Песнь о Волехе - отрывок из романа - продолжение

1
Лук Волех смастерил из ясеня, на тетиву пустил воловью жилу, а стрелы сделал калеными – склеил рыбьим клеем каждую из четырех лучин, а на оперение взял перья сокола, чтоб дальше летели. Весь травень и червень, почти два месяца он уходил ежедневно в лес и тренировался в меткости – стрелял по березовым трутовикам, да по еловым шишкам. А сейчас он заприметил белку, усевшуюся на дубовом суку. Натянул тетиву, прицелился, чтобы попасть ей прямо в глаз.
- Неужто убьешь ее? – раздался сзади звонкий голосок.
- А то! Непременно убью! – ответил Волех.
- А зачем? У нее, небось, детки малые. А ну как твою мамку кто из баловства пристрелить захочет. Эй, белочка, убегай!
Зверек послушался и скрылся в дупле. Волех ослабил тетиву и обернулся. Позади него стояла веснушчатая золотоволосая девчушка лет восьми, босоногая, в сарафанчике и с туеском в руке.
- Ты кто?
- Я – Мирослава, Силая дочь. А тебя я знаю, ты Волех, сын Варфы-берегини.
- Никакая она не берегиня. Она живая, настоящая, просто знает много, и колдовать умеет.
- А ты умеешь?
- Я – нет, - Волех убрал стрелу в тул, что висел у него за спиной, а лук одним рогом упер в землю, а на другой оперся сам.
- А ты не страшный совсем, - Мирослава поставила в траву короб, сплела на груди руки и, склонив головку набок, озорно посмотрела на Волеха большими васильковыми глазами. – А деревенские тебя боятся.
Волех от смущения отвел взгляд и несколько мгновений молчал. Потом сказал, словно опомнившись:
- Слушай, как тебя там? – он помнил, как зовут девчушку, но не хотел называть эту пигалицу по имени. - Ты куда шла?
- За земляникой.
- Вот и ступай себе. Из-за тебя я вон белку упустил!
- И правильно упустил. Нельзя зверюшек для забавы убивать. Ладно, раз гонишь, пойду я.
Девочка подхватила туесок и двинулась по тропинке.
- А почему я должен быть страшный? – спросил ей вслед Волех.
Мирослава обернулась.
- А в деревне говорят, что ты сын лесного чудища.
- Неправда. Мой папа купец. Он за три моря уехал. Когда вернется, они с мамкой поженятся.
Девчонка пожала плечами, повернулась и пошла прочь. Но, сделав шагов десять, снова остановилась.
- А знаешь, приходи вечером к нам в деревню. Сегодня ночь на Купала, будем в горелки играть, через костры прыгать. Придешь?
- Посмотрим. Может, и приду.
Волех положил на плечо лук и зашагал к дому. Дома, в тесной лесной сторожке, его поджидали гости. Три старца сидели за столом на лавке и беседовали с Варфой. Когда Волех вошел, разговор прервался и все посмотрели на него.
- Ну-ка, покажись, каков стал, сокол ясный! – произнес один из старцев. – И не скажешь, что тебе десять лет от роду, на вид так все двенадцать.
Волех смутился. Второй раз на дню довели его до смущения. Он повесил на крючок лук с колчаном, взял ковш, зачерпнул воды из бадьи, напился. Пить не хотелось, ему просто надо было не подать виду, что стушевался. Вода не лезла в горло, текла с уголков губ на рубаху.
- Присядь-ка к столу, Волех, - обратился к нему средний старец. – Мы, собственно, к тебе пришли. Пора тебя научить премудростям разным. Я буду учить тебя колдовству и магии.
- А я, - подхватил младший кудесник, - рукопашному бою, владению мечом и ратному делу.
- А я, - молвил старший из волхвов, - рунице - велесовой грамоте, да счету, да языкам разным иноземным и еще знанию естества всякого земного. Мы будем приходить к тебе по очереди, каждый по два раза на седмице. А на седьмой день отдыхать будешь. Сегодня с тобой займется волхв Гор, - он показал на среднего старца, - Сейчас тебе надо отдохнуть и набраться сил, а вечером вы с ним приступите к учению.
- А можно завтра? – спросил Волех. – Я хотел сегодня вечером в деревню пойти на игрища.
- Увы, мой друг, про игрища пока придется позабыть, - молвил ему Гор. - Сегодняшняя ночь – одна из немногих в году, когда можно пройти инициацию. Ты должен владеть колдовством, а стать кудесником непросто. И первый шаг к этому – обряд, который ждет тебя сегодняшней ночью.
После заката Гор повел Волеха на высокий яр над рекой. Здесь он очертил на земле круг и выложил в нем треугольник дубовыми сучьями. Вдвоем они набрали хворосту, сложили его шалашиком в центре круга, разожгли костер и встали возле него. Гор опоясал Волеха змеиной шкурой и начал читать заклинание на иноземном языке. Во время чтения явились семь дев в одеяниях из зеленых ветвей и в венках из ромашек. Они взялись за руки и повели хоровод по границе круга, не заходя вовнутрь. Когда Гор произносил «Ни;ма!», они вскидывали вверх руки и повторяли это слово следом за ним. Кудесник трижды прочитал заклинание, потом сделал Волеху ритуальным ножом надрез на запястье и окропил кровью угли потухающего костра. Огонь ярко вспыхнул, а в ясном небе прозвучал раскат грома, и порыв ветра сорвался с небес. Лесные девы исчезли, огонь погас, а на северо-восточной стороне уже занималась утренняя заря. Гор снял с Волеха змеиную шкурку и надел ему на шею амулет – зеленый камень в форме головы змеи на серебряной цепочке.
- Сейчас я тебя покину, - сказал он. – А ты возвращайся домой и по дороге ни с кем не разговаривай. И с матушкой не разговаривай, впрочем, она в курсе дела. И ложись спать. А когда проснешься, я приду и буду учить тебя колдовским заклинаниям.
Старик исчез, а Волех воротился в избу. Варфа спала. Или делала вид, что спала. Волех залез на печку и, подложив под голову шапку, тоже уснул. Но спал он недолго. Раннее летнее солнышко вовсю светило в маленькое окошко. Варфы в избе не было – она тихонько встала и отправилась в лес набрать к обеду грибов. Волех слез с печи, вышел на крыльцо, потянулся. На поляне появился Гор. Как и откуда он взялся, оставалось загадкой.
- Все, Волех, обет молчания с тебя снимаю. Пойдем со мной, покажу, как оборачиваться в волка.
До захода солнца мальчик пробыл с Гором в лесу, а вернувшись домой, радостно сообщил матери, что теперь может, если надо, стать волком. На следующее утро пришел Марес. Он принес деревянные мечи для тренировок и в течение двух дней занимался с Волехом, обучая фехтованию и кулачному бою.
- Я научу тебя сражаться тяжелым и легким мечом. Тяжелый меч хорош при отражении атаки скопища врагов. А в двуборстве лучше легкий. Им можно не только рубить, но и колоть – это вдвое повышает эффективность боя. А если нет меча, врага можно одолеть голыми руками. Только бить надо не наотмашь, как мужики в деревне, а правильно и ловко. Я покажу тебе приемы борьбы греков и народов, что живут далеко, в стороне восходящего солнца.
А на пятый день Мареса сменил самый старший из волхвов – Арус. Кудесник начал свой урок такими словами:
- Запоминай, что я скажу тебе. Ты будешь знать основы мироздания, откуда текут реки и где рождаются звезды. Итак, вся наша Земля опоясана невидимой змеей, кусающей себя за хвост. Там, где ее зубы впиваются в тело – есть центр Земли, ее пуп. На том месте должен стоять главный град всех русских городов, и тебе предстоит воздвигнуть тот город.
- Скажи, Арус, а много ли вообще стран на земле?
- Много. Меньше, конечно, чем звезд на небе, но счесть их все равно трудно. Мир велик. Если ехать верхом, то от края до края Земли и за год его не проедешь, потому как моря преграждают путь и горы. А на ладье тоже весь мир не объехать, потому как далеко ее волоком придется тащить от моря до моря.
- А если на колеса ладью поставить?
- Ишь ты! Смышлен, однако. Нет, до такого еще никто не додумывался. А ты запомни, глядишь, когда и пригодится.
- А как вообще появился мир?
- Это трудно объяснить, а еще труднее понять человеку. Шла долгая борьба Хаоса с Порядком, Света и Тьмы. И Порядок победил Хаос, и появились боги. А Свет так до сих пор борется с Тьмой, потому есть день и ночь. А боги породили людей, и долго люди жили аки скот блудяще, и срамословили, и не слушались своих создателей - богов. И боги прогневались и задумали погубить всю Землю и все живое на ней, и залить водой. И лишь Триглав решил спасти зверей и человека – он оставил в недоступном для воды месте по паре всех животных, земные растения и одного человека, и трех его сыновей с их женами. И от одного из этих сыновей пошли черные люди, живущие на жарком полудне, от другого – желтые люди, живущие на восходе, а от третьего – белые люди, которые расселились по всему миру и создали многие народы. Одним из этих народов являемся и мы, славяне. И нами управляют три главных бога – Перун, Сварог и Святовит, а в едином обличии – Триглав, сиречь Белобог. Но кроме него есть и другие боги – Даждьбог, Стрибог, Велес, Макошь, Лада, Мара и еще менее значимые боги, каждый из них в ответе за свою стихию или за человеческую деятельность. А Тьма и Хаос по-прежнему стремятся захватить владычество над Миром, и правит ими Чернобог. И с Белобогом идет у них борьба постоянная, поскольку Чернобог есть Зло, а Белобог – Добро. А люди верующие борются с людьми заблудшими или введенными в искушение Чернобогом или прислужниками его.

На Макошин день седмицы деревенская детвора затеяла на опушке леса игрища. Сначала девочки водили хоровод, а мальчики играли в городки. Потом все вместе стали играть в лапту. Когда надоело, затеяли игру в шапки. Правила этой игры очень просты: в круг выходит пара противников, им надевают на головы шапки, и по сигналу надо любым доступным способом шапку с противника сорвать или сбить. Кто первый останется без шапки, тот и проиграл. Не разрешалось только пользоваться палками и другими посторонними предметами. В разгар этой игры на поляне появился Волех.
- Смотрите, сын купца пожаловал! – воскликнул один из мальчишек, самый нахальный.
- Что же твой тятенька долго не едет? – подхватил другой.
- А ну, давай в шапки сыграем, - предложил третий.
- Давай, - согласился Волех и вышел в круг.
Его противником был тот нахальный паренек, что первым заметил его появление. Это был уже большой мальчик, лет двенадцати, но Волех по комплекции не уступал ему. Едва мальчишки приготовились к началу игры, сзади к Волеху подкрался другой паренек, тоже большой верзила, и надвинул ему шапку на глаза, а нахальный противник засветил ему оплеуху. Волех, не глядя, схватил обоих за шивороты и стукнул лбами.
- Ах, ты драться! – возмутился нахальный парнишка и попер на него с кулаками.
Волех вспомнил все, чему учил его Марес, и задира тут же оказался на земле. Из носа у него текла струйка крови. Остальные мальчуганы, а их было человек восемь, по возрасту от восьми до двенадцати лет, с криками «Наших бьют!» кинулись на Волеха. Они больше мешали, чем помогали друг другу. По крайней мере, большинство ударов, предназначенных Волеху, доставалось его же противникам. Девчонки с визгом носились вокруг дерущихся, не то подбадривая, не то пытаясь разнять. Наконец в дело вмешалась Мирослава. Она была самая младшая среди девочек, но голос имела звонкий и хорошо поставленный:
- А ну перестаньте!
Неизвестно почему, но все послушались. Драка прекратилась, мальчишки расступились, потирая синяки и размазывая по лицам кровь пополам с соплями. Им так и не удалось повалить Волеха на землю, но под глазом у него, как и у многих его противников, красовался солидный фингал.
- Все, дружба-мир! – так же звонко сказала Мирослава. – Давайте дальше играть.
Попробовали поиграть в горелки, но игра как-то не клеилась. Игрища сами собой стихли, детвора потихоньку разошлась по домам, и скоро на поляне остались только Волех с Мирославой.
- А ты здорово дерешься, - заметила она.
Волех пожал плечами.
- Драгомир, он сильный, - продолжала девочка, - а ты его поколотил.
- Драгомир, это который мне шапку на глаза надвинул?
- Не, то Чеслав. А Драгомир – с которым вы начали в шапки играть. Да ты на них не сердись, они не злые. Приходи почаще, они привыкнут.
- Ясное дело привыкнут. Только часто я не могу. Я учусь.
- Учишься? На кого? На колдуна? – озорно хихикнув, Мирослава лучисто посмотрела ему в глаза.
- И на колдуна тоже. И на воина. Когда я вырасту, я княжить стану.
- Ха-ха-ха! Из грязи – в князи.
- А ну тебя, и ты туда же! – обиделся Волех, повернулся и зашагал в лес.
- Стой, погоди! – кричала ему вслед девочка. – Да погоди, не обижайся!
Но он шел не оборачиваясь.

Волех старательно постигал науки колдовства и ратного дела. Но больше всего ему нравились занятия со старшим из волхвов - Арусом, поскольку Арус был умен и знал ответы на любые вопросы. Сейчас Арус рассказывал про стороны Света и про разные дальние страны.
- А скажи мне, Арус, куда плывут ладьи по нашей реке?
- Это идут торговые караваны из Варяжского моря в Византию. Путь мимо наших земель из Варяг в Греки очень удобен – всего один волок из Ловати в Днепр, а так все по воде. Да только все меньше купцов последнее время им пользуется. Опасен становится этот путь. Потому как на полоцкой земле живут сволочи – разбойники, что на волоках караваны грабят. Да и вообще много народу с этого пути деньги стрижет - по Днепру печенеги набеги устраивают, на полуночи мери, да веси на купцов охотятся. Кабы с севера на юг, от Эстов до Греков наша земля едина была, можно было бы путь этот от набегов защитить, а с купцов брать хорошую пошлину на содержание дружины. Но, увы, сидят по этой земле и кривичи, и дреговичи, и древляне, и поляне, да прочие, и все меж собой враждуют, хоть и один народ славянский.
- Неужто все один народ?
- Да народ-то один, но живут все по-разному. Кто по людским законам, а для иных и ничего святого нету. Древляне, те вообще стыда не имеют. Срамословят при бабах, да при детях малых, семейных уз не ведают, живут как скоты, кто с кем попало, чьи отпрыски у них на свет появляются, так и понять нельзя.
- А что ж мешает объединить всех в одну землю?
- Мешает властолюбие. В любом племени есть вождь, который хочет вольным князем быть. И каждый думает: объединиться, мол, конечно, хорошо, но кто главным князем станет?
- Так, а ежели не всем под одного князя, каждый народ пусть сам по себе, но меж собою – мир. А рать содержать общую, могучую да сильную, с одним воеводой, чтоб всю землю славян защитить могла.
- Ишь ты! Умен не по годам. Ладно, мы к этому вопросу еще вернемся. Сейчас мне пора идти, а тебе я дам задание – написать рунами имена богов и за что каждый из них отвечает. Прощай, до завтра.
Старик ушел. Волех взял стило и принялся выводить на бересте руны. Когда он дошел до описания Лады, дверь скрипнула, и вошла Мирослава.
- Тебе чего? – обернувшись на нее, спросил Волех.
- Где мамка твоя?
- В лесу коренья собирает. А что?
- Меня к ней за мазью моя мамка прислала. Тятеньке в спину вступило. А ты чего делаешь?
- Руны пишу. Видишь? Вот это вот Лада.
Девочка подошла поближе, и заглянула ему через плечо.
- А я Ладу совсем другой представляла. Она должна быть красивой.
- Это же руна, а не образ. Рунами, да буквицами слова записывают. Вот если б ты читать умела, я бы тебе письмо написал бы.
- Правда, что ль?
- Ага.
- А мой тятенька грамоту знает, а меня все никак не научит. Рано тебе, говорит. Да и вообще, не девчоночье, мол, это дело.
- Почему ж не девчоночье? Грамоте всяк уметь должен. Хочешь, я тебя учить буду?
- О, да у нас гости! – в избу вошла Варфа. – Здравствуй, Мира.
- Здрасте, тетя Варфа!
- Что ж ты, Волех, гостью ничем не потчуешь? Иван-чая отвару хочешь? С черникой, с малиной.
- Ой, нет, спасибо.
- Тогда вот коврижки медовой погрызи.
- Да нет, я на минуточку, я за мазью только.
- Какой тебе мази?
- Что от спины.
- Не «от», а для спины. «От» – это значит совсем чтоб спины не было. Сейчас дам. Для кого, для мамки?
- Не, тятеньке. Он утром колесо менял, телегу поднял – и прихватило.
- Ну на, держи, пусть поправляется.
- Спасибо. А ты, Волех, в горелки играть придешь сегодня?
- Приду. Вот допишу урок только.
- А то я подожду, вместе пойдем.
- Хорошо. Но смотри, тихо сиди, не мешай!
- Я тихо посижу. Только я смотреть буду. А ты мне говори, где какая буквица. Ты же обещал меня грамоте учить.


Рецензии
Отличное начало!! И образ Волеха, несмотря на юные годы, весьма достойный ))Не пугливый, рассудительный мальчишка. Ждем продолжение!

Лакманова Анна   13.04.2017 12:50     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв, Анна)))

Владимир Жариков   13.04.2017 13:54   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.