Владимир Треумов

  Читать начало - "средь шумного бала".  И, началась война. Характер.


                             СЕМЕРО ИЗ ДОМА №81 ПО БОЛЬШОЙ БАЗАРНОЙ
                                  Краткие истории семерых детей
                      Александра Георгиевича (02.06. 1875-27.11.1942)
                     и Екатерины Петровны  (12.11. 1879-1959) Треумовых,
                              как  запомнила. Начну с первенца.

                                 ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ ТРЕУМОВ
                                         1898 – 1941 (42).
 
       В середине  двадцатых годов судьба занесла Владимира   в Вологду. Родители получают от него письмо, в котором он сообщает о перенесенной им тяжелой болезни и о девушке Марусе, которая  выходила его,  буквально, вернула с того света. Родители Владимира  шлют Марусе искреннюю признательность и поклон.
       В следующем письме  Владимир сообщает, что он любит Марусю, Марию Сергеевну,  и собирается на ней жениться. «Если бы вы видели, какая  она, вы бы меня поняли».
Как не понять! Конечно, не мешало бы сначала познакомиться с будущей невесткой, но, коли судьба так распорядилась, родители шлют свое благословение.
        Воображение Екатерины Петровны  рисует стройную, с красивыми волосами   барышню,  вроде нее самой,  когда она познакомилась с Александром Георгиевичем… Вспомнилось, как совсем недавно была с сыном в театре и там, опустившись перед ней на колено, Владимир  помогал ей переобуваться, а незнакомые смотрели на них с  интересом и недоумением - странная пара: для такого сына дама слишком молода.  Возникла в памяти и другая картина счастья, как с сыном  ездили на велосипедах, вызывая привычное любопытство  у прохожих.  Им обоим такая игра доставляла удовольствие.  Словом,  мать не сомневалась в хорошем вкусе своего первенца.
         Наконец молодые приехали. Возможно, чрезмерное ожидание породило чрезмерное  разочарование, испытанное моей бабушкой при виде Маруси. (Бабушка рассказала эту историю, когда мы вместе с ней пропалывали грядку.) Перед ней стояла бесцветная девушка, с  жидкими волосами и тяжелыми ногами. Но Володя с такой   нежностью и любовью  смотрел на жену, ожидая  и от матери подобного восхищения, что она постаралась скрыть свои чувства,  и ненароком не  выдать  огорчения. 
        Первое впечатление постепенно уступило место симпатии, и все полюбили добрую, спокойную Марусю, хотя бабушка однажды не смогла совладать с эмоциями и отвернулась,  увидав, как  сын  вытирал распаренные ноги своей жены, после того как  сам их  и  вымыл.   А уж  чаепитие – чашка за чашкой,  до капельки пота на кончике носа,  да и блюдечко на растопыренных пальчиках Маруси вызывали  нередкое огорчение  у бабушки.
         Владимиру с Марусей отвели зал. Так началось дробление дома.  Навсегда заделали арку, соединяющую зал с гостиной.  Теперь у молодой семьи самая большая комната в доме.
К началу войны в семье Владимира трое детей: - Люся (родилась 6 августа 1925  года),  Ляля (1930 ?).  Ромуальд.  Люся однажды гостила у нас в Подлипках,  правда, это было еще до войны,  ее совершенно пленил наш водопровод на коммунальной кухне, и она  сказала, что готова целый день мыть посуду в таких замечательных условиях….  Маруся, сколько я помню,  работала в библиотеке клуба им. Ногина, много читала сама и меня приобщала к чтению, когда я бывала в Коврове. Я ходила к ней на работу и от души рылась на полках, выбирая себе книгу, но она  строго следила, чтобы книги возвращались на место.  Владимир работал на режимном заводе и не подлежал мобилизации по возрасту.  В первый год войны  у них родился четвертый ребенок, который вскоре умер.
          А дальше произошло что-то роковое, цепь неясных для меня событий: то ли не возвращенная, то ли полученная продуктовая карточка после смерти новорожденного,   но возмездие власти  последовало незамедлительно.
        И без того голодающая семья (как, впрочем, и все остальные в доме), осталась без кормильца:  Владимира забрали в штрафной  батальон, он вышел из дома с жидким рюкзачком за спиной… И больше его не видели.
         Владимир Александрович Треумов погиб, как предполагают, в первой же бомбежке, не доехав до  другого места  своей неизбежной гибели. Ни малейшей весточки,  ни от него, ни о нем, с того дня, как  семья проводила мужа и отца. А бабушка с дедушкой потеряли  первенца, сына  в самом расцвете мужской зрелости.
         Маруся поднимала  детей одна. Девочки росли благополучно, правда, младшая, Ляля, страдала врожденным пороком сердца, а с Ромуальдом были какие-то проблемы
          У меня эта семья почему-то ассоциируется с запахом валерьянки, исходящей из аптечного шкафчика, висящего возле  их двери. И еще с тревогой:  что же  им есть в следующий раз, когда и в этот  все до последней  крошки съели.

            
                    Читать продолж. http://www.proza.ru/2009/12/24/653


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.