Casus belli Повод для войны

Вот уже два месяца, как лето вступило в свои права. Летняя пора, пора беззаботной жизни, когда не надо никуда спешить, продолжалась. Заканчивался только восьмой день августа.

На тихой уютной лужайке за небольшим дачным домиком, в окружении хаотично расставленных пластиковых кресел и столов стоял мангал. У мангала хлопотал паренек небольшого роста, с длинным острым носом и черными, почти сросшимися бровями. Облаченный в белоснежный фартук, он со знанием дела нарезал большим ножом шашлык. Ваней друзья называли его условно – на родине бы его звали Вано. Родители его снимали этот дачный домик у одной милой русской бабушки, чьи внуки уже давно выросли, а лишняя прибавка к пенсии не была лишней. Семья Вано не так давно перебрались жить в Россию, а сам юноша родился в Грузии и всегда считал себя настоящим грузином. Вот и теперь он очень старался, так как делал блюдо для гостей, которые уже весело общались, удобно устроившись в пластиковых креслах и шезлонгах.

И только один гость был одинок. В другом конце лужайки, у самого забора, спортивного вида голубоглазый блондин, косая сажень в плечах, пытался убрать мусор. Звали его Виктор. Ему просто было ничего делать, хозяина он не знал, в гости пришел за компанию с друзьями, и от скуки подрядился помочь с уборкой. Все ему не нравилось, и он лениво, с явным выражением отвращения на лице, собирал остатки каких-то полиэтиленовых мешков и помятые пластиковые бутылки, которые соседи, вместо того чтобы отправлять в мусорное ведро, просто кидали через забор на участок грузина. Вот и сейчас соседи через дорогу буйствовали: пили пиво, танцевали, слушали какую-то громкую шансонную музыку из автомобиля, что был загнан на задний двор и стоял с открытыми дверями. Из радио возле мангала тихо лилась какая-то бесконечная кавказская мелодия, и слушать ее было для Виктора хуже никуда.

– Хватит, надоело! Я не нанимался – сам и убирай! – Виктор бросил пакет с собранным мусором, распрямил спину и подошел к Вано. – Когда уже, наконец, нормальная тусовка начнется, и когда ты дожаришь свой чертов шашлык?

– Э-э-э, я же не шаурму делаю, да? – ответил Вано, и в его голосе была слышна обида, – это же шашлык! Хорошо приготовить мясо может только настоящий джигит! Потому что меня мой отец учил, его дед учил, деда прадед учил, а ты хочешь, как в забегаловке.

– Любой русский повар, – он прервал хозяина на полуслове, – приготовит мясо не хуже тебя!

Легкая перебранка не улучшила Виктору настроения. Между тем праздник на соседнем участке перешел от посиделок у костра к танцам вокруг автомобиля и диким крикам под ненастроенную гитару… Возле мангала явно назревал конфликт, но никто из гостей Вано не обращал внимания, все весело общались, кто-то уже играл в карты.

Вано бросил нож, скривил недовольную улыбку, вышел из-за мангала на середину лужайки, на ходу сняв и бросив на подвернувшийся стул фартук:

- Если бы ты не пришел вместе с моими настоящими друзьями, я бы вышвырнул тебя через забор, – сказал он с явной злобой, и его пальцы сжались в кулаки.

Виктор хотел выругаться в ответ и уже подсознательно рассчитывал, как ударит противника, но тут случилось то, что ошарашило и его, и грузина, и гостей, и соседей, доселе весело танцевавших. Музыка в один миг смолкла, и вместо нее забубнил голос ведущего радиоканала. Волей-неволей всем пришлось прислушаться, и уже через несколько секунд стало известно о нападении Грузии на российских миротворцев и мирный Цхинвал. Глаза Виктора буквально налились кровью, он пошел было вперед, но остановился, увидев лицо Вано.

Вано стоял бледный, руки его опустились и кулаки разжались, глаза нервно бегали, а подбородок дрожал. Он был поражен новостью и никак не мог поверить в столь жестокое и масштабное проявление агрессии между государствами. Виктор тоже серьезно задумался. Мир будто перевернулся в его голове, слово «война» до этого он ассоциировал в первую очередь с неудачными военными действиями России в Чечне, в которых принимал участие его отец. Из сиюминутной задумчивости Виктора вывел боевой клич, раздавшийся с соседнего участка:

– Грузия напала на Россию! Наш сосед грузин! Бей его! – толпа, которая несколько минут назад мирно отдыхала, сейчас уже начала штурмовать забор. Через несколько секунд Вано и Виктор стояли на своей лужайке спина к спине в гордом одиночестве. С той же скоростью, с какой подвыпившие соседи штурмом брали забор, разбежались гости, бросив и карты, и веселые разговоры.

– Эй ты, отойди от черномазого, он наш! – кто-то из толпы, вооруженный пустой бутылкой, попытался сунуться вперед.

Виктор оглянулся. С одной стороны стоял сутуловатый грузин, пораженный горестной новостью, с другой - обезумевшая толпа, которой рвавшаяся изнутри дикость дала команду рвать и метать, а там, где недавно сидели друзья Виктора, уже никого не было. Виктор в один прыжок оказался около мангала с углями. Схватив мангал за тонкие металлические ноги, он размахнулся им и, отправив тяжелую металлическую штуковину в непродолжительный полет, вывел из строя первого противника. Это вызвало небольшую заминку, но уже через несколько секунд озлобленный парень в черной куртке ринулся вперед.

Думать было некогда. Виктору было достаточно одного удара правой, чтобы на время нейтрализовать противника. Вслед за ним налетел подвыпивший боец с битой, и пришлось повозиться, так как бросок через бедро занял несколько секунд. Распрямившись, Виктор оценил ситуацию на поле боя. Трое из четырех противников, что удачнее остальных преодолели забор, лежали в груде мусора, четвертый вместе с Вано катался по земле. Виктору не составило особого труда швырнуть его на остальных товарищей, которые собирались подняться на ноги.

Прежде чем бойцы успокоились и образумились, поняв, что с кандидатом в мастера спорта спорить в таком духе небезопасно для здоровья, прошло всего несколько секунд, и вот нападавшие, подхватив нокаутированного мангалом, – он все еще не мог прийти в себя - удалились на свой участок.

Виктор посмотрел на Вано, который только сейчас, по окончании драки, вышел из ступора и бросился спасать шашлык и восстанавливать мангал. Виктор ухмыльнулся, но на этот раз ничего не сказал и пошел собирать разбросанные в ходе драки стулья:

- Эх, даже русские могут струсить! Не верится! – он произнес это и посмотрел на реакцию грузина, который уже стоял рядом с ним, держа в руке два шампура с уцелевшим шашлыком

- Ну, ошибиться может любой, – Вано улыбнулся и протянул шампур Виктору, – труднее сознаться в этом и признать чью-то справедливость…

- И поесть настоящего шашлыка! – перебил Виктор, и оба они улыбнулись, так как несмотря ни на что шашлык вышел на славу.


* Casus belli – формальный повод для объявления войны


Рецензии