Истринский район в годы ВОВ

1. Пролог

«Когда меня спрашивают, что больше всего запомнилось из минувшей войны, я всегда отвечаю: битва за Москву». Г.К.Жуков

Уже более полувека отделяет нас от Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. Но время не властно над народной памятью: хотя война все дальше и дальше уходит в прошлое, потомки всегда будут помнить то драматическое и героическое время, всегда будут чтить тех, кто отдал свою жизнь за Родину.

В гигантской схватке с фашизмом исключительную роль сыграла битва под Москвой. Здесь, на полях Подмосковья, в 1941 году впервые в истории второй мировой войны был нанесен сокрушительный удар немецко-фашистской армии, развеян миф о ее непобедимости и окончательно сорван план молниеносной войны. Здесь было заложено начало нашей победы над гитлеровской Германией.

Более шести месяцев длилось грандиозное сражение. Весь мир, затаив дыхание, ожидал его исхода. И Москва победила. В планах германского руководства захват Москвы и Центрального промышленного района был одной из главных политических и стратегических целей в войне против СССР. Гитлеровские стратеги рассчитывали на полный и быстрый успех операции «Тайфун». Они планировали глубокий прорыв на Москву группой армий «Центр» под командованием генерал-фельдмаршала Ф. фон Бока.

Великая победа под Москвой – результат героических действий советских воинов, партизан, трудящихся нашей страны, проявивших невиданную стойкость, высокий патриотизм, преданность Родине, делавших все для защиты Москвы, результат высокого военного искусства и мастерства командиров.

Битва под Москвой оказала большое влияние на изменение обстановки на других фронтах Великой Отечественной войны и на весь ход второй мировой войны. Ее результаты способствовали укреплению антигитлеровской коалиции, питали уверенность народных масс порабощенных стран в победе над фашизмом, ослабляли коалицию агрессивных стран, подрывали экономические, военные и моральные силы германского фашизма. Разгром немецко-фашистских войск под Москвой – начало гибели гитлеровского вермахта, начало крушения фашистской Германии.

2. Немного истории

«Враг пришел на нашу землю, не ведая, что сражаться здесь будут не только люди, но и природа». А.П.Белобородов

Территория Истринского района, простирающаяся вдоль Московско-Рижской железной дороги и Волоколамского шоссе, занимает площадь более 1374 кв. км, из которых около 590 кв. км приходится на леса, 38,7 тыс. га – на сельскохозяйственные угодья, в том числе 18,1 тыс. га – на пашни. Водные ресурсы района – это река Истра с ее притоками Малой Истрой и Маглушей, а также большое Истринское водохранилище, возникшее в результате сооружения плотины и гидроузла на реке Истре. Есть в районе и озера – Онуфриевское и Чудцевское.
На территории района два города: Истра – административный центр и город областного подчинения и Дедовск – город районного подчинения.

Возникновение и история города Истры теснейшим образом связаны с крупнейшим религиозным и культурным центром дореволюционной России – Ново-Иерусалимским монастырем. Он был основан патриархом Никоном в 1658 году. Строился монастырь по образцу Иерусалимского монастыря около 30 лет. Ново-Иерусалимский монастырь представлял собой значительное оборонительное сооружение. Но лишь однажды у его стен на берегу реки Истры произошло сражение: летом 1698 года Семеновский и Преображенский полки Петра I разбили мятежных стрельцов.

Город Истра и Истринский район берут начало от деревни Сафатово, переименованной в 1636 году после постройки в ней деревянной церкви Воскресения в село Воскресенское. В 1781 году село Воскресенское стало городом и центром нового уезда.

С проведением в 1900 году Виндавской железной дороги (ныне – Московско-Рижская железная дорога) Воскресенск стал заметно расти. В самом городе и в уезде возникли новые промышленные предприятия, в основном текстильные фабрики.

В марте 1918 года Воскресенск с окружающими волостями был выделен в особый район Звенигородского уезда, с отдельным районным Советом. В конце 1919 года постановлением Звенигородского уездного исполкома административный центр уезда был перенесен в город Воскресенск, хотя уезд по-прежнему назывался Звенигородским.

Важнейшее значение для дальнейшего развития Воскресенска имело выделение в 1921 году из восточной части Звенигородского уезда самостоятельного Воскресенского уезда, официально утвержденного в 1923 году.

В уезде велись торфоразработки, была развита и кустарная промышленность. Наиболее распространенные промыслы – столярно-мебельный, гончарный, слесарно-кузнечный, войлочный, бондарный, чулочный. В годы индустриализации в Воскресенском уезде в 1928 году был построен Снегиревский кирпичный завод и проводились большие работы по расширению и реконструкции действующих государственных предприятий (текстильных, прядильно-ткацких и других).

В начале 30-х годов Воскресенск переименовали в Истру, а Воскресенский район стал Истринским. В 1938 году на реке Истре закончилось сооружение водохранилища, на берегу которого была построена гидроэлектростанция, позволившая обеспечить электроэнергией многие населенные пункты района.

Истринский район становился местом отдыха москвичей. Леса в районе занимали более половины территории и имели исключительно водоохранное и санитарно-гигиеническое значение. В 30-х годах в районе началось строительство пионерских лагерей и домов отдыха. В 1940 году уже имелось пять пионерских лагерей, три детских дома, дома отдыха и санатории. В дальнейшем предполагалось развитие Истры как «будущего зеленого города, места культурного отдыха московских рабочих».

3. Оборонительная операция

Освежила утренняя сырость.
Никли травы на лугу в росе…
Ближе все к Москве война катилась
По Волоколамскому шоссе.
Ю.Мельников
 
В июне 1941 года мирная жизнь жителей района была прервана, 22 июня началась Великая Отечественная война. В суровые годы войны Истринский район стал ареной ожесточенных сражений Красной Армии, воинов народного ополчения и партизан с немецко-фашистскими захватчиками. Осенью 1941 года Советская страна переживала тревожные дни: бронированные полчища врага рвались к Москве, оставляя после себя руины, пожарища, виселицы, трупы советских людей.

На защиту Родины поднялись все, кто только мог держать в руках оружие. С суровой решимостью готовились истринцы дать отпор наглым захватчикам. В первые же дни войны началась перестройка хозяйства района и города, приспособление его к нуждам обороны. Одной из первых переключилась на выполнение военных заказов швейная фабрика. Артель «Металлист» освоила изготовление деталей для мин, мебельная артель наладила производство лыж для армии, артель «Швейник» шила обмундирование. Крупнейшие предприятия района – Дедовская и Октябрьская фабрики – выпускали ткани для армии. В глубокий тыл были заблаговременно эвакуированы наиболее ценное оборудование, станки, машины и колхозный скот.

Тысячи жителей города Истры и района приняли самое активное участие в строительстве оборонительных рубежей Можайской линии обороны и на Истринском направлении. Под проливным дождем, на холодном ветру мужчины, женщины, подростки с раннего утра и до позднего вечера рыли противотанковые рвы, окопы, возводили дзоты, пулеметные гнезда, создавали завалы.

Уже вечером в первый день войны началась мобилизация. За десять дней из Истринского и Ново-Петровского районов ушло на фронт более 10 тыс. человек, всего же на борьбу с чумой XX века – фашизмом – в ряды Красной Армии было призвано более 20 000 истринцев. С фронта не вернулось 8 385 человек. Из них 2804 человека погибли в бою, 832 умерли от ран и болезней, 124 умерли в немецко-фашистском плену, 4625 пропали без вести.

В октябре 1941 года жестокие бои с гитлеровскими захватчиками развернулись вдоль Волоколамского шоссе. Волоколамско-Истринское направление стало одним из главных в битве под Москвой. Это направление защищала прославившаяся в боях с фашистами советская гвардия: танкисты М.Е.Катукова, кавалеристы Л.М.Доватора, пехотинцы И.В.Панфилова. На Волоколамском направлении на защиту Москвы выступила 18-я дивизия народного ополчения Ленинградского района столицы (с 29 сентября 1941 года 18-я стрелковая дивизия, с 5 января 1942 года 11-я гвардейская дивизия), в рядах которой было много истринцев.

Особенно ожесточенные бои с фашистами завязались 27 октября 1941 года на участке Скирманово – Марьино – Покровское, а также в Ново-Петровском. Сражения длились несколько суток. Враг яростно атаковал наши позиции, но всюду наталкивался на стойкое сопротивление частей Красной Армии и ополченцев.

Но обстановка продолжала ухудшаться. Гитлеровское командование стремилось прорвать оборону Западного фронта на Волоколамско-Истринском направлении, выйти к Истринскому водохранилищу – питьевому источнику Москвы, а затем на ближние подступы к столице. Реализация этого замысла грозила бы войскам 16-й армии под командованием генерал-лейтенанта К.К.Рокоссовского, защищавшим это направление, окружением.

Шесть дней и ночей шло кровопролитное сражение на Бородинском поле – поле русской славы. 18 октября наши войска оставили Можайск, уничтожив много техники и живой силы противника. От Можайска часть отборных соединений гитлеровцев ринулась к Рузе и после ожесточенных боев овладела ею, выйдя на прямую дорогу в Ново-Петровское на Истринском направлении. Одновременно сюда, к Ново-Петровскому, прорывались огромные силы фашистов из района Волоколамска, которым противостояли воины дивизии генерала И.В.Панфилова.
Решением Ставки Верховного Главнокомандования на помощь защитникам Москвы были переброшены подкрепления с других фронтов.

16 октября 4-я танковая бригада М.Е.Катукова своим ходом двинулась с Тульского направления в район Кубинки, а затем на Волоколамско-Истринское направление. Из Уссурийского края прибыла 78-я стрелковая дивизия. Дивизию прямо с учений по тревоге отправили на станцию, погрузили в 36 эшелонов, которые прибыли в подмосковную Истру и на ближайшие к городу станции. Продвижение дивизии контролировала Ставка Верховного Главнокомандования.

78-я стрелковая дивизия под командованием полковника А.П.Белобородова вошла в состав 16-й армии, имея 14 тыс. человек, свыше 130 орудий, 60 минометов и другую технику. Дивизия состояла в основном из сибиряков, была хорошо обмундирована. В 16-ю армию также прибыли четыре кавалерийские дивизии из Средней Азии, две танковые бригады с небольшим числом танков, 58-я танковая дивизия «почти совсем без боевой техники», как писал в воспоминаниях К.К.Рокоссовский.

Первое боевое крещение 78-я стрелковая дивизия приняла 4 ноября в районе реки Озерны у деревень Михайловское и Федчино. Силу и отвагу сибиряков испытала на себе моторизованная дивизия СС «Рейх», прорывавшаяся от Рузы к селу Ново-Петровское. В боях особенно отличился 258-й стрелковый полк подполковника М.А.Суханова.

12 ноября разгорелись ожесточеннейшие бои в районе деревни Скирманово, занятой 10-й танковой дивизией фашистов, перед которой стояла задача перехлестнуть Волоколамское шоссе и выйти в тыл 16-й армии. Морозным солнечным утром после тридцатиминутной артподготовки в атаку устремились по свежевыпавшему снегу выкрашенные в белый цвет танки бригады генерала М.Е.Катукова и бойцы мотострелкового батальона 18-й стрелковой дивизии генерала П.Н.Чернышёва. Накануне этого боя 4-я танковая бригада была переименована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду, а ее командиру, М.Е.Катукову, присвоено звание генерал-майора.

Гитлеровцы защищались с невероятным упорством. Бой длился много часов, в ходе его гвардейцы Катукова уничтожили 21 танк противника, 8 противотанковых орудий, 5 минометов, 30 дзотов, 7 пулеметных гнезд, много солдат и офицеров. Здесь впервые 1-я гвардейская танковая бригада понесла значительные потери.

После трехчасовой передышки бригада повела наступление на деревню Козлово, чтобы враг не смог перегруппировать силы, и через 38 часов гитлеровцы были выбиты из деревни, потеряв 13 танков, 8 тягачей, 5 тяжелых орудий, много другой техники и живой силы. Противник откатился далеко назад, был ликвидирован большой клин в нашей обороне и устранена опасность окружения 16-й армии. В район этого боя вышла из окружения группа бойцов вместе с генералом И.В.Болдиным, вскоре возглавившим 50-ю армию, геройски сражавшуюся на левом крыле Западного фронта.

15-16 ноября гитлеровские войска начали «последнее генеральное» наступление на Москву. Фашистское командование пополнило изрядно поредевшие дивизии людьми и боевой техникой и перебросило в Подмосковье новые, полностью укомплектованные части, в том числе из Ливии.
Командующий Западным фронтом генерал армии Георгий Константинович Жуков принял меры по ослаблению натиска вражеских войск, создав жесткую и активную оборону. Начался процесс изматывания врага. Но обстановка под Москвой осложнилась. Государственный Комитет Обороны 20 ноября 1941 года принял постановление о введении в Москве и прилегающих к городу районах осадного положения и поручил оборону столицы на рубежах, отстоящих на 100–120 километров к западу от Москвы, генералу армии Жукову.

Жуков потребовал от командиров эффективнее использовать инженерные сооружения, глубже зарываться в землю. По его указанию был создан ложный передний край обороны с макетами танков и артиллерии, а также противотанковые районы и участки, минные поля, всевозможные заграждения. Тысячи жизней наших бойцов спас этот прием; противник, наступая, обрушивал шквал огня именно на ложные рубежи. Огромную работу проделал Г.К.Жуков по обеспечению надежной связи с подразделениями, благодаря чему он всегда имел точные сведения о положении дел на позициях. Его приказания порой приводили в замешательство подчиненных, а потом они удивлялись его дару предвидения, истинному полководческому таланту.
Вспоминая о том, как приходилось укреплять самое опасное направление на Западном фронте – армию К.К.Рокоссовского, Г.К.Жуков писал: «Брали из центра фронта, где противник был менее активен и по существу вел сковывающие действия. Это дало нам возможность взять оттуда все, что можно. Вначале мы взяли армейские резервы – перебросили к К.К.Рокоссовскому, потом взяли дивизионные резервы – перебросили к К.К.Рокоссовскому. Это уплотняло, усиливало оборону, потому что армия истекала кровью, надо было ее чем-то подкреплять. А затем дело дошло до того, что мы уже начали в батальонах забирать отдельные взводы, отдельные группы танков, отдельные противотанковые ружья – и все это на машинах быстро доставлялось 16-й армии и включалось в борьбу на самых ответственных участках...»

Каждый километр пути, пройденного на восток, в сторону Москвы, ослаблял войска врага, каждый населенный пункт, каждый километр давался им ценой огромных потерь. И все же они не сомневались в том, что Москва будет взята. В обозах они везли мешки орденов и медалей, предназначенных для награждения победителей, везли даже красный гранит для обелиска победы, который намеревались установить на Красной площади.

На Волоколамско-Клинско-Истринском направлениях сосредоточились 3-я и 4-я танковые группы генералов Гота и Гепнера в составе семи танковых дивизий, двух моторизованных дивизий и мощных артиллерийских групп. На левом фланге 16-й армии, на участке 18-й и 78-й стрелковых дивизий, силы противника по танкам превосходили в 6 раз. 16 ноября на позиции 18-й стрелковой дивизии двинулись 100 танков и пехотная дивизия. Бой разгорелся в районе селений Колшино, Горки. На левый фланг этой дивизии в районе селений Нижне-Сляднево и Покровское двинулись 45 танков и крупные силы пехоты. Ополченцы забрасывали танки гранатами, бутылками с зажигательной смесью, проявляя массовый героизм. Ни один метр родной земли не сдавался без боя. Несколько южнее отбивала яростные атаки немцев дивизия А.П.Белобородова. На позиции 78-й стрелковой дивизии шли десятки танков и моточасти гитлеровцев. В отчете о боевых действиях генерал Гепнер писал: «Уже в первые дни наступления завязываются жестокие бои, особенно упорные в полосе дивизии «Рейх». Ей противостоит 78-я сибирская стрелковая дивизия, которая не оставляет без боя ни одной деревни, ни одной рощи. Потери наступающих очень велики».

Вдоль Волоколамского шоссе и к северу от него вела бои 316-я стрелковая дивизия генерала И.В.Панфилова. О подвиге 28 героев-панфиловцев уже знала вся страна.
Под натиском превосходящих сил противника 16-я армия медленно отступала, переходя на новые рубежи обороны. 21 ноября немцы заняли село Ново-Петровское. На оккупированной территории гитлеровцы, озлобленные своими огромными потерями, начали войну против мирного населения. Они зверски убивали всех, кто проявлял малейшее сопротивление или неповиновение.

Наши дивизии несли большие потери. К 21 ноября в 18-й стрелковой дивизии численность полков колебалась от 150 до 200 человек. 1306-й и 1308-й стрелковые полки были сведены в батальоны. В кавалерийских дивизиях корпуса генерала Л.М.Доватора насчитывалось по 60–80 бойцов.

Немцы в 20-х числах ноября из-под Рузы силами двух пехотных дивизий ударили в стык обороны 16-й и 5-й армий. Там был разрыв обороны. Немцы этим воспользовались. Удар был нанесен в направлении Павловской Слободы. Закрывая этот прогал в обороне, 21 ноября вступила в бой с фашистскими захватчиками 108-я стрелковая дивизия (5-я армия) под командованием генерал-майора И.И.Биричева. Задача дивизии – не пропустить немцев за реку Истру. Дивизия имела два стрелковых полка, гаубичный полк, дивизион гвардейских минометов, отдельный зенитный дивизион, саперный батальон и некоторые специализированные подразделения. Состав дивизии насчитывал 7566 человек. Вооружены они были в основном винтовками. На всю дивизию было 15 автоматов, 51 ручной пулемет, 55 станковых пулеметов и противотанковых ружей.

Несколько дней героически сражались воины дивизии в районе деревень Котово – Горшково – Иванниково – Давыдовское – Буньково – Котерово – Лукино против двух дивизий фашистов. С 21 по 24 ноября днем враг ходил в атаку по 10-12 раз. Оставшиеся жители деревень помогали нашим бойцам чем могли. К вечеру 25 ноября фашисты захватили деревню Петровское, вконец измотав наших бойцов. На нескольких отвоеванных километрах немцы потеряли почти половину численного состава своих 36 батальонов. Большие потери были и в нашей дивизии. На 20 ноября под началом Биричева насчитывалось 419 офицеров, а на 26 ноября осталось лишь 146. В эти дни погибли три командира полка, семь командиров батальона, много командиров рот и взводов, сержантов и рядовых.

Немцы не давали передышки ни на час, предпринимали атаки и поздно вечером, и ночью, и перед рассветом. 22 ноября ожесточенный бой разгорелся за деревню Холуяниха, которую оборонял 40-й полк 78-й дивизии. Бои шли по всей полосе дивизии, на всех 12-15 км. И число этих километров все увеличивалось. Сосед справа – 18-я дивизия после упорных и тяжелых боев опять отошла. И в это же время с юга немцы прорвались к деревне Глинки (южнее Истры) и оттуда уже обстреливали Истру. Это было в 1,5 км от города. Туда был немедленно переброшен 258-й полк, ему ставилась задача: перекрыть дорогу на Истру у деревни Котерево. Задание было выполнено.

К северу от Волоколамского шоссе врага сдерживала 1-я гвардейская танковая бригада М.Е.Катукова. За неделю непрерывных боев гвардейцы понесли серьезные потери в живой силе и технике. Рубеж бригады растянулся по огромному полукружью почти на 20 километров и проходил по линии Синево – Мартюшино – Семенково – Филатово – Чаново – Глебово – Букарево – Зенькино. 22 ноября бригада получила приказ Г.К.Жукова, краткий, тревожный: «Ни шагу назад! Позади Москва!» До столицы оставалось всего 60 километров. Из-за нехватки сил оборона была очаговой. На опасных направлениях выставлялись танковые засады с небольшими группами стрелковых соединений. Бойцы не смыкали глаз ни днем, ни ночью. Вокруг горели деревни, люди уходили в леса. Сдаваться не хотел никто.

Противник непрерывно атаковал. 22 ноября он бросил на деревню Чаново до 30 танков, полк пехоты и выбил оттуда кавалерийский полк. М.Е.Катуков направил в бой резерв из пяти танков под командованием Александра Бурды и взвод автоматчиков Красильникова. На рассвете 23 ноября Бурда с автоматчиками и кавалеристами через лес (дорогу показали местные мальчишки) вышли к деревне Чаново и внезапной атакой выбили немцев. Но к вечеру того же дня противник, поняв, что имеет дело с небольшими силами, предпринял контратаку. Чаново пришлось оставить. Фашисты захватили и деревню Глебово. Им удалось вклиниться в нашу оборону и в районе села Мартюшино, отрезав от основных сил танки группы Гусева. С большим трудом группа Гусева пробилась через село и соединилась с основными силами 1-й гвардейской танковой бригады.

На левом фланге этой бригады, где держал оборону батальон капитана Самойленко, 24 ноября с наступлением темноты гитлеровцы предприняли психическую атаку. Танки и автомашины шли с включенными фарами. Взлетали разноцветные ракеты, освещая тьму дрожащим светом. Вся эта иллюминация сопровождалась стрельбой из автоматов и танковых пулеметов, дикими криками, треском барабанов. Но нервы у наших бойцов оказались крепкими. Навстречу танкам поползли истребители с гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Дружный и точный огонь открыли наши танки и зенитный дивизион, заставив гитлеровцев отступить.

Гитлер и его генеральный штаб истерически требовали от фельдмаршалов и генералов скорейшего завершения операции «Тайфун» – окружения и взятия Москвы. Те в донесениях и телефонных разговорах жаловались на осеннюю распутицу, сильные морозы, действия партизан в их тылах, плохое снабжение войск и на то, что им приходится воевать «с хорошо накормленными, тепло одетыми, крепкими сибиряками, полностью оснащенными для ведения боев в зимних условиях». Начальник штаба 4-й армии фельдмаршала фон Клюге генерал Блюментрит писал: «Теперь, когда Москва была почти на виду, настроение как командиров, так и войск начало меняться. Сопротивление противника усиливается, бои приобретают все более ожесточенный характер... Многие из наших рот сократились до 60–70 солдат».

Да, были и осенняя распутица, и сильные морозы, но Красная Армия воевала точно в таких же погодных условиях, к тому же меньшим числом живой силы и техники. Немецкое командование не могло понять, что заставляет русского солдата бросаться со связкой гранат под гусеницы танка. Они забыли простую истину – что народ, с которым они воевали, отстаивал свой Дом, свою Столицу, свою Родину, свою Свободу, что боролся он на родной земле.

Призрак великой армии Наполеона, шедшей этой же дорогой на Москву, и память об участи Наполеона преследовали нацистских завоевателей. Сделанное Коленкуром мрачное описание русской зимы 1812 года, закончившейся для французов катастрофой, становилось реальностью.
24 ноября немецкие танки прорвались и заняли Бужарово. Затем двинулись к деревне Ильино, там был штаб 18-й дивизии. Бой за Ильино шел до вечера, атаки следовали одна за другой. Немцы настойчиво пытались именно здесь, в самом узком месте, сомкнуть кольцо окружения. Немцах достаточно было пройти с севера на юг всего лишь 2 км. Мизерное расстояние – полчаса ходу прогулочным шагом. Однако танки, мчавшиеся на боевой скорости, не смогли преодолеть его и за целый день.

24 ноября 8-я Гвардейская стрелковая дивизия и 2-й Гвардейский кавалерийский корпус Л.М.Доватора отступили на линию населенных пунктов Ламишино – Алехново – Лечищево но, натолкнувшись на большие соединения врага, были вынуждены сразу же отойти на новый рубеж: Раково – Пятница на восточном берегу Истринского водохранилища. Воины 18-й стрелковой дивизии, отступая перед превосходящими силами фашистов с рубежа Румянцеве – Дуплево – Ядромино к деревням Никулино – Бужарово – Ефимоново, в тяжелых боях устилали истринскую землю телами ненавистных врагов. Около деревни Ефимоново взвод химзащиты 365-го стрелкового полка под командованием младшего лейтенанта Николая Степановича Кульчицкого вступил в бой с 40 танками и одержал победу ценой своей жизни.

Ночью Белобородов получил сообщение из штаба 16-й армии: на правом фланге 16-й армии создалось угрожающее положение: войска 30-й армии оставили Клин и Солнечногорск. И немцы через Крюково ринулись к Москве. Чтобы избежать окружения, войска правого фланга 16-й армии отошли на берег восточный Истринского водохранилища.

24 ноября на берегу Истры сражалось только 78-я дивизия. Она удерживала плацдарм площадью около 40 кв. км. 25 ноября в 18.00 по приказу командующего 16-й армией войска 78-й дивизии были отведены на восточный берег Истры, им было приказано оборонять город и территорию южнее города.

Надолго задержать немцев на рубеже реки Истра не удалось. Немцы нанесли сильный удар в полосе 8-й Гвардейской (бывшей 316-ой дивизии) и 18-й дивизии, форсировали реку Истра в районе деревни Лопотово и Бужарово (где отступающие наши части не смогли взорвать мост). С 20 ноября она вела здесь небывалые по ожесточенности бои, находясь в полуокружении. С фронта дивизию атаковали мотодивизия СС «Рейх», с севера пыталась обойти 10-я танковая дивизия, а с юга – 252-я пехотная дивизия с танками. Противник нес невосполнимые потери. Мотодивизия СС «Рейх» в начале ноября имела 14 тыс. солдат и офицеров, затем получила пополнение – 7,5 тыс. человек, а в конце месяца, судя по трофейным документам, в ней осталось менее 3 тыс. солдат и офицеров. В донесении штаба эсэсовцев отмечалось: «Бои в последние дни были самыми кровопролитными за все время восточной кампании». Огромные потери были и у 78-й стрелковой дивизии. Из каждых 100 человек, прибывших с Дальнего Востока, в живых осталось лишь 40.

25 ноября 9-я Гвардейская дивизия только начала переправляться на восточный берег, а на севере города уже появились немецкие танки и мотопехота. Таким образом, во второй половине дня дивизия вела бой на два фронта: авангардные части дивизии, переправлялись на восточный берег, с ходу вступали в бой частями 10-й танковой дивизией немцев, а силы прикрытия отражали ожесточенные атаки дивизии СС «Рейх» на западном берегу Истры. К пяти часам вечера перешли Истру все батальоны, саперы заминировали и взорвали мост. Но к ночи немецкие автоматчики ворвались в Ново-Иерусалимский монастырь. Бой был скоротечным: автоматчики были уничтожены. Так закончился первый день дивизии в городе. Ночь на 26 ноября прошла в напряженной работе: в штабе дивизии никто не уснул. После анализа ситуации, все пришли к выводу, что 26 ноября главный удар немцы нанесут на севере города.

В это время в поселке Снегири, в шести километрах от передовой, воины ремонтно-восстановительной роты день и ночь ремонтировали подбитые и аварийные танки бригады М.Е.Катукова. В считанные дни они вернули в строй 11 танков. В то время это была большая помощь бригаде, которая не прекращала участия в боях. Утром 26 ноября в бригаду пришел приказ – помочь панфиловцам вернуть утраченные ими позиции. Срочно были сформированы две танковые группы, в каждую из которых включили пять танков и роту мотострелкового батальона. Первая группа, возглавляемая командиром батальона капитаном И.В.Голубевым, повела наступление на Сысоево – Никольское – Максимовку, вторая, во главе с начальником химической службы капитаном И.И.Морозовым, во взаимодействии с панфиловцами – на Духанино – Степаньково – Куртасово. Еще три танка в боевых порядках пехоты пошли на Андреевское. Два танка расположились в засаде у села Ивановского.

Группа Морозова стремительно ворвалась в Духанино, уничтожая фашистов на ходу, и, не задерживаясь, промчалась на окраину Степаньково, где завязалась дуэль с противотанковыми батареями гитлеровцев. Танк сержанта Лещищина, умело маскируясь и маневрируя, уничтожил четыре орудия и автомашину с пехотой. Экипаж Петра Молчанова уничтожил три орудия и разнес в щепы несколько грузовиков. Гитлеровцы в панике бежали из Степаньково. Но впереди было еще Куртасово, где, по данным разведки, было сосредоточено около 30 танков и не менее батальона пехоты. Атаковать малыми силами было бессмысленно.

Танкисты рассредоточились в засадах. Излюбленным приемом борьбы катуковцев с фашистскими танками были засады. Катуковцы маскировались в перелесках, за скирдами сена или соломы, поджидая гитлеровские колонны, подпускали их на близкое расстояние и затем в упор расстреливали, стремительно меняя позиции.

Утром 26 ноября немцы начали наступление на Ново-Иерусалиский монастырь, под прикрытием тумана крупная группа эсесовцев ворвались в монастырь. Затем дивизия «Рейх» попыталась ворваться в Истру с запада. И лишь около полудня перешла в наступление с севера 10-я танковая дивизия от деревни Андреевское. Главную опасность представляли танки. Когда-то, еще в начале ноябрьских боев, К.К.Рокоссовский советовал А.П.Белобородову: «Выбивай у них танки. Главное – танки». Белобородов следовал этому совету, имея в составе противотанковую артиллерию, он вовремя направлял ее на танкоопасные направления.

До позднего вечера 26 ноября 10-я танковая дивизия немцев, наступая от деревни Андреевское, между рекой и лесом, стремилась овладеть территорией у истринской больницы. Танки шли в атаку в сопровождении многочисленной мотопехоты. Их встречала наша артиллерия. А. П. Белобородов вспоминал: «Сорок орудийных стволов били по танкам. Гремели выстрелы, стучали откаты, звенели стреляные гильзы. Снаряды крушили броню, дробили гусеничные траки. На поле боя горели изуродованные вражеские танки, остальные откатывались на исходные позиции. А час спустя, после очередного налета пикирующих бомбардировщиков и артобстрела, все повторялось сначала». Оборону там держали, в основном, бойцы 40-ого батальона.

Весь день фашистская авиация висела под Истрой, тяжелая артиллерия методично, квадрат за квадратом обстреливала город. Горели целые улицы – дома и деревянные тротуары. Хаос огня, дым, рвущиеся снаряды, падающие стены – это Истра 26 ноября.

Была уже полночь, а бой не затихал. Немецкие танки с северо-востока обходили Истру. С церковной колокольни А.П.Белобородов видел огненное полукольцо переднего края. Оно, глубоко охватывая Истру, заметно приближалось к Волоколамскому шоссе. Связи со штабом армии не было. И Белобородов принимает решение сам – оставить Истру и занять шоссе. Центр и правый фланг дивизии отошли на 2–3 км, в целом оборона оставалась устойчивой. На рассвете 27 ноября позвонили, наконец, из штаба армии. Разговор был коротким:
– Сдал Истру?
– Сдал...
– Нехорошо. А еще гвардеец! Ты Истру сдал, ты ее и возьмешь!»

Так в 78-ой дивизии стало известно, что она стала 9-ой Гвардейской. Взяв Истру, немцы сожгли ее почти дотла. Страшную картину являли собой развалины взорванного ими бывшего Ново-Иерусалимского монастыря. Немецко-фашистские захватчики, встречая все более упорное и нарастающее сопротивление на подступах к Москве, неистовствовали в бессильной ярости, вымещая злобу на мирном населении.

Утром 27 ноября фашисты обрушили на Степаньково минометный огонь, затем двинулись 27 танков. Гвардейцы-танкисты, притаившись в засадах, сохраняли выдержку. Только когда до вражеских машин оставалось 150–200 метров, они открыли уничтожающий огонь. Завязался жесточайший бой, в котором наши танкисты оказались победителями. Фашисты откатились назад, оставив с десяток противотанковых орудий и несколько танков. Не прошло и получаса, как на Степаньковский лес, где находились в засаде катуковцы, налетели 18 пикировщиков. После мощной бомбардировки на Степаньково снова двинулись фашистские танки. И опять они напоролись на сокрушительный огонь сменивших позиции гвардейцев-танкистов.

Атаки танковых групп так взбесили гитлеровцев, что они бросили на боевые порядки 1-й гвардейской танковой бригады М.Е.Катукова 30 пикировщиков. Зенитчики бригады встретили воздушную эскадрилью, когда она появилась над деревнями Адуево и Лисавино. Первыми же снарядами они сбили три немецких самолета.

В ночь на 29 ноября 1-я гвардейская танковая бригада по приказу командарма заняла новый рубеж по линии Каменка – Баранцево – Брехово. До Москвы оставалось 40 километров. За две недели непрерывных боев гвардейцы Катукова уничтожили 106 танков, 16 тяжелых и 37 противотанковых орудий, 16 минометов, 3 минометные батареи, 8 тягачей, 55 автомобилей, 51 мотоцикл, до трех полков живой силы противника, разбили 13 дзотов, 27 пулеметных гнезд. У бригады вышло из строя 33 танка, из них безвозвратно было потеряно 7, а 26 отремонтировано и возвращено на передний край обороны.

Последующие четыре дня – с 28 ноября по 1 декабря шли постоянные бои дивизии генерал-майора Белобородова с танковыми соединениями немцев. Непрерывно атакуя, немцы пытались прорвать фронт 9-ой Гвардейской дивизии на правом фланге: 28 ноября немцы бросили в бой 45 танков. 29 ноября – 60 танков. 30 ноября и 1 декабря – столько же. Потеряв около 20 танков, прорвать оборону дивизии немцы не смогли. Дивизия, ведя напряженные бои, медленно отходила вдоль Волоколамского шоссе. За четыре дня ее правый фланг отошел на восток на 5–6 км, центр на 8–9км, левый фланг на 5–6 км. Немецкие танки на направлении главного удара продвинулись по 3–4 км в сутки. Такой темп наступления считается низким для пехоты, а для танков тем более. 30 ноября немцы заняли Дедово, Петровское, Селиваниху, Снегири.

К 1 декабря конфигурация обороны 9-й гвардейской дивизии представляла собой прямой угол, одна сторона которого – от деревни Нефедьево до Селиванихи – была обращена на север, другая – от Селиванихи через Ленино к деревне Рождествено на запад. В глубине этого угла, примерно в равном (3–4 км.) расстоянии от обеих сторон, находился город Дедовск. Полоса обороны составляла 16–17 км: 258-й полк находился на правом фланге у деревни Нефедьево, 40-й полк в центре, у Селиванихи, 131-й – на левом фланге. Особенно ожесточенные бои шли за Селиваниху. Оттуда рвались к шоссе немецкие танки. Несколько раз деревня переходила из рук в руки. На том же правом фланге 3 декабря фашисты бросили на Нефедьево и Козино около 50 танков. Двое суток, день и ночь здесь кипели бои. Дело в том, что от Нефедьево к Козино, Желябино и Нахабино шла хорошая дорога – 5–6 км (15–30 минут ходу для танков) и далее можно двинуться на Москву, оставив за спиной дивизию Белобородова.

Насколько тяжело приходилось 258-му полку можно судить по тому факту, что, пытаясь отбиться от насевших немцев, окруживших командный пункт полка, Суханов вызвал огонь артиллерии на себя. Суханов остался жив, толстые стены церкви выдержали, а немцев полегло много. А.П.Белобородов потом напишет: «Отбитые у врага траншеи были завалены трупами, снег густо перемешан с кровью. Такой массы погибших солдат противника на небольших участке мне еще не доводилось видеть».

8-я гвардейская стрелковая дивизия с непрерывными боями отходила к станции Крюково, 18-я стрелковая дивизия с приданными ей частями отходила на рубеж Ермолино – Куртасово – Небогатово – Духанино – Еремеево. В эти тяжелые дни 108-я стрелковая дивизия И.И.Биричева впервые получила подкрепление: прибыли гвардейский дивизион «Катюш», 637-й пушечный и 664-й гаубичный артиллерийские полки. Ряды дивизии пополнили 750 человек. Подошла полностью укомплектованная 40-я отдельная стрелковая бригада капитана Самойленко. С Урала прибыла 49-я отдельная стрелковая бригада полковника Н.Н.Якимова, заняв оборону между 18-й стрелковой и 9-й гвардейской стрелковой дивизиями. В дивизию А.П.Белобородова влились в эти дни 36-я отдельная курсантская стрелковая бригада, 17-я танковая бригада, 471-й пушечный артиллерийский полк. В эти труднейшие дни на 18-ю стрелковую и 9-ю гвардейскую стрелковую дивизии наступали четыре дивизии врага, в том числе 2-я танковая. Двойное превосходство сил противника вынудило 18-ю стрелковую дивизию отступить на рубеж Баранцево – Шеметково – Нефедьево.

В боях со 108-й стрелковой дивизией противостоящие ей соединения немцев потеряли 60% своего состава. Но дивизия оставляла деревню за деревней: Ивановское, Красновидово, Борисково, Падиково, Покровское, Захарове, Обушково, Юрьево, Козенки, Чесноково. Белобородовцы, оставив Дедово, Петровское и Селиваниху (Селиваниха 4 раза переходила из рук в руки), заняли рубеж Рождествено – восточная окраина Ленино – Петровское – Турово – Нефедьево. 2 декабря немцы попытались прорваться и в центре: захватили Рождествено и Крюково, оттеснили из Снегирей к поселку Ленино 131-й полк. В этот и последующие два дня пружина наших войск сжалась до предела: колеса гитлеровской военной машины бешено закрутились на одном месте. Немцы бросали в бой по 50–60 танков с пехотой, но получали отпор. Не добившись успеха вдоль Волоколамского шоссе, фашисты пытались нанести удар в районе деревни Нефедьево, стянув до 100 танков и штурмовых орудий. Однако батальоны 258-го стрелкового полка при поддержке нашей артиллерии и авиации удержали позиции до подхода других частей. И вновь здесь отличился полк подполковника М.А.Суханова. Окруженный вражескими автоматчиками на командном пункте, он по телефону управлял боем и корректировал огонь нашей артиллерии до тех пор, пока враг не был отброшен. В бою за Нефедьево только танковый экипаж лейтенанта П.Д.Гудзи уничтожил семь танков противника.
3 декабря весь день шли ожесточенные бои. Критических моментов было много: в Садках немцы окружили наблюдательный пункт Докучаева (в церкви), прорвались на кирпичный завод в Дедовске. Везде их атаки были отбиты. Но теперь линия фронта проходила через Ленино. Ночью с 3 декабря на 4 декабря Ленино у немцев было отбито. 4 декабря они попытались организовать атаку на Ленино от Рождествено полем, по снегу. Артиллерия накрыла эту атаку.

5 декабря наступило затишье. Противник выдохся. Оборонительный период Московской битвы закончился.

4. Наступательная операция

И на запад покатилась
По людским костям война.
Многим многое простилось,
Раз Россия спасена.
Г.Бирюков

Фашистские силы истощились – фронт стабилизировался. 25-километровый рубеж обороны прошел по линии населенных пунктов Крюково – Бакеево – Шеметково – Нефедьево – Турово – Петровское – Селиваниха – Ленино – Рождествено – Аносино – Падиково – Покровское – Захарове – Обушково – Юрьево – Козенки – Чесноково. Ставка, Генеральный штаб и штаб Западного фронта уточняли детали плана контрнаступления по всей длине полукольца, стянувшего столицу. Контрнаступление началось 5–6 декабря.

В морозные декабрьские дни 1941 года части 16-й армии под командованием генерала К.К.Рокоссовского, действовавшие на Волоколамско-Истринском направлении, перешли в решительное контрнаступление и погнали врага на запад. 18-я стрелковая дивизия наступала в направлении реки Истры южнее водохранилища – Бужарово – Никулино, 9-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием генерала А.П.Белобородова – в направлении города Истры. Танкисты 1-й гвардейской танковой бригады генерала М.Е.Катукова, прорвав оборону противника в районе Павловской Слободы, с ходу форсировав реку Истру, устремились в направлении села Ново-Петровское, чтобы отрезать отступление гитлеровских войск от Истры на Волоколамск и Рузу.

И словно не было ожесточенных боев, бессонных ночей, бесчисленных отбитых танковых атак, словно не месили солдаты грязь при отступлении, не мерзли в ледяных траншеях. Все это отошло в прошлое, а настоящее уложилось в один порыв, в одно волнующее слово: «Вперед!»
Успешно развивали наступление 18-я стрелковая и 9-я гвардейская стрелковая дивизии, которые двигались широким фронтом на Истру. Вскоре были освобождены Снегири, Рождествено, Жевнево, Трухаловка, Манихино, С тяжелыми, упорными боями наши части пробивались через укрепленные полосы и рубежи немецкой обороны вперед, к Истре.
10 декабря ожесточенные бои развернулись на непосредственных подступах к городу Истре. Здесь немцы создали крупный узел сопротивления. На рубеже реки Истры они пытались закрепиться. Минометы, пулеметы, много противотанковых орудий были зарыты и тщательно замаскированы. В опорные пункты были превращены кирпичный завод, каменные здания. Только в одном доме на окраине города фашисты установили пять пулеметов, а за забором поставили два танка. Так была прикрыта дорога, ведущая в Истру.

Ожесточенные бои за Истру шли днем и ночью. Утром 11 декабря стрелковые батальоны лейтенанта Юсупова и майора И.Н.Романова ворвались в город. Вскоре на помощь этим подразделениям подошли главные силы 40-го и 131-го стрелковых полков Коновалова и Докучаева. Атаку пехоты поддерживали артиллерия и танки. Не выдержав напора наших войск, гитлеровцы начали отходить. К исходу дня 11 декабря город Истра был полностью очищен от врага. Это был первый подмосковный город, освобожденный от немецко-фашистских захватчиков.

Чтобы удержаться на рубеже реки Истры и остановить продвижение наших войск, фашисты взорвали плотину Истринского водохранилища. Уровень воды в реке поднялся до четырех метров, что осложнило наши действия: вынуждало подразделения занимать возвышенные места и тем самым демаскировать себя. На западном берегу Истры немецкое командование сосредоточило крупные силы. Особенно сильно были укреплены населенные пункты Никулино и Ново-Иерусалим, прикрывающие выход на Волоколамское шоссе. Нашим частям приходилось наступать под сплошным огнем противника. Первая попытка форсировать реку Истру успеха не имела. Трое суток днем и ночью шла борьба за переправу. В морозную зимнюю ночь форсировать реку, захватить плацдарм и обеспечить переправу основных сил дивизии было поручено стрелковому батальону 131-го стрелкового полка под командованием майора И.Н.Романова, опытного командира, отважного героя войны.

Основные силы батальона Романова подбирались к вражеским укрытиям по-пластунски. Местами лед проваливался, и бойцы оказывались по пояс в воде, но они упорно шли к противоположному берегу. А там, на крутом обледенелом берегу, засел враг в глубоких окопах. Фашисты заминировали каждый клочок земли. Батальону понадобилась целая ночь, чтобы преодолеть участок в 200 метров. «Дорого достались нам эти 200 метров», – вспоминал А.П.Белобородов. В решительную минуту боя от майора Романова поступило сообщение. В нем было всего три слова: «Огонь на нас!» Так самоотверженно и мужественно дрались романовцы. Была введена в бой наша артиллерия. Под гул разрывов снарядов и мин Романов вел свои роты на штурм. Через час на том берегу уже были и другие батальоны. Раздалось мощное «Ура!». Водный рубеж был взят. 14 декабря саперы под командованием старшего лейтенанта Трушникова, преодолевая сильное течение, навели переправу, по которой вышли на западный берег основные силы дивизии.

Успешно развивалось наступление и 18-й стрелковой дивизии. Получив задание обойти город с севера, дивизия к 12 декабря отбросила противника за реку Истру и в ночь на 14 декабря форсировала ее. Не располагая переправочными средствами, части дивизии форсировали реку на плотах. От разрывов мин и снарядов плоты разрушались и опрокидывались, люди падали в ледяную воду, но это не останавливало их, и они вплавь добирались до западного берега.
За отвагу, мужество и организованность, проявленные в тяжелый период героической обороны Москвы от немецко-фашистских захватчиков в октябре–декабре 1941 года, 18-я стрелковая дивизия одной из первых среди ополченческих дивизий была переименована в Гвардейскую. Она стала именоваться 11-й гвардейской стрелковой дивизией.

Освободив Истру, войска 16-й армии продолжали развивать наступление: 1-я гвардейская танковая бригада наступала через Ново-Петровское на Волоколамск, а 9-я и 11-я гвардейские стрелковые дивизии – на Рузу.

В Истринском районе сражалась и 71-я бригада моряков-добровольцев Тихоокеанского флота. Она принимала участие в освобождении сел Карцеве и Деньково. Здесь, в Истринском районе, ей было вручено гвардейское знамя, и она была преобразована во 2-ю отдельную гвардейскую стрелковую бригаду.

Участник освобождения Истринского района от фашистских захватчиков заместитель командира танкового полка 1-й гвардейской танковой бригады Герой Советского Союза А.А.Рафтопулло писал: «Я хорошо помню эти места и многих боевых товарищей, отдавших свои жизни за Отчизну на подмосковной земле. Так, в бою близ деревни Городище погиб мой близкий товарищ Герой Советского Союза гвардии капитан Алексей Петрович Босов. Он похоронен в Истре».

В Истринском районе было создано три партизанских отряда. Общее руководство ими осуществляли председатель райисполкома С.М.Баталин (командир) и первый секретарь райкома Г.М.Данилин (комиссар).

Первый отряд возглавлял директор МТС Георгий Андреевич Авдеев. Его бойцы действовали в районе деревень Мансурово, Горшково, Кострово, нередко совершая дерзкие рейды и в более отдаленные районы – туда, где зверствовали немцы, где чаще проходили обозы с вооружением, боеприпасами, продовольствием. Командиром второго отряда был утвержден директор Дедовской хлопковой базы Александр Алексеевич Кокорин. Партизаны этого отряда действовали в восточной части района, совершая рейды в соседний Солнечногорский район, активно помогали дивизии генерала А.П.Белобородова. Третьим отрядом командовал работник НКВД капитан Сергей Михайлович Макаров, комиссаром стал профсоюзный работник Октябрьской суконной фабрики Федор Гаврилович Ольхов.

В Павловской Слободе была создана подпольная типография. Ее первая (и единственная) листовка была обращена к жителям района, временно попавшим в оккупацию: «Мы с вами, товарищи! Мы мстим фашистам на каждом шагу, уничтожайте их на нашей земле! Мы призываем вас, наши родные отцы, матери, братья и сестры, к выдержке, стойкости, бесстрашию и смелости! Помогайте нам, партизанам, всем, чем только можете. Мы будем вместе бить лютого врага. Отомстим фашистам за пролитую невинную кровь наших людей!»

В наступательных боях на Истринском направлении участвовала 365-я стрелковая дивизия под командованием полковника Д.Ф.Алексеева, сформированная в Пензенской области. Освободив Крюково и еще много населенных пунктов, к исходу дня 12 декабря дивизия вышла к Истринскому водохранилищу. Перед бойцами была поставлена задача овладеть западным, сильно укрепленным берегом. В ночь на 13 декабря частям дивизии удалось овладеть деревнями Армягово и Новоселово, но утром в результате контратаки противника наши бойцы вынуждены были отступить. 16 декабря разведчики и стрелки дивизии проползли по льду водохранилища, просочились в тыл противника и вновь овладели этими деревнями. Воспользовавшись замешательством немцев, основные силы дивизии форсировали водохранилище и овладели деревнями Дьяково, Лечищево и Алехново.

По разработанному командармом К.К.Рокоссовским плану захвата истринской группировки противника с севера и юга были созданы подвижные группы. Одна из групп, под командованием генерала Ф.Г.Ремизова, наступала на правом крыле армии, две другие, возглавляемые генералами А.П.Белобородовым и М.Е.Катуковым, – на левом. Отступая, гитлеровцы взрывали мосты, минировали дороги и даже дома и колодцы. Танкисты Катукова обходили населенные пункты по снежной целине, и фашистские гарнизоны, боясь окружения, поспешно отступали, предавая все огню. Выход подвижных групп в тыл врага с севера и юга вынудил немецкое командование отдать приказ об отступлении с истринских рубежей на Волоколамск. Так вражеские войска были выбиты с территории Истринского района. Красная Армия отбрасывала группу армий «Центр» все дальше и дальше от Москвы, взятие которой навсегда осталось лишь мечтой для Гитлера и его окружения.

5. Война ушла на запад

Где-то там за горизонтом
Еще слышится «ура».
Там теперь граница фронта
Та, что здесь вчера была.
Г.Бирюков

5.1 Результаты оккупации

17 декабря 1941 года Истринский район был полностью освобожден от захватчиков и с тех пор уже ни одна вражеская нога не ступала по его земле, если не считать многочисленные вереницы пленных, понуро проходящих под конвоем советских бойцов.

При отступлении оккупанты старались уничтожить все населённые пункты, советских граждан силой угнать на запад. Они хотели оставить за собой выжженную зону. 22 дня хозяйничали немцы на территории Истринского района. За это время они принесли много горя и страданий населению. Убийства, жестокие издевательства, прямой грабёж, насилия – всё это в полной мере пришлось испытать истринцам от оккупантов.

Тяжёлую картину увидели на освобождённой истринской земле советские воины, страшные рассказы услышали они от очевидцев чудовищных зверств фашистов в нашем районе.
Так, Д.Е.Демин из деревни Трухаловка рассказал: «Когда немцы пришли в деревню, мы спрятались в убежище. С нами были женщины, маленькие дети. Немцы заметили нас и дали по убежищу очередь из автомата. На моих глазах вскрикнула и упала замертво женщина с ребёнком на руках. Этой же очередью фашисты ранили 15-летнего подростка. В убежище царил ужас...

На второй день нас всех погнали в Истру. Там меня и ещё 6 человек заперли в пустой сарай. Ночью, выломав раму, мы выбрались из сарая, а утром узнали, что фашисты приказали всем жителям Истры к 10 часам 10 декабря покинуть город. За неисполнение этого приказа грозили расстрелом. Длинной вереницей потянулись по шоссе люди, неся на руках детей, таща скудные пожитки...

В деревне Дарна нас заперли в церковь. В этой церкви и вокруг неё скопилось более 2-х тысяч человек мирных жителей, выгнанных захватчиками из своих жилищ. Матери пеленали грудных детей у костров. Ни на минуту не затихал детский плач. В таких условиях мы провели два дня и две ночи. За это время умерли шесть детей, и во время родов скончалась одна женщина. Мы все ждали смерти. Но тут подошла Красная Армия и спасла нас от гибели».
О жутком зверстве фашистов рассказала М.Лузикова: «Нас, матерей с малыми детьми, фашисты загнали в подвал, где продержали 14 суток, выпуская лишь для тяжелой работы: носить воду, колоть дрова и т.п. Когда началось наступление Красной Армии, немцы вывели нас всех на мороз и погнали к себе в тыл. Они даже не позволили одеть детей, да и одевать то их было не во что, так как фашисты всё разграбили. Мороз стоял лютый. Мы и пошли в чём были. Я несла на руках 2-летнего сына Юру. Всё старалась согреть его, но так и не согрела. Остановиться на минутку, дитя родное укрыть от ветра, не давали изверги, всё штыками подгоняли. Так на руках у меня замёрз сынок...»

О страшных днях фашистской оккупации рассказывает М.М.Терехова: «Немцы отступали, а нас выгоняли из домов. Девочек взрослых мазали сажей и одевали в тряпьё, чтобы немцы не обратили на них внимание. Но одну девочку Аню Боброву они увели и издевались над ней. Немцы отбирали у жителей коров, грабили население. С какой радостью мы встречали советских бойцов. Мы обнимали их, целовали и плакали от счастья».

Жительница деревни Трухоловки В.С.Матвеева рассказывала: «15 суток во время боёв я просидела в подвале. Захватчики брали у меня дома всё, что хотели. Корову зарезали и съели, мебель пожгли в своих блиндажах, одежду растащили, дом разрушили...»

Её сосед по улице Б.Тишин сообщил: «Отца моего убили за то, что он не хотел отдавать им свой полушубок. Мать куда-то увезли, дом сожгли. Один немец сорвал с меня пальто, шапку, стащил валенки...»

Вспоминает жительница деревни Рождествено, Лепёшкина Анна Тимофеевна: «В декабре 1941 г. Немцы заняли Рождествено. Старики, женщины и дети спрятались в окопах. Немцы выгнали их оттуда и погнали по заснеженной дороге на запад к станции Манихино. Наспех одетые, прижимая к груди голодных и плачущих детей, брели обессилевшие люди сквозь заснеженный лес, к ним вскоре присоединились жители деревни Жевнево и других деревень. Все скопились в Павло-Лужецком овраге: немцы к родным в близлежащие деревни не отпускали. Неизвестно, что они с нами собирались сделать, но не успели, началось наступление нашей армии, нас освободили».

«В деревне Жевнево, – вспоминает С.А.Чернышев, немцы, как только пришли, убили старика И.В.Курова. Он сидел в окопе, и, спасаясь от холода, обернулся красным ситцем, а немцы посчитали его партизаном и убили.

На дачах мастеров искусств, что недалеко от Жевнева, в прислугах жила Селиванова. Немцы арестовали её сына: он был очень рослый, сильный. Но ему было всего 16 лет. На следующий день парня расстреляли. Не сумев сломить сопротивление Красной Армии, немцы вымещали зло на беззащитных стариках, детях, женщинах.

Отступая из Рождествено, немцы заминировали у школы флагшток. Там потом подорвалась на мине девочка – Лида Майорова. Немец, минируя школу, наверное думал: «Не слажу, так детской кровью измажу»

А вот сухая статистика цифр. За время пребывания в районе немецкие солдаты расстреляли и замучили 477 мирных жителей, 255 изувечили и ранили. 31 110 жителей остались без крова и имущества. Сожжено и разрушено 1077 хозяйственных построек. От рук немцев сгорели 3252 жилых дома. Полностью оккупанты разорили в районе 72 колхоза, сожгли дотла 63 населенных пункта, 73 – частично. Только в городе Истре они сожгли и разрушили 1084 строения, восемь магазинов, электростанцию, три детских сада, дом пионеров, четыре средние школы, большую городскую библиотеку, кинотеатр, дом А. П. Чехова, больницу. Гитлеровские изуверы взорвали мировую жемчужину, гордость русского народа – Ново-Иерусалимский монастырь.

Более 11 тыс. человек отдали свои жизни за освобождение Истринского района. Истринская земля стала для них усыпальницей.

5.2 Восстановление района

Выполняя наказ фронтовиков, наказ Родины, истринцы, оставшиеся в тылу, в основном женщины, старики и подростки, стремились сделать все, чтобы заменить ушедших на фронт, обеспечить армию и страну всем необходимым для борьбы с врагом. Промышленные предприятия района не только не снизили нормы выработки, но, как правило, перевыполняли план. Так, коллективы Октябрьской тонкосуконной фабрики и Дедовской ткацкой фабрики досрочно выполняли производственные задания. Пенсионер И.М.Андреев, проводив на фронт сына, заявил: «Я пенсионер, но если понадобится, я пойду на любую работу, чтобы помочь Красной Армии разгромить врага».

Самоотверженно трудились работники истринской артели «Рабочий», значительно перевыполняя свои дневные задания: И.Круглов – на 153 процента, К.Васильева – на 173 процента, С.Ерошин – на 183 процента, В.Федоров – на 180 процентов, В.Петров – на 187 процентов; И.Симагин ежедневно выполнял по две нормы.

На всех предприятиях района женщины успешно овладевали мужскими профессиями. Работая на ремонте комбайнов, молодые комсомолки Мотя Хлопова, Варя Осипова значительно перевыполняли план. Они готовились повести комбайны на поля колхоза.

Жена призванного в ряды Красной Армии тракториста-комбайнера Анисья Ивановна Галоган упорно изучала комбайн. Многие трактористы брали на себя обязательства без отрыва от производства подготовить в индивидуальном порядке достойную смену. Так, тракторист Петр Еремин обучил вождению трактора свою жену, Сергей Бычков – двух младших братьев. Уже в августе 1941 года закончили краткосрочные курсы трактористок 27 девушек.

Самоотверженно трудились на полях колхозники Истринского района. В начале июля 1941 года колхозники колхоза «Авангард» досрочно выполнили все свои обязательства перед государством: за весь текущий год полностью внесли под сходно-денежный налог в сумме 35 500 руб., полностью и раньше срока выполнили государственные поставки. Колхозники давали обещание провести уборку урожая всех сельскохозяйственных культур в сжатые сроки, не допустив потерь.

Убирать урожай в условиях военного времени колхозам помогали все трудящиеся района – рабочие и служащие промышленных предприятий и учреждений, школьники. Так, учащиеся школ имени Крупской, имени Тимирязева, истринской школы № 2, Макрушинской начальной школы, работая на полях колхоза, обратились с призывом ко всем школьникам и пионерам Истринского района пойти в колхозы, чтобы помочь в уборке урожая. На этот призыв откликнулись все школы района. Повсеместно организовывались в школах трудовые звенья, отряды, которые успешно работали на колхозных полях. Так, в колхозах ежедневно работали 300–400 учащихся города Истры.

С большим патриотизмом трудящиеся района проводили сбор средств в фонд обороны. К 23 августа 1941 года от них поступило 70 тыс. руб. деньгами, на 640 тыс. руб. облигациями государственных займов, много драгоценностей. Колхозники помимо денег и облигаций отчисляли трудодни, вносили продукты сельского хозяйства.

Трудящиеся района отправили большое количество посылок с продуктами и теплыми вещами для бойцов Красной Армии. Например, в селе Рождествено зимой 1941 года было сдано более 300 теплых вещей, среди них полушубки, валенки, телогрейки, шарфы, носки, варежки и многое другое.

Огромный урон народному хозяйству района нанесли немецко-фашистские войска в период оккупации. Казалось, понадобится не менее пяти лет для его восстановления. Однако советские люди не пали духом. Под руководством партийной организации жизнь в районе быстро возрождалась. Все труженики села включились в работу по подготовке к севу, но возникли серьезные трудности с семенами и тягловой силой. Из своих личных и без того скудных запасов, которые удалось сберечь в период оккупации, колхозники района начали сдавать семена в общественный семенной фонд. Этого было недостаточно. Помощь району оказали Луховицкий, Талдомский и другие районы. Помогло и государство. Но семена надо было еще доставить в колхозы, не было ни машин, ни лошадей. И колхозники на себе доставляли мешки с семенами в свои колхозы, удаленные от станций выгрузки на 10–15 км.

Приближалась весна. Требовались телеги для перевозок. И колхозники взялись за сбор и ремонт инвентаря. За это же время из молодежи, главным образом из девушек, был подготовлен новый отряд трактористов. Комсомолки Нюра Козлова, Маруся Сысоева, Марта Бараненкова и другие ежедневно выполняли нормы вспашки на 150– 200 процентов, добиваясь при этом большой экономии горючего.

Особенно тяжелый ущерб был нанесен колхозному животноводству. Все фермы были опустошены, большинство зданий сожжено и разрушено. Весь общественный скот, который не удалось эвакуировать или передать Красной Армии, гитлеровцы прирезали.

Однако за семь месяцев благодаря высокой организаторской деятельности партийных организаций и трудовому энтузиазму тружеников села к 15 августа 1943 года на фермах района имелось 872 лошади, 1805 голов крупного рогатого скота, 287 свиней и 650 овец.
Заработали 138 молочнотоварных, 80 овцеводческих и 35 птицеводческих ферм. В передовых колхозах района общее поголовье скота и число ферм даже превысило довоенный уровень.
В апреле 1942 года вновь закипела жизнь на Глебовской птицефабрике, от которой за период оккупации остались лишь кирпичные стены да груда ржавой арматуры. Большую работу по восстановлению фабрики проделали 60-летние плотники Д.Сизов и Ф.Шепилов, а также слесари В.Пустолотанс и М.Карпов.

Упорно трудились рабочие и служащие, восстанавливая промышленные предприятия района. Дедовская текстильная фабрика к 1 мая 1943 года уже дала продукцию со 140 восстановленных станков. С июля по решению правительства на фабрике развернулась работа по ее полному восстановлению. Начали прибывать эшелоны с оборудованием. Около 100 вагонов дедовцы получили с ленинградских фабрик «Возрождение» и «Красная нить». Большинство присланных станков были подняты со дна Невы, где они пролежали полтора года.

В 1943 году был полностью восстановлен Снегиревский завод огнеупоров Одна за другой вступали в строй промышленные артели, которые в первую очередь выполняли заказы Красной Армии и обслуживали потребности населения района. Началось строительство жилых домов в разрушенных селах и восстановление города Истры. Жизнь района входила в нормальное русло.
А война тем временем все дальше уходила на запад, к границам фашистской Германии. Май 1945 года. Идут бои на улицах Берлина. Советские рабочие, колхозники, служащие, одетые в солдатские шинели, пришли сюда сквозь грохот и пожарища войны, чтобы добить фашистского зверя в его же собственной берлоге.

2 мая 1945 года советское Знамя Победы взвилось над рейхстагом. Германский фашизм повержен. Решающую роль в этом сыграли героические подвиги солдат и тружеников тыла, навечно вошедшие в историю человечества как пример беззаветного служения своей Родине.

6. Первый день наступления

Пять раз мы атаки встречали по-свойски:
Огнем и свинцом из метельной завесы.
Пять раз обожглось о сибирское войско
Хваленое ихнее войско – эс-эсы.
А.Сурков

За 20 дней генерального наступления немцев на Москву дивизия отдала врагу 40 километров Волоколамского шоссе, – отдала, ни разу не отходя без приказа, уничтожая атакующих немцев, отбивая артиллерией, противотанковыми ружьями, зажигательными бутылками удары танковых колонн, переходя в контратаки, уступая километры, но выигрывая дни, приближая неотвратимый час, когда противник выдохнется, когда в крепнущих морозах, нарастающих снегах иссякнет его наступательный порыв. И вот такой день настал.

Приказ по дивизии СС «Империя» от 4.12.1941 г. подписанный генералом Биттрихом: «Дивизия СС «Империя» занимает линию Снегири – Рождествено с тем, чтообы продолжать наступление с главным ударом на правом фланге в направлении на Москву (на северо-восток в обход города Дедовска). Противник на фронте дивизии СС «Империя» занимает оборону с использованием опушек леса с целью не допустить вперед нашего тяжелого вооружения…»

В ночь на 6 декабря Белобородова и Бронникова вызвали в штаб 16-й армии. Генерал Малинин, подойдя к карте, на которой графически, с рубежами и сроками выхода к ним, был отображен армейский план наступления, объяснил боевую задачу «группы Белобородова». Войска правого фланга и центра армии переходили в наступление утром 7 декабря, а левого фланга на сутки позже. Затем их принял командарм К.К.Рокоссовский. Белобородов доложил о направлениях главного и вспомогательного ударов, о группировке войск, об артиллерийском обеспечении... Константин Константинович одобрил наметки и сказал: «Обороняться мы научились, будем учиться наступать. Успеха вам, гвардия! Встретимся в Истре...»

Командиры вернулись в штаб дивизии, и подготовка к наступлению пошла полным ходом. Штаб тогда располагался в доме отдыха в поселке Нахабино. Нашей дивизии помимо 40-й стрелковой и 17-й танковой бригад, а также 471-го пушечного артполка были приданы 36-я стрелковая бригада и 17-й гвардейский минометный дивизион («катюши») – он поддерживал нас еще на Озерне. Таким образом, дивизия превращалась в группу войск. В самом общем виде план сводился к нанесению двух одновременных ударов: главного – вдоль Волоколамского шоссе и Ржевской железной дороги на станцию Снегири и деревню Трухаловку – и вспомогательного – на село Рождествено и далее на деревню Жевнево. Оба удара мыслились как охватывающие. Задача двух гвардейских полков (131-го Докучаева и 40-го Коновалова) завладеть Снегирями. Обойти, окружить и уничтожить. Удар по Рождествено вспомогательный. Задача 40-й бригаде Самойленко и 36-й бригаде Кононенко в районе села сковать противника, оттянуть сюда часть его сил, а при удаче немедленно двигаться к деревням Жевнево и Трухаловка, выходя во фланг и в тыл основной группировки противника. 258-й полк Суханова находился во втором эшелоне и мыслился как резерв.

Вечером 7 декабря, накануне наступления, на совещании командиров и политработников много говорилось о тактике. Подчеркивалось, что задача – всех и каждого – смело врываться в боевые порядки немцев, обходить их опорные пункты, широкий маневр сочетать с огнем. В оперативном расчете исходили из секретных немецких документов, захваченных разведчиками, из показаний пленных, из наблюдений самих разведчиков. Данные разведки свидетельствовали о передвижении противника по рокадной дороге Трухаловка – Рождествено, а также по Волоколамскому шоссе от Трухаловки к Снегирям. В Рождествено перебрасывались танки, мотопехота, артиллерия. Последнее нам было на руку. Чем больше вражеских сил ввяжется в бой за Рождествено, тем легче будет 40-му и 131-му полкам выполнять главную задачу под Снегирями.

7 декабря дивизии должны были вручить Гвардейское знамя, но торжество было отменено в связи с переходом в наступление.

В ночь на 8 декабря, за 6-7 часов до начала наступления, разведгруппа принесла из Рождествено настораживающую новость: крупных сил немцев в селе не обнаружено. Одно из двух: либо противник и в самом деле покинул Рождествено, заняв другой оборонительный рубеж, либо он ввел разведчиков в заблуждение.

Рождествено – хорошо укрепленный опорный пункт немцев. Центр села огражден с востока и запада глубокими и длинными оврагами, двумя естественными оборонительными рубежами. Предшествующие бои показали, что именно в центре села главный узел сопротивления противника. А разведчики побродили вокруг да около, пугнули какую-то группку немцев на северной окраине и сделали далеко идущие выводы...

Пришлось разведпоиск повторить. Повторная разведка, предпринятая немедленно, обнаружила, что немцы из села никуда не ушли и уходить не собираются. На подходе к восточному оврагу разведчиков встретил сильный, хорошо организованный огонь. Удалось засечь несколько новых огневых точек.

С утра 8 декабря командиры перебрались на КП в Дедовск. В 6 часов началась артиллерийская подготовка. После нее двинулась вперед пехота. Однако с первого же часа начались неувязки на левом фланге. Оказалось, что командир 36-й стрелковой бригады Кононенко неудачно выбрал себе КП – слишком далеко от передовых батальонов. Поэтому он не мог оперативно управлять боем. Командир 40-й стрелковой бригады Самойленко с опозданием вывел свои батальоны на рубеж атаки. В результате образовалась пауза, которая позволила немцам перегруппировать оборону, нарушенную было нашей артподготовкой.
В действиях обоих комбригов прослеживалась неслаженность в управлении подразделениями, тот и другой слабо использовали свою артиллерию. Обстановку докладывали общими фразами. Едва начав бой, уже просили подкреплений.

Лишь в девять часов батальоны 36-й бригады вышли к южной окраине села Рождествено. Фашисты засели с церкви. А 40-я бригада, обходя село с севера, приблизилась к рокадной дороге Рождествено – Снегири.

Однако 40-й бригаде так и не удалось завершить обход села. Они выбили немецких автоматчиков из совхоза и почти дошли до деревни Жевнево. 36-я бригада все еще стояла на месте на южной окраине, пытаясь выбить немцев из церкви. Между тем в 11.00 немцы предприняли сильную контратаку, подтянув дополнительные силы из Трухоловки, их артиллерия и танки били термитными снарядами по домам, занятым нашими. Скоро в Рождествено возник громадный пожар. К исходу дня вся бригада Кононенко вынуждена была отойти из Рождествена, зацепившись за дом отдыха, расположенный близ его южной околицы, по всей вероятности в землянках, которые выкопали жители, зацепились наши пулеметчики. Из села небольшими группами, по 10-15 человек, начали выбегать автоматчики противника и, пробираясь лесом стали обходить бригаду. Немцы стремились с обеих сторон выйти бригаде в тыл, наши не выдержали и откатились.

А бригада Самойленко в конце концов отошла еще дальше – почти к Дедовску. Вражеские мины и снаряды рвались теперь на территории фабрики и около КП. Боевые порядки некоторых батальонов перемешались, из строя выбыло немало командиров среднего звена. Стало ясно, что, прежде чем атаковать Рождествено снова, придется сделать перегруппировку, наладить управление и связь, дать отдых людям, пробывшим весь день на морозе и в глубоком снегу. Таков был левый фланг...

К сожалению, затяжные, изнурительные бои завязались также в центре и на правом фланге дивизии. С утра 40-й и 131-й полки продвинулись от Ленино вдоль Волоколамского шоссе, в 8.25 ворвались в поселок и на железнодорожную станцию Снегири. Здесь у противника имелось два опорных пункта – кирпичный завод и школа.

Особенно укреплена была школа. Длинное, приземистое, с толстыми каменными стенами школьное здание, имеющее большой круговой обстрел, немцы подготовили для длительной обороны. Они прорубили амбразуры в подвалах, установили пулеметы и противотанковые пушки, вкопали в землю рядом со школой танки, заминировали подступы. Этот опорный пункт прикрывался огнем минометов и противотанковых батарей, расположенных по соседству.
Попытка артиллеристов 131-го полка разбить опорный пункт немцев (они стреляли прямой наводкой) результата не дала: снаряды 76-миллиметровых пушек не пробивали толстых стен. Не внесла перелома и атака танков 17-й танковой бригады. Потеряв две машины, танкисты отошли. Было решено с рассветом следующего дня открыть огонь по опорному пункту немцев из орудий тяжелого дивизиона 210-го гаубичного полка. Артиллеристы тщательно готовили исходные, чтобы не задеть свою пехоту, близко окопавшуюся у опорного пункта. Но в 14.30 пехота 131-го полка обошла кирпичный завод, вышла к деревне Крюково и заняла ее.

Вечером на КП дивизии собрались командиры полков и бригад. Бронников, комиссар дивизии, рассказал со слов пойманного «языка»: Непосредственно на линии фронта дивизия СС «Империя», 252-я пехотная дивизия и танковая бригада численностью в 30-40 машин. Грузы и тяжелое вооружение немцы оттягивают за реку Истру, а пехоте приказано удерживать линию Снегири – Рождествено. Утром в Трухоловке стоял полк «Фюрер», но в середине дня он был брошен в Рождествено и в Снегири (46 машин с пехотой).

После подводили итоги первого дня наступления. Разговор получался нелицеприятный. Боевая задача, поставленная накануне, – обойти и окружить немецкие группировки в Снегирях и в Рождествено – оказалась не выполненной. Одна из главных причин неудачи – это стремление решить исход боя фронтальными атаками. Вместе с тем слишком уж пристально командиры оглядывались на фланги своих частей и на соседей. Например, 40-я бригада Самойленко отошла с очень важной для нас рокадной дороги только потому, что отошел сосед – 36-я бригада. Не было в этот день проявлено истинно командирской дерзости.

Надо думать, эту тенденцию – решать бой фронтальными атаками – почувствовал и усвоил, видимо, и противник. Он теперь уверовал, что сумел навязать нам выгодный ему рисунок боя, свою волю. Ну что ж, есть смысл поддержать в нем такую уверенность. Пусть немцы и дальше думают, что мы и завтра намерены вести на Снегири фронтальные атаки. Только теперь эти атаки будут демонстративными – больше огня, меньше движения... Белобородов подумал, что противник будет уходить с наступлением ночи, и оказался прав. Операцию решили проводить немедленно.

Окончательное решение совета было таково: Докучаев и Коновалов должны были возобновить огонь по школе и по кирпичному заводу, пустить на полный ход все винтовки, пулеметы, минометы, демонстрировать фронтальную атаку. Погорелов, начарт, будет бить туда же артиллерией.

Главная же роль в разгроме противника была отведена стоявшему дотоле во втором эшелоне 258-му полку Суханова. Полк в основном располагался в деревне Талицы. Лишь батальон Романова прикрывал дивизию у Селиванихи. А далее, до селения Недедьево, стояли прикрытия только 60-го разведбатальона, который одновременно вел изучение лесных дорог в сторону Истры, параллельных Волоколамскому шоссе.

Полк должен был произвести глубокий обход лесом и выйти на шоссе у Трухоловки. Суханову – справа, Сидельникову, командиру мотострелкового батальона – слева. Родионов, начальник разведбатальона, идет с Сухановым и дает проводников Сидельникову. Главное, проскользнуть незаметно. По прибытии на место установить между собой связь и по сигналу начать бешеную пальбу по Снегирям, Рождествено и Трухоловке. Сигналом будет залп «Раисы». Трухоловку пощупать, если сопротивление незначительное, овладеть. Но суть не в этом, главное – отрезать немцам пути отхода, ни одной машине, ни одному фашисту не дать прорваться на шоссе. Выступать через полчаса. Начало операции в 22.00.

Обходной маневр 258-го полка был проведен Сухановым быстро и четко. Бойцам пришлось совершить более чем 10-километровый марш, в основном по целине, по глубоким снегам. Боеприпасы, продовольствие и прочее имущество стрелки несли на плечах. Прибавьте к этому ночную тьму, мороз и многочисленные, укрытые снегом мины.

Уже перед Волоколамским шоссе колонна вынуждена была остановиться. Впереди, сбоку, сзади один за другим прогремели взрывы. Погибло несколько человек от противопехотных мин... Полк неподвижно стоял во тьме на минном поле. А минуты шли. Но если батальоны не выйдут своевременно к деревне Трухаловка, это сорвет общий план действия дивизии. Что делать?
Вперед вышел комиссар Кондратенко. Его пытались удержать. Он отстранил руки товарищей. Решительно зашагал через минное поле к ближайшему лесу. С замиранием сердца следили бойцы и командиры за своим комиссаром. Он дошел. Кондратенко выбрался на опушку, помигал оттуда карманным фонариком. Вслед за ним, цепочкой, по одному след в след, поле пересекли сотни людей – весь полк. Потерь больше не было...

Белобородов был прав. Немцы отступали с наступлением ночи. Ночью было видно большое зарево. Уходя из Рождествено, фашисты подожгли село и побросали в огонь всех раненых и пленных красноармейцев. Село было сожжено полностью. Операция эта завершилась успешно. Сидельников и Суханов вовремя вышли на шоссе и преградили путь немецким войскам. Залп «Раисы» по Трухоловке был отменен, так как в деревню ворвался первый батальон Величкина (258-й полк Суханова). Задача была полностью выполнена. Враг окружен и уничтожен. Среди ночи 258-й полк получил новое задание: с рассветом двигаться на Истру. Наутро, часов в восемь, батальоны уже шли по шоссе на запад. А в 7.00 Романов уже занял Высоково.
Во второй половине дня 9 декабря оба населенных пункта стали уже тылами дивизии. А немецкие опорные пункты, расположенные в здании снегиревской школы и на кирпичном заводе, пали еще на рассвете. Их, в буквальном смысле, разгромил своим огнем тяжелый гаубичный дивизион капитана Тертышного. Когда артиллеристы меняли огневые позиции, комиссар дивизиона остановил колонну возле школы – пусть бойцы наглядно убедятся в силе своего оружия. В здании, под обрушенными балками, среди битого кирпича, скрученного железа, искореженных немецких противотанковых пушек и пулеметов, валялись десятки трупов эсэсовцев. Молча смотрели бойцы на результаты своей ужасной работы... Фашисты захватили мирное здание школы, где учились дети. Они создали в школе военный опорный пункт. Их смерть была закономерна.

Вот так началось позорное бегство гитлеровцев с прославленной подмосковной земли. А начиналось все здесь, в этих местах, где мне довелось родится спустя 45 лет после этой первой победы…

7. Память о героях войны в наших сердцах

Вспомним всех поименно,
Горем вспомним своим…
Это нужно – не мертвым!
Это надо – живым!
Р.Рождественский

60 лет прошло с тех пор, как отгремела война. Уже редко встретишь сегодня разрушительный след смертельных боев. Воронки от бомб и снарядов, окопы, траншеи, эти чудовищные шрамы на теле земли, затянуло, сгладило время. Пепелища городов и сел, выгоревшие коробки зданий теперь увидишь лишь в кино да на пожелтевших от времени фотографиях. Советский народ своими трудовыми подвигами залечил раны войны. Но перед памятью человеческой, перед памятью сердца время бессильно.

Историческая память народа есть неотъемлемая часть его самосознания и культуры. Нельзя забывать, что гитлеровские захватчики стремились превратить Подмосковье в «мертвую зону». В наши дни остается все меньше ветеранов Великой Отечественной войны и тружеников тыла. И наш священный долг – проявить уважение, окружить вниманием каждого ветерана, дать им почувствовать нашу искреннюю признательность и уважение за их славные боевые дела. Выросло новое поколение, и оно должно знать, какой ценой их отцы и деды отстояли свободу. Мы все в неоплатном долгу перед ними!

Истринцы свято чтут память обо всех погибших в боях за свободу и независимость нашей Родины. На месте многих десятков воинских захоронений установлены памятники, обелиски, мемориальные доски. В городе созданы музеи, уголки славы, экспозиции, рассказывающие о подвигах советских людей в годы минувшей войны.

Священная истринская земля давала силы тем, кто уходил отсюда на фронт и проявлял мужество в ожесточенных боях с фашистами. Не всем из них довелось дожить до полного разгрома врага и окончания войны. Но все они, и живые и мертвые, показали высокую преданность Родине, стойкость и мужество при ее защите, а многие проявили героизм и отвагу в сражениях с завоевателями. Истринская земля дала стране 15 Героев Советского Союза Их имена навечно вписаны в историю края.

Обо всех памятных местах, посвященных сражениям в годы Великой Отечественной войны, находящихся в Истринском районе рассказать невозможно, потому что их очень-очень много. Но я расскажу о самом главном – о мемориальном комплексе, находящимся на 41 км Волоколамского шоссе, где враг был остановлен, откуда началось наступление советских войск. Четыре года назад, в честь 60-летия Московской битвы, здесь был воздвигнут памятник воинам-сибирякам.

До сих пор не утратили огромной впечатляющей силы кадры кинохроники, запечатлевшие военный парад на Красной площади 7 ноября 1941 года. И сегодня волнением полнится сердце, когда видишь суровую поступь пехотных полков в серых шинелях и шапках-ушанках, с готовыми к бою винтовками. На кинокадрах нельзя разглядеть лиц, – все ряды и колонны сливались в единый монолит. Прямо с парада его участники отправлялись на фронт, на огненные рубежи Подмосковья. Многие из них погибли в смертельной схватке с врагом. Обнародован общий скорбный итог безвозвратных потерь на Подмосковной земле – 926 244 воина.

Принято говорить: «Никто не забыт, ничто не забыто!» К сожалению, эти слова весьма далеки от истины. Все мы в неоплатном долгу перед павшими защитниками Отечества. Память героев, остановивших вражеское нашествие и спасших ценой собственной жизни самое сердце России, требует достойного увековечения. Разумеется, нельзя не принимать во внимание то, что сделано в этом отношении за минувшие десятилетия. В Москве и Подмосковье создано немало памятников, обелисков, стелл, музеев, уголков боевой славы. Ещё в 1966 году на 41 км Волоколамского шоссе по инициативе К.К.Рокоссовского был заложен Памятный камень, на котором высечены слова: «Здесь будет воздвигнут обелиск Победы». Теперь можно сказать что наказ легендарного Маршала выполнен.

Нет необходимости доказывать, сколь весомым был вклад сибирских полков и дивизий, прибывших на подмосковные рубежи в самый трудный, решающий момент первого этапа войны. Но дело не только в количестве. Защищать Москву прибыли люди особого склада. Привыкшие к суровым жизненным условиям, сибиряки мужественно переносили зимние холода и метели, прекрасно владели оружием, отличались крепким здоровьем, ловкостью и сноровкой. Однако не всё смогли сибиряки: защитив Москву, многие из них погибли. Наши современники решили почтить их память сооружением Мемориала на месте, где свершился их подвиг. Одним из рубежей, по мнению ветеранов – участников битвы, военоначальников и историков, является 41-й километр Волоколамского шоссе к западу от Москвы. Идею сооружения Мемориала в феврале 1997 года выдвинули депутаты Государственной Думы РФ. Был образован Некоммерческий благотворительный фонд «Мемориал Сибирякам» во главе с генерал-лейтенантом авиации С.Я.Тимохиным. Создан Попечительский совет фонда, который возглавил известный государственный и общественный деятель, ветеран Великой Отечественной войны, участник Московской битвы В.И.Долгих. Попечительский совет фонда провёл значительную организаторскую работу по сплочению усилий авторов и создателей Мемориала: был утверждён проект Мемориала сибирякам, разработанный в Красноярске архитектором А.С.Демирхановым и скульптором К.М.Зиничем.

Жизнь подсказывала, что судьба Мемориала во многом зависит от привлечения новых сил, демократизации деятельности самого фонда. Государственная Дума РФ приняла постановление о поддержке строительства Мемориала.

Руководство столицы своим личным отношением к подвигу сибиряков, всех защитников Москвы в 1941-1942 годах, придало созданию этого Мемориала державную значимость: финансовая, политическая поддержка Правительства Москвы явилась гарантом осуществления проекта. Большой финансовый вклад в сооружение Мемориала внесло Правительство Московской области.
Среди трудовых коллективов России, принявших участие в сооружении Мемориала, ОАО «Норильская горная компания». Это предприятие произвело 15 тонн меди и на благотворительной основе отгрузило металл в г. Москву. АМО «ЗИЛ» и его дочернее предприятие «Борей-ВТ», возродившие традиции старых русских мастеров, отлившие колокола Храма Христа-Спасителя, изготовили, транспортировали и установили скульптурную группу воинов на Мемориале.

Высокая ответственность легла на плечи проектного института «Мосгражданпроект», у которого большой – 75 летний опыт. Он оперативно выдавал рабочие чертежи для строительства Мемориала.

Нефтяная компания «ЮКОС», ОАО «Российская инновационная топливно-энергетическая компания (РИТЭК)», «Альфа-БАНК», ОАО «МИРП» и сотни других коллективов оказали финансовую помощь. Свои личные сбережения на Мемориал внесли рабочие и министры, академики и генералы, пенсионеры. Это послужило основанием для написания слов на памятной плите: «От благодарных потомков».

Московская битва была невиданным до того сражением. На территории семи областей России с обеих сторон в нем участвовало 7 миллионов 35 тысяч человек при громадном сосредоточении артиллерии, танков, самолетов. В ходе Московской битвы девять сибирских дивизий (каждая третья из участвовавших в сражении) и одна стрелковая бригада преобразованы в гвардейские.

На памятных плитах Мемориала увековечены наименования 16-й и 24-й армий, 26 дивизий, 6 стрелковых бригад, а также наименования соединений, преобразованных в гвардейские, поименный список 19 воинов-сибиряков, удостоенных звания Героев Советского Союза и трех Героев Российской Федерации, которым эти звания присвоены посмертно.

Создана Книга Памяти, в которую занесены наименования промышленных, строительных, транспортных предприятий, СМИ, фамилии, имена и отчества граждан, оказавших финансовое и интеллектуальное содействие в создании Мемориала.

Так, всем миром, создавался величественный Мемориал павшим героям. Теперь на 41-м километре Волоколамского шоссе возвышаются фигуры воинов-сибиряков, не пропустивших врага к столице. От нас зависит, чтобы слава этого Рубежа крепла день ото дня и была передана потомкам как одна из святынь Отечества.

Архитектурно-скульптурная композиция Мемориала сибирякам состоит из трёх частей: территории, вымощенной бетонной брусчаткой, площадью 3700 кв.м., 50-ти метрового мемориального полудужья с 16 памятными плитами и фигур трёх воинов.

Доминантой является композиция трёх воинов, выполненная в бронзе, в строго реалистической манере. Скульптурная группа помещена на подиуме, расположенном с восточной стороны площадки; динамичные фигуры воинов обращены к западу, навстречу врагу.
Завершается символика фрагментом Кремлёвской стены, выполненной аллегорически в красном кирпиче и сером граните.

На 41 км Волоколамского шоссе, по инициативе Совета ветеранов 9-й гвардейской стрелковой дивизии, с помощью ассоциации «Военные мемориалы» и администрации Истринского района, воздвигнут военно-мемориальный комплекс «Снегири», на кладбище которого захоронено около 600 воинов дивизии.

Первые захоронения советских военнослужащих на этом месте были проведены ещё в декабре 1941-го года в период наступления Красной Армии под Москвой. В настоящее время здесь захораниваются останки советских воинов, обнаруженные при проведении поисковых работ ассоциацией «Военные мемориалы» с участием поисковых формирований. В ходе поисковых работ и дальнейших архивных исследований были установлены имена и фронтовые судьбы советских военнослужащих, более полувека числившихся пропавшими без вести. Среди них командарм 24-й армии, герой Советского Союза генерал-майор Ракутин К.И.
Здесь же покоится прах дважды Героя Советского Союза генерала армии А.П.Белобородова. По его завещанию он похоронен вместе с его солдатами, отдавшими свои жизни за Отечество, за Москву ... Недаром бойцы называли своего комдива «Отец солдатам».

... В ходе Московской битвы враг обладал не только количественным, но и качественным превосходством в технике. В то время больше половины советских самолётов и танков были устаревшей конструкции, ... но их экипажи сражались насмерть, до последнего снаряда, до последнего патрона.

Образцы техники от начального этапа сражения до разгрома противника представлены на полигоне Ленино-Снегирёвского военно-исторического музея.

На празднование 60-й годовщины разгрома фашистских войск под Москвой в столицу были приглашены из всех регионов России, стран СНГ и Прибалтики 1000 ветеранов Великой Отечественной войны, – многие из них участники Московской битвы.

Для фронтовиков была подготовлена большая культурная программа. Гости посетили места боевой славы, побывали в Центральном музее Великой отечественной войны 1941-1945 гг. на Поклонной горе, музее Вооружённых сил РФ, Государственном музее обороны Москвы. Ветераны приняли участие в торжественном собрании в Кремлёвском дворце и научно-исторической конференции. Состоялись тёплые встречи однополчан. Многие ветераны побывали в трудовых коллективах и школах столицы.

5 декабря 2001 года на 42-м километре Волоколамского шоссе был торжественно открыт Мемориал воинам-сибирякам, защитникам Москвы в Великой Отечественной войне. Это событие стало одним из центральных мероприятий, проходивших в те памятные дни в Москве и Подмосковье.

В торжественной церемонии открытия Мемориала приняли участие мэр города Москвы Юрий Лужков, губернатор Московской области Борис Громов, губернаторы регионов Сибири и Дальнего Востока, делегации сибирских землячеств в Москве, члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы РФ, члены правительств Москвы и области, участники Московской битвы, ветераны Великой Отечественной войны, делегации трудовых коллективов, воины Вооружённых Сил РФ, курсанты военных училищ, представители Русской Православной Церкви.

К участникам церемонии обратился губернатор Московской области, герой Советского Союза Борис Громов: «Дорогие ветераны и участники битвы под Москвой! 5 декабря 1941-го года навсегда останется памятной датой в истории нашего Отечества. Воины Красной Армии, участники народного ополчения, партизаны и простые жители Москвы и Московской области в этот день совершили подвиг, который можно смело назвать беспрецедентным по мужеству, героизму, стойкости и самоотверженности. Битва под Москвой – это не только образец военного искусства, но и яркий пример единения народа во имя святой цели: спасения Отчизны.

Это ведь правда, что фашисты видели Москву в бинокли. Это ведь правда, что у наших солдат не хватало патронов, снарядов, гранат. Это ведь правда, что превосходство немецких войск в танках, самолетах, артиллерии было почти двукратным.

Но есть и главная правда. Она в том, что здесь, под стенами Москвы фашисты были не только остановлены, но и отброшены. Чудом называли тогда контрнаступление Красной Армии под Москвой во всем мире. Не верили, что выстоит наша страна. А она выстояла!
Идут годы. Шесть десятилетий уже миновало с той грозной поры. Но память об этом чуде, этом подвиге бессмертна. В Московской области сотни обелисков, монументов, памятников, музеев рассказывают потомкам о великом сражении, которое положило начало разгрому фашистских войск в Великой Отечественной войне.

Сегодня мы открываем ещё один прекрасный памятник в честь легендарных сибирских дивизий, внесших огромный вклад в разгром врага под Москвой.

Я смотрю на наших дорогих ветеранов, наших чудо-богатырей, и у меня, честное слово, комок к горлу подкатывает. Слов не хватит, чтобы выразить вам всю нашу благодарность и признательность за то, что вы совершили 60 лет назад.

И сегодня, в день юбилея, слова поздравления от имени Правительства Московской области, от себя лично. У вас за плечами долгая и порой нелегкая жизнь. Биографии многих из вас – это яркий пример верного и бескорыстного служения Отечеству, народу. Я желаю вам здоровья, бодрости духа, долгих лет жизни и счастья!

А всем нам – быть достойными подвига наших ветеранов, их веры в Россию, их мужества и самоотверженности. Пусть воздвигнутый памятник защитникам Москвы – Сибирякам верно служит делу патриотического воспитания молодежи, идейной закалки молодого поколения.
Пусть никогда не померкнет слава Героев, защитивших столицу в 1941 году и внесших достойный вклад в нашу Великую Победу в 1945 г.

Около памятника был зажжен вечный огонь. Факел доставлен от Кремля... В этом заложен большой смысл, подчёркнута связь времён. Известно, что в центре мемориала в Александровском саду горит Вечный огонь Славы в память советских воинов, погибших на фронтах Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Возведение мемориала состоялось в ознаменование 25-й годовщины Московской битвы. Пылающий факел доставлен сюда из Ленинграда, где он был зажжен от Вечного огня на Марсовом поле. В Москве в Александровском саду 5 декабря 1966 года состоялось перезахоронение из братской могилы на 41 км Ленинградского шоссе останков одного из павших в битве под Москвой солдат. Пламя Вечного огня Славы озаряет бронзовую надпись: «Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен». Спустя 35 лет, ровно день в день, 5 декабря 2001 года факел, зажженный от Вечного огня у Кремлевской стены, был доставлен с воинскими почестями на 41-й км Волоколамского шоссе, к Мемориалу воинам-сибирякам.

Вечный огонь на Мемориале было поручено зажигать Леониду Николаевичу Пономаренко, Василию Тимофеевичу Христенко, Алексею Архиповичу Леонову. Все они сибиряки, ветераны войны и Вооруженных Сил.

После зажжения Вечного огня перед гостями прошел строй почетного караула. На этом торжественная церемония завершилась. Мемориал Сибирякам был открыт. К мемориалу подходили воины Московского гарнизона, ветераны, молодежь, гости со всех уголков России. С поклоном клали цветы. Так началась жизнь величественного Монумента.

8. Эпилог

Летят над обелисками года;
И вот уже идут с цветами внуки, –
Их кровь родная, их глаза и руки,
Их жизнь, что не иссякнет никогда.
А.Пысин

Сколько бы лет ни прошло, в памяти людей старшего поколения не изгладятся полные острой тревоги и предельного боевого напряжения октябрьские, ноябрьские и декабрьские дни 1941 года. В те дни все люди, населяющие нашу планету, с величайшим волнением и напряжением следили за титанической битвой, развернувшейся на подступах к столице Советского Союза.
Опьяненные легкими победами на Западе и успехами первых месяцев войны против государства рабочих и крестьян, достигнутыми ценой черного вероломства, бронированные орды Гитлера самоуверенно и самонадеянно рвались к Москве, рассчитывая на быструю, решающую исход войны победу.

Но на полях сражений на дальних и ближних подступах к столице наглых захватчиков и поработителей ждал горький просчет. Фашистские стратеги, планируя битву за Москву, надеялись на свое тогдашнее превосходство в танках, авиации, артиллерии и не учли того фактора, который принес нам победу в подмосковной битве и последующие победы, завершившиеся весной 1945 года победоносным сражением за Берлин.

Этот фактор – нерушимое морально-политическое единство народов нашей многонациональной Родины, в дни смертельной опасности сплотившихся вокруг ленинской партии. Сыновья и дочери всех советских народов нерушимой стеной встали на пути врага, прикрывая грудью родную столицу.
 
9. Герои СССР Истринского района

Александр Ильич Фадеев. Старший лейтенант, выросший в войну до полковника родился 23.01.1911 г. в деревне Покровское. 15.05.1946 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда. После службы жил в Москве. Умер в 1999 году.

Сергей Семенович Конюхов. Родился 15.07.1921 г. в селе Павловская Слобода. В армию призван в 1940 году. Воевал на 3-м Украинском фронте на штурмовике «Ил-2» в составе 995-го штурмового авиационного полка. 29.06.1945 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда.

Петр Кузьмич Андреев. Родился в деревне Деньково 28.05.1922 г. В ВОВ участвовал с 1943 года. Действовал в боях на Калининском и 1-ом Прибалтийском фронтах. 29.06.1945 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Слава.

Михаил Алексеевич Гурьянов. Родился 1.10.1903 г. в селе Петровское. В конце 20-х годов его избрали Председателем Петровского сельсовета. В 1941 г. стал комиссаром партизанского отряда. Погиб, когда ему было 38 лет. Ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Алексей Михайлович Решетов. Родился 23.03.1921 г. в деревне Мыканино. На фронте был летчиком, затем еомандиром звена, а в завершение командовал уже эскадрильей истребителей. 1.05.1943 г. ему было присволено звание Героя Советского Союза. В мае 1966 года уволился в запас в звании полковника.

Валентин Дмитриевич Савельев. Родился 23.02.1925 г. в деревне Подолы. В армию ушел в 1943 г.На фронте был командиром отделения пулеметной роты. Дважды был ранен. За боевые заслуги награжден двумя медалями «За отвагу», орденом Славы III степени, а 10.04.1945 г. удостоен звания Героя Советского Союза. Умер в 1974 году.

Алексей Васильевич Данилов. Родился 1.06.1923 г. в Саратовской области. Но перед войной переехал в Истринский район. За геройство, мужество и отвагу 27.06.1945 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В звании майора он уволился в запас. Жил в Истре. Умер в 1985 году.

Сергей Дмитриевич Березкин. Родился 23.09.1923 г. в деревне Городище. В армию был призван в 1942 году. Он командовал орудийным расчетом в 242-м отдельном истребительном противотанковом артиллерийском дивизионе 371-й стрелковой дивизии. За героизм и отвагу 24.03.1945 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Павел Иванович Головкин. Родился 13.07.1920 г. в деревне Рычково. С 1940 г. призван на службу в пограничные войска. Войну встретил на западной границе. Участвовал на Брянском, Центральном, 1-м Украинском фронтах. 17.10.1945 г. был удостоен звания Героя Советского Союза. После войны уволился в запас.

Михаил Николаевич Васильев. Родился 30.10.1914 г. в деревне Михайловка. В июле был призван в армию. Участвовал в битве на Курской дуге, в освобождении Украины, Польши, Чехословакии. Был командиром огневого взвода батареи. 16.10.1943 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Умер в 1979 году.

Василий Алексеевич Балебин. Родился 28.02.1908 г. в деревне Павловское. В 1933 г. попал в Ейскую школу летчиков. Войну встретил на аэродроме Клобица. На его счету более 500 боевых вылетов. 2.03.1943 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда.

Федор Дмитриевич Сисейкин. Родился в 1914 году в деревне Лечищево. В армию мобилизовался в 1941 году, будучи сержантом запаса. 19.06.1943 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза. После войны вернулся в свой колхоз имени Тимирязева. Умер в 1979 году.

Сергей Михайлович Павлов. Родился 29.09.1920 г. в деревне Глинки. Войну встретил командиром танкового взвода в звании лейтенанта. В бою был уже в шесть часов утра 22 июня. Сражался на границе под Львовом, защищал Киев, Москву, Воронеж, Сталинград. 8.02.1943 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Сергей Иванович Акифьев. Родился 15.05.1925 г. в деревне Верхуртово. В 1943 году был призван в армию. 22.09.1943 г. восемнадцатилетний Акифьев повторил бессмертный подвиг Александра Матросова и сам стал символом бесстрашия в боях за Родину. 15.01.1944 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Алексей Алексеевич Артамонов. Родился 24.03.1916 г. в Свердловской области. В начале 30-х переехал в Павловскую Слободу. Служил в 168-м полку 45-й истребительной авиадивизии. Побиг, таранив вражеский самолет. 27.03.1942 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Иван Павлович Селиванов. Родился в 1903 году в селе Покровское. В 1924 году добровольцем вступил в Красную Армию. В годы войны участвовал на различных фронтах в качестве главного штурмана 8-й воздушной армии. В 1939 году первым среди 16 истринцев он получил свою Золотую Звезду.
 
10. Памятные места ВОВ в Истринском районе

Дедово-Талызино. Небольшая деревня к северу от города Дедовска. освобождение этой деревушки организовывали лично А.П.Белобородов, К.К.Рокоссовский и Г.К.Жуков. Вызвано это тем, что Сталину доложили, чтот взяли город Дедовск, перепутав Дедовск и Дедово. Сталин приказал освободить ее любой ценой. Деревня была освобождена 1.12.1941 г. Установлен памятник на братской могиле.

Дедовск. На здании горисполкома установлена мемориальная доска Михаилу Алексеевичу Гурьянову, уроженцу деревни Петровское. С партизанским отрядом Михаил Гурьянов совершил множество дерзких боевых налетов на врага. Но однажды после удачного нападения на штаб гитлеровской дивизии и захвата ценных документов Гурьянов попал в засаду, был ранен и схвачен карателями. Долго мучили и истязали его фашисты, пытаясь получить сведения о численности и местонахождении партизан. Но мужественный патриот молчал. Лишь на вопрос: «Сколько у вас партизан?»  он ответил с гордостью: «Все советские люди – партизаны!» 27 ноября 1941 года он был казнен фашистами. Одна из улиц Дедовска названа в его честь.

Ефимоново. Место подвига взвода под командованием Николая Кульчинского. 36 бойцов 18-й дивизии народного ополчения 16-й армии отбили атаку 40 немецких танков, уничтожив 20 из них. Они погибли, но не отступили с занимаемого рубежа. Братская могила героев находится в поселке Бужарово.

Истра. Место ожесточенных боев частей 16-й армии в ноябре-декабре 1941 г. Город захвачен 28.11.1941 г., освобожден 11.12.1941 г. За время оккупации город был полностью сожжен и разрушен, взорван Ново-Иерусалимский монастырь. В городе похоронен Герой Советского Союза А.П.Босов, погибший 18.11.1941 г. в неравном бою в районе деревни Городище. Установлен памятник воинам 16-й армии К.К.Рокоссовского. Воздвигнут памятник: как бы готовый взмыть в небо штурмовик Ил-2. На постаменте надпись: «Здесь в ноябре 1941 года героически сражались войска 16-й армии, отражая бешеный натиск врага, рвавшегося к Москве. 11 декабря 1941 года эта армия в ходе контрнаступления в составе Западного фронта освободила город Истру от немецко-фашистских захватчиков».

Кашино. Здесь 27.11.1941 г. располагался штаб 258-го полка 9-й Гвардейской дивизии 16-й армии. Поэт А.А.Сурков вместе с бойцами этого полка выходил из окружения через минное поле. Под впечатлением этого события им были написаны стихи, а весной 1942 года композитор К.Я.Листов написал музыку песни «Землянка» («Бьется в тесной печурке огонь…»), и с тех пор это любимая песня фронтовиков. В Кашино установлен памятный знак.

Ленино. Крайняя точка наступления немецко-фашистских войск на Волоколамско-Истринском направлении. Здесь оборонялась и наступала 9-я Гвардейская дивизия А.П.Белобородова. Здесь находится мемориальный комплекс, есть экспозиция танков и артиллерии времен войны, историко-военный музей, могила дважды Героя Советского Союза А.П.Белобородова. Здесь находится один из четырех сохранившихся в мире немецкий танк «Тигр». В 2001 году установлен памятник воинам-сибирякам.

Нефедьево. Место ожесточенных боев 1-4 декабря 1941 г. частей 16-й армии. На этотм участке фронта севернее города Дедовска немцы силами более 100 танков пытались пробиться к Москве. Село несколько раз переходило из рук в руки. Установлен памятник на братской могиле.

Никулино. Место подвига бойца 18-й дивизии народного ополчения Т.Лаврищева. В декабре 1941 года, отступая от Истры и пытаясь задержать наши войска, фашисты взорвали плотину Истринского водохранилища. Истра разлилась на 50 метров. Около деревни Никулино была наведена паромная переправа. Когда осколком снаряда был перебит трос парома, 18-летний Тимофей Лаврищев бросился в ледяную воду. Он, схватив трос и подплыв к берегу, передал его солдатам. Силы покинули его, и он утонул.

Ново-Петровское. место подвига семьи Кузнецовых. 17.12.1941 г. они отдали свой дом танкистам 1-й Гвардейской танковой бригаде для строительства моста через р.Маглушу. Одиннадцатилетний Петя Кузнецов провел танки через минное поле, получив при этом сильную контузию. На доме Кузнецовых мемориальная доска.

Рождествено. Село к югу от Снегирей, 8.12.1941 г. в результате кровопролитных боев было освобождено частями 9-й Гвардейской дивизии 16-й армии. Отступая, немцы подожгли все дома в селе и побросали в огонь раненых и пленных красноармейцев. Установлен памятник на братской могиле и памятный знак около школы.

Румянцево. Место подвига летчика В.Е.Ковалева, направившего 14.12.1941 г. свой горящий истребитель на скопления немецких войск. Посмертно награжден званием Героя Советского Союза. В Румянцево ему установлен памятник.
 
11. Список литературы

1. К.М.Чернов «Мемориал воинам-сибирякам». Москва. 2002 г.
2. К.Кувшинов «Истра 1941». Москва. 1975 г.
3. «Книга памяти. Том 8. Истринский район». Москва. 1997 г.
4. С.Б.Лавренко, Е.И.Поляков и др. «Герои Советского Союза Истринского района». Истра 2002 г.
5. http://ada-shagalova.narod.ru
6. Советская военная Энциклопедия. Москва. 1976 г.
7. Москва и подмосковные районы. Москва. 1961 г.
8. По местам великой бытвы под Москвой. Путеводитель. Москва. 1966 г.
9. В.Н.Жуков «Об Истре с любовью». Москва. Наука. 2002 г.
10. А.П.Белобородов «Всегда в бою». Москва. 1978 г.


Рецензии
Спасибо. Отличная историческая повесть. Горжусь своими земляками - сибиряками.

Ирина Гришина 2   24.01.2016 09:31     Заявить о нарушении