Вещь. О диалоге культур

Посвящается музеям, музейным работникам, музейной деятельности
и всему музейному фонду Российской Федерации


Хэнтэйскому отряду достался неопытный водитель. Николай уговаривал, льстил, интриговал, чтобы им оставили старого, проверенного Алексеича – всё было бесполезно. Дали зеленого, глупого, первый раз в Монголию приехавшего и за рулём «шишиги» отроду не сидевшего. Два рейса от Багануура Николай сделал вместе с ним, на третий, скрепя сердце, отпустил одного. Не стоило так поступать. Балбес не захотел опять ехать в брод, как все нормальные люди ездят, а попёрся через мост. Сто лет простоял этот мост и еще, дай Бог, простоял бы столько же – если бы не этот балбес на «шишиге».

Прогнившие бревна не выдержали тяжёлой машины, водитель и опомниться не успел, как она рухнула в прозрачные волны Керулена. Вынырнул, отплёвываясь и цепляясь за торчащую над водой верхушку кабины, увидел, как стремительное течение уносит вылетевшие из кузова ящики с экспедиционным оборудованием. Что уж тут дергаться – самому бы выбраться живым…

Четыре дня спустя на небольшом кочевье старик задумчиво перебирал содержимое красивого звонко-оранжевого ящика. Священный Хэрлен принёс в подарок старому Тумэнжараалу дивные вещи, из которых можно было извлечь много пользы и радости. Старик окунул щепоть в неглубокую плошку с аракой, брызнул духам степи на все четыре стороны, пробормотал благодарственное обращение и принялся раскладывать вещи на несколько кучек по предназначению. Вот эти пучки тоненьких разноцветных ленточек, если их нарезать кусочками, замечательно сгодятся, чтобы развешать их хадагами на обо за перевалом Их-Тенгерийн-Даваа, эдзены долины будут рады человеческому вниманию. Плотные черные диски, которые так хорошо режутся ножом, станут замечательными подошвами для сапог. Маленькие серебристые штучки, разнообразные и приятно блестящие на солнце, хорошо украсят первое праздничное платьице его правнучки. А эта дивная металлическая, загнутая на конце штуковина, если отломать от неё некоторые лишние выступы, превратится в замечательную кочергу. Да и сам оранжевый ящик хорошо украсит интерьер юрты. Можно будет выбросить старый, наверняка уже приевшийся онгонам, дом духов, и отдать им этот, новый и красивый. Только надо будет вырезать в нем несколько широких отверстий, чтобы онгоны хорошо видели, что происходит в юрте, и вовремя могли придти хозяину на помощь.

Старик легко вытянул из кожаных ножен узкий, тяжелый нож. Прекрасный безлинзовый рефрактометр РЛ-7, приобретенный в начале года за совершенно сумасшедшие деньги и так и не освоенный Институтом, стремительно обращался в груду хлама…

В это же время в далекой и прекрасной Москве, в высоком светлом здании Института этнологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая, молодой доктор наук в восторге изучал только что поступившее из Хэнтэйского аймака удивительное, потрясающее седло. Это было седло нойонов, бывших правителей верховий Онона и Керулена, доставшееся Валентину Дмитриевичу благодаря расторопности его научных сотрудников. Оно всё было украшено изумительными аппликациями из цветной кожи, выполненными в зверином стиле. Бесценные материалы Пазырыкских курганов – прямые, несомненные аналоги халха-монгольского седла – стояли перед мысленным взором потрясенного ученого. «Невероятно, немыслимо, через почти две тысячи лет», – бормотал он, поглаживая пальцами удивительный артефакт. Молодой доктор наук радостно представлял те замечательные вещи, которые он обязательно сделает с этим седлом. Для начала он слегка пропитает бутералью многослойную кожу цветных аппликаций. Потом осторожно подклеит отстающие лоскутки и подумает, что можно сделать с небольшими трещинами на сгибах – медленно, бережно, предельно осторожно. Потом сделает фотографии с очень тщательно выставленным светом и посадит лаборантов за прорисовки. А через полгода сделает доклад на Степном конгрессе – с красочной, великолепной компьютерной презентацией, и опубликует статью в «Вестнике». Как обрадуется за него Леночка и как обзавидуется неприятный Ростислав Леонидович!

Погруженный в мечты доктор наук видел живую лошадь один раз в жизни – на первом курсе, во время полевой практики. Он так и не смог заставить себя подойти в этому огромному зубастому животному с резким запахом пота и тяжелыми копытами. Но здесь, в тиши кабинета, обихаживая теперь уже музейное седло, он ясно представлял себе стремительную лавину халха-монгольской конницы, несущуюся в атаку, а впереди неё – в удивительном седле с зооморфным орнаментом – он, могучий и статный нойон, несколько похожий лицом на самого Валентина Дмитриевича.

Жаль только, что не получится провести исследования замечательного седла на новом рефрактометре – сожалел учёный. Эти идиоты-подчиненные зачем-то потащили ценнейший прибор в поле и утопили его в Керулене вместе с 66-м ГАЗоном…

Жаль, думал старик Тумэнжараал, в раздумье поглаживая мягкую, шелковистую полоску, срезанную с длинной палки, лежавшей в замечательном оранжевом ящике. Очень жаль, что не удастся использовать этот изумительный материал для того, чтобы обновить обмотку луки дедовского седла – сорванец Саруулка давеча потихоньку умыкнул его и обменял у проезжих людей на батарейки для своего «плэйра». Примерно наказанный негодник уже три дня как был отослан на дальнее пастбище – не только без «плэйра», но и без порток – как хочет, так пускай и обходится, справедливость в какой-то мере восторжествовала, но седла все равно было жалко.

Зачем оно могло понадобиться этим пришлым людям, – размышлял старик. Ведь они ездят только на своих дурацких машинах и понятия не имеют о том, с какой стороны подходить к коню…


Рецензии
Столкновение культур... Философия, однако.

Виларен 2   15.05.2011 21:38     Заявить о нарушении
Не столько столкновение, сколько непонимание ;-)

Этот рассказик стал результатом ударной работы ЭФЗК аркаимского музея -экспертной фондово-закупочной комиссии, коей я некоторое время председательствовал. Собственно, ничего "закупочного" в ее деятельности не было - это просто стандартное наименование такого органа для всех музеев, а занимались мы вопросами постановки на музейный учёт огромного количества различных предметов, добытых в ходе археологических и этнографических экспедиций за много-много лет, и находившихся все эти многие годы лишь на предварительном полевом учете - а тут возник аврал, ну и мы, так сказать, авральной командой, не поднимая голов, несколько месяцев работали, помогаю главному хранителю фондов... И каждую фиговину надо оформить правильно со всех сторон, измерить, описать, атрибутировать, маркировать, и т.д. и т.д. Вот тогда и возникла эта мысль - о разной ценности разных вещей в разных культурах - не денежной ценности, понятно, а именно культурной. Они этой штукой свиней забивали, а мы тут ее в миллиметрах измеряем и диссертации о ней пишем ;-)

Федор Петров   16.05.2011 01:50   Заявить о нарушении
Для них это был ширпотреб, а для вас - что то вроде флешки с архивом.

Виларен 2   16.05.2011 22:20   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.