю, какая муха его укусила, поссорился со мной и куда-то пропал.
   – Не печалься, я везде, где пролечу, ежонка Кольку поищу…
   И обернулась девочка снова жучком Божьей коровкой, взлетела и прочь полетела. А я сижу – жду. Вскоре смотрю – летит Божья коровка назад, приземлилась на пенёк и снова превратилась в девочку:
   – Нашла я твоего ежонка! – кивнула она, – Ты как в воду глядел – укусила его чудн;я чёрная муха с непрозрачными крыльями. Прямо в нос. Мне одна знакомая, пчела медуница, рассказала. Она сама это видела. И теперь стоит твой друг над пропастью в Синих скалистых горах у Чёрной скалы и что-то сооружает из рябиновых палочек. Что-то здесь не то. Скорей туда! Я полечу, а ты беги за мной!
   Превратилась снова соня в Божью коровку и полетела. А я побежал за ней. Бежал, бежал – так и добежал до Чёрной скалы среди острых Синих гор. Смотрю – стоит над пропастью Колька Колючкин и, действительно, мастерит что-то из рябиновых палочек. Увидев меня, он нахмурился:
   – А ты-то что тут делаешь? Мы же в ссоре!
   – А что ты мастеришь? – спрашиваю я как ни в чём не бывало.
   – Крылья! Хочу стать самым первым летающим ёжиком! Чтобы все вокруг говорили: «Вот летит Колька Колючкин – первый в мире летающий ёжик!» А про тебя никто и не вспомнит!
   – А если про тебя потом будут говорить: «Пролетал тут один глупый ежонок на рябиновых крыльях и разбился…
   – А я не разобьюсь! Летучие мыши летают же, не разбиваются!..
   – Так у них от природы крылья, а у ежей и помине не было!
   – И у людей крыльев в помине не было, а они всё равно летают!  Даже в космос!
   – Так людям Бог разум дал!
   – Так ты меня глупым считаешь? Вот смотри – укушу тебя за другое ухо!..
   Но укусить меня Колька не успел. Чёрная скала расступилась, и из неё выползла здоровенная муха с шестью лапами, с огромной головой увенчанной золотой короной. Муха была одета в плащ, прикрывающий её крылья, на её плечах, как эполеты, сидели две чёрные мухи с такими же чёрными крыльями.
   – То воля моя – наказала Кольку я! – послышался скрипучий голос, – Я – могучий колдун, повелитель всех мух. Кого моя муха укусит, тот во всём мире повиноваться будет! Что прикажу, то и сделает! Так и покорю всех сказочных зверей! Надо всем Сказочным лесом власть захвачу!
   Оглянулся я, отыскивая глазами Соню. Пучеглазый повелитель мух зорко взглянул на меня:
   – А ты кто?
   – Я – зайчонок Коська Ухин, – пролепетал я, – Пришёл спасать моего друга ежонка Кольку Колючкина…А то он упадёт в пропасть и разобьётся…
   – Так и надо! Весь Сказочный лес про это сразу узнает и мне покориться!
   – Нет! Нет! – закричал.
   – Не люблю я, когда мне перечат! А ну-ка, Ежонок, уколи его в бок!
   И тут Колька подскочил ко мне и больно уколол меня.
   – Что ты делаешь?! – вскрикнул я, – Я же тебе не враг, а ты…
   – Вот чучело длинноухое! – рассердился Повелитель мух, – А ну-ка, ежонок, скинь его в пропасть!
   Ещё миг, и полетел бы я в пропасть…  Вдруг вижу – летит Соня Солнцевна, а за ней целый пчелиный рой. Накинулись пчёлы на Повелителя мух и облепили его с ног до головы. Тот пискнул, кинулся бежать, а рой – за ним. А Соня села на край пропасти и снова превратилась из Божьей коровки в крошечную девочку.
   – Ой, кто это? – удивился Колька.
   – А это – Соня Солнцевна, Солнца дочь, царевна. Она и привела за собой пчелиный рой, который прогнал Повелителя мух.
   – Ну, не совсем я, – улыбнулась Соня, – Я сказала пчеле Медунице, а уж она и созвала весь пчелиный рой. А ещё Медуница отлила мне немножко волшебного мёда, чтобы смазать ежонку укушенный чёрной мухой нос.
   С этими словами Соня догнала Кольку и намазала ему нос мёдом.
   – Так-то, – приговаривала она, – Лучше! Будешь ты, Колька, таким же, как и прежде.
   И Колька сразу же захлопал глазками и… заплакал.
   – Ты что? – спрашиваю я.
   – До слёз обидно, до чего я докатился, – всхлипнул Колька, – Прости меня! 
   Соня Солнцевна превратилась в Божью коровку и улетела в небо, а мы с Колькой, обнявшись, пошли домой. Хоть и больно поколол он меня, а я своего друга ни на кого другого не променяю! Пусть даже мягкого и пушистого…

                              








Сказка пятая.
             (Из дневника Коськи Ухина).

   В нашей лесной музыкальной школе с углублённым изучением медвежьего языка случилось несчастье. И учителя, и ученики (кроме нас Колькой, конечно!) заразились странной болезнью.  Так все тяжело заболели, что ничего не могли делать, только лежали, стонали да плакали. Даже директор Бурмила Михайлович Медведь, который никогда в жизни не плакал, рыдал в своём кабинете, как маленький медвежонок. А учитель физкультуры, Макак Макакович, который всегда был для нас примером мужества, силы и выдержки, сидел на дереве, обхватив голову лапами, выл и стонал. Конечно, об уроках и речи быть не могло. Мы с Колькой ходили к одноклассникам и пробовали играть с ними в жмурки, салки и разные другие игры, но они отмахивались и шмыгали носами.
   Проходя мимо берёзы, что росла у школы, мы увидели на её белом стволе надпись синим фломастером: «Ищите чудаков-волшебников!» едва мы прочли эту надпись, как она сама собой исчезла.
   – Вот так так! – почесался я задней лапой, – Где же их искать?..
   – Слушай, – предложил Колька, – А давай спорим у Сони Солнцевны. Помнишь, она сказала нам: «Понадоблюсь – зовите!» Она же всюду летает – всё примечает…

   Так и сделали. Прилетела Соня, рассказали мы ей обо всём и попросили подсказать, где найти этих чудаков-волшебников.
   – Конечно, подскажу, – улыбнулась Соня, – Я пролетала над их домом, на котором висела табличка: «Чудаки-волшебники Секрет Иванович и Тайна Петровна. Звонить два раза».
   – Так это, наверное, они и есть! – обрадовались мы, – Проводи нас к ним, пожалуйста!
   – Конечно, провожу! Я полечу вперёд, а вы бегите за мной!
   Превратилась девочка в Божью коровку, взмыла вверх и полетела. А мы – за ней следом побежали. Бежали, бежали – и прибежали на опушку Сказочного леса, где начинались Синие скалистые горы с чёрными пещерами. Видим – и вправду, стоит причудливый дом, а на дверях табличка: «Чудаки-волшебники Секрет Иванович и Тайна Петровна. Звонить два раза».
    Мы подошли к дверям и дважды позвонили. Ждём, а двери не отворяются. Мы снова позвонили дважды… И вдруг спрыгнул на землю  человечек в чёрном плаще с поднятым воротником, в надвинутом на брови чёрном капюшоне и в синих очках. А за ним – тётушка в чёрной полумаске и в синем спортивном костюме. В руках она держала огромный чёрный зонт, раскрытый как парашют. Не обращая на нас ни малейшего внимания, они взялись за руки и, приплясывая, запели:

                    Мы – чудаки-волшебники,
                    О нас молчат учебники.
                    Колдуем мы для смеху –
                    Лишь детям на потеху!

   Пропев, они повернулись к нам.
   – Кто вы, конечно, тайна? – вскрикнула Тайна Петровна.
   – Кто вы, конечно, секрет? – вскрикнул Секрет Иванович.
   Мы с Колькой удивлённо переглянулись:
   – Не секрет, и не тайна, – ответил Колька, – Я – ежонок Колька Колючкин.
   – А я – зайчонок Коська Ухин. – добавил я.
   – Вот так жили – не тужили! – разочаровался Секрет Иванович, – Неужели ни одного секрета, ни одной тайны?..
   – Как же ни одной?! – удивился Колька, – Эх, да через тайну мы вас и разыскали. Все в нашей школе – и учителя, и ученики – заболели загадочной болезнью. Все ноют, плачут и ничего не могут делать.
   – Кроме нас, – добавил я, – Вот и тайна, почему мы  не заразились.
   – Может, потому, что вы не такие как все. До приключений большие охотники, и героями стать хотите. Так ведь? – спросил Секрет Иванович.
   – Хо… Хотим… – опустил глаза Колька, – А разве это плохо?
   – Вот потому и не заразились, – сказала Тайна Петровна. –  А то как же?!
   – Так это вы нам ту записку на берёзе написали? – спросил я.   
   – А мы секреты и загадки только загадываем, а не разгадываем, – улыбнулся Секрет Иванович.
   – И что же нам теперь делать? – разочарованно переглянулись мы. А Секрет Иванович сказал:
   – Разгадать тайну мы не можем, а вам поможем. Намекнём…
   – Конечно! Намекай! – примиряюще, – Кто вас по утрам будит?
   – Мама! – радостно ответили мы.
   – А мам ваших кто будит?
   – Сами просыпаются, – сказал я, – Чтобы завтрак приготовить и нас в школу собрать.
   – Какие вы недогадливые, несметливые, – покачала головой Тайна Петровна, – Намекаем дальше…
   – Придётся вам искать других волшебников – птичников, – проговорил Секрет Иванович, – и чудаки-волшебники исчезли.
   – Где же они? – разочаровался Колька.
   – А давай позовём Соню Солнцевну, – предложил я, но сверху послышалось:
   – Не надо звать! Я уже давно сижу тут на ветке и всё слышала. Как же вы не догадались? Вам же на петушков намекали! С третьими петухами солнышко восходит, день начинается, и все просыпаются!
   – Ой! – вскрикнул я, – И, правда! Потому и птичников надо искать! Только где?
   – Есть за Соколиной горой Сказочный Птичий Рынок, – пояснила Соня, – Там и курочка Ряба, и Гуси-Лебеди, и журавль из разных сказок, и Гадкий Утёнок из сказки Андерсена, и Золотой петушок из сказки Пушкина, и Жар-Птица – все там обитают… Времени мало – бежим туда!

   Прибежали мы на сказочный Птичий рынок. Отовсюду издалека слышится квохтанье, кудахтанье, кряканье, щебетанье, колыханье крыльев… Ходили мы, ходили вокруг видели наутёк пустились!
Сидящего на нём красавца-петуха. На табличке внизу значилось: «Петушок-вечельчак Кукареку». А рядом свободное место с табличкой: «Петух-зануда».
   – Всё ясно! – объявила Соня, – Ваших учителей и одноклассников закукарекал петух-зануда. Разбудил их до восхода солнца и нагнал тоску. Надо его прогнать и попросить петуха-весельчака Кукареку его перекукарекать. Это же самая солнечная птица – солнце встречает и солнечный язык знает!
   Соня Солнцевна побежала к петушку-весельчаку и что-то начала говорить ему. Тот выслушал. Склонив голову набок, потом кивнул головой и подождал немного. После чего слетел с жёрдочки прямо к нам, и мы все вчетвером помчались к нашей школе.

   Как прибежали, подозвала Соня нас с Колькой к той берёзке, на которой была загадочная записка, с которой началось наше приключение. Смотрим – на ветвях белой берёзы дремлет чёрный петух с красным гребнем набекрень. Кинулись мы с Колькой к нему; я кричу: «Кыш!», а Колька навострил на него свои колючки. Подскочил петух-зануда!.. А петушок–весельчак Кукареку, так звонко раскукарекался, что наши учителя  и одноклассники сразу опомнились.
   Одноклассники, будто от страшного сна очнулись. Засмеялись, зашумели…
   – Спасибо тебе, петушок! – поблагодарили мы, – И тебе Соня Солнцевна!
   Улыбнулась Соня, и петушок, кажется, тоже. И тут же оба пропали.
   – Всё хорошо, что хорошо кончается! – обрадовался Колька.
   Я весело кивнул ему и тут же почуяв, как нас хвалят и поздравляют Вовка Волков и Рудик Лисовенко, как восторженно любуются на нас Раиска Мяу, Зина Бебешко и остальные девчонки, что зажмурился от удовольствия. Что и говорить – приятно быть героем!
   И вдруг Колька предложил:
   – Послушай, а может не расскажем никому, что мы прогнали злого петуха-зануду и привели весельчака Кукареку?.. Пусть это будет нашим секретом. Нашей тайной?!.
   Я вздохнул – пропала наша слава!
   А может, и прав Колька Колючкин. Может, и, правда, добро лучше творить незаметно. Чтоб никто не догадался. А только мы знали. И сами себя уважали.
   И я ответил Кольке:
   – Зд;рово ты придумал! Пусть это будет нашим секретом и нашей тайной!


© Нестайко В.З., текст

© Денисова В.С., перевод


Рецензии
Шановний Всеволоде Зиновійовичу, як же я рада отут с Вами зустрітися! Не думала й не гадала, чесне слово, я ж виросла на Ваших казках, а тепер уже в самої діти дорослі. Ваші історії, такі добрі й легкі, досі сповнюють серце теплом, як згадаю. Ми в дитинстві з подружками гралися в лісову школу - вона чомусь найбільш до душі припала :)
А тепер приємно бачити на полицях книжкових магазинів нові Ваші книжки з такими лагідними й добрими назвами, як і колись.
Щастя Вам, здоров"я, творчих успіхів бажаю від усієї душі! З Великоднем Вас!

Света Чмут   24.04.2011 03:05     Заявить о нарушении
КОНКУРС ТВОРІВ УКРАЇНСЬКОЮ МОВОЮ
http://proza.ru/2011/09/20/1025
Долучайтеся, дорогі пані та панове :)

Василина Иванина   23.10.2011 16:15   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.