Бархан играет в гольф

(Внимание! Данный рассказ является фанфиком по вселенной Трансформеров.)

- Все, я так и знал, - со злостью сказал Громовержец, спуская ноги с дивана. – Начинается!..
Бархан промолчал.
Выла сирена, над входом в отсек мигала криво вмонтированная красная лампа: вторжение. Грабитель, лежавший около кресла Бархана, поднял голову, повел носом, порычал и вновь опустил морду на лапы. Громовержец поскреб в затылке:
- Штаб, главное, новый… Как они нас обнаружили?
Бархан и тут ничего не сказал, хотя оба высказывания были адресованы именно ему. Поднявшись из кресла перед монитором, он медленно зашагал к дверям. Грабитель вскочил и в один прыжок оказался подле хозяина.
- Проклятье! – раздался из коридора полный экспрессии вопль Мегатрона. – Проклятье! План новой операции!.. О, тысяча замкнутых цепей!
Бархан невольно убыстрил шаг.
- Грабитель! Ищи! Искать!
Грабитель покрутил головой, прижав уши, и затем взглянул снизу вверх, ясно давая хозяину понять, что тот полный идиот.
- Ваша точка зрения мне ясна, - вполголоса сказал Бархан, - но позвольте с вами не согласиться.
Из большого зала один за другим выбежали встревоженные десептиконы: Астропоезд, Скандалист и Ревун, за ними – Деформер и Колун. Краем глаза Бархан заметил, что Астропоезд с Деформером были не только без оружия, но даже без крыльев. Значит, опять играли в одну из дурацких землянских игр.
Следующие двадцать минут были потрачены на бессистемные и безрезультатные поиски автоботов, укравших план новой операции. Причем не откуда-нибудь, а прямо из отсека Мегатрона!
Строго говоря, отсеком это и назвать-то было нельзя: это была всего лишь небольшая пещера естественного происхождения. Рядом располагались еще несколько похожих – это и навело Мегатрна на мысль создать в них временный штаб, который весьма пригодился бы в качестве стратегически важной базы – если б удалось осуществить ту самую операцию, план которой был столь беспардонно похищен автоботами.
Между тем поиски ничего не дали. Грабитель посмотрел на Бархана наглым торжествующим взглядом. Автоботов на базе не было.
Разъяренный Мегатрон мрачно отдал приказ прекратить поиски и вернуться в коридор. Когда воины столпились напротив предводителя, тот заговорил – и тон его не предвещал ничего хорошего.
- Значит, так. Судя по всему, я имею дело не с хитрым воровством, а с предательством! – Он обвел присутствующих тяжелым взглядом. – Да-да, кто-то выдал нашу тайну автоботам, и этот кто-то… находится здесь, среди вас! – Мегатрон сверкнул глазами. – И, клянусь Арком, я до него доберусь!
Повисла жуткая тишина.
- Бархан!..
Если и было что-то, чего Бархан в этой ситуации желал меньше, чем выстрела в спину – то, пожалуй, именно такого поворота событий.
- Слушаю, Мегатрон.
- Бархан, операцию по расследованию дела поручаю тебе.
- Ага, ну конечно! – немедленно зазвучал высокий неприятный голос, звук которого Бархан искренне ненавидел – особенно наутро после попоек. – Так нечестно! Почему это Бархану ты доверяешь больше, чем мне? Я протестую!
- Засунь свой протест себе в хвостовой отсек! – взорвался Мегатрон. – Я почти уверен, что предатель – ты, Скандалист!
«Если бы это был Скандалист, все было бы подано с размахом, как шоу… Нет, пожалуй, в этот раз красавчику удастся отвертеться».
- Всё! Все, кроме Бархана, свободны!
Десептиконы не шелохнулись.
- Во-он! Вон пошли, я сказал!
Коридор опустел. Бархан повернулся к командиру:
- Мегатрон, мне нужно будет уточнить кое-какие детали…
- Разумеется, Барханчик! Входи.
Купившись на гостеприимный жест Мегатрона, Бархан сделал шаг в дверной проем – и тут же  розовые лучи пребольно хлестнули его по груди и по коленям. Выругавшись, он отскочил назад – и оказался в объятиях предводителя.
- Дебил, ты наступил мне на ногу!
- Прости. Я был уверен, что защита дезактивирована.
- Вот именно, - потирая рукой ступню, усмехнулся Мегатрон. – И тот автобот, судя по всему, тоже был в этом уверен. Или же ему заранее сообщили секретный код!
Мегатрон выпрямился, нажал пальцем еле заметный выступ на скале, и металлическая панель, замаскированная под камень, отъехала в сторону. Под нею оказался маленький экран и кнопки с цифрами. Мегатрон быстро набрал шестизначное число, и на табло высветилась надпись: «блок снят». Предводитель вошел в отсек, Бархан последовал за ним, размышляя вслух на ходу:
- То есть автоботы, рискуя жизнью, влезли на базу и, воспользовавшись тем, что предатель сообщил код, вошли в отсек… Не слишком ли сложно? Если, мм… десептикон решается на предательство, не легче ли самому переправить информацию автоботам?
Мегатрон повернулся:
- Так или иначе, он должен был знать код! А я сообщал его отнюдь не всем.
Бархан почесал нижнюю часть маски.
- А Скандалисту?
Мегатрон скривился и махнул рукой, точно отгонял назойливого инсектикона:
- Это не Скандалист… Не в его стиле. В общем, Бархан… Мы отвлекаемся. Факты: кто-то один из присутствующих на базе ОТКРЫЛ мой отсек – или сообщил код автоботам. Я всегда блокирую вход, и этот раз, могу поклясться башкой Прайма, исключением не был! Ясно?
Бархан кивнул.
- Файл был уничтожен… да, ровно полчаса назад, - продолжил командир. – Кстати, до сигнала тревоги… Определенно, до сигнала! - Мегатрон задумался, глядя в монитор, диафрагмы его темных, почти черных зрачков сузились – так бывало всегда, когда предводитель с трудом сдерживал приступ бешенства. – Вот ты и разберись, кто это сделал! Я был на командном пункте, ты сидел в одном отсеке с Громовержцем – так? А остальные играли в зале… Все у всех на виду, у всех алиби… У кого процессор оказался незапаян настолько, что он решился на предательство? Найди его и приведи, чтобы я смог придушить тварь собственными манипуляторами! Понял?!
- Да, Мегатрон.
- Всё! Иди. И не забудь, кнопку на выходе надо нажать дважды!
Бархан поспешно ретировался. С внутренней стороны отсека кнопка была лишь одна, ярко-синяя, у самого проема, хорошо заметная на фоне темного камня. Он послушно нажал ее дважды и вышел; лучи сомкнулись за спиной и через несколько секунд стали невидимыми. Бархану не нравились системы такого рода: нажав кнопку один раз, выходящий не включал защиту. Если уж на то пошло, не исключено, что Мегатрон сам оставил отсек открытым, по ошибке надавив кнопку только один раз. Но Мегатрон обычно не ошибается. И если он утверждает, что защита была активирована – значит, она была активирована.
Первым, кого Бархан заметил, выйдя в коридор, был Скандалист. Он стоял у противоположной стены и что-то растирал рукой по поверхности каменного выступа. Заметив Бархана, он нахмурился и стал возить пальцами быстрее.
- Что ты делаешь? – ледяным тоном спросил тот, подходя ближе.
- Надпись стираю, - буркнул Скандалист.
- Ну-ну. «Отсек Мегатрона – налево»?..
- Пошел ты в сопло, Бархан!
Скандалист отнял ладонь от стены и чуть откинулся назад. Заглянув ему через плечо, Бархан не без удовольствия прочел криво написанное и уже частично размазанное утверждение: «Скандалист – мудила!» Орудие преступления – кусок природного мела – валялось тут же, на полу.
- Налюбовался, сыщик хренов? – скривившись, спросил Скандалист и, не дожидаясь ответа, вернулся к своему скорбному занятию.
Бархану стало интересно, соотносится ли оговорка Скандалиста с каким-нибудь постулатом теории Зигмунда Фрейда, но он предпочел промолчать. Дважды быть посланным в сопло в течение одного вечера никак не входило в его планы.
И все-таки, почему именно «сыщик»?..
А вот кто здесь на самом деле мудила, причем полный, так это Мегатрон!.. Любому нормальному трансформеру будет ясно, что задача, поставленная им, неразрешима. Нда… Как там выражались квинтессоны? «Каждый виновен, пока не доказана его невиновность, и даже после этого!»  Да-да, вот именно.
Ладно. Будем искать.

* * * * *
 
Бархан тяжело опустился в кресло и погрузился в раздумья. Грабитель подошел к хозяину, положил морду ему на колени. Бархан механически почесал его за железным ухом, но это привычное движение нисколько его не успокоило.
Ситуация указывала на то, что предатель сообщил автоботам исключительно код, а остальное те доделали сами. Причем неизвестно даже, было ли сообщение кода умышленным, или же кто-то – ну, допустим, Скандалист – сообщал подчиненному – ну, допустим, Громовержцу – эту самую комбинацию цифр. Делал это за пределами базы… А в кустах сидел, ну, допустим, Шершень… А потом этот Шершень…
Да нет уж, если кто-то из автоботов и рискнул бы в одиночку сунуться на базу, кишащую десептиконами, то только в случае стопроцентной уверенности: его не засекут ни при каких обстоятельствах.
То есть, выражаясь примитивнее, это мог быть только один автобот – Мираж.
Логично? Логично.
Впрочем, целесообразно задаться вопросом: а был ли автобот?.. Ведь никаких следов пребывания врага на базе, если не считать загубленный файл, обнаружено не было. А сирена могла взвыть от чего угодно… при грамотном обращении.
Бархан поразмышлял еще какое-то время и нажал кнопку на плече:
- Лазерник, на вылет!
Кассета, вылетевшая из его груди, трансформировалась в ястреба. Птица, описав плавный полукруг, села Бархану на плечо. Тот слегка повернул голову, строго сказал:
- Операция «разведка». Цель – штаб автоботов. Критерий записи – похищенный файл. Возможная конкретизация – Мираж.
Лазерник, царапнув когтями по синей стали, спрыгнул с плеча хозяина, поднялся вверх и спустя мгновение исчез в дверном проеме.
Итак, пока Лазерник занят сбором информации, есть время поразмыслить еще. Бархан поудобнее устроился в кресле и перевел оптические датчики в автономный энергосберегающий режим. Отсек погрузился в мягкую полумглу, стены заволокло туманом, и сквозь его пелену лишь тускло мерцал монитор – да и то казалось, будто компьютер стоит где-то очень далеко.
Итак…
Итак, следует восстановить картину с самого начала. Файл уничтожен, это факт, а раз преступление налицо – значит, должен найтись и виновник.
Ситуация осложнялась тем, что у абсолютного большинства подозреваемых – в том числе и у проклятущего Скандалиста – было не то что железное, а прямо-таки титановое алиби. В тот момент, когда неизвестный некто проник на базу, основная часть десептиконов, говоря откровенно, маялась дурью. Играли в идиотскую игру, суть которой заключалась в том, что водящий отключал оптические датчики и, наткнувшись на одного из игроков, должен был наощупь определить, кто это. Понятно, наткнувшись на Астропоезда и ощупав его крылья, ошибиться трудно. Поэтому перед игрой многие снимали особо характерные детали (а порой даже менялись ими), чтобы играть было интереснее.
Как объяснили Бархану, на начальной стадии игры специально выбранный комментатор гасит свет, а игроки, включая водящего, начинают перемещаться по залу. Так продолжается около 30 секунд, после чего комментатор кричит: «Раз, два, три – лови!», а после ответного возгласа водящего «поймал!» свет зажигают – и вот тут как раз начинается самое интересное.
Непосредственно перед тем, как раздался вой сирены, водил как раз Скандалист. Комментатором был Громила; он же включал и выключал свет.
Опрос свидетелей (или нет, все-таки, наверное, подозреваемых) показал следующее: Громила погасил свет, все начали бегать, сталкиваясь в темноте. Когда десептиконы окончательно перемешались, кассетник крикнул свое «лови!» - и, по всеобщему признанию, довольно быстро раздался вопль Скандалиста:
- Поймал!
Вспыхнул свет; обнаружилось, что пойман Колун. Скандалист принялся ощупывать его, Громила, не стесняясь в выражениях, комментировать; остальные, давясь от смеха, глядели на этот спектакль. Потом Скандалист радостно сообщил:
- Колун! – и включил оптические датчики.
А спустя пару секунд прозвучал сигнал тревоги. Дальнейшее известно.
Ну что ж… Мы теоретически имеем три наиболее вероятных варианта развития событий. Первый: преступник сделал все сам, и автобот забрал информацию непосредственно у него; второй – преступник только снял блокировку входа в отсек Мегатрона, и третий – предатель заранее сообщил код автоботам.
Как ни печально, но на данном этапе расследования последний вариант придется отмести – это, скажем так, уравнение со всеми неизвестными. Сообщить код автоботам мог любой, кто его знал.
Попробуем сконцентрироваться на первых двух вариантах.
Бархан положил ногу на ногу; погладил пальцами подбородок. Прежде всего следует уточнить список подозреваемых. Помимо Скандалиста, Колуна и Громилы, в игре участвовали также Ревун, Деформер, Астропоезд, Тупик и Мотомастер. Это в некотором роде облегчает задачу, так как Ревун и Деформер кода не знали. Хорошо. Кто у нас остается?
Скандалист, Колун, Громила, Астропоезд, Мотомастер. Уже лучше.
Скандалист. Если верить показаниям свидетелей, свет обычно не горит секунд 30-35, и плюс еще 10 – промежуток между выкриком комментатора и ответом водящего. Учитывая то, что в сходной ситуации обычно кажется, что прошло значительно больше времени, вряд ли чистое итоговое превышает 45-50 секунд. Возможно ли, чтобы за такой короткий срок Скандалист выскочил в коридор, добежал до отсека Мегатрона, снял блокировку, влетел внутрь, скопировал файл, уничтожил оригинал, передал копию автоботу, а потом вернулся в зал, погасил оптические датчики и схватил Колуна?
Разумеется, нет. Даже если б Скандалист умел телепортироваться, как Деформер, это бы ему вряд ли помогло. И главным образом потому, что прозвучавший через несколько секунд сигнал тревоги Скандалист включить никак не мог – и тому есть семь свидетелей.
Однако… Успел бы этот гонорливый бездарь, воспользовавшись темнотой, выскочить в коридор и снять блок, дабы…
Да, безусловно.
Далее… Громила. То же самое – разве что ему требовалось не вбежать в зал, а остановиться прямо у дверей: ведь именно он включал и выключал свет. Но целиком провернуть операцию по уничтожению документа он точно так же не мог.
Колун… Абсолютно так же.
Астропоезд и Мотомастер… Вот тут и начинаются нюансы. Понятно, в первые минуты внимание приковано лишь к водящему и его «жертве». Вполне вероятно, что кто-то из игроков мог отсутствовать несколько дольше, чем был погашен свет, и войти уже во время «представления». И, конечно же, Громила, хоть и находился у выхода, стоял спиной к дверному проему. А это значит, что Астропоезд с Мотомастером имели в своем распоряжении не 40 секунд, а 1-2 минуты, и это как минимум.
Но если никакого автобота не было, зачем включать сирену и в конечном счете попадать под подозрение? Не легче ли передать врагу информацию втихаря? Да и кто, каким образом мог включить эту мерзость?
А если автобот был, то что помешало предателю вернуться и, грубо говоря, закрыть за ним дверь? И каким образом он проник на базу? Кто его впустил?
Очевидно, автобот все-таки был – просто, уходя, он зацепил луч индикатора, и сработала сигнализация. После чего вернуться и блокировать вход в отсек Мегатрона стало для предателя уже невозможным. Да, скорее всего, именно так.
Хотя – а есть ли смысл запирать отсек снова? Ведь пропажу все равно обнаружат!
Бархан поерзал на месте и откинулся на спинку кресла. Нет, воля ваша, возможно, так все и произошло – но, говоря откровенно, сама теория уже напоминает бред сумасшедшего. Это галиматья. Если уж дес решается на предательство, то преподносит его, как изысканное блюдо: готовит долго и подает с шиком. Вроде Скандалиста с его идиотскими боевиконами. Здесь же налицо какая-то поспешность, спонтанность, импульсивность действия.
Нет, все это… загадка.
Не смешно.
Бархан не признался никому (да и не собирался, в общем-то, этого делать), что ввиду досадной случайности, приключившейся непосредственно с ним, одним подозреваемым в этой истории становится больше. Дело заключалось в том, что он задремал, сидя перед компьютером, и проснулся именно от воя сирены. И если б он проспал лишь несколько минут! Но он провел в объятиях Киберморфея целых полчаса: когда отключался, часы в углу монитора показывали 16:28; сигнал тревоги прозвучал в 17:03.
Таким образом, Громовержец, все это время лежавший на диване за спиной у Бархана, на самом деле имел замечательную возможность там не лежать – а также предостаточно времени, чтобы не только впустить автобота и даже лично скопировать файл, но и вынести этот файл вместе с компьютером Мегатрона.
Но был ли смысл идти на такой риск? Ведь товарищ по оружию мог проснуться в любой момент! И, опять же: если в распоряжении Громовержца была такая уйма времени, то почему он не отключил  в придачу и сигнализацию на входе?
Нет, нет, все это определенно ерунда. Этак можно додуматься до того, что Мегатрон, осознав несостоятельность нового плана, решил избавиться от него хитроумным способом, да заодно еще бросить тень на Скандалиста!
Бред.
…Хотя Мегатрон был один на командном пункте, и никто за ним не наблюдал…
Бархан хмыкнул, представив себе, как Мегатрон, озираясь, крадется в собственный отсек, уничтожает файл, выходит в коридор… замечает маняще бесхозный кусок мела, пишет на стене «Скандалист – мудила!» и на цыпочках возвращается в главный зал, где тут же нажимает кнопку тревоги…
Потрясающе. Как выражаются автоботы, дальше ехать некуда.
…А любопытно было бы знать, кто автор той надписи на стене, и когда она появилась. Может быть, она была сделана для того, чтобы дать возможность Скандалисту задержаться в коридоре, не вызывая ни у кого подозрений – дескать, он просто стирает оскорбительное слово?
Бархан поднялся, решительно прошагал в коридор. Да, вот то самое место: чуть правее входа в отсек Мегатрона и несколько левее входа в зал, где веселились его подчиненные. От надписи осталось лишь размытое пятно, но вот значительно выше его… Бархан внимательно посмотрел на крупный камень – что-то в нем не так. Осторожно потрогал холодную неровную поверхность, нажал… Вытянул шею и невольно оглянулся – потому что камень поддался. Он не был частью скалы. Над пятном  располагалась ниша естественного происхождения. Не без волнения вытащив валун, встав на носки и засунув  руку в нишу, Бархан попытался нащупать какой-либо предмет, неизвестную улику – но его надежды не оправдались: пальцы осязали лишь шершавый камень. Ниша была пуста. А между тем дыра в стене была величиной едва ли не с грудной отсек Бархана!
Он активировал вмонтированный в очки ультрафиолетовый тестер, но просветка ниши также ничего не дала. Никаких следов! Лишь ниже, около бывшей надписи, обнаружились несколько капель энергона. Брызги, а они могли взяться откуда угодно. Это не улика. А жаль…
Бархан готов был признать, что на данном этапе следствие, как говорится, зашло в тупик – но в эту секунду по коридору метнулась стремительная тень с хищно растопыренными крыльями: вернулся Лазерник. Бархан открыл крышку грудного отсека, Лазерник немедленно трансформировался и прыгнул внутрь. По его поведению было ясно: разведчик вернулся не с пустыми когтями. Вопрос только, что за новости он принес… Бархан прошествовал к своему креслу, устроился поудобнее и включил запись.
«Стало быть, они планировали грабить танкеры, которые держали курс мимо этого мыса?»
Голос Оптимуса Прайма звучал четко, совершенно узнаваемо, помех почти не было. Ай да Лазерник… Где он там прилепился, интересно, да так, что автоботы его не засекли?.. Отличная работа…
Оптимусу ответил другой голос: повыше, потише; манера речи была совсем иной. Обладатель голоса как будто взвешивал каждое слово, точно колебался – и от этого возникало ощущение, что он чего-то не договаривает.
«Ну да… Они собирались их грабить. Теперь-то, надеюсь, передумают».
«Да уж, и я надеюсь. Этот штаб далеко от берега?»
«Нет, не очень. Пещеры естественные. Думаю, они недавно там обосновались. Защиты практически нет. Я просто нашел пещеру Мегатрона, вошел внутрь, уничтожил документ и вышел обратно… Единственное, конечно – на выходе зацепил защитный луч. Так что работа с помарками!»
«Я же просил тебя не рисковать!»
«Ну, Оптимус…»
«Э-эх… Ладно. Луч зацепил – ничего страшного. Не переживай. Зато они на танкеры нападать уже не посмеют. Отправим аэроботов патрулировать этот квадрат, пошлем предупреждение в порт отправки. Пусть только сунутся – получат по соплам!»
Раздался щелчок, и запись кончилась. Лазерник в своем репертуаре: вечно выключает диктофон на самых жизнерадостных обещаниях врагов.
Бархан узнал того, кому принадлежал второй голос, записанный на пленке. О, с каким наслаждением он оборвал бы этому тарантасу все, что торчит! А оставшееся вкатал бы в асфальт!.. Разрушителем!.. Проклятый Мираж, чтоб его разнесло от некачественного бензина!
Значит, автобот был. И именно он скопировал файл, а затем по неосторожности включил сигнал тревоги. Но из рассказа этого автогада явственно следовало, что никто никакой код ему не сообщал – и уж тем более не встречал у входа с распростертыми объятиями. Но не можел ли быть так, что автобот солгал Прайму? Нет, увы! Автобот, врущий командиру, случай редкий, Бархан знал это достаточно хорошо.
Так что же получается? Значит, никакого предательства не было, и вход в отсек Мегатрона оказался разблокированным совершенно случайно?.. Может, он  действительно забыл включить защиту? Или произошел досадный сбой системы, позволивший автоботу проскользнуть в отсек?
Или все-таки был КТО-ТО, кто умышленно снял лучевой блок, выскочив в коридор во время игры? Может быть, он даже не подозревал, что возле штаба крутится шпион? Может, хотел просто напакостить Мегатрону? Чтобы тот кинулся проверять, все ли на месте…
Тогда этот таинственный кто-то, без сомнения – …
- Ну как, мыслительный процесс в разгаре? Шестеренки крутятся?
Бархан повернул голову. В отсек вошел Громовержец, плюхнулся на диван, нашарил ногой сброшенный на пол пульт от телевизора, поднял его и нажал на кнопку. Экран вспыхнул, засветился белым – возникло изображение: улыбающаяся землянка выдавливала из пакета какую-то белую дрянь, похожую на расплавленную пластмассу.
- Прикинь, Бархан, они это жрут! – бесцеремонно сказал Громовержец и громко захохотал.
Бархан счел целесообразным промолчать.
На звук телевизора зашел Скандалист, за ним – Астропоезд. Они уселись рядом с Громовержцем и принялись с удовольствием комментировать все, что происходило на экране – нисколько не стесняясь присутствия Бархана.
…Может быть, это все-таки не Скандалист? Может, Громовержец? Или Астропоезд? Но кому, кроме Скандалиста, была выгодна такая дурацкая шутка со снятием защиты?
Нет, видимо, нужно идти к Мегатрону и сдаваться. Задача неразрешима. Но, по крайней мере, он сможет утверждать, что почти наверняка предательства не было, и снятая блокировка – либо чья-то неостроумная шутка, либо просто неудачное стечение обстоятельств.
Эх, сейчас бы нажраться в базуку и не думать ни о чем! Да не получится: в связи с провалом двух последних операций Мегатрон отдал приказ жестко экономить энергию, и теперь всем полагается не более одного энергокуба в сутки. Хочешь – выдуй одним махом, опьяней, а потом сиди неподвижно, дабы не тратить силы, а хочешь – растягивай на весь день…
Бархан предпочитал растягивать. А вот Деформер, между прочим, не поберегся, и, судя по всему, хватанул сразу весь куб – его и вынесло… Интересно, как он дотянет до завтрашней дозы без утреннего опохмела? А опохмел там определенно понадобится: уже на допросе Деф внятно издал только три звука: икнул, злобно хихикнул и рыгнул. Впрочем, ему простительно: несчастная любовь. Но об этом не сейчас. Об этом как-нибудь потом. И хорошо еще, что Мегатрон не знает о захватывающих приключениях своего подчиненного!
- Отдай пульт! – грубо потребовал Астропоезд.
- Манипуляторы не тяни! – взвизгнул Скандалист. – Не дам!
За спиной у Бархана завязалась потасовка.
- А-а, душат! – завопил Скандалист. Картинка на экране мигнула и исчезла – видимо, в пылу борьбы кто-то случайно нажал кнопку на пульте.
- Нет, ты все-таки мудафон, транзистор твое реле, - вполголоса сказал Громовержец. – Закоротишь пульт, я тебя обесточу!
- Засунь его себе в сопло! – гордо ответил Скандалист.
Бархан не выдержал и обернулся: ему невыносимо захотелось лицезреть эту сцену. Скандалист валялся на диване, суча в воздухе ногами. Голова его лежала на коленях Астропоезда, который, ловко прижимая соратника одной рукой, второй давил его за шею. Рядом с Астропоездом сидел хмурый Громовержец с пультом в руках. Пауза длилась недолго:
- Сканд, ну просили тебя, чтоб переключить канал, один раз нажимать, а не десять!
- Я и нажал один раз, чего ты прицепился?! Астропоезд, гнида железная, пусти, задушишь же!
- Одним Скандалистом больше, одним Скандалистом меньше…
- А-а! Я буду жаловаться!
Громовержец включил телевизор вторично, разыскал спортивный канал в надежде увидеть гонки или хотя бы футбол, но ему не повезло: транслировали гольф. Полный человек, примериваясь, махал клюшкой у белого шарика, все не решаясь ударить – но наконец сильным движением отправил его в полет. Картинка сменилась: на зеленом фоне поля возникла лунка и воткнутый в нее шест. Какой-то момент кадр был мертв, неподвижен – но вот, взявшись словно бы ниоткуда, на ковер лужайки шлепнулся мяч; подскочил, подкатился прямо к лунке и остановился буквально в нескольких ярдах от нее.
- Какой великолепный удар! – произнес за кадром комментатор.
- Это ж с какой точностью надо трахнуть по шарику! – перевел Скандалист. – Главное, никакого тебе лазерного прицела, одни манипуляторы… Во дает, чмо белковое!
- Да, нехило так рассчитал! – подхватил Громовержец.
Внезапно Бархан дернулся, резко встал с кресла и молча вышел из отсека – настолько стремительно, что троица на диване притихла и проводила его удивленным взглядом.
- Чё эт с ним? – поинтересовался Астропоезд.
Скандалист посмотрел снизу вверх и ехидно предположил:
- Должно быть, понос!
- А может, он догадался? – тихо спросил Громовержец.
Астропоезд отпустил Скандалиста. Тот сел; оба уставились на Громовержца.
- Но это же был не ты? – внезапно посерьезневшим тоном спросил Скандалист.
Громовержец посмотрел на него долгим взглядом:
- А я думал, что это ты…
Скандалист переглянулся с Астропоездом, а потом помотал головой:
- Нет, на этот раз не я…
Дальнейшая часть трансляции прошла в напряженном молчании.

                                           *      *      *      *      *

К отсеку Мегатрона Бархан почти что подбежал. Он только что побывал в энергохранилище и теперь был практически уверен, что знает разгадку. Оставалось лишь уточнить кое-какие детали. Остановившись прямо напротив дверного проёма, Бархан слегка помедлил, а затем крупными шагами замерил расстояние от отсека Мегатрона до ниши, от ниши до зала, вернулся, набрал код, вбежал в отсек и спустя несколько секунд выбежал оттуда – и лишь тогда заметил, что из дальнего конца коридора  за ним с интересом наблюдает Мегатрон. Бархан вытянулся, справедливо полагая, что командир должен высказаться первым.
Мегатрон подошёл ближе, кинул взгляд в отсек, потом посмотрел куда-то за плечо Бархана и усмехнулся:
- Эк тебя прёт, Барханчик!
- Разрешите доложить…
- Ну, - с неподдельным интересом произнёс командир.
- Задание выполнено, Мегатрон.
- Ты знаешь имя предателя?!
Блик от лампы скользнул по очкам Бархана. Он кивнул:
- Знаю, кто это сделал. И как. Вот, - он протянул руку и помахал ею в дверном проёме: лучей не было, защита отсутствовала. – Я сейчас проверил. Повторил его действия.
- Так… кто это?.. Ну. Бархан, говори! Кто предатель? – глаза Мегатрона сверкали.
Бархан покачал головой:
- Он не предатель. Он просто мелкий воришка.
- Мелкий воришка?! – на десяток децибел громче, чем сигнализация, взвыл Мегатрон. – Это ты называешь «мелким воришкой»?!
Бархан снова кивнул:
- Да. Идём, я всё объясню. Вернее, он сам всё расскажет. Если…
- …пытать? – оживился Мегатрон.
Бархан неприятно хихикнул:
- Если сможет.
- Да скажи наконец, кто это?!
- Деформер…

*    *    *    *    *

Несмотря на достаточно толстую стену, звуки из соседнего помещения долетали весьма чётко: истеричные вопли Мегатрона, перемежавшиеся глухими ударами по чему-то пустому и совершенно безучастному.
- Бьёт, - мрачно вздохнул Астропоезд и затянулся сигаретой.
- Башню оторвать грозится, - кивнул Громовержец. – И ноги из пазов выдернуть.
- Главное – завтра утром убедить Дефа, что это он ночью с койки свалился и ушибся немного, - вполголоса сказал Скандалист. – Сейчас-то ему всё до взлётной полосы… Астропоезд, гнида, я же просил до фильтра не докуривать! Дай сюда! Дай хабарик, я сказал!
- Не дам!
Завязалась потасовка.
Бархан сидел в своём кресле, не шевелясь; рядом, положив голову на передние лапы, дремал Грабитель. По правде говоря, Бархан не хотел, чтобы всё закончилось именно так. Но и особенно жаль избиваемого Деформера ему не было: сам виноват.
- Бархан! – позвал Громовержец. – А, это… Типа он правда нас не предавал?
- Да, - не оборачиваясь, ответил ответил Бархан. – Скибертронил один энергокуб и спрятал в нише. Периодически тайком к нему прикладывался… А во время игры, когда погас свет, решил допить.
- Выбежал, а там автобот?
Бархан покачал головой и поднялся с кресла:
- Нет. Он не знал про автобота. И не выбегал. Попробуйте сами лезть к выходу на ощупь в полной темноте. Он просто телепортировался в коридор. Точнее, это он думал, что в коридор… Наводки должной не было, и он попал в отсек Мегатрона. Кинулся в проём, напоролся на лучи… и снял защиту, нажав кнопку на стене. Допил всё, что оставалось в ворованном кубе и вернулся в зал. Вот и всё.
- А вход к Мегатрону остался открыт?
- Да. Он понятия не имел, что для активации защиты при выходе кнопку нужно нажимать дважды. Он даже не знал кода.
- Вот оно как… - протянул Громовержец, обмозговывая услышанное.
Звуки за стеной стихли.
- Перестал, - констатировал Астропоезд, отпуская Скандалиста. – А Мираж просто воспользовался моментом?
Бархан кивнул. Скандалист, выпрямившись, поморщился и потёр шею:
- А какой удод ту надпись на стене нацарапал? Тоже Деф, что ли?
- Предположительно - да. Увидел мел и не сдержался…
Скандалист вскочил и с воплем «порву на запчасти!» бросился вон из отсека. Однако далеко убежать не смог, так как прямо в дверном проёме столкнулся с Мегатроном - и с ласковым «ой!» обнял командира за плечи.
Ничего преступного в этом поступке не было, и Мегатрон несколько наносекунд соображал, в чём на сей раз обвинить зама, и наконец рявкнул:
- Опять курил?!
- Нет! Честное десептиконское! Я не курил! Я… с Астропоездом разговаривал! И он на меня дыхнул!
- Такое впечатление, что он тебя поцеловал, - зло заметил Мегатрон и, оттолкнув Скандалиста, вошёл в отсек. – Бархан!
- Да, командир.
- Деформер во всём сознался. Ловко ты его раскусил!
Бархан кивнул, слегка пригнув торс – вышло похоже на глупый, неуклюжий поклон. Предводитель продолжил:
- Вернёмся на базу, получишь премию. Если, конечно, я не передумаю! Скажи: тебе помог кто-то или ты сам догадался?
- Помогли. Лазерник, Громовержец и Скандалист.
- Я? – удивился Громовержец.
- Ну, Лазерник – понятно; а эти двое? - удивился Мегатрон.
Бархан повернулся к Громовержцу:
- Он упомянул, что кнопку нужно нажимать только один раз. А он, - Бархан кивнул на Скандалиста – сказал о точности расчёта силы удара.
- Чудесно, Барханчик! – усмехнулся Мегатрон. – Что ж, теперь у меня есть персональный следователь! Я полагаю, больше ни один дебил не захочет оказаться на месте Деформера! И различные идиотские выходки среди офицерского состава прекратятся!
Астропоезд и Громовержец согласно кивнули; Скандалист подбоченился и выдал:
- Ну, если помощникам следователя тоже выплатят премию – тогда непременно прекратятся!
Бархан имел на этот счёт совсем другое мнение. Но предпочёл промолчать.


30.03 – 01.04.2006
Санкт-Петербург


Рецензии