Открой двери сердца своего

Тем, кто чувствует себя неуютно 31-го декабря... С Новым Радостным Днем!
Из серии "Спасительница-Любовь"

Когда одна дверь счастья закрывается, другая открывается; но часто мы так долго смотрим на закрытую дверь, что не видим ту, что открылась для нас.

Первая часть

Все начинается с Любви… любовью и заканчивается. Если нет Любви, то история закончиться не может: так и будет тянуться вечно. А истории обязательно должны заканчиваться. Чтобы начинались новые, еще более красивые.

Когда есть Любовь, то одни истории начинаются, другие заканчиваются, но из них нарождаются новые истории – как детки, которые рождаются от Любви. И тогда Жизнь становится прекрасной и хорошеет день ото дня. И становится бесконечной.

Истории бывают разные: счастливые и немножко грустные, но обязательно со счастливым концом, иначе это не история, а…  кто его знает, что? Ну, в общем, всякие такие тянучки и страшилки пугают Жизнь, и от них Она может заболеть.

Ну, а теперь вот такая история.

Жили-были Мам и Пап. Мам была очень красивой. У нее были очень красивые вьющиеся волосы рыжеватого цвета и зеленые глаза. Носик прямой, а губки алые, как у царевны. И Пап был как царевич – высокий, стройный, светловолосый. Глаза у него были цвета ранневесеннего неба – голубые-преголубые! Пап был сильный и добрый. Он часто носил на руках свою любимую Мам, которая охватывала его шею красивыми и нежными руками, смущенно утыкаясь носом в шею. Смех её звучал как тысячи колокольчиков на всю округу!

И было у них двое детей – мальчик и девочка – Тим и Том. Они - погодки и, когда были маленькими, очень бурно реагировали на погоду: как только небо хмурилось и собирался дождик, детки начинали хныкать, у них начинали болеть животики и спали они плохо... Вот потому их и звали: Погодки.

Вообще-то Тим - это Тимофей. А Том – это Тамара. Они почти вместе начали говорить, произнося свои имена слитно, которые звучали, как два колокольчика: Тим-Том! Тим-Том!

Дети и Пап всегда любовались, глядя на Мам, и все соседи гордились дружбой с этой семьей. По утрам Пап уезжал на работу, а Мам всегда оставалась дома, занималась хозяйством, и дом у них был очень красивый и уютный. Всегда вкусно пахло едой из кухни, тихо играла музыка из магнитофона. Окна открывались с утра, легкий ветерок играл занавесками, и комнаты заполнял аромат цветущих во дворе цветов необычайной красоты.

Дети подрастали и уже начали готовиться к школе. Мам задумалась – что делать, как их разлучить по разным классам? Ведь они такие неразлучники! Как попугайчики. А тут, через семь лет после рождения первенца, появилась Тин – славная девочка с глазами точь-в-точь, как у Мам! И решила Мам, что возьмет учителей в дом, чтобы они занимались детьми, пока она будет растить маленькую Тин. Дети, конечно, ходили в школу, но в основном учились дома. Все шло так ладно, что Господь вознаградил эту прекрасную семью еще одним малышом, которого все звали Бом. 

Так вот, детей было четверо: старшенький, умненький – Тим двенадцати лет. Потом Том - тоже умненькая девочка, ей одиннадцать. Тин – это Алевтина, младшенькая девочка пяти лет. И Бом – это годовалый Бориска, который когда шлепался на свою мягкую попку, никогда не плакал, а говорил: «БОМ!», что означало: Боря упал.

И вдруг в этот добрый и теплый дом пришла беда. Беда – она такая – тайно приходит в самый разгар веселья или счастья. Почему так бывает – не знает никто, но так бывает у многих. Когда слишком все хорошо, люди перестают это ценить. Они забывают, что счастье – хрупкое растение, за ним уход нужен.

Однажды Пап уехал на охоту и не вернулся. Мам долго ждала его, звонила куда-то, кто-то звонил ей, а потом сказала: «Нет у нас больше папы. Был, да весь вышел». Пап пошел на охоту и там заблудился, зашел в какую-то берлогу, потерял там память и остался жить в этой берлоге с другой тетей. Устал он, видите ли, от постоянных криков и забот.
И тут все вспомнили, как давно Пап не носил Мам на руках, увидели, что Мам как-то подурнела в последние годы, перестала за собой следить и стала хуже выглядеть.

Вспомнили, что Пап все чаще задерживался на работе и не ужинал дома в семье, а говорил, что сыт по горло. Чем же он мог быть сыт, ведь никто на свете не готовил лучше, чем наша Мам?

Мам даже помертвела от горя. Конечно, она вставала с постели и что-то делала по дому, но больше не пахло пирогами, не играла тихая музыка…

Тим стал суровым, а Том замкнутой. Постепенно стали уходить няни и учителя, Бом все больше плакал в одиночестве, а Тин, ничего не понимая, дергала всех своим вопросом: «Когда же Па-а-а-ап придет?» «Не скули», - одергивал её Тим, - «нет у нас больше папы». От этих слов Тин заходилась плачем, Мам выскакивала из спальни и со слезами на глазах умоляла всех разойтись по своим местам.

Это было мягко сказано – умоляла. Она кричала на детей и становилась совсем непохожей на ту милую и добрую Мам, к которой всегда хотелось прижаться и погреться около нее. Так было уютно когда-то! А сейчас в доме стало невозможно находиться. Мам стала просто страшная старуха! Тин стала её бояться, и только Бом, казалось, ничего не чувствовал и не замечал. Маленькие дети всегда видят сущность за явлениями и очень верят своим мамам. Даже когда они некрасивые или огорчены, дети видят мам своих в самом прекрасном свете. Они верят в их внутреннюю красоту.

Деньги заканчивались. Они имеют такое свойство – убегать из тех домов, куда приходит злость, раздражение, крики, беда… А гордая Мам не принимала никакой помощи из берлоги. Дети исхудали и стали нервными. Куда бы они ни пошли, везде натыкались на сочувственные взгляды взрослых и тайные вздохи вслед: «Бедные сиротки! Какие же подлецы эти мужики!» От этого разъедающего душу сочувствия и жалости Тим и Том старались бывать на людях как можно реже. Перестали играть с ребятами на улице. В школе вообще ни с кем не разговаривали. Но странное дело: и там тоже все прознали про их беду! Учителя сочувственно качали головами и вздыхали за их спинами.

Как-то Мам вдруг встала ночью и пошла на кухню. Когда она зажгла свет, то просто ужаснулась – по столу, плите, шкафам ползало целое полчище рыжих и усатых… да-да, тараканов! Он отвращения Мам чуть не упала в обморок. А тараканы даже не разбегались от света, а лениво расползались. А чего им было бояться? Тараканы всегда приходят в дом, где никому ни до кого нет дела. У взрослых это называется умным словом депрессия. А тараканам раздолье. Вот уж у кого нет депрессии – веселись, пока другие плачут и страдают!

И тут Мам очнулась – ведь они могут добраться и до детей! Мам живо представила себе полчища тараканов в постельке у Бома: вот откуда эти прыщики на теле и плохой сон! От этой мысли когда-то прекрасные, а теперь нечесаные волосы Мам зашевелились на голове. Она схватила тряпку и начали лупить тараканов. Но не тут-то было: тараканы, усмехаясь и шевеля усищами, лениво разбредались по щелям. Всю ночь Мам чистила и отмывала кухню, комнаты, да еще и коридор, и прихожую прихватила.

Когда солнышко проснулось, то сквозь чистейшие окна оно увидело уставшую, но снова умытую и красивую Мам. Тут и дети проснулись и впервые за долгое время почувствовали запах горячих пирожков и любимого какао с молоком.

Это Мама! Шлепая босыми ножками, дети прибежали на кухню и замерли от удивления. Как сладко в доме, когда солнышко своим светом украшает кухню сквозь чистые окошки, улыбка украшает лицо Мам и сама она так красиво украшена, и так вкусно пахнет еда! Даже Бом приполз, поднялся на ножки, как всегда, шлепнулся на попку и сказал: «Бом!» В доме зазвенел смех: пора идти навстречу счастью!

Вторая часть

Отказавшись страдать, Мам пошла искать работу. Что она больше всего любила делать и что умела делать хорошо? Только растить детей. И не смотря на то, что Мам очень хорошо знала математику и что имела самое высшее по ней образование, свою профессию не любила, а потому идти работать в институт не хотела. И она выбрала работу нянечкой в детском комбинате.

Это был не комбинат по производству детей, одежды, сосисок или обуви. Так назывался детский сад, в который дети ходили, начиная с ясельного возраста. Там их растили до школы. Вот почему Мам выбрала этот комбинат: у нее была Тин-дошколенок и Бом-яселенок.
Началась новая жизнь – не такая как при Папе, но все-таки лучше, чем при маминой депрессии. Утром старшие дружно вскакивали, умывались, завтракали, отводили младших в детский комбинат, а сами бежали в школу.

Мам любила работать во вторую смену. Она все равно просыпалась раньше всех, пекла что-нибудь вкусненькое или делала бутерброды с какао. Потом убирала дом, готовила обед и ужин и уходила на работу. Старшие после школы днем оставались одни, готовили уроки, мыли за собой посуду, убирали дом, а потом должны были вечером прийти за младшими в детский комбинат. А Мам продолжала работать допоздна и страшно уставала, но не жаловалась никому. И когда она только отдыхала?

Приближалось Рождество, Новый Год и все замечательные праздники. Надо было чем-то порадовать детей. Мам призадумалась: что делать? Где взять деньги на столько подарков? Денег надо так много! Ведь детей много – и своих, и полюбившихся в комбинате деток, которые тоже жили в неполной семье. Так хотелось сделать и им приятное.

В это время в комбинат по взращиванию деток до школьного возраста привели девочку. У нее умерла мама, и папа привел её в детский садик, чтобы самому иметь время зарабатывать деньги. Девочка была очень тихая, грустная, безразличная… Совсем, как Мам, когда была в депрессии. Мам и сейчас не часто улыбалась, но все же стала помягче и поласковей. Увидев эту худенькую, робкую девочку у Мам сердце чуть не заплакало. Её папа не мог забирать девочку каждый день домой, а только в пятницу на выходные, потому что работал водителем большого грузовика. Случилось так, что в этот предпраздничный день девочку никто не забрал и тогда Мам, прождав её папу до самого допоздна, убрав и помыв все комнаты, взяла маленькую спящую девочку на руки и понесла её к себе домой. Не оставлять же её одну, да и самой надо было бежать к своим деткам: вот-вот наступит праздник, а дел еще много. Закутав девочку поплотнее в одеяло, Мам поспешила домой.

Своя ноша не тянет. А эта девочка была очень легенькой, как будто в ней не было ни косточек, ни жиринки – как пушинка. Мам почувствовала недоброе: не собирается ли и она уйти вслед за своей мамой? Вот почему она так мало ест, мало пьет водички или чая, не играет с другими детьми… Еще и папа не пришел, как будто бросил.
Двери открыл Тим и очень удивился: кто это? Он даже подумал, что Мам принесла щенка, о котором он мечтал, но боялся попросить. Ведь приближались Новогодние праздники! А в это время можно пожелать все, что хочешь, и добрый дедушка Мороз исполнит любое твое желание. Повзрослевший Тим уже не очень-то верил в эти сказки. Он знал, что это мама и папа покупают и кладут подарки под елку. И даже если деды Морозы и приносят подарки с улицы, то все равно, это родители заказывают их появление. Думая так, он все же постарался не разочаровывать младших.

Потом вспомнил, что услышал все это от соседских ребят, которые не всегда по-доброму относились к нему. Ведь он не мог теперь составить им компанию во дворе: надо было помогать Мам растить младших. За это ребята прозвали его нянькой. Он не сильно обижался на них, правда, иногда было не очень приятно.

Но когда он увидел Мам со свертком в руках, вера его в чудеса всколыхнулась: собака! Мам положила сверток на диван и развернула его. Тим вдруг чуть не заплакал от обиды и разочарования – девочка! Какая-то чужая девочка… То же мне, «Спящая красавица». В сердце появилось какое-то неведомое до селе чувство ревности и даже зависти. Это его, точнее, их Мам! Не хватает тут еще кого-то.

Видно было, что девочка не спала, но и не хотела открывать глазки. Мам нежно пощекотала ей щечку, а та никак не отреагировала. Что же делать? Надо как-то её спасать. Подошла Том, следом за нею Тин, тут и Бом подбежал своёй «летящей походкой». Все молча смотрели на девочку.
- Как её зовут? – спросила Том.
- Кристина – ответила Мам.
- Кристина… какое красивое имя… А почему её так назвали?
- Не знаю, - вздохнув, ответила Мам и стала раздевать девочку. Она сняла комбинезон, расстегнула кофточку, и дети увидели на шее у малышки серебряный крестик.
- А, вот почему её зовут Кристина! – догадался Тим. - Потому что она носит крестик!
- А почему она носит крестик? – спросила Тин. - А почему у нас его нет?

Мам не знала, что ответить. Она, конечно, знала, что детей надо крестить, то есть отдавать на попечение Богу, чтобы Он мог позаботиться о Своих детях. Но сама в Бога верила мало, не была крещенной и детей не крестила. Вопрос Тин смутил ее, и она не знала, как на него ответить.

Вдруг её просто озарило: надо всем сходить в церковь и покреститься! Вот это и будет для всех для нас подарок – крещение в праздник Рождества. Как она не додумалась об этом раньше? Но тут она снова посмотрела на лежащую девочку, которая не хотела ни с кем общаться: «Но её Господь не уберег! Хоть она и крещеная и имя у нее Кристина, а вот нет у нее, такой маленькой, мамы. Да и папа её куда-то запропастился. Может, тоже попал в чужую берлогу и забыл о дочери». 

Такие мысли к хорошему не приводят. Мы называем их Сомнениями, и знаем, что они – не от Бога. Бог посылает нам мысли о Любви и Свете, о Радости и Счастье, и это называется Надеждой. Когда Сомнения начинают бороться с Надеждой, лучше стать на её сторону и помочь ей преодолеть Сомнения. Иначе Сомнения (если победят Надежду) возьмутся за нас, начнут поедать наши хорошие мысли, а потом и тело. Мы начнем болеть, болеть, и совсем зачахнем.

А если мы стоим на стороне Надежды, тогда на подмогу приходит Вера, а следом за нею Любовь. Любовь пригласит Свет, и вместе они осветят все вокруг.
Трудно поверить, что Боженька посылает такие страшные испытания самым любимым Своим детям. Как так – любить и испытывать? Любить и нагружать все больше? Скорее и вернее было бы наоборот – любить и ограждать от трудностей! Трудно понять Бога. Здесь нужна только вера, причем,  без всяких условий и вопросов.
 
«Господи, прости и помоги!» - вздохнула Мам. Вот ведь и не крещеные, и не очень-то в Бога верим и Богу не верим, а поминаем Имя Его в самые трудные минуты! Это в крови у нас, что ли? Отогнала Сомнения Мам и начала готовить ужин. Зачем забивать себе голову вопросами, на которые нет ответов? Из кухни вкусно запахло. Когда Мам позвала детей кушать, на кухне были зажжены свечи, снова играла тихая музыка из приемника. Тин и Том привели маленькую Кристину, слегка разрумянившуюся от тепла. Только они сели за стол, как вдруг в дверь позвонили. Мам быстро прошла к двери.

Что-то непонятное происходило в прихожей. Дети по одному потянулись из кухни за Мам. Посреди прихожей стояла огромная елка!!! Пахло хвоей, морозцем и радостью! Господи! Вот это да! Только чуть-чуть поверила в добрые мысли, которые нам дает Господь, и чудо уже на пороге!

Из-за елки показалось лицо незнакомого мужчины. Он улыбался немного смущенно. 
-     Это у вас моя девочка Кристина? – спросил он.
- Да, - ответила Мам,  – а вы пришли за нею? Тогда проходите, мы только собрались ужинать. Проходите, не стесняйтесь.

Тим, как самый взрослый мужчина в доме, вежливо предложил раздеться. Он вообще был очень вежливый и приветливый мальчик, но тут снова почувствовал какие-то уколы в сердце. Как будто оно почувствовало недоброе. Преодолев себя, он завел мужчину на кухню. И вдруг все заметили, что только Кристина не вышла в прихожую и не видела не елки, ни того, кто пришел. А тут её глаза распахнулись и засияли. Как будто два лучика Света и Любви осветили всю кухню и всех вокруг!

- Кристина, девочка моя! Прости, что я задержался. У меня машина поломалась.
Мужчина шумно стал рассказывать, как он торопился забрать пораньше Кристину, как чинил машину, как сторож рассказал ему, где искать дочь, как заезжал на елочный базар за елкой... От всех его разговоров, от его голоса становилось как-то спокойнее, и даже Тим повеселел.

Когда все поужинали, наступила неловкая тишина. Все молчали, все понимали, что гостям надо уходить, но никто не мог нарушить эту священную тишину. И вдруг Дядя-Пап стукнул себя по лбу и произнес: «А, черт! Как же это я забыл! Ведь по дороге мне встретился Дед Мороз. Это он помог мне починить машину, да еще подарков надавал! И как я мог это забыть! Простите меня, дети. Кто пойдет помогать мне?»

Как это, кто? Конечно же, мужчина - Тим. Бом был еще не в счет, а мужчин в доме больше не было. И тут вызвалась помогать Том. А как же, ведь они дети-неразлучники!
Одевшись потеплее, вся тройка вышла на улицу.

Через несколько минут Мам услышала непонятный шум в прихожей. Выйдя навстречу этому новому явлению, Мам остолбенела: у ног Тима сидела собака, а сам он со слезами на глазах начал быстро уговаривать Мам разрешить ей погреться. …Эта собака всегда живет во дворе и сопровождает Дядю-Пап во всех его поездках. Она охраняет водителя, помогает и иногда даже греет своим телом, если надо переночевать в машине. Но сегодня же праздник, а я так хочу собаку!!! Ну, пожалуйста!..

Вообще-то Мам не очень любила, чтобы в доме были собаки. Кошка – это еще куда ни шло, а собаки – ну, уж нет! Но тут её сердце смягчилось – не выгонять же эту гостью на холод. Разрешила. Но дальше происходило что-то уже совсем невероятное: вместе с Том Дядя-Пап занес целый мешок, в котором чего только ни было! И конфеты с печеньем, и игрушки для всех детей и много всякой разной еды. Дядя-Пап стал раздавать подарки, приговаривая: «А это Дед Мороз просил передать для…» и называл имя каждого из детей. В конце он вытащил очень красивую коробочку и передал её Мам. Когда она, робея и смущаясь, открыла ее, то ахнула – в коробочке лежал красивый крестик на золотой цепочке. Как Дед Мороз узнал её мысли и желание покреститься? Это было невероятно! Может сам Господь, услышав её мысли, передал их Деду? Ведь это настоящее чудо!

Когда детей с трудом уложили спать, и собака улеглась у дверей, Мам и Дядя-Пап остались одни на кухне. Шел неторопливый разговор. Дядя-Пап шепотом рассказывал про свою нелегкую жизнь, а Мам про свою, и под утро они договорились начать новую совместную жизнь. Пятеро детей – это же здорово! Теперь у ребят снова будут и Мам, и Пап.

Вот такие чудеса происходят в эти священные дни. Вот такая история…

       Помни, Бог открывает двери там, где кажется, что их не существует и быть не может. Но часто мы так долго смотрим на закрывающуюся дверь, что новых и не замечаем. А Он открывает их широко для каждого из нас, если мы от Него не отворачиваемся.
       Поверь и ты в Чудеса. Они так часто проявляются в нашей жизни, только мы порой их не ценим. Мы позволяем Сомнениям нападать на Надежду, ломать Веру, изгонять Любовь. И тогда Чудеса начинают обходить наш дом стороной. Но как только с Божьей помощью мы отказываем Сомнениям в праве жить в наших мыслях, начинаем прощать себе и другим все ошибки и прегрешения, Чудеса возвращаются. Следом за ними приходят Вера, Надежда и Любовь. Приходит Мудрость…
      Открой двери сердца своего… С Богом все возможно!


Рецензии
"Деньги заканчивались. Они имеют такое свойство – убегать из тех домов, куда приходит злость, раздражение, крики, беда" - Не только! Ещё Когда ты пенсионер!

Евгений Чекалов   12.12.2012 14:49     Заявить о нарушении
И все же - Деньги заканчивались. Они имеют такое свойство – убегать из тех домов, куда приходит злость, раздражение, крики, беда... Я тоже пенсионерка:)

Ангелина Могилевская   14.12.2012 10:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.